Дюбуа буквально чувствовал, как Самарис сканирует его взглядом, пытаясь уловить подвох в малейшем его слове, мимике или движении. Бедный греческий мальчик. Ему придётся очень сильно постараться; вряд ли Марселин рассказывала ему о болевых точках своего старшего брата — это не та тема, о которой беседуют на свидании перед сексом или непосредственно после. Обен подавил саркастичный смешок, так и рвущийся наружу от собственных мыслей, и кивком головы пригласил Алека следовать за собой, обратно в кабинет. Распахнув двери, он тактично пропустил гостя вперёд, чтобы прикрыть их за собой, отрезая от остального дома. [читать дальше]
Место действия: Арденау, 2019 год
СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ: Rosemary Lawman (до 17.10)
СУДНАЯ НОЧЬ: Scarecrow (до 02.10)
ЗНАНИЯ - СИЛА: Mortem Daniels (до 18.10)
Добро пожаловать на Actus Fidei!

Тайна пропажи магии наконец раскрыта, но какова цена победы над Злом? Закрытие Врат поделило современную историю человечества на "до" и "после": люди с Даром объявлены вне закона, Церковь практически истреблена, а ведьмы и колдуны снова подвержены гонениям. И когда ситуация казалось бы и так хуже некуда, из тени веков на свет вновь показалась старая угроза - Иные...

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » It's a Sabotage


It's a Sabotage

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/g2PsKIH.gif https://i.imgur.com/Xu8CRgh.gif
Sweet - Fox on the run
it's a sabotage
Amara Unsuri & Anna-Maria Vindecker
20 мая 2018. Дания, Вайле.
Амара продолжает поиски средства, которое решило бы ее магическую проблему, но когда на горизонте появляется очередной артефакт, претендующий на это звание, женщине поступает предложение выступить в роли перекупщика данного произведения магического искусства для одного богатого клиента. Место проведения сделки - одна из коммун Дании. Мара берет с собой за компанию свою подопечную Анну - не все же одну теорию штудировать - но по прибытии на место ведьмы случайно узнают подробности, которые ставят их перед моральным выбором: завершать ли сделку и, получив свои комиссионные, спокойно вернуться домой или же попытаться сорвать ее, рискуя нажить себе влиятельного врага?

Отредактировано Anna-Maria Vindecker (2018-05-03 15:43:54)

+1

2

Когда Амаре предстояло долгое путешествие, она предпочитала не тратить на сон последние сутки перед поездкой. Она успевала переделать кучу дел и выспаться в пути. Тем самым к пункту назначения пребывая отдохнувшей, в приятном расположении духа, но немного голодной. Что в современном мире не проблема: на каждом углу кафе; более мелкие торговцы предпочитают загораживать проход арендованными тележками с ход-догом или кофе с пончиками. В любом супермаркете всегда можно найти приготовленный сэндвич или кусок пиццы, которой там же вам и разогреют. Запить всё соком, газировкой или холодным чаем. Одним словом, - Унсури была рада наступившему двадцать первому веку и очень сочувствовала своим предкам, что не дожили и не увидели всех достоинств современного мира. И даже ее временное вегетарианство никогда не вызывало проблем. Одним словом, путешествия должно было пройти по плану.
Проблем быть не должно.
И только она позволила себе расслабиться, осознавая, что полностью контролирует ситуацию, все полетело к чертям. Всегда практичная ведьма, внезапно забывает узнать время, что проведёт в поездах и самолётах. Теряется багаж. Её английский внезапно становится непонятным для датских таксистов. И если бы не сопровождающая её Анна, Унсури бы уже сняла свой ограничивающий браслет. Пустая угроза – чистой воды. Каждый раз, когда ведьма злилась и виной тому была не она сама (исключительно её неоспоримое мнение), австрийка хваталась за кусок стали, что мёртвым грузом болталось на запястье. Прикосновение холодного метала немного отрезвляла и успокаивало. Эмоциональный бегунок медленно, но достаточно уверено полз вниз. Ведьма убеждала себя ещё и тем: что никто не позволит ей так просто избавиться от браслета. Если ли ты некоторое время назад подвергаешь смерти и опасности невинных людей, репутация испорчена. Никто не станет тебе доверять. Амара – это бомба с часовым механизмом. Столько умений и возможностей, копится годами и не может найти выход. 
Ведьма открыла глаза. Она не спала ни единой минуты в самолете и ни секунды, сейчас, в поезде. Знала, как только она закроет глаза и попытается вздремнуть, раздастся металлический голос из динамика, сообщая о прибытии. Опрометчиво было не узнать время в пути, прежде чем садиться в самолёт. Тем более, когда ты ни разу не посещала Данию. Самолёт взлетел и сел без задержек. Провёл в небе строго отведенное ему время: один час тридцать девять минут. Плюс минут десять минут для людей, что тщетно пытались втиснуть свой багаж в отделение для ручной клади, а затем достать его обратно. Ведьма не понимала зачем они создают себе такие сложности, предпочитая перемещаться налегке. Всё самое необходимое, а остальное можно приобрести на месте. Однако сотрудники разрекламированных Британский авиалиний, сумели потерять её «самое необходимое» упакованное в удобную спортивную сумку, отвечающую всем нормам багажа.  Отчасти и это стало причиной отсутствия спокойного сна. Она ругала отборными словами сотрудников, периодически говорила вслух, чем смущала спутницу. Проклятья на головы работников «British Airways» прекрасно разбавляли не радужные мысли собственной беспомощности, что часто посещали ведьму, в моменты, когда было нечем заняться. 
Поезд проделал половину пути. Металлический голос предупредил о приближающейся станции, стоянка должна занять не более десяти минут. Прекрасный шанс размять ноги. Дания австрийки понравилась ровно до того момента, пока от неудобных кресел в поезде не заболела спина и шея. И впервые за тридцать два года Мара пожалела о своих длинных ногах. От созерцания вида за окном, её отвлек мужчина, протискивающийся по проходу. Его тучное тело больно задело плечо австрийки. Амара закатила глаза, но возмущения сдержала. Он вернулся, явно что-то позабыв, вновь задевая девушку. Туда и обратно. Унсури вскочила на месте и тут же замерла. Слова застыли на кончике языка. – У вас всё в порядке? Котроллер возник перед ведьмой, закрывая хама и позволяя ему спокойно покинуть поезд. Мужчина был маленького роста, с трудом доставал Амаре до плеч. Льняной пиджак был ему не по размеру. На голове соломенная шляпа, в правой руке корешки от билетов, а в левой огромный желтый платок, которым время от времени протирал вспотевший лоб под шляпой. В поезде действительно было душно. – Да, - пока Амара изучала контролера, поезд прибыл на станцию и невоспитанный незнакомец покинул вагон. Показывать себя не с лучшей стороны больше не имело смысла. Ведьма села на место. Провожая местного надсмотрщика, взглядом от которого нормальному человеку захотелось бы под землю провалиться.  Ей очень не хватало магии, чтобы учить уму разуму. Мелкая энергозатратность и приятно. – Прости, - австрийка сняла обувь, подбирая ноги под себя, пыталась устроится удобно на кресле. Задача из невозможных. Ведьма посчитала уместным извиниться перед Аней за своё поведение. С момента как они сели в самолёт, она сплошной комок нервов. Раздражается из-за каждой мелочи, ворчит по поводу и без. Вдобавок ругается отборными словечками. Не очень типичное поведение для самой Унсури и не позволительное для женщины её рода деятельности и возраста. – Обычно я так себя не веду, и её спутница это знала. Пусть и путешествовали вмести они впервые. Знакомы были давно. Один церковник привёл Анну к Унсури. Представитель церкви и на её пороге, - такое случалось не часто. Мара не встречалась с клириками с того самого случая, что повлиял на её дальнейшую жизнь. Могла ли она отказаться от новой ученицы? разумеется нет. Австрийка задумчиво коснулась браслета. С того дня она считала себя должницей церкви.  Скольких людей они уберегли, при этом не лишив ведьму надежды однажды вернуть способность колдовать. Да и юная ученица была очень похожа на неё.  Если раньше Унсури сходство с собой в своих учениках явно притягивала за уши, то в случае с Анной все лежало на поверхности.  – Дела обстоят хуже, - подавив желание зевнуть, австрийка улыбнулась, окончательно разряжая обстановку между девушками. Знакомы уже не один месяц и в пределах комнаты, с кучей книг они чувствовали себя расслаблено и уверенно. Унсури разрешала называть себя просто Марой, оставив в прошлом почтительность. Мисс Унсури вызывало в ней неприязнь и мелкую сыпь на теле. Ей всего тридцать два, а не пятьдесят. В совместное путешествие они выбрались в первые. Решение спонтанное, и Анна ненадолго замкнулась. Хотя Мара не знала, вдруг она всегда такая, когда дело доходит до перелётов и переездов. – Ехать нам ещё час, - ведьма взглянула на экран телефона: два пропущенных от брата. Она забыла предупредить, что ненадолго уедет из города. – А после сразу завершим дело и отдохнём. Мне хвалили местную кухню, - в животе как по заказу заурчало, Амара подавила голод глотком воды. Печенье, купленное в аэропорту было съедено, в кармане джинсов ещё покоилась пачка лакричных конфет. Ведьма ненавидит лакрицу. Конфеты ей дали вместо сдачи. Кассир не располагал достаточным количеством мелочи. Она достала шуршащий пакетик и предложила спутнице. - Хочешь? Не знаю любишь ли ты лакрицу. Как по мне ужасней вкуса нет, - ведьма задумалась. – Разве что арахис, на вкус как гнилая картошка. В первый и в последний раз Унсури ела арахис, тогда же она обнаружила у себя аллергию на него и очень удачно, вкус был отвратительный.

+1

3

В последнее время Анна начала куда чаще выбираться из дома без привычного сопровождения в виде Кристофа или Мэтта – возможно это было связано с тем, что она наконец перестала сбегать от своих опекунов. Эпик вин, всего лишь то и надо было. Правда совсем одну девушку, конечно, дальше пределов Арденау не отпускали – чаще всего ведьму сопровождала куда-нибудь Мина, но в этот раз инициатором очередной поездки стала ее наставница Мара. Они были знакомы относительно давно (по меркам Виндекер, у которой в принципе не особо ладилось с поисками и поддержкой новых знакомств, так вообще вечность) – клирики сами вышли на Унсури, когда решили, что англичанка стала уже достаточно стабильной для того, чтобы предпринять еще одну попытку как-то обуздать плещущеюся в ней силу. Пошерстили какие-то свои инквизиторские базы, посмотрели, у кого в Арденау есть патент на обучение. Константин сказал, что история Амары очень похожа на историю Марии, и они найдут общий язык. Девушка поначалу довольно скептично отнеслась к подобному заявлению (как в принципе и ко всему новому в своей весьма замкнутой жизни), однако румын оказался прав – ведьме и вправду довольно быстро удалось подобрать ключик к своей новой подопечной.
И вот как-то вечером, во время очередного занятия, женщина предложила своей ученице сгонять с ней в одну «небольшую командировку» - обычная деловая поездка в Данию, день-два максимум. Виндекер, которая к тому времени уже порядком засиделась в четырех, до скрипа зубов изученных стенах, восприняла предложение с воодушевлением – оставалось только получить разрешение «взрослых». Но т.к. церковники очевидно с куда большим доверием относились к людям, которых они сами привлекли к сотрудничеству, с этим проблем не возникло. Дело было за малым – собрать чемодан и как следует зарядить мобильник.
Добираться должны были с двумя пересадками: с самолета на поезд, а затем с поезда на арендованный автомобиль. Однако у ее спутницы путешествие не задалось с самого начала, из-за чего могло создаться впечатление, что Унсури этим утром встала не с той ноги. В этом плане Анна прекрасно могла ее понять – с ней такое происходило практически ежедневно; правда сегодня Вселенной и конкретно Анне-Марии повезло, и с настроением у девушки все сложилось – если и были какие-то шероховатости, то их очевидно сгладило приятное возбуждение от грядущей поездки, и ведьма их просто не заметила.
Константин не зря говорил, что они найдут общий язык – кротким нрав Амары назвать было сложно; когда женщина на чем свет стоит поносила работников авиакомпании, умудрившихся где-то потерять ее весьма скромный багаж, Виндекер старательно отводила взгляд в сторону, но лишь по причине того, что не хотела, чтобы ее наставница увидела, как она с трудом сдерживает смех. Однако при всем при этом Мария не могла не испытывать определенное чувство уважения по отношению к выдержке колдуньи, которая, обладая обширными знаниями по предмету, тем не менее по сути избрала участь обычного человека, запечатав собственные силы – возможно навсегда. Как-то раз англичанка спросила у Мэтта, как долго Мара уже носит свой браслет, и тот ответил, что очень долго – большую часть своей жизни. Анна бы так не смогла.
Очередной прилив подобного чувства девушка испытала в поезде, когда вспылившая было колдунья смогла вернуть себе самообладание и просто плюхнулась назад на свое место, вместо того, чтобы подпалить кому-нибудь подошву ботинок. Шатенка ловила себя на мысли, что она, не отличавшаяся терпением ровно с тех пор, как наконец заполучила свою магическую силу, уже сотню раз наплевала бы на все свои альтруистические порывы по отношению к окружающим и скинула этот блокатор, чтобы устроить кому-нибудь хорошую взбучку.
- Не извиняйся – когда я в последний раз была не в духе, я убила шестерых человек, - пожала плечами англичанка, вновь уткнувшись в свой женский журнал, наполненный статьями и советами, которые, скорее всего, так никогда ей и не пригодятся, - А ты всего лишь просверлила в нем дырку взглядом.
Девушка молча выслушала план дальнейших действий. Да, поесть – это было хорошей мыслью, ее последний пакетик чипсов закончился еще пятнадцать минут назад.
- Угу, - коротко кивнула ведьма, чуть подумав, добавив, - Я уже как-то была в Дании… Вместе с Кристофом, - Анна неожиданно замолкла. Именно в Дании она впервые узнала о Симоне и ее семье, погибшей в тот вечер, о котором шатенка уже успела обмолвиться минутой ранее. Это были тяжелые воспоминания, и даже весьма эгоистичная по натуре Виндекер не могла никуда деться от сжиравшего ее чувства вины за произошедшее. Однако больше одного раза она так и не смогла посетить лечебницу, в которой содержалась тронувшаяся умом сестра Кристофа – не смогла даже несмотря на в коем то веке проснувшееся в ней желание как-то загладить собственную вину. В первый и на данный момент последний раз оказавшись на пороге Бетлемской королевской больницы, Анна-Мария сразу же поняла, насколько это было дурацкой идеей – приехать сюда – продиктованной каким-то спонтанным эмоциональным всплеском. Симона выглядела совершенно безобидно: рассеянно улыбнулась вошедшим гостям, протянув худые белые руки к девушке, очевидно не узнавая ни собственного брата, ни тем более убийцу своего мужа и двоих детей. Так плохо как в тот вечер, когда они вернулись домой, Анне больше никогда не было. Наверное именно Симона во многом стала причиной, по которой Мария сейчас занималась с Амарой.
- А я люблю лакрицу, - живо отозвалась ведьма, хватаясь за возможность хоть как-то скрыться от собственных нахлынувших дурных воспоминаний, и, шурша фантиками, упихнула в рот сразу две тягучие конфетки, - Родители всегда давали мне ее, когда я болела…
Мда, на смену одним воспоминаниям пришли другие – и тоже не очень радостные. Парадокс, как одна маленькая конфетка могла пробудить одновременно две противоположные по ощущениям эмоции: с одной стороны любовь к лакрице, а с другой – неприязнь к собственным родителям, которых Анна втайне все еще винила за все произошедшее с ней. За то, что когда-то поверили дурацким школьным слухам, что сослали в этот дурацкий Дом милосердия, что не забрали ее оттуда, хотя она так просила. Может они и желали ей блага – в их собственном понимании – но ведьма знала, что никогда не простит их, даже если те в один прекрасный день разыщут свою дочь и вновь окажутся на пороге ее дома, раскаиваясь в собственном поступке. Глупо получалось: Марию разрывало между презрением к своим отцу и матери с одной стороны и желанием все-таки дополучить свою порцию родительской любви – с другой.
- У меня есть с собой дорожная версия Скраббл, хочешь сыграем? – предложила она своей спутнице, тряхнув густыми курчавыми прядями, выпавшими из свободной косы, словно хотела побыстрее отогнать от себя невеселые мысли, - Все-таки хорошо, что дальше мы поедем на собственном автомобиле – мне не придется снова применять ментальную магию на водителях, - хмыкнула девушка, копаясь в своем небольшом тряпичном рюкзаке. Мина научила ее этому трюку, она называла его мультисловарь – возможность говорить и понимать своих собеседников вне зависимости от языка, на котором они говорили. Сама шведка владела им отлично, Анна же пока довольно посредственно – в основном ввиду отсутствия практики. Однако проникнув сегодня в голову к этому датчанину, ей удалось немного понизить разделявший их языковой барьер, и в конечном счете донести до сознания таксиста, что именно им с Унсури было от него надо.

+1

4

— Шестерых? Жаль Амара не носит очки, сдвинуть их на нос и вопросительно взглянуть на спутницу было бы весьма актуальным жестом. Пускай ведьма знала историю Анны, а уже после знакомства она держала девушку под присмотром. Не вмешивалась, но наблюдала. Так поступала со всеми учениками. Того требовала её методика обучения и личная ответственность за детей. И про её выходку ведьма слышала не впервые, удивление было больше театральным, чем искреннем. Сури ещё немного пристально понаблюдала за листающей женский журнал Анной и отвлеклась на вид за окном. – Ему просто повезло, - австрийка улыбнулась своему отражению. Высохшие капли недавно пролившего дождя оставили мутные разводы на стекле, отчего картинка за окном и само отражение девушки приняли нелицеприятный вид.
Унсури размышляла о людях, что погибли по её вине. Сегодня она не вспомнит точное количество погибших. Сильно стараясь забыть случившееся. Где-то читала, в одном научном журнале: мозг способен блокировать доступ к плохим воспоминаниям. В статье писали о лабораторных исследованиях, прилагали краткие интервью с несколькими людьми. Все они в один голос подтверждали заявление великих умов. У Амары было тысяча и один повод сомневаться в феноменальности и правдивости открытия. Она, к своему сожалению, помнила многое, что очень хотела бы забыть.
- Тут ты победила, - не то чтобы девушки соревновались, кто больше путешествовал по миру, однако Амара раунд проиграла. Работа, поиски древних вещиц, да и в целом желание увидеть что-нибудь новое, заносили ведьму в разные уголки планеты, но в Данию ещё никогда. Вот ещё одна причина, почему австрийка дёрганная. Неприятности, свалившиеся на её голову, плюс желание скорее побывать в новом месте, не оставляли ни единого шанса мирно добраться до места назначения. Никого не убили, уже хорошо. Маленькая, но победа. Ведьма улыбалась.
- Скажи, ты что была не любимым ребёнком? Лакрица вызывала панический ужас и желания перестать есть раз и на всегда. Амара поморщилась, наблюдая с каким удовольствием Анна возится с фантиком. Очень хотелось забрать конфеты и выбросить в окно. – Когда я болела мама пекла мне свои фирменные кексы. Девушка попыталась вспомнить какие они на вкус. В детстве, могла съесть два или три кекса сразу, запивая черным чаем с виноградом, что рос на заднем дворе их дома. А ещё любила воровать кексы из плетеных корзинок, в которых мама отвозила маффины на продажу, в местную кондитерскую. Мистер Чосер всегда очень сильно отчитывал женщину, когда кексов не хватало. Они были очень вкусные и распродавались за полчаса с момента открытия кондитерской. Сейчас ведьма точно не отказалась бы от парочки, пусть давно отказалась от сладкого. С шоколадной крошкой и кокосовой шапочкой, - мечтательно протянула под нос, чтобы её спутница не услышала. С шоколадной крошкой и кокосом кексы выпекались в их доме исключительно по праздникам, отчего всегда были более желанны и занимали особое место в воспоминаниях.
- Только если объяснишь правила, - Амара не специалист по настольным играм и у неё не было друзей, с которыми бы она могла собираться вечерами, играя в монополию или скраббл. Вот если бы Анна достала из своего рюкзака приставку и предложила её Амаре, то сразу – лучшая подруга. Ведьма приподнялась немного, заглядывая в рюкзак спутницы, с надеждой. Через секунду возвращаясь на место, немного разочарованной.
- Есть ещё один способ, можешь назвать его родственником своих ментальных умений, - австрийка достала из заднего кармана сложенную в трубочку купюру. – Протягиваешь её водителю или любому другому человеку и будь готова к тому, что тебя сразу начнут понимать и оказывать всяческое содействие. И это действительно так. Деньги в современном мире обладают не меньшей силой, чем магия. А в некоторых случаях их влияние куда сильнее. И когда не можешь прибегнуть к силе, приходится учиться трюкам. Мара вновь приподнялась над сидением, на этот раз вытягивая (насколько это возможно) затекшие ноги.
Ведьма изучала игру, карточки, фишки, слушала Викандер. Внезапно англичанка стала учителем, а Амара учеником. Правил было слишком много, девушка не дружит с правилами, но она приложила все усилия, пытаясь раскусить суть игры. Так прошёл примерно час. Надо отдать должное Анне, она терпеливо повторяла все правила раз за разом. А Амара тщательно пыталась переварить полученную информацию. – Всё, стоп, - сдалась девушка: - если я ещё хоть пять минут тебя послушаю, мой мозг взорвётся. Признайся ты мстишь мне, за то, что заставила переводить тебя те старые книги? Не так давно Унсури привезла из Сирии несколько томов записей старых ведьм. Тем самых, в которых души не чает за их поехавший, однажды, разум. Порой старые ведьмы такое пишут, что смертей и страшных болезней хватит на целый город. Но самое прекрасное в дневниках то, что ведутся они на откровенной тарабарщине. С предисловием всё просто – родной язык ведьмы, часто он перескакивает на мёртвый язык и обратно. А уже к завершению текст идёт по принципу «что вижу, то пишу». И Амара не так давно всем своим способным ученикам, поручила перевод, в качестве домашки.
- Девушки, прощу прощения, - помятый край льняного пиджака прищемило дверью, но контролёр не обратил внимания. – Поезд идёт без опозданий, через десять минут прибудем на железнодорожный вокзал Вайле, - мужчина стукнул каблуками и исчез в дверях. Очень профессионально и зрелищно.
- Кажется я спасена, - Амара подскочила с места. Заметно повеселевшая, за игрой или точнее за долгой подготовкой к ней, ведьма отвлеклась от свалившихся на неё неприятностей и даже неудобные кресла уже не были такими неудобными.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » It's a Sabotage


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC