Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: Rainer Könning
В этой проверке был еще один момент, важный такой. Имя этому моменту — Малина Дилэйни. Сколько лет они не виделись? Кому-то даже стыдно считать, а ведь Орсон считал девушку своей подругой, в последствии сам же и прекратил общение. Неудобно получилось, но страж до сих пор не отказывался от дружеских отношений с Дилейни. Просто не знал, чего ожидать от этой встречи. Возможно, законница просто сделает свою работу и уедет прочь. С детства прошло столько времени, оно давно закончилось уже. Орсон пытается предугадать ход событий, но предсказатель из него всегда был хреновый. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » you can't fight the friction


you can't fight the friction

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/MkbqGhj.png
you can't fight the friction
семейство Давыдовых
март 2014, ночной клуб Берлина, Германия
Эта могла бы быть самая простая охота в их жизни, да вот только концерт рок-группы и нежелание владельца прерывать его (ведь это такие убытки, а ваши тёмные души - просто выдумка) значительно осложняют дело.

+3

2

Опыт научил Свету никогда не брать обратный билет сразу, потому что, как, например, сегодня, все могло пойти наперекосяк и предполагаемая легкая охота, которую женщина по дороге в Берлин сравнивала с прогулкой по парку, в мгновение ока может обернуться прогулкой по минному полю с закрытыми глазами. Они с Пашей спешным шагом следовали за тёмной по многолюдным улицам немецкой столицы, стараясь не сеять панику, не подвергать гражданских лишней опасности (будто бы наличие тёмной души в одном из самых густонаселенных городов Европы не являлось достаточной опасностью) и при этом не терять свою цель из виду, словом, обыкновенные рабочие будни стражей.
— Мама звонила и приглашала на свою новую постановку. Пиковая дама, кажется. Точно что-то по Пушкину. — признаться, не запутаться в театральных постановках, в которых была задействована их с Пашей мать, для Светы было чем-то недостижимым. Она, конечно, всегда была дамой упорной и целеустремленной, но предпочитала не разбираться в перипетиях маминой работы, в частности когда родительница решила посвятить дочь в последние закулисные сплетни. — Хотя не уверена, что может быть нового в Пушкине, впрочем, сейчас все ставят на современный лад с декорациями, достойными стройки и мешками вместо костюмов. — тихо хмыкнула светловолосая. Она едва ли причисляла себя к тем людям, что вздыхали о том, что раньше (то есть пару веков назад) все было лучше, в частности трава была зеленее, небо голубее, люди человечнее, а театр более цепляющим, однако после того, как мать до их отъезда в Арденау исправно водила их со старшим братом по разнообразным классическим спектаклям было довольно сложно смотреть на то, как сейчас извращаются над классикой, как русской, так и зарубежной.
— В любом случае я пообещала, что появись у нас возможность, мы непременно приедем, если, конечно, она не успеет упорхнуть в другой город. — Давыдова усмехнулась, памятуя о том, насколько у их матери в жизни все быстро меняется, и как часто и много она катается по их родине, а периодически и по ближайшему зарубежью. Едва ли им с Пашей удастся оказаться в Москве вместе — учитывая специфику их работы, надеяться на то, что отпуска у них совпадут не приходилось, так что придется их семье довольствоваться кем-то одним из младшего поколения, если кто-то из них двоих вообще в ближайшее время пересечет российскую границу.
— Да она издевается! — с нескрываемым раздражением в голосе восклицает Давыдова, когда душа скрывается в дверях ночного клуба, умудрившись просочиться мимо охранников, чуть ли не отбивающихся от стайки девушек на высоченных шпильках (женщина мысленно порадовалась, что предусмотрительно надела кроссовки). Из помещения доносится оглушающая музыка, а очередь перед дверями не оставляет сомнений, что в заведении происходит нечто занимательное. Светловолосая кидает быстрый взгляд по сторонам и замечает афишу с надписью «только сегодня ночью» и название одной из самых известных рок-групп современности, что, впрочем, у Светланы радости не вызывает — ее воображение уже рисует зал, заполненный людьми, то есть потенциальных жертв упущенной тёмной души. — Думаю, нам проще сразу обратиться к владельцу заведения или управляющему, в общем, любому, кто поможет нам минимизировать риск и завершить задание в кратчайшие сроки. — как выяснилось, получасом позже, когда Паше со Светой удалось добраться до мистера Гайсела, владеющего клубом (и еще двумя подобными заведениями, как он заметил не без плохо скрываемой гордости), помогать им в поимке тёмной души он не собирался и вообще считал, что стражи решили скататься в Берлин, чтобы посмотреть на Бранденбургские ворота да Берлинский кафедральный собор.
— Ты можешь в это поверить? Здесь больше сотни людей, если не все две, а он беспокоится за прибыль! Попросил нас вести себя незаметно, чтобы не распугать клиентов. — Света недовольно встряхивает волосами, всем своим видом показывает, что она думает о Гайселе и его подходе к безопасности и ценности человеческой жизни, и она бы с радостью объяснила ему доступным языком свою точку зрения, однако светловолосая умела расставлять приоритеты и осознавала, что им с братом нужно было беспокоиться об уничтожении тёмной, а не вправлении мозгов мужчинам в том возрасте, когда обычно настигает кризис среднего возраста. После она, разумеется, воспользуется возможностью и применит свои ораторские навыки на немце, но не сейчас — сейчас она искала того, на ком хотела применить свой кинжал.
— Мне аж хочется, чтобы душа решила устроить проверку своих вокальных данных и выскочила на сцену. — они с Пашей проверяли подсобные помещения, согласившись, что разумнее зачистить те помещения, где было меньше людей, а уж потом толкаться в ревущей, танцующей и подпрыгивающей толпе. За ними неотступно следовал помощник владельца, словно цепной пес, охранявший владения своего хозяина, и словно Давыдовы рыскали в клубе не с единственной целью предотвратить смерти невинных немецких граждан. — В его клуб потом неделями никто ногой не ступит. — к сожалению, у человечества была плохая память, и со временем заведение вновь станет посещаемым, быть может, у него сменится название, быть может, владелец, однако в конечном счете люди в него все равно вернутся, случись этим вечером здесь что-то ужасное, но Света была готова приложить все усилия, чтобы не допустить этого.
— Напомни, сколько мы вместе уже не были на задании? Кажется, чуть ли не с тех пор, когда ты решил переквалифицироваться в стража. — вернее, разумеется, было бы сказать, что это она, Света, решила, а у ее старшего брата попросту не осталось выбора, как и у Джеймса, но тот умудрялся отбиваться от попыток Давыдовой расшевелить его немного дольше, а точнее намного дольше. Светлана считала, что Джеймс попросту откладывал неизбежное, а вот Павел довольно быстро осознал неизбежность принятого за него сестрой решения, вероятно именно поэтому из них троих он всегда был самым мудрым. — Я бы решила, что ты меня избегаешь, но это я предпочитаю работать в одиночку. — говорит Светлана с тенью улыбки на губах. Она не могла похвастаться паршивым характером (правда, он был непростым), как и склочностью, и в целом с большей частью стражей состояла во вполне хороших отношениях, однако работать русская предпочитала в компании только своего кинжала, хоть время от времени все же выбираясь на вылазки с Джимом, Пашей или Иви, а порой и с кем-то, кого знала куда хуже. Давыдову, конечно, отличала самоуверенность и бесстрашие, однако даже она понимала, что справится с батальоном тёмных в одиночку ей не под силу, если она, разумеется, собиралась вернуться домой в Арденау, однако сегодняшнее путешествие в Берлин скорее было поводом для семейной вылазки, поскольку ничто не предвещало осложнения на пути к уничтожению их цели.
— И что вы с Джимом находите в координаторской? Сомневаюсь, что, сидя за столом перед экраном, по восемь часов в день, у вас киипит кровь, как во время преследования темной. — Светлана, в общем-то, села на своего любимого конька, а именно рассуждения о том, что есть координаторы и есть те, кто уничтожает души, и никто из них троих к первой категории не относится, но тут за углом мелькает знакомый силуэт, и женщина прибавляет шаг, в мгновение сосредотачиваясь на охоте и забывая об их болтовне с братом.

+1

3

[indent] Стоило признать, что Паша переоценил свои способности. Иначе как можно было объяснить то, что они до сих пор гнались за тёмной, которую в принципе могли бы вдвоём уложить на раз-два? Хемена, конечно, не считалась одной из самых простых в мире тварей. Но, в конце концов, им обоим было не двадцать один (возраст среднестатистического бывшего выпускника, вышедшего из-под присмотра наставника), оба жили достаточно долго и не первый раз встречались с тёмными душами. И вот они идут по людным улицам Берлина, почти расталкивая прохожих локтями, пытаясь не потерять того, в чью кожу влезла хемена почти под их носом, а Давыдов-старший занимается самокопанием. Единственная причина провала, приходившая ему на ум - он сам. Света хоть и была импульсивной, но никогда не ставила под сомнение свой профессионализм. Он же был вчерашним координатором, не державшим кинжал в руках последние двадцать с хвостом лет, и явно облажался.
[indent] - О? - он не сразу понял, что сестра говорит с ним, а не с кем-то ещё, и потому ответил весьма рассеянно. Что она там говорила, про матушку и её новую постановку? "Отвратительно, Павел, ты даже на разговоре сосредоточиться не можешь", - мысленно пришлось стражу одёрнуть самого себя. Глубоко вздохнув на ходу, он попытался вернуть себе самообладание. Охота не то место, где можно уйти в себя из-за небольшой ошибки, иначе пострадают другие люди или (не дай Бог) они со Светой. - Не думаю, что мама дала бы им так измываться над классикой. У неё инфаркт будет, если там будут мешки и стройки, - Давыдов не удивился бы такому раскладу. Екатерина Михайловна могла быть настойчивой, когда хотела этого, в чём её сын ни на минуту не сомневался. Это у неё явно было от их бабушки, что он также не ставил под вопрос. Кажется, все женщины в их семье были сильными и немного бунтарями. Паша посмотрел на свою сестру, выглядывающую тёмную в толпе с ухмылкой на лице, и подумал, что некоторые не так уж и немного.
[indent] Когда тёмная завернула в ночной клуб, Павел лишь вздохнул. Вся эта ситуация ему не нравилась с самого начала, когда координатор, какой-то новичок, не смог внятно объяснить, что ждёт семейство на месте. Давыдов тогда не понял, почему задание им даёт этот цыплёнок, а не Джим, но тот, кажется, был занят разборками не то с отцом, не то с Ламбертом (надо будет уточнить, когда они будут в Арденау) и помочь молодому коллеге не мог. Дальше было только хуже: Берлин встретил их ужасной погодой и резким похолоданием. Весь город украшал мокрый снег и изморозь. В переулок, где находили жертв, они успели только в последний момент, выскочив из такси по предчувствию Паши. Этого хватило, чтобы увидеть спешно уходящую хемену и устремиться за ней следом. На том, чтобы идти за ней осторожно, не вызывая паники среди гражданских, настоял тоже он, но теперь уже жалел об этом. Куда легче было попытаться остановить её на людной улице, нежели искать в ночном клубе. Что-то подсказывало ему, что владелец не будет гореть желанием отменять концерт, который влетит ему в копеечку - и не ошибся.
[indent] - Вы уверены, что это стоит репутации вашего клуба? Вряд ли кто-то будет ходить туда, где тёмная душа убила людей, - в последний раз спросил Давыдов, уже заранее зная, что это бесполезно. Перед твердолобым немцем можно было расшаркиваться хоть до посинения на любом из языков, однако тот был глух к доводам стражей. Ради безопасности мистера Гайсела (хоть кто-то же здесь должен думать о других людях. верно?) Паша спешно увёл от него сестру, пока та не накинулась на него в порыве злости, и принялся чертить фигуру поиска. Конечно, он прекрасно знал, что это не сработает на хемену, никогда не работало, но попытаться стоило. Хотя бы для того, чтобы, посмотрев на бешено вращающуюся золотую полосу, подумать о том, что сделал всё, что только мог в этой ситуации. Поджав губы, Давыдов укоризненно посмотрел на Свету, когда та сказала о своём маленьком желании. Он мог бы развести сейчас долгий разговор о том, почему нельзя так говорить, особенно если тебе в наследство от бабушки достался сильный колдовской дар, но не стал: в конце концов, сестра ляпнула это на эмоциях, не подумав. Наверное, этого было недостаточно для неё, чтобы наложить на кого-то порчу или проклятье. Она ведь не на этом специализировалась, правда?..
[indent] Он надеялся.
[indent] - Ты преувеличиваешь, - он устало улыбнулся сестре, выходя из очередной подсобки с кинжалом наготове. Охранник бросал на них угрюмые взгляды, но Паша, собаку съевший на таких вот недовольных выражениях лица, не обращал на него никакого внимания. - Я не так давно восстановился в звании, чтобы игнорировать тебя. К тому же, - Давыдов увернулся от какой-то подвыпившей парочки, прошедшей мимо них, и как бы невзначай посмотрел на их спутника. Тот явно не мог решить, что ему делать: следовать за стражами или же за молодыми людьми. К сожалению, установка в его голове насчёт представителей Братства была сильнее, - тебя очень сложно игнорировать. А уж когда ты чего-то хочешь, то в принципе невозможно, - то была чистая правда, они оба это понимали, и потому лишь усмехнулись этим словам. Хотя Павлу было не до смеха: он знал, к чему сейчас придёт разговор, и был готов ответить на вопрос Светы ещё до того, как она его задала. Однако...
[indent] Знакомое тело, мелькнувшее за поворотом, завладело их вниманием. Не сговариваясь, стражи прибавили шагу, готовые в любой момент нападать или защищаться. И тут ситуация резко изменилась. Кажется, хемена их заметила, иначе как ещё объяснить тот факт, что она резко рванула вперёд? Чертыхнувшись, Давыдов тоже побежал, игнорируя возмущенный крик охранника за своей спиной. Сейчас было не до разборок с его начальством.
[indent] - Что она... Твою же, - Паша тормознул, наблюдая за тем, как тёмная в теле молодого парня забирается на конструкции над сценой по служебной лестнице. Это было высоко. Это было чертовски высоко. Быстро оглянувшись, он увидел абсолютно такую же с другой стороны. Проблема была в том, что до неё было довольно сложно пробраться - путь преграждала возбуждённая толпа. Он хотел было указать на это сестре, но среагировал слишком медленно: сестра уже забиралась по этой лестнице, крикнув ему встретить тёмную с той стороны, если у неё не получится её остановить. - Какого чёрта, Света?! - на чистом русском закричал бывший координатор, но та его уже не слышала.
[indent] Выбора особо не оставалось: либо бежать за ней, что было бессмысленно, либо пробираться через толпу. Чёрт, он ненавидел толпу.

+1

4

Света кидает обеспокоенный взгляд на брата — он кажется каким-то задумчивым и витающим где-то вдали и от тёмной, и от Берлина, и от их разговора. Нет, Паша всегда отличался любовью думать (на взгляд его младшей сестры он слишком много думал), но сегодня он был как-то особенно отрешен, что ли, что вызывало у Светланы беспокойство — если в ее жизни что-то и было стабильным, так это верное плечо старшего брата рядом. Ей не то чтобы часто требовалась помощь и поддержка и даже на детской площадке она могла с легкостью побить кого-нибудь лопаточкой и за себя, и за брата, однако Давыдова привыкла к осознанию того, что Паша всегда рядом и готов ее поддержать словом или делом.
Светлана секунду-другую думает, а не поинтересоваться ли у брата все ли у него в порядке, но у хемены явно в планах не значились разговоры по душам семейства Давыдовых, так что русской пришлось отложить свои вопросы и припустить по следу тёмной, делая мысленную отметку поговорить с братом на обратной дороге в Арденау.
— Ты преувеличиваешь. — с притворной скромностью говорит Света, когда у них выдается спокойная минута, впрочем, прекрасно понимает, что Паша прав — если младшая из семейства Давыдовых ставила перед собой какую-либо цель, она ее добивалась. — И согласись, что тебе смена деятельности только пошла на пользу. Ты начал видеть солнечный свет! — она, конечно, пребывала в полной уверенности, что знала лучше, что ее близким нужно, но в конечном счете она это делала именно ради них, поэтому и надеялась, что Паша рад тому, что покинул координаторскую, как и надеялась, что Джим в скором времени придет к точно такому же выводу. — И Джиму она пойдет на пользу. — в том, чтобы вызволить Аллердайса из темницы (простите, координаторской) нужны были союзники, а кто мог быть лучшим союзником как не его лучший друг? Вообще стоит признать, что Давыдова стала терять хватку — она выпустилась из Академии девять лет назад, и за это время смогла добиться того, что уничтожать тёмные души начал только Павел, впрочем, стоит упомянуть о том, что она еще проходила практику с наставником целых четыре года, а по ее окончанию долгожданное чувство свободы и возможность наконец браться за те задания, за которые она хочет, и работать одной, мягко говоря, опьяняло.
У хемены сегодня явно аллергия на болтовню, потому что она вновь появляется в поле зрения, и вот в одну секунду Светлана видит то, как хемена забирается вверх по лестнице, а в следующую уже летит вслед за ней, нимало не беспокоясь о том, куда же ведут ступеньки.
— Паша, перехватывай ее с другой стороны. — только и успевает сказать Света, мысленно благодаря себя за то, что надела кроссовки и джинсы на сегодняшнюю охоту (не то чтобы она отличалась любовью носить шпильки от Jimmy Choo и обтягивающие платья от Hervé Léger на задания). Паша, судя по его окрику, не слишком доволен произошедшим поворотом событий, но ему не привыкать — он из них двоих был тем, кто думал и анализировал, а она была той, кто бросался во все, очертя голову, не задумываясь о последствиях, поэтому они так хорошо друг друга уравновешивали.
Давыдова карабкается наверх, не сводя взгляд с маячившей над головой фигурой и задаваясь вопрос, а кому вообще нужны походы в спортзал, когда можно просто побегать за хеменой по городу? Впрочем, стоит признать, что не имей стражи хорошей физической подготовки, они едва ли смогли бы так лихо взбираться по лестнице, правда, стоит признать, что вертикальные ступеньки, ведущая к платформе аж под самым потолком, несмотря на всю энергичность Давыдовой и желание поскорее применить свой клинок, на деле оказываются не такой уж и легко покоряемой вершиной. Тем временем хемена не то что не сбавляет шаг, а, кажется, наоборот прибавляет, карабкаясь вверх все стремительнее, вынуждая Светлану бормотать себе под нос о том, что, очисть управляющий свое заведение, все было бы гораздо проще, а тёмные души явно адаптировались и стали более прыткими и быстрыми. Увы, Паша увел ее из кабинета Гайсела до того, как она высказала все, что думала, так что по окончанию сегодняшнего задания нужно будет непременно сообщить ему, что она с радостью посмотрела бы она на него, привлекись тёмная душа его оболочкой — он явно заговорил бы совершенно по-другому.
— Кажется, кому-то стоит начать бегать по утрам. — бормочет себе под нос светловолосая, добираясь наконец до верхнего этажа, по которому от нее уже улепетывает парень, лицом которого воспользовалась хемена. Возможности прилечь и отдышаться, увы, нет — она слышит рев толпы и понимает, что любой представитель которой может стать следующей жертвой тёмной души. Другие расы уверены в том, что стражам несказанно повезло в том, что они могут продлевать себе жизнь, уничтожая души, для Светы же собственное долголетие немного значило (взять хотя бы то, что никто не гарантировал то, что они не падут жертвой тёмной в молодые годы), а вот перспектива очищать мир от зла и хранить покой простых обывателей, далеких от привычного для Давыдовой мира, привлекала ее несказанно, как и перспектива работать с братом, пускай, они с Пашей не так уж и часто оказывались на совместных заданиях.
Противник, по всей видимости, из вариантов fight or flight решил выбрать первый — хемена пользуется увеличившимся между ней и стражем расстоянием и прыгает откуда-то сверху на Светлану (кажется, там была еще одна лестница, ведущая к осветительной технике), сбивая ту с ног. Учитывая, что освещение в этой части заведения было паршивым, а слышимость и того хуже из-за оглушительного концерта и ора посетителей, русская вовремя заметить готовящуюся атаку не успевает, а успевает лишь сгруппироваться, чтобы не получить никаких ранений. Хорошо еще хоть она умудряется не выронить кинжал и даже пытается применить его, а именно снять с хемены оболочку, но впустую — у той элементарно оказывается больше сил.
— И где ты, Паша, когда так нужен? — пытаясь добраться до хемены, ловко уворачивающуюся от выпадов стража, вопрошает Света. Несмотря на любовь Давыдовой работать в одиночку (и отсутствие особого желания у других стражей связываться с взбалмошной русской), в этот момент она предпочла бы иметь рядом верное плечо старшего брата, понимая, что, увы, в одиночку ей будет крайне непросто справится.
А старший брат оказывается особенно нужен Свете, когда после неудачного выпада она ударяется спиной о перила, и ее нога нога соскальзывает в проем между платформой и перилами, а хемена услужливо толкает ее сильнее, вынуждая соскользнуть вниз, но Давыдова в последний момент успевает ухватиться пальцами за край платформы, правда, не так эффектно, как это проделывалось в последней части фильма «Миссия невыполнима», даже несмотря на эффектное музыкальное сопровождение, но это и не съемки голливудского блокбастера.
Давыдова старается впиться пальцами в твердую поверхность еще сильнее, но руки как назло потеют, вынуждая ее по немного скатываться вниз, на свои болтающиеся ноги Света не смотрит — высоты она никогда не боялась, но предвкушать собственное падение на технику и выступающую группу она не стремилась. Женщина испускает сдавленный смешок от осознания того, что ревущая внизу толпа и не подозревает о том, что разворачивается прямо над их головами, и они, определенно, будут удивлены, упади на них тело, впрочем, Светлана падать никуда не собиралась, и если кто-то сегодня и отправится на тот свет, то это явно будет хемена. Осталось лишь покрепче ухватиться за платформу и вытащить себя каким-то чудным образом.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » you can't fight the friction


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC