Дюбуа буквально чувствовал, как Самарис сканирует его взглядом, пытаясь уловить подвох в малейшем его слове, мимике или движении. Бедный греческий мальчик. Ему придётся очень сильно постараться; вряд ли Марселин рассказывала ему о болевых точках своего старшего брата — это не та тема, о которой беседуют на свидании перед сексом или непосредственно после. Обен подавил саркастичный смешок, так и рвущийся наружу от собственных мыслей, и кивком головы пригласил Алека следовать за собой, обратно в кабинет. Распахнув двери, он тактично пропустил гостя вперёд, чтобы прикрыть их за собой, отрезая от остального дома. [читать дальше]
Место действия: Арденау, 2019 год
СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ: Tamerlan Tsoi (до 21.10)
СУДНАЯ НОЧЬ: Scarecrow (до 02.10)
ЗНАНИЯ - СИЛА: Noëlle Trudeau (до 22.10)
Добро пожаловать на Actus Fidei!

Тайна пропажи магии наконец раскрыта, но какова цена победы над Злом? Закрытие Врат поделило современную историю человечества на "до" и "после": люди с Даром объявлены вне закона, Церковь практически истреблена, а ведьмы и колдуны снова подвержены гонениям. И когда ситуация казалось бы и так хуже некуда, из тени веков на свет вновь показалась старая угроза - Иные...

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 5.1 «сопутствующий ущерб»


Глава 5.1 «сопутствующий ущерб»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ГЛАВА V: IT'S NOT TIME FOR THE INHUMAN RACE
Часть первая: Сопутствующий ущерб
https://i.imgur.com/fBCrZpJ.png

Athena Cornwallis, Anselm Lawman, Philip Crawford, Yury Tsoi, Alec Samaris, Rosemary Lawman, Tamerlan Tsoi (до 21.10)

Время и место действия: Греция, Афины; 2 февраля, 2019 года.
Описание: Когда Церкви (не без помощи своего неизвестного советника) удалось локализовать место, где сходятся мир Земной и мир Подземный, впоследствии получившее название "Врата", Братство, как извечный и верный союзник Официума в борьбе со злом, получило указание - стянуть все имеющиеся у них силы к берегам Средиземного моря и ждать сигнала. Правительствам всех близлежащих территорий - особенно острова Крита, в ущелье которого и должны были сойтись войска Господа и легионы Сатаны - настоятельно рекомендовалось эвакуировать население как можно дальше от прибрежной зоны. Не все последовали совету, а где-то, где верхушка власти прислушалась к словам церковников, сопротивление оказали сами люди, не желавшие покидать земли, в которых они родились и выросли. Тревожное ожидание битвы растянулось на несколько недель. И вот решающий для человечества день наконец настал. И пока клирикам предстояло стать первой линией обороны простых смертных от полчищ рвущихся из Преисподней нечисти, собравшимся на континенте стражам и примкнувшим к ним представителям колдовского мира суждено было взять на себя роль последнего рубежа защиты и принять бой далеко не на равных с хлынувшими в этот мир армиями темных на улицах различных городов. Для кого-то, возможно, свой последний бой. Но они пока еще об этом не знают. Ровно как и не знают того, что сопутствующий ущерб от закрытия Врат в конечном счете составит миллионы человеческих жизней по всему миру.

+6

2

Trevor Morris – In Your Heart Shall Burn
[indent] По-хорошему, ей бы стоило воспользоваться теми привилегиями, что были даны ей по праву рождения, и остаться на родном острове, наблюдая за происходящим по многочисленным трансляциям, которые запускали либо до безумия отверженные журналисты, всё ещё беспокоящиеся больше за рейтинги, нежели за свои жизни, либо обычные люди, отказавшиеся покидать свои дома, даже если это означало для них верную смерть. Может, надеялись, что именно их пронесёт. Что именно их Бог убережёт от полчищ чудовищ, которые вот-вот должны были выползти на поверхность.
[indent] По-хорошему, ей бы стоило послушаться Мортимера, который спокойно, но при этом достаточно прямолинейно заявил, что предпочёл бы видеть свою внучку в безопасности, а не где-то там, на большой земле, где её жизнь перманентно была бы под угрозой, особенно в столь неспокойное для всех время. Но Афина не могла позволить себе остаться в стороне. Смотреть, как люди пачками умирают, пока на улицах орудуют тёмные души и демоны? При этом осознавая, что ты мог помочь? Корнуоллис бы не простила себе такое малодушие – если, конечно, им всем суждено было пережить грядущий Апокалипсис. Разумеется, добросовестные христиане не теряли веры в своих защитников, клириков, которые должны были выйти на решающую битву с порождениями Преисподней, но ведьма всегда относилась к подобным вещам куда более спокойно и рассудительно. Не отрицая существование гипотетического создателя всего человечества, в вопросах выживания она предпочитала полагаться лишь на саму себя. На Земле за всё время её существования было столь много войн и ужасов, унесших миллионы, если не миллиарды, людских жизней, что надеяться на благосклонность одной лишь веры и её последователей из плоти и крови было попросту неразумно. Тем более, что сопутствующий ущерб был неизбежен при любом раскладе, и именно желание максимально его сократить привело девушку в столицу одной из древнейших стран мира. Иронично ли будет погибнуть в городе, название которого столь схоже с твоим собственным именем?
[indent] — Я почему-то была уверена, что все члены вашей семьи останутся охранять собственные территории – в крайнем случае охватят всю остальную Скандинавию, – пытаясь хоть как-то разрядить обстановку, Афина обратилась к Филипу, вместе с которым они считанные минуты назад спустились по трапу самолёта, предоставленного им Мортимером ради перелёта в Греции. «Если я не могу уговорить тебя остаться, пускай хотя бы дорога будет максимальной комфортной», – такими, кажется, были его последние слова? Колдунья была благодарна своему дедушке за оказанную помощь и доверие. Она не держала на него зла за то, что сам он и не подумал о том, чтобы присоединиться к этой спасательной (если не суицидальной) операции: глава их семьи сделал слишком много хорошего для этого мира за свои семьсот с лишним лет, чтобы испытывать муки совести и рваться в бой при любой возможности. По крайней мере, если всё закончится не слишком плохо, он сможет сохранить их остров в целости и ей будет куда возвращаться. Если.
[indent] Несмотря на то, что в их своеобразном тандеме патент имелся лишь у неё, помощь Кроуфорда, судя по всему, отвергать никто не собирался: вместо этого сотрудники аэропорта (те из них, кто всё ещё сохранил лицо и не ударился в панику вместе с пассажирами, которые намеривались как можно скорее покинуть страну) оперативно сопроводили прибывших на выручку представителей колдовского сообщества к выходу, где их ожидал молодой мужчина в чёрной рубашке с колораткой на шее. Афине не составило труда узнать в нём преподобного отца де Бово, с которым они раньше пересекались не только по рабочим делам, но и во время нескольких званых ужинов, устроенных чистокровными (и не очень) семьями – иногда француз присутствовал там в качестве представителя Церкви, но случалось, что он получал и личное приглашение от хозяев дома. Как тесен порой был высший свет.
[indent] — В первую очередь я хотел бы поблагодарить вас обоих за то, что откликнулись на призыв о помощи, – былой вальяжности в голосе как не бывало – сейчас Натаниэль был максимально собран и, казалось, готовился в любой момент пуститься в бой, хотя его битва и должна была пройти в совершенно ином месте. Интересно, усматривал ли клирик насмешку судьбы в том, что Врата расположились чуть ли не на том самом месте, где по легендам древних греков некогда появился на свет громовержец Зевс? Впрочем, сейчас большинство их потомков придерживались православия, и лишь немногие потихоньку возвращались в лоно эллинизма. Сегодня же молитвы будут возноситься к небесам особенно часто – и неважно, к кому именно они будут обращены.
[indent] — Мне уже довелось повстречать одного из ваших – как бы это лучше сказать? – коллег, – церковник кивнул головой, указывая на рыжеволосого мужчину, стоящего неподалёку. Корнуоллис не была знакома слишком близко с семейством Самарисов, однако Алека признала сразу – такое бывает, когда несколько раз видишь человека то тут, то там. Осознание того, что они с Филом оказались не единственными представителями чистокровных семей, которые решили встать на защиту простого народа, согревало душу. – Полагаю, господа стражи скоро прибудут. К сожалению, мне пора откланяться – Врата и легионы Люцифера ждать не будут, – де Бово окинул взглядом толпу, что в ужасе толпилась и вопила у аэропорта. Фина сильно сомневалась, что клирик будет стоять в общей очереди в ожидании своего рейса до Крита, но это явно не мешало ему лишний раз узреть тех, ради кого он мог отдать жизнь сегодняшним вечером. – Желаю вам удачи, и да пребудет с вами Господь.
[indent] — Порой люди не перестают меня удивлять, – задумчиво протянула ведьма, пока они с Филипом шли в сторону Алека. – Мне казалось, что он будет одним из первых, кто воспользуется своими привилегиями и спрячется где-то во Франции, ожидая окончания бури, но нет.
[indent] И всё же конкретно этот случай заблуждения был скорее приятным, нежели наоборот. О Натаниэле в колдовских (да и не только) кругах ходили не самые положительные слухи, некоторые из которых были подкреплены вполне себе реальными фактами, и несмотря на то, что сама Афина предпочитала помогать Церкви от случая к случаю, а не строить против неё козни или же слепо ненавидеть всех клириков, от де Бово она всё же предпочитала держаться подальше. Так, предосторожности ради.

заметки гейм-мастера
Всем доброго времени суток и добро пожаловать в игру хд  https://i.imgur.com/fc0bR0l.png
Нынешний круг является больше вводным, в нём вы можете обозначить, каким образом ваши персонажи оказались в Афинах, их ожидания от предстоящей битвы и так далее. Напоминаю, что на отписание поста каждому из вас даётся 4 дня. В случае необходимости продления (максимум - 3 дня) прошу обращаться ко мне в ВК, ЛС или прочие средства связи. Если пост не отписан в срок, я перевожу очередь на следующего игрока. В случае нескольких пропусков ваше дальнейшее участие в сюжетных квестах может оказаться под вопросом, а персонаж, находящийся в нынешнем, может быть выведен из строя или даже убит по усмотрению гейм-мастера.
Желаю всем вдохновения и хорошей игры  https://i.imgur.com/kW8rVg9.gif

+10

3

[indent] — Замечаю в этом что-то ироничное, - задумчиво потянул страж, устремляя взгляд зеленых глаз куда-то за синюю линию горизонта, где, предположительно, по его подсчетам находился остров Крит, словно отсюда, с большой земли, можно было увидеть песчаный берег полуострова Родопос – ближайшую к Афинам точку. Где-то на полпути в воздушное пространство над Средиземном море страж теряется в мыслях, что путаются в холодном зимнем ветре, несущимся со стороны холодных вод. Фредди оторвалась от поедания гамбургера и многозначительно взглянула на брата, словно говоря «продолжай же, я жду. Или заткнись и не мешай мне завтракать». – Я говорю о сложившейся ситуации, - страж пожал плечами и отвернулся от красивого пейзажа. Стоять на ветру в мороз было не лучшей идеей. Следовало поскорее вернуться в автомобиль и спокойно доесть, а не глотать еду на ходу, как это делала его сестра. – Не так давно мы с тобой нашли подсказки к разгадке об исчезновении магии в Мачу-Пикчу, - и не только они вдвоем, конечно. Были еще Редмунд и Тесс, и девушка-законница, Жаклин, - а теперь все вроде бы… подходит к концу… - К концу ли? И к какому? Столько вариантов событий, один хуже другого.  Лоуман помнил те события, словно они произошли вчера, а ведь прошло уже почти три года. Три года, за которые произошло многое. Очень многое. Мужчина поднял воротник зимней куртки и последовал за Розмари, кажется, совсем окоченевшей на морозе. – А я предлагал тебе поесть в кафе. Но нет же… «Анс, останови, тут делают лучшие в Афинах бургеры», - передразнил он голос сестры. Возможность на секунду отвлечься от мрачных мыслей о конце света заставляет стража, сказать по правде, не без усмешки, еще несколько долгих мгновений выслушивать тираду младшей. Злить ее в шутливой форме – едва ли не единственное развлечение, что Анс позволял себе в последние дни.
[indent] С Фредесвидой они прибыли в Грецию пару дней назад, еще до того, как сверху поступил приказ менять локацию с Салоников на Афины. Мелкая цель уступала более крупной, отдавался приоритет наивысшей опасности, что исходила из довольно крупного острова в Средиземном море. Представителям Братства поступил наказ оставить любые свои дела, были отозваны все ушедшие в отпуск стражи. Многие координаторы были так же призваны на службу, хоть их и не бросали в самое пекло, как, например, Лоуманов. Вечно у этой семьи какой-то пиздец.
[indent] — Мне вот интересно, - хмыкнул Ансельм, забираясь на водительское сидение и не без удовольствия включая прогретый двигатель и печку. – Если мы с тобой тут скопытимся, мать сильно будет расстроена? - черный юмор тоже юмор. В такое время он был едва ли не главным оплотом в борьбе с отчаянием. – Дай мне сюда мою порцию, - отбирая у Розмари пакет с едой [который она, при желании, могла бы зажмотить и отказаться отдавать], Анс откидывается в кресле и, отпивая немного кофе из пластикового стаканчика, оставляет его в подстаканнике, принимаясь разворачивать еще теплый гамбургер. – Ладно, должен признать, что это весьма неплохо, - жуя откушенный кусок, мужчина согласился с заявлением сестры, сделанным ранее. – Арден звонила, - вспомнил он утренний звонок жены. При упоминании о ней, Лоуман автоматически потер большим пальцем обручальное кольцо на пальце. – Привет тебе передавала. Кстати, - откладывая смятый пакет, страж развернулся к темноволосой. – Что у вас с Китом? – как бы невзначай задает вопрос, который крутился на языке последние несколько дней. – Вы в последнее время очень сблизились, – фраза звучит больше в утвердительной, чем в вопросительной форме, что подчеркивает тот факт, что Ансельм не мог не заметить нового любовного интереса своей младшей сестры. – И скоро ты снова будешь менять фамилию, чтобы потом через полгода найти себе очередного любовника и развестись? – мужчина спрятал усмешку в стакане с кофейным напитком, отпивая большой глоток темно-коричневой жидкости. Фредди тут же ощетинилась, выдавая грубую фразу в своей обычной манере, заставляя брата еле слышно рассмеяться. – Вот теперь я узнаю свою сестру, - не глядя, он протянул руку, чтобы потрепать кудрявые волосы, но Фреддс тут же скинула его ладонь, все еще недовольно бурча. – Ладно, перекусили, теперь поехали, - он взглянул на наручные часы, убеждаясь, что им пора и до встречи остается от силы полчаса.
[indent] До аэропорта Лоуманы добрались относительно быстро, если не считать того, что пришлось  объезжать два перекрытых перекрестка, на которых собрались толпы людей с крестами, выкрикивающих целые куски из библии и молящиеся Богу прямо на улице. Таких массовых беспорядков в последнее время в городе встречалось все больше, в чем, на фоне грядущих событий, не было ничего удивительного. Каждый по своему сходил с ума. Кто-то предпочитал спрятаться, сбежать отсюда как можно дальше, чтобы, по возможности, пережить будущую битву в месте, максимально удаленном от места сражения. Кто-то наоборот, оставался на местах, считая, что Господь или их греческие боги смогут защитить их от полчища темных душ и демонов, выходит с транспарантами, выкрикивая в воздух слова, которые в данном случае не имели особой силы. А были еще и те, кто принимал на себя удар в числе первых, и клирики, ведьмы и стражи, к сожалению или к счастью, были в числе тех, кто рисковал собой ради всеобщего блага. Печальнее всего было то, что, вероятно, мир не оценит их усилий, не поблагодарит за отданные Богу души, а ведь таких «счастливчиков», что уснут на поле битвы мертвым сном, будет немало. И каждый искренне верил, что это будет не он. Лоуман вырулил на шоссе, ведущее к аэропорту. Количество машин в данном направлении в разы превышал те, что двигались в обратном – люди спешили скорее покинуть Грецию и оказаться в безопасности, хоть страж считал ее весьма мнимой и преувеличенной.
[indent] — А ведь год назад я не морозил себе задницу в очередной дыре, - ворчливо протянул Анс, выходя из автомобиля и засовывая руки в карман.
[indent] — Не ной, здесь еще не так холодно, как в Исландии, - отозвалась младшая Лоуман, не отрывая взгляда от телефона.
[indent] — Ах, ну да, кто где нашел свой досуг прошлой зимой, - не без иронии отозвался Ансельм. – Не беси меня и оставь уже свой телефон, иначе я выброшу его в урну..., - нахмурив брови, мужчина указал взглядом на гаджет, - Не можешь оторваться от переписки с любимым? – сделав ударение на последнее слово, страж громко рассмеялся. Хотя, зная сестру, она наверняка рубится в какую-то игрушку.
[indent] — Ебушки-воробушки, вот вы где, - запыхавшись, словно после длительного бега [вполне вероятно что это осталось лишь человеческой привычкой, так как душам для жизни не нужен был кислород], просипела выросшая перед ними темноволосая мулатка лет за тридцать.
[indent] — О, привет Тесс! - Ансельм поприветствовал пропавшую на несколько дней подругу. Светлая душа выглядела явно взъерошенной. - Да, я уже понял, что всем нам огромный пиздец, - по обеспокоенному виду Васкез и без слов можно было понять, что поездка в самое пекло ее не сильно устраивала. Поток следующей брани на испанском был тому подтверждением. - Могла бы остаться дома. Или где там тебя все это время носило, - хмыкнул мужчина, и без того понимая, что душа-непоседа в жизнь не пропустила бы подобный аттракцион. Преодолев немалое расстояние до здания аэропорта,  Лоуманы вошли внутрь, лавируя между огромнейшим потоком людей. Старась не выпускать из вида младшую, Анс прошестил взглядом нужный им терминал, выискивая людей, с которыми им сегодня предстоит работать плечо к плечу.
[indent] — Мне кажется, или я только что услышал Меладзе? – хмуря брови во второй раз за последние десять минут, страж обернулся к сестре с вопросом. – Это не твой ли одногруппник? - с усмешкой спросил Анс у сестры, уже замечая боковым зрением двух подошедших парней.

+9

4

Несмотря на то, что по логике в Греции должна была царить теплая и солнечная погода (по крайней мере куда теплее и солнечнее, чем в Арденау, где еще сегодня утром находился Кроуфорд), на деле местный аэропорт с витиеватым названием Элефтериос Венизелос встретил их серым небом, а в воздухе чувствовалось напряжение, словом, Лип не испытал никакого ощущения, схожего с тем, когда оказываешься после перелета длиной в несколько часов в отпуске. Однако стоило признать, что он здесь вовсе не для того, чтобы любоваться Акрополем и болтать ножками в водах Средиземского моря.
Спускаясь по трапу самолета, Лип с настороженным удивлением окидывал местность взглядом, отмечая про себя, что пару лет назад, когда он оказался в последний раз на деловой встрече, аэропорт выглядел совершенно иначе. Впрочем, тогда заботой греков был повышающийся уровень безработицы, а никак не смертельная угроза, побудившая объявление повсеместной эвакуации. Кроуфорд помнил Афины совсем другим городом. Пока его взору предстал только местный аэропорт, однако ощущение отчаяния и неминуемого конца было осязаемым, а толпы стенающих людей едва ли делали обстановку хоть чуточку радостнее, причем многие из них были даже без багажа, по всей видимости, хотели поскорее покинуть родные края, нимало не заботясь о нажитом богатстве.
— Передавай Мортимеру мои благодарности. — Филип предпочел, чтобы Корнуоллис предоставил им с Афиной самолет до греческой столицы не с целью остановить смерти миллионов людей, но выбирать не приходилось, и по крайней мере путешествовали они с комфортом и даже шиком, что вызвало у мужчины ассоциации с последним приемом пищи у заключенных перед казнью. К слову, кормили на борту прекрасно.
— Интересно, какие у властей шансы эвакуировать вовремя всех. — спросил у самого себя Кроуфорд. Он искренне сочувствовал местным жителям, особенно тем, которые были далеки от всего мистического, и отчасти оказался в этой части света именно по этой причине. Его мать вчера за ужином отметила, что и не думала, что у Липа суицидальные наклонности и отсутствие желания выживать и править, как у остальных Бьёрклундов. На самом деле инстинкт самосохранения у мужчины работал прекрасно, однако он не был единственным жителем на планете, а такая мелочь как бойня за будущее человечества не могла не повлиять на каждого.
— На самом деле большая часть Бьёрклундов так и сделала. — чистокровные семьи в принципе и семья Филипа в частности не отличались особенной жертвенностью и желанием лезть на передовую, что, в общем-то, неудивительно, когда живешь столетиями и наблюдаешь за тем, как меняется мир, как разрушается и строится заново, невольно привыкаешь к тому, что опасности всегда будут существовать, как и всегда найдутся те, кто готов им противостоять. — А я решил побыть рыцарем на коне. — с усмешкой добавляет Кроуфорд. На самом деле он оказался здесь вовсе не ради того, чтобы через столетия стать героем легенд подобно Королю Артуру. Липа в большей степени волновало выживание собственной семьи и близких, а ситуация в Греции накалялась день ото дня. В отличие от многих своих родственников колдун не придерживался мнения, что проблемы мира его не касаются, покуда не постучат в его дверь, поэтому предпочитал предотвращать катастрофы до того момента, как они коснутся Бьёрклундов.
Их с Корнуоллис хостес на сегодня выступает отец де Бово, а Кроуфорд мысленно отмечает, как же все таки тесен мир, пока слушает приветственную речь клирика.
— Будем рады помочь. — окончание фразы «если сможем» Лип оставляет при себе — аэропорт одного из древнейших городов вызывал ассоциации со съемочной площадкой какого-нибудь очередного блокбастера, где мир с минуты на минуту должен поглотить хаос. А Филипу показалось, что Арденау стал слишком многолюден в последние месяцы, а атмосфера в нем слишком нервной, — столица Братства на фоне Афин теперь представлялась тихой гаванью. Беспокойство, постепенно перерастающие в безумие большими шагами охватывало весь земной шар, и если ситуация не улучшится (иными словами если Филип и его, как выразился Натаниэль, коллеги вкупе со стражами не преуспеют в своем деле), то можно писать пропало и запираться в своем поместье в тщетной надежде на то, что их не заденет.
— Как же мир тесен. — бормочет себе под нос Кроуфорд, провожая взглядом клирика, который не только казнил его родственника два с лишним года назад, но еще и приходился братом ученице Мины. Право слово, с учетом, что они успели столкнуться с де Бово и направились в сторону Самариса, эта поездка начинала напоминать сбор выпускников, правда, все они учились в разных учреждениях и в разное время, но какая разница. — А как же служба Богу и его всевидящее око? Разве Бог не накажет своих слуг за отлынивание? — в голосе Липа звучат нотки веселья. В его представлении клирики разве что сжигали ведьм и колдунов да воспевали оды своему высшему начальству, но он старался не торопиться с выводами относительно них, в конце концов многим и его раса, и род деятельности претили.
— Если здесь все пойдет не так, — какое мягкое описание мини-апокалипсиса. — Вы же с твоим дедушкой приютите меня и парочку Бьёрклундов? Обещаю мы будем платить дань. — заговорщицки шепчет Лип ведьме до того момента, как они добираются до Самариса. Будучи дальновидным, Кроуфорд предпочитал иметь план отступления, а то и несколько, поэтому шутки шутками, но он уже задумывался о том, где же ему и его близким будет разумнее переждать ураган, если он все же начнется. Пока поместье в Арденау казалось самым подходящим и выбором, пожалуй, даже лучшим, чем Стокгольме, особенно в свете того, что ни его бабушка, ни тем более его мать возвращаться на свою родину не согласились бы.
— Здравствуй, Алек. — приветствует колдуна Филип. — На этом этапе не удивлюсь, если выяснится, что Марселин с Вильхмельминой решили отправиться позагорать на побережье Эгейского моря, а потом передумали и решили отстоять жизни простых смертных. — впрочем, это было, конечно, маловероятно — ни его кузина, ни кузина его кузины не испытывали особенно желания лезть в пекло, когда он сообщил на днях, что отправляется с Корнуоллис в Грецию разбираться с местной катастрофой. По-хорошему именно Афина и сподвигла его на этот шаг, решив не воспользоваться возможностью и переждать бурю на острове своего деда, впрочем, будем честны, ведьма едва ли стала бы отсиживаться, покуда мир страдает. У Липа же были свои мотивы.
— Что ж, прекрасный день, — «Чтобы умереть.» — Чтобы спасти мир. — Фил предпочитает продолжить на более радостной ноте, в конце концов Церковь не пугала его тем, что он может не вернуться из Афин, правда, и возвращения домой ему никто также не обещал, и Филип отправился в ад на Земле на свой страх и риск. Судить то, насколько плачевной была ситуация в Греции, можно было хотя бы потому, что Церкви в кои-то веки было совершенно плевать на то, что у Филипа не было патента, впрочем, как и у любого другого представителя его семьи.
— Нам осталось только найти стражей. — Кроуфорд мысленно задался вопросом, а не проще ли им было всем напрямую из Арденау отправиться дружной компанией, но потом запоздало вспомнил, что все они, в частности стражи, у которых дел было невпроворот, могли находиться в разных точках мира.

+5

5

— Блин, — Юра утыкается лбом в иллюминатор, с тоской смотря на облака внизу. — Я вообще-то в Грецию хотел в отпуск поехать, а не по работе. — Дышит на стекло и проводит по нему пальцем, начиная рисунок. Задумка отличная, жаль не сохранится. — Если мы, блять, в результате уйдем под воду, будет реально обидно. – Вздыхает и откидывается резко на спинку кресла, мрачно смотря в «окно», где весьма талантливо нарисован кулак и выдвинутый вверх средний палец. Ему нормально отдохнуть хочется, не пару часов или дней, отсиживая зад в очередном транспортном средстве в пути к очередному населенному пункту, где кто-то страдает, кто-то кого-то жрет или утаскивает в ад. Задолбался, или устал, проще говоря. Но против начальства не попрешь, конечно. Хорошо им там, сидят в кабинетах, не трясутся в самолете. Юру радует сейчас только то, что они хотя бы в самолете, с мягкими сидениями, а не скачут верхом на лошади. Цой вздыхает снова, вспоминая разговор перед посадкой. Его брат, кажется, на полном серьезе предлагал обзавестись лошадью, и от этой картины в голове чертовски сложно избавиться. Лошадь-то одна.
— Ты опять?! — Юра пытается отобрать у брата телефон, но Тамерлан слишком легко уворачивается, потому что младший слишком предсказуем. Юре кажется, что у него скоро нервный тик начнется, и так будет каждый раз, когда его брат будет держать телефон в руках; не дай бог опять читает какой-нибудь фанфик, и еще хуже, если про них же. Юра от мыслей этих нервничает почему-то. Но старается об этом не думать. Так что тему надо срочно менять.
— Надо было хоть фильм какой закачать. Скучно так лететь. — Он очень быстро мирится с тем, что брату уже не помешать, и с недовольной миной на лице смотрит на Тамерлана, повернувшись к нему боком.
Лететь было, конечно же, не скучно. Они о многом успели поговорить, хотя, вернее будет сказать иначе: они говорили обо всем, кроме одного. Повод и само задание не обсуждалось, и Юра даже не скрывал своего откровенного нежелания даже поднимать эту тему. Он взволнован. Скорее, в негативном смысле этого слова. Потому что черт знает, что их там ждет. Дважды черт знает, вернутся ли они в этот раз. И трижды он чертыхается из-за того, что Тамерлан кажется таким спокойным. И это ему тоже не нравится. Но Юра тему не поднимает, потому что точно знает: они поругаются. И психовать раньше времени – затея не самая хорошая.
— Погода, как дома в октябре, да? — Юрец улыбается довольно, закидывает рюкзак на плечо, убрав наушники в карман, и закинул брату руку на плечо. В Греции комфортно слишком, даже при нынешней ситуации, и от этого только паршивее. Насколько же здесь должно быть круче в спокойные времена. — А мы на достопримечательности точно не успеем глянуть? — Цою хочется оттянуть время максимально. Может, демоны и прочие твари еще немного подождут? Было бы неплохо.
Валерий Меладзе снова напоминает всем, что прибыли иностранцы, и Юра едва не подскакивает на месте. Он должен бы совершить данный звонок сам, и раньше, но забыл об этом в тот же момент, когда они с Тамерланом поднялись на борт. Идиот.
— Ранта, твою мать, дорого же! — он от брата отскакивает в сторону, чтобы было проще продолжить разговор с финном, потому что ему всё еще неловко. — Мы только прилетели. Думал, позвоню тебе из дома, — в этот момент хочется удариться головой о любую поверхность, но ближайшая стена была уже занята, так что пришлось воздержаться. — Давай позже поговорим. Мне надо идти, — он вешает трубку прежде, чем его слабая легенда «мы едем домой на день рождения какого-то дальнего родственника потому что там вся семья собирается ой ранта че тебе там делать отвянь привезу сувенир» не разрушилась одним лишним звуком из реального окружения. Цой выдыхает шумно, выключая телефон и убирая его в карман. Врать слишком неприятно, но у него не было другого выхода: мелкий бы тогда точно потащился следом. А отвлекаться еще и на него – непозволительная роскошь и слишком большая слабость. Цой раздраженно взлохматил свои волосы, оборачиваясь к брату, но помимо него замечает и еще знакомые лица. А вот это уже что-то.
— Эй! — Громкий радостный клич, обращенный к давней знакомой, сопровождается топотом ног в их сторону. Подхватывая по пути брата, закинув ему руку на шею, Юрец несется в сторону Лоуманов, отсвечивая довольной рожей. — Вот так встреча! — Он широким взмахом хлопает Ансельма по плечу, потому что тот первый попадается под руку.
— Брат, помнишь Федю? Мы с ней учились на одном курсе. Ты еще говорил, что она… — Юре не удается договорить, потому что Тамерлан бьет его локтем в живот, при этом приветливо улыбаясь стражам напротив. Младший Цой выравнивает дыхание после удара, смеясь в глухом кашле. Забавная ситуация.
— Осмотрелись уже? Где тут сувениры продают?

Отредактировано Yury Tsoi (2018-10-07 00:39:47)

+4

6

[indent] Если честно, Самарис находил весьма ироничным тот факт, что его первая за долгое время поездка на Родину самым удачным образом совпала с  весьма вероятным, судя по прогнозам, Армагеддоном. И если сам Алек не видел ничего критичного (ну подумаешь, мир катится в пропасть, с кем не бывает?), то были и те, кому его присутствие на родной земле было совершенно не по душе: из всей семьи лишь отец был сейчас в Греции, но даже он вскоре собирался уехать, остальные же - в лице матери и сестер - весьма агрессивно настаивали на том, чтобы младший вернулся в Арденау. Зная, что Тристан способен надумать невесть что даже из малюсенькой проблемки, ему грек не раскрывал всех карт о истинных причинах собственной задержки в Афинах: еще не хватало, чтобы он на фоне переживаний заработал бессонницу или что похуже. Такое бережное обращение, впрочем, не помешало Лэмбу писать и звонить ему чаще чем обычно, да и парочка гневных сообщений от ворчливого немца говорила о многом.
[indent] На самом деле, решение о том, чтобы задержаться в стране до разрешения всей этой сверхъестественной херни, было спонтанным, но от этого не менее заманчивым. Отсиживаться где-то, имея возможность помочь беззащитным гражданам казалась ему неправильной, что стало еще одной насмешкой Вселенной над ним: скажи кто-то Алеку пару лет назад, что он будет печься о благополучии кого-то, помимо себя, и он бы рассмеялся безумцу в лицо. О весьма очевидной причине подобным изменений в самом себе он старался лишний раз не думать, чтобы не пойти на попятную и улететь первым же доступным рейсом.
[indent] Связаться с клириками оказалось проще, чем он думал - его даже не проверяли на наличие патента, но в подобной ситуации понять некоторую спешку и халатность было не трудно: вряд ли нашлось очень много идиотов, готовых безвозмездно ввязаться в потенциально опасную для жизни авантюру. В назначенный день он случайно оказался на месте раньше, чем остальные счастливчики, взявшиеся за это дело, так что имел возможность пообщаться с одним из церковников. Про отца де Бово он был наслышан, даже пару раз видел его то там, то здесь, но общаться с ним колдуну довелось впервые. Не настолько плох, как описывали. Вероятность скорой смерти что ли повлияла? Он отвлекается на свой телефон, печатая смс Трису, а когда поднимает взгляд, замечает, что вместо молодого клирика рядом стоят другие, отнюдь не незнакомые, лица. И если с Афиной он был знаком лишь заочно, то с Кроуфордом общался весьма часто. Было бы странно не узнать поближе человека, которого долгое время видел несколько раз в месяц, заходя забрать своего барашка на ночевку или вернуть с очередного похода куда-нибудь. И, хотя несколько месяцев назад Лэмб все же согласился на переезд (до смерти обрадовав грека, уламывавшего парня полгода), встречи с Филипом едва ли стали более редкими.
[indent] - Здравствуй, Лип. Признаться, не ожидал увидеть тебя здесь. Он вежливо кивает его спутнице, вспоминая о манерах. Приятно познакомиться, мисс Корнуоллис. Он сознательно игнорирует упоминание лучшей подруги, чтобы не поддаться панике в очередной раз. Марси уже несколько дней не отвечает ни на одно его сообщение или звонок. Конечно, Алек предпочитает думать, что его лиса просто обиделась на очередной его глупый поступок, но грек и сам знает, что подруга скорее наорет и приедет с единственной целью - надрать ему зад, чем поступит подобным образом. Самарис уже вчера позвонил Андерсу, попросив разведать обстановку, но никаких новостей пока что не дождался. И хотя он был абсолютно бесполезен в предсказаниях, чувство беспокойство и тревожные колокольчики в голове не желали униматься. Как все не вовремя..
[indent] - Думаю, они где-то недалеко. Ну так и где эта толпа придурков с кинжалами? Шутка, разумеется. На самом деле, колдун очень даже импонировал представителям Братства. Надеюсь, не встречу здесь кого-то вроде Файра - с него станется как всегда залезть в самое дерьмо по уши. И, хоть Джейкоба он и не обнаружил, знакомое лицо в шумной компании, замеченной им через некоторое время, его тоже не очень-то радовало. Слишком уж много людей, к которым он чувствует хоть что-то, на одну опасную кампанию. Лишнее волнение, да и только.
[indent] - Фредди! Он крепко обнимает девушку, позволяя себе поцелуй в щеку. За какие грехи тебя направили сюда? Марси расстроится, если она пострадает. Очередное напоминание о Дюбуа вновь увеличивает его беспокойство. Земля и правда маленькая, если мы умудряемся встретиться в таких обстоятельствах. Мысль о том, что, вполне возможно, в случае провала от Земли ничего не останется в ближайшее время, он предпочитает оставить при себе.

Отредактировано Alec Samaris (2018-10-10 23:29:04)

+5

7

Конец света был для нее всегда чем-то из разряда фантастики и сопровождался неминуемым зомби-апокалипсисом, во время которого она бы разъезжала по штатам на байке с арбалетом за спиной и битой, обмотанной колючей проволокой, для ближнего боя. Именно поэтому сейчас, когда он был настолько реален и близок, она все никак не могла уложить у себя в голове, что никаких зомби не будет и вероятно все они просто умрут, возможно, в страшных мучениях. Удивительным было то, что все это вызывало в ней не панику или злость, а всего лишь чувство досады от того, что все происходит совершенно не так, как она себе представляла, что все будет значительно тривиальнее и скучнее и бита ей, видимо, не понадобится. За последнее было особенно обидно.
Ветер трепал ее волосы, которые она упрямо не желала собирать в хвост, а холод проникал под одежду, совершенно игнорируя и теплую кожаную куртку и шерстяной вязаный свитер идеального зеленого цвета, на поиски которого она в свое время потратила уйму дней и душевных сил. Ансельм задумчивым тоном изрек глубокомысленную фразу, оторвав ее тем самым от поедания завтрака, и замолчал, привлекая к себе внимание. Фредди не была заинтересована в беседе, но игнорировать брата никогда не умела, так что уставилась на него, работая челюстями и ожидая продолжения, услышав которое просто закатила глаза к небу и покачала головой. Предстоящий конец света волновал каждого и каждый же считал необходимым о нем упомянуть, брат не стал исключением, а Фредди же старалась не думать о близкой возможной кончине, собираясь остаток времени провести не за бессмысленными переживаниями.
- Ну, знаешь, если в скором времени мы все сдохнем, дай мне хотя бы перед этим вкусно поесть, - ответила девушка, забираясь в машину, ибо холод становился совершенно невыносим, - на голодный желудок я спасать никого не собираюсь, это не в моих правилах.
Она отдала ему пакет с едой и уставилась в окно, понимая, что родители - еще одна тема, о которой ей не хотелось ни думать, ни говорить. Вообще Ансельм в такие моменты почти всегда поднимал животрепещущие темы, которые саму Фредди жутко раздражали. Зачем в такое время еще самостоятельно все усложнять? Право слово, она этого не понимала.
- Полагаю, если мы тут скопытимся, нам будет уже все равно, - пожала стражница плечами, подставляя пальцы под теплые потоки воздуха автомобильной печки, - как неожиданно, - буркнула Фредди на очередное упоминание о жене брата, не потому, что недолюбливала ее, а потому, что с момента их свадьбы Ансельма так часто говорил о блондинке, что у Лоуман уже начинал дергаться глаз, - а ты всегда был таким любопытным или это семейная жизнь навевает скуку? - брат был одним из первых, кому она рассказала о своем решении развестись с Рафаэлем, потому что всегда понимал ее и поддерживал, и то, что сейчас он подшучивал, используя эту тему, задевало ее гораздо больше, чем ей хотелось бы, - учитывая приближающийся конец света, мне придется заняться этим уже сейчас, так что трогай быстрее, у меня мало времени.
Весь остаток пути до аэропорта она хранила молчание, сосредоточившись на особенно сложном уровне игры, в которой выступала за монашку с автоматом, отстреливающую нечисть. Ансельм что-то ей говорил, но она его не слушала, все еще злясь за его выпад в сторону ее личной жизни и оставляя его слова без ответа. Происходящее за окном массовое моление о спасении сталось за пределами ее внимания, впрочем, такое случалось сплошь и рядом и уже не поражало воображение, скорее раздражая, чем вызывая какие-то яркие эмоции. Всем этим людям стоило бы воспользоваться шансом на эвакуацию, быть рядом со своими семьями и не мешать ей выполнять свою работу по их спасению, ну или зачем там их отправило Братство по официальной версии?
- Не беси меня и не будь таким занудой, - ответила она на его ворчание, добивая главного босса и наблюдая за тем, как в копилку опыта зачисляются очки, - пишу твоей жене, где ты прячешь заначки, похороны в наше время жутко дорогое удовольствие, - все так же смотря в телефон, вернула она брату ответную колкость.
Написать Киту было не такой уж плохой идеей, так что Федя сделала селфи и отправила Дункану фотку в директ со словами "Если этот чертов конец света случится, запомни меня молодой и красивой", затем добавила сердечко, и еще пару для верности прежде, чем нажать "Отправить". Подоспевшая Вискас заставила стражницу улыбнуться - наконец, появился кто-то, на кого братец переключит свое внимание. Лавируя между толпящимися людьми, она буквально кожей ощущала их напряжение и нервозность. Толпа была далека от спокойствия и, если бы не работники службы безопасности аэропорта, бесчинств было бы не избежать.
- Юра, блять! - Радостно и удивленно воскликнула Фредди, взмахивая руками, - поверить не могу, что мы умрем в один день и без Сени, вот он расстроится, что пропустил все веселье! - Обнимая одногруппника, как всегда удачно, пошутила она, - надеюсь, там было что-то про "божественно красива и дьявольски умна", - с улыбкой на губах и подбоченясь, закончила она фразу за Юрца, а затем протянула руку для приветствия Тамерлану.
Через какое-то время к ним подоспели представители колдовской расы, среди которых Фредди тут же увидела знакомую рыжую голову, удивившись встрече ничуть не меньше, чем прибытию Цоев.
- Черт возьми, Алек, этот мир слишком тесен, - пробормотала стражница, крепко обнимая знакомого колдуна, - Братство слишком меня ценит чтобы давать возможность пропускать главную вечеринку года, - саркастично ответила Лоуман на его вопрос, - а как ты здесь оказался? И умоляю, не говори, что Марселин тоже где-то здесь, - она оглядела обеспокоенным взглядом пространство за спиной Самариса, всей душой надеясь, что не увидит там Дюбуа, - она ведь в безопасности?
Хотя кто сейчас в мире действительно был в безопасности? И все-таки ей было бы спокойнее, знай она, что Марселин сейчас как можно дальше от этого дьявольского места.

Отредактировано Rosemary Lawman (2018-10-18 02:08:09)

+7


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 5.1 «сопутствующий ущерб»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC