Дюбуа буквально чувствовал, как Самарис сканирует его взглядом, пытаясь уловить подвох в малейшем его слове, мимике или движении. Бедный греческий мальчик. Ему придётся очень сильно постараться; вряд ли Марселин рассказывала ему о болевых точках своего старшего брата — это не та тема, о которой беседуют на свидании перед сексом или непосредственно после. Обен подавил саркастичный смешок, так и рвущийся наружу от собственных мыслей, и кивком головы пригласил Алека следовать за собой, обратно в кабинет. Распахнув двери, он тактично пропустил гостя вперёд, чтобы прикрыть их за собой, отрезая от остального дома. [читать дальше]
Место действия: Арденау, 2019 год
СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ: Rosemary Lawman (до 17.10)
СУДНАЯ НОЧЬ: Scarecrow (до 02.10)
ЗНАНИЯ - СИЛА: Mortem Daniels (до 18.10)
Добро пожаловать на Actus Fidei!

Тайна пропажи магии наконец раскрыта, но какова цена победы над Злом? Закрытие Врат поделило современную историю человечества на "до" и "после": люди с Даром объявлены вне закона, Церковь практически истреблена, а ведьмы и колдуны снова подвержены гонениям. И когда ситуация казалось бы и так хуже некуда, из тени веков на свет вновь показалась старая угроза - Иные...

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » i can’t make it on my own


i can’t make it on my own

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/xnXgdn1.png
i can’t make it on my own
James Allerdyce & Pavel Davydov
Болгария, пригород Софии, август 2018
Наверное, связи помогли Давыдову-старшему и Аллердайсу выбить себе задание на двоих и укатить в Болгарию без Всевидящего Ока в лице Светы. Почему бы, собственно, и не развеяться, особенно учитывая то, что Паша уже несколько лет как подтвердил свою квалификацию и тоже вполне может сопровождать Джима во время его подготовки к переаттестации.
А то, что они влипли в проблемы - ну, с кем не бывает.

+5

2

[indent] У всех же бывает такое, когда некий важный период в твоей жизни подходит к концу, а тебе обязательно хочется как-нибудь это окончание отпраздновать, ведь так? Правда обычно всё это не подразумевает под собой отправку на очередное смертельное задание, с которого ты можешь и вовсе не вернуться домой, но ведь Аллердайс решился на переквалификацию во многом ради того, чтобы доказать (не только окружающим, но и самому себе), что он до сих пор способен держать клинок в руках и справляться с тёмными душами не только в экстренных случаях, когда приходится покидать Арденау и свою горячо любимую координаторскую, но и на постоянной основе.
[indent] Координаторская… Конечно же он скучал по этому месту. Однако, чем больше месяцев проходило от полевой практики, тем слабее становились чувство тревоги и желание вернуться обратно в своё уютное кресло. Поначалу было тяжеловато: и не только потому, что Джеймс утратил большую часть своей былой юношеской сноровки, но и из-за того, что он никак не мог привыкнуть к новой для себя роли. Ведь обычно американец сам собирал информацию для задания по мелким кусочкам, состоящим из слов очевидцев и отчётов полиции, а тут ему вдруг пришлось смириться с тем, что обязанности координатора перешли на совершенно другого человека, в то время как он сам, если и должен был использовать свой ум и логику, то в условиях, которые весьма сильно отличались от комфортного офиса. Нет, в координаторской тоже случались авралы, и не редко, но там ты хотя бы был уверен в сохранности своей жизни – в то время как работа в поле не могла похвастаться такой роскошью. Задумаешься там, где не надо, притормозишь – и всё, ты труп.
[indent] Однако были в этом переходе и свои плюсы. Во-первых, Джим наконец-то смог расшевелиться и перестал чувствовать себя амёбой, существование которой больше походило на жизненный цикл цветка в горшке, а не полноценного человека. Да и физические нагрузки, которых за последние месяцы стало гораздо больше, не могли не сказаться на его состоянии: страж прям-таки чувствовал, что его организм зажил новой, куда более активной жизнью. Вторым однозначным достоинством стали люди. Пускай со многими из них Сеймур общался и в бытность свою координатором, но всё же ничто не могло сравниться с совместными заданиями. За этот год он повстречался с таким количеством народу, столько всего обсудил, что создавалось впечатление, будто он совсем недавно вышел из тюрьмы после двадцати лет заключения и теперь силился нагнать упущенное время. Да и будем честны – последние годы в координаторской были уже не ахти какими интересными, ведь рядом с ним не было его самого лучшего друга, с которым они предпочитали шаг по жизни плечом к плечу. Так что становление полноценным стражем для Джеймса было всего лишь вопросом времени.
[indent] — Позволь спросить – а почему ты заранее не подумал о том, чтобы пополнить свои запасы?
[indent] Мужчина стоял, прислонившись к машине и подставляя лицо под лучи солнца, которое шпарило на удивление сильно для такого места, которое величали Туманным Альбионом. Это лето в принципе выдалось для Англии чересчур жарким, и пускай Джим нередко ворчал по поводу Аляски и той холодины, в которую его то и дело пыталась отправить магистр Янг за любую оплошность или даже невинную шутку, всё-таки пекло он не любил больше. Как в плане работы, так и относительно погоды. Давыдов же, к которому и были обращены последние слова Аллердайса, продолжал складывать пакеты в багажник автомобиля. Американец уже давно перестал обращать внимание на эту привычку друга, однако именно из-за неё они могли опоздать на рейс, а платить из собственного кошелька за другие билеты страж совершенно точно не хотел и не собирался.
[indent] — Как будто ты не знаешь о важности молока, Джим, – со всей присущей ему серьёзностью отозвался Павел, наконец захлопывая багажник и тем самым давая понять, что можно ехать в сторону Лидса.
[indent] — Скажи спасибо, что я уже в курсе, что для нас в аэропортах действуют определённые послабления и стражам разрешается проносить на борт жидкости. А то если бы все эти приготовления оказались бессмысленными, и мы действительно опоздали бы, так ещё остались бы без молока… Я бы точно тебя убил.
[indent] Ухмылка на его лице естественно говорила об обратном, но на рассуждения у напарников уже не было времени – им действительно стоило поторопиться в аэропорт, а поэтому Джеймс посильнее вдавил педаль газа в пол, и они тут же рванули прочь из Арденау.
[indent] — Итак, что у нас на сей раз за священная миссия? – спустя какое-то время спросил Джим, не отвлекаясь от дороги, простирающейся впереди. Если очень повезёт, то они доберутся до Лидса всего часов за 5 и успеют вскочить в нужный им самолёт в последние минуты. Может, конечно, стоило бы предупредить кого-нибудь из верхушки, чтобы им придержали вылет… Но не перебор ли с наглостью? – Кэсси сказала, что нам очень повезло – на это задание претендовали ещё как минимум две пары. Не удивлюсь, если не обошлось без вмешательства отца, – американец в очередной раз усмехнулся. Он не считал себя избалованным папенькиным сынком, однако порой пользоваться своим положением было однозначно очень удобно и приятно. Тем более, что Кассандра Гоил, которую Аллердайс теперь называл своим координатором (а кому ещё он мог доверить подбор заданий, если не человеку, который оказался в координаторской на три года раньше него самого и с которым они поддерживали отношения на протяжении вот уже больше двадцати лет?), авторитетно заявляла, что задание в Софии – самая что ни на есть халтура, после которой можно и отдохнуть на пляжах Болгарии. Джеймс против такого расклада уж точно ничего не имел. Теперь он предоставил Паше возможность высказаться, потому что подробностей Сеймуру так и не довелось узнать: у него было время лишь на то, чтобы порадоваться их с Давыдовым удачливости, а уж с чем именно им предстояло столкнуться в Болгарии – это уже дело десятое.

Отредактировано James Allerdyce (2018-03-13 13:53:16)

+3

3

Иногда Павел действительно не понимал, как ему угораздило связаться (и так крепко сдружиться, что самое главное) с таким человеком, как Джеймс Аллердайс. Они вдвоем составляли поистине странную парочку: он, "занудный педант", как любили говорить все вокруг, и взбалмошный Джим. Даже Лисбет часто шутила про то, что кому-то явно подлили зелье дружбы (аналог любовного, но только с компонентом "no homo bro" в своем составе). Так или иначе, но своего лучшего друга Давыдов очень ценил и действительно дорожил их отношениями, прошедшими проверку и годами, и трудностями, и вообще всем, чем только можно было.
Но сейчас, когда Аллердайс стоял рядом и подшучивал над ним, Паше хотелось треснуть его чем-нибудь тяжелым. "Кто из нас кого убьет", - он даже в мыслях своих ворчал, но не стал озвучивать всё это вслух. Джиму сегодня везло: они действительно опаздывали, а русский ненавидел опаздывать, и все его мысли сейчас с недостатка молока переключились именно на это.
- Ага, надеюсь, что твоего отца, а не Корчагина. Опять будет доказывать, что я ему должен, - Паша вздохнул, лениво наблюдая за быстро сменяющимся за окном пейзажем. Бывший наставник иногда бывал слишком настойчивым и занимал бы в топе надоедливых людей первое место, если бы не один колдун. Давыдов на автомате коснулся груди, где прощупывался телефон, лежавший во внутреннем кармане куртки, и в очередной раз порадовался тому, что поставил мобильный на беззвучный режим перед тем, как встретиться с Джимом. Не хотелось бы в лишний раз смущаться под ехидным взглядом лучшего друга, интересующимся, кто это так активно заваливает его смс (как будто он и без этих вопросов не знал!). Так что теперь ему надо будет только следить за звонками от Светланы, чтобы не заставлять её волноваться, и сообщениями от Лисбет, любезно согласившейся посидеть с Бобиком, пока его хозяина нет дома.
Впрочем, он отвлёкся, а это было плохо: Давыдов не любил отвлекаться от важных дел на мелочи.
- Под Софией открывают какое-то очередное туристическое местечко, - Паша неопределенно взмахнул рукой, давая понять, что в подробности он не вдавался: страж не слишком любил курортные зоны за концентрацию толпы. – Поддались этому новому веянию проверять местность на предмет тёмных и пытаться как-то от них обезопасить. Я не удивлюсь, если они дадут нам чёрную курицу и скажут её закопать, - Давыдов поморщился, припоминая случай в одной русской деревне, что произошел во время его практики. Вот Лёша тогда знатно посмеялся (а Паше, которого во имя душевного успокоения бабули со звучным Любовь Геннадьевна, заставили бедную птицу убить, смешно не было). – И ещё там нашли какую-то пещеру, которой, по идее, быть там не должно, ведь до этого аж сто с лишним лет не было, а тут вдруг появилась. Естественно, после того, как один из работяг сказал, что оттуда доносится какой-то шум, никто туда лезть не рискует, - вот это Пашу радовало. Он терпеть не мог, когда гражданские лезли в самое, так сказать, пекло событий, потому что это неизменно оборачивалось лишними проблемами для стражей. И хорошо ещё, если этих людей удавалось спасти. Гораздо меньше ему нравилось вытаскивать чьи-то бездыханные тела.
Так или иначе, но в этот раз работа казалась легчайшей в мире. Казалась – потому что Давыдов давно перестал радоваться заранее. Пока он сам не убедится в том, что в этом задании всё так легко, как и уверяла их Кассандра, будет мысленно ворчать. Даже если это значит, что Джеймсу придется терпеть его недовольную мину до самой Софии.

Отписавшись сестре о том, что их самолет не рухнул в Ла-Манш, сами они не сели случайно на рейс до Стамбула и даже не заплутали в местном аэропорте, а также с молчаливым удовлетворением проигнорировав шесть, как и всегда, длинных сообщений (он обожал делать так, когда попадал на Пашу в плохом настроении) от Альбериха, Давыдов закинул телефон в машину и последовал туда, где уже стояли Джеймс и Милчо Симеонов. Смотреть на Аллердайса долго было невозможно. Главным образом, потому что сдерживать смех при виде растерянности на его лице, когда страж слышал, с каким акцентом местный разговаривает на английском, не представляло никакой возможности. Пожалуй, лишь воспитание спасло Павла от злобных взглядов в свою сторону, которые непременно вызвала бы такая реакция.
- Хорошо, господин Симеонов, мы всё поняли, - Давыдов всё же вмешался в диалог лучшего друга и бизнесмена, что стоял за открытием туристической точки. Его акцент болгарца не смущал - чем-то был тот похож на русского, внезапно оказавшегося в Британии. - Вы должны понимать, что фигуры, которые мы наложим, не будут работать слишком долго, и рано или поздно Вам придется вызвать ещё кого-то, если вы захотите продлить их действие, - говорил об этом он, как и всегда, поучительным тоном. Не хватало только очков, которые Паша с важным видом мог бы поправить.
Милчо, кажется, такой расклад событий устраивал. Судя по всему, он был из того вымирающего вида предпринимателей, что к угрозе тёмных душ относились с должной опаской и принимали её всерьёз, будучи готовыми при необходимости и доплатить Братству за их работу.
- А это, -  вдруг странно, словно с некоторой неохотой, начал он напоследок, и Павел терпеливо ждал, пока господин Симеонов сформулирует свой вопрос, - с пещерой-то что?
Давыдов и Аллердайс переглянулись, и русский вдруг понял, что они оба каким-то магическим образом и думать забыли про загадочную пещеру.
- Мы её осмотрим, не переживайте, - Паша кивнул Джеймсу, как бы показывая, что здесь разговор закончен, и, взяв его за локоть (аккуратно, чтобы не было больно), повел за собой в сторонку. Кинжалы уже были при них, а "оборудование уже ждёт у пещеры", если верить словам, брошенным Симеоновом им вслед.
Пещера представляла из себя дыру в скале и, в общем-то, была похожа на самую обычную, но почему-то Давыдову казалось, что причиной её появления были вовсе не природные силы.
- Не хочется мне что-то туда входить, - буркнул он, слабо ежась, потому что из этой чёрной дыры тянуло холодным воздухом. Впрочем, залезть всё равно придется. Такая уж у них работа.

Отредактировано Pavel Davydov (2018-03-14 01:24:00)

+2

4

[indent] — Пока нам за это платят, я не против вылетать на вот такие вот халтурки, – весело прокомментировал Аллердайс, входя во вкус их путешествия – не будучи большим любителем движухи, во время которой ты должен принимать решения просто молниеносно (и не дай бог ошибиться – так ведь недолго и с жизнью распрощаться), Джеймс просто обожал поездки на машине. Да, рано или поздно ему становилось слишком скучно, ведь зачастую стражам так или иначе приходилось своим ходом добираться до ближайшего аэропорта, который, опять же, находился в 5 часах езды от Арденау (можно было, конечно, выбрать вариант со скоростным поездом, но Аллердайс общественный транспорт недолюбливал, да и предпочитал выбирать такой способ передвижения лишь в самом крайнем случае – будучи американцем, он с детства привык к мысли о том, что машина должна быть у каждого), но в начале каждого такого путешествия Сеймур предпочитал наслаждаться окружением, пока оно ещё не начало ему надоедать. И ведь каждый раз срабатывало.
[indent] — И хорошо, что не рискуют, – он проверил зеркало заднего вида, однако на дороге всё было спокойно. Да что там, им с Павлом сегодня на удивление подфартило – машин по пути практически не встречалось, и создавалось ощущение, что они угодили в фильм, который посвящён лишь им одним, пока всех других водителей согнали с трассы и заставили ждать, пока эта парочка проедет по задуманному сценарию. Однако, чем ближе они становились к Лидсу, тем чаще это впечатление подвергалось сомнению. – Последнее моё совместное задание с Шаннин наглядно демонстрирует, что у большинства людей всё ещё нет мозгов, когда дело касается каких-то интересных, но неизученных мест. Я буду радоваться аки младенец дневному сну, если по приезде мы не обнаружим никаких храбрецов, которые решили не дожидаться «этих проклятых стражей» и полезли сами всё проверять, – Джим фыркнул. Да, в большинстве случаев он был не в восторге от таких вот гражданских. Американец никогда категорически не понимал, что движет такими людьми. И это он, тот, кто в своё время покусился на старинный дуб в Академии, с которого можно было запросто свалиться и как минимум сломать себе руку. Но лазание по деревьям – это одно, ведь там всё зависит от твоей сноровки и подготовленности, а вот исследование пещер – совсем другое. Живи они в таком мире, где магии не существовало бы, Джеймс бы ещё понял подобное поведение, но чёрт возьми, все же знают о существовании если не колдунов, то хотя бы тёмных душ! «Естественный отбор, не иначе», – подумал мужчина, однако тему решил не продолжать – в конце концов, им предстояло ещё несколько часов до посадки в Софии, а посему зачем так быстро растрачивать свои силы на беседы. Успеется.
[indent] И конечно же право первого разговора опять выпало ему. Джеймс не знал, умышленно ли все его напарники так делали или же во всём было виновато невидимое клеймо сына магистра, которое так и притягивало к нему собеседников да информаторов, однако Аллердайсу ничего не оставалось, кроме как погрузиться в обсуждение их задания с Милчо Симеоновым. Если бы ещё это не усложнялось говором местного, из-за которого страж не знал, что ему делать: судорожно пытаться сохранять спокойное выражение лица, тратя на это всё свои силы или же направить их на понимание общего смысла, который вкладывал Милчо в свои слова. В конце концов, Джим остановился на втором варианте, позволив бровям изогнуться под неестественным углом. А можно кому-нибудь запретить разговаривать на английском языке на законодательном уровне? Спасло Сеймура только то, что в разговор вовремя вмешался Давыдов – тогда брови американца выдохнули и потихоньку вернулись в своё обычное положение.
[indent] — Скажи спасибо, что тут нет Светы, – отозвался страж, стоило им остановиться возле пещеры. Именно тогда Джеймс заприметил различное оборудование, которое могло им пригодиться: каски и фонарики, крепящиеся на них, бутылки с негазированной водой, куртки, которые многие называли «спецовками», нашлось место даже для одинокой кирки. Кажется, господин Симеонов действительно ответственно подходил к этой проверке, чем вызывал у бывшего координатора уважение. Теперь он был даже готов простить тому его ужасный акцент.
[indent] — Она бы рванула туда не раздумывая. Хотя, может, осознание того, что теперь дома её ждёт сын, помогло бы твоей сестре немного сбавить обороты.
[indent] К августу 2018-ого Джим окончательно привык к тому, что в жизни русской появился ещё один важный ей человек. Конечно, он знал о том, что Светлана навещала мальчика в Академии на протяжении всех 5 лет, однако он и предположить не мог, что она решится на усыновление. Более того, он и сам успел привязаться к Брониславу, который, кажется, теперь всё сильнее подталкивал его (конечно, сам того не осознавая) к принятию весьма важного решения. Правда, американец всё ещё не знал, как отнесётся ко всему этому Паша: сколько бы лет они ни дружили и какими бы братьями друг друга ни считали, Джеймс сомневался, что в подобной ситуации он легко мог предугадать реакцию Давыдова. Или же он попросту себя накручивал? Как ребёнок, право слово.
[indent] — Предлагаю взять всё, что для нас приготовил Милчо, и начать погружение. Не хотелось бы мне пробродить там всю ночь, да и я тут по дороге заметил одну интересную забегаловку… Не смотри на меня таким осуждающим взглядом, у них была весьма симпатичная вывеска! Да ты и сам думал, что мы не провозимся тут долго, так что приступа-а-аем.
[indent] Прежде, чем идти в пещеру, было решено облачиться в ту одежду, что оставил для напарников Симеонов: ни Давыдову, ни Аллердайсу не хотелось потом отмывать свою одежду от всей той пыли и грязи, с которыми они вполне могли столкнуться внутри, а потому штаны цвета хаки и упомянутые ранее куртки, а также высокие армейские ботинки пришлись как нельзя кстати. По окончанию эти двое действительно напоминали братьев – разве что у одного волосы были длиннее, вот и все отличия.
[indent] — Что ж, пойдём, а то уже смеркается. Конечно, в пещере нам будет глубоко плевать на то, есть ли снаружи солнце или нет, но всё равно не очень приятно находиться там ночью, – закончив свою короткую речь, Джеймс поправил каску, включил фонарик и первым протиснулся внутрь. По правде сказать, пещера его ничем особо и не порадовала: на первый взгляд она состояла всего из одного зала, осмотр которого занял бы максимум минут пять. Но задание на Аляске приучило американца к тому, что подобные места всегда надо осматривать гораздо внимательнее, и спустя несколько минут блужданий по пещере его усилия были вознаграждены. Если не считать, конечно, того, что Джим предпочёл бы ничего не находить и покинуть это природное пристанище как можно раньше.
[indent] — Смотри! Вон там, видишь? – мужчина указал рукой на дальнюю от входа стену, где с места, на котором они сейчас стояли, виднелся узкий проход внутрь, а за ним… – Нет, надо подойти поближе.
[indent] Аллердайс широкими шагами преодолел расстояние, что отделяло их с Пашей от прохода, и присмотрелся внимательнее. Чертыхнулся.
[indent] — Если это не резная дверь, то у меня точно галлюцинации… Но почему она выглядит как новая? – страж попробовал толкнуть одну из створок, однако она не поддалась. – Есть идеи, как её открыть?

+3

5

Все, кто хорошо знал Павла Давыдова, с уверенностью называли его самым дотошным, но при этом действительно самым организованным человеком во всём мире. Многие, конечно же, говорили, что он слишком уж занудный, но страж искренне считал, что лучше так, чем помереть в какой-нибудь канаве из-за собственной глупости. И не было ничего необычного в том, что он ценил такой же тщательный подход к делу в других людях. Поэтому сейчас, оглядев весь тот инвентарь, что оставил им Симеонов, Паша был доволен. Он сам не смог бы подготовиться к вылазке в пещеру лучше.
- Да уж, хочется надеяться на это, - задумавшись о том, во что выльется их приключение, Давыдов ответил на слова о своей сестре несколько рассеянно. Впрочем, смысл сказанного дошел до него довольно быстро, и даже он не смог сдержать улыбки. Несмотря на то, что Бронислав не был родным сыном Светланы, он быстро понравился Паше, вызывая у того чувство долго, что испытывают приличные дядюшки. Мальчик был смышлённым, а счастливое выражение лица сестры всегда делало счастливым и его самого, так что не было ничего странного в том, что Давыдов-старший был рад за неё. Оставалось только дождаться, пока один не очень умный его лучший друг поймёт, что все уже давным-давно ждут, пока он перестанет тормозить. Павел украдкой взглянул на Джеймса, задумчиво крутящего в руках каску с фонарём, чтобы понять, как укрепить её на голове, и вздохнул. Будь он более прямолинейным в делах, что касаются человеческих чувств и эмоций - уже давно заговорил бы с ним на эту тему. К сожалению, Давыдов славился такой чуткостью лишь во время алкогольного опьянения, которое уж очень не любил, и потому Вселенная всё ещё зависла в нетерпении.
- Да-да, полезли уже, - Паша снова вздохнул, наблюдая за тем, как лучший друг пробирается внутрь горы, и полез следом, не забыв проверить, работает ли фонарь на каске и на месте ли кинжал, а также фляга с молоком. Он бы ещё и знаки на всякий случай начертил, но Джеймс резво скрылся в тёмном развале, и Давыдову не хотелось бы потеряться.
Впрочем, его страхам не суждено было сбыться. По крайней мере, он искренне надеялся, что показавшаяся на первый взгляд крайне маленькой пещерка такой и останется. Серые стены, немного сырой, холодный воздух - одним словом, ничего примечательного. Однако Аллердайс, как всегда, словно испытывающий болезненную тягу к приключениям на свою задницу, быстро заставил своего друга разочароваться в жизни. Паша подошел ближе, чтобы как следует взглянуть на дверь, о которой говорил его напарник. Свет фонаря высветил искусно вырезанные фигурки каких-то животных, растений и необычных символов. Ему никогда не приходилось видеть что-то подобное где-либо ещё.
- Понятия не имею, - Давыдов не пытался скрыть озадаченности. У него действительно не было ни одной идеи относительно того, как открыть эту дверь. Можно было, в принципе, на этом закончить и вылезти наружу. При желании он также мог позвонить знающим людям (даже Темплу, прости Господи, если Лиза его пошлёт), но сейчас в Паше боролось два чувства. Одно буквально вопило о том, что за этой дверью их не ждет ничего хорошего, и стоит забыть про её существование. Другое же... То было чувство ответственности. И оно никак не могло дать Давыдову просто уйти, не убедившись, что если вдруг когда-нибудь то, что скрывается по ту сторону, вырвется наружу, не пострадают люди.
- Может, ты просто... Ауч! - он зашипел, отдернув левую руку, которой пытался толкнуть дверь. На онемевшей от боли ладони выступила кровь; благо, в кармане куртки обнаружился использованный и забытый кем-то короткий кусочек бинта (правда, не марлевого, а эластичного, но на безрыбье и рак - рыба). Оставалось надеяться, что он не подхватит какую-нибудь заразу. Перематывая руку, Павел мрачно наблюдал за тем, как красные капли стекают по двери. Углубления в резьбе словно засветились, пока не раздался тонкий скрип, и одна из створок не приоткрылась вовнутрь. - Ну, конечно же, как иначе. Почему это всегда должна быть кровь?
Переглянувшись с Джеймсом, они, не сговариваясь, осторожно толкнули створки и прошли внутрь.
За дверью было продолжение пещеры. Точнее, то был тоннель, уходящий куда-то вглубь. Давыдов не сказал бы, что окружение сильно отличалось от того, что он видел "снаружи", но всё те же серые камни по мере их продвижения обрастали мхом. Здесь росли также какие-то грибы, и, кажется, они тоже слегка светились. Хотя вполне возможно, что ему просто показалось. Тоннель постепенно расширялся, в какой-то момент они поравнялись и шли рядом друг с другом, пока не вышли в новый зал, куда более большой, чем тот, в котором всё и началось. Что-то хрустнуло под ногой Паши, и он опустил взгляд.
- Блять! - на чистом русском воскликнул Давыдов, прежде чем шарахнуться в сторону. Голова встретила камень, и лишь каска спасла его от сотрясения, но Павел не обратил на это внимания, глядя на то, что оказалось под его ногой. - Какого х... Откуда здесь взялся человеческий скелет? - от волнения он всё ещё продолжал говорить на русском, абсолютно не замечая этого. Тем не менее, Джеймс прекрасно его понял, судя по отсутствию комментариев вроде "по-английски, бро". Или сейчас это было попросту неважно.
Отстранившись от стены, в которую он врезался, Паша нервно отряхнулся от пыли (хотя той ещё не было, ему просто нужно было что-то сделать, чтобы успокоиться). Продолжать движение вглубь пещеры не хотелось. Однако теперь сделать это точно стоило.

+2

6

[indent] Джеймс мог поклясться, что всё происходящее ему что-то напоминало. Где-то он уже определённо видел подобную дверь… Не идентичную, конечно, но похожую – однозначно. «Точняк!», – когда его посетило озарение, страж хлопнул себя по каске и с удвоенным интересом вперился в дверь взглядом, изучая узор и ища некое подобие надписей. Пускай книжки Толкина он так и не прочёл, однако фильмы о братстве кольца и зловещем Сауроне помнил не так уж и плохо. Там ведь тоже была дверь, которую, кажется, можно было увидеть лишь в лунном свете, а чтобы открыть её необходимо было произнести на эльфийском «друг». Правда, Аллердайс сомневался, что этот способ был применим к их с Пашей ситуации, однако чем чёрт не шутит? Как там было по-эльфийски «друг»?..
[indent] К сожалению, воплотить свой гениальный план в жизнь американец не успел: вместо этого он пронаблюдал, как уже его друг (совсем не эльф, между прочим) отдёрнул руку и с удивлением и толикой неприязни посмотрел на дверь, которая.. начала открываться! Судя по всему, их с Давыдовым мир не отличался лиричностью и красотой исполнения – тут за всё приходилось платить кровью. И не очень-то фигурально, если судить по данному примеру.
[indent] — Ты нормально? – поинтересовался мужчина, но Павел уже успел быстро перебинтовать порезанную ладонь и, судя по всему, чувствовал себя вполне неплохо. Джеймс не думал, что друг свалится в обморок всего лишь от одной царапины, но кто знает эти пещеры. Вдруг поверхность двери была обмазана каким-нибудь древним ядом, который начинал действовать исключительно после попадания в кровь? Аллердайс помотал головой. Нет уж, спасибо, такого он точно не хотел наблюдать. Однако им удалось выяснить одну важную вещь – навряд ли эту пещеру теперь можно было считать «обычной». Природа, конечно, была способна на чудеса, но создавать двери, открывающиеся исключительно после кровавого жертвоприношения, вряд ли умела. И если до этого самого момент Джим считал, что местные не могли обнаружить дыру в горе исключительно потому, что невнимательно смотрели или же вовсе не были заинтересованы в данной местности, то теперь его уверенность по этому вопросу стала таять на глазах. Что, если в округе действовала магия? От бабушки он успел узнать, что ведьмы способны создавать укрывающие коконы для целых поселений, а тут всего лишь вход в какую-то пещеру. И если он окажется прав, то их с Давыдовым вызвали в Болгарию зазря – тут нужен был как минимум колдун, а лучше всего какой-нибудь священник или клирик, Аллердайс в них не особо разбирался.
[indent] Тем не менее, отказываться от работы Джим не собирался – впереди их вполне могли ожидать тёмные души, а вот уже они были явно по их части. Переглянувшись с Пашей, страж толкнул одну из створок (не без опаски – кто знает, вдруг эта тварь, то есть, дверь ещё не насытилась кровью и только и ждала, пока второй страж хорошенько так приложится ладонью) и прошёл внутрь, намеренно держась чуть впереди – Давыдов и так уже принял на себя первый удар, не хватало ему ещё на что-нибудь наткнуться. Если уж они и собирались калечиться, то лучше было делать это более-менее равномерно, а то так кому-то одному и помереть недолго.
[indent] В принципе, после прохождения двери мало что поменялось. После такого помпезного входа Джеймс ожидал увидеть нечто вроде церемониальных залов, ну или по крайней мере коридор как в какой-нибудь египетской пирамиде, однако вместо этого они продолжали идти по туннелю, который практически не отличался от той пещеры, через которую они зашли: было прохладно, максимально натуралистично и… Скучно. Будь с ним сейчас одна из сестёр, обязательно закатила бы глаза и сказала бы что-то в стиле: Джим, ты переиграл в свои видеоигры. Ну и что! Почему какой-нибудь ведьмак может рыскать по эльфским руинам, а он должен довольствоваться максимально пресными пещерами, да переходами? Правда, в скором времени кто-то сверху явно услышал его молитвы и со стороны послышался громкий восклик Паши. На русском. И притом весьма неприличный – знаний Джима явно хватало, чтобы определить это без особых усилий.
[indent] — Скажи спасибо, что вы с сестрицей со мной чуть ли не с рождения, иначе я бы сейчас ни хрена не понял, – отозвался страж, подходя к тому месту, от которого уже успел отойти Паша. И правда, на земле покоился человеческий скелет. Ну вот, это уже больше походило на захватывающее приключение! Хотя Джиму тоже стало не по себе, пускай он и не был напуган до такой степени, как русский.
[indent] — Может бедняга забрёл сюда случайно, а потом не смог отыскать выход? Вроде как фонарика рядом не видно, а в такой темноте потеряться можно на раз-два.
[indent] И только после того, как Аллердайс договорил, ему в голову постучалась не самая приятная мысль. А что, если этот человек попросту не смог выйти наружу из-за закрывшейся двери? А что, если они с Павлом тоже не смогут вернуться назад?..
[indent] — Погоди, мне кажется, или вон там что-то светится, – Джеймс указал пальцем в противоположную от скелета сторону. Судя по всему, впереди находился какой-то проход. И где-то там явно был свет, который плясал по полу. Может, факел? А почему бы и нет.
[indent] — Пойдём, не вижу смысла торчать на одном месте. Ему, – американец кивнул в сторону костей, – мы уже точно не поможем.
[indent] Двинулись в путь. Джим опять держался впереди, мысленно надеясь, что больше Паша не наткнётся ни на какую ересь раньше него самого. Не хватало ещё, чтобы русского тут удар хватил. Нет, мужчина не считал своего друга трусом или чем-то в этом роде, просто когда подобные вещи неожиданно сваливаются на голову, реагировать адекватно и без страха не так уж и просто.
[indent] В какой-то момент догадки стража подтвердились: стоило им с Пашей подобраться поближе, как стало понятно, что из зала ведёт очередной туннель, вот только назвать его полноценным туннелем попросту язык не поворачивался. Джеймс присвистнул: перед ними открылся самый настоящий коридор, стены которого были выложены кирпичом, а чуть в отдалении виднелся первый факел, висящий в специальной заржавевшей подставке. Пол тоже отличался: вместо земли и разрозненных камней стражи теперь ступали по относительно ровной дорожке, сложенной из гладких булыжников. Как по проспекту идти, право слово!
[indent] — Я, конечно, слаб на логику, но вот это же, – Сеймур кивком головы указал на горящий факел, – ясно указывает на то, что мы тут не одни?
[indent] Конечно, ещё возможен был вариант, при котором факел был зачарован, а потому мог гореть хоть сто лет (или насколько колдуны могли наложить подобное заклинание?), однако это предположение Аллердайс решил пока попридержать – хватило им уже мистики с кровожадной дверью.
[indent] — Пойдём дальше или?..

+2

7

[indent] Нет, Паша не был трусом. Да, он не любил смотреть фильмы ужасов и и игры в жанре "хоррор" сам не проходил, лишь смотрел, как это делает Аллердайс, максимум - иногда составляя ему компанию на стримах, но он не был трусом. Просто его психика не слишком любила внезапные встречи с выпрыгивающими из-за угла скримерами или, как сейчас, древними костями, хрустящими под ногами. И поэтому он окинул Джима тяжелым взглядом, когда тот, гораздо спокойнее восприняв произошедшее, начал выдвигать свои теории относительно возможной гибели бедолаги. Оказаться на месте того, кем был этот скелет раньше, ему не хотелось. Ещё раз нервно одёрнув свою одежду, Давыдов собрался было сказать другу, что он слишком дубовый, однако тот успел открыть рот раньше, указывая вперёд.
[indent] Огонёк, ярким пятном выделяющийся в темноте, сложно было не заметить или игнорировать. Сомнений в том, что это было пламя или какой-то другой источник света, не было ни у одного их стражей. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Паша кивнул и последовал за Джимом, на этот раз пропуская друга вперёд. Ему очень хотелось бы идти вровень с лучшим другом и вообще не пускать никого впереди себя, однако сейчас так было целесообразнее, пока он медленно отходил от шока: многолетняя практика показывала, что Аллердайсу лучше даются такого рода переживания.
[indent] К счастью впечатлительного русского, дальше их ждали куда более приятные сюрпризы. Коридор, что открылся перед ним, явно был не творением матушки-природы, и не согласиться с предположением Джима было невозможно. Паша поёжился, чувствуя себя неуютно в этом месте, словно оно предвещало для них какую-то беду. Пусть и со скелетами, но ему было куда спокойнее думать, что в этой пещере они не встретят ничего страшнее трупа заплутавшего (или застрявшего) путника. Живым же обитателем мог быть кто угодно, но он склонялся к мысли о колдунах. Тёмные души не имели за собой привычки зажигать источники освещения. К тому же, пусть Давыдов не получил в наследство от бабушки магического дара, но это не мешало Ирине рассказывать внуку достаточно баек, как явно выдуманных, так и весьма правдивых. Были среди них и истории о таких вот отшельниках, что могли веками скрываться от всего остального человечества. Заканчивалось всё всегда плохо: либо массовыми трагическими смертями, на костре Инквизиции или нет, либо тем, что больше никто об этих колдунах и колдуньях больше ничего никогда не слышал. Он бы позвонил сейчас бабушке и спросил бы, не слышала она чего о каких-нибудь отшельниках в районе Болгарии, да вот только связь была плохой. О том, чтобы выбираться отсюда, речи, судя по всему, не шло: Аллердайс, конечно, предложил ему такой вариант, но по лицу друга Павел явно читал, что делать этого тому явно не хочется.
[indent] - Нет, естественно! - и всё же здравый смысл в голове Давыдова победил. - Я могу назвать тебе с десяток причин, почему это неразумно и смертельно опасно! Нам нужно выбраться отсюда, и пусть дальше разбираются клирики, - Паша махнул рукой, мол, пошли уже отсюда, когда за спиной послышался грохот. Мгновенно развернувшись, страж увидел, как проход быстро исчезает благодаря глыбе, буквально выдвинувшейся откуда-то сбоку. Он даже ничего сделать не успел, когда камни сомкнулись друг с другом, не оставляя даже небольшой трещины. Перед ними была идеально гладкая стена, и было видно, что в этот раз кровавое подношение не выиграет им проход.
[indent] - Превосходно. Просто потрясающе, - он закатил глаза и повернулся к Джиму, с таким же удивлением наблюдающим за тем, как их магическим образом отрезало от единственного выхода. - Скайрим какой-то грёбанный. Кажется, теперь у нас нет выбора, кроме как идти дальше, - не сказать, что этот вариант сильно радовал Павла, но лучше уж так, чем сидеть здесь до посинения в надежде, что проход вернётся. На всякий случай он осмотрел стены из бело-серого кирпича (вдруг в них будет какое-то углубление, кнопка или рычаг, которые позволят им выбраться наружу), однако здесь и далее в стенах были лишь держатели факелов. Все горели ровным пламенем, несмотря на то, что в коридоре явно гулял сквозняк, который страж отлично ощущал даже через свою закрытую одежду.
[indent] Чем глубже в недра скалы они погружались, тем сильнее Паша ощущал, как нарастает вокруг них гнетущая атмосфера. Она словно давила ему на плечи, заставляя замедляться. Он был бы рад свалить всё на низкий потолок и узкий проход, однако по мере их продвижения коридор наоборот расширялся в оба направления. Стражи могли идти по нему почти плечо к плечу и не бояться, что заденут головой какой-нибудь случайный сталактит. В конце коридора их ждала лестница. Переглянувшись, друзья осторожно спустились по ней, внимательно смотря себе под ноги, не желая случайно наступить на какую-нибудь ловушку, пока не вышли в следующую комнату.
[indent] Точнее было назвать помещение залом: оно было весьма просторным, выложенным всё тем же кирпичом. Из освещения здесь были факелы, такие же, какие они видели в коридоре, только половина из них была потушена; дополнительно здесь было два канделябра с горящими свечами. Один из них стоял на столе, второй - на небольшой книжной полке у очередной лестницы. Из зала было несколько выходов, как на их уровне, так и на уровне второго этажа, который представлял из себя деревянную платформу по периметру всего зала и просматривался снизу. Если не присматриваться, то можно было сказать, что здесь уже давно никто не жил: стол был пуст, не считая канделябра, немногочисленные стулья перевёрнуты, пару книг на полке уже давно сгнили. Однако Паша прошел чуть вглубь, в центр комнаты, ближе к столу, и отметил, как странно покрывала его поверхность пыль: у единственного стоявшего ровно стула она была чем-то сметена. На полу, покрытом грязью и паутиной, были видны чьи-то следы, на что Давыдов обратил внимание друга, стараясь говорить как можно тише.
[indent] - Если ты ещё сомневаешься, что мы здесь не одни, то это явное тому доказательство, - почти шёпотом произнёс он. И тут, словно в подтверждение его слов, где-то что-то бухнуло, как если бы на пол что-то уронили. От резкого звука Паша вздрогнул, едва не споткнувшись о какую-то балку, раньше служившую подпоркой для комнаты, и чертыхнулся. Направляться на шум ему очень не хотелось, но Джим, кажется, был другого мнения.

0

8

[indent] Стоило отдать пещере (или лучше назвать это место подземным комплексом? В конце концов, они с Пашей уже успели посетить два зала, и Джеймс сильно сомневался, что этим всё и ограничится) должное: она умела удивлять раз за разом. Сначала, значит, была дверь, которая открывалась лишь после кровавой жертвы, и Аллердайса до сих пор мучали сомнения на счёт состояния Паши – кто знает, какая зараза могла проникнуть ему в организм, когда кровожадные резные створки решили поживиться его кровушкой? Теперь вот их отрезало от единственного известного стражам выхода. Притом, если в начале представления, когда каменные плиты стали стремительно сближаться друг с другом, Джим наблюдал за происходящим с тем же удивлением, что было написано и на лице русского, то по окончанию он прыснул со смеху. Или со страху?
[indent] — Кажется, ты понравился духам, что тут обитают, поэтому они не захотели так быстро с нами расставаться, – в шутку промурлыкал американец, едва сдерживаясь от того, чтобы не захохотать. Знаете ли, у всех реакция на стресс разная! – Может, твои догадки по поводу Скайрима окажутся не такими уж и идиотскими… В таком случае, – мужчина выдохнул и окинул коридор, в котором они оказались, критическим взглядом, – я нам очень сильно не завидую. Лучше держать кинжал прямо под рукой.
[indent] Несмотря на то, что последняя фраза вызвала у Павла приступ закатывания глаз в другую вселенную, Сеймур действительно считал, что сделать акцент на столь обыденной вещи, которая рано или поздно у всех стражей входила в привычку, попросту необходимо. Порой и привычки могут отключаться, а инстинкт самосохранения, как на зло, отказывал в самый неподходящий момент. Ты можешь натренироваться так, что в критической ситуации отточенные, выполнение на автомате движения спасут тебе жизнь, однако полагаться только на подобную «случайность» было крайне неразумно. Поэтому напоминание о клинке со звёздчатым сапфиром на рукоятке не показалось Джиму лишним, и он тут же последовал собственному совету, проверяя своё верное оружие, которое хранилось в ножнах на поясе.
[indent] — Хэй! – неожиданно прикрикнул американец на Давыдова, заметив, как тот осматривает стены и дотрагивается до ближайших к сомкнувшимся плитам камней. – Совсем рехнулся? Хочешь, чтобы тебе и вторую руку проткнуло выскакивающей из ниоткуда иглой?
[indent] К сожалению (а, может, и к счастью) осмотр Паши так или иначе ничего им не дал, сам русский тоже не пострадал, и стражам пришлось двинуться дальше по коридору. Первым шёл, разумеется, Джеймс, однако, когда проход стал расширяться, то Павел с ним поравнялся, а Аллердайс к тому времени и не имел ничего против – его волнение за друга успело сойти на нет и заменилось куда более обширной тревогой, которая крепла с каждым шагом. Одно разительное отличие от Скайрима он успел заметить ещё там, где проход позади них закрылся словно по волшебству: если в игре мужчина всегда был уверен в том, что рано или поздно он перебьёт всех драугров/вампиров/оборотней (нужное подчеркнуть), отыщет нужный рычаг, который открыл бы ему секретный проход, и в конце концов выберется на поверхность, то вот в успехе их с Пашей операции страж начинал сомневаться. И почему только им обоим повезло не унаследовать от своих предков магию? Тогда всё было бы в разы проще – разломай каменные двери, да вали пока не поздно. Хотя, пускай Джим и опасался того, что они с русским угодили в западню, в которой они вполне могли и погибнуть, ему всё равно хотелось разгадать загадку этого места. Кто возвёл этот коридор и организовал такую защиту на входе? Зачем это было сделано? Как столь масштабный комплекс подземных пещер ускользнул от внимания Церкви, а «всплыл» на поверхность лишь сейчас? Столько вопросов, и ни одного ответа.
[indent] — Это я-то сомневаюсь? – недоуменно, но негромко поинтересовался у друга Джеймс, осматриваясь по сторонам. По правде говоря, он надеялся столкнуться с местными обитателями гораздо раньше, но те либо умели скрываться от любопытных глаз, либо их было так немного, что затеряться в огромном лабиринте пещер и коридоров не составляло труда даже в том случае, если прятки от пришельцев не являлись их основной целью. Как бы там ни было, Аллердайс собирался как минимум изучить эту комнату на предмет подсказок, которые могли бы предоставить ответы на его вопросы, а лучше – объяснить, как им выбраться отсюда. Планы пришлось изменить, когда где-то неподалёку послышался странный звук падающего предмета.
[indent] Стараясь не шуметь, Джим извлёк-таки кинжал из ножен и жестами дал Давыдову понять, чтобы тот следовал за ним. По выражению его лица страж прекрасно понимал, что Паше отчаянно хотелось остаться там, где он сейчас стоит, может, даже налить себе чашечку чая и погрузиться в увлекательное чтение сгнивших книг, однако разделяться или стоять на месте американец уж точно не собирался. Он максимально бесшумно двинулся в ту сторону, откуда послышался звук несколькими моментами ранее, держа наготове оружие. Если понадобится – нападёт и даже не подумает медлить. «Лишь бы крыса, лишь бы крыса…», – мысленно молил Аллердайс, приближаясь к лестнице и забираясь по ней на второй уровень, а, оказавшись наверху, направился к проходу, ведущему то ли в очередной зал, то ли в коридор. Последнее предположение оказалось верным, и Джеймс с Павлом очутились в проходе, который уходил чуть вниз и скрывался за поворотом. По всему пути всё так же горели факелы.
[indent] — Мы такими темпами скоро до центра Земли доберёмся, – тихо пробурчал мужчина, однако бдительности не потерял и, всё ещё держа кинжал наготове, начал спускаться вниз. Он рассчитывал в любой момент столкнуться с тем, кто (или что) стал причиной звука, однако то, что в действительности предстало его взгляду, заставило стража замереть на месте.
[indent] Коридор, по которому они продвигались, после поворота расширился и теперь напоминал скорее квадратный зал, в стенах которого были вырублены углубления, в каждом из которых покоились человеческие останки. Здешние скелеты не были похожи на тот, что они обнаружили ранее на входе – мяса на костях, разумеется, не сохранилось, однако одежды выглядели так, словно их буквально вчера выткали на станке. Чистые, яркие, совсем не похоже на то, что остаётся через несколько лет после захоронения. Аллердайс ошарашенно оглядел братский склеп, после чего посмотрел на Пашу.
[indent] — Доказательство применения магии – десять из десяти. Посмотри на одежду, она же как будто только что куплена в магазине! Разве что фасоны не нашего века, но сам факт…

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » i can’t make it on my own


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC