Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Закинув в рот очередной и последний на тарелке бутерброд, Мануэла подошла к окну и активировала фигуру поиска, развернув ту на ладони, тонкая золотая нить даже отсюда тянулась к лесному массиву, стеной ставшему вокруг городка. Судя по всему, тёмной надоело сидеть на голодном пайке в глубине нехоженых троп, и теперь она двигалась в сторону жилых домов… [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » let it go to waste


let it go to waste

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/dx7n5L5.png
valerie broussard — king of pain (the police cover)
trevor yuile — go 2 waste

let it go to waste
Aleksandra Inkerman; Francine Brady
October 10th 2016; Paris, France.
Когда Александру с напарником отправляют на очередное задание в знаменитые и полюбившиеся не только туристам, но и тёмным душам подземелья Парижа, ничто не предвещает беды.
Поначалу.

Отредактировано Francine Brady (2018-03-17 12:47:25)

+4

2

[AVA]https://pp.userapi.com/c841434/v841434595/6c636/sv_ahFpNUCg.jpg[/AVA] [indent] Это было уже второе задание, на которое Алекс отправляли с Шоном. Он ей откровенно не нравился. Напыщенный, уверенный в собственном превосходстве и неотразимости Шон Фирманн метил на место магистра и считал своим долгом всех посвящать в свою “предвыборную кампанию”. Зачем он это делал - было непонятно, ведь принимать в свои ряды его будет совет магистров и Лекси, как рядовой страж, не имеющая в отличие от Шона никаких связей среди высокого начальства, абсолютно никак не влияла на их решение. Но тот высокопарно вещал о своих планах, игнорируя мрачное молчание девушки все то время, пока они ехали к месту их вызова.
[indent] Под Парижем пролегала широкая и разветвленная сеть тоннелей и подвалов, привлекающих своей красотой и загадочностью не только спелеологов, но и простых туристов. Редкие пропажи людей считались нормой в этих местах, ведь много кто умудрялся пробраться в подземелья без специально обученного сопровождения, тем самым обрекая себя на скитания под темными сводами, хорошо если по карте с отмеченным маршрутом, а то и вовсе вслепую.
[indent] Сейчас стражи направлялись к спуску в один из старейших секторов подземных тоннелей, где подозревали наличие темной. Инкерман не любила темноту и слушая инструктаж от дежурного специалиста, запаслась аж двумя фонариками, один из которых запихнула во внутренний карман куртки. Шон лишь насмешливо хмыкнул:
[indent] - Солнышко, я освещу тебе путь и согрею, если ты так боишься этих темных и сырых стен, - он был невероятно доволен собой и произведенным эффектом. Алекс скривилась:
[indent] - Смотри, как бы не пришлось светить фингалом, который я могу тебе поставить, если ты не прекратишь болтать и не сосредоточишься наконец. Нам объясняют дорогу к сектору, - девушка вглядывалась в карту, стараясь запомнить повороты и изгибы тоннелей, а фривольные комментарии зарвавшегося напарника порядком раздражали и сбивали с мысли. Идти им было недалеко, этот сектор был закрыт для туристических посещений, но туда забредали одиночки на свой страх и риск, и при очередной проверке спелеологических книг около спусков и подъемов выяснилось, что спускалось туда гораздо больше людей, чем поднялось назад. Обнаружив расхождение, местные сообщили куда следует и - вуаля, два стража готовы исполнить свой долг. Особенно Шон рвался в бой, уже предвкушая очередные победы над убавляющими плоть или лакальщицами - они стали его визитной карточкой, и стоило где-то возникнуть намеку о их возможном обитании, он старался перехватить такие задания.
[indent] Алекс его энтузиазм не разделяла и стоило им спуститься в подземелья, поняла что с каждым шагом ей становится всё больше и больше не по себе. Пока что их путь был освещен тусклыми лампами аварийного освещения и под ногами было относительно сухо. Когда же они приблизились к входу в сектор и внесли свои имена в книжку, висящую на потрепанном шнурке, девушка и вовсе упала духом. Им предстояло двигаться дальше по тёмному, сырому коридору с то и дело возникающими по бокам темными зевами разветвлений и входов в комнаты. Здесь, по всей видимости, было некое подобие тюрьмы, поскольку кое-где сохранились решетки, заменяющие двери.
[indent] Алекс сотворила фигуру памяти и нахмурилась. Линии мерцали, тревожно сообщая о том, что здесь совсем недавно побывала сильная темная. Не теряя времени она стала наращивать на руках атакующие знаки и напитывать их силой, медленно идя по коридору за держащим в руках компас поисковой фигуры Шоном.
[indent] Через пару минут они остановились около двух темных, уходящих в разные стороны проемов, стрелка компаса указывала на стену между ними. Алекс шагнула к ближайшему, а Шон направился к следующему.
[indent] - Тут комната….и какая то дверь, - фонарик Алекс медленно двигался по покрытым плесенью стенам, выхватывая мокрую кирпичную кладку и поднимая глубоко в душе весьма неприятное ощущение, только пока еще она не могла разобрать какое.
[indent] - Ну там же нет никого, пошли сюда! - напарник не стал поддерживать исследовательские порывы Инкерман и будучи уверенным, что девушка последовала за ним уверенно зашагал дальше по выбранному им пути, углубляясь в коридоры, - Ты знаешь, все эти коридоры напомнили мне один забавный случай, когда я со своим наставником, который сейчас, кстати, занимает одно из кресел совета, исследовал подземелья Румынии и там мы наткнулись на…
[indent] Голос напарника удалялся, затихая, но Алекс, будто ведомая чьей-то настойчивой рукой как сомнамбула пересекла небольшую комнатушку и открыла скрипнувшую петлями дверь. Её фонарик осветил небольшое сырое помещение, в дальнем углу которого громко стучали капли, падающие с потолка. С каждой каплей Лекси будто погружалась в транс, все глубже и глубже возвращаясь в прошлое. Как в фантастическом фильме реальность будто разбилась на осколки и осыпалась, открывая вместо темной каменной кладки - красные кирпичи, вместо земляного пола - бетонный, вместо железных штырей - трубы с облупившейся краской. Она уже не была в подземельях Парижа, нет. Она стояла в подвале дачного домика в предместьях Арденау, где она пережила два самых страшных в ее жизни дня. Она стояла, как соляной столб и неотрывно смотрела на полуразложившийся труп молодой девушки, скованный тяжелой цепью, видя в ней себя и не в силах отвести взгляд хоть на мгновение. Из приоткрытых губ вырывалось прерывистое дыхание, а в голове вновь и вновь вспышками возникали сцены пережитого насилия, страха и безысходности. В ее голове снова зазвучал тот голос, повторяющий: “Даааа, вот таааак, ДОРОГАЯ МОЯ!
[indent] Девушку начала бить крупная дрожь и она, выронив фонарик, зашаталась и зажмурившись закрыла уши руками и страшно закричала, силой выбивая эти воспоминания из своей головы, заставляя голос давно мертвого колдуна замолчать, возвращая осколки реальности на места. Голова нестерпимо болела, к горлу подкатывала тошнота и Алекс потребовалось несколько минут чтобы хоть как-то прийти в себя и подняв фонарь снова осмотреть труп.
[indent] Девушка, скованная цепями была мертва уже довольно долгое время, тело было без одежды и изъедено крысами. Запах здесь стоял ужасный и Лекси, только сейчас различив его, не смогла сдержать позыв и её мучительно вырвало. На дрожащих ногах она вышла из комнаты и слабым голосом окликнула напарника. Ответом ей было лишь тихое эхо. Вдруг из коридора донесся приглушенный расстоянием звук упавшего предмета и Алекс сорвалась с места, со всей возможной скоростью сокращая расстояние с предполагаемым источником звука.
[indent] Влетев в небольшую комнату Лекси тут же оценила обстановку и с её рук сорвалась Снежинка, заставляя Теёмную застыть и давая стражу драгоценные секунды для атаки. То, что высветил ее фонарь представляло собой завораживающе-ужасное и то же время пугающее, мистическое и по своему прекрасное действо. Фонарь Шона валялся на полу, а он сам стоял, отклонив корпус назад и запрокинув голову и приоткрыв рот с восхищением и любовью смотря на нависшую над ним темную.
float:right[indent] Жуткое, полуистлевшее лицо темной, с остатками отвалившегося скальпа густых темных волос на костях пожелтевшего черепа казалось, улыбается. Нижняя челюсть отсутствовала и вместо нее свисал длинный, сочащийся ядом язык, который вот-вот  должен был обвиться вокруг шеи Шона, что означало что жить ему останется считанные минуты. Обе руки костлявой девушки, казалось, страстно сжимают плечи мужчины, но Алекс с ужасом поняла, что сейчас в тело напарника вонзен десяток длинных когтей, медленно раздирающих его плоть. Кровь струилась по телу Фирманна и капала на пол тяжелыми каплями.
[indent] Тело темной представляло собой скелет, обтянутый серой, облупившейся местами и сползающей кожей, а вокруг бедер было обмотано грязно белое полотно, в котором с трудом можно было угадать ткань и подъюбник пышного платья, струящегося в воздухе и подсвеченного легким зеленоватым дымом, наполняющим своим сиянием комнату. Темная будто парила над землей, представляя собой изуродованное временем и разложением творение Тима Бертона.
[indent] Алекс быстро начертила кинжалом спираль и выхватила сияющий шнур прямо из воздуха, а затем пользуясь тем, что брошенной ранее фигурой она выиграла для себя небольшую фору во времени, стегнула кнутом темную, обвила им её руку и с силой дернула на себя, вырывая когти из плоти Шона, выпустившие за собой небольшие фонтанчики крови и разворачивая труп Невесты на себя.
[indent] Душа пронзительно завопила, свирепея от того, что её оторвали от уже такой близкой жертвы, второй рукой продолжая цепко держать плечо медленно оседающего на пол Шана. Алекс продолжая тянуть на себя шнур сминая пространство вокруг в складки, прыгнула, резко сокращая расстояние между собой и тёмной, взмахнула кинжалом и отсекла черным лезвием обвитую шнуром руку Невесты прямо по локтевому суставу. Затем, схватив освобожденную от когтей руку Шона Лекси выпустила шнур, отпуская пространство, отшвырнувшее тёмную назад и крепко держа напарника, не давая ему по инерции последовать за душой.
[indent] Дикий вопль раненой Невесты сотряс стены и с потолка посыпалась старая штукатурка и песок. Алекс вскрикнула, покачнувшись под обмякшим телом напарника - брызги яда с языка тёмной попали на ее лицо и шею, прожигая кожу, но сейчас было не до этого. Лекси опустила Шона на пол и швырнула в Труп невесты Крест Дракулы, вспышкой пламени осветивший помещение. Но огонь знака лишь расплескался по платью души, не ей нанеся никакого вреда. Лицо Алекс вытянулось, а тёмная мерзко расхохаталась. Из обрубка ее руки струился густой темный дым, который превращался в капли и падал с шипением на землю:
[indent] - Глупый, глупыыыый страаааажш! - прошелестела Невеста, стремительно отступая в глубь коридора, - привел с собой девчонку….а нам могло быть так хорошоооооууу!
[indent] Алекс сделала шаг в сторону тёмной, намереваясь догнать ту и продолжить схватку, но тут её внимание привлек стон. Она бросилась к напарнику, подхватив фонарь, ведь вместе с темной исчезло и зеленоватое, фосфорицирующее свечение одеяния Невесты.
[indent] - Твою мммать, Шон, ответь мне! Очнись! - Алекс грязно выругалась. Рваные раны на плечах парня сильно кровоточили, он стремительно терял кровь, а с ней из его тела утекала жизнь. На шее зияла сочащаяся кровью и гноем рана - эта паскуда все таки коснулась его своим языком.
[indent] Пара пощечин заставили мужчину открыть затянутые поволокой глаза и тот глупо улыбась прохрипел:
[indent] - Я...я пришел к тебе...ты звала…
[indent] - Черт, черт, черт! Так, ты еще не дошел, - Алекс решила воспользоваться еще не рассеявшимся до конца мороком темной, помогая подняться послушно выполняющему её команды раненому, - Вот так, вставай, передвигай ногами, нам туда...
[indent] Кое-как, сначала просто поддерживая, а потом уже волоча за собой истекающего кровью и бредящего напарника Алекс, не помня себя, добралась до освященного коридора, где её встретили встревоженные криками дежурные спелеологи, спешащие на выручку.

***
[indent] Сидя в коридоре больницы, вся в крови своего напарника, Алекс тупо смотрела на свои руки в бурых пятнах, не зная сколько времени прошло, прежде чем её тронул за плечо подошедший врач:
[indent] - Ваш коллега в отделении реанимации, потерял много крови, без сознания, но стабилен. Нам пришлось погрузить его в искусственную кому, чтобы остановить стремительное распространение яда. Скоро здесь будет колдунья, у которой контракт на помощь в таких случаях, я уверен, она справится. - врач стянул маску и нахмурился, - вам не нужна помощь?
[indent] Алекс махнула рукой, отказываясь и побрела в сторону выхода, набирая номер координатора. Она готова была хоть сейчас броситься в подземелья, но рассудок постепенно брал верх и усугублять ситуацию она не стала, следовало запросить подмогу:
[indent] - Это Инкерман, Париж. Шон в больнице, в реанимации, столкнулись в подземельях с Трупом невесты. Прошу подмоги. Да. Хорошо. Буду ждать. - далее она продиктовала адрес отеля, в котором остановилась и скупо ответив на несколько уточняющих вопросов, положила трубку.

PS

В описании тёмной опиралась на Актусовское, но на меня сильно повлияла Полуночница из вселенной Ведьмака, там они прям уж очень шедевральны, добавила от них деталей
http://i.playground.ru/i/19/29/20/00/wiki/content/m829l59q.jpg

Отредактировано Aleksandra Inkerman (2018-03-17 19:20:10)

+1

3

   Деревенька недалеко от Лиона, настолько крохотная, что и не поверишь, как часто там происходила какая-нибудь чертовщина, гордо носила мало того, что непроизносимое, так ещё и смешное название. Фанни не рисковала повторять его вслух без надобности, а надобность, к сожалению, возникала слишком часто; то и дело из административного центра в координаторскую поступали сообщения о странных происшествиях и подозрительных событиях, которые, к сожалению, очень редко оказывались пустышкой. То ли воздух здесь был особенный, то ли люди отличались теплотой и душевностью, факт оставался фактом; тёмные любили это место и плевать хотели на людей, пытающихся вести спокойную, мирную жизнь. Франсин подозревала, дело было в погребённых под фермерскими угодьями солдатах и не только — при первом её визите сюда староста, тогда ещё обходившийся без парика и живой, вроде бы говорил что-то о кровопролитных боях во времена настолько стародавние, что сомневаться в его историях были все основания, если бы они не подтверждались высокой концентрацией тёмных, которые то и дело появлялись то тут, то там. Правда, на сей раз привела Фанни в это Богом забытое место не необходимость расправиться с очередной порцией душ.
  — Он сделал что? — забыв о том, что староста принципиально не использует английский, переспросила Франсин. Старик махнул рукой и повторил свой рассказ, на сей раз снабдив его обильной жестикуляцией, что ещё больше запутало Брэйди: староста и при жизни был знатным пошляком, а сейчас, одичавший без регулярного общения, и вовсе отбился от рук. Терпеливо дождавшись окончания, вне всяких сомнений, захватывающей истории с одним из стражей Братства в главной роли, Фанни помотала головой, — Повтори. И не так быстро, пожалуйста.
   От обилия французской речи в последние несколько суток её мутило, однако с Ситуацией (хотя, судя по рассказу старосты, у неё имелись все шансы быть переименованной в Катастрофу) разобраться сразу не получилось, пришлось задержаться. Местная администрация была довольно лояльна к стражам и последствиям их работы, так как понимала, что лучше уж члены Братства истопчут пару квадратных метров плодородного чернозёма (в лучшем случае), чем это же, только с куда большим количеством человеческих жертв, сделают тёмные. В администрации заседали сплошь местные жители, непосредственно заинтересованные в избавлении от ужасов и кошмаров, терроризировавших округу, но прогресс не стоит на месте.
   Новый член администрации жил в Лионе и с угрозой жизни сталкивался лишь однажды, когда наступил на разлитое по трамвайным путям подсолнечное масло, поэтому в положение входить не желал. За глаза его как только не называли (староста, которого новый член администрации не видел, имел привилегию высказать чёрствому чинуше в лицо всё, что о нём думает), но его голос был решающим и поделать с этим ничего было нельзя — по крайней мере, пока сей чиновник продолжал жить в большом городе и добирался до административного центра деревни на личном авто, а не пешком. Оставалось скрежетать зубами и разруливать ситуацию, в красках описанную старостой — с третьего раза Фанни наконец поняла, о каком таком сгоревшем амбаре шла речь. В администрации были готовы закрыть глаза на причастность к пожару стража (который всё равно получил бы от Франсин на орехи, но так хотя бы обошлось без бесконечной процессуальной волокиты в Ордене, из-за которой нужный специалист будет вынужден оставаться в Арденау месяц, и то, если повезёт), но новенький явно был несогласен с остальными и на все доводы Франсин веско и кратко отвечал: нужно действовать согласно букве закона. Он видел сгоревший амбар и сопряжённые с этим убытки, видел Брэйди, пытавшуюся выгородить виновника, но опасности не видел в упор.
— Это потому, что вы осёл, — любезно сообщила ему Фанни, так и не отвоевав стража.
— Премного благодарен, — не менее любезно ответил ей чиновник.
     И только присутствовавший при неприятном разговоре староста понял: это было объявление войны.

   Так или иначе, с проблемой Франсин разобралась (даже скорее, чем ожидала) и благополучно остановилась в одной из гостиниц Лиона в надежде отдохнуть перед перелётом. Лично она куда лучше отнеслась бы к перспективе добираться до Арденау на машине, но самолётом было быстрее, а своим временем Франсин дорожила больше, чем комфортом.  К сожалению, ни сэкономить драгоценные часы, ни отправиться в спонтанное автопутешествие ей не дали; звонок из координаторской раздался, стоило Фанни вытянуться на кровати. Сообщение было кратким и сухим — Париж, ЧП, разобраться с ситуацией и по возможности довести дело до конца. Во всём этом Франсин увидела лишь одну положительную сторону; добираться до места назначения предстояло не на самолёте. Но перед этим стоило поспать. От Фанни будет мало толку, явись она на место назначения уставшей и разбитой из-за относительно долгой дороги.
   В том, что касалось скоростного сна, Франсин была профессионалом: чтобы набраться сил, ей хватило трёх с половиной часов и контрастного душа. Проблем с пробками было не больше, чем обычно в крупных городах — привычная ожидать худшего, она рассчитывала прибыть на вокзал Пар-Дью куда позже, а так успевала не только наскоро перекусить, но и сесть на более ранний, нежели ожидала Фанни, поезд. Багажа она брала немного, так что расположилась с относительным удобством; не считая храпящего пассажира в соседнем ряду, поездка прошла более, чем спокойно. Правда, основную часть квеста по поиску стража в беде всё ещё лишь предстояло пройти. Несмотря на наличие точного адреса и прочей необходимой информации, добираться до пункта назначения своим ходом Франсин не рискнула, опасаясь заблудиться: вместо этого она воспользовалась услугами таксиста, и, немного неожиданно, заблудилась. К чести водителя, нужную дорогу он нашёл самостоятельно, однако остался без чаевых и наверняка считал это несправедливым, но разбираться ещё и с ним у Фанни не было ни времени, ни желания. Коротко обозначив своё мнение о его способности ориентироваться на местности и дав сухой совет завести навигатор, который бы не барахлил, она исчезла в отеле. Там узнала, в каком номере остановилась некая Инкерман — стража она смутно, но помнила (кажется, Алекс, сокращение от... Алексис? Александры? Неважно), — и, поудобнее перехватив дорожную сумку, поднялась на лифте.

Отчёт, — произнесла Франсин вместо приветствия и, не ожидая приглашения войти, переступила порог номера. Говорить через порог, конечно, можно было бы, однако Фанни придерживалась мнения, что афишировать проблемы во всеуслышание, даже в другой стране — не лучшая идея, — Желательно, как можно более подробный.
   Присмотревшись к Алекс, Франсин отметила не совсем естественную бледность кожи, но, может, это её нормальный цвет лица, или же такое освещение. Причин беспокоиться — кроме озвученных координатором несколько часов тому назад — Брэйди не видела. Пока что.

Отредактировано Francine Brady (2018-03-18 02:39:34)

+2

4

[indent] Алекс стояла, оперевшись руками на раковину и смотрела на уходящую в сток воду, окрашенную в ржавый цвет. Цвет крови Шона. Уже, наверное, в сотый раз умывшись и на скорую руку обработав раны от попавшего на лицо яда Невесты какой то вонючей дрянью из банки, которая валялась у нее в сумке и спустя пару минут кожа начала жутко зудеть, заживая. Драгоценное содержимое баночки стремительно заканчивалось и Лекси равнодушно констатировала что скоро опять надо будет идти к той ведьме в Арденау за новой порцией чудодейственного бальзама, который стоил столько, что даже Алекс предпочитала выписывать чеки, а не расплачиваться наличкой, но цену свою оправдывал, залечивая неглубокие раны очень быстро и не оставляя шрамов.
[indent] На автопилоте девушка приняла холодный душ и одевшись легла на кровать и не смотря на мрачные мысли, роящиеся в голове, стоило лишь коснуться подушки, как она провалилась в тяжелый, наполненный кошмарами сон. Спустя несколько часов тренькнул мобильник, сообщая, что уже совсем скоро к ней присоединится напарница. Алекс спросонья несколько раз прочла сообщение и глухо застонала, когда до неё дошел весь смысл текста. Магистр. Волноваться сил не было. Хотелось лишь быстрее покончить со всем этим.
[indent] Заказав в номер небольшой перекус и пару литров крепкого кофе, Алекс вновь пошла в ванну уже с целью привести себя хоть в какое-то некое подобие порядка. Жутко хотелось выпить, но ситуация не располагала и она ограничилась тем, что кинула в рот пару капсул энергетика.
[indent] Когда раздался требовательный стук в дверь, Лекси уже опустошила половину принесенного кофейника и подготовила вполне адекватную сокращенную версию событий, не изобилующую подробностями, а лишь отражающую голые факты. Алекс на мгновение зажмурилась и затем открыв дверь посмотрела на стоящую перед ней Франсин. Статная, уверенная в себе женщина с твердым взглядом и не менее твердым характером. Лекси не работала с ней, но имела весьма четкое представление о магистре от впечатлённых общением с ней коллег.
[indent] Девушка посторонилась, пропуская Брэйди в номер, а затем прочистив горло поприветствовала гостью и начала отвечать на не вполне любезный приказ предоставить отчёт. Впрочем, Алекс и так находилась под гранитной глыбой чувства вины и всё время после произошедшего в подземелье только и занималась тем, что на разные лады разъясняла себе какая она ебанутая идиотка, по кусочкам разрывая свою нервную систему, поэтому небольшой моральный пинок от магистра не произвел фурора и был воспринят как должное, ведь внутренний критик стража и так методично втаптывал её в дерьмо по самую макушку.
[indent] - Кофе? - она указала на столик, где рядом с кофейником и блюдом с нетронутыми круассанами стояла вторая чистая чашка. Алекс положила перед магистром карту и на удивление спокойным и ровным голосом продолжила рассказывать хронологию произошедшего, указывая путь их продвижения на схеме подземных ходов, - ...вот здесь компас Поиска указал в стену и перед нами встал выбор куда двигаться. Я, предупредив Шона, решила проверить комнату, где наткнулась на мертвую, которая и стала темной. Пока я бегло осматривала тело, он пошел дальше, где попал под воздействие трупа Невесты и свернул с намеченного маршрута вот сюда, - Лекси указала на карте очередную развилку и комнату, где произошла схватка, находящуюся в стороне от красной линии их плана, прочерченного их инструктором. - Тёмная ранила Шона, держа его в опасной близости от себя, поэтому я была вынуждена действовать следующим образом…
[indent] Алекс расписала все свои действия, не забыв упомянуть о том, что Душа обладала иммунитетом к некоторым знакам и закончила тем, что следуя инструкции не погналась в лабиринты коридоров за сильной тёмной в одиночку, а выбрала спасение напарника, ведь учитывая ситуацию, для его жизни важна была каждая секунда. Помедлив, она добавила, что Фирманн стабилизирован и сейчас с ним работает местная ведьма, нейтрализуя действие яда.
[indent] К концу разговора страж была полностью готова к выходу, оставалось лишь накинуть куртку и она присела на стул, ожидая комментариев Франсин и плана дальнейших действий. Лекси привыкла работать наравне со своими напарниками, не принимала ведущую роль в заданиях, но и ведомой никак не была. А сейчас тяжелое “магистр” накладывало определенное вето на их взаимодействие и теперь дальнейшее развитие событий зависело от того, как поставит себя Франсин. В данный момент Алекс было абсолютно всё равно, ей лишь хотелось быстрее оказаться в чёртовом подземелье и обрушить на тёмную мощь знаков, заготовленных за эти часы, и которые сейчас едва не жгли руки девушки, ожидая лишь нескольких завершающих штрихов. Ей не хотелось думать об этом, но она не упускала возможность того, что Брэйди и вовсе могла отстранить Алекс от этого задания, но на этот счет у неё тоже был план, возможно он попахивал суицидом и последующими взысканиями, но решительности покончить с этой тёмной Душой самостоятельно Инкерман было не занимать.

+1

5

   Эмери, когда бывал дома, частенько говорил, что Франсин следовало бы вести себя немного мягче и дружелюбнее; в конце концов, считал он, стражи — не солдаты, которых нужно муштровать денно и нощно. С последним Фанни была согласна на все сто. Сравнивать Братство с армией было бы глупо, некрасиво и неуважительно по отношению к Братству. Человеческую агрессию при желании можно было подавить (лично Брейди не виновата в том, что желания ни у кого почему-то не возникало), тёмные лезли в мир живых вне зависимости от способности стражей контролировать негативные эмоции, а потому требовали куда более тщательного разбирательства и куда более серьёзного отношения. Свою точку зрения Фанни не афишировала, но и не открещивалась от обвинений в чёрствости, сухости и (такое тоже было) злости, считая это необходимым злом. Приветствие, запоздало напомнила она себе, почувствовав лёгкий укол совести за беспардонное обращение с человеком, не так давно пережившим (или до сих пор переживающим) стресс, ничего не изменит: протеже Купера всё так же лежал в больнице, судя по информации в его больничной карте, всё ещё пребывал без сознания и мало чем мог помочь, тёмная всё так же оставалась на свободе, скорее всего, став ещё опаснее, чем до этого. Обозлённая и наверняка голодная, она могла немного сдвинуть свой график охоты. Как бы Брейди ни хотелось докопаться до деталей краткого и довольно ёмкого отчёта, озвученного Инкерман, времени на это не хватало.
   На круассан, впрочем, нехватка времени не распространилась: запив выпечку кофе, Фанни с несколько виноватым видом приблизилась к карте, где Алекс уже вовсю показывала, что, где и как случилось. Новости, как всегда, делились на хорошие и плохие, некоторые можно было трактовать двояко. Душа была ранена — следовательно, ослаблена, следовательно, более уязвима, чем раньше. С другой стороны — находилась во взбешённом состоянии и скорее всего (про себя Франсин оценила такую вероятность процентов в семьдесят-семьдесят пять) уже искала очередную, то есть, внеочередную. жертву больше для восстановления собственных сил, нежели для пропитания. Подробностей хватало и не хватало одновременно: Брейди интересовали причинно-следственные связи, в частности, причина суетливости Инкерман и следствие оной.
   — Полагаю, навещать Фирманна не имеет смысла, — выслушав историю и сопоставив показания Алекс с тем, что имелось, с некоторым сожалением заключила Фанни. За стражем она старалась наблюдать пристально, но ненавязчиво, опасаясь ещё сильнее нервировать; весь свой монолог Александра (или всё же Алексис?) вела себя нестабильно, и дело не только в том, что она переминалась с ноги на ногу или чуть ли не взахлёб обрисовывала ситуацию. Времени было мало, Франсин, откровенно говоря, была рада, что Инкерман всецело это понимала, но спешка, особенно такая, была ни к чему. Нетерпение Алекс нервировало Фанни и она могла представить, хоть и очень слабо, как оно влияет на саму девушку. Вывод напрашивался сам собой: отпускать стража на задание в таком состоянии было нельзя.
   А ждать подмогу — некогда.
   — Притормози-ка, — Франсин присела на край кровати, задумчиво потерла переносицу и не менее задумчиво взглянула на Алекс, — Как ты себя чувствуешь?
   Дело было не в том, что Эмери достучался-таки до холодного как лёд и твёрдого как гранитная глыба (с его слов) сердца матери. Франсин посчитала необходимым пояснить свою обеспокоенность состоянием стража, дабы избежать недопонимания.
   — Если ты не в состоянии возвращаться туда, лучше останься здесь. Я вызову кого-нибудь из Братства, — пожав плечами, Фанни выудила из кармана куртки мобильный телефон и, на всякий случай, открыла список контактов, — Нельзя допустить повторения случившегося.
   Брейди не любила больницы и они отвечали ей абсолютной взаимностью. К тому же, как бы ни поджимало время, следовало обговорить ещё один пункт, о котором, очевидно, в запале, забыла упомянуть Алекс.
   — К тому же, нужно действовать по плану, — предупреждая возможные возражения, Фанни уточнила, — по новому плану. Тот, который использовали вы с Фирманном, уже не сработает.
   А новый нужно ещё составить.
   Как бы Инкерман не выкинула ничего предосудительного; до поры до времени Франсин доверяла ей оценку собственных возможностей. Нужно было действовать осторожно и, скорее всего, деликатно. Со вторым у Франсин были трудности, но первое давалось без проблем.

+1

6

[indent] Алекс еще не решила, писать ли в отчете о том, что произошло на самом деле или замять ситуацию. Судя по тому, что совесть все еще не атрофировалась и сулила ей адские муки, единственным достойным методом решения проблемы было бы обратиться за помощью. Но это следует сделать уже после того, как эта темная перекочует в клинок. Не важно в чей, кинжал магистра прекрасно подойдет, тем более что, насколько Алекс знала за волокитой бюрократических проволочек у них было не так много времени заниматься сбором душ, а следовательно накоплением деньков к своей жизни. Инкерман же не особо заботило увеличение своего срока существования, сейчас ее вела месть. Она слабо представляла, что доживет до того возраста, когда ей понадобится накопленная в клинке сила. В сторону кресла руководителей Братства она даже и не смотрела, абсолютно не разбираясь в политике и не умея вести витиеватых бесед и подковерных игр. Именно поэтому и сейчас, прикрыв глаза и откинувшись на спинку стула она тщательно взвешивая каждое слово попробовала аргументировать свое состояние. Максимально честно.
[indent] — Франсин...можно вас так называть? - пауза, выдох, -  Вы теряли напарников на заданиях? Я - да. И сейчас я - в порядке. А Шон - нет. - и это моя вина, черт подери, - Я не могу быть спокойна и хладнокровна в такой момент. То, что я нервничаю - это вполне нормально. Я же не робот. Но могу уверить, что на мою компетентность это никак не повлияет, - Алекс твердо взглянула на магистра, выдержав пристальный ответный взгляд. Страж была уверена в себе. - За все время работы я достаточно доказала свою компетентность и вполне в состоянии вернуться туда. И просто закончить начатое.
[indent] Лекс до сих пор не могла понять что именно произошло в той комнате. Точнее она понимала, ей было знакомо понятие триггера, но верить в то, что ее психика повреждена и теперь она в чем-то может быть настолько уязвима - не хотелось. Годы охоты на темных, драки, травмы, смерти, кровь на руках и теле, растерзанные трупы детей, огонь и удушающая вода в легких...и вот на тебе, какой то психопат умудрился своими действиями что-то стронуть в голове. Она злилась, откровенно злилась, но не на ситуацию в целом, а на себя, за проявленную слабость. 
[indent] Но глупо было не признать собственное взвинченное состояние. Стоило начать все отрицать и отнекиваться, как уже занесенный для набора палец магистра опустился бы на сенсор смартфона, будто гильотина обрубая для Алекс пути цивилизованного решения проблемы. Магистр явно не собиралась выдвигаться прямо сейчас, поэтому Алекс налила себе еще одну кружку кофе и принялась жевать круассан, не чувствуя его вкуса:
[indent] — Так каков наш новый план?
[indent] Сама она видела решение в том, чтобы действовать по привычной схеме, приманив темную Хеглем и жахнуть по ней всей мощью сначала ослабляющих, а потом уже и атакующих знаков. Но если есть иной выход, она была готова выслушать альтернативы. Тем более, что у ее собеседницы опыт был несравнимо больше и следовало признать и прислушаться к авторитету магистра. Алекс не упускала возможности научиться чему то новому, тем более что, по всей видимости, обсуждение будет проходить сейчас, в отеле, а не в полевых условиях.
[indent] Постепенно проснулись вкусовые ощущения и Лекс сморщившись от горечи своего кофе, насыпала туда пару ложек сахара и продолжила, потягивая черный как нефть и такой же тягуче-крепкий напиток:
[indent] — По сути, эти трупы невест охотятся именно на мужчин и семейные пары, на нас, по идее, не должно иметь влияние ее гипнотические способности. Но вот то, что Крест ее не опалил вызывает опасения, как знать против чего еще она устойчива? Шнур сработал безотказно, как и снежинка.
[indent] За обсуждением дальнейших действий напряжение Алекс постепенно начало спадать, а общее состояние пришло в сравнительно устойчивое равновесие. Чувство злости от того, что она теряет драгоценное время на ожидание ушло на второй план и теперь просыпалась холодная решимость.
[indent] — Тот участок тоннелей должен быть перекрыт сейчас полностью, спелеологи обещали выставить дежурных по двое-трое, но я не знаю насколько они будут рациональны и не полезут ли испытывать судьбу. - вздохнула Алекс, медленно ставя кружку на стол. - потому мне и не хотелось терять даже лишней минуты, которая могла обернуться человеческими жертвами.

+1

7

   Если бы на месте Фанни был Эмери, он бы присел перед Алекс на корточки, достал из кармана конфету (печенье, булочку) и сказал, что очень хорошо понимает, через что она сейчас проходит. За этим следовали душещипательные описания чувств на три страницы мелким шрифтом (которые позже будут нещадно вырваны с мясом из отчёта) и заключительная речь, подводящая итог всему и подразумевающая, что работа есть работа, но если всё ещё хуже, чем он обрисовал, то, возможно, стоит переложить работу на чужие надёжные плечи и поговорить с кем-то, чьей профессиональной обязанностью было помогать людям справляться с эмоциями.
Проблема в том, что пока Эмери говорил, Невеста убила бы какую-нибудь приличных размеров группу спелеологов (или просто экстремалов) — и это только во-первых. Во-вторых, речи Эмери были заточены под напуганных детей, впервые столкнувшихся с тёмной: Инкерман напуганным ребёнком не являлась и уж тем более это была далеко не первая встреча её с душами.
   Таким образом, методы Эмери пролетали по всем фронтам, но сказать нужно было хотя бы что-то; с этим обстояли сложности. Алекс говорила хоть и чётко, но быстро, не давая себя перебить. Франсин молча слушала и кивала, однако они обе понимали, что отнюдь не в знак согласия. Да, к ней можно обращаться по имени. Да, ей приходилось терять напарников. Нет, она не уверена, что переживания не скажутся на способности стража здраво оценивать ситуацию, но отчасти в этом была виновата сама Фанни; в таких ситуациях эмоции следует отключать, пока дело не будет сделано и только потом корить себя во всех смертных грехах и прокручивать в голове все варианты развития событий, при которых партнёр мог бы остаться в живых. Проблема состояла в том, что, пока Брейди добиралась до места встречи, у Александры было несколько часов, чтобы пойти на поводу у чувств, как бы хорошо она ни держалась. Правда — и за это Инкерман определённо полагалась золотая звёздочка в воображаемом табеле — она не отрицала, что находится на взводе.
    Зато отрицала саму вероятность своего отстранения от задания, шла напролом и вела себя так, словно её участие в задании — дело давно решённое. Одним словом, как Франсин в некоторых вопросах. В другое время это ей польстило бы, возможно, даже вызвало тень улыбки, однако именно в этом крылась основная проблема: они могли спорить до потери пульса и всё равно не пришли бы к компромиссу, в то время, как на свободе разгуливала раненая, разозлённая и очень хорошо осведомлённая об охоте на себя тёмная, на которую, судя по словам Алекс, действовали далеко не все фигуры со знаками.
   — То, что мы не входим в группу риска, не делает этих тёмных менее опасными, знаешь ли, — задумчиво буркнула Фанни, убедившись, что Александра закончила. Она неохотно убрала телефон обратно в карман и, поднявшись на ноги, коротким жестом расправила покрывало, — Когти есть когти, а яд есть яд. Она ранена, поэтому будет искать людей, чтобы восстановиться за их счёт. Она знает о том, что за ней идут, поэтому будет осторожнее. План был хороший, однако на этот раз у нас не будет элемента неожиданности, придётся менять тактику, — задумчиво пожевав губами, Фанни открыла дверь номера и пропустила Алекс в коридор вперёд себя, отрезая пути к отступлению, — С другой стороны, она зла, и это можно обратить в свою пользу, — лифт двигался слишком медленно, лениво останавливаясь на каждом этаже, зато давал время подумать. Невеста озлоблена, потому что её лишили добычи — факт. А теперь вопрос на засыпку: кто, говорите, украл у неё возможность полакомиться протеже магистра Братства?
    Бинго.
    — Её следует отвлечь, — по пути рассуждала Франсин, — и ослабить ещё сильнее. Шнур и Снежинка будут очень кстати, надеюсь, ты меткая, иначе у нас будут проблемы. Однако, сначала нужно забраться как можно дальше от людей, поэтому на твоём месте я бы держала наготове ещё и Хегль — вряд ли Невеста добровольно оторвётся от потенциальной кормушки, — Франсин переместила свой кинжал в более удобное положение, но в руки его пока не брала, опасаясь реакции людей в целом и водителя в частности, — Думаю, Знак Адарана или Алатир на неё точно подействуют, так что займусь этим. Она наверняка сосредоточится на тебе — в конце концов, это ты помешала ей завершить трапезу, — и это должно сыграть нам на руку.
   Едва выйдя из машины, Фанни заметила спешащего к ним (то есть, к Александре) человека и нахмурилась; похоже, что-то было не так. Впрочем, отклоняться от выбранной линии поведения она не собиралась. Планы, в конце концов, бывают идеальными только на словах.
    Было бы глупо не ждать подвоха.

Отредактировано Francine Brady (2018-04-16 12:42:59)

+1

8

[indent] Признав рациональность плана по ловле темной "на живца", то есть на себя любимую, Алекс кивнула и после пары уточняющих вопросов выбралась из машины. Направляющийся прямо к ней взволнованный мужчина не внушал надежды на то, что просто хочет радостно поприветствовать стража и поинтересоваться ее самочувствием. В его глазах был ужас и...вина?
[indent] Впрочем, новость о том, что инструкции Братства были нарушены и в оцепление у входов в пещеру все же поставили мужчин, Алекс не удивила. Скорее ее взбесило то, что помимо этого приказа был нарушен еще один - строго настрого было запрещено находиться около входов в одиночку, а тем более - заходить под каменные своды без сопровождения. Скрипя зубами Лекс потребовала направить полный и подробный отчет в Братство о причинах  таких вопиющих нарушений, повлекших пропажу человека.
[indent] По сути неминуемую смерть, учитывая сложившуюся ситуацию
[indent] Случившееся довольно паскудно портило перспективы встречи с темной, поскольку рассчет был на то, что она голодна, озлоблена и ищет жертву, что толкнет ее на быструю месть и расправу с той, кто обеспечил ей столь “приятный” поворот в сюжете ее посмертной жизни. Прервав сбивчивые оправдания старшего спелеолога, Алекс выяснила у него, что человек пропал у юго-западного спуска и переглянувшись с Франсин, направилась в указанную мужчиной сторону, пробираясь через оградительные ленты:
[indent] —  Значит, силы она восстановила, черт. По крайней мере часть - точно. Но я думаю одного человека Невесте маловато. Это место довольно далеко от того, где заходили мы с Шоном, - бросила Александра через плечо. Узкая тропинка не позволяла идти рядом. - Значит темная блуждает по довольно большой территории. Карты тут черт знает как составлены. А сеть почти не ловит. Еще не хватало заплутать в этих тоннелях...
[indent] У входа в пещеру обнаружились две хмурые девушки в форме, которые не оказались слишком разговорчивыми но выслушали указания Франсин и молча подчинились. Алекс же настроила на своем смартфоне распознавание местности и запоминание маршрута, отключив звук.
[indent] —  Надеюсь это поможет нам найти путь назад, если что…- показала она экран напарнице и убрала телефон во внутренний карман. - Ну что, заходим?
[indent] После короткого диалога, девушки, вооружившись фонариками, вступили под своды тоннеля. Спустя некоторое время блужданий по коридорам, было принято решение остановиться и приступить к воплощению в жизнь ранее озвученного плана. Алекс начертила Хегль и взяв кинжал на изготовку нарастила на руке атакующий знак.
[indent] Томительно тянулись минуты, а темная не появлялась. Зло выдохнув, Алекс полоснула острием клинка по краю ладони, но, прежде чем осуществить задуманное, помедлила и повернулась в темноту коридора, где в засаде находилась ее напарница:
[indent] —  Франсин...я усилю Хегль. - Инкерман не просила разрешения, но поставить в известность о том, что скоро последует всплеск силы и мощь знака в несколько раз будет увеличена - стоило. Мы же играем по правилам, не так ли? Лекс знала не понаслышке, что усиленный кровью стража Хегль неминуемо притягивает темные сущности, возможно и не только те, что изначально планировалось. Но, судя по сотворенному заклинанию памяти, кроме Невесты других душ здесь не было, поэтому получив одобрительный сигнал от магистра, девушка сжала ладонь и на ровные линии мерцающей литеры Н упали несколько тугих багровых капель.
[indent] Примерно через пять минут чутье стража подсказало Алекс о приближении темной сущности и она напряглась, готовясь к атаке. Сейчас она была готова, собрана и отбросила к чертовой матери всю лабуду вроде переживаний, нервов и воспоминаний. Холодный расчет, четко выверенные траектории броска, твердая рука и непоколебимость - вот то, что необходимо было сейчас, что бы покончить с начатым.
[indent] До слуха стражей донесся тихий неразборчивый шепот, срывающийся то на рык, то на шипение. Женский, грудной и медово-томный голос бормотал что-то на непонятном языке. Из-за поворота появилось вначале едва заметное, тусклое, а потом разгорающееся ярче, фосфорно-зеленое свечение. Следом за светом появился во всей своей чарующе-ужасной красоте труп невесты...

+1

9

   У некоторых представителей вида человек разумный имелась одна интересная особенность, которую Фанни подметила ещё будучи практиканткой, пока доходчиво объясняла хрену с горы, куда и в каком порядке он может засунуть свои маразматически важные инструкции, делала как сама считала нужным и в итоге (по крайней мере, поначалу) огребала раза в два сильнее. Однако если её упрямство можно было понять (половина наставлений действительно отдавала запущенным маразмом), то нежелание следовать советам знающих людей прочих уникумов поражало и заставляло скрежетать зубами. У входа в катакомбы дежурила группа теперь уже перепуганных мужчин, среди которых Франсин обнаружила лишь одну девушку, до хрипоты спорящую с одним из, как поняла Брэйди, лидером группы. Печальные новости её не особо удивили; подобное не было распространённым случаем, но и частностью не являлось, так что стоило ожидать чего-то вроде случившегося. Пока Алекс выясняла детали происшествия, Фанни пыталась выпытать хотя бы примерное время, дабы иметь хоть какое-то представление о возможностях и вероятном местоположении тёмной.
   — Если ты ранила её так сильно, как говоришь, один человек точно не восстановит её сил полностью, — откликнулась Брэйди, по возможности глядя под ноги и держа кинжал наготове, — С другой стороны, им всегда мало.
   Дойдя до последнего рубежа охраны, Франсин выдохнула с некоторым облегчением: хоть здесь догадались выставить девушек.
   Задерживаться было чревато новыми жертвами, но столь необходимые финальные инструкции страж раздала, чётко обозначив стандартные пункты при подобных ситуациях. Никого не впускать. Заплутавших туристов, при наличии оных — срочно выводить. Связаться с Братством и затребовать подмогу, если от них с Инкерман не будет ничего слышно, ну, скажем...
    — Пару часов, — бегло просмотрев карту и оценив масштабы поисков, решила Франсин. Конечно, Хегль поможет найти Невесту как можно быстрее (точнее, привести её прямиком на огонёк), но выбираться обратно придётся самим и это могло занять немало времени. К тому же, Невеста в личной классификации Франсин по уровню интеллекта стояла довольно близко к окуллам и могла скрываться, учуяв знакомый запах, или же выжидать, пока бдительность стражей не ослабнет в достаточной мере.
   Или же совершить попытку сопротивляться силе знака. Взвесив все "за" и "против", Брэйди пришла к выводу, что риск более чем разумный, впрочем, дала отмашку на усиление Хегля весьма неохотно. Знай они местность лучше, можно было бы использовать фигуру Поиска и не резать ладоней почём зря, но чего не было, того не было. Да и, к тому же, эффект последовал практически незамедлительно; почувствовав, что тёмная близко, Фанни принялась за Алатир, ругая себя за беспечность. Знак требовал не только точности, но и времени, а этим ресурсом они в данным момент располагали в наименьшей мере. Тем не менее, отступать от задуманного плана было поздно (да и неразумно), поэтому оставалось надеяться, что Александра сможет продержаться пару минут, при условии, что усилия Франсин не будут разрушены надвигающейся на них Невестой.

    — Две минуты, — продолжая чертить знак, Фанни принялась осторожно отступать чуть назад, давая Инкерман больше пространства для атак и уворачивания. Тёмная предсказуемо направилась к Алекс, оскалив зубы в подобии улыбки; явно всё ещё злилась за предыдущее нападение и намеревалась отомстить прежде, чем приняться за Франсин, — Справишься?
    Нога зацепилась за выступ и Фанни чуть не упала, но смогла восстановить равновесие, чего нельзя было сказать о знаке. Цветисто выругавшись, она наскоро начертила Барбасу и отправила её навстречу Невесте, надеясь выгадать чуть больше времени для знака, хотя на такие сильные сущности фигура воздействовала совсем недолго.
    Что ж, у неё хотя бы есть время начать Алатир заново.
     — Как договаривались, помнишь?

Отредактировано Francine Brady (2018-05-18 00:47:10)

+1

10

[indent] Тихий и липкий шепот Невесты сменился возмущенным взвизгом, когда в нее врезалась Первая Снежинка, метко запущенная Алекс. Темная метнулась в сторону, успешно уходя от второго знака. Лекс чертыхнулась и приняла боевую стойку. Второй знак она швырнула с поправкой на возможный маневр Невесты, но все же вероятность попадания была уже пятьдесят на пятьдесят и, стражу, к сожалению, не повезло. Зато вылетевшая со стороны магистра Барбаса как раз угодила точно.Темная покачнулась, выставив перед собой костлявые руки с почерневшими от разложения крюками пальцев с длинными когтями, и чуть кружась стала ошалело мотать башкой, расплескивая вокруг себя ядовито шипящий от столкновения с поверхностью стен яд.
[indent] Пользуясь паузой, Алекс взмахнула кинжалом и достроила в воздухе витиеватую спираль, девушка выхватила из пространства мерцавший золотом шнур, но пока еще не пуская его в ход стала следить за действиями темной.
[indent] Барбаса подействовала на Невесту, но не совсем так как привыкли стражи - дезориентация продлилась буквально несколько секунд. Стряхнув с себя голубоватую пыль знака, скелетоподобная “красотка” передернула подобием плеч и перестала кружиться, остановившись в одном положении, вытянувшись будто по струнке, внимательно прислушиваясь к происходящему. Смекнув что произошло, душа рассерженно зашипела, из раны на ее боку капала на пол пещеры и тут же испарялась черная субстанция с легким фосфоресцирующим свечением.
[indent] — Ээээто ты?! - гнев клокотал в голосе Невесты, но ее слова все же можно было разобрать. Душа была в ярости, но уже не могла просто так отступить. Ее притягивал и манил напитанный кровью стража Хегль, не давая той возможности скрыться в темноте коридора. Алекс чувствовала как ее силы вытягивает фигура, начерченная ей ранее, но прервать эту связь она не рисковала, так как тогда можно было упустить этот единственный шанс расквитаться с душой.
[indent] Паря над землей и склонив отвратительно уродливую голову с отсутствующей челюстью, Темная двинулась вдоль стены, явно намереваясь приблизиться к своей жертве по дугообразной траектории. Алекс выдохнула с легким облегчением. Это направление было противоположным тому, где притаилась за выступом стены Франсин, что давало напарницам дополнительное время до момента, когда темная окажется в зоне поражения Алтаиром, который по расчетам Александры Франсин уже должна была закончить и сейчас напитывать силой.
[indent] Темная шептала какие-то неразборчивые фразы, пытаясь поймать взгляд Алекс своими пустующими черными глазницами, в которых ворочалось темное, скрашенное зеленым пламя. Алекс с беспокойством ощутила, как ее сознания касаются скользкие, липкие и на каком то физическом уровне противные щупальца ментального воздействия темной. Медлить и дальше становилось уже опасно. Девушка бросила быстрый взгляд в сторону Франсин, не понимая почему она все еще не воспользовалась знаком, ведь темная сейчас находилась в достаточно удобном положении, являя собой великолепную мишень.
[indent] Ну же! Какого черта?! Удобнее момента просто не будет, в чем дело?
[indent] Невеста внезапно перестала бормотать и остановилась, напрягшись и медленно разворачивая корпус в сторону выступа, за которым скрывалась Брейди. Лекс вновь нарастила на ладони слабенькую снежинку и отправила ее в сторону невесты, заставляя ту отвлечься от того, что она почувствовала. Отшатнувшись от знака, Темная резко повернулась в сторону Алекс, взметнув очередной веер брызг яда и внезапно, сначала сжавшись как тугая пружина, а потом резко распрямившись ринулась в сторону стража, выставив вперед длинные когти и наполняя пещеру диким воем.
[indent] Алекс кувырком ушла от столкновения с противником и взметнув облако пыли и песка припала на одно колено, занеся руку с сияющим хлыстом в широком замахе, а затем хлестнула идущую на разворот темную золотым росчерком знака. Хлыст обвил шею Невесты в несколько витков, а Александра не теряя более ни секунды, сделала резкое движение рукой сначала на себя, а потом - в сторону, заставляя пространство послушно собраться складками, а потом распрямиться, отшвыривая темную в стену, противоположную той, за которой находилась магистр.
[indent] Не выдержав удара, вниз посыпалась кирпичная кладка и мелкие камни от полуразрушенной стены, застилая помещение пыльной завесой, но Инкерман была готова к этому.
[indent] Ругнувшись сквозь зубы, девушка метнулась вперед, действуя ва-банк и вновь хлестнув душу кнутом знака. Это был очень рискованный шаг, но Алекс решилась на это с учетом того, что невеста уже имела две ощутимые раны, и надеялась что Франсин в порядке и уже готова действовать:
[indent] — СЕЙЧАС! - крик Алекс прорвался сквозь грохот камней и с долей секунды задержки воздух расчертила темной бронзой литера G, впиваясь в темную, начиная выжигать ее суть и заливая блеклым светом стоящую в паре метров девушку. Покачнувшись от выплеснутой остаточной энергии души, Инкерман преодалела одним прыжком оставшееся расстояние до темной, которая все еще корчилась от боли с мечущимся в беззвучном вопле ядовитым языком и вогнала свой клинок между ребер когда то красивой, а сейчас обезображенной до неузнаваемости женщины.
Темная сталь запульсировала, вбирая в себя остатки темной сущности, а звездчатый сапфир на мгновение стал чуть ярче.
[indent] Все было кончено.
[indent] Алекс обессиленно опустилась на землю, глядя на рассеивающийся зеленый фосфорный свет и все еще шипящие бусины яда, прожигающие землю с тонкими струйками дымка - это все, что осталось от трупа невесты.

+1

11

   Не бывает так, чтобы по плану не пошла лишь одна мелочь, которая и особой роли-то в успехе предприятия не играет, нет. Если замешкалась в самом начале — времени не будет хватать ни на что. Если запнулась и потеряла концентрацию вместе с частично начертанным знаком — дальше лучше не будет. Если подвергаешь риску партнёра, вряд ли он будет мизерным, как можно было надеяться, попав в Невесту затормаживающим знаком. Что сильным сущностям Барбаса — как слону дробина, Франсин осознала весьма запоздало и, увы, уже приступила к второй попытке начертить Алатир, поэтому помочь Александре не могла ничем. Ну разве что под ногами могла не путаться; пришлось отступить за злополучный уступ, уже стоивший Фанни одного знака. Со вторым такого произойти не должно. Было бы у них больше времени...
   Брэйди следила за ходом битвы из своего не самого надёжного укрытия, сухо подмечая более удачные способы нападения и готовясь прийти на помощь в любой момент (хотя это и значило переосмыслить тактику, лучше уж так, чем потерять хорошего стража в когтях тёмной). Линии Алатира она проводила не глядя, на автомате, время от времени уворачиваясь от летящей в неё каменной крошки и прячась за уступом, когда Невеста поворачивалась непосредственно к ней. Бояться тёмную она не боялась, но сорвать начертание ещё одного знака допустить не могла. Эта роскошь была не по карману ни ей, ни Инкерман, которая вертелась, как могла, выполняя сразу две функции: ослабление Невесты и отвлечение тёмной от укрытия, где готовилась к финальному рывку Франсин в надежде закончить вовремя. То есть, до того, как они с Александрой на пару останутся в этих катакомбах на веки вечные.
    — ПРИГНИСЬ! — ответила Фанни, прицеливаясь в мельтешащую тёмную, которая явно не могла решить, закончить сначала с Инкерман или переключиться на нового участника действа. Слава богам, последнюю линию она успела провести до того, как Алекс решила, что СЕЙЧАС самое время покончить с Невестой раз и навсегда. В отчёте это индентифицируют как слаженные действия. Ещё и эффектные, не говоря уже об эффективности; Алатир попал точно в туловище тёмной, Александра попала точно между ребёр тёмной кинжалом, завершая выматывающее противостояние на позитивной (относительно) ноте. Франсин стряхнула с плеч каменную крошку со следами сажи и резвым галопом направилась к сползающей по стенке Инкерман. Следовало запастись молоком, но в спешке Фанни совершенно забыла про нейтрализацию последствий уничтожения тёмной, так что теперь оставалось только ждать, когда стражу станет легче. Брэйди могла бы, конечно, притвориться костылём, однако после создания знака у неё тоже оставалось немного сил: добраться до Алекс и присесть на ближайшую каменную глыбу. Нельзя было сказать наверняка, прошло ли те два часа, о которых упоминалось в разговоре с охранниками. Фанни надеялась, что нет. Ей, как и, наверняка, Инкерман, хотелось выбраться из этого подземелья до окончания рабочего дня.
   С ненормированным графиком это было сложноосуществимо. Впрочем, Франсин надеялась на лучшее хотя бы сейчас.
    — Цела? — осмотрев Инкерман на предмет тяжёлых ранений и не обнаружив оных, спросила Брэйди. Ответ не играл особой роли в построении плана дальнейших действий, одним из которых было отправить Алекс в ближайшую больницу для полной диагностики и только потом — вернуться в номер, принять душ (предел мечтаний для Брэйди, особенно в данной обстановке) и хорошенько отдохнуть перед написанием отчёта, который может и подождать.

   Минут десять спустя Фанни прокряхтела что-то вроде "чёрт возьми" и, поднявшись на ноги, протянула Александре руку.
    — Пора возвращаться, — помогая Инкерман подняться и двигаясь не столько быстро, сколько осторожно, по направлению к выходу, пояснила Брэйди, — Дело-то сделано.
   Конечно, можно было и похвалить стража, но, по мнению Франсин, выполненное задание само по себе являлось похвалой стража. Ну и после такой заварушки сначала бы дыхание восстановить. А чтобы дыхание восстановить, нужно сначала до выхода добраться. А чтобы добраться до выхода, нужно... в общем, Фанни очень надеялась, что Александра не из тех людей, которым жизненно необходимо получить одобрение от старших коллег.

Отредактировано Francine Brady (2018-06-27 19:48:20)

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » let it go to waste


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC