Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Закинув в рот очередной и последний на тарелке бутерброд, Мануэла подошла к окну и активировала фигуру поиска, развернув ту на ладони, тонкая золотая нить даже отсюда тянулась к лесному массиву, стеной ставшему вокруг городка. Судя по всему, тёмной надоело сидеть на голодном пайке в глубине нехоженых троп, и теперь она двигалась в сторону жилых домов… [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » - Asshole! - Fuck off!


- Asshole! - Fuck off!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/35e3ed71b9aa95b55cbee7c6c97a8101/tumblr_p4s3ghLnSb1x5zylto6_250.gif https://78.media.tumblr.com/e4fe43df574ad5ff927423420486ec0a/tumblr_p4s3ghLnSb1x5zylto10_r1_250.gif
Ленинград – Не Париж.
- Asshole!
- Fuck off!

Seymour Nowak & Hera Lindgren (Анс и Фредди Лоуман)
Октябрь 2018 года, Стамбул, Турция.
Операция о поездке в Стамбул готовилась несколько месяцев. По легенде одна молодая супружеская пара решает удочерить турецкую девочку по имени Мелек (в действительности силы Братства пытались официально вывезти из бывшего Константинополя ребенка с Даром). Однако все идет не по плану, когда Орден чистоты узнает в них двух стражей.

[NIC]Seymour Nowak[/NIC][STA]польская скотина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/NRbfBCo.png[/AVA][SGN]http://78.media.tumblr.com/60fa2d8bd2c2151eb91756bd98c30cac/tumblr_p3uigvMJwS1r82ld9o6_r1_400.gif http://78.media.tumblr.com/79a50e0ec17157246e4c8c722f6b0583/tumblr_p3uigvMJwS1r82ld9o7_r1_400.gif
- - - - - - - - - - -
ав от скогар
[/SGN]

+3

2

- Вы двое вроде неплохо спелись, - координатор, которому не посчастливилось работать с тандемом Линдгрен-Новак, ухмыльнулся, показывая рукой на двух стражей, развалившихся на стульях перед ним, - поэтому сдайте кинжалы в хранилище и попросите, чтобы вам выдали рожи попроще, а то так вам никто не поверит, что вы женаты.
- Пфф, что? - Скорчив недовольную гримасу, Гера переглянулась с напарником, но тот остался с невозмутимым видом и даже бровью не повел - то ли не расслышал, то ли все еще соображал, что им предлагают.
- Женаты? Мы? - Подал, наконец-то, голос Новак и кинул оценивающий взгляд на Линдгрен, - и так никто не поверит, что такой красавчик, как я, женился на этой чудачке.
- Заткнись, Новак, будь ты последним мужиком на планете, я бы за тебя не вышла, - беззлобно ответила Гера, снова переводя внимание на координатора, - ладно, если опустить всю эту дребедень с нашим дебильным супружеством, может скажешь, нахрена это вообще надо?
- Я тут решил, - начал мужчина неторопливо, откидываясь на спинку своего кресла, - что вы достаточно всех вокруг задолбали, - он явно наслаждался своим положением, - и что пора принести пользу миру и избавиться от вас, - он усмехнулся двум парам глаз, которые закатились к потолку одновременно, - другими словами: вы, ребята, отправляетесь в Стамбул. Вас там ждет важная миссия - побудете няньками и заберете девчонку, в которой пробудился Дар.
- Угораздило же ее родиться в этом осином гнезде, - буркнула Гера, качая головой, - а почему именно мы? То есть, не то, чтобы мы так уж похожи на женатиков.
- Есть такой косяк, но зато вас не жалко, - парировал координатор, одаривая Геру очередной саркастичной улыбкой, - вылетаете через два дня, в этих папках вся нужная вам информация. Изучайте, готовьтесь и вперед.
- Охренеть ты тип, - Новак взял обе папки со стола, передавая одну Гере, - ее, может, и не жалко, а меня вот очень даже.
Линдгрен ткнула напарника локтем в бок, проходя вслед за тем к двери.
- Не забудьте заглянуть в хранилище и оставить там кинжалы, - крикнул им в спины координатор, - и не убейте друг друга раньше этих чокнутых турков.

 
Без кинжала Гера чувствовала себя практически голой. Идея оставить его в Арденау не понравилась женщине с самого начала, но пойти против правил Братства не получилось даже у них с Сеймуром, что, конечно, огорчило обоих. Оттого двое находились в еще более паршивых настроениях, чем обычно, срываясь из-за каждой мелочи не только друг на друге, но и на окружающих, которым не повезло оказаться слишком близко к ворчливой парочке. Со стороны они казались супругами с большим стажем, находящимися в бесконечном процессе пикировки саркастичными комментариями, что играло им в данной ситуации на руку, но, на самом деле, оба были просто на взводе, ведь для каждого из них, как и для любого уважающего себя стража, остаться без кинжала то еще удовольствие. Стражи вообще относились к своим клинкам с большим трепетом и излишней щепетильностью, не столько из-за накопленных душ, как нравилось думать законникам, считающим любого члена Братства алчным собирателем лишних лет, сколько из-за того, что кинжал и страж обладали особой связью друг с другом, невидимой тонкой нитью, соединяющих одного с другим. Это было похоже на разлуку с очень близким человеком, так что сердце было не на месте, а нервы напряжены.
- Уже ненавижу эту паршивую страну, - буркнула Гера, спускаясь по трапу самолета вслед за Сеймуром, который тянул две их сумки, что они пронесли на борт как ручную кладь, - и пяти минут не прошло, как мы здесь, а я уже вся мокрая, а ведь это октябрь!
- Хочешь сказать, что это не из-за меня? - Шея Новака блестела от пота и Гера хлопнула по ней своим платком, словно хотела прибить комара, а не стереть влажные капли.
- Не льсти себе, Новак, - немного устало ответила стражница, радуясь тому, что они не брали с собой багаж и теперь им не придется дожидаться его, стоя в толпе.
Загрузившись в подоспевший как раз автобус, путь до здания аэропорта они проделали молча, лишь немного хмурясь и одаривая слишком тесно прижимающихся к ним пассажиров хмурыми взглядами. Гере хотелось оттолкнуть от себя всех вокруг или спрятаться за высоким Новаком, чтобы освободить хоть немного личного пространства, и Сеймур, кажется, это понял, потому что облокотился на стекло автобуса двумя руками, расположив их над левым и правым плечом Линдгрен. Стражница кивнула напарнику в знак благодарности и повернулась к нему спиной, утыкаясь лицом в холодное окно. Осень в этой стране, кажется, пока еще не поняла, что она уже не лето. Температура воздуха была все еще довольно высокой, к чему оба стража оказались не готовы, вырядившись в плотные свитера и джинсы. Благо в такси, которое они поймали, покинув аэропорт, работал кондиционер, чему и страж и его напарница были несказанно рады, жаль, что сказать то же самое нельзя было о болтливости их шофера - она раздражала обоих.
[NIC]Hera Lindgren[/NIC]
[STA]Go fuck yourself, Nowak![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DZQWA7a.gif[/AVA]
[SGN]- Просто стой молча и сделай вид поугрюмее, руки там на груди скрести, я все сама сделаю.
- Это я могу.
https://78.media.tumblr.com/6719eec3bfd2dc5b9abf928b689a9641/tumblr_p42jq38ZPh1s01gf9o7_250.gif https://78.media.tumblr.com/ec9e956fd3170cbb55201b0901159de8/tumblr_p42jq38ZPh1s01gf9o5_250.gif
- Отлично справилась, Линдгрен. Сломать ему руку в трех местах - это сильно даже для меня.
- Иди нахуй, Новак.
[/SGN]

Отредактировано Rosemary Cromwell-Lawman (2018-03-07 19:39:37)

+3

3

Перелет прошел успешно. Стоило самолету коснуться шасси земли, я вцепился в кресло соседа спереди обеими руками. Ненавижу полеты, нервничаю, хочу курить. Знаю, что в салоне не покуришь, отчего злюсь сильнее. Толпа пассажиров, вечно толкающих меня локтями, оптимизма не придают. Забираю багаж – рост позволяет дотянуться первее лысого коротышки в круглых очках. Одариваю его презрительным взглядом, мужчина нервно сглатывает и уступает. Меня бесят люди, их здесь слишком много. Черт. Беру сумки – по одной в каждую руку. Они не тяжелые, но объемные. Спускаюсь по трапу, стараясь не потерять раздражающую шевелюру моей исландской напарницы. Линдгрен меня бесит больше остальных. Есть в ней что-то, что задевает меня, отчего я вспыхиваю, словно спичка. А ведь обычно я спокоен. Не знаю, почему она так на меня действует и стараюсь абстрагироваться. Не сразу понимаю, почему мне неудобно идти. Словно не хватает еще одной руки. Лишь у входа в автобус до меня доходит, что на поясе у меня привычно не болтается кинжал. Стискиваю зубы и еще больше злюсь. Ненавижу Стамбул и его херовы правила. Страшно хочу курить, но времени нет, так что послушно забираюсь в автобус, глядя на прижимающихся пассажиров, словно на червяков. Футболка липкая от пота, а ведь я только что вышел из прохладного салона самолета. Турция намного южнее Арденау, а перепады температуры на меня действуют удручающе.
- Ненавижу эту страну, - высказывает Гера вслух мои же мысли. Смотрю на нее слегка удивленными глазами. Иногда наши взгляды через чур сходятся. Мне это нравится и пугает одновременно, - И пяти минут не прошло, как мы здесь, а я уже вся мокрая.
Я усмехаюсь, позволяя своему пошлому подсознанию волю нафантазировать.
- Скажи еще, что это не из-за меня, - прыскаю я с юмором. Я смеюсь глазами – Гера меня забавляет, так что я отвожу взгляд, чтобы скрыть это. Не хватало еще, чтобы девчонка подумала, что я на нее запал. Мы напарники всего на паре заданий, после того как оба похоронили предыдущих. Мысль об этом болью отдается в груди, и мой взгляд черствеет. И все же я кладу руки на стекло, по обе стороны от моей напарницы, чтобы никто не попытался затоптать ее маленькую фигурку. Хотя что-то мне подсказывает, Линдгрен даст пизды кому угодно, но растоптать себя не даст. Моя боевая девочка.
Что за мысли, Новак? Я одергиваю себя. Мне не нравится ход моих мыслей. Она точно не моя. Исландка отворачивается к окну, оставляя меня беспрепятственно рассматривать ее шею и собранные в конский хвост волосы. Она пахнет цитрусовым гелем для душа и еще чем-то, очень смахивающим на корицу. Вдыхаю запах и на миг закрываю глаза. Изо всех сил подавляю желание убрать за ухо ее прядь волос. Прочищаю горло и отворачиваюсь, желая узнать, когда же мы прибудем. Пара минут – и вот мы уже подъезжаем к зданию аэропорта. Издаю облегченный выдох, наконец, мои мучения в этой парилке закончатся. Не смотря на то, что на мне нет куртки, мне все еще жарко. Двери распахиваются, люди постепенно выходят, освобождая место. Беру сумки и выхожу из транспорта вслед за Линдгрен.
У стойки регистрации нас задерживают. Несколько пар зорких глаз следят за нами беспрерывно. Не вижу их, но чувствую, как они сверлят мой затылок. Улыбаюсь, стараюсь вести себя как можно беспечнее, обнимаю Геру и выдыхаю ей в ухо:
- Нас пасут, - целую ее в макушку, ведь мы изображаем молодоженов. Ловлю себя на мысли, что этот жест не оказался противным или притворным. Теперь разрешаю себе заправить прядь волос за ее ухо и скорее чувствую, чем вижу, как ее щеки вспыхивают румянцем. Исландка, конечно же, попыталась это скрыть за раздражением и, не выбирая выражений, снова послала координатора на три буквы. Говорила она тихо, на родном языке, но я понял и без слов. Усмехнувшись, я кивнул, показывая, что полностью с ней солидарен.
В прокате мы взяли минивен – именно такую машину обычно арендуют семейные пары. Слышу за спиной прысканье напарницы и стараюсь сдержать смех, но все же беру ключи, далеко от легенды отходить не стоит. Мы прошли проверку ордена чистоты, слежки уже не чувствуется, но что-то подсказывало мне, что подозрение мы вызвали, когда оба назвали разную причину прилета. Черт! Спихнув сумки в багажник, сажусь за руль и завожу машину.
- Куда нам? – поворачиваюсь и вглядываюсь в недовольное лицо Геры – минуту назад я не пустил ее за руль. – Хватит дуться, Турция – консервативная страна, здесь водят мужчины, - соврал я. Я вообще не в курсе, какой в этой стране уклад жизни, но наслышан, что мусульманкам очень много чего нельзя.
[AVA]https://i.imgur.com/g7TgW4V.png[/AVA][NIC]Seymour Nowak[/NIC][STA]польская скотина[/STA][SGN]----------
ластошка-лапушка
[/SGN]

+1

4

Эта чертова жара выматывала и сбивала с толку. Одежда липла к влажному телу и прохлада аэропорта была как нельзя кстати. Гера думала о том, что нужно будет заскочить в ближайший магазин и купить себе что-нибудь полегче - работать в таких условиях ей, рожденной в холодной Исландии, о чем, конечно, было трудно догадаться по ее темным волосам и смуглой коже, было крайне сложно. Гера всегда с трудом переносила жару, предпочитая мороз и холод сверкающего снега лазурному берегу и палящему солнцу. И это отнюдь не добавляло очков Турции, которую она и так ненавидела за консерватизм и отвратное отношение к ее собратьям.
Они прошли к стойке регистрации, чтобы известить о цели своего визита, запнулись, брякнув с Новаком одновременно, но невпопад, изобразили глупые смешки, пытаясь сойти за влюбленных дурачков, которые от счастья и скорой встречи с будущим ребенком сами не знают, что творят. Получалось не очень - изображать из себя тупицу явно не было главным талантом Линдгрен, да и Новак на дебила никак не смахивал, хотя она и говорила ему с завидным постоянством обратное, желая раззадорить. Почувствовав руку мужчины на себе и ощутив спиной тепло и твердость его тела, Линдгрен на мгновение запнулась, сбилась с дыхания и растерялась. Губы Сеймура, стоило ему приблизиться к ее макушке и запечатлеть на ней свой поцелуй, выбили ее из колеи, заставив сердце перепрыгнуть сразу два следующих счета. Выругавшись на исландском, тихо, шипяще, сквозь стиснутые зубы, женщина поняла, что лицо ее сейчас предательски сияет, а щеки залиты ярким румянцем. Ей совершенно не нравилось то, как близость Новака действовала на ее организм, путая мысли и будя гормоны.
- Будь они прокляты, - чертыхнулась стражница в очередной раз, сама не зная, кому предназначено ее послание: тем, кто за ними следил, или тем, кто их сюда вдвоем отправил под личиной супругов.
В аэропорту не оказалось проката машин, так что до ближайшего они добирались на такси. Взяв в аренду небольшой минивэн, в котором было удобно передвигаться по городу, едва не подрались за право сидеть за рулем. Гера ненавидела оказываться на пассажирском кресле - там она теряла контроль над ситуацией и понимала, что, в случае чего, никак не сможет повлиять на происходящее. Это ее нервировало. Контроль был главным и единственным фактором, который помогал ей не сойти с ума после произошедшего. Каждый раз, стоило ей понять, что что-то идет не по плану и не подвластно ей, она вспоминала ситуацию, которая привела к смерти Адира - ее напарника. Раз за разом, снова и снова она оказывалась в том подвале под склепом, придавленная тяжестью обрушившихся на них каменных глыб, слыша, как тело стража разрывает когтями стая гулей. И его крики, которые не смолкали, кажется, целую вечность. Она пыталась помочь, отправляя знаки, но ничего не видела и оттого все они пролетали мимо, так и не достигая цели, если бы не помощь, которую они запросили у Братства, но не дождались вовремя, погибла бы и она. И все-таки они успели ее спасти, а Адира - нет. Лучше бы все вышло наоборот.
- Херня, - буркнула она Новаку, указывая рукой на женщину-водителя в ближайшей машине, - тебе просо нравится быть главным, - Гера прожужжала молнией сумки и вытащила из нее бутылку виски из мини-бара, - впрочем, это твой выбор, - мило улыбнувшись, она отвинтила крышку и сделала несколько крупных глотков, опустошая половину бутылочки сразу, - смотри на дорогу, дорогой, говорят, здесь очень строгие полицейские.

[NIC]Hera Lindgren[/NIC]
[STA]Go fuck yourself, Nowak![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DZQWA7a.gif[/AVA]
[SGN]- Просто стой молча и сделай вид поугрюмее, руки там на груди скрести, я все сама сделаю.
- Это я могу.
https://78.media.tumblr.com/6719eec3bfd2dc5b9abf928b689a9641/tumblr_p42jq38ZPh1s01gf9o7_250.gif https://78.media.tumblr.com/ec9e956fd3170cbb55201b0901159de8/tumblr_p42jq38ZPh1s01gf9o5_250.gif
- Отлично справилась, Линдгрен. Сломать ему руку в трех местах - это сильно даже для меня.
- Иди нахуй, Новак.
[/SGN]

Отредактировано Rosemary Lawman (2018-08-12 15:42:43)

+1

5

- Я и не отрицаю, - Новак издал ехидный смешок – раскусила. А он не особо и прятался. Но все равно в этой ситуации ему нравилось то, как Гера его «читала», словно знала наперед каждый его ход. Это было удобно и как-то… по-особенному правильно. Так часто бывает у напарников, долго работающих друг с другом. Новак с Линдгрен были «вместе» относительно недавно. Лед и… пламенный лед? Глядя на кареглазую смуглую исландку другого определения у поляка не было. Она создавала впечатление неприступной Антарктиды, внутри которой жил живой огонь. Ее темперамент всегда был той отправной точкой их взаимодействия, которое толкало Сеймура на желание ставать с ней плечом к плечу. Он полагался на него, он располагал им, он питался им. Словно раньше, до нее, его не учили быть живым, чувствовать хоть что-то кроме зияющей пустоты. За годы «ничейности» он отрастил усы и бороду, плюнул на себя, перестал реагировать на внешние раздражители, как на что-то действительно стоящее. И только ее голос и твердый кулак вернул ему трезвый разум, как рукой снимая похмельный синдром. Никто не знал, как после гибели, как ему казалось, единственной, которую он любил, сил хватало только чтоб нажираться до потери сознания в очередном захудалом баре. Но шкет ростом в метр с кепкой оказался для него сильнее алкогольной зависимости. Он никогда не признавался себе в этом, никогда не показывал, бубнил  что-то про то, что его надо оставить в покое или что она задолбала врываться в его квартиру, жизнь, сердце без предупреждения. Его взгляд, обращенный к ней не выдавал истиных чувств, пряча их глубоко под толстым слоем брони из свинца и стали. Он – человек военного времени, отпущенный на волю и не научившийся любить. Она – женщина, пережившая слишком много потерь и теперь отчаянно цеплялась за жизнь каждого, кто оказывался рядом. Ее способность вытаскивать его из задницы дала ему второй шанс не сдохнуть в придорожной канаве. Разве мог он желать большего? Отворачиваясь от нее, он не отвечает на этот вопрос, боясь разобраться в собственных чувствах, еще успеется.
Местом назначения оказалось старое обветшалое здание детского дома, давно нуждающегося в ремонте. Штукатурка, некогда бледно-розового, а теперь – практически белого цвета, совсем обвалилась, оставляя на без того обшарпанных стенах зияющие дыры, словно от бомб. Прилегающая территория кое-где была засажена декоративной травой, в отдельных местах пожухлой и сожженной солнцем. Единственное, что оставалось целым – подъездная дорога. Остановившись у входа, Сэм заглушил мотор, неотрывно глядя на двери.
- Готова стать моей женой? – усмехнулся мужчина, беря стражницу за руку. Поворачиваясь к ней и заглядывая ей в глаза, он искал очередное фырканье. - Там наверняка будут представители Ордена Чистоты. Старайся не сильно их расстроить. Говорят, некоторые из них имеют Дар. И даже научились науськивать на людей парочку темных, - он пожал плечами, не сильно веря в эти байки, - Нужно быть готовыми ко всему.
[AVA]https://i.imgur.com/g7TgW4V.png[/AVA][NIC]Seymour Nowak[/NIC][STA]польская скотина[/STA][SGN]----------
ластошка-лапушка
[/SGN]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » - Asshole! - Fuck off!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC