Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Совсем недавно (хотя казалось, что прошла целая вечность) ей бы сказали: «эти распри тебя не касаются. теперь ты в стороне». А Эмма судорожно выдохнула бы, прежде чем согласно кивнуть и волноваться об исходе не так явно. Но теперь приходилось привыкать к тому, что это вновь её мир, её реальность, её братья и сёстры. Она была одна, после того, как её вышвырнули обратно, разрушив всё то, что она так отчаянно строила. Некому больше было отвлечь — поэтому Прайдс сгрызла все ногти, пока смотрела телерепортаж о битве между мутантами и — нет, люди здесь были лишь декорациями — мутантами. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » so, do you think i'm pretty?


so, do you think i'm pretty?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/aGtTiPh.gif
OMI - Cheerleader
so, do you think i'm pretty?
Rainer & Noora
Арденау. Квартира Райнера и Нуры, сентябрь, 2016.
Нура много выпивает и начинает приставать к Райну. Мужчина вопреки своему желанию укладывает девушку спать в свою постель, но не трогает ее. На следующий день он смакует неловкость ведьмы, не признаваясь, что у них ничего не было.

Отредактировано Rainer Könning (2018-05-12 14:19:23)

+2

2

- Немножко, - произнесла Эва, делая жест двумя пальцами, показывающий потенциальное количество алкоголя в стакане, - чуть-чуть, - уговаривала она подруга, затаскивая ту в ближайший бар, - по коктейлю и домой!
Нура некоторое время упиралась, прекрасно зная, что одним коктейлем они с Эвой никогда не обходились, что, где один, там и второй, а где второй, там и десятый, но все ж таки сдалась на милость подруги и, закатив глаза к небу, улыбаясь пошла за рыжеволосой следом. А что ей оставалось? Эва порой могла быть крайне убедительной.
- Ну, рассказывай, - Эва забрала у бармена их коктейли и поставила один перед блондинкой.
- Сегодня провела три вскрытия, у одного трупа была опухоль весом в три литра, вот это было зрелище, хочешь фотки покажу? - Нура притворно потянулась за телефоном, приготовившись наслаждаться любимой гримасой подруги.
- Фуу, серьезно? Будем говорить о работе? - рыжеволосая сморщила нос и замахала на ведьму руками, останавливая ее, - я про другое. Что там у вас с этим твоим агентом? - Тон Эвы в миг стал игривым, а взгляд - проницательным.
Нура в очередной раз закатила глаза к потолку и проигнорировала вопрос подруги, сделав большой глоток коктейля из бокала.
- Тем поинтереснее действительно нет? - Уточнила норвежка у подруги, прекрасно понимая, что ничего не интересует Эву больше, чем личная жизнь почти восьмидесятилетней ведьмы.
- Пфф, можно подумать, что в твоей жизни, кроме трупов и ворчания деда, есть что-то поистине интересное.
Они обе прыснули от смеха и продолжили вечер, который обещал быть легким и веселым, благо, что завтра намечался выходной.
***
- И вот я ему говорю, - Нура обернулась к подруге, едва не упав со стула, потому что промахнулась локтем мимо столешницы, на которую собиралась опереться, - Эва? - Рыжеволосой бестии рядом не оказалось, так что неизвестно какое количество времени ведьма перед этим разговаривала с пустотой.
Оглядевшись по сторонам и не приметив нигде знакомой огненной шевелюры, Сёренсен выругалась на норвежском, совершенно не стесняясь в выражениях, добавила несколько слов на немецком и приправила все это великолепие лаконичным "Fuck".
- Дорогая, а бабушка знает, что ты умеешь так грязно ругаться? - Услышав знакомый насмешливый голос, Нура вздрогнула и подскочила на стуле, тут же ударившись затылком обо что-то твердое, оказавшееся щетинистым подбородком Райнера, - уф, каждый раз поражаюсь, насколько теплой может быть наша встреча, - потирая ушибленное место, проворчал мужчина, оставляя бармену пару купюр и снимая ведьму со стула, - пойдем-ка домой, Эва сдала тебя с потрохами.
- Грязная шлюшка, - буркнула Нура, вызывая смешок Кённинга, - мой жених, - указывая пальцем на колдуна, произнесла Нура бармену, - хорошенький, да? - Заметив насмешливую и понимающую улыбку бармена, которая явно предназначалась не ей, а Кённингу, норвежка погрозила парнишке пальцем и добавила, цокнув языком, - мой.
Попытавшись пройти к выходу, девушка оступилась и едва не упала, ей пришлось схватить Райна за руку, чтобы устоять на ногах, а тому проще было поднять ее на руки и спокойно донести  до машины, смутив, хоть и пьяную, но все же вечно сдерживающую себя норвежку. Она попыталась протестовать, но ее язык заплетался и весь процесс вышел весьма смехотворным и неубедительным, так что уже через несколько секунд Сёренсен сдалась и покорилась смиренно судьбе. К тому же, на руках и в объятиях Райнера было вполне комфортно. Даже больше, чем она могла представить. Осознание этого вкупе с алкоголем, который плескался в ее крови, Нура пришла к тому, что Кённинг показался ей привлекательным. Это не шокировало ее, но несколько удивило, пока она вдыхала его запах, уткнувшись носом в шею мужчины.
- Ты так приятно пахнешь, - промурлыкала она, обхватывая Кённинга рукой и прижимаясь к нему сильнее, - никогда не замечала, что ты так пахнешь, - она втянула аромат колдуна поглубже и прикрыла глаза, - ты скрывал это от меня?

+4

3

Часы на прикроватной тумбочке показывали половину второго. В окно заглядывала полная желтобокая луна, а тусклый, узконаправленный свет бра еле освещал страницы книги. Райнер цокнул языком (видимо, прочитанное произвело на него впечатление) и силой мысли перевернул страницу. Не смотря на то, что по факту они с Нурой в отношениях не состояли, колдун все-таки решил дождаться возвращения своей «невесты» домой, чтобы удостовериться в ее безопасности. Не смотря на поздний час, мужчины был спокоен. В конце концов, колдунья имела полное право на личное пространство и отдохнуть в полной мере так, как считает нужным. Ведь Райн пообещал, что возьмет ее в жены не для того, чтобы контролировать каждый шаг блондинки, а затем, чтобы избавить ее от всевидящего наблюдательного ока со стороны ее родственников.
Телефон пикнул, и Кённинг перевел взгляд на имя, изображенное на экране. Эва была одной из подруг норвежки, с которой девушка сумела подружиться практически сразу после переезда в Британию.
- Слушаю, - так же спокойно ответил немец, не отрываясь от чтива.
- Вот и слушай… - проворочала языком рыжеволосая на том конце провода. Райнер слегка улыбнулся кончиками губ, когда понял по голосу, в какое она говно. – Твоя благовер… благафф… fuck… твоя невеста, в общем, в баре на мидуэй… Я тут встретила одного красавчика… - девушка кому-то улыбнулась и издала игривый визг, - Не могу сейчас вернуться, понимаешь меня? – уже шепотом добавила она. – Короче, тащи свою немецкую задницу и забери ее раньше, чем к ней начнут приставать красавчики похлеще тебя. Да и… это… бумажник захвати, – На этом Эва отключилась, оставив Кённинга одного в спальне закатывать глаза к потолку.

Ночная езда доставляла мужчине райское наслаждение. Пустые улицы, отсутствие прохожих и велосипедистов было по истине раем. Достигнув нужного места меньше чем за десять минут, мужчина вышел из машины и, проигнорировав знак «парковаться нельзя», вошел в здание рядом.
Здесь было шумно и душно, особенно после идеального спокойствия его спальни. Блондинку с каре Райнер заметил, сидящей за барной стойкой и что-то рассказывающей невидимому другу. Когда мужчина уже подошел к девушке, она крутанулась на стуле и едва не свалилась с него, промахнувшись мимо столешницы. Норвежка смачно выругалась сразу на нескольких языках, чем тут же вызвала улыбку агента Интерпола.
- А твоя бабушка знает, что ты умеешь так грязно ругаться? – спросил Райн, принимая свою фирменную стойку, облокотившись на спинку барного стула. Такой свою невесту он видел впервые. обычно собранная и холодная, девушка всегда была образцом культуры и приличия.  Реакция Нуры на его появление была фееричной, отчего у Райна аж искры из глаз полетели – блондинка, которая в обычное время доставала немцу максимум до подмышек, резко привстав на стуле, ударила его по подбородку своей макушкой. Мужчина почесал трехдневную щетину и продолжил: уф, каждый раз поражаюсь, насколько теплой может быть наша встреча, - ухмыльнулся Кённинг, не глядя доставая из заднего кармана пару купюр и бросая их бармену. Он был уверен, что этого достаточно, чтобы оплатить весь счет и даже оставить на чай.
- Грязная шлюшка? – брови Райна поплыли вверх. Нура, которая ругается, нравилась ему все больше, да и чувство собственности просыпалось в ней с новой силой. Загордившись тем, что Сёренсен обозвала его «моим», мужчина даже не посмотрел на улыбнувшегося ему бармена и, взяв девушку под локоть, повел ее к выходу. Но ноги колдуньи, видимо, совсем были не готовы уходить (или идти), так что немцу пришлось подхватить ее на руки и вынести на улицу – так быстрее.
- Я… - не нашелся, что сказать Кённинг, застывая на секунду у своей машины. С одной стороны такая близость с норвежкой ему нравилась, и усадить ее на переднее сидение означало прервать тактильный контакт. Но в то же время он понимал, что им обоим нужно домой, хорошенько выспаться перед завтрашним рабочим днем. – Давай я помогу тебе сесть в машину, - аккуратно опуская блондинку на землю, колдун открыл дверь и, убедившись, что Нура пристегнута, сел на водительское место. Едва он закрыл за собой дверь, как ему на колено легла женская рука. Обычно не медливший в таких ситуациях Райнер, теперь был явно сконфужен.
- Нам нужно домой, - мужчина поцеловал девушку в лоб и завел мотор.

+2

4

Она нехотя отстранилась от Райнера, когда тот, открыв дверцу машины, опустил ее на сиденье, и прильнула к нему снова, когда он перегнулся через нее, чтобы щелкнуть замком ремня безопасности. Ее тянуло к Кённингу и она уже практически не отдавала себе отчет в том, что делает и как потом встретится с последствиями. В конце концов, они женаты, да? Она не делает ничего противоестественного. О том, что их брак фиктивный, Нура сейчас как-то не думала. Как и о том, что вряд ли завтра будет рада тому, что сегодня позволила себе слишком много и в алкоголе, и в поведении. Ведьма была в таком состоянии, когда не могла даже представить, что завтра ей будет стыдно смотреть Кённингу в глаза, что она не найдет себе места и, возможно, устроит сеанс самовозгорания на месте от стыда, который абсолютно точно ее настигнет и сожрет. Все это будет завтра, когда действие алкоголя прекратится, оставив ей лишь смутные воспоминания о происходящем и неприятный привкус во рту. Сейчас же ей просто хотелось близости с Райнером, хотелось быть рядом с ним, чувствовать тепло его тела и попробовать его губы на вкус. Стоило мужчине сесть за руль и снова оказаться в опасной близости к ведьме, как она тут же положила руку на его колено, будто бы помечая территорию и в очередной раз сообщая миру, что этот мужчина ее и ничей более.
- И как это ты умудрился соблазнить столько женщин, будучи там скучным? - Проворчала она в ответ на его замечание о доме.
Кому вот нужно домой? Ей вот не нужно. Она не хотела домой. Она устала и от дома, и от работы, и от кучи обязательств, которые на нее возлагало семейство. Она не слишком оправдывала их ожидания и они часто ей об этом напоминали, и она больше не хотела об этом помнить и беспокоиться, но забыть не получалось. С другой стороны, ей было даже немного обидно, что Кённинг ведет себя с ней подобным образом. То есть, разве это не он каждый раз флиртовал с ней, приходя на работу, в попытках затащить ее на свидание? Что же изменилось сейчас, когда они, Хель тебя раздери, были женаты? Казалось бы, он имел полное право пользоваться ситуацией, учитывая, что сама Нура хотело того же. Так в чем дело?
- Райнер, я красивая? - Спросила она резко и внезапно для самой себя, убирая руку с его колена, чтобы отстегнуть ремень безопасности, который давил ей и причинял неудобства, - то есть, я тебе нравлюсь? Нравилась же вроде бы, да? Или ты просто придуривался, как всегда? - Замок никак не хотел отщелкиваться, чтобы выпустить ведьму из своих сетей, пока она не плюнула на него от досады и полезла открывать окно, чтобы высунуть в него голову, - мне всегда казалось, что я тебе нравлюсь, - продолжала она рассуждать, - конечно, одновременно с этим тебе нравилось огромное количество и других женщин, но все-таки.
Такой откровенной она бывала... да никогда. В трезвом состоянии уж точно. Алкоголь всегда действовал на нее очень быстро из-за хрупкого телосложения, быстро развязывал ей язык, но все-таки никогда не заставлял приставать к мужчинам. В этом плане ведьма всегда умудрялась держать себя в руках. Но с Райнером... с ним все было как-то иначе. Ей хотелось ощутить его объятия и переспать с ним, он привлекал ее и это было практически невыносимо, учитывая, что он ее заигрываний не разделял.

+2

5

Ее рука на его колене вызвала весьма предсказуемую реакцию. Пульс участился, дыхание стало глубже, а его самого бросило в  жар. О таком он мечтал уже лет десять, правда, большую часть этого времени даже не задумывался, насколько в действительности желает эту девушку. И тем не менее, стоило им сойтись, стоило Райнеру взглянуть на девушку с иного ракурса, как вся «дуристика» моментально выскочила из головы, уступая место несвойственной ему ответственности и серьезности. Однажды он позволил себе своевольность, но больше он не мог позволить себе облажаться. Поддаться на уловки нетрезвой женщины – о, да, Райнер Кённинг этого бы очень хотел. Тем более, когда эта женщина фактически принадлежала ему. Она носила его кольцо и вскоре должна была взять его фамилию… И все-таки что-то внутри не позволяло колдуну поступить с ней подобным образом: воспользоваться ее слабостью для едноразовой ночи. Ночи, которую Нура Сёренсен обязательно возненавидит и возненавидит его за то, что поступил с ней подобным образом.
И все-таки… Все-таки сопротивляться ее напору было сложно. Очень сложно. Глядя на неловкие попытки колдуньи освободиться от ремня безопасности, Райн улыбнулся и попытался скрыть это, уперевшись локтем в руль и приставив параллельно к губам указательный палец. И тут же, спохватившись, мужчина тронулся с места, глядя боковым зрением, что блондинка открывает окно и отмечая про себя, как он удачно и своевременно ее пристегнул.
- Ты мне нравишься. Всегда нравилась, - следя за дорогой, произнес Райнер. – И да… Нура, ты очень красивая, - красивая на столько, что я хочу тебя каждую секунду, проведенную с тобой вместе. Немец цокнул языком, сворачивая на второстепенную дорогу. кажется, он мысленно воздвиг себе памятник при жизни, сочтя огромнейшим подвигом то, что до дома они доехали (доехали – ключевое слово) в целости и сохранности. Помогая девушке выйти из автомобиля, колдун снова подхватил ее на руки и практически беспрепятственно донес норвежку до входной двери.
- Тебе лучше принять душ, чтобы прийти в себя, - Кённинг задохнулся от смешанного запаха духов и тела – каждое мгновение, которое он держал себя в руках,  стоило мужчине огромных усилий. Райн поддерживал светловолосую обеими руками, боясь, что она расстелится тут же на паркете,  а вместо это понимал, что делает это, потому что просто не хочет ее отпускать. Что, скройся она за дверью своей спальни, все будет кончено, и момент будет бездарно просран. Его пальцы впиваются в ее кожу через одежду, а жар ее кожи сводит с ума, пьянит и дурманит.
- Что ты… что ты делаешь, Нура? - мужчина борется с явным желанием поддаться собственной страсти, трахнуть ее в конце концов прямо в коридоре, раз она так этого хочет. Он уж точно хочет, хотел всегда и хотеть будет, вопрос в том, простит ли он себе, если поступит так с ведьмой.

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » so, do you think i'm pretty?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC