Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Совсем недавно (хотя казалось, что прошла целая вечность) ей бы сказали: «эти распри тебя не касаются. теперь ты в стороне». А Эмма судорожно выдохнула бы, прежде чем согласно кивнуть и волноваться об исходе не так явно. Но теперь приходилось привыкать к тому, что это вновь её мир, её реальность, её братья и сёстры. Она была одна, после того, как её вышвырнули обратно, разрушив всё то, что она так отчаянно строила. Некому больше было отвлечь — поэтому Прайдс сгрызла все ногти, пока смотрела телерепортаж о битве между мутантами и — нет, люди здесь были лишь декорациями — мутантами. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » Возвращение блудной


Возвращение блудной

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/XCukR.gif
Pete Yorn & Scarlett Johansson - Bad dreams
Возвращение блудной
Daniel Jack Donnelly(Alfred Adams) & Skyler Maxfield
Ноябрь 2015,бар Доннели.
Если гора не идёт к Магомеду...
Магомед сделает все, чтобы она пришла, а то шляется хрен знает где и жива ли вообще?

Отредактировано Skyler Maxfield (2018-07-27 22:24:42)

0

2

Наверное, вы найдете немногих людей, которые при встрече с незнакомцами первым делом представляют их сидящими на унитазе с газетой и крайне натужным лицом. Но вот Джек Доннелли так делает, и особенно в момент, когда перед ним обнаруживается или чудовищно важный мужик с толстым кошельком и властью или сексуальная до трехфутовых слюней красотка в платье с призывом. Тут бы спросить: ну а во втором-то случае для чего, Бога ради? А равности для. Вот она стоит, вся до безобразия красивая, доступная, со своими мыслишками о высоком и низком, и Джек ее заведомо хочет глазами, и она его глазами тоже хочет. Он – крутой тип из обеспеченной семьи, а она думает, что еще круче – охмурит его одной левой. Но на самом деле все они состоят из одного и того же дерьма, и ощущение прозаичности, о которую разбиваются мини-юбки и вот это вот все тонкорукое и тонконогое – это прекрасно. Оно живо возвращает с небес на землю, и ты больше уже не смеешь бросаться в омут, не глядя. Ты осознанно и продуманно входишь в чистую воду, чтобы выйти из нее… ну, примерно сухим.
В назначенный час, но далеко не минута в минуту Вероника Маллоу поднялась к нему в кабинет, и при встрече они оба сразу окинули друг друга жадными взглядами и перешли на «ты». Через мгновение примерно Джек уже ухмылялся, воображая себе эту ухоженную красотку сидячей на унитазе с кроссвордами. Фантастически смешно: в книгах такого не напишут, а сама Вероника наверняка мнит себя фигурой хоть сколько-нибудь важной в своем мире. Но невозможно бояться или пойти на поводу у человека, который пытается отгадать «лицевую сторону монеты». 5 букв. И с насмешкой в лице, с глазами, в которых поблескивал хохот, Джек завел с Вероникой деловой разговор о новой сцене и оборудовании, которое должно были приехать через неделю.
- Дело в том, - еще раз напомнил он где-то в самом начале, когда уже сидели за столом, - что между нашим запросом и вашим ответом есть некоторые разногласия. Я об этом писал, точнее сказать, мой э-э секретарь. Пойми, мероприятие будет очень важное, и приглашенная звезда просто не станет работать с такими «пукалками» вместо нормальных порталов и сабов. Я понимаю, что разница между «Господи, какой звук!» и «пукалкой» в их случае просто смешная, но ты же понимаешь эти звездные замашки…
Вероника парировала, и это словесное фехтование об аппарате и сцене продолжалось. А в сущности все было просто: они (Вероника и ко) решили хватануть побольше денег и сдали аппарат на другое мероприятие, минуя всякие договоренности с Джеком, и теперь пытались впарить ему аппарат… да тоже первоклассный, но, все-таки, не тот.
- Послушай, у меня есть все бумаги от наших техников, мы можем связаться с ними хоть прямо сейчас, чтобы убедиться: аппарат, который предлагаем мы, ничуть не хуже, - по-дружески сказала Вероника. Совсем уж как-то по-детски, как показалось Джеку.
По идее, он мог бы расторгнуть этот договор и связаться с другими прокатчиками, которых пару дней назад ему нашли. Но уж больно хотелось потрепать эту сучку за то, что изгадила ему пару отличных выходных. К тому же, Джека Доннелли знают как человека принципиального, вот он и уперся рогом.
- А лицевая сторона – аверс, кстати… - пробубнил он себе под нос с издевкой.
- Что?
- Ох, я говорю, Вероника, давай свяжемся, с радостью послушаю их доводы.
И связались с техниками. Джек слушал внимательно, кивал, иногда брался крутить сигару, которую в кабинете курить было, к сожалению, нельзя. Доводы техников были вполне убедительными, и вообще-то говоря, если б связаться со звукорежиссером «звезды», то наверняка можно было бы договориться, но Вероника со своей бригадой, конечно, не получит от него ни цента. Как бы не так.
- К тому же, Джек, поскольку работаем вместе не в первый раз, мы готовы сделать жирную скидку, как постоянному партнеру, - сказала женщина.
Джек покивал и скрыл зевок, как мог.
- Скажи-ка, Вероника, а ты слышала когда-нибудь про загадку «есть два стула…»?
Вероника склонила набок голову и скептично поджала губы: она ведь сюда пришла не шутки шутить, а серьезная вполне себе женщина. Джек хмыкнул и смахнул загадку рукой.
- Ладно. В любом случае, я повторюсь: мне не очень нравится привычка сидеть на двух стульях, потому что она почти всегда проваливается, и потом сильно болит задница. Понимаешь? А вы пытаетесь сделать именно это. Ведь вы не отдали «другой отличный аппарат» со всеми преимуществами, которые мы только услышали, вашему теперь актуальному заказчику. Будем смотреть правде в глаза, - тут он улыбнулся, сохраняя при себе деловой и пристальный взгляд. - Я тебе признаюсь, Вероника, что мне очень не хочется портить эти отношения, потому говорю предельно честно. В моих глазах этот поступок выглядит как хитрость вполне объяснимая. Но мне не очень она нравится…
И спор продолжился с новой силой. В какой-то момент, когда сигара снова оказалась у Джека в пальцах, и они с Вероникой хохотали с пошлого анекдота, зашла девочка лет тридцати. Арт-директор. Нэнси, новенькая.
- Босс, к вам Скайлер Максфилд, - в глазах Джек прочитал вопрос: «Что за шкура к тебе рвется, ублюдок?»
- Максфилд? Ну, пусть зайдет, - насмешливо сказал Джек, все еще потешаясь над анекдотом.
В следующую минуту, когда показалось знакомое лицо, Донелли покровительственно сидел в своем кресле и поторопил ее жестом.
- Входи-входи, - добавил он к тому, а потом обратился к своей гостье. – Это, Вероника, мой старый друг. То есть, ей, несомненно, вечно семнадцать, как любой уважающей себя женщине, но знаю я ее очень давно. Это, Вероника, человек-читер. Чего она только не умеет делать, - пока Джек говорил, он провожал Скай веселым взглядом. – Чего только не умеет… И я все задаюсь вопросом: когда же она нашла время, чтобы всему научиться? Невозможно быть и тут, и там сведущим. Что-то в ней нечисто, в моем старом друге, - улыбка его становилась все шире, забавно растягивались в ней усы и борода, пока, наконец, лицо не застыло в довольном выражении. Тут Джек повесил многозначительную паузу, и Вероника с некоторым раздражением посмотрела выжидающе сначала на него, а после на Скай, которая была для нее человеком абсолютно бесполезным и безымянным. Поэтому, может, ее фигура поставила окончательную точку на недавнем диалоге. Женщина поднялась с кресла, подобрала свою сумку, которую прежде оставляла у спинки, расправила полы пиджака.
- Ну, Джек, мы друг друга поняли. Не так ли? Обновленный договор мы сегодня пришлем, так что… - Вероника еще раз окинула Скай недовольным взглядом. – Так что компромиссный вариант – это всегда лучший вариант.
Джек задрал подбородок, все еще скалясь, и увесисто кивнул, закрывая глаза.
- Так точно, Вероника. Был рад, очень рад, - пришлось подняться с кресла, чтобы подобающе женщину проводить. Скай в этот момент будто бы перестала существовать в комнате. Дело надо было грамотно закончить, и Джек подошел к Веронике, чтобы пожать ее лощеную руку. Ногти у нее были короткими и аккуратно подпиленными, в черном лаке. В губы она регулярно себе подкалывала кое-что известное, брови были дорисованными, как почти у всех девушек и женщин. Почему-то, глядя в ее привлекательное лицо, Джеку сделалось дико смешно. Губы у него так и задрожали от невысмеянного хохота, но он собрался с духом и как можно серьезнее сказал.
- Спасибо, что заехала, все-таки. Я тебе позвоню, ладно? – это всегда должно звучать многозначительно.
Вероника не без кокетства хмыкнула.
- Договорились, Джек. Пока.
Обнялись, женские ладони скользнули по спине, как надо. Вот теперь дело сделано. У него наклюнулись приятные возможности, у нее – приятные интригующие мысли.
- Нельзя оставлять женщину без интриги, правильно? – поинтересовался у Скай Джек, когда за Вероникой закрылась дверь. – И я вот иногда все еще думаю, Скай… В самом деле. Как ты умудрилась все освоить? А еще иногда я думаю, какого черта ты регулярно проваливаешься в черную дыру, а потом говоришь так, как будто только что из дурки, - все серьезнее говорил он, затем чикнул по кончику сигары, гильотинкой, обнажая табак, захватил зажигалку и плеснул в два пустых бокала по коньяку.
- Давай-ка до курилки дойдем. Даже обнимать тебя не хочу, задница. Ты уже достала меня своими исчезновениями. Серьезно, - и он невесело взглянул на Скай, так ее и не обняв приветственно. Обойдется, зараза. – Я иногда думаю, что пора прекращать думать о том, как ты там живешь. Потому что ты все равно не говоришь, - все это Джек произносил будто бы между прочим, за компанию к своим действиям. – Черт, как хочется курить… - они быстро добрались до внутреннего двора, который Джек зачем-то именовал «курилкой». - Как тебе эта цыпочка? Хотела меня нае… В общем, ладно. Валяй сюда свою исповедь, пока я тебя не припечатал к стенке, поняла? Я не шучу. Я действительно очень зол. 
[nick]Jack Donnelly[/nick][status]С сигарой не по Фрейду[/status][icon]https://a.radikal.ru/a07/1806/13/a1967c7a4166.gif[/icon]

Отредактировано Alfred Adams (2018-06-21 00:37:33)

+3

3

Worried I'm getting older, that my fangs have grown too long
Worried I lost my car keys or that I said something wrong
Pessimistic as it seems sleep will never come that easy
We will always have bad dreams...

https://i.imgur.com/LyQpE79.gif

- Нет, Моника, сегодня встреча не состоится. Калебу я сразу же сказала, что как только он вытащит свою голову из задницы, то тогда и поговорим. А он этого... Да-да, именно. Черт бы с ним! Скажи мне, орегано с базиликом ведь сочетаются? – Скайлер покрепче прижала телефон плечом к уху, чтобы тот не ухнул в кулинарное произведение искусства. Лучше это назвать так, ибо более точное описание точно бы послужило мобильному билетом в один конец в гущу булькающего соуса. Ассистентка на том конце провода поспешила заверить, что сочетание очень даже неплохое, но смотря для какого блюда и какое вино будет подаваться…
- Может надо было взять вино и не замарачиваться?...- задумчиво и в пустоту, не ассистентке точно, произнесла Скай, хмыкнула и поспешила поблагодарить собеседницу. Скинув звонок и оставив мобильный телефон позади себя на столе, англичанка, не умеющая готовить от слова» совсем», обернулась к булькающему детищу.
- А посмотришь на Гордона Грэма и решишь, что вся эта бесподобная  гастрономическая красота такое плевое дело.
Добавив щепотку зелени в соус, зря спрашивала что ли, блондинка помешала деревянной ложкой соус и задумалась. Нет, не над пропорциями, временем готовки и консистенцией соуса. А над тем,как она до этого докатилась. Именно - докатилась. А вот как - все известные методы "релаксации" она уже перебрала. Надоели, приелись, здоровье организма не резиновые и не железное. Сдохнуть расслабляясь Скай была не намерена. Глупо получится, черт возьми. "Здесь покоится Скайлер Максфилд, пытающаяся расслабится из-за стресса. Расслабилась. Умерла".
Тряхнув головой и прогоняя четкое очертание на надгробной плите, англичанка еще раз перемешала соус. В мыслях промелькнула дымкой тень кошмара, которым ночью наградил Морфей. А в ушах раздался собственный крик, из-за которой Скай и проснулась, резко распахнув глаза и понимая, что крик был во сне и она у себя дома, в кровати. А не на каменном полу, в пропахшем сыростью подвале Ирландского городка. Снова.
В нос ударил запах гари. Ухнув в воспоминания ночного кошмара с головой, мысли о готовке испарились моментально. Какой соус, какая паста? А тем временем, соус принялся за план побега, долой, за края посудины, как и паста. Все и сразу. Зашипела плита, вопя на англичанку и наглым образом выдергивая ее из лабиринта воспоминаний.
- Да твою ж мать! – Скай отложила ложку, которой мешала соус, в сторону и схватилась сразу за обе кастрюльки, сдвигая их с горячей поверхности конфорки на холодную часть варочной панели. Глядя на все это безобразие, которое пузырилось, вылезало из-под крышки или без крышки вытекшее почти наполовину, Скайлер потерла костяшками пальцев левой руки лоб и ругнулась. От запаха гари начало першить в горле , а вытекший соус продолжал пригорать, приобретая коричневую корочку. Ругнувшись еще раз, англичанка сообразила, что сдвинуть посудины сдвинула, а выключить плиту забыла.
- Как кому-то это может помогать расслабиться, не понимаю… Не мое это. Не мое. – Ковыряя ложкой остатки соуса, чтобы отлипли со дна кастрюли, ругалась горе-кулинар. Распахнув окно, чтобы запах гари как можно скорее выветрился, пытаясь унять головную боль и уже трижды умывшись холодной водой, чтобы глаза не щипало, Максфилд приняла окончательное решение больше к плите не притрагиваться. Хватит, а то ведь спалит так когда-нибудь что-нибудь. И резким ухудшением самочувствия тут не отделаться. А мигрень окажется ерундой.
За спиной послышался шорох. Слишком отчетливый – в раковине шумела вода, а с улицы доносилась жизнь города. Шорохи такими громкими не бывают, для них это противоестественно. Подняв глаза на кухонный шкаф со стеклом и не обнаружив позади себя никого, Скай оглянулась. Никого. Ничего. Все также шумит вода, гудит городская жизнь, да ветер гуляет по гостиной и кухне. Нахмурившись и отвернувшись обратно к мойке, англичанка продолжила отковыривать куски соуса и пасты в кастрюлях. Снова - шорох словно лезвием прошелся по слуху, разрезая все посторонние звуки. На это раз воровка обернулась сразу же. Итог такой же, пусто. Неужели опять?
После дельца, в котором принял участие страж-колдун, Максфилд начало клинить. Иначе это безобразие не обозвать. Кассиус спас ей жизнь, секундой позже и темная душа сожрала бы англичанку в соусе из собственной крови, да поминай как звали. Все после было прекрасно, живы, здоровы, веселы. За единственным исключением – начались галлюцинации. Различного характера, вот и сейчас она решила, что на подходе очередная. Да, она много пережила за одну ночь, после такого стать бы законопослушной гражданинкой, ходить раз в неделю в церковь, чтобы покаяться в грехах. Но только это была Скайлер. А значит, что такая схема с ней не сработает. Отпустит все, пройдет, как только она придумает бронебойный способ, чтобы перезагрузиться и расслабиться. А пока – она словно наблюдает за небом, затянутым белыми облаками, по которому плывут грозовые тучи и выбирают подходящий момент, чтобы разразиться. Скай глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Простой шорох, всего-то. Даже зарисовывать ничего не пришлось.
- Уверена? – в ухо усмехнулись. Пальцы на деревянной ложке сомкнулись мертвой хваткой, англичанка резко обернулась. По спине побежал холодок, из-за которого начало сводить челюсть. Никого. Пальцы на ложке сомкнулись крепче, ногти впились ладонь. Болью возвращать себя к реальности плохая задумка, отвратная, но необходимая. Тишина, ничего. Голос, шорох, даже ветер, кажется, притих, замерев где-то посреди квартиры и ожидая решения англичанки. А так выдохнула вновь, усмиряя колотившееся сердце.
- Тише… - прикрывая глаза, дрогнувшим голосом, шепнула себе Скайлер. И тут на столе разразился динамичной мелодией телефон. Подпрыгнув на месте, как испуганная кошка, Максфилд кинула взгляд вглубь комнаты, проверяя, не объявилась ли галлюцинация в более очерченной форме, а потом посмотрела на телефон. Скрипнув зубами и снова помянув чью-то там мать, Макс швырнула одним точным броском деревянную ложку для соуса в открытое окно. Кому прилетит это счастье и на какой участок тела или авто, откровенно говоря, плевать. Скай не думала об этом. Она подошла к телефону, увидела там знакомую фамилию и, помедлив минуту, ответила.

внешний вид
- Мисс Максфилд, рада Вас видеть, - пропел бармен, стоило каблуку англичанки перешагнуть порог бара Джека Доннели.
- Взаимно, - ответила, проходя мимо новенькой сотрудницы, Скай и уверенно протянула руку к дверной ручке кабинета Джека.
- У мистера Донелли важная встреча, поэтому я вынуждена попросить Вас…- Перед кабинетом,как по волшебству появилось обеспокоенное и незнакомое личико. Девушка запнулась, натыкаясь на взгляд блондинка. Кто она такая, читалось в глазах обеих.
- Милая, мне назначено. Можешь так ему и передать, - сверкнув улыбкой чеширского кота в сторону ни то секретарши, ни то еще кого на службе у Джека, Скайлер дернула бровью и открыла дверь в кабинет друга. Но девица проскочила прямо перед носом гонщицы, заставляя брови поползти вверх.
Взял за прыткость? Хм, одобряю…
Зайдя в кабинет, слыша низкий и веселый голос Джека, Скай чуть было не прыснула, когда встретилась взглядом сначала не с ним, а с его гостьей. Сказать, что англичанка помешала, ничего не сказать. Окинув кабинет беглым взглядом и встретившись  со взглядом важной гостьи, англичанка спокойно кивнула в ответ на речь мужчины. Параллельно с этим, Джек представил свою подругу Веронике, у которой вот-вот с клыков начнет яд капать. Молча и укоризненно глянув на мужчину, находящегося в приподнятом настроении, Скай усмехнулась уголком губ. Джек позвонил утром и ей было достаточно того тона, с которым он говорил, что если она сейчас же не явится к нему, то он умрет медленной и мучительной смертью. Или умрет кто-то иной, но он к этому приложит руку. И что же она видит? Деловую встречу с расфуфыренной девицей, которой из-за чего-то захотелось съездить кастрюлькой с горелой пастой прямо по физиономии? Значит, никакого пожара нет. Никто тут в конвульсиях не сдох, никого не пытают и эта очаровательная задница в полном порядке. Кажется, кого-то нужно слегка придушить, чтобы стереть довольную улыбку с лица. И тогда он точно не узнает, что же нечисто с его старым другом.
Скайлер предпочла молча пройтись в другую сторону кабинета и взглянуть на книжный шкаф, что стоял в углу. Бар, кабинет хозяина и книжный шкаф. Что-то тут не так, верно? Нет, все так. Ведь это Доннели. Обычный хозяин бара наверняка поставил бы тут мини-бар или шест для стриптизерши, а вот у Джека тут был книжный шкаф, несколько полок с весьма занимательным чтивом. Разглядывая корешки книг, Скай пропустила уход Вероники, из-за чего абсолютно не расстроилась. Стоило двери кабинета закрыться в очередной раз, как Максфилд оглянулась на друга и усмехнулась, оценивающе окидывая его взглядом, а потом и кабинет, в котором давненько не была.
- Смотри, чтобы она к тебе в кабинет в костюме озабоченной зайчихи не пробралась, - все еще усмехаясь, отозвалась Скайлер, а потом добавила, отойдя от книжного шкафа и присела на край стола: - Если там еще плетка будет, не удивлюсь.
Они не виделись, сколько? Месяц, два, три? Больше? Да. Странно и непонятно. С первого взгляда. За это время мужчина чуть не лишился своей старой подруги, знать ему об этом, конечно же, не обязательно. Джек распрощался с широкой улыбкой и помрачнел. Неужели все-таки кто-то сдох да лежит, разлагается под столом? Если бы все было так просто, Доннели бы и не думал вновь мрачнеть.
- Не все. Ненавижу готовку. – Откровенно проигнорировав вторую часть вопроса, буркнула Скай и спокойно посмотрела мужчине в глаза. Честные глаза, все такие же голубые, что ему не нравится? Ловко забрав стакан с коньяком, сделав глоток и выжидающе посмотрев на колдуна, англичанка коротко кивнула и через пару минут они уже дышали свежим воздухе на заднем дворике бара.
- Она-то? Не стоит, Джек. Правда. Если ты хочешь у нее что-то купить – нагреет, а поймешь это уже после. Если хочешь продать – дважды проверь купюры.- Прислонившись плечом к кирпичной стене и смотря на Доннели сверху вниз, будничным тоном говорила Скайлер. Естественно она ответила сначала на вопрос, ответ на который интересовал мужчину во вторую очередь. Когда рядом с тобой друг, который может понять такую заминку, это успокаивает. И отгоняет мрак, нахлынувший утром. Блондинка с Джеком знакомы столько, сколько себя помнят, минус пару лет.  Явиться на порог друг к другу - это как заглянуть домой, где одно лишь присутствие вселяет спокойствие.
- Не хмурься, морщинки будут, а я только порадовалась, что ты до сих пор хорошо выглядишь,- дружелюбно сказала англичанка, делая глоток из бокала, потом спокойно пожимая свободным плечом. – У нас у всех бывают кошмары, не так ли? Да я и так к стеночке прислонилась, не переживай. А лучше расскажи мне, как быстро проходят последствия встречи с темными душами? – изящно изогнув в вопросе бровь, спросила все тем же дружелюбным тоном англичанка, вновь скрывая часть лица за бокалом.

Отредактировано Skyler Maxfield (2018-06-25 14:55:09)

+2

4

Устала голова,
И слишком много дней
В ней спутаны слова,
Голоса, имена и ты.
Голоса, имена и
Ты(с)

Ох, Скай, Скай!..
Очень многие условности отпадали в общении со старым другом. Можно было не спрашивать, как дела, и не ждать ответа на этот бородатый вопрос, потом не заводить шарманку со светской беседой о том о сём. Дружба позволяла спрашивать в лоб. Но между «взять» и «спросить» у Джека упрямо стояла работа - противник, которого он не мог обыграть долгие годы. Она часто отбивала Доннелли у девушек (а ведь некоторые из них подавали очень большие надежды!), с успехом заставляла отменять отпуска и гулянки, верховодила его нервной системой. Исключений у работы не было.
Вот Джек навострил уши, слушая Скай, но именно в тот момент, когда женщина начала сбивчиво говорить, Джек почувствовал, как в брюках у него завибрировало. И это была...
- Да, милая, только быстро.
Секретарша, ну да. Теперь приходилось слушать два женских голоса, и оба были важны, вот только отвечал Джек в трубку, а не Скай.
- Господи, ну разумеется, мы не будем ничего высылать ее звукорежиссёру. Солнышко, если ты ещё не поняла, с Никки мы закончили, понимаешь? Я не работаю с людьми, которые хотят и рыбку съесть и на... Да что ты говоришь? Боже мой, моё ты сокровище! - он улыбнулся Скай, когда та упомянула про готовку. Джек ведь знал, что она не любила. Но продолжал диалог с помощницей. - Погоди, вот я приду и достану свою печать с розовым гномиком и шлёпну ею тебе в тетрадку, - Джек бодро тараторил, пока глаза его с тревогой скользили по лицу Скай. - Да. Все правильно. Доставай наш подготовленный договор и высылай ребятам, они ждут, а эту суку я сам потом порешаю, когда она позвонит выяснять отношения и «какого хрена», а она обязательно позвонит... - На полуслове Джек клацнул зубами и посмотрел на Скай. Куда-то она влезла, значит! В трубке ещё бубнил женский приятный голос, но мысль Джека уже улетела. - Ага... Да, детка, высылай. Если что - пусть сразу звонят мне, - нетвердой рукой Джек отнял телефон от уха и небрежно бросил его в карман брюк обратно, чтобы мрачно взглянуть на Максфилд. Он хотел сказать что-то сразу же, но передумал и вместо этого молча пожевал щеку. Сигара к тому моменту как следует истлела, и взгляд Джека упал на неё.
- [b]Про них когда забываешь, так быстро сгорают,
- с тихим вздохом сказал он, а потом изо всех сил швырнул сигару в стену. Взмах рукой - и от неё остался пепел. Повисла тишина. В солнечном свете глаза Скай казались совсем прозрачными и совсем уж выпуклыми, она смотрела на Джека растерянно и будто бы виновато, и он хорошо знал ее привычку поджимать свои пухлые губы. «Не поджимай...» - начал он мысленно, а потом продолжил вслух:
- Не поджимай, не поджимай их, не поджимай. Не делай при мне это выражение лица, Скай, ты меня в самом деле задолбала. И ты встряла в какую-то жопу и просто очкуешь мне сказать!
Тут Джек, конечно, перестарался. Наверное, ему все ещё было немного досадно из-за выходки Вероники и её фирмы, и возможно, что он сейчас пытался сорваться на Скай. А может, и нет. Джека порой было сложно понять: всю ясность мысли он отдавал в работу и спорт, а с друзьями и женщинами нередко вёл себя чудаковато. Вероятно, так его мозг пытался настроиться на новый трудовой день.
- Ты хоть понимаешь, как выглядишь со стороны? Совсем не как друг. - Тут Джек выдержал странную паузу. - Приходишь только если тебя сильно звать, а если не звать - пропадаешь. Я даже сейчас пытаюсь быстрее тебе все сказать, как будто я какая-нибудь сопливая кукла, спешу урвать трусики Виктория Сикретс на распродаже... Быстрее тебя отчитать, лишь бы ты опять не испарилась и успела меня услышать. И да, Максфилд, это предъява тебе. Поставь её на полку рядом с десятком других таких же. Я весь внимание! - рявкнул он уже в трубку, которая каким-то образом опять оказалась у его уха. И пока ему что-то очень старательно разъясняли, Джек пялился на Скайлер гневным взглядом.
Молодая секретарша звонила опять. Она сразу как-то заблеяла в трубку, потому что на неё гавкнули. Наверняка обиделась. Зажалась наверняка, скуксилась в тугой комок: что же скажут ей сейчас страшного-громкого, от чего хоть уши на глаза натягивай. Что скажут, когда она договорит свою реплику? И покраснела уже наверняка - быстро краснеет и часто, но это даже мило. А стесняется потому, что закомплексованная. Откуда только эти комплексы берутся, хотел бы Джек знать. И для чего некоторые выращивают их с детства до глубокой старости - для богатого урожая? Но такую жертву не принимает ни одна современная Деметра.
- Послушай, куколка дорогая моя, отыщи на своём рабочем столе среди горы напоминаний те сто пятьдесят стикеров, которые записывала, когда я тебе давал Цэ У по релизу Саломеи. Это и есть твоя работа, хочу тебе напомнить: искать нужную информацию и грамотно ею пользоваться. Я понятно объясняю?.. Отлично.
Джек надавил на красную кнопку сенсорного дисплея, тот даже потемнел от прикосновения.
- Как вы мне все надоели, - вздохнул он в пустоту перед собой. Заныло левое плечо, боль заставила Джека оскалиться. Раздраженно он зыркнул на Скай, машинально потёр ладонью бороду.
- Сволочь ты, Максфилд. Чего случилось-то?
Солнцу, что выглянуло на несколько минут, он подставил спину, чтоб погреть плечо. К своим годам на боксерскую спину Джек навлёк много хлопот и стрессов, она часто у него болела. Говорят, психосоматически. Ну а такие друзья, как Скай, или тугодумы вроде секретарши, поддерживали регулярность болей. Джек называл их всех спиногрызами. Скай продолжила свой рассказ. Джек назвал ее спиногрызкой про себя и сердито сложил на груди руки. И Скай его опять ошарашила...[nick]Jack Donnelly[/nick][status]С сигарой не по Фрейду[/status][icon]https://a.radikal.ru/a07/1806/13/a1967c7a4166.gif[/icon]

Отредактировано Alfred Adams (2018-07-15 10:41:26)

+2

5

Barns Courtney- Glitter and Gold
I am flesh and I am bone
Rise up, ting ting, like glitter and gold
I've got fire in my soul,
Rise up, ting ting, like glitter.
Do you ponder the manner of things
In the dark?

Скайлер Максфилд не была ведьмой. Как бы ей этого не хотелось и хотелось ли вообще?...   К счастью или наоборот. Корни ведьмовские были, но, может быть не хватило той магической искры, которая передается во время рождения. И не будучи ведьмой, Скай могла сейчас устроить легким движением руки фокус-покус по исчезновению мобильного телефона, который то и дело появлялся у уха Доннели. И вариантов бесследного исчезновения телефона было множество.
Она прекрасно понимала его работу, необходимость отвечать на звонки молоденькой секретарши, что была за парой стен от них, отвечать на ее вопросы, при этом просверливая в старом друге дыру размером с кратер. Блондинка лишь бровью вела и допивала коньяк из бокала, стараясь абстрагироваться от диалога, в котором не участвовала. Короткая улыбка, а после - встревоженный взгляд, блуждающий по лицу англичанки в поисках ответа. Нет, Джек, на поверхности ничего лежать не будет, ты ведь знаешь. Знал и злился из-за этого, да и еще по той причине, что ему не давали устроить на заднем дворе допросную. Блондинке даже стало слегка совестно, что она не выложит ему все на блюдечке с голубой каемочкой. Хочется. Но нельзя, ради его же блага.
Телефонная беседа прервалась внезапно, Скайлер в какой-то момент перестала вслушиваться окончательно. Поэтому, когда рядом пулей просвистела истлевшая сигара, англичанка удивленно подняла глаза на мужчину. Сведенные брови с глубокой морщинкой между ними, строгий взгляд, блуждающие мысли, читаемые в на лице и в глазах. Прибавьте сюда еще не малый рост и можно пугать незнающих людей. Скай же лишь поджала губы, а потом усмехнулась в ответ на слова Джека.
- Что-о? Не понимаю, о каком лице идет речь, но ладно. Может убрать твой телефон подальше? А то твое расслабленное состояние уже кажется миражом.
Виновата была ли в пропаже миража англичанка? Разумеется, как и расфуфыренная девица, пытавшаяся заключить с Джеком сделку. Как и еще уйма всего того, что могло произойти за сегодня и того, что не рассказать за пару минут, за час, за сутки. Доннелли эту мысль поддерживал, еще бы. Ответь ему Скайлер кратким, но емким «Прости», бальзамом для его души это бы не стало, нет. Когда друг пропадает на долгое время, ни слуху, ни духу, то ты хочешь от него одного. Ответа. Чтобы понять, где носило задницу, которую знаешь  самого детства, с которой вламывался в кабинет своего отца, а после получал нагоняй. Усмешка медленно таяла на губах англичанки по мере того, как говорил, точнее, выговаривался Джек. Но появилась иная, едкая, когда мужчина вновь вооружился телефоном и рявкнул в трубку так, что у девчонки на том конце провода появился повод для строительства кирпичного завода. Вздохнув, будто вся тяжесть гнева мужчины сейчас обрушиться на нее, а не на девчонку, гонщица молча опрокинула в себя остатки своей порции коньяка, ощущая приятно тепло, ухнувшее в желудок, и, игнорируя свирепый взгляд Джека, протянула руку за его бокалом, который он оставил на широких перилах. Коньяк красиво переливается медовыми красками на солнечном свету да в увесистом бокале, но не для того был налит. Приподняв брови, мол, а чего добру пропадать, Скай опять прислонилась спиной к кирпичной стене, вернулась на исходную точку, под суровый взгляд, будто так и надо. Кажется, стоило его самого вытащить, желательно на старый добрый ринг тут недалеко, в спортивном зале. На звонки бы не отвечал, встречи не проводил, да косточки бы размял. А вовремя сваливать за канаты ринга Скай всегда умела, но сейчас, ей подсказывало нутро, поймал бы Джек ее за щиколотку и пробуравил бы взглядом. Так что – от перемены мест слагаемых сумма нихрена не меняется.
Где-то в недрах служебных кабинетов бара Доннели сейчас материться юная особа, пока бармены исправно выполняют свою работу по подготовке заведения к вечернему открытию. Дернуть бы одного из них, чтобы принес еще выпивки, но напиваться до самого вечера – идея так себе. Хотя, Скай еще утром припоминала вино, подумывая о том, чтобы заменить весь процесс готовки одним звучным хлопком, оповещающем о пробке, покинувшей горлышко бутылки.
- Оказалась не в том месте и не в то время. Пить будешь? - небрежно пожав плечом, ответила пропащая и отпила из бокала, после протягивая его мужчине.
Тут ведь как посмотреть. Место было нужное, ведь в нем прятался заветный кинжал. Но еще, место было опасным и туда бы сунуться только Кассиусу, но нет, Скайлер оказалась там раньше. Сразу после того, как приоткрылась дверь. Вот и время, и место не те. Очень изворотливая полуправда. Опустив взгляд на телефон, что еще был в руке Джека, но под взглядом англичанки отправился в карман,
- Меня попросили о помощи, о помощи попросила я. Была небольшая заминка, но все обошлось. Жива, цела, иногда пугаюсь темноты, - и шрама почти не видно. Сердце все еще бьется, кожа теплая, в глазах бегают бесенята, а задница на автомате ищет себе приключений. Все нормально, правда же? Макс дала себе слово, что никому, никогда не расскажет о том, что случилось в том треклятом подвале дома, который по итогу приглянулся стражу. Да, блондинка далека от мира магии, но не настолько, она к нему ближе, чем многие «смертные». Англичанка понимала, что Кейн вытащил ее за шкирку с того света, не давая сделать даже первый шаг за черту. И это, хоть спорь на большие деньги и чью-нибудь почку, было не самым законным делом. Скайлер подняла глаза и встретилась взглядом с Джеком. Обеспокоенности на его лице не поубавилось, зато во взгляде вкупе со злостью заплескалась тревога. Как бы забавно это не звучало, но англичанка до сих пор помнила, когда впервые наткнулась на этот взгляд. В юношестве они с Джеком оказались вместе на одной из вечеринок, которая вышла из–под контроля. Одно мгновение, но того хватило, чтобы осесть в памяти и врасти в нее корнями. Друг детства тогда боялся, что под раздачу попадет англичанка и именно этим взглядом провожал ее, попутно ломая челюсть кому-то из перебравших храбрецов. А юная хулиганка боялась, что он пропустит удар, но такого на памяти никогда не случалось. Совесть мерзко уколола Максфилд, и не прижечь, не обработать. Не давая шанса Джеку вновь зарычать на нее своим низким голосом, Скай впихнула бокал ему в руку, выдерживая взгляд, про который она могла точно также ответить «Не смотри на меня так».
- Единственное, что меня слегка беспокоит… Меня кошмары мучают, иногда наяву. Знаешь, как бывает, когда пересмотришь хорроров, а потом шарахаешься от фикуса в гостиной? – Скайлер глубоко вдохнула, не моргая наблюдая за лицом Джека, за тем, как ведет плечом, под лучами теплого солнца, как внимательно слушает, даже не моргая, будто боясь пропустить каждое слово, которое так требовал.
– Но это пройдет, ты не переживай, насмотрелась на всякую чернуху, пустяки. Будто с тобой такого никогда не бывало… - отшучиваясь, усмехнулась блондинка, чувствуя себя в одно мгновение идиоткой. Может она придумала себе все и так оно и есть? Насмотрелась, переживаний хлебнула пару тонн, авось пропей она курс успокоительных, все бы прошло? Пробовала ведь, не сработало, даже вся выжимаемая из любимого авто скоростью вперемешку с адреналином не спасла. Моргнув и осознав, что слишком крепко задумалась об этом, хоть и на пару мгновений, Скай прикусила себе язык и взялась за ручку перил, чтобы вернуться в бар, за оставленной в кабинете сумкой, да уехать…
Нет, нельзя. Не дури…
Пальцы отпустили холодный металл, повисли в воздухе и переместились на локоть Доннелли. Подняв взгляд, Скай секунду помедлила, а потом улыбнулась, будто бы ничего не было. Ни секундного помутнения с дальнейшим побегом, ни рассказа о том, что померещилось. Тяжело далась эта расслабленная улыбка, очень тяжело.
- Хочется маргариты. И прости, что пропала… Я скучала. – все-таки она произнесла это слово, после отводя взгляд в сторону, совесть вроде бы стала меньше колоться. Отчего же всегда проще рассказать все-все-все незнакомцу, чем близкому человеку? Из-за боязни разочаровать, расстроить, обидеть? Из-за страха, появляющегося едкой тенью в знакомых глазах, а ты ведь хочешь видеть в них лишь радость, счастье и смешинки? В любом случае, теперь Джеку решать, как быть с тем ответом, который он получил. Помочь, обругать с ног до головы, придушить или молча налить выпивку, да отправить восвояси?

Отредактировано Skyler Maxfield (2018-07-24 00:05:58)

+1

6

Да, Скайлер Максфилд ведьмой не была. От того и грустно было Джеку, и тревожно: будь у нее магическая сила, она смогла бы постоять за себя гораздо увереннее в тех ситуациях, в которых оказывалась. Все же, магия – хоть сам он и прибегал к оной нечасто – была прекрасным помощником. Лучшим. Хотя, говорят, тоже начинала давать сбои. Правда или нет – Джеку пока еще не приходилось убеждаться на своем опыте. В любом случае, Скай такого помощника при себе не имела, а значит, была более уязвима, чем хотелось бы знать.
С другой стороны, претензии Джека и его волнение тоже выглядели некоторым фарсом: сам-то он не то, чтобы очень сильно навязывался в защитники и помощники. Скорее, он обзавелся такой традицией – ругать Скай за ее небезопасный образ жизни, делать это всегда пост фактум, или, проще говоря, когда толку от нотаций уже нет. Время от времени Джек себя даже ругал за такое вот пассивное поддержание дружбы, но, как и Скай, ничего не менял в сложившихся отношениях. Как было все, так все и тянулось. Когда-нибудь, правда, эта лямка наверняка лопнет.
- Обойдешься. Это моя работа, у меня еще рабочий день, - отрезал Джек, когда Скай попросила его убрать телефон. Вот нарочно, думал он, буду разговаривать со всеми, а ты терпи. Выглядел он при своих словах, однако же, весьма грозно. Нет, значит, нет.
Дальше он готовился услышать от нее хоть какую историю, приемлемую для столь длительного отсутствия, но Скай не спешила посвящать друга в свои тайны. Джеку показалось, что она скорее нашла название той ситуации, в какой оказалась, и за этим не было более ничего. Он изумленно поднял глаза, терпеливо подождал еще. Мимика его лица как-то неправильно работала, не подогревала у Скай жажды поделиться вестями. Она добавила лишь вскользь, что видит теперь дурные видения. Джек прыснул: да ну? Как ни старалась Максфилд уменьшить значение своих слов, все равно сквозь ее невозмутимость просачивалась какая-то беда. Джек решил не отступать.
- Нет, Максфилд, не знаю. Я сто лет не нюхал, потому от фикусов и собственной тени не шарахаюсь, - он упер кулак в бок и выглядел теперь как-то по-хозяйски и особенно грузно. – В жизни продюсера давным-давно все спокойно. И мне бы хотелось уточнить, о какой чернухе ты говоришь так уж невзрачно, что будто бы она не стоит и минуты моего внимания. Хотелось бы знать, чтобы потом вот так же, как и ты, махнуть рукой и сказать «подумаешь!», а? – передразнивая Скай жестом, сказал он, но глядел на нее Доннелли очень нехорошо. Ни глазами он нее не выпускал, ни рукой, если надо будет. Отсюда она никуда не сбежит в ближайшие несколько часов, пока все не расскажет. В этой мысли Джек был тверд, уверенной рукой он провел по своей жесткой бороде, поправляя ее форму, и в это время смотрел на Скай чуть свысока и молча. Она все юлила и вилась ужом, и Доннелли было от этого противно. С каких это пор неверная его подруга так сильно не хотела откровенничать? Может, утратила к нему доверие, может, дружба их уже начинала загибаться…
Словно отвлекая от этих тревожных мыслей, Скай взяла Джека под руку. Доннелли накрыл ее бледную ладонь мозолистой пятерней и сжал, тем самым отрезая возможность гулящей слинять. Предложение выпить «Маргариту» он принял молча, закрыл за ними дверь с улицы.
В клубе пахло чистотой – пока еще не началась вечеринка, но тишины не было. Саунд-чек проводила команда, которая работала сегодня ночью. Официанты лениво шаркали по влажному полу и приводили в порядок столы.
- А теперь с перегрузом! – послышался мужской голос, и через пару мгновений визгливой свиньей заревела электрогитара.
- Матерь Божья! – заорал кто-то в микрофон. – Почему ж так громко?
Джек тоже малость оглох, увидел, как другие музыканты быстро вытащили наушники из ушей и заткнули их пальцами. Они со Скай прошли мимо. Джек попросил на баре две Маргариты, и обе – для Скай. Там же он оставил свой бокал, после чего они вернулись в кабинет.
Стены рабочего пространства Джека встретили их прохладой и полумраком. Из-под опущенных жалюзи свет полосами растянулся по столу и креслам, рисунком лег на пол.
- Ко мне никого не пускать, все вопросы по группе – к соответствующему лицу. Важные звонки переводи. Временно не беспокоить меня своей персоной, - распорядился он, может, чуть более властно, чем обычно, а дверь запечатал заклинанием. После чего в тишине раздался его смешок. – Черт возьми, Маргарита же… Ладно, - Джек вздохнул и сел в свое кресло.
Они бродили по территории клуба, словно марионетки в руках кукловода без фантазии. Два шага – за порог, сели, встали, снова сели, опять два шага вперед и три назад. Джеку это не нравилось все больше. Во встрече словно чего-то не хватало. Из-за скрытности Скай они все никак не могли найти общую точку отсчета и ходили вокруг да около.
- В общем, пока у тебя нет путей отступления, Максфилд. Пока ты не расскажешь мне, что случилось, я тебя попросту не выпущу из этой комнаты, - пояснил Джек, складывая руки на столе. Вид у него был такой, как если бы он разъяснял условия контракта очередному гипотетическому партнеру. Внимательный взгляд, вскинутые брови, отсутствие враждебности или раздражения. – На улице ты попыталась отмазаться общими фразами. Удивительно, если ты посчитала, что я на этом успокоюсь. Ты, возможно, понимаешь, как я зол и обижен, но работа кое-чему меня научила, так что устраивать сцену не буду. У тебя есть время, чтобы подумать, с чего начать и как закончить. Можешь не оправдываться, почему не звонила, и вот это все, - он словно рукой смахнул пыль со стола. – Не люблю, когда оправдываются. Ты просто знаешь, что передо мной у тебя есть долг, как перед своим другом – или кем ты меня считаешь, я теперь уже не знаю, - изволь его исполнить. Не переношу, когда люди не исполняют того, что им должно, - он понимал, что лучше всего на человека действуют слова, сказанные тихо и без нажима, потому говорил сейчас именно так. А договорив, он выдохнул и придвинул к себе папку с бумагами.
- С твоего позволения, Максфилд, я пока поработаю. Скажи мне, как будешь готова. А, - будто бы спохватился он и указал на свободное кресло. – Если что, можешь присаживаться.
Строчки концертного договора протекли перед глазами. Привычное, знакомое, все это он уже много раз проходил. Пальцы забарабанили по столу, и захотелось выпить кофе – напиток, который настраивал Джека на рабочий лад. Еще он подумал, что не мешало бы организовать фотосессию певице…
Скай была в смятении. Такой она Доннелли нравилась. Пожалуй, ему нравилось видеть эту волевую молодую женщину застигнутой врасплох в своем присутствии. Сегодня, правда, Максфилд меньше всего при том походила на себя. Прежде Джек видел в ее теле неиссякаемую энергию, она находилась в любом помещении так, словно ей было тесно в этих стенах, ей нужно было много места. Что-то в ней теперь надломилось.
- Ты какая-то дерганная что ли стала, - заметил Джек, как бы между делом выглядывая из-за бумаг, хотя украдкой наблюдал за ней уже некоторое время.
Этой фразой он будто бы поторопил рассказ. В дверь постучали, и Доннелли поднялся, чтобы открыть. Официантку с подносом внутрь он не впустил, взял два напитка, прошептал что-то, и дверь снова закрылась. Маргариту поставил на стол возле коньяка и снова вернулся на свое место. Так Скай все и не раскололась.
- Что ж, - вздохнул он. – Я все еще никуда не спешу. [nick]Jack Donnelly[/nick][status]demo-version [/status][icon]https://a.radikal.ru/a07/1806/13/a1967c7a4166.gif[/icon][zvanie]<a href="http://actus.rusff.ru/"><b>ДЖЕК ДОННЕЛЛИ</b></a>, <sup>34</sup><br>колдун; продюсер, мизантроп, конченый человек;<br>страдает мигренями из-за <a href="http://actus.rusff.ru/profile.php?id=321">нее</a>[/zvanie]

Отредактировано Alfred Adams (2018-08-14 20:49:47)

+2

7

Quiet now, you're gonna wake the beast
Hide your soul out of his reach
Shiver to that broken beat
Dark into the heat

https://i.imgur.com/BZ1Bpf4.gif

[indent] Не надо так... Джек... Вот и... И что?
[indent] Ухало и клокотало внутри, за нарочито возмущенным взглядом светлых глаз, в попытке скрыть смятение.  Покаяться в том, почему пропадала, даже весточку не посылала на раз-два, вынь  да положь? Легко, если бы это было плевым дельцем, где она случайно оцарапала коленку. Чем дальше в лес, тем толще партизаны, а значит – сложнее заставить себя поведать дорогому человеку о случившемся. Кинжал в живот, воткнутый самостоятельно, это вам не коленкой об асфальт. А Доннели как раз и было нужно это «вынь да положь». Но организм под именем Скайлер Максфилд выдал ошибку 404 и подвис, стараясь найти пути к отступлению. По привычке, выработанной годами. Что самое занятное, Джек знал. Он прекрасно знал, что если эта блондинистая особа отмалчивается, прыгает с темы на тему, предлагает выпить,  а потом еще раз, да еще раз… То не жди ничего хорошего в ее рассказах о минувших днях. Поэтому и вызвонил,  выманил к себе на встречу всеми правдами и неправдами. Совесть неприятно уколола, подсказывая, что правильно сделал, научен. И пусть обронил фразу о том, что англичанка попробует оправдаться, по опыту мог сказать – не станет. Но по лицу, движениям, тону низкого голоса и озабоченности в добрых глазах, Макс поняла, бежать действительно некуда. Слишком долго и слишком многое гонщица скрывает от него и, кажется, терпение здоровяка Доннелли начало заканчиваться.
Бросив в мужчину испепеляющий взгляд, когда тот будничным тоном прошелестел слова на латыни и небрежно махнул рукой в сторону двери, Скай поглубже вдохнула.  Она не любила, когда Джек применял свои магические штучки против нее.  Так и хотелось его огреть чем-нибудь тяжелым. И плевать сотню раз, что он сможет все той же магией ей помешать – она обязательно придумает еще несколько способов наградить его макушку шишкой, да покрупнее.
Покрутившись пару мгновений в центре кабинета, словно прикидывая, куда бы себя деть, чтобы взрывной волной не зацепило, Скай забрала принесенную и прошедшую КПП маргариту и отвернулась от Джека, разворачиваясь на каблуках. Когда-нибудь она перестанет играть,  меняю маску за маской и путаясь в них окончательно. До тех пор, пока не примет то, что без них лучше. Дышится свободнее, может быть больнее, но свободнее же. Тем более рядом с теми, кто по-настоящему дорог и так бережно, да-да, именно, пытается выудить из тебя информацию.

[indent] Под весом тела приятно скрипнул кожаный диван. Скинув туфли и закинув ноги на него, почти полностью принимая горизонтальное положение, Скай отхлебнула холодной маргариты и довольно улыбнулась. Секундная улыбка, случайная. Устроившись на диване в офисе Доннелли так, как устроилась бы только у себя дома, англичанка прикрыла глаза. Ведь она дома. Хоть этот дом и скрипит, и ворчит, и ругается на сквозняки, которые запустила в мирный ход жизни одна загульная задница. А то, что она не знала куда бы себя пристроить, да как слиться с прекрасным и сдержанным интерьером - минутное помутнение рассудка. Джек знал ее как облупленную, не терпел, когда юлила и изворачивалась, но не придушил до сих пор...Чудом. Может до сих пор лелеет надежду, что горбатую исправит не только могила. А может быть слишком привязался и без этой шальной англичанки не представляет то, как сложится следующий день\неделя. Кого еще разыскивать и журить? И кто еще так нагло, неподобающе для остальных, заявится в гости, хотя бы даже в это же самый офис? Кто еще весело зыркнет голубыми глазами, когда тоскливо и хоть сигары жуй, да круши все кругом?
Приоткрыв глаза и взглянув на погрузившегося, вроде как, в работу мужчину, сделала еще глоток после задумчиво пожевав губу, на которой осталась соль с края бокала. Взгляд голубых глаз поблуждал немного по кабинету и наткнулся на книжный шкаф, возле которого и был диван. Корешки книг - старых, потрепанных и новые, будто бы только что из печати. Разные авторы, разные года, даже разные языки. Сколько еще таких шкафов соберет Доннелли? Колдуны ведь живут гораздо дольше обычных людей. Конечно, если не подставляются и живут по уму. А не прикидывают, как удрать из запертого заклинанием кабинета, например, из окна.
Ты ведь будешь скучать по мне, Джек? Когда меня не станет...
- Ладно, - выдохнув и прикрывая глаза вновь, придушивая один из потаенных страхов и пинком отгоняя, тихо произнесла Скайлер, в ответ на что получила гробовую тишину. За дверью и стенами едва различимо играла музыка, едва угадывалась мелодия. Не то, что было ранее,когда в ушах аж зазвенело. Зато внимательный и знакомый взгляд мгновенно метнулся к блондинке, буквально впиваясь в нее. Скай не увидела этого, но почувствовала кожей. Поэтому допив одним глотком остаток маргариты, принялась рассматривать корешки книг в шкафу через пустой бокал, по стенкам которого сползали капли коктейля, а на кайме красовался едва различимый отпечаток помады. Через вот такую призму бокала для алкоголя, вперед, к истине.
- Мне везет, ты же знаешь это не понаслышке, - или, считай, все просчитываю наперед, стараюсь, - так и в этот раз. Я решила помочь знакомой, а там меня ждал сюрприз, к которому успела подготовиться. На меня напала темная... - Не отвлекаясь от изучения книг через бокал, говорила Скайлер. Будто бы так было проще, на пару секунду скрыться за этой тонкой дымкой отвлеченности, но они того стоили. Будто бы так слова текли сами, без препятствий, послушно складываясь в предложения, а это ведь и было нужно. Обоим.
- Потрепала... - блондинка запнулась, но тотчас взяла себя в руки, - и подохла. Меня спасли, как видишь.-  услышав, как Джек отодвинулся на стуле от своего рабочего стола, взгляд на мужчину не перевела, только продолжила рассказ:
- Впечатлений мне хватило. Да и шрама, считай, не осталось, - как-то кисло усмехнулась голубоглазая, по привычке пальцы дернулись к животу, где действительно остался лишь тонкий, словно волос, шрам от треклятого кинжала. То, что зря она обмолвилась о такой памятной детали, как шрам, она еще успеет пожалеть, к гадалке не ходи. Но об этом в потоке мыслей, Макс задуматься забыла.
Ювелирная работа, Кейн.
- Но эти впечатления, - пухлые губы дернулись в ухмылке, печальной и раздосадованной, - не думала, что меня так легко напугать. Даже не так, нет. Что так легко засесть в недрах моей черепушки, так будет вернее. - Максфилд кивнула, опустила бокал, не отводя от него взгляда, покрутила в пальцах, все еще избегая смотреть на Доннелли.
- Кажется, что я все еще вижу ее. Хоть это и невозможно. Напоминает эхо. Крайне неприятное и реалистичное эхо, мать его. Лучше бы это был фикус после порции "травки". Я бы его хотя бы на опилки пустить смогла. А так... - Скайлер пожала плечами, будто бы от растерянности, а не от холодка, пробежавшего по позвоночнику от начала шеи, - понятия не имею,что с этим делать. Даже не знаю, стоит ли надеяться на то, что это пройдет само. Закончится ли в один прекрасный день,как эта отменная маргарита?- губы дернулись в улыбке, словно кто-то потянул за ниточку и резко отпустил,осознав неуместность этого действа.

Отредактировано Skyler Maxfield (2018-08-21 00:50:56)

+2

8

Доннелли был каким-то совсем неволшебным колдуном. Пожалуй, представься он другим именем, ни один его магический собрат колдуна бы в нем не признал. Не человек – натуральный пиджак. Закованный в стены кабинета, графики, бумаги, релизы, премьеры, мероприятия, он каждое утро исправно мчал на работу, из чувства какого-то необъяснимого азарта не применял ни магию убеждения, ни магию иллюзии. Нет уж, если дурить шоу-бизнесу башку, то только собственной фантазией и хитрожопостью, а не уловками. А простейшие заклинания и наговоры он запросто забывал и – стыдно сказать – порой косячил, как на первом году своего колдовского обучения. Зато у него был шустрый кулак и беглая, острая мысль, а еще он умел видеть далеко в своем деле, а еще умел на работе зашиваться. Вот так-то!
Так что немного не укладывалось, что среди колдунов у него было как-то уж подозрительно много полезных людей. Он не был с ними дружен, но они вдруг вытягивали его из дрязг, если было нужно. Эту особенность Доннелли отец списывал на его запасливость и излишнюю предусмотрительность. Так сказать, Джек любил рисковать, но рисковать на ровном месте себе не позволял и всегда старался укомплектоваться и подстраховаться на случай чумы или апокалипсиса. Максфилд на эти его подушки безопасности падала постоянно, а вот сам Доннелли ей неприятностей приносил немного: нотации и, наверное, еще немножко нотации. Удобный, в общем, друг. Он ведь всегда сам выпутывался, это было ему делом чести. Он ведь был мальчик, воспитанный со всеми женскими представлениями о том, что мальчик должен, а что не. Там было где-то и «не плакать», и «на девочек руки не поднимать, а подавать или предлагать» ну и всякое прочее.
Короче, Скай требовалась его рука помощи, и Доннелли, конечно, намерен был расшибиться в лепешку, но помочь, как он и делал всегда. Вот уже в мыслях он прокручивал тех людей, кому гипотетически можно было бы обратиться с вопросами и с помощью, но пока правда не донесла до его ушей, круг был слишком широким. Максфилд его должна будет сузить своим рассказом.

Не во все времена, но в последний десяток лет для Скай он был веревкой, коей приходилось стреножить ее неуемную энергию. Это в представлении Джека было совершенно неправильно – женщина должна усмирять мужчину, не наоборот, но Доннелли не был виноват в том, что выбрал себе стабильную работу, а она – дурацкое хобби. Так выходило, что он прекрасно реализовывался, как мужчина и бизнесмен, а вот Скай как женщина – ни черта. Мозгом и напором она могла уделать любого мужика, а еще двинуть ему по морде с такой силой, что к женоненавистникам бы немедленно прибавилось. Сколько бы Джек ни смотрел на нее – каждый раз думал: и нафига оно ей надо?
Совершенно точно она влипла вовсе не из-за красивого платья. Наверняка в истории, которую Скай пока трусливо утаивала и злилась на заточение, куда органичнее смотрелся бы какой-нибудь страж или колдун. Мужик, а не она сама. Но такая уж была его…подруга. Сейчас она металась по кабинету, наверняка прикидывая, зарядить ему в бороду или рвануть в окно. Потом на глазах Джека она смирилась с Маргаритой и быстро нашла с ней общий язык, а потом покорилась судьбе и легла на диван. Джек только покивал головой, мол «ложись, ложись» и сам вновь склонился к бумагам. Концентрация работала сейчас на всех оборотах, но все равно строчки уползали перед глазами. Вроде суть дела видна была предельно четко, и договор был составлен грамотно, но в то же время он так чертовски рад был видеть Скай – с каждой минутой, кажется, все больше – и так был на нее зол. Злость бессовестно отвлекала от дел всегда, ее подавить в себе Джеку было сложнее всего. К тому же, еще и эта вертихвостка…
«Читай давай», - подогнал он самого себя мысленно, вздохнул и перечитал абзац еще раз, надавливая костяшками пальцев на виски. Вроде, сработало, и вскоре глаза Доннелли запрыгали по строчкам. Страница сменила другую. Пиликнул компьютер, когда в почтовый ящик свалилось несколько писем. Джек поставил подписи в нужных местах – размашистые, совершенно непонятные закорючки так и норовили залезть на половину «оппонента» и перечеркнуть реквизиты другой стороны. Еще одна стопка бумаг пододвинулась к нему вместо договора – и тут заговорила Скай. Доннелли сразу накрыл бумаги сухими мозолистыми ладонями и внимательно посмотрел на женщину.
Она лежала на диване, как на приеме у психолога. Заход начала с классического «ладно», и это оказалось самым простым. Перед Максфилд была трудная задача: как можно нейтральнее рассказать Доннелли о смертельной угрозе. Все риски она прекрасно понимала, а Джек пытался лишь усидеть на месте, не шарахнуть рукой по столу, не опрокинуть стол к чертовой матери, не заорать на нее, что идиотка конченая. В общем, в его задачу входило сидеть смирно и не дергаться. Кадык заходил ходуном, хъорошо хоть за бородой это не было так заметно. Лицо начало багроветь, и только большим усилием воли Доннелли заставил себя читать какие-то бессмысленные строки, в которых не понимал больше ни слова.
«Темная, сука, темная!» - ор в собственной голове мигом заставил ее заболеть, но внешне Доннелли пока держался. Он только позволил себе взять новую сигару и немного отодвинуться от стола. Просто чтобы не взять на душу грех и не перевернуть. Все-таки, за это антикварное чудо от отвалил неслыханное количество денег, и чего тут только не происходило!.. Стол должен быть цел безо всякой магии. «Темная! Ёб твою мать, и ты так спокойно об этом мне говоришь! Сейчас я тебя сам убью, Скайлер Максфилд!» - но вообще-то говоря, Доннелли раскурил сигару и запыхтел паровозом, точно хотел спрятать в дыму ярость, медленно проступавшую на лице.
У истории Скай был хороший конец: она все еще была жива. Джек не был большим знатоком темных душ и сам, к счастью, не имел такого рандеву, но знал, что просто так «темная» рана не проходит. Тьму просто так убрать было нельзя, на ведь живо вплеталась во все естество. Знал, что это мог быть и яд или еще что похуже. Пока Скай прикрывалась «Маргаритой», Доннелли успел подостыть и уже думал, какой ему надо сделать звонок. Так был устроен его разум: как только появлялась задача, он сразу начинал ее решать, не хватало времени сильно распаляться и растрачивать силы на эмоции. И раз уж ярость схлынула, разум подсказал Джеку, что Скай была напугана. Она не понимала, что с ней такое происходило и, похоже, не представляла еще, возможно ли от этого избавиться, или это будет ее изводить до конца, и – Джек разбежался в мыслях – и не ускорит ли это ее конец?..
Он распыхтелся сигарой и встал с кресла. Дым потянулся за ним, словно тень, а потом разошелся в стороны. Тяжелым шагом, своей неизменной походкой вразвалочку Джек пошел к дивану. Скрипели старые половицы, и время от времени пол начинал зудеть из-за музыки внизу.
- Ну-ка подвинься, - одной рукой Джек подхватил женские ноги в лодыжках и грузно упал на диван. «Маргарита» пролилась, и Доннелли закатил глаза. – Напилась уже. Больше этой дамочке не наливать!
Он умостил ноги Скай себе на колени, руку закинул на спинку дивана и тяжко охнул. Смотрели – кто куда. Доннелли в стену напротив. Он еще несколько раз тяжко вздохнул в тишине, что повисла в кабинете. Ухмылка медленно сползала с лица, хмурились брови, в глазах опять поселилась рабочая усталость. Наконец, он еще разок как следует затянулся и заговорил чуть сипло.
- Знаешь, кто спас? Если что, мы потом сможем найти этого человека? – он внимательно взглянул на Скай, и заручившись ее кивком, вдумчиво продолжил. – Только, вероятно, это был не совсем человек, а страж. Иначе тебя сейчас тут не было бы. А что за темная?
Снова он замолчал, прокручивая в голове мысли. Очень важно было выстроить схему, по которой надо было действовать, а еще грамотно присовокупить к ним важные детали и кое-что уточнить.
- Ты обращалась к медикам стражей? Я знаю, что такие есть, но лично не знаком ни с одним, - сказал он и в этом отметил свой прокол, мысленно сделал заметку. – Может быть, они могли бы дать какую-то справку или помочь? Или, - он поднял указательный палец, - мы обратимся к одному моему знакомому, он может кое-что знать и, может, даже помочь. Во всяком случае, в такой магии он шарит куда больше, чем я, и сможет, наверное, успокоить твою распсиховавшуюся голову. Но для этого, Максфилд, тебе придется рассказать своему доброму доктору больше деталей. Я же должен ему выдать анамнез, - Джек взмахнул рукой, как бы выдавая невидимый анамнез, и вскинул брови. – Но перед тем, как ты это сделаешь, позволь мне сказать еще кое-что.
Как вежливо прозвучала эта фраза! Доннелли просто не ожидал от себя подобной интонации. Это до какой же степени, все-таки, он был обижен на нее за то, что заставила его сейчас так бесполезно и, главное, поздно волноваться до усрачки!.. 
- Ты, Скайлер Максфилд, просто паршивый друг. Клянусь, среди всех моих друзей ты такая скотина одна. Я очень прошу тебя после этого инцидента включить уже свою голову. Ты ж, твою мать, баба! Я мечтаю, чтобы самой главной твоей бедой были черные трусы под белыми брюками. А ты, раздери тебя гром, носишься, как угорелая, и ищешь проблемы на свою голову. Скажи, ты хоть думала о том, чтобы завести детей, выйти замуж?.. Что, может, кто-то хочет забрать тебя уже домой, Скай, возить тебя в тачке до магазинов, забирать из моллов, слушать про твой маникюр… Короче, сколько еще у тебя будет свербеть в жопе?
Что самое смешное, Джек вдруг выглядел совершенно серьезным. [nick]Jack Donnelly[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a07/1806/13/a1967c7a4166.gif[/icon][status]демо-версия[/status][zvanie]<a href="http://actus.rusff.ru/"><b>ДЖЕК ДОННЕЛЛИ</b></a>, <sup>32</sup><br>чистокровный колдун; продюсер;<br>вправляет мозги <a href="http://actus.rusff.ru/profile.php?id=321">этой дурынде.</a>[/zvanie][sign]Только через постель, девочки![/sign]

+1

9

https://i.imgur.com/CBngw9S.gif https://i.imgur.com/Ykx7WLZ.gif
[indent] Начало было положено. Заставить Скайлер заговорить было сложно, тем более родным и близким. Видит Бог, она пыталась отучить себя от такой бронебойной обороны, но еще с юношества усвоила – хочешь, чтобы дорогие люди спали крепче, крепче держи язык за зубами. Порхай как бабочка, молчи как кирпич. Грубо перевернутая фраза, зато идеально описывающая эту блондинистую особу. Справа начал стремительно возвращаться дым от сигары, обволакивающий Доннели и скрывающий его растущее недовольство и тревогу. Сказать, что не смотреть на фигуру в дыму было чертовски сложно – ничего не сказать. Особенно, когда раскрываешь карты. Упади искорка на документы, Джек вернет их в надлежащий вид, небрежно махнув широкой ладонью, но это не отвлечет его от тревожных мыслей. Да даже если сюда сейчас заявится расфуфыренная дамочка, что была здесь до прихода «паршивого» друга, Джек и ее в жопу пошлет.
Что теперь? А лишь несколько минут до того, что решит делать Джек. Затишье перед бурей, за которое он успел собрать всю силу воли в кулак, спокойно подняться из-за стола, по-хозяйски устроиться рядом с Максфилд, устроив ее ноги на своих коленях. Будто так и сидели пару часов, мирно попивая коктейль, да беседуя. Ах, если бы. Может - ну все эту чушь? Взять и махнуть рукой, послав все в верном направлении? Как раньше, в те времена, когда Доннели мог утащить у Скай все, что вздумается, хоть конфету, а она – утащить его, например, на гонки. И восторженно тарахтеть, не умолкая, расхваливая движок той или иной машины, подвеску или ловкость водителя. Поздно. Кирпич ведь заговорил, раскрошился, налетев на бетоноукладчик. Англичанка глубоко выдохнула и терпеливо посмотрела на Джека. Он смотрел поверх светлой макушки, в стену, словно на ней каллиграфическим тонким почерком был план действий на тот самый случай, когда очень захочется придушить Скай. Повернись случай так, что с таким же рассказом мужчина бы пришел к блондинке? Что тогда? Поставив себя на место Джека получалось хреново, но воображение успело нарисоваться перевернутый стол, от которого от так аккуратно отодвинулся, да дыру в окне. Определенно, Скайлер бы психанула. Секундное помутнение рассудка, после которого точно также бы погрузилась в думы, стараясь всеми силами не придушить этого здоровяка. Совесть мерзко кольнула где-то меж ребер, а голубые глаза перестали изучать лицо напротив. И надо же было ей повестись на тот тревожный голос в трубке, просящий приехать как можно скорее!...

[indent] - Естественно, - успела вставить англичанка в ответ на догадку Джека о том, что спасителем оказался страж. Скайлер знала, на что шла. Куда влезет и каким образом погибла почти вся семья, жившая в том доме. И знала, без чьей помощи там загнется, не успев переступить порог. Идти в  лапы к темной, без стража за спиной, все равно, что идти в перестрелку с ножом. Поэтому  в Доннелли шпилькой прилетел слегка укоризненный взгляд, который Скай перевела через мгновение на дым сигары, струящийся к потолку все также неторопливо.
- Я в них тоже не особо разбираюсь, знаешь ли… - честно ответила блондинка, подразумевая сразу и темных, и целителей стражей. С первыми все ясно, пока воочию не узришь, что практически невозможно, не получишь ликбез от их укротителей, то толку будет ноль. А вот со вторыми чуть сложнее ситуация – сунься к ним особа, неровнодышащая к различным артефактам, да спасенная не самым легальным образом – пойдут вопросы. Много вопросов, после которых доброму ирландцу могут что-нибудь да подпалить или прижечь. А рисковать шкурой Кейна Скай не хотела. Могла, но не хотела. Слово чести, все в этом духе.
Спасибо, дорогой. Отборная скотинка… Первый сорт.
Фраза о том, что кто-то может захотеть забрать англичанку домой прозвучала ,ухнув где-то  в груди. Губы  едва заметно расплылись в улыбке. Словно Скай кошка, живущая на улице и гуляющая сама по себе, да никто не хочет ее забрать к домашнему очагу, да предложить остаться. Что же, весьма занятная теория, образовавшаяся из одного-то оброненного слова в целой тираде о том, что хватит страдать херней, пора браться за ум и быть «бабой по всем надлежащим пунктам». Только список такой Максфилд не выдали, где ж его теперь раздобыть? Или хотя бы желание, что можно потратить на сей процесс. Наградив Джека долгим взглядом, а после шире расплывшись в усмешке, блондинка покачала головой:
- А теперь представь, какая из меня будет женушка, если друг из рук вон плохой, - Скай дернула бровью, а потом для пущего эффекта кивнула. - И как ты себе это представляешь? Муж, дом, дети и домик с белым заборчиком? Как долго такой домик просуществует?
Примерной женой Скай себя никогда не видела. Да даже не представляла и не задумывалась об этом. Как себе такое представить и заставить ход мыслей повернуться в необходимое русло? Горячий ужин, добродушных лохматый пес, да «Милая, я дома… А у нас опять копы к ужину приехали, прелестно-прелестно». Стоит сюда добавить еще образ домохозяйки в стиле pin-ap и образ готов. Именно так представляла себе образ жены Максфилд. Да и такой пункт наверняка был все в том же списке по становлению «бабой». Вот только готовить она не умеет,  хвалиться покупками после шоппинга – тоже не спец, а из всего выше описанного образа может, разве что метко кидаться столовыми приборами и наряд в необходимом стиле раздобыть, состоящий лишь из фартука и шпилек, напеть песню Монро, невинно хлопая ресницами. Сексистский образ, стоит отметить. От этой красоты в красках в висках загудело, а рвущийся наружу сарказм срочно нужно было перекрывать чем-то иным. Делиться этим образом с Джеком она не стала, а может и стоило бы. Его низкого смеха и веселых чертят в глазах сейчас очень не хватало. Это бы было куда привычнее этого сурового взгляда, в глубине которого ясно читаются 33 способа спасти шкуру Максфилд или хотя бы попытаться. Выдержав тяжелый взгляд и глянув на поджатые губы, прячущиеся в бороде, англичанка вздохнула. Немой ответ на весьма риторический вопрос о том, когда уже шило отвалиться и наступят мирные деньки в воздушно-зефирном королевстве?
- Что там у тебя за приятель? Один из целителей или любитель помогать? Надеюсь, он не из тех, кто будет сыпать мне на голову потроха цыпленка и стучать в бубен у уха? – веселая нотка в голосе была неуместна, но Скай не успела прикусить язык, наткнулась лишь в очередной раз на суровость, сидящую на расстоянии вытянутой руки. Почесав указательным пальцем бровь, прикинула, что можно добавить к анамнезу и не допустить того, чтобы цепкая лапа Джека придушила ее в одно мгновение.
- Эта темная была из редких, наверно… Их ведь видят только люди с Даром, так? А эту дрянь увидела и я, да еще умудрилась услышать.
И подчиниться – чуть не сорвалось с губ. Расскажет об этом, позже, врачу. А все потому, что суровый товарищ боксер-продюсер сразу же захочет узнать, что же эта темная тварь из потустороннего мира заставила его дурную подружу сделать. Сказку про танец кан-кан он не проглотит, да и сказкам тут уже не место. Довольно. Значит, просто капельку терпения, на шаг-два назад от жуткого воспоминания и это можно будет произнести в слух. Впервые после произошедшего в подвале. Глаза Максфилд на секунду сверкнули, а пальцы тронул холодок.
Ее здесь нет, уймись.
- К твоему другу придется ехать, правильно? Сильно сомневаюсь, что твои служащие не захотят разузнать, что за магические фокусы-покусы тут творятся. А я зрителей не люблю. - Она бы с радостью осталась здесь, все таким же образом устроившись на диване, да разглядывая лицо. По которому очень соскучилась. Но она попалась в сети старого друга, того, что теперь так легко не отпустит. Трепыхаться смысла не было, хоть по привычке и получалось.

Отредактировано Skyler Maxfield (2018-09-16 21:04:51)

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » Возвращение блудной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC