Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: Matt Constantin
Ну и к тому же… да, это было очень глупо и совершенно неуместно, но Эймос был слишком привлекательным представителем противоположного пола, чтобы позволять себе приходить на работу в джинсах и футболке с невыщипанными бровями. Марие приходилось по двести раз на дню мысленно повторять самой себе, что она устроилась сюда на работу, но как бы тщательно ведьма не пыталась сосредоточиться на входящих письмах, мысли о том, как хорошо новая рубашка сидит на ее начальнике, нет-нет да и залетала в голову девушки. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » похоже в России «слегка» не бывает.


похоже в России «слегка» не бывает.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/2HteQ.gif

похоже в России «слегка» не бывает
Яков Гуро (Adrian Guro) & Андрей Толстой (Xander Schmidt)
Московское императорское военное училище, 1880-е гг.
Вообще, в этой удивительной стране все в крайностях: полуголые мужики на льду реки лупят друг друга до полусмерти, а потом просят друг у друга прощения, на войну — с песнями, под венец — в слезах… И все всерьез! Все до конца.

[nick]Яков Гуро[/nick][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ЯКОВ ПЕТРОВИЧ ГУРО</b></a><br>лучший столичный следователь третьего отделения.[/zvanie]

Отредактировано Adrian Guro (2018-06-14 18:12:10)

+1

2

Яков Петрович поднимает ворот посильнее и кутается в шерстяной шарф: не боязно ему от ветра, в Петербурге видали и посильнее - не хочет быть узнанным или привлечь чужое внимание. Наблюдает за масленичными гуляниями - иронично, будто с высоты полёта гордой птицы. Будто его не касается это всё вовсе.
В Москве он редкий гость - оттого не приелась ещё Москва, оттого блуждает по её улицам, неизменно выходя к кремлю, путается, злится: не любит он Москву. Москва в Якова Петровича влюблена безответно: ребятишками, бегающими вокруг петербургского модника, девушками, смущённо опускающимися взгляд, дверями, распахивающимися перед ним, хлопьями снега, летящими в лицо и за шиворот. Тройка чуть не сбивает следователя с ног - приходится отпрянуть на несколько шагов, благо, реакция у Гуро отменная. Он хмурится, кусает обветренные губы, крепче сжимает в руке неизменно любимую трость, обводит внимательным взглядом толпу.
- Мы сбились с пути, - сухо говорит попутчику, расплывается в улыбке, замечая, как тот с жадностью смотрит на ярмарочные лотки с баранками да бубликами. Гуро машет рукой - иди, мол, оставь меня, чёрт с тобой, молодым. Усмехается, отходит в сторону, вновь замирает, слегка ёжась от холодных мурашек.
- Господин следователь? - твёрдой рукой по плечу, заставляя вскинуть брови вверх. Фамильярность и панибратство от пьяного генерала, еле языком поворачивающего.
- Я бы попросил вас, - с нажимом негромко отвечает ему Яков Петрович, отходя в сторону и замечая в толпе ещё одно знакомое лицо. Разукрашенные синяками и ссадинами, наблюдающее за ним, за Гуро. Следователь предлагает генералу выпить - и пока тот охотно ищет алкоголь, сокращает расстояние между собой и парнем, беря того за локоть и молча уводя в сторону от толпы.
- Господин Гуро, - мальчишка выглядит взволнованно, кусает губы и не знает, чем занять руки. Волнуется - и следователь без труда видит, что что-то этот молодой человек хочет сказать, но скрывает.
- Вы искали меня, граф? - помогает ему наводящими вопросами, не выпуская локтя из цепких пальцев, пытливо глядя в испуганные глаза. Тот кивает, не сразу, медля, и кивнув, понимает, что пути отступления отрезаны и дороги назад нет: быстро, почти не переводя дыхание, тараторит:
- Андрей, он, я, вы знаете, так бывает, американка, он за ней, как мальчишка, я лишь про родинку на лопатке, а он эспаньолы, дуэль, ночь. Яков Петрович, он уходить собрался! Бумагу напишет, богом клянусь, напишет. Он же упрямый, вы знаете. Яков Петрович!

Иностранка, дуэль, бумага - улыбка постепенно сходит на нет с лица Гуро. Слова не складываются в общую картинку, слишком обрывочна информация, но большего от мальчишки он не требует - следователю не впервой разгадывать загадки, собирая правду по кусочкам. Он перехватывает трость на середине и набалдашником упирается юнкеру в подреберье, слегка надавливая, заставляя того поморщиться, но всё ещё цепко держа, чтобы не отступил ни на шаг.

Ему хочется добавить синяков к уже имеющимся на лице молодого человека, но Яков Петрович понимает, что с мальчишек спрос невелик.
- Надеюсь, вы получили хороший урок, граф, - убирает трость, отпускает локоть. Благо, до военного училища не так далеко.
Он спешит, ускоряя шаг. Мальчишка идёт за ним, чуть отставая и всё ещё с опаской косясь на трость - а вдруг передумает и, чего доброго, огреет по спине?
- Генерал ещё не вернулся, у вас будет время, - шепчет мальчишка, провожая его по коридорам, и скрывается за дверью столовой. Гуро идёт дальше.

Андрюша выглядит болезненно и спит. Или делает вид, что спит. Яков Петрович подходит ближе, постукивая тростью по полу, склоняется, опираясь на неё, над кроватью.
- Ну и как же, дорогой мой, Вас угораздило? - ненавязчиво улыбается, в голосе вновь ирония. Ждёт, когда Андрей придёт в себя, отойдёт от шока и сможет издавать членораздельные звуки. Кончиками пальцев постукивает по набалдашнику трости, - вы позволите?
Замечает на тумбочке прикроватной бумагу, берёт её в руку, пробегает глазами, усмехается, едва заметно хмурится, - что это, молодой человек?
[nick]Яков Гуро[/nick][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ЯКОВ ПЕТРОВИЧ ГУРО</b></a><br>лучший столичный следователь третьего отделения.[/zvanie]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » похоже в России «слегка» не бывает.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC