Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Совсем недавно (хотя казалось, что прошла целая вечность) ей бы сказали: «эти распри тебя не касаются. теперь ты в стороне». А Эмма судорожно выдохнула бы, прежде чем согласно кивнуть и волноваться об исходе не так явно. Но теперь приходилось привыкать к тому, что это вновь её мир, её реальность, её братья и сёстры. Она была одна, после того, как её вышвырнули обратно, разрушив всё то, что она так отчаянно строила. Некому больше было отвлечь — поэтому Прайдс сгрызла все ногти, пока смотрела телерепортаж о битве между мутантами и — нет, люди здесь были лишь декорациями — мутантами. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Obstacles?! I don't give a fuck.


Obstacles?! I don't give a fuck.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/y1h3k.gif
Oasis - Fucking In The Bushes (OST Snatch)

Obstacles?! I don't give a fuck.
Jocelyn Turner & Alfred Adams
Октябрь 2000 г., деревенька Томич, Шотландия.
Свое задание КБЖ видела не иначе, как спасением от назойливой компании Альфа. Деревенька Томич - родина золотистого ретривера, расположена едва не в самом сердце Шотландии, и кто-то надумал потревожить покой усопших на старом местном кладбище. С этой оказией смелая и сильная Джо, конечно, справится и сама. Вот только у Альфа на этот счет были другие инструкции, и он отпускать матерого стража без своей персоны не собирается.

+4

2

Тёрнер, ты не можешь работать одна.
Че это я не могу? — Джоселин в иронично-презрительном недоумении вскинула бровь и попыталась продырявить взглядом магистра, который был если не в два раза младше нее, то в полтора уж точно. Понаберут по объявлению. — Я всё могу.
Я не подпишу допуск.
Да можно подумать! Другой подпишет. Или катитесь к черту, я тебе что, сопля двадцатилетняя, чтобы работать под чьим-то присмотром?!
Я не наставника тебе навязываю, а напарника. И то до тех пор, пока не придешь в форму.
Я в порядке.
Я вижу.

Разговору этому было что-то около двух недель. Допуск к работе она все-таки получила, как и свой кинжал, а вот напарника — нет, и это позволяло надеяться на то, что магистр сдался. Хлопоты первых рабочих дней и окончательный переезд из Ковентри в Арденау наложились друг на друга, лишая женщину и свободного времени, и энергии, и дурных мыслей заодно. Последнее было особенно кстати: она даже повеселела немного, начала здороваться со знакомыми, отшучиваться в ответ на вопросы о возвращении и есть.
Однако магистр не был бы магистром, не умей он стоять на своем до конца. Поэтому одним прекрасным утром, дней пять (больше? меньше? кажется, это мучение длится уже целую вечность!) назад, Тёрнер обнаружила рядом с собой светлую душу. Альфреда Адамска собственной персоной. После первого дня общения она провела переоценку ценностей и осознала, что одиночество — это прекрасно. Было. После второго — поинтересовалась у знакомого законника, сколько в среднем дают за убийство одной светлой души. Весь третий день Джоселин просто игнорировала Адамса, но то оказалось еще хуже. На четвертый день, преодолев стадии "отрицание" и "гнев", Джо перешла к торгам и попросила, ладно, не заткнуться, но хотя бы болтать на меньших скоростях.

Новое задание пришло на рабочую почту вчера вечером. Перечитав текст дважды, женщина кивнула каким-то своим мыслям и начала неторопливо собирать рюкзак. Сменная одежда, документы, аптечка, обувь, подходящая для долгих лесных прогулок, фонарь, веревка, спички... За город всякий раз собираешься как в недельный поход по пересеченной местности, потому что никогда не знаешь, где и когда закончится очередное задание. И это она еще была приверженцем минимализма и не набирала кучу вещей на случай "а вдруг война, а я без сковородки". 
С рабочим инвентарем всегда проще. Все при себе: кинжал, несколько знаков, собственноручно вычерченных на круглых деревянных пластинках на манер рун, небольшой запас бинтов и противоядий в поясной сумке. Два года она не имела дела с этими вещами, но они занимают свои места, как влитые, и Тёрнер понимает, что с ними привычнее, чем без них. Два года она пыталась быть нормальным человеком, но куда уж там.

Выезд назначен — ну, самой Джоселин для себя и назначен — на шесть утра. Она всегда была ранней пташкой, чем, помнится, порядком изводила своих учеников. Шесть утра — это еще по-божески, это можно встать, нырнуть в душ, глотнуть дрянного растворимого кофе, чтобы заработали мозги. Откровенно сказать, она надеялась, что Адамс как-нибудь... ну, забудет, например, о ней, отвлечется, зачитается чем-нибудь до утра. Не тут-то было: когда Тёрнер вышла во двор, чтобы закинуть вещи в багажник, она обнаружила Альфреда на скамейке у забора. Стервец. Ладно, а если просто уехать без него?..
Часов шесть хорошего хода до места, — вместо приветствия деловито сообщила страж. А они вполне могли рассчитывать на хороший ход, хоть ее Ленд Роверу аккурат этим летом стукнул десятый год. — Деревенское кладбище забеспокоилось, свежие могилы вскрывают. Ну, ты и сам читал, я надеюсь.

+3

3

[indent] Стражи и законники единственные оставались в мире Альфа, потому что только с ними он и мог нормально общаться (а они с ним – нет, ха-ха!). Для остальных Адамс привык быть пустым местом. Законники – ребята из другого лагеря, Альф их любил не особенно, и неприязнь эту перенял, конечно, от стражей, с которыми привык жить бок о бок. В общем-то, давно уже стало понятно: Адамс - душа Братства, а не Академии. Молодняк он воспитывал на свой лад, матерым стражам был другом и занозой в заднице, напарником и помощником, но, главное, долго без общества этих дурней с кинжалами Альф не мог. Одиночество слишком сильно на него давило, и некому было остановить поток тоскливых мыслей. О чем могла думать мертвая душа? О том, каким пустым и бесполезным сделался вдруг для нее мир, каким стал чужим. В нем ничего нельзя было потрогать, ничего нельзя было съесть, даже его запах долетал до Альфа с трудом. Присутствие стража перекрывало эту хандру новым боевым заданием, нагружало Альфа более насущными проблемами, позволяло думать, что он хоть кому-то мог быть полезным и над кем-то подшутить в свое удовольствие. Вот Адамс и бегал от пугающего одиночества, будто черт – от ладана, и в этом беге несколько терял чувство меры.
[indent] Слоняясь по коридорам Братства как-то раз, Альф добрел до магистра, и у них со старым стражем случился разговор про КБЖ. Эту рукастую тетку Альф давно знал, но в последние времена ее имя в стенах Братства звучать перестало – она уходила в импровизированный отпуск. Как и многие души, Альф в те времена любопытствовал, что же там такое стряслось, а потом узнал и деликатно любопытство свое свернул. КБЖ не повезло. Наверное, правильнее было бы назвать это так. Она – не первый страж, с кем случалось подобное, и не первый страж, кому захотелось послать все в дьяволу. Все же, на такой шаг она имела полное право – с ее-то заслугами!.. Но вот прошло некоторое время, и природа возобладала над обидой. Такое тоже случалось. За те недели, что она «отдыхала», кинжал наверняка уже порядком оголодал и теперь жаждал вобрать в себя свеженькую темную душу, да и сама КБЖ за время своего отпуска неужели не почувствовала оттока сил и энергии? Наверняка ощутила.
[indent] Другое дело, размышлял магистр, что страж после такого перерыва может растерять навык, к тому же, она может быть эмоционально слишком нестабильна после такой утраты. Мудрейший еще много дипломатично затирал, но Альф про себя сделал короткий вывод: веры КБЖ пока нет, и за ней надо присмотреть. К сожалению, эту просьбу, от которой нельзя было отказываться, Альф воспринял очень буквально и тем же вечером заявился к КБЖ в гости с явным намерением не выпускать стража из поля зрения. 
[indent] Вечерняя встреча была для Джо ударом под дых, и уже через час примерно такой она стала и для Альфа, но бариста не собирался сдаваться легко. Он справедливо решил, что ключ к сердцу сурового стража – в доброй беседе, потому начал заваливать женщину своими умозаключениями сразу после дежурных вопросов из категории «как оно?». Во-первых, было видно, что «оно» теперь не очень, а во-вторых, эта крепкая тетка, похоже, отвыкла от бесед, что дало Альфу повод задуматься.
[indent] Задумчивость произошла с ним в тот момент, когда КБЖ спряталась от него в туалете. Альф сначала немного подежурил у двери, но потом тактичность в нем возобладала, и он решил прогуляться по дому. Не надо было стараться задабривать КБЖ болтовней и генерировать что-нибудь незатейливое и веселое, так что Альф как следует осмотрелся. Конечно, было бы драматичней, заметь он в доме разруху и беспорядок - тогда можно было бы сразу сделать вывод, что женщина разбита и подавлена, однако в доме было чисто. Что-то подсказало Альфу, что эта чистота наводилась не к ему приходу, а просто обитала в этих стенах, как нечто само собой разумеющееся. Скажите пожалуйста! Вспомнить, как живут многие стражи, и в какой хлев превращают свои жилища – это было просто царство опрятности. Но потом Альф присмотрелся повнимательнее и понял, что несколько перебрал с царством. Скорее так, небольшое поселение. Потом присмотрелся еще сильнее и понял, что страж перебралась сюда недавно – кое-где до сих пор стояли не разобранные до конца коробки. Короче, КБЖ не была педантом, но жить в загаженном доме ей не нравилось. «Это понятно», - со вздохом согласился с ней мысленно Альф.
[indent] Следом задумчивость перевела стрелки на саму Джо. Как она выглядела? Да пожалуй, недурно. Как и прежде, была крепко сложена, плечистая, рукастая, недовольная, молчаливая сверх меры. Альф ведь помнил ее в иные времена, ну, до… Теперь КБЖ всячески уворачивалась от разговоров с ним, не желала поддерживать даже самые простые темы, от которых никому отвертеться еще не удавалось. Он пытался зайти с разных сторон, чтобы вывести ее в русло будничного трепа. Рассказывал про учеников Братства – вот тут-то она должна была сломаться и сказать что-нибудь о разнице поколений, о том, какие болваны, и на кого придется оставлять контору. Но КБЖ выстояла и тут! Значит, решил Альф, все еще сердце ее ноет от потери и обиды. Кажется даже, когда он говорил про молодых стражей, в глазах Джо мелькнула боль! Ну точно. Главное, ненароком не ляпнуть что-нибудь в духе «ну а ты нашла уже себе приличного бой-мужика», иначе задание можно будет сразу считать проваленным.
[indent] В общем, было нелегко. День сменялся днем, Альф в целом успел приноровиться к настроениям Джо и даже понимал, когда ему лучше не частить с вопросами. Временами он даже давал ей отдых от своего надзора: например, позволял выпить чашку кофе в одиночестве, правда потом все равно нет-нет, да и выглядывал прямо из стены, посмотреть, что с ней все в порядке. Она грозила ему кинжалом. Случалось, что КБЖ меняла гнев на милость и даже отшучивалась, и даже смешно. Даже очень смешно. Альф с тоской понимал в такие моменты, что очень скучал по ее крепким шутехам. А потом пришло задание…

[indent] - Томич! – прыснул он, глядя в монитор. – Или ТомИч? Что это такое вообще. Деревня… Не то координаторы постарели, не то темные – чего всех потянуло в деревню? Я уже не помню, когда в последний раз мы выезжали на работу в Париж! – Альф недовольно побарабанил пальцами по столу, но получилось у него совершенно беззвучно. – Ладно это. Ты мне скажи, чего всем так неймется и тянет на кладбище? Будь я живым, я бы сторонился этих мест, - Альф говорил не то, чтобы сам с собой, но ему никто не отвечал. Обернувшись, он понял, что Джо давно уже нет в комнате. – То-то я гляжу, тишина… 
[indent] Всю ночь он слонялся по улице, на которой жила КБЖ, и все на этой улице было ему знакомо. Пожалуй, во всем Арденау не нашлось бы закоулка, который Альф бы не знал – у души слишком много свободного времени для бестолковых скитаний.
[indent] Потом он до утра смотрел телевизор в соседнем доме, а когда забрезжил серый рассвет, вернулся к КБЖ. Она еще спала, на часах была половина пятого. Позже Альф оставил ее собираться в одиночестве, вышел на улицу. Тут уже успели нарисоваться пожилые соседи со своими маленькими собачками. Все они чинно шли вдоль тротуаров.
[indent] - И не спится вам, старые развалины! – прикрикнул он. – Солнце еще не взошло!
[indent] Через час он встретил на улице КБЖ, подскочил со скамьи и приветливо помахал ей рукой.
[indent] - О, а ты ничего так, бодрая, - желать «доброго утра» Альф так и не решился.
[indent] Такая КБЖ была очень похожа на КБЖ, которую он помнил. Деловая и целеустремленная, и тоже не здоровалась.
[indent] - Шесть часов – запросто. Хоть десять! У меня ведь нет задницы, которая бы стерлась от чертовой дороги, - пожал плечами он, забираясь на переднее сиденье, пока Джо забрасывала сумку в багажник, а когда села за руль, и вовсе закинул руки за голову. – Чую, будет на редкость поганый осенний денек, и твой танк зальет дождями. Всю ночь лило, да еще так противно вроде, то мелким дождем, то моросью…

[indent] За рулем Джо заснуть не могла, Альф затянул шарманку «что вижу, о том говорю». Он дал отдохнуть стражу только на заправке и предусмотрительно не выходил из машины вообще. А еще через полтора часа они прибыли на место действия, и Альф, становясь у машины, с удовольствием хрустнул костями, хотя дорога ничуть его не утомила.
[indent] - Ну ты подумай! И правда ведь Томич. До чего нелепое название… А скажите-ка, у вас тут есть Лох чего-нибудь там? В Шотландии же в каждой дыре будет какое-нибудь озеро, - поинтересовался он у мужчины, который прошел мимо, с подозрением глянув лишь на Джо. – Ладно. Наши действия? Поспрашиваешь местных или сразу пойдем на кладбище? Честно говоря, я бы рванул на кладбище, посмотреть насколько правдиво местные расписали картину. А то, может, просто от древности развалилась могильная плита, и все подняли хай? Этих сельских не поймешь… 

+3

4

К сожалению, языка, который стерся бы от бесконечной болтовни, у тебя тоже нет, — Тёрнер фыркнула, занимая свое место за рулем. Вообще-то она любила дорогу: мчать по пустой трассе, перебираться с колдобины на колдобину по лесным дорогам, плутать по хитросплетениям городских улочек. Любила смену декораций и постоянное движение, и в одиночестве, и в большой компании. Помнится, в эту машину отлично помещалась и пара учеников со своей поклажей, и какая-нибудь душа. Джо рулила, снисходительно слушая их болтовню. Сейчас она предпочла бы тишину и никакого расположения к болтовне Адамса не испытывала. Кто бы ее спрашивал, впрочем. — А танк мой еще и не такую погоду видал, что ему сделается от небольшого дождичка.
В дороге неутомимая болтовня Альфреда переносилась проще: Джо просто отключилась от внешнего мира, сосредоточившись на дороге, и даже не утруждала себя тем, чтобы изредка кивать или поддакивать, благо, спутник благополучно обходился и без этого. Дорога радовала красотой ландшафтов и относительно свободным трафиком. Стук капель по стеклу то убаюкивал, то, напротив, бодрил и заставлял внимательнее смотреть вперед. Шесть часов — как раз то самое время, за которое не успеваешь возненавидеть свою водительскую долю.

Здесь рядом Бейнн-а-Мидхойн, длинное и узкое озеро, можем проехать мимо на обратном пути, если ты такой уж поклонник всевозможных лохов, — вполне миролюбиво предложила Джо, довольная тем, что они наконец-то прибыли и нашли место для стоянки. Не так-то просто это сделать в туристическом местечке, хорошо, что уже не сезон. Не хватало, чтоб этих придурочных туристов еще и по кладбищу носило в такое время. — А подальше Маллардок и что-то еще, не помню. Наши первоочередные действия — пожрать. Никогда не знаешь, когда повезет сделать это в следующий раз.
Переобувшись у машины в высокие "рыбацкие" сапоги, надев куртку и закинув на плечо рюкзак, Джоселин двинулась на поиски ближайшей кафешки, которая подвернулась под руку буквально через полсотни шагов. Народу не было, только парочка каких-то, по виду, местных жителей потягивала пиво из больших кружек. Правильно, с утра выпил — весь день свободен. А тут уже полдень, они явно выбились из графика.
...Слыхал, упырь-то наш? — в помещении было тихо, и хотя Джо выбрала место подальше от стола завсегдатаев, ей хорошо был слышен их разговор. — В лес, говорят, уволок кого-то.
Живого штоль? — разговор шел так, будто говорили о новом урожае или симпатичной приезжей дамочке. — Да ну, брехня, уже бы все на ушах стояли.
Так все в тайне держат! — со знанием дела возразил первый. — Ну, надо думать, такая чертовщина — у нас, в Томиче! У нас тут отродясь ничего страшнее пьяных ирландцев не случалось!..
Да уж, несомненное преимущество пьяных ирландцев в том, что они не жрут людей... — вполголоса хмыкнула Тёрнер, отворачиваясь от болтунов к своей еде, которую как раз принесли. — Похоже, на расспросы времени у нас нет, сейчас и начнем. Кладбища не вызывают у тебя.. мм.. неприятных ассоциаций, Альфред? А то можешь пока пройтись до озера. 
Страж предложила это без особой надежды на успех, просто потому, что не могла немного не поддеть Адамса. О том, какие ассоциации кладбища вызывают у нее, женщина предпочла не распространяться. Неприятные, ясное дело. В земле лежало уже значительно больше близких людей, чем по ней ходило, и это была удручающая статистика. Поэтому лучше есть, чем думать: Джо быстро расправилась с обедом, расплатилась и вместе с Адамсом отправилась на поиски деревенского кладбища.

Снова зарядил противный мелкий дождь, под которым пришлось топать с полчаса, прежде чем в серой пелене появились первые очертания надгробий.
Это, похоже, старая часть, а нам дальше, через все кладбище. Надеюсь, их "упырь" хотя бы не смотрителя в лес утянул, было бы обидно... — размышляя вслух, женщина быстрым шагом шагала мимо разномастных могил, ловко маневрируя по узким кладбищенским тропинкам. Пока что местность производила впечатление тихого и вполне ухоженного местечка. Увы, Тёрнер очень хорошо знала, сколь обманчивым может быть это впечатление. На собственной шкуре испытала, в самом что ни есть прямом смысле. — Надо же, ни оцепления, ни хоть кого-нибудь захудалого встречающего. Ну, может, оно и к лучшему, следы не затоптали. Вон, смотри, похоже, началось.
Часть кладбища была обнесена бело-красной ленточкой, которая едва ли кого-то смогла бы остановить, зато обозначила им место происшествия, одно из. Скособоченная надгробная плита, взрытая земля. Подойдя ближе, Джоселин присмотрелась: гроба внутри уже не было, вероятно, огорченные и возмущенные родственники предпочли подыскать иное место останкам, которые и в смерти не смогли обрести покой. Через несколько метров обнаружилась еще одна могила в похожем состоянии.
Пойди посмотри, нет ли здесь кого живого, — попросила Джо, параллельно вычерчивая в воздухе фигуру памяти. Линии ее едва-едва подсветились. Нужно было что-то посвежее, и она отправилась дальше, к границе кладбища, которая уже почти упиралась в лес. Отличное место для темной или даже гнезда темных. — Во-первых, шли бы они отсюда, а во-вторых, где у них тут свежие следы, этим уже не меньше недели.

+1

5

[indent] … И тут совсем неожиданно Джо блеснула географическими познаниями. Альф так и замер с поднятой рукой, не успевшей растрепать и без того взлохмаченную шевелюру.
[indent] - Чего-чего «бей»? – не понял он. – Такое впечатление, что пока мы ехали, ты втихаря слушала аудиогид по Томичу. В первый раз слышу про этот Малоброк и Бейнмудох, - тут страж его явно уделала, Альф ведь привык, что он обычно куда более осведомлен об окрестностях. Он с подозрением покосился на КБЖ, в уме прикидывая, могла ли она всю ночь торчать в Интернете, изучая карты и читая про маленькую деревеньку. В принципе, решил он, могла. Поэтому ничего удивительного. Есть хотя бы один страж, кому интересно, где предстоит работать, - … А не как обычно это происходит, и потом отдуваться за все приходится мне, - неожиданно додумал он вслух и поймал недоуменный взгляд. – Ну что? Пожрать так пожрать. Вечно вы так и норовите затормозить процесс поиска…
[indent] Это была классика – ворчать на живых. Все светлые души регулярно практиковали нехитрое дело, и у многих, надо сказать, давным-давно уже выветрилась истовая зависть в подобных словах. Когда много лет существуешь, как душа, многое из мира живых забывается, и кажется, что все идет своим чередом.
[indent] - Ну! Из какого модного дома эти сапоги? – Альф отвлекся на Джо за сменой обмундирования.
[indent] К делу страж подходила основательно. Для середины осени и раскисшей в ней Шотландии такие сапоги были лучшей обувью. А вот какой-нибудь молодой подросток наверняка потащился бы на кладбище в кроссовках и жалел бы об этом потом всю жизнь – юношеская недальновидность. Нередко фатальная.
[indent] - Я так понимаю, если дело примет нехороший оборот, мы оба в них потом спрячемся, я в один, ты – в другой, да?  [indent] Очень элегантно, Джо, очень, - не унимался Адамс, кругом обходя стража.
[indent] В сапогах КБЖ стала в разы убедительнее, а гренадерская поступь гарантированно отпугивала всякого кандидата в мужья. Другое дело, что улица была почти пустой, так что в целом это зрелище прошло мимо посторонних глаз, да и сам Альф тоже не особенно за женщиной следил – он оглядывался по сторонам, не без интереса отмечая про себя размах деревни.
[indent] - Интересно, тут хоть домов тридцать наберется?..
[indent] Серокаменные дома с темно-бурыми замшелыми крышами были построены так, что казались совсем крошечными. В тех, где был всего один этаж, запросто могли жить гномы: низкими казались цветные двери, крошечными – белые оконца. Только лишь привычный размер машин, припаркованных у домов, не позволял окончательно поверить этой иллюзии. Заборчики стояли низенькие и разношерстные – никто тут не беспокоился об облике Томича, а передние дворы выглядели по-разному: где-то рос изумрудный газон, а где-то – цветы, у одного дома Альф заприметил детскую горку, а совсем рядом с ней – два мусорных бака, весьма неприятно бьющих по глазам. За домами вверх подымались поросшие кустарником холмы, и на их вершинах лежал серо-рыжий облетевший лес, откуда темными пятнами проглядывала хвоя. Впереди сквозь голые ветки деревьев проглядывали еще дома, но в целом Томич выглядел так же худо, как и звучал.
[indent] - Жалкое зрелище этот ваш Томич, - грустно вздохнул Альф, проходя сквозь каменный бордюр к пустым уличным столикам кафе. Хорошо, что с КБЖ они зашли внутрь: Альф догадывался, что погода не располагает для уличной трапезы.
[indent] Кафе оказалось гостиницей и домом для своих хозяев. Напротив сине-сизая стояла избушка почты, в стороне от нее – телефонный аппарат.
[indent] - Глушь! Дикая глушь! Даже церкви тут не увидел. А это не очень здорово, к слову, - сказал он, занимая стул напротив Джо. Под стражем стул закряхтел старостью, и примерно в той же тональности звучали их соседи за сельской беседой. Альф состроил мину столичного жителя в провинциальном тумане и начал всячески проявлять свое нетерпение.

[indent] В сапогах Джо ступала по сырому кладбищу, будто царица.
[indent] - Никогда еще не радовался так кладбищу! Честное слово, тут больше жизни, чем в Томиче. Просто чудовищно, - он все не мог унять раздражение и топал мимо могил, размахивая руками. Джо в своих сапогах ступала по сырому кладбищу, будто царица и негромко подмечала запустение кругом. Альф, идущий впереди, вдруг резко обернулся.  – Ты заметила, да? Даже дьявольщина на кладбище не смогла их растормошить! Подумать только, какая тут спячка. Вон, никаких следов внимания нет. Даже мох с плит не счищают, - с этими словами Альф попытался стряхнуть со старого камня мелкий мох, цветом напоминающий плесень. Пальцы его бестолково елозили по щербатой поверхности мрамора. – Да тьфу на тебя! – в сердцах выпалил он, пиная могильную плиту. – Пойду гляну следы, в самом деле. Надо же, такое разочарование… Я-то думал, Томич будет милой шотландской деревушкой, где слоняются золотистые ретриверы, а на лугах пасутся овечки, а тут скоро дома под землю уйдут от тоски. Ужасно. Просто ужасно!..
[indent] Чем больше он говорил, тем быстрее ноги несли его к лесу. Лужи оставались неподвижны, когда он в них плюхался, сырой мох не чавкал и не хлюпал. Ветер вхолостую гонял меж голых веток, в стороне осталась красная оградительная лента, и в той же стороне шагала Джо. Альф взглянул на нее со странной тоской, а потом огляделся и пошел дальше. Наметанный его глаз ни за что пока не цеплялся. Край леса был совсем редким, света здесь хватало, и ничем зловещим не веяло. Кругом кусты и деревья, деревья, чем дальше – тем гуще.
[indent] - Следы, ну конечно, - буркнул он себе под нос, а потом принялся заглядывать за кусты и в канавы. С подозрительным прищуром он припал к логу и обнаружил дохлую ворону, а невдалеке от нее – кучу звериного помета. – То-то и оно. Полное дерьмо…
[indent] С раздражением Альф выпрямился, но поисков не бросал: он все смотрел кругом, и постепенно и привычной и неприметной картине что-то начало вырисовываться.
[indent] - Так-так, - приговаривал Адамс, как будто это могло ускорить процесс. Тем не менее, чутье ему подсказывало, что тут что-то не так. Наконец, он остановил свой взгляд на сломанных стволах совсем еще молодых деревьев. Те были не выше шести футов в высоту и росли пока большим скоплением. Часть из них оказалась сломана совсем недавно, как увидел Альф, когда подошел ближе.
[indent] - И что это нам дает?..
[indent] Он отошел в сторону и присмотрелся к земле, взглянул на сторону, в стороной лежало кладбище - темной тенью где-то там бродила сейчас Джо, - и снова на землю. Подгнившие сырые листья, сосновые иголки и сучки – все вроде было на месте, но в некоторых местах Альф приметил проплешины, и он двинулся в ту сторону. Проплешины вели в лес, и всего через несколько метров превращались в борозду, до которой не добрался ветер. Альф приосанился и зашагал быстрее. Не в его силах было бы взъерошить листву, чтобы посмотреть, не было ли в ней еще каких следов, например, кровавых, так что он просто брел вдоль борозды. Впереди снова был неглубокий овраг, густо поросший можжевельником. Альф влез в кусты и заглянул вниз.
[indent] - Ага! – сказал он, замечая темное пятнышко среди травы и листвы.
[indent] Спустившись, он легко распознал носок ботинка. Внутри закралось приятное чувство, будто бы он отыскал ниточку, за которую можно было потянуть. Конечно, дергание ниточки в работе со стражами развязывало только большие беды, но в этом и заключалась их работа. Альф двинулся дальше, теперь уж без оглядки, и через несколько обрывков одежды нашел объеденное тело. Видно было, что лежит оно тут уже давненько, и им до настоящего момента занимались очень многие лесные жители. Останки были тронуты падальщиками и насекомыми, на них уже лежала рыжая ладонь осени – листва, которую редкий порыв ветра ненароком загонял в овраг.
[indent] - Вот это дела, Томич, - довольно покачал головой Альф и бодрой трусцой направился к КБЖ.
[indent] К своему изумлению, он немного поплутал и нашел еще несколько кровавых пятен вокруг, и только потом уже нашел Джо неподалеку от новой части кладбища.
[indent] - Есть контакт! – выпалил он не без гордости. – Нашел одного супчика. Лежит себе в овраге, как старая кочерга. Зуб даю, что лежит там больше недели. Его разули на одну ногу, представляешь. Наверное, замерз!.. – Альф сиял. – В общем, тебе стоит это увидеть. В сравнении с Томичем – это натуральное диво. Не знаю, кто тащил его и зачем, но пожрали знатно. А что у тебя?

Отредактировано Alfred Adams (2018-09-18 22:21:30)

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Obstacles?! I don't give a fuck.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC