Дюбуа буквально чувствовал, как Самарис сканирует его взглядом, пытаясь уловить подвох в малейшем его слове, мимике или движении. Бедный греческий мальчик. Ему придётся очень сильно постараться; вряд ли Марселин рассказывала ему о болевых точках своего старшего брата — это не та тема, о которой беседуют на свидании перед сексом или непосредственно после. Обен подавил саркастичный смешок, так и рвущийся наружу от собственных мыслей, и кивком головы пригласил Алека следовать за собой, обратно в кабинет. Распахнув двери, он тактично пропустил гостя вперёд, чтобы прикрыть их за собой, отрезая от остального дома. [читать дальше]
Место действия: Арденау, 2019 год
СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ: Tamerlan Tsoi (до 21.10)
СУДНАЯ НОЧЬ: Scarecrow (до 02.10)
ЗНАНИЯ - СИЛА: Noëlle Trudeau (до 22.10)
Добро пожаловать на Actus Fidei!

Тайна пропажи магии наконец раскрыта, но какова цена победы над Злом? Закрытие Врат поделило современную историю человечества на "до" и "после": люди с Даром объявлены вне закона, Церковь практически истреблена, а ведьмы и колдуны снова подвержены гонениям. И когда ситуация казалось бы и так хуже некуда, из тени веков на свет вновь показалась старая угроза - Иные...

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Методы обучения слишком наглых котят


Методы обучения слишком наглых котят

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/8T5Va50.png
Imagine Dragons — Warriors
Методы обучения слишком наглых котят
Oliver Hailey & Manuela Avelar
июль 2017, Истборн, Англия.
Уверенность в себе всегда похвальна, но что, если ты только успел кинуть в воздух "Вы меня недооцениваете", а для тебя уже нашли испытание, в котором уж никак нельзя облажаться, но все вокруг ставят сотню фунтов против того, что ты вообще выживешь. Страх, возмущение и восторги оставляем за бортом, мы идём уничтожать тёмных, а не гулять по набережной.

Отредактировано Manuela Avelar (2018-09-17 18:33:08)

+7

2

Если честно, даже сам Оливер был уже не рад своему очередному «при всём моём уважении, сэр», что уж говорить про всех остальных стражей за столом. Кара замерла, втянув молочный коктейль лишь до половины полосатой трубочки, и не решалась как проглотить, так и сказать себе «хватит», отставив высокий стакан в сторону. По её голове, вжатой в плечи, опушенным плечам и огромным глазам, можно было бы подумать, что она чувствует себя в крайней степени виноватой и боится гнева наставника, который может обрушится на неё горной лавиной, но Оливер знал, что это совсем не так. Да, быть может в глубине души она признавала свою вину и боялась, что Хигс в кой-то веке согласится с англичанином, но в первую очередь ей было приятно – поставить на это юный страж мог что угодно и был уверен, что не прогадает. Каре доставляло истинное удовольствие всё, что доставляло Оливеру неприятности и уж тем более, выводило из себя. Помяните мое слово – ведьма могла пойти на эшафот и взять на себя все смертные грехи, если бы кто-нибудь готов был ей гарантировать, что Оливер Хейли сядет в лужу и будет сгорать от гнева, обиды и стыда. Представься такая возможность, так француженка провернула бы этот финт дважды, а то и больше.
Бартоломью, как за ним обычно водилось, повернулся к стажеру лицом, но вместо того, чтобы смотреть сквозь него, буквально буравил своим холодным и тяжелым взглядом его переносицу. В его бокале плескался односолодовый виски с огромными кубиками льда и Оливер мог живо представить, как этот увесистый предмет может прилететь ему промеж глаз, стоит только наставнику взвесить все «против» и «за» скоропостижной кончины ученика. Но что его спасло от неминуемой смерти – нелюбовь Хигса к бюрократическим процедурам или глубокое уважение к виски – молодой страж знать не мог.
- Ты это сейчас серьёзно? – неприятный, словно колючая проволока, скрежещущая по стеклу, вопрос, требующий ответа, который застареет в горле рыбьей костью. Своего рода шанс отмотать пленку назад и сгладить углы, своего рода спасательный круг и подвернувшееся под руку удачное сохранение. А может очередная проверка – Оливер сам до конца не понимал мотивации Хигса и по привычке искал подводные камни во всем, не разрешая себе расслабиться ни на секунду. И всё-таки, слово не воробей, а молчание – скверный способ решения проблемы. Юноша поправил воротник джинсовой куртки, из под которой выглядывал полосатый джемпер, и потянулся к картошке с рыбными чипсами, но есть не стал.
- Серьёзно, - Хэйли опускает взгляд в стол и одергивает руку от еды, опуская вспотевшие ладони на колени. На какую-то долю секунды – кажущуюся ему целой вечностью перед тем, как по его прогнозам, грянет гром наставнического гнева – он очень доволен с собой. Дать отпор, не смолчать и обозначить свою точку зрения поступок смелый, но какая кукушка подскажет, сколько после подобного остается жить?
- Ты только что окончательно меня разочаровал, - голос Бартоломью напрочь лишен каких-либо эмоций, но бьет не хуже церковного бича. Оливер вздрагивает, с трудом найдя в себе силы не подскочить на месте – Кара шевелит губами, беззвучно транслируя «тебе пиздец». Как будто он этого не понимал, но родившееся в груди острое чувство справедливости не позволяло прикусить язык и, поджав хвост, дернуть в кусты. Оливер Хейли поднял голову и открыл рот, как Хигс осек его одним лишь жестом, и знака не потребовалось. Залпом опрокинув виски внутрь, он плавно опустил бокал на место и, приложив к губам хоть и старческий, но от того не менее внушительный, кулак, сказал.
- Либо ты валишь в уборную и моешь рот с мылом, либо идешь на улицу и приводишь свой чердак в порядок. Считаю до одного.
Это он еще легко отделался, если так подумать, но клокочущие внутри негодование отказывалось мыслить рационально. Оливер резко встал из-за стола – подскочили и возмущено звякнули мельхиоровые столовые приборы – вставил наушники-шишки и выставив оборонительно локти – для этого нужно было всего-то спрятать ладони в карманы куртки – покинул закусочную.
Хотелось орать благим матом. Отпинать ни в чём не виноватый мусорный бак, огрызнуться случайно задетой плечом симпатичной леди.
А ведь с чего всё началось? С Кары, естественно. Всё всегда начинается с неё.
Задание было простым, лаконичным и не требующим особых талантов. Оливер запрокинул голову назад и уперся затылком в растрескавшуюся от морозов деревянную обшивку закусочной. Прикусил губу, давя в себе рык отчаяния и остужая зачесавшиеся кулаки. Им нужно было зачистить гнездо Убавляющих плоть, выманить по одной и успокоить на веки вечные. Местность на отшибе города, риски минимальны, все должно было пойти как по маслу и никаких тревог, но… Но Кара привела за собой внушительный хвост и всё пошло наперекосяк. Тот стройный план, что выстроил в своей голове Хейли треснул по швам, а придумывать новый попросту не было времени, Оливеру пришло импровизировать. Совершенно не его конёк, зато француженка в своей стихии. Разумеется он немного сплоховал, но если бы не Кара…
Вены на висках выступили, пульсируя недобрым признаком максимального раздражения. Орущие из динамиков Theory of a dead man релаксации не способствовали, зато излишне удачно ложились на душу. Вдох-выдох, вдох-выдох.
Да, черт возьми, он, может, и не блистал, аки меч Господень, но Кара подставила их всех. Если бы не её беспечная выходка, этого ничего бы не было и ей нужно было попросить прощения и признать свою ошибку, а вместо этого Хигс принялся хвалить её в ответ на совсем не скромное «согласитесь, я была хороша». Его же попросили вымыть рот с мылом. Справедливость, кажется, впала в глубочайшую кому и самое время было её реанимировать.
Вдох-выдох. Да кто вообще придумал эту дыхательную гимнастику?! Покажите Хейли хотя бы одного стража, которому она на самом деле помогла, он отдаст свое годовое жалование в его услужение. Решение принятое молодым человеком было импульсивно и готово было посоревноваться в неуместности с тем злополучным «при всём моём уважении». Намотав наушники на костяшки правой руки, Оливер вернулся в закусочную и стремительно направился в сторону стола, за которым еще недавно сидели Бартоломью и Кара.
- При всём моём уважении, вы всё еще не правы, сэр. Вы меня незеслуженно недооцениваете, - отец учил его небросать начатое и не отказываться от слов. Это дело чести, говорил он, и у Оливера не было ни единого основания ему не доверять. Сжав спрятанные в карманы ладони в кулаки, так что аж костяшки побелели, он готов был с достоинством принять любые выпады и с ловкостью парировать контраргументы, если Хигс на них расщедрится. Он даже задрал подбородок вверх и нашел в себе силы не зажмуриться. Кара демонстративно изобразила испанский стыд и перевела немой взгляд на девушку, которая сидела там, где еще недавно был Хейли. Девушку, которую юноша не заметил. И толкнул на выходе.
Грача.
И уши вновь налились пунцовым стыдом.

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Методы обучения слишком наглых котят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC