Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Совсем недавно (хотя казалось, что прошла целая вечность) ей бы сказали: «эти распри тебя не касаются. теперь ты в стороне». А Эмма судорожно выдохнула бы, прежде чем согласно кивнуть и волноваться об исходе не так явно. Но теперь приходилось привыкать к тому, что это вновь её мир, её реальность, её братья и сёстры. Она была одна, после того, как её вышвырнули обратно, разрушив всё то, что она так отчаянно строила. Некому больше было отвлечь — поэтому Прайдс сгрызла все ногти, пока смотрела телерепортаж о битве между мутантами и — нет, люди здесь были лишь декорациями — мутантами. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » no i won't say please


no i won't say please

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/UnH9f00.png
poe — haunted
no i won't say please
Maleena Delaney as Lisbeth Carroll & Pavel Davydov
ноябрь 2011, поздний вечер в координаторской, Арденау
Паша задерживается на работе до поздней ночи только для того, чтобы не думать в очередной раз о том, как ему могли сообщить совсем другие новости. Ему очень не хочется идти домой, потому что он прекрасно знает, чем закончится его встреча с Лисбет.
Она, в общем-то, тоже знает. И поэтому приходит к нему сама.

Отредактировано Pavel Davydov (2018-08-16 18:49:32)

+3

2

Всё было под контролем.
В отчёте Лисбет эта фраза повторялась так часто, что сразу становилось ясно: всё было под чем угодно, только не под контролем. Взять хотя бы начала предложений и даже целых абзацев, которые заканчивались порядком приевшимися, но такими успокаивающими словами.
Оказавшись на месте, я решила не проводить разведки и сразу ломанулась в эпицентр загадочных смертей, но всё было под контролем.
Я, конечно, подумала о мерах предосторожности, и всё было под контролем, но кто же знал, что тёмные могут нападать и со спины тоже?
Я не запросила помощи потому, что, очевидно, справилась со всем сама, хотя после этого местный пьянчуга критических два часа тащил меня до ближайшей больницы, но всё было под контролем.
У Лис всё было просто: задание получено — задание выполнено. Два плюс два даёт четыре. То есть, результат. Последствия в виде собственного полумёртвого (или всё-таки полуживого?) тельца, глубоких порезов спины и прочих, не столь серьёзных, повреждений можно игнорировать. Приток адреналина того, конечно, не стоил, но ради достижения цели можно было и пострадать. Не сахарная, не растает. Так или иначе, как она и сказала раз пятнадцать,
Всё. Было. Под. Контролем.

За отчётность можно было не переживать: Лисбет всегда писала довольно подробные и развёрнутые сводки с места событий, детально рассказывая каждый свой шаг, каким бы опрометчивым он ни был, и обязательно акцентируя внимание на достижении результата, а не на отдельных действиях, которые вызвали бы тревогу не только у магистров, но и, возможно, у Церкви. Этому трюку она выучилась у наставника и, судя по реакции магистров, он работал, однако работал как-то выборочно.
Паша, например, её отчётами совершенно не впечатлялся, что было немного обидно, но вполне объяснимо. Он же за неё переживал, а не за выполнение возложенной на Лис миссии.
Судя по молчанию телефона, в этот раз беспокойство Павла превышало все известные показатели и, пожалуй, впервые за всё время, что они были вместе, передалось и Лисбет. Вернувшись в Арденау, она не отправилась в координаторскую сразу же, в слегка потрёпанной кожаной куртке, с волосами, больше напоминающими воронье гнездо, чем нормальную человеческую причёску и не сменив повязки.
Не решилась — там её ждал Паша.
Откровенно струсив, Кэрролл развернулась на каблуках и направила стопы к Давыдову домой, в душ.
Помогало успокоиться и более-менее рационально обдумать, о чём говорить; что разговор был неминуем, Лис понимала ещё когда зашла на территорию тёмных. Это наверняка понимал и Паша.

Выбросив пришедшие в негодность штаны, Лисбет, порывшись в собственном скудном багаже, нашла более-менее приличные джинсы и позаимствовала одну из футболок Паши, которую пришлось подвязывать вокруг бёдер; Лис была хорошим пловцом, но конкретно в этой футболке она тонула безо всяких шансов на спасение. Кое-как почистив куртку, она привычно перекинула дорожную сумку через плечо и двинулась навстречу неизбежному.

Привет, — Лис решительно переступила порог координаторской и закрыла дверь, отрезая и себе, и Паше все пути к отступлению. Конечно, были ещё окна, однако они же взрослые люди.
На всякий пожарный Лисбет прикинула расстояние до ближайшей свежевыкрашенной рамы и собственные шансы не запутаться в жалюзи.
В знак собственных мирных намерений она подняла над головой коробку с пончиками и зачем-то ей помахала. Конечно, по сравнению с утренним свежевыпеченным лакомством они вполне могли считаться слегка зачерствевшими, но всё же успокоить Пашу чем-то знакомым показалось ей правильной мыслью.
Прихватила в кондитерской на углу, — пожав плечами, Лис решительным шагом приблизилась к столу Давыдова, — Еле успела перед закрытием, пришлось бежать туда чуть ли не галопом.
Паша старался не встречаться с ней взглядом и это было обидно.
Я вернулась, — выдохнула Лисбет, протягивая Паше коробку с пончиками.
Очень важно, чтобы он это услышал.
[icon]https://i.imgur.com/6C20jXn.png[/icon][nick]Lisbeth Carroll[/nick][status]young blood, never get chained[/status][sign]by Pavel ♥[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ЛИСБЕТ КЭРРОЛ</b></a>, <sup>32</sup><br>страж-ведьма; уничтожает души, сотрудничает с Церковью;<br><a href="http://actus.rusff.ru/profile.php?id=749">darling</a>, how would it feel?[/zvanie]

Отредактировано Maleena Delaney (2018-08-27 12:28:03)

+4

3

[indent] В пятый (кажется; могло быть и больше; он, честно, не был уверен) раз перечитывая отчёт, который он скоро будет знать наизусть, Павел пытался понять, где всё пошло не так.
[indent] Не конкретно в той ситуации, в которой оказался автор этого самого бесконечно прекрасного — по крайней мере, другие координаторы его явно оценили бы именно так, потому что такое произведение сулило минимум вопросов и от Ордена, и от магистров, и вообще от всякого, кто мог нагрянуть с проверкой на предмет добросовестной бумажно-электронной работы стражей, — отчёта, нет. Всё шло не так в его собственной жизни. Немного пораскинув мозгами, Давыдов пришёл к выводу, что виноваты люди, окружавшие его: в конце концов, он ведь не заставлял двух самых дорогих ему девушек рисковать своими жизнями, верно?
[indent] Ещё немного подумав, Паша был вынужден признать, что его частичная вина в этой постоянной нервотрёпке тоже была. Если со Светланой всё было ясно — она была его младшей сестрёнкой, близким для стража человеком по умолчанию, и с этим ничего нельзя было поделать, раз уж в детстве их пути сошлись на дружбе, а не вечной борьбе, как это бывает у некоторых сиблингов, — то появление в его жизни мисс Кэррол можно было предотвратить. Теоретически. Он мог сдать её другому координатору. Или просто не сближаться с ней. Многие знакомые ему координаторы поддерживали исключительно рабочие отношения со своими подопечными, а не дружеские.
[indent] Если же здесь ты терпел поражение и всё же обзаводился новым приятелем, то, как вариант, было бы неплохо в подопечного не влюбляться. Тогда дела обстояли бы совсем идеально: Павел даёт мисс Кэррол задания, мисс Кэррол с ними справляется и даёт Павлу результат. Он немного волнуется, но не то чтобы сильно. По ситуации.
[indent] Давыдов же облажался на всех пунктах.
[indent] Ещё до того, как тот самый злополучный отчёт пришёл на его почту, Паша знал: ему не понравится. Причин так думать было несколько. Опоздание, с которым мисс Кэррол его прислала; счёт, что пришёл от больницы дурацкого датского городка, названия которого вылетело у него из головы примерно сразу же; ну, и, конечно же, тот факт, что мисс Кэррол ему не позвонила, хотя прекрасно знала, что Давыдов относится к тому типу координаторов, что предпочитают вербальное подтверждение того, что с его подопечными всё в порядке. Потом на экране компьютера всплыло уведомление о новом входящем, Паша с каменным лицом открыл его, быстро пробежался глазами по тексту в первый раз — и всё сразу стало ясно.
[indent] — Я не злюсь, — сказал он Джиму, пока они стояли в комнате отдыха перед автоматом с напитками — кофеварка, стоявшая в их кабинете, была сломана уже четыре дня, и приходилось перебиваться хотя бы этой мутью. — И не обижаюсь, — добавил он спустя небольшую паузу, прерываясь на то, чтобы добавить в свой американо лишнюю порцию молока. Лучший друг внимательно следил за ним с самого утра, уже подозревая, что день хорошим не закончится, и лишь молча кивал, словно чувствуя, что с русским сейчас лучше не перечить — обидится ещё и на него и уйдёт в себя окончательно. Уж что-что, а злиться и обижаться Паша умел, хотя и редко это показывал. Да и память у него была слишком уж хорошая. Поэтому-то он и убеждал сейчас — в первую очередь, самого себя, вовсе не Аллердайса.
[indent] Правда, с тем, что думал он о Лисбет последние пару часов исключительно как о «мисс Кэррол» (а ведь через пару месяцев в его идеальном будущем она стала бы не мисс, а миссис), Давыдов всё равно подметил и сделать с этим ничего не смог: это помогало отстраниться от проблемы и не закипать слишком уж сильно.
[indent] — Я не злюсь, — он сказал это около пяти раз. Примерно столько же, сколько читал отчёт, в общем-то. Джим вздыхал и продолжал кивать. Даже не пытался разрядить атмосферу какими-нибудь шутками или рассказами о планах на следующий стрим.
[indent] Короче говоря, дела в их кабинете обстояли, мягко говоря, плохо.
[indent] Не горя желанием идти сегодня домой — мисс Кэррол всё же удосужилась написать ему смс, на которое он не ответил, о том, что вернётся в Арденау к вечеру, — Паша сказал Аллердайсу, что ещё немного задержится, и тот принёс ему ещё кофе перед уходом. Кажется, стащил у кого-то из нормальной кофеварки, потому что на вкус было вполне прилично. Это даже немного успокоило Давыдова, заставляя расслабиться в рабочем кресле.
[indent] Впрочем, вся его расслабленность мигом улетучилась, стоило дверной ручке дёрнуться. Он даже не успел попросить Вселенную о том, чтобы это был Джеймс, забывший что-то на столе, когда в кабинет зашла — конечно же, мисс Кэррол.
[indent] Взгляд Паши вернулся к монитору компьютера, на котором он заполнял сопроводительный бланк ко всем отчётам его подопечных за этот месяц. У него замечательно получалось игнорировать присутствие постороннего, пока посторонний, наконец, не протянул ему пачку с пончиками. В знак примирения. В знак того, что всё хорошо.
[indent] Давыдов, не отнимая рук от клавиатуры, прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. Вновь посмотрел на монитор, допечатал одно слово, на котором остановился, поставил точку, нажал на кнопку сохранения и всё же отодвинулся от стола. Не вставая со своего удобного кресла таки поднял взгляд на мисс — Лисбет. Паша отметил свежую ссадину на её лбу, которую она старательно пыталась прикрыть волосами, и поджал губы, скрестив руки на груди.
[indent] — А могла и не вернуться. Судя по тому, что я прочитал, — он кинул взгляд на распечатанный отчёт, что лежал на его идеально прибранном столе, выбиваясь из всего этого царства перфекционизма, — пять раз. Кажется. Могло быть и больше. Я, честно, не уверен.
[indent] Ладно, сейчас можно было признать, что он был зол. И очень даже обижался.

+3

4

Лисбет проанализировала напускное спокойствие Паши и сочла его плохим знаком. Оно вызывало неприятные ассоциации с затишьем перед бурей — ну или, если мыслить менее образно, напоминало о недавнем задании. Когда она подошла вплотную к месту обитания тёмных, там тоже было тихо и спокойно. По крайней мере, поначалу. Разница состояла в том, что тогда она была готова к нападению, сейчас же не знала, чего и ожидать. Поразмыслив (паузы, которые Павел делал между словами, позволяли ей эту роскошь), она решила, что предпочла бы открытую демонстрацию гнева, нежели попытки постичь дзен посредством равномерных вдохов и выдохов и этот подчёркнуто-нейтральный тон. Однако, настораживало не столько это.
Он не взял коробку с пончиками.

Но вернулась же, — Лисбет ничего не оставалось, кроме как продолжить гнуть свою линию. Она искренне не понимала, из-за чего Павел настолько зол, что даже мирное подношение не принял, ведь она находится здесь, а не в морге, — И если ты читал его внимательно, — в чём лично у неё сомнений не оставалось, после пятого прочтения можно было этот несчастный отчёт наизусть вызубрить, что уж говорить о внимательном ознакомлении, — То ситуация была под контролем.
Она не кривила душой; Лис действительно контролировала ситуацию.
Поначалу.
То есть, она так думала.
То есть, она была в этом уверена. Уверенность — это важно. Если бы она хоть раз усомнилась в собственных словах или, не приведи Господь, действиях, была бы мертва или отстранена. Лисбет не знала, что хуже. Сидящий перед ней Павел, ожидающий, судя по лицу, чего угодно, кроме утверждений, что всё было и есть в порядке, явно входил в топ-3.
Устав держать пончики в протянутой руке, Лис положила коробку прямо на свой отчёт — то есть, Давыдову под нос. Ему не помешало бы отвлечься, ей — взять тайм-аут и обдумать свои дальнейшие слова и действия, но эй, с каких это пор она стала действовать настолько рационально?
Если переживать о всех "могла бы", не останется времени на работу, — Кэрролл пожала плечами, — В конце концов, я и с практики могла бы не вернуться. Со схватки с якорем. Невозможно просчитать все риски, — она умолчала о том, что никогда этого и не делала (расхождение с предельно рациональными отчётами было налицо и, скорее всего, на лице), поскольку считала: просчитывание рисков = пустая трата времени и ресурсов, которые можно было распределить на более насущные задачи. Возможно, она выбрала слишком резкий тон, но что поделать.
Дипломатия не являлась её сильной стороной. Уничтожение тёмных — да. Поиск и исследование всевозможных артефактов — определённо. Забота о близких — более, чем.
Но не тщательно выверенные разговоры, имеющие большее сходство с прогулкой по минному полю, нежели с обыкновенной беседой.

Лучше бы Паша кричал.
Или стукнул кулаком по столу — сейчас это было проблематично, он рисковал попасть по пончикам, но, возможно, раньше...
Или
что угодно, кроме этого. Лисбет неуютно поёжилась. Заканчивать на такой резкой ноте ей не хотелось, оставлять Павла в таком жутком спокойствии — тоже.

Послушай, я понимаю, ты переживал, — Лис с досадой пнула ножку стола, который стоял на её прямом пути к Паше, — Правда, понимаю. Но это моя работа и она должна быть выполнена. И она была выполнена, раз уж на то пошло.
Нет, стол был определённо третьим лишним, однако сдвинуть его так и не вышло. Пришлось обойти.
Я ведь здесь, — обхватив лицо Давыдова ладонями, Лис вынудила его посмотреть прямо на неё, а не мимо, как он это делал до сих пор, — Всё обошлось. Всё хорошо.
Она попыталась ободряюще улыбнуться, однако получилось лишь нечто среднее между улыбкой и вопросом.
Всё обошлось?
Всё правда хорошо?
Обогреватели в координаторской работали, как всегда, на совесть (пожалуй, даже слишком хорошо, если посмотреть на слишком лёгкую для ноября одежду Паши), однако Лисбет поймала себя на том, что никак не может согреться.
Оно и неудивительно.
Зима на носу, а у неё под курткой летняя футболка. [icon]https://i.imgur.com/6C20jXn.png[/icon][nick]Lisbeth Carroll[/nick][status]young blood, never get chained[/status][sign]by Pavel ♥[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ЛИСБЕТ КЭРРОЛ</b></a>, <sup>32</sup><br>страж-ведьма; уничтожает души, сотрудничает с Церковью;<br><a href="http://actus.rusff.ru/profile.php?id=749">darling</a>, how would it feel?[/zvanie]

+2

5

[indent] Паша подумал о том, что если ещё раз услышит «всё было под контролем», то точно сорвётся.
[indent] Лисбет была невероятной. Проблема была в том, что под этим словом он подразумевал совсем не то, что обычно хотят слышать. Нет, Давыдов не мог отрицать очевидного: для него Кэррол была прекрасна и очаровательна; он любил, как она морщит нос, когда они стоят рядом друг с другом, и ей приходится задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза; даже её дурацкая привычка таскать его одежду уже давно казалась ему милой. Но сейчас речь шла о том, что стражница обладала тремя невероятными талантами: Даром, магией и безусловной способностью выводить его из себя. Даже Света, в последнее время зачастившая посещать их кабинет с характерным «Джим, Паша, вам пора поработать в поле», вызывающее у её брата ничто иное, как чисто русское «блять пиздец, ну, началось», не могла довести старшего Давыдова.
[indent] Кэррол смогла. Делала это прямо сейчас. Не специально, конечно же, но легче от этого не становилось.
[indent] Сжимая скрещенные на груди ладони в кулаки, пряча их подмышкой, Паша скрипнул зубами и покачал головой. «Невозможно просчитать все риски», — говорила Лиза. «Почему тогда я всегда их просчитываю?!» — хотелось кричать ему в ответ. Почему он может подумать о том, что будет после его действий, а остальные — нет? Это не было занудством, это обыкновенный, мать вашу, инстинкт самосохранения!
[indent] — Какая разница, что было на практике! — не выдержав, Давыдов всё же позволил себе чуть прикрикнуть, тут же жалея об этой вольности. Он добавил бы ещё, но вовремя заставил себя заткнуться, как можно крепче сжимая челюсти. Несмотря на то, что страж злился (и злился очень сильно), ему не хотелось давать волю этому неприятному чувству. Раз уж из всей их компании именно он считался главным «занудой», оплотом здравомыслия, то нужно оставаться таким до конца. Сорваться — значит, потерять контроль над ситуацией.
[indent] Паша хотел верить в то, что у него этот контроль всё ещё есть. Самообман — занимательная штука, знаете ли.
[indent] Лучше бы Лиза вообще не приходила. Он мог посидеть на работе часов до двух ночи (или и вовсе взять ночную смену) и приехать к моменту, когда стражница уже спала бы крепким сном. Конечно, упрямой, упёртой Кэррол ничего не стоило сидеть и ждать его хоть до самого утра, но тогда Паша замял бы ссору, не начиная разговор, списав всё на усталость.
[indent] Естественно, всё это были отговорки. Да и какой в этом смысл, если всё равно Лисбет стояла перед ним, пиная его стол, и смотрела сверху вниз своими щенячьими глазами?
[indent] Когда она обошла стол и обхватила его лицо своими ладонями, Давыдов даже на секунду поверил в то, что эта их словесная баталия сейчас закончится так же, как и всегда: он не сможет долго на неё злиться, и уже завтра они будут как ни в чём не бывало болтать в этом же кабинете.
[indent] Потом её выражение лица («я сама не верю в то, что говорю», — явно читал он) разозлило его окончательно, и Павел понял, что у него вряд ли остались силы держать то, что накопилось, внутри себя.
[indent] — Господи, Лисбет! — он отъехал от неё на своём стуле, вскочил с него и быстрым шагом обошёл стол, чтобы начать ходить по кабинету в попытке успокоиться. — Всё хорошо? Всё хорошо?! Тебя дотащили до больницы! Чудом! У тебя разбит лоб, и я понятия не имею, как сильно… — Давыдов вдруг остановился и внимательно посмотрел на девушку, прежде чем подойти к ней и начать стягивать одежду. Куртка оказалась на столе, подвязанную футболку, в которой он смутно признал свою, достаточно было просто задёрнуть повыше, чтобы его взгляду открылись повязки. Кое-где уже желтели синяки. Явно свежие бинты были сухими и чистыми, что говорило о качестве швов на ранах, но даже этого ему было достаточно, чтобы мелко затрястись от злости.
[indent] — Вот это вот ты называешь «хорошо»? — тихо спросил Паша, отпуская, наконец, Кэррол, что тут же одёрнула одежду. — Да, Лисбет. Всё чудесно. Всё просто прекрасно.
[indent] Он опёрся на стол Джеймса. Провёл ладонью по лицу, останавливаясь на подбородке, и вновь поднял взгляд на Лисбет. Давыдов знал, что слова, которые он собирался сказать, сделают больно им обоим, но тянуть ещё больше он не мог. Потому что…
[indent] — Я устал. Устал, Лиза, — он глубоко вздохнул. — Устал волноваться за тебя. Я не могу просто взять и отказаться о тебя, от своих чувств к тебе. Чёрт, да ты, Джим и Света — самые близкие для меня люди, — Паша покачал головой и досадливо усмехнулся. — Поэтому я всё равно буду беспокоиться и переживать каждый раз, когда ты будешь поступать так безрассудно. Потому что ты мой друг.
[indent] Друг, Лисбет.
[indent] Ты же понимаешь, что значит это слово?
[indent] — Но строить семью с человеком, который так беспечно относится к своей жизни, я не могу.

+2

6

Вспышка гнева стала для Лисбет неожиданностью: она вздрогнула, вытянулась по струнке и расправила ссутулившиеся плечи. Кэсс часто смеялась над этой её попыткой казаться больше — особенно после того отрывка из японского тв-шоу с демонстрацией защитных механизмов сов — однако Лис давно научилась не обращать внимания на эти подтрунивания, хотя в такие моменты и чувствовала себя крайне глупо, а никак не грозно и устрашающе. Это была её тактика выживания, которой она придерживалась двадцать шесть лет и которая, судя по всему, работала. Результат налицо.
Суть, впрочем, была не в этом, а в Паше; возможно, резковатый окрик стал сюрпризом и для него, тем не менее, Лисбет поймала себя на том, что радуется подобному всплеску эмоций с его стороны. Да, на какое-то мгновение ей показалось, будто Давыдов хочет её ударить и это было бы не очень хорошо, учитывая общее состояние Кэррол, но открытое проявление чувств было куда лучше того сухого, равнодушно-официозного тона, которым была вознаграждена Лисбет, стоило ей переступить порог координаторской. С таким Пашей можно было работать.

Легче вспомнить задания, после которых мой лоб не бывает разбит, — попыталась отшутиться Лис, по шагу отходя от Давыдова с его гениальной идеей самостоятельно проинспектировать её состояние, хотя в любой другой ситуации была бы только рада оказаться в его объятиях. В ситуации, которая не включала в себя тяжёлых (для Кэррол как минимум) разговоров о том, как хороша она в получении всевозможных увечий, — Слишком хорошая мишень, знаешь ли. Эй, аккуратнее!
Конечно, пробовать убежать от Павла было гиблым делом, особенно если сравнить широту его шага и её.

Лисбет резко одёрнула футболку сразу же, как Паша закончил свой осмотр; характерный звук рвущейся ткани заполнил повисшую тишину, но вернуть атмосфере былую непринуждённость (а по сравнению с тем, что теперь висело в воздухе, тогда была именно что непринуждённость) так и не смог. Лис сидела на краешке чьего-то стола, уставясь на собственные обтянутые джинсами коленки и обхватив себя руками. Давыдов, конечно, имел представление, что её кожа процентов на семьдесят состоит из застарелых шрамов и разноцветных синяков, но тот факт, что он увидел её такой и что это случилось так...
ей вдруг захотелось вернуться в душ, взять жёсткую мочалку и соскоблить всё подчистую.

Дослушав (а Пашу пришлось дослушать, потому что сидеть в тишине Лис больше не могла) Давыдова, она ещё какое-то время рассматривала джинсовую ткань и собственные коротко остриженные ногти. За этот день произошло немало неприятных вещей, но эта била все рекорды. Так она себя не чувствовала даже когда считала затылком бугры и ямы на дороге, по которой её волочили в попытке спасти. Но это было не самым худшим.
Невозможность наорать, ударить и даже обидеться на Павла за его слова — вот что убивало. Он ведь не сказал ничего, что её бы обидело, он не отказался от неё и не бросал её. Он просто сказал, что они друзья.
И просто сказал, что она — не тот человек, с которым можно себе позволить что-то большее. Как раз когда сама Лис начала думать, что, может быть, у неё что-то получится. Может быть, она сможет быть семьёй с кем-то помимо Кэссиди. Может быть, она сможет принять такую ответственность и даже справиться с ней.
Судя по тому, как вежливо Паша вытолкал её из своего личного пространства — не может.
Ладно.
Хорошо.

Ты не можешь так поступить со мной, — твёрдо и чётко сообщила Лисбет своим коленкам. Возможно, под конец её голос слегка сорвался, однако она продолжила, — Так нельзя.
Эгоистично? Да. Незрело? Скорее всего. Нечестно? Может быть.
Да, она была неправа. Да, она вела себя безрассудно. Но, чёрт возьми, она сильно сомневалась, что заслужила весь этот разговор.
Павел наверняка надеялся, что он закончился.

Что ж, и ему было свойственно ошибаться.
[icon]https://i.imgur.com/6C20jXn.png[/icon][nick]Lisbeth Carroll[/nick][status]young blood, never get chained[/status][sign]by Pavel ♥[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ЛИСБЕТ КЭРРОЛ</b></a>, <sup>32</sup><br>страж-ведьма; уничтожает души, сотрудничает с Церковью;<br><a href="http://actus.rusff.ru/profile.php?id=749">darling</a>, how would it feel?[/zvanie]

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » no i won't say please


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC