Дюбуа буквально чувствовал, как Самарис сканирует его взглядом, пытаясь уловить подвох в малейшем его слове, мимике или движении. Бедный греческий мальчик. Ему придётся очень сильно постараться; вряд ли Марселин рассказывала ему о болевых точках своего старшего брата — это не та тема, о которой беседуют на свидании перед сексом или непосредственно после. Обен подавил саркастичный смешок, так и рвущийся наружу от собственных мыслей, и кивком головы пригласил Алека следовать за собой, обратно в кабинет. Распахнув двери, он тактично пропустил гостя вперёд, чтобы прикрыть их за собой, отрезая от остального дома. [читать дальше]
Место действия: Арденау, 2019 год
СОПУТСТВУЮЩИЙ УЩЕРБ: Tamerlan Tsoi (до 21.10)
СУДНАЯ НОЧЬ: Scarecrow (до 02.10)
ЗНАНИЯ - СИЛА: Noëlle Trudeau (до 22.10)
Добро пожаловать на Actus Fidei!

Тайна пропажи магии наконец раскрыта, но какова цена победы над Злом? Закрытие Врат поделило современную историю человечества на "до" и "после": люди с Даром объявлены вне закона, Церковь практически истреблена, а ведьмы и колдуны снова подвержены гонениям. И когда ситуация казалось бы и так хуже некуда, из тени веков на свет вновь показалась старая угроза - Иные...

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » your dark days are over, it’s time to give you light.


your dark days are over, it’s time to give you light.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/ntk1Das.png
Hugo – Dark Days
your dark days are over, it’s time to give you light.
Svetlana Davydova as Hestia Jones & Wilhelmina Björklund as Pansy Parkinson
18 августа 1998 года, заброшенное поместье в Великобритании.
Битва за Хогвартс не стала финальной точкой в противостоянии между Волдемортом и Гарри Поттером. Казалось бы, Пожиратели Смерти и те, кто придерживаются их стороны, должны чувствовать себя как нельзя лучше, однако затянувшаяся война негативно отразилась на обеих сторонах. Да так, что некоторые уже задумываются над тем, а по ту ли сторону баррикад они находятся?

[nick]Pansy Parkinson[/nick][status]little silver snake[/status][icon]https://i.imgur.com/QBnBnIw.png[/icon][sign]you don't know my brain the way you know my name,
you don't know my heart the way you know my face,

https://i.imgur.com/58sBzaY.gif https://i.imgur.com/YNYvER6.gif
you don't know what I've done, I'm wanted and on the run
[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ПЭНСИ ПАРКИНСОН</b></a>, <sup>16</sup><br>чистокровная волшебница, слизеринка, староста факультета.[/zvanie]

+2

2

Гестия зажигает очередную сигарету, давно оставив попытки избавиться от этой дурной привычки, за которую, к слову, стоило сказать «спасибо» ее коллеге, мать которого была магглом и который, соответственно, жил на два мира: маггловский и магический, и из первого мира таскал исключительно пагубные пристрастия. Оба родителя Джонс были полукровными волшебниками и против маггловских привычек ничего не имели, но, пожалуй, предпочли бы, чтобы старшая дочь, к примеру, на работу ездила на метро или читала маггловскую прессу, а не перенимала плохие привычки, к счастью, жили они уже давно раздельно (чета Джонс проживала в Уэльсе, а Гестия в Лондоне), и с привычками Гестии мириться приходилось лишь пустым стенам ее квартиры.
Темноволосая оглядывает интерьер поместья, где у нее назначена встреча с потенциальным информатором, — этот дом некогда принадлежал одной из чистокровных и высокопоставленных семей, и его в ходе второй магической войны авроры перерыли вдоль и поперек, причем не единожды, а местные жители вскоре после тех событий предпочли перебраться в Новый свет, справедливо рассудив, что нескольких рейдов им достаточно. В итоге поместье осталось пустовать, и спустя два года потеряло былой блеск — в прошлом это было место сборища элиты магического мира, теперь же мебель стояла, покрытая чехлами, которые в свою очередь были покрыты пылью, а некогда позолоченные канделябры и люстры изрядно потускнели, окна оставались немытыми, столовое серебро тускнело, обои выцветали на солнце, а шторы проедались молью, да и в целом настроение здесь царило весьма упадническое, впрочем, как и во всей Британии — эта война изрядно затянулась, и, как подсказывали опыт и интуиция волшебницы, продлится еще не один месяц.
— Ты опоздала. — ровным тоном замечает Джонс, когда на пороге наконец появляется Паркинсон. Темноволосая держит палочку в руках, но не предпринимает попыток направить ее на бывшую слизеринку — во-первых, Гестия сильно сомневается, что та сможет противопоставить свои школьные знания боевой магии знаниям аврорам с более чем десятилетним опытом работы, во-вторых, Джонс намеренно назначила встречу именно здесь — на дом были наложены антиаппарационные чары, действовавшие и по сей день, и если это была западня, у нее был портключ, способный за одну секунду доставить ее на другой конец Британии. Доверяй, но проверяй, как говорится, что Джонс уяснила на своем опыте.
— Итак, Паркинсон, как ты умудрилась дойти до такой жизни? — Джонс уже давно переросла тот возраст, когда считала, что факультет определяет все, в частности, если ты со Слизерина, то ты непременно чистокровный сноб с маниакальными намерениями, а если с Гриффиндора, то непременно герой с кучей орденов Мерлина, однако она была наслышана о семействе Паркинсон, поскольку оно фигурировала во многих делах, так или иначе связанных с Пожирателями Смерти. Родители Пэнси, в частности ее отец, были подозреваемыми в причастности к деяниям Волдеморта, и для этого имелись веские основания, а не только чистота крови да предвзятое отношение к тем, чья родословная не прослеживалась до самого Мерлина. — И твои родители в курсе твоих намерений? — она говорит без толики сарказма или издевки. Гестия давно уяснила, что в войне все средства хороши, и информаторы ценны, тем более если они занимали не последнюю должность в стане противника, но насколько искренне намерения Пэнси? Нет, темноволосая ни в коем случае не думала, что Паркинсон воспылала любовью к светлой стороне и поверила в то, что добро победит зло, и все грехи будут прощены, в связи с чем и решила переметнуться на сторону Ордена, но что-то поменяло ее отношение и к Пожиретлям Смерти, и к Волдеморту. Признаться, бывшей рэйвенкловке даже было интересно, что же послужило причиной подобного решения, если оно имело место быть, а слизеринка попросту не пыталась вытащить из Джонс информацию о противнике, ведя двойную игру.
— Говорю сразу, чтобы разбить твое представление о другой стороне. — мнение Джонс о добре за последние годы преобразовалось — как показывала практика, Орден Феникса состоял вовсе не из милых и добрых людей, особенно не когда война всех измотала, и многие едва ли представляли, что она когда-нибудь закончиться. Гестии, к примеру, было проще и привычнее жить в военное время — она привыкла к вечной битве, ее сестрам же было проще в мирное время, оттого Гвеног предпочла покинуть Британию, благо сборная Германии нуждалась в загонщике, что, конечно, повлекло за собой раскол между сестрами. Впрочем, если быть честной, то Гестия и Гвеног с самого детства не были близки — если старшая Джонс была взвешенной, рассудительной и стремилась по мере возможностей улучшить этот мир, то средняя Джонс была порывистой, резкой и заинтересованной в собственном успехе. И больше всего Гестия в этой ситуации бесилась с того, что не могла ничего поставить сестре в вину — она всегда знала, что та выберет путь наименьшего сопротивления, что предпочтет безопасность, и при этом раскладе Гестии было жаль лишь Меган, оказавшуюся не в то время и не в том месте — младшая Джонс задержалась в Хогвартсе во время битвы, которая должна была стать финальной, она намеревалась помочь тем ученикам, которые еще не успели покинуть стены замка, в итоге попала под перекрестный огонь. Ах да, теперь Гвеног винила старшую сестру в гибели младшей, словно Гестия сама отвела Меган на поле боя. — Тебя ждут долгие проверки и от того, насколько предоставляемая тобой информация будет полезна и правдива зависит твое положение в Ордене. — история знает немало примеров двойных агентов, но сколько из них умудрились выбраться живыми? Осознает ли Паркинсон чем рискует?
— Паркинсон, подумай хорошо. Подумай готова ли ты врать друзьям и семье и быть чужой среди своих и своей среди чужих. — Джонс окидывает собеседницу взглядом, отмечая про себя, что она того же возраста, что и ее младшая сестра. Кажется, они даже были однокурсницами, кажется, Меган упоминала слизеринку. Кажется. Гестия на то чтобы была хорошей старшей сестрой — с Гвеног у них была некая холодная война, с Меган же они были слишком далеки, как по возрасту, так и по интересам, и обычно виделись за семейными застольями во время праздников ла изредка обменивались письмами, поэтому старшая Джонс о жизни младшей имела довольно расплывчатое представление.
Гестия продолжает смотреть на Пэнси, силясь найти в ней что-то, что напомнит ей о сестре, но кроме возраста у них ничего общего нет — Меган была трудолюбивой, верной и отзывчивой, она предпочла бы освещать войну в прессе, а не плести закулисные интриги и играя в шпиона. Если быть честной, то темноволосая уважала Паркинсон за это намерение осознанно ходить по лезвию ножа, несмотря на то, что она едва ли решилась на это не от хорошей жизни, но какая по сути разница? Слизеринка была готова отказаться от привычной жизни и рискнуть всем ради призрачной надежды на светлое будущее.

[nick]Hestia Jones[/nick][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ГЕСТИЯ ДЖОНС</b></a>, <sup>32</sup><br>полукровная волшебница; аврор, член Ордена Феникса;[/zvanie][icon]http://funkyimg.com/i/2JyEq.png[/icon][status]if a moment is all we are[/status][sign]Who cares if one more light goes out?
https://78.media.tumblr.com/468c05663ef4d04fdc3dc766bdcbcb02/tumblr_inline_n036gfyJ0d1rqq37j.gif https://78.media.tumblr.com/1c1f7fe02f9b8b55b02c0c6c11df614e/tumblr_inline_n036giYzXP1rqq37j.gif
Well I do
[/sign]

Отредактировано Svetlana Allerdyce (2018-10-11 17:23:25)

+1

3

Christina Perri - The Lonely
[indent] Сказать по правде, решиться на подобное было нелегко. Когда тебе с младенчества прививают мысль о том, что чистокровные волшебники превосходят всех прочих существ на этой планете, то сомневаться в этих словах не особо и не хочется – ведь ты и сама чистокровна. Прекрасна и идеальна, словно алмаз, огранённый в особых условиях. Кому захочется бороться за права угнетаемых, если сам он не знает бед и живёт припеваючи? Уж точно не Пэнси Паркинсон, девчонке, ещё совсем недавно бывшей одной из самых известных особ в школе. Не Гарри Поттер с его шрамом, конечно, но о ней говорили, о ней знали и, что куда важнее, её уважали и боялись. «Перейдёшь дорогу Паркинсон – готовься к войне». Кажется, так о ней говорили девочки с Хаффлпаффа? Бывшая слизеринка уже и не помнила: несмотря на то, что её обучение в Хогвартсе завершилось всего несколько месяцев назад, школьная жизнь казалась ей невероятно далёкой. Словно с тех пор, как она разгуливала по тамошним коридорам, прошло уже несколько лет, никак не меньше. А теперь она стояла на пороге собственного дома и раздумывала над тем, правильно ли поступает. Дороги назад не будет – это Пэнси прекрасно осознавала. Сейчас она хотя бы находилась на стороне победителей. По крайней мере, так утверждали её родители, но даже они, будучи безмерно преданными Тёмному Лорду, не были похожи на счастливых людей, которые вот-вот обретут свою утопию. На тех, кто сделал правильный выбор. А был ли он у них? Или они оказались заложниками собственных стереотипов и общества, в котором крутились с самого своего рождения? Паркинсон-младшая отчего-то решила, что сможет разорвать этот порочный круг. Или хотя бы попытается это сделать.
[indent] Летний ветерок игрался с её волосами и приносил с собой спокойствие, которого так сильно не хватало в последнее время. Казалось, что все её планы – это так, ерунда, просто спонтанное желание пойти наперекор всем тем правилам, которые с младенчества вбивались Пэнси в голову. Сейчас она постоит ещё немного и вернётся в дом, обратно в свою уютную постель, которая заберёт её в царство Морфея, а на утро от этих мыслей и следа не останется. Паркинсон горько усмехнулась, переминаясь с ноги на ногу. Если бы всё действительно было так просто, она бы даже из кровати не вылезла. Слизеринка могла казаться окружающим какой угодно дурочкой, но на самом деле она давно научилась пресекать все глупые идеи ещё в зародыше. Если дело не стоило её внимания, Пэнси и пальцем бы не пошевелила. Но нынешняя ситуация была совершенно иной: Паркинсон сама дошла до этого предательства. Сначала мысль, после – предположение, и вот она уже пытается выйти на кого-нибудь, кто смог бы счесть её полезной. Подумать только, она, чистокровная волшебница, потомственная слизеринка и образец колдовского аристократического сообщества, собиралась отвернуться от своей семьи и идеалов, которые лелеяла на протяжении целых восемнадцати лет! Паркинсон неосознанно ощупала левую руку, как будто одна лишь мысль о смене сторон могла сдать её Тёмному Лорду с потрохами. Лорд Волдеморт… Пэнси никогда не восхищалась им так открыто, как делал это Драко. И всё же, она питала к нему уважение. И, как и родители, в своё время надеялась на его возрождение. Хотя, быть может, они лгали ей, как лгали и всему колдовскому сообществу, и Пожирателям смерти, лишь бы не заработать на свою нечестивую голову Аваду. Ведь в её детстве разговоры о верности Тёмному Лорду заходили в их доме гораздо реже, и дело здесь было уж точно не в желании уберечь психику своего единственного ребёнка.
[indent] В конечном счёте Паркинсон понимает, что либо сейчас, либо уже никогда. Она выходит за ворота их семейного участка и тут же трансгрессирует, даже не оборачиваясь на особняк, стоящий неподалёку. В следующий раз, когда она вернётся сюда, то будет уже предательницей. Предательницей своей семьи, друзей и Тёмного Лорда, так яро ею почитаемого.
[indent] — Если собираешься продолжать так со мной разговаривать, то я могу уйти прямо сейчас, Джонс, – не сдерживаясь, резко отвечает Пэнси, хотя и не может сказать наверняка, что женщина поставила перед собой задачу унизить её любой ценой. Бывшая слизеринка нервничает, пускай и пытается это скрыть – из последних сил.
[indent] — Мои представления о политике Тёмного Лорда оказались… Ошибочны.
[indent] Девушка даже не представляла насколько, пока не увидела собственными глазами, как Волдеморт обращается с семьёй Малфоев. Разумеется, из-за своей влюблённости в Драко Пэнси в принципе остро реагировала на всё, что было с ним связано, однако то, как сильно подкосил слизеринца сначала провал его отца, а после – и его собственный, заставили волшебницу немного приподнять свои розовые очки. Тёмный Лорд оказался жестоким не только по отношению к грязнокровкам и их друзьям, но и к своим собственным сторонникам. В тот миг Пэнс впервые поняла, что такое верность, подкреплённая одним лишь страхом. Она словно открыла глаза, а в таком состоянии несложно было узреть, что значительная часть Пожирателей и сочувствующих им оставались подле Волдеморта исключительно в надежде на то, что таким образом у них окажется куда больше шансов на выживание. Они не хотели установления Тёмного Порядка, им было плевать на то, чистая ли у окружающих их волшебников кровь – они просто хотели выжить. И самым логичным в таком случае был вариант оставаться на стороне величайшего тёмного волшебника всех времён. Но, как оказалось, даже при таком раскладе была высока вероятность того, что их убьют – потому что Тёмный Лорд не прощал провалов. Он крайне редко давал людям вторые шансы. Будь Пэнси помладше, она бы даже согласилась с такой политикой. Но теперь девушка смотрела на вещи по-другому, и от осознания того, что за любой проступок она может лишиться жизни, ей становилось дурно. И прямо сейчас она совершала шаг, за который её убьют на месте. Если узнают. Мерлин, лишь бы никто не узнал…
[indent] — А разве у меня есть выбор? – с ярко выраженной горечью в голосе поинтересовалась Пэнс у Гестии, не сводя с собеседницы пристального взгляда. Да, ей было страшно. Страшно, что сторонники Волдеморта обо всём прознают. Страшно, что она не выдержит и сама расскажет о своём предательстве, а в таком случае исход мог быть лишь один – мгновенная смерть. Страшно, что в этот самый миг она подписывала смертный приговор для своей семьи, и даже если Орден Феникса в итоге одержит победу, то родители уже всё равно никогда не смогут смотреть ей в глаза. Она останется совсем одна – и будет несчастна при любом раскладе. Но что, если шансов хотя бы выжить на так называемой «стороне света» у неё будет больше?..
[indent] — Я не хочу закончить так, как Малфои, – её голос предательски дрогнул, и Пэнси тут же опустила глаза в пол. Сжала изо всех сил зубы. За ложь Нарциссы она и её муж лишились жизни сразу же после окончания битвы за Хогвартс. Драко повезло чуть больше – если, конечно, это вообще можно было назвать везением. Паркинсон не была уверена, что он долго протянет: теперь от юноши, которого она когда-то знала, остался лишь тощий блеклый призрак, который вот-вот должен был отправиться вслед за своими родителями. Её родители, конечно, не оступались так, как это делали Малфои раз за разом, однако кто мог гарантировать, что они не ошибутся уже завтра? И что ей не придётся тогда их хоронить?
[indent] — Скажу откровенно, мне совсем не нравится становиться на одну сторону с Избранным, – на этих словах девушка поморщилась – несмотря на перемену взглядов, она всё ещё терпеть не могла Поттера. И совершенно не жалела о том, что хотела выдать его Тёмному Лорду до того, как началась резня в Хогвартсе. – Но я хочу, чтобы эта война наконец закончилась. Хочу жить и не бояться, что в один день Пожиратели… – запнувшись, Пэнси в очередной раз сжимает левое запястье. Она ведь одна из них. Одна из них… – …придут и в мой дом, за мной и моей семьёй, если мы вдруг чем-то не угодим Тёмному Лорду. Если ваш Орден устроит такая позиция, тогда я с радостью посодействую. В конце концов, умение убедительно лгать течёт у меня в крови.
[nick]Pansy Parkinson[/nick][status]little silver snake[/status][icon]https://i.imgur.com/QBnBnIw.png[/icon][sign]you don't know my brain the way you know my name,
you don't know my heart the way you know my face,

https://i.imgur.com/58sBzaY.gif https://i.imgur.com/YNYvER6.gif
you don't know what I've done, I'm wanted and on the run
[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ПЭНСИ ПАРКИНСОН</b></a>, <sup>18</sup><br>чистокровная волшебница, слизеринка, староста факультета.[/zvanie]

+1

4

Гестия отправилась прямиком из Хогвартса в Аврорат, и првоела она последние четырнадцать лет своей жизни, готовая в любой момент вступить в схватку с тёмным волшебником (вопреки расхожему мнению аврорам хватало работы и в те периоды, когда Волдеморт и его приспешники не являлись героями первой полосы Ежедневного Пророка), и после полутора десятков лет непрекращающейся борьбы, темноволосая могла с уверенностью заявить, что ничего хотя бы отдаленно светлого и романтичного в войне не было. Джонс уже настолько свыклась с вечной схваткой, что едва ли представляла, что будет делать, если эта война закончится (вероятно найдет новую). Возможно тот факт, что мысленно она говорила «если», а не «когда» уже говорил о многом, впрочем, волшебница прекрасно понимала, что ничто не вечно, и однажды или Орден Феникса, или Пожиратели Смерти станут проигравшими.
Джонс делает жест рукой в сторону входной двери, молча предлагая Паркинсон исполнить свою угрозу. Женщина прекрасно понимала, что бывшая слизеринка являлась не последним человеком в иерархии приспешников Волдеморта, точнее ее окружение, включая ее родителей и друзей, поголовно носивших Чёрную метку, что делало ее прекрасным информатором, как и понимала то, что девушка уже приняла решение, явившись на их сегодняшнюю встречу. Было ли это решение правильным покажет лишь время.
— Прости, Паркинсон, не все выросли в бальных залах, разучивая книксены и то, как правильно держать чашку чая. — и во времена Гестии было предостаточно тех студентов, которые кичились своей чистотой крови, материальным положением и, конечно, древностью рода (возможно в 70-80-е их было даже больше). Ее же такие вещи не заботили ни в школьные годы, ни тем более сейчас, более того ее не слишком беспокоил тот факт, что Пэнси относилась к этой категории людей, а руководствовалась Джонс тем, что одна из ее коллег являлась потомком чистокровного рода, выпускницей змеиного факультета и прекрасным аврором, что опровергало утверждения о том, что только среди гриффиндорцев (и местами хаффлпаффцев и рейвенкловцев) остались герои. Сама Гестия являлась выпускницей Рейвенкло и по логике узкомыслящих людей должна была отправиться в какой-нибудь Отдел Тайн. К тому же Паркинсон было отведена определенная роль, и покуда она с ней хорошо справлялась, аврора по сути не интересовало, что она там думает о социальной лестнице.
— Добро пожаловать в реальный мир. — с усмешкой говорит темноволосая, не добавляя, что и Орден Феникса не так идеален, как бы хотел казаться, как думалось самой Гестии какие-то десять лет назад. Война, увы, уничтожает всех понемногу, и в ней нет ни плохих, ни хороших, но все же ей хотелось верить, что она была среди тех, кто по крайней мере пытался сделать этот мир чуточку безопаснее и лучше.
— Нет. — спокойно отвечает Джонс, внимательно рассматривая лицо Паркинсон. — Если ты решишься, то возврата назад не будет. — Пэнси навсегда станет предательницей, и Гестия хотела бы пообещать ей, что Орден Феникса примет ее с распростертыми объятиями, но она знала людей и знала то, как они любят, когда окружающие оступаются и ошибаются, как и любят оказываться правыми. Сможет ли она сама когда-нибудь доверять Паркинсон? Джонс предпочитала не спешить с выводами, а дождаться того момента, когда слизеринке нужно будет проявить себя, а этот момент обязательно наступит. Работа информатора была слишком рискованной и требовала доверия с обоих сторон, впрочем, пожалуй со стороны слизеринки все же в большей степени — в некоем смысле она доверяла свое благополучие и благополучие в руки незнакомки, однако альтернативный выбор едва ли был лучше.
— Понимаю. Поверь мне, прекрасно понимаю. — на долю секунды Гестия теряет контроль и позволяет прошлому захватить себя, и вот перед ее взором всплывает бледное лицо младшей сестры, тело которой было найдено в обломках Хогвартса, а затем и лицо средней из Джонсов. Гвеног была преисполнена боли и ненависти, которую она могла бы направить в сторону неутихающей войны, но предпочла направить в сторону старшей сестры, словно той было недостаточно собственного чувства вины.
Гестия размышляет, а не будет ли ее сделка с Пэнси стоит еще кому-нибудь жизни, ведь темноволосая всегда могла предоставить ложную информацию, которая в итоге приведет бойцов Ордена в засаду. Безусловно, Паркинсон могла это сделать, однако станет ли рисковать надеждой на спасение? Бывшая рейвенкловка не верила в то, что Пэнси отказалась от старых идеалов, однако она верила в то, что девушка была готова на все лишь для того, чтобы защитить своих близких. В конце концов и Гестия была готова присягнуть на верность хоть самому Волдеморту, если бы это вернуло ее сестру из мира мертвых, быть может они были более схожи, чем предполагала волшебница.
— Но не будем терять время, — все же им не следовало лишний раз рисковать ради светской болтовни. — Связываться мы будем через монеты — они нагреваются, когда на них приходит сообщение. — кто бы мог подумать, что изобретение семнадцатилетней волшебницы сослужит такую хорошую службу членам Ордена, уж точно не Джонс. Судя по тому, что большая часть магического мира возлагала надежды по спасению на вчерашнего школьника, а сама Гестия заключала сделку с его бывшей однокурсницей, от юного поколения волшебников напрямую зависел исход войны.
Джонс кидает собеседнице золотистый галеон, идентичный которому находится у нее. Использовать монеты было умным ходом, ведь кто станет приглядываться к ним? А покуда нет способа связи, значит, нет и доказательства вины, впрочем, едва ли Волдеморт казнил людей лишь в случае наличия неопровержимых доказательств. Темноволосая вовсе подозревала, что он не слушал писк своих ничтожных приспешников.
— Если у тебя появились какие-то ценные сведения, то отправляешь мне сообщение, если требуется личная встреча, то опять же отправляешь сообщение. Лучше нам, сама понимаешь, сократить общение вживую до минимума, дабы не привлекать лишнего внимания, но количество символов ограничено, а в двух словах планы описать бывает сложно. — Гестия чуть хмурится, раздумывая, о чем не упомянула еще. Они, конечно, не договор заключали со множеством пунктов, приложений и дополнительных соглашений, однако Пэнси и не финансовыми вложениями рисковала, а собственной жизнью и жизнью своих близких. Насколько бывшая рейвенкловка была осведомлена семья уличенного в предательстве Пожирателя Смерти в фаворитах надолго не оставалась. — Это едва ли возможно, но лучше зря не рискуй. Да, нам ценны любые сведения, которые потенциально помогут нам выиграть, но иногда лучше выбрать более безопасный вариант. — и зачем Джонс это говорит? Ее ведь в конечном счете должна заботить победа, и отчасти волшебница, конечно, озвучила свои мысли из желания уберечь ценного информатора, однако отчасти она руководствовалась и тем, что Пэнси едва начинала жизнь, была одного возраста с сестрой Гестии наконец.

[nick]Hestia Jones[/nick][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>ГЕСТИЯ ДЖОНС</b></a>, <sup>32</sup><br>полукровная волшебница; аврор, член Ордена Феникса;[/zvanie][icon]http://funkyimg.com/i/2JyEq.png[/icon][status]if a moment is all we are[/status][sign]Who cares if one more light goes out?
https://78.media.tumblr.com/468c05663ef4d04fdc3dc766bdcbcb02/tumblr_inline_n036gfyJ0d1rqq37j.gif https://78.media.tumblr.com/1c1f7fe02f9b8b55b02c0c6c11df614e/tumblr_inline_n036giYzXP1rqq37j.gif

Well I do
[/sign]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » your dark days are over, it’s time to give you light.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC