Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Закинув в рот очередной и последний на тарелке бутерброд, Мануэла подошла к окну и активировала фигуру поиска, развернув ту на ладони, тонкая золотая нить даже отсюда тянулась к лесному массиву, стеной ставшему вокруг городка. Судя по всему, тёмной надоело сидеть на голодном пайке в глубине нехоженых троп, и теперь она двигалась в сторону жилых домов… [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » can’t keep me here in the dark, I’ll set you off like a spark.


can’t keep me here in the dark, I’ll set you off like a spark.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/kGZcp2v.gif https://i.imgur.com/VjyYOrK.gif
https://i.imgur.com/kHBL6z0.gif https://i.imgur.com/wAyw5ap.gif
Shinedown – Oblivion
can’t keep me here in the dark, I’ll set you off like a spark.
Amos Maddock & Anna-Maria Vindecker
май 2020 года, Румыния.
Тот самый случай, когда в трудовом договоре должен присутствовать пункт: "Вас могут убить. Совершенно неожиданно и без видимых на то причин". Ах да: то, что Вы пока ещё всего лишь практикант, и притом весьма симпатичный, совсем не делает Вам поблажек.

+3

2

[indent] С самого утра издательство гудело, и всем было как-то не до того, что на улице царил самый настоящий рай для прогулки, а на календаре красовалась красная цифра 9, сигнализирующая о том, что сегодня, так-то, выходной. Опять же – кому какое было до этого дело, если в офисе уже неделю как находился незабвенный мистер Мэддок, владелец журнала и, что важнее, всех тех, кто тут так «усердно» трудился на пользу колдовского сообщества. Конечно, стоило ему коротко поздороваться с подчинёнными и запереться в своём личном кабинете неделю назад, как по помещению прокатился недоуменный шёпот. Всеобщее недовольство заключалось в том, что никто из журналистов и прочих офисных клерков попросту не ждали колдуна так рано: сам Эймос обещал вернуться из Америки лишь через две недели, и его возвращение посреди оговоренного срока должно было вызвать как минимум любопытство. А на деле – гору вопросов, которую штат почему-то предпочитал по камушку разбирать во время, а не после своей работы. Так, прежде чем пресечь всё это безобразие, американец успел узнать много интересных подробностей о себе. И когда только люди научатся держать язык за зубами? Так ведь и лишиться его недолго.
[indent] — Нет, ну что за несправедливость! – тихонечко (но недостаточно для того, чтобы босс не услышал) ныла расфуфыренная блондинка лет восемнадцати, сидя за рабочим столом и ковыряясь вилкой в своём бизнес-ланче. Мэддок, сосредоточенный на её окружении, сморщил нос. Конечно, на самом деле почувствовать запах он не мог, однако один лишь приблизительный вид всей этой сборной солянки заставлял его задуматься о том, как скоро девица начнёт жаловаться на высокий холестерин. — И ведь ему нужно было вернуться именно тогда, когда я хотела устроить себе неделю отдыха,
[indent] Судя по всему, обращалась эта no name дама к пожилой колдунье по имени Жозефина Монтелье, что трудилась неподалёку. Вот уж кому Эймос доверял (будь он сентиментальнее, сказал бы, что готов вложить ей в руку нож, а сам встал бы к ней спиной, но Мэддок не был бы Мэддоком, если бы стал разводить все эти сопли), так это Жози. Та работала в Serpentis Sapientia с самого его открытия, а потому знала о характере своего хозяина очень многое и весьма изысканно вписывалась в коллектив. Но больше всего колдун любил в этой женщине то, что она крайне редко подставляла себя из-за желания защитить совершенно беспросветных дураков. Каковой, например, являлась та самая блондинка, которая всё никак не могла угомониться. Кто её нанял? Джозеф? Вот ему и отвечать за это недоразумение, которое и в секретарши-то накладно брать. Себя виноватым Эймос уж точно не считал – он давным-давно перешёл ту планку, когда интервьюировал абсолютно всех, кто хотел попасть к ним в штат. Да, если находилась свободная минутка (или ему становилось банально скучно – кто поймёт этих руководителей), то он обязательно приглашал кандидата или кандидатку к себе, однако в остальное время этой рутиной занимались Джозеф и Рита. Судя по всему, первый справлялся с отбором куда хуже второй – Мэддок уже не в первый раз замечал, что отобранные им работники отличались смазливым личиком и длинными ногами, а вот мозгами были явно обделены. Стоило бы обратить внимание на этот аспект гораздо раньше, но что ж теперь сделаешь. Не изобретать же машину времени исключительно для того, чтобы избавиться от головной боли в лице какой-то поверхностной дамочки.
[indent] — Аннет, пригласи сюда мистера Райта. Да, Джозефа. И зайди сама, как только он явится.
[indent] Новенькая, с запоминающейся фамилию Виндекер, трудилась под его руководством всего месяц, однако она вызывала у Эймоса куда больше положительных эмоций, чем вышеупомянутая работница с её бизнес-ланчем, который до сих пор не мог окончательно выветриться у колдуна из головы, даже несмотря на то, что он уже разорвал ментальный контакт и вновь полностью очутился в своём кабинете. Через зеркальные двери он уловил взгляд Жозефины, которая красноречиво, пускай и безмолвно спрашивала мужчину о том, действительно ли несколько мгновений назад он ошивался поблизости. Мэддок не ответил, разве что отвёл взгляд не сразу, немного погодя, позволяя миссис Монтелье сделать определённые выводы. В последний момент колдун заметил едва различимую улыбку на её лице – судя по всему, новая соседка за эту неделю или две успела доконать и её тоже. «Не волнуйся, Жози, скоро в твоём окружении снова наступит тишина».
[indent] Райта пришлось ждать не так уж и долго – тот явился в кабинет, на ходу поправляя рубашку, которую стоило бы познакомиться с утюгом и гладильной доской. Эймос, конечно, мог прибегнуть к простенькой магии и расправить все те складки, что так мозолили ему глаза, однако ему было куда приятнее наблюдать, что Джозеф нервничает из-за своего внешнего вида, чем спасать того от участи клоуна в своих глазах. Дверь мягко закрылась и Мэддок уловил присутствие Анны-Марии, однако не стал на ней сосредотачиваться – будет ещё время, но сначала следовало потолковать с этим горе HR-ом.
[indent] — Вызывали? – судя по трясущемуся голосу, Джозеф прекрасно понимал, что вызвали его вовсе не для того, чтобы похвалить. Что ж, соображалка работает, но лучше бы она не отключалась при одном взгляде на симпатичную мордашку. Сколько ему, тридцать с хвостиком? Гормоны должны были уже давно прийти в норму.
[indent] — Напомни, что я говорил о сотрудниках? – совершенно спокойным тоном вопросил мужчина, не отрывая глаз от подчинённого. Тот же в свою очередь старался смотреть куда угодно, но только не на американца – как провинившийся школьник, разбивший окно в классе, право слово. — Анна, присаживайся, ты мне ещё понадобишься. Итак, Джозеф, я жду твоего ответа.
[indent] Райт, ещё какое-то время помявшись (словно он сейчас вспоминал специальное пособие для HR-ов), начал судорожно лепетать всякую несуразицу, но Мэддок быстро его прервал.
[indent] — Ту, что сидит за восьмым столиком, неподалёку от мадам Монтелье, надо сегодня же убрать. Мне плевать, как ты это сделаешь. Я ясно выразился?
[indent] Стоило бедняге понять, что Эймос не собирается продолжать, как он тут же ожил и принялся кивать головой, приговаривая: «Да, конечно!». После чего, получив от колдуна кивок, тут же ринулся к двери и исчез в стороне их с Ритой кабинета.
[indent] — Так, теперь ты, – обратился мужчина к своей секретарше, которая всё это время сидела в одном из кресел и от скуки осматривала кабинет, – Помнишь я говорил, что скоро появится полноценное задание? Так вот, буквально минут через десять к нам присоединится Аарон, он будет твоим напарником и подстраховкой. Запомни – в этом деле полагаться можно только на него. Именно он введёт тебя в курс дела и подскажет, как лучше поступить в той или иной ситуации, а после доложит мне, как ты справилась. Если всё пройдёт хорошо, то тебе больше не придётся торчать весь день в офисе и помирать со скуки. Естественно, будет и прибавка к зарплате, но она во многом зависит от успеха миссии. Если проваливаешься – то и с наградой будет напряжно. Всё ли ясно?

+2

3

Уже месяц прошел с того момента, как Анна решила начать вести взрослую жизнь и устроилась работать в издательство Serpentis Sapientia. Это была отдельная забавная и в то же время провальная история, однако так или иначе ее взяли - даже несмотря на то, что у Виндекер не было ровным счетом никакого опыта работы, и не только в сфере журналистики, но и в принципе любого другого. Отсутствие необходимых знаний девушка старалась компенсировать усердием, ведь несмотря на то, что последние несколько лет ведьма вела исключительно потребительский образ жизни, ее монастырское прошлое демонстрировало, что Мария могла быть исключительно трудолюбивой, если хотела.
Она получила должность личного секретаря владельца издательства - мистера Эймоса Мэддока: следила за его личным расписанием, отвечала на почту, бегала за кофе в кофейню напротив, забирала костюмы из химчистки… В общем была кем-то вроде Энди Сакс из фильма “Дьявол носит Prada”, только без такой деспотичной начальницы - по крайней мере с работы девушка уходила вовремя и заработать себе гастрит на нервной почве пока еще не успела. Хотя что точно роднило ее с героиней Энн Хэтэуэй, так это необходимость пересмотреть собственный гардероб: чего уж греха таить, последние несколько лет жизни с клириками расслабили англичанку в плане поддержания собственного внешнего вида - она перестала пользоваться косметикой, плотно срослась с джинсами и разношенными свитшотами, и вообще начала исповедовать полную natural beauty, поскольку Мэтт и Кристоф любили ее такой, какой она была. Устроившись в Serpentis Sapientia, пришлось снова вспомнить о геле для бровей, тональных средствах, бижутерии и каблуках (хотя под столом у англичанки все равно лежали ее старые кеды - на случай срочных поручений, выполнение которых на каблуках грозило переломом обеих ног), хотя в издательстве не было принято строгого дресс-кода - просто мистер Мэддок был очень представительным мужчиной, и Анна чувствовала, что занимая должность его личного секретаря она должна ему соответствовать. Ну и к тому же… да, это было очень глупо и совершенно неуместно, но Эймос был слишком привлекательным представителем противоположного пола, чтобы позволять себе приходить на работу в джинсах и футболке с невыщипанными бровями. Марие приходилось по двести раз на дню мысленно повторять самой себе, что она устроилась сюда на работу, но как бы тщательно ведьма не пыталась сосредоточиться на входящих письмах, мысли о том, как хорошо новая рубашка сидит на ее начальнике, нет-нет да и залетала в голову девушки. Но Виндекер старалась гнать подобные мысли прочь и как можно быстрее, и не только потому, что ей абсолютно точно ничего не светило, но и потому что ее шеф был менталистом - как и она. Это выяснилось прямо на собеседовании, когда Анна-Мария попыталась применить свой традиционный трюк с промыванием мозгов на собеседовавшем ее Мэддоке - а как еще прикажете устраиваться на нормальную должность в офисе, не имея за плечами даже опыта работы в закусочной? Тут то и произошла та самая неловкая ситуация: Эймос заявил, что магические способности девушки конечно впечатляют, но так то он тоже колдун, а потому подобные фокусы с ним не прокатят, и лучше бы Анне вылезти из его головы прямо сейчас. Признаться честно, ведьме уже давно так сильно не хотелось провалиться под землю от стыда: в голове у англичанки уже успел пронестись целый вихрь разных мыслей, начиная с того, что работа в этом месте ей теперь уже точно не светит, и заканчивая тем, что сейчас ее сдадут Инквизиции за проникновение в чужой разум, и там то уже выяснится вся ее подноготная и всплывут старые грешки, а после здравствуй, костер! Однако американец только рассмеялся, заметив, что с такими способностями для Виндекер найдется местечко в их маленьком дружном коллективе. Вот так, не обладая необходимыми компетенциями, Мария тем не менее смогла впечатлить своего будущего начальника своими совершенно другими, не относящимися к журналистскому делу талантами, в итоге заполучив столь желанную должность.
В общем и целом Виндекер нравилось в этом издательстве, хотя шатенка по привычке продолжала относиться к коллективу несколько настороженно: конечно, девушка не ощеривалась на окружающих, словно дикобраз, но определенно вела себя с осторожностью – смеялась над удачными шутками сидевших неподалеку редакторов, несколько раз ходила со своими коллегами на ланч, скидывалась на подарок ведущему колонки туризма по Азии, но о себе и своем прошлом не распространялась. В общем, делала все, чтобы не прослыть синим чулком, но не больше.
- Аннет, пригласи сюда мистера Райта, - послышалось в динамике телефона, и ведьма отвлеклась от пролистывания своей ленты в инстаграме. Обращение «Аннет» всегда напоминало ей о Кристофе, болезненно отзываясь в груди. Джозеф Райт был их HR-менеджером - делил кабинет со своей коллегой по ремеслу Ритой.
- Мистер Мэддок хочет видеть вас в своем офисе, - сообщила Виндер, просунув голову в дверной проем кадрового отдела и наблюдая за тем, как мужчина поспешно заправляет рубашку и приглаживает непослушные волосы.
- Анна, присаживайся, ты мне ещё понадобишься, - фраза начальника догнала ведьму, когда та уже стояла у двери и готовилась вернуться к себе в приемную; девушка замерла и быстро облизнула нижнюю губу. Не сказать, чтобы она боялась своего начальника… хотя черт, она боялась. Не в том плане, что Эймос пугал ее, как маньяк с ножом пугает свою жертву - страх, вызываемый американцем, был скорее благоговейным: мужчина  выглядел как человек, который всегда контролирует ситуацию и получает то, чего хочет - вне зависимости от условий и путей достижения своей цели. Это заставляло Анну чувствовать себя одновременно, как маленькая мышка чувствует себя перед лицом большой змеи, и в то же время привлекало ее, поскольку жизнь англичанки скорее напоминала жизнь на территории с повышенной сейсмической активностью - никогда не знаешь, когда тряхнет в следующий раз и все пойдет прахом. Никакой стабильности, никакой цели, никакой определенности. Никаких привязанностей и близких (ну, практически). Эймос Мэддок, такой, каким его видела ведьма, был полной противоположностью - может быть поэтому ее подсознательно так тянуло к этому человеку.
Пока американец распекал несчастного Джозефа (или не несчастного - у Виндекер по-прежнему было все неважно с эмпатией, так что сейчас ее куда больше волновала причина, по которой колдун попросил остаться конкретно ее), шатенка утопала в мягком кожаном кресле, незаметно для окружающих ковыряя ноготь на большом пальце - от нервов. В какой-то момент ногтевая пластина не выдержала и дала трещину.
- Черт, - практически одними губами выругалась колдунья - кончик ногтя пришлось оторвать, чтобы в будущем не сделать какую-нибудь обидную затяжку на новых колготках. Ну вот, теперь весь маникюр насмарку. Анна-Мария закусила губу, решая, что же делать с отломанным кусочком - пришлось незаметно зажать его между пальцами, чтобы не выдать собственную дурацкую привычку.
- Так, теперь ты, - девушка вскинула голову, услышав обращение к себе, и машинально поднялась с места. При приеме на работу ее предупреждали об испытательном сроке, и видимо теперь, месяц спустя, руководство сочло ее достаточно толковой для настоящего задания. С одной стороны это льстило. С другой - тот ореол таинственности, что Мэддок сейчас нагнетал вокруг своих слов не мог не пугать: вряд ли какую-нибудь заурядную командировку в соседнюю страну сопровождали бы фразами “в этом деле ты можешь полагаться только на своего напарника”. Но памятуя о своей прошлой привычке всегда делать хорошую мину при плохой игре и всячески демонстрировать, что ничего ей в этой жизни не страшно и вообще она та еще кошка, гуляющая сама по себе, Анна оправила свою юбку-карандаш и максимально уверенным тоном ответила:
- Да, все понятно, - правда проанализировав слова колдуна еще раз, англичанка пожалела, что так резво подскочила со своего места - и что ей теперь просто стоять эти десять минут? По-идиотски как-то вышло… Желая чем-то заполнить внезапно образовавшуюся паузу, девушка прочистила горло и с толикой безразличия в голосе спросила, - Этот мой напарник… Аарон. Я никогда не встречала его в нашем издательстве - кем он работает?
Откровенно говоря, Виндекер ухватилась за первую попавшуюся тему для разговора, которая всплыла в ее голове: по сути ей было все равно, о чем говорить, лишь бы не стоять молча, словно истукан. Дурацкий кусочек ногтя больно впивался в подушечки пальцев.

Отредактировано Anna-Maria Vindecker (2018-06-07 00:06:16)

+1

4

[indent] Пока стоящая перед ним секретарша усваивала новую для себя информацию, Эймос не отводил от неё внимательного взгляда: он пытался анализировать – пока без применения ментальной магии – как именно девчонка восприняла его слова и действительно ли она всё поняла. Её ответ не заставил себя знать, однако Мэддок уже не первый год жил на этом свете, чтобы прекрасно понимать одну простую истину: зачастую слова ничего не значат – гораздо важнее было то, что оставалось за кадром, в голове у человека, а это не каждый готов был так просто выложить на стол. Особенно если то была не беседа двух закадычных друзей, которым не было нужды что-то утаивать друг от друга. Впрочем, и это утверждение было спорным – человек представлял из себя достаточно причудливое создание, которое всегда стремилось выставить себя в лучшем свете, а незнание чего-либо или – не дай бог – непонимание слов собеседника этот образ уж точно не красили. Однако сейчас задача колдуна состояла в том, чтобы мисс Виндекер поняла описываемую им ситуацию на все сто процентов – не меньше. Он не сказал бы, что от этого знания зависела сохранность её жизни – нет, американец не был настолько самонадеянным (или жестоким), чтобы отправлять всех своих «кадетов» на опасные задания в первый же день их практики в новом для себя образе – однако внимательность к деталям и понимание происходящего должно было в будущем стать неотъемлемой частью её работы, когда миссии действительно могут обрести смертельный характер, а потому и приучать к серьёзному подходу стоило с самого начала. Чем Эймос и планировал сейчас заняться.
[indent] — Тебе необязательно стоять по стойке смирно, – как ни в чём ни бывало проговорил мужчина, небрежно указывая на кресло, которое стояло напротив его стола – не впритык, но достаточно близко, чтобы расстояние между собеседниками не приносило им дискомфорта и у них не возникало необходимости друг с другом перекрикиваться из разных концов кабинета. Когда ведьма, пускай и не сразу же, приняла его приглашение, американец продолжил:
[indent] — Не все наши сотрудники занимают какую-либо должность при издательстве – тем, кто хочет заниматься журналистикой и прочей рутиной и получать за это надбавку, естественно, не отказывают, однако и блата у них тут нет. Им приходится проходить дополнительное собеседование на желаемую должность, выполнять пробное задание, как и прочим журналистам, одним словом, процедура приёма на работу остаётся стандартной.
[indent] Навряд ли Анна смогла это заметить, однако губы колдуна невольно дёрнулись в едва различимой ухмылке, когда они подошли к главной теме их разговора – а именно, к Аарону, тому самому напарнику, что должен был прибыть в офис своего босса даже раньше назначенного времени. Мэддок определил это по перстню, который сейчас болтался на большом пальце его подчинённого – простейший ментальный трюк, который с годами тренировок по затратности сил не превосходил то же дыхание. Однако такая мелочь напомнила американцу о кое-чём важном. Но для начала – ответы на вопросы.
[indent] — Он стихийный маг, повелевает природными образованиями – горные и асфальтные породы, деревья, если не ошибаюсь, даже трава входит в список, но этот момент ты можешь уточнить уже у него лично. Как ты, наверное, догадываешься, его силы применимы как в природных условиях, так и в мегаполисе – сорвёт пласт асфальта и глазом не моргнёт, – Эймос перелистнул бумаги, что лежали перед ним на столе и принялся их изучать, параллельно переваривая собственные слова. Аарон был таким же твердолобым, как и предметы, которые он подчинял, однако дело своё знал на отлично: быть настороже, не отвлекаться, как можно меньше трепать языком и выступать в роли вышибалы-телохранителя, в разы облегчающий работу куда более.. изящных специалистов (которыми в основном были ментальные маги), особенно если что-то вдруг шло не по плану. Фактически, для Виндекер он должен был выступать подушкой безопасности, а всю основную работу выполнять предстояло уже ей самой.
[indent] — Он не больно разговорчив, однако в вашем случае сделает исключение – советую прислушиваться к тому, что он будет говорить.
[indent] Всё это время Мэддок не отрывал взгляда от документов, которые заполонили его голову всевозможными цифрами и именами людей, с которыми стоило бы побеседовать. То были, в основном, репортёры, что в последнее время если не халтурили, то уж точно подцепили вирус прокрастинации или же решили взять пример с девицы за восьмым столом, которую Джозеф вот-вот должен был под руки вывести из здания. Поступать столь радикально и с ними Эймосу не хотелось, а потому профилактическая беседа показалась ему вполне оптимальным вариантом. Если же его слова не будут услышаны и приняты к сведению – что ж, тогда и можно будет перейти к более суровым мерам.
[indent] — Пока Аарон к нам не присоединился, – колдун ещё раз на скорую руку прощупал его местоположение и понял, что мужчина только что подошёл к зданию издательства – значит, впереди его ожидал проход через пост охраны и подъём на лифте, что давало им с Анной ещё 3-4 минуты. – Я бы в очередной раз хотел поинтересоваться, всё ли тебе понятно? Кьяра должна была ввести тебя в курс дела, пока я отсутствовал, но у нас уже случались прецеденты, когда люди до последнего не понимали, чем им предстоит заниматься. Словно у нас тут детский сад, где люди только учатся использовать свой язык и мозг по назначению, – холодно отчеканил американец, вспоминая все неудачные случаи со стажёрами. Кто-то всерьёз думал, что более крупная работа и «контрабанда» подразумевали под собой поездки в горячие точки мира и написание статей о том, каким этот опыт им показался (судя по всему, под контрабандой они понимали вывоз реальных фактов с места событий – до чего может доходить человеческая фантазия). Что было у этих людей в головах, Эймос так и не понял – тут никакая ментальная магия не в силах помочь. До сих пор он не видел в Анне-Марии всего лишь очередную глупенькую девушку – что-то в её глазах говорило ему о том, что она многое понимает – однако перестраховка уже стала жизненным кредо Мэддока.
[indent] — Поэтому попрошу тебя вкратце пересказать мне то, что тебе известно – чем ты будешь заниматься, насколько этот процесс легален и одобряем той же Церковью, ну и прочее. По завершению, если я буду удовлетворён твоим ответом, мы обговорим ещё кое-какие важные детали – в том числе касающиеся твоей безопасности.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » can’t keep me here in the dark, I’ll set you off like a spark.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC