Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: Kasimira Könning
В этой проверке был еще один момент, важный такой. Имя этому моменту — Малина Дилэйни. Сколько лет они не виделись? Кому-то даже стыдно считать, а ведь Орсон считал девушку своей подругой, в последствии сам же и прекратил общение. Неудобно получилось, но страж до сих пор не отказывался от дружеских отношений с Дилейни. Просто не знал, чего ожидать от этой встречи. Возможно, законница просто сделает свою работу и уедет прочь. С детства прошло столько времени, оно давно закончилось уже. Орсон пытается предугадать ход событий, но предсказатель из него всегда был хреновый. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » тени наших страхов


тени наших страхов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/kCPMPa8.png
ПЕРВОЕ ПРАВИЛО В ЭТОЙ ИГРЕ —
НЕ ПЫТАЙСЯ ПРОСТО ВЫЖИТЬ, СТАРАЙСЯ ПОБЕДИТЬ

тени наших страхов
Hazel King & Svetlana Davydova
20 октября 2016 года
музей восковых фигур матам Тюссо
"- Никогда не любила кукол, особенно, когда они так сильно похожи на живых.
- Ты сказала - к..кукол?"

за эпиграф спасибо моему колдуну

Отредактировано Hazel King (2018-04-16 14:35:49)

+5

2

Столица Великобритании встретила Свету удивительно солнечным для этого времени года днем, и если бы не тёмные души, рыскающие по улицам города, день можно было бы считать едва ли не идеальным, впрочем, для Давыдовой наличие тёмных означало наличие работы, а это поднимало ей настроение и заставляло кровь бурлить в венах от предвкушения скорой охоты, и даже тот факт, что за последние двадцать четыре часа для Светланы это было уже второе задание, и она не то чтобы выспалась (во время разговора с Джимом она уже пошутила на тему того, что неприятности, очевидно, сами ее находят), она была бодра и полна рвения разобраться с говорунами, поселившимися в знаменитом лондонском музее мадам Тюссо.
Правда, стоит уточнить, что полна энергии Света была, когда они с Хейзел только оказались на пороге нужного им учреждения, а сейчас она нервно перебирала ногтями по стойке администратора в ожидании того, когда же их наконец допустят до экспозиции и позволят спокойно поработать, впрочем, со спокойно она явно преувеличивала — русская не успела и шагу ступить во всемирно известный музей восковых фигур, а уже чувствовала мурашки на коже от взгляда стеклянных глаз. Ее привычка рваться на задание и желание наконец уничтожить говорунов, с которым ей не доводилось встречаться чуть ли не с тех времен, когда она проходила практику с наставником, сделали свое дело, вынудив позабыть о детском страхе. В свою защиту светловолосая могла сказать, что не думала, что детская сказка по-прежнему вселяет в нее тот же страх, что и в детстве. Помнится, когда она впервые наткнулась на рассказ о девочке, которую ведьма обратила в фарфоровую куклу, Света еще несколько ночей не могла спокойно спать и то и дело приставала к Паше, вынуждая его дожидаться, пока сестра спокойно уснет на тот случай, если игрушечный человек решит прийти по ее душу. Сейчас ей, конечно, уже было хорошо за шесть, но, как выяснилось в первые минуты нахождения в музее (а они еще только в холле находились!), детские страхи имеют власть и над взрослыми.
— Надо было внимательнее слушать координатора. — бормочет себе под нос Давыдова, непривыкшая ощущать себя самым слабым звеном. Она привыкла смело смотреть страху в лицо (иначе стражем и не быть), но явно забыла о том, какие чувства у нее вызывают куклы, как и забыла о том, что не нужно соглашаться на задание, едва услышав слово «говоруны», потому что дальше светловолосая уже не слушала, а отменяла свой вечерний вылет домой, понимая, что в Лондоне ей придется задержаться. — Сначала Песочная Мумия в галерее Тейт, теперь говоруны в Тюссо — такими темпами мы посмотрим весь Лондон. — Светлана, конечно, и до этого бывала в британской столице, но, как это обычно и бывает с ненормированным графиком и работой на Братство, видела она и Туманный Альбион, и все другие города мельком из окон такси да преследуя очередную тёмную душу. Почти хотелось вздохнуть о том, что так красотами и не насладишься, но Давыдова вовремя вспомнила о том, что ее жизнь ее более чем устраивает, и она едва ли смогла бы неспешно прогуливаться по той же галерее Тейт, а не носиться по ней, как угорелая, обещая песочной мумии отправить ее к ее древнеегипетским предкам, к тому же в той же галерее мадам Тюссо Светлана согласилась бы прогуляться разве что с завязанными глазами.
— И что такого у человека в жизни должно было приключиться, чтобы он начал создавать восковые фигуры известных людей? — впрочем, что взять с этих французов? Нет, Давыдова ни в коем случае не собиралась развязывать интернациональную войну, прекрасно понимая, что и русское искусство не всегда отличалось адекватностью и близостью к народам мира, но по крайней мере она не имела честь лицезреть воскового Ивана Грозного (ей достаточно было его небезызвестного изображения в Третьяковской галерее, куда их со старшим братом в детстве с завидным упорством таскала мать).
Наконец показывается охранник со связкой ключей и шествует к двери, попутно информирую стражей о том, что они должны быть предельно осторожны с экспонатами, ведь местные мастера потратили далеко не один день, чтобы довести их сходство с оригиналом до совершенства, и вообще им лучше разобраться с этими их говорунами поскорее, а то сотрудникам музее еще нужно подготовить выставку к завтрашнему дню. За это Светлана любила людей, далеких от мира душ, ведьм и людей с Даром — для них все тёмные души были по большей части частью детских страшилок, вот и сейчас охранник явно был настроен весьма скептично, и Света по его лицу могла прочитать мысли о том, что они с Хейзел отвлекают его от просмотра какого-нибудь сериала.
Кинг и Давыдова оказываются в зале, полном восковых фигур, и русская испытывает единственное желание смыться отсюда, но усилием воли заставляет себя остаться, напоминая самой себе, что она последние одиннадцать лет боролась с тёмными душами и не раз оказывалась на лезвии ножа, фигурально выражаясь, и какие-то там фигурки селебрити ее не испугают. Сила самовнушения в этот вечер Свете отказывала, и она считала минуты до встречи с тёмной — работа всегда на нее благотворно действовала, в частности отвлекала от малоприятных мыслей.
— Надо было выпить пятьдесят грамм для храбрости. А лучше сто. — бормочет себе под нос русская, в кои-то веки жалея, что у нее с собой в рюкзаке припасено молоко, а не фляжка с чем-то горячительным. Она предпочитала не пить в рабочее время (дабы не увлечься и не пырнуть кинжалом вместо тёмной души напарника), но сегодня явно был исключительный случай. — Хейзел, напомни, как ты относишься к восковым фигурам? Потому что я не то чтобы сильно положительно. — в этот момент Давыдова даже не пыталась храбриться, так как, во-первых, они с Кинг были знакомы не первый день, во-вторых, лучше было предупреждать своего напарника о возможных угрозах, особенно если они исходили со своей же стороны баррикад. Возможно, правда, стоило обмолвиться об этой маленькой подробности до того, как они оказались в зале, полном героев детских кошмаров Светы.
Светлана принимается оглядывать помещение, где расположена первая часть выставки под названием «Вечеринка» — как несложно догадаться по названию, фигуры здесь разодеты в пух и прах, и стилизовано все под очередное голливудское мероприятие с большим количеством шампанского, дорогих туалетов и искусственной радости. Женщина едва не подскакивает, когда спиной натыкается на воскового Джорджа Клуни. Пожалуй, говорунам и не нужно пытаться довести ее до безумия — местные экспонаты сделают это за них.
— Последний раз их видели в той части выставки, которая посвящена королевской семье. — под «видели» Света, конечно, подразумевает, что два туриста пали жертвой говорунов, благополучно спровоцировав побег остальных жаждущих приобщиться к современному искусству. — Если верить плану здания, то нам нужно следовать дальше, мимо Пиратов Карибского моря, мимо экспозиции будущего, в общем, к середине. — правда, с тёмными дела обстояли несколько сложнее, чем с теми же серийными убийцами — они не отличались четкой моделью поведения, как и привычкой возвращаться на места преступлений, если там не появлялась свежая кровь.
— У них тут еще есть что-то типо комнаты страха, и там совсем паршиво с освещением — идеальное место, чтобы затаиться. — добавляет Давыдова, следуя по выставке, не забывая оглядываться по сторонам и крепче сжимать кинжал. Насколько ей было известно, в пресловутой комнате страха даже не было восковых фигур, а в текущей ситуации она бы предпочла компанию говорунов.

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » тени наших страхов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC