Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


Осознание того, что она могла бы всё это увидеть, не давало ей покоя, но Цветаева зареклась рассматривать своё будущее еще в тот момент, когда в ней проявился сей дар. "Ничего хорошего из этого не выйдет", – убеждала она себя. А, может, вышло бы? Может, предвидь она всё это, её жизнь была бы более счастливой? [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » пока цветёт папоротник


пока цветёт папоротник

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2C4pw.png
пока цветёт папоротник
Siobhan MacFarlane & Leon Fisher
ночь с 6 на 7 июля 2008 года, Йоркширский лес
Есть лишь одна ночь в году, когда цветёт папоротник. Есть лишь один миг, чтобы стать счастливым обладателем огненного цветка.

Отредактировано Leon Fisher (2018-02-06 19:23:41)

+5

2

[indent] Открыв дверцы шкафчика, в котором хранились инструменты для сада, огорода и ремонта, Макфарлан начала решать, какие из них могут пригодиться в поисках папоротника, который должен будет цвести этой ночью. Сама Шиван никогда не видела цветение папоротника и до некоторых пор считала это выдумками любителей народного фольклора, пока однажды не встретила человека, который своими глазами присутствовал при этом событии. По крайней мере, его слова звучали вполне реалистично, а душевное состояние было оценено, как адекватное. Пусть и считалось, что папоротник цветет только в сказках, но ведь и ведьмы раньше тоже якобы жили только в сказках, и о стражах с законниками тоже никто знал, а сколько ещё неизведанного в итоге становилось вовсе не сказкой, а настоящей правдой? Волей-неволей начинаешь задумываться о том, что в каждой сказке есть доля правды, особенно, когда среди твоих знакомых имеется живой свидетель того, что папоротники таки цветут. Пользуясь случаем и разрешением начальства появиться на работе только во второй половине следующего дня, Шиван Макфарлан решила проверить народный фольклор на правдивость и отправилась в ближайший к Арденау крупный лес, в котором, по словам знакомого-очевидца, в прошлом году и был обнаружен цветущий папоротник. Накануне вооружившись знаниями, почерпнутыми в закрытых источниках (глупо же надеяться, что если цветение папоротника и существует, то о всю правду о нем будут писать в Интернете, такими знаниями не разбрасываются, предпочитая выкладывать во всемирную сеть детские байки), Шиван собрала походный рюкзак, который не доставала со времен, когда премьер-министром Великобритании была Маргарет Тэтчер. Оставался лишь один открытый вопрос: цветок папоротника лучше рвать руками или откусывать секатором, чтобы не повредить? На всякий случай, Макфарлан опустила в рюкзак два вида секаторов, маленькую лопатку, если вдруг придется что-то откапывать, нож и небольшое ведро на случай, если получится забрать себе весь цветущий папоротник и продолжить выращивать его в домашних условиях. Зельевару никогда ещё не мешали свежие ингредиенты для зелий, которые можно достать в собственном доме, а не подвальных лавках.
[indent] Забравшись в автомобиль, Макфарлан выдвинулась в сторону Йоркширского леса. Из Арденау до него было примерно полтора часа езды. Плюс минут тридцать поисков густой чащи леса, потому что Йоркшир славится холмистыми пустошами и прежде чем попасть в какую-то растительность нужно все их обойти. По дороге Шиван слушала любимую легкую музыку и вспоминала свою юность, когда ехала примерно по этому же маршруту на автобусе домой на каникулы, тогда ещё в полной тишине, потому что не было ни плееров, ни наушников. Поначалу её развлечением в дороге была светлая душа её отца, который постоянно что-то рассказывал, но так, чтобы Шиван при этом молча слушала и не демонстрировала всем свои умения разговаривать с воображаемыми друзьями (а именно так бы и подумали остальные пассажиры автобуса). Потом отец исчез из её жизни навсегда, как, впрочем, и каникулы с поездками домой. Шиван практически всё время посвящала работе и если куда-то и выезжала из Арденау, то причиной этих выездов были очередные командировки, но никак не «отпуск», «выходной», «путешествие». Такие понятия постепенно исчезали из её лексикона.
[indent] Добравшись до ближайшей к чаще леса точке и понимая, что дальше ей придется добираться на своих двух, Макфарлан припарковала автомобиль в относительно надежном месте (надежном от слова «надеюсь, что не угонят»), достала рюкзак с заднего сиденья и, надев его на плечи, направилась в лес, освещая себе путь с помощью фонарика. Аккуратно перешагивая кочки, Шиван задумалась, что ночью в глухом лесу вряд ли будут бродить автомобильные угонщики, но тревога за то, что на её любимую машинку могут упасть ветки и вообще, что она её так эгоистично бросила на каком-то поле, возникали у неё каждую минуту. К слову, по поводу дочери, которую она тоже можно сказать бросила на воспитание Лили, у неё таких мыслей не возникало. Сразу видно, к кому Шиван испытывала более трепетные чувства.
[indent] - Ну, кажется, где-то здесь. – Произнесла вслух Шиван и остановилась около места, которое ей описал её знакомый-очевидец. Старые деревья, густые кустарники, несколько повязанных ленточек на случай, если он захочет сюда вернуться. Кстати, в этом году он решил воздержаться от посещения леса. Почему, так и не сказал, но предупредил, что в лесу она может столкнуться со всяким…

+1

3

Он проводит кончиками пальцев по свисающим со стены засушенным пучкам трав. Отрывает потемневший от времени лист и крошит его, растирая в сжатой ладони. Подносит к носу и вдыхает едва различимый запах, который зельевар ни с чем не спутает - папоротник. Пожалуй, одно из самых загадочных растений.
Фишер вдыхает ещё раз, будто запоминает каждую тончайшую нотку запаха, но раскрошенные листья попадают в ноздри, заставляя несколько раз чихнуть. Леон улыбается: возиться с травами - любимое занятие после музыки.
Сушёный лист летит в банку, сменяясь в пальцах привычной сигаретой. Он подносит зажжённую зажигалку и делает первую затяжку, чувствуя, как по телу проносится ощущение удовлетворения и расслабления. Откидывается назад, прислоняясь спиной к кирпичной стене, и в тусклом слабом свете лампы оглядывает маленькую комнатку, лишённую окон.
Здесь уютно и прохладно, солнечный свет не режет глаза, сырость туманов не покрывает кожу липкой плёнкой испарины. Колдун ухмыляется, скидывая пепел на пол, и тушит окурок о холодный кирпич, оставляя на нём пятно чёрной сажи.

А папоротник приковывает глаз, заставляя возвращаться к нему мыслями. Сигаретный дым глушит запах, но пальцы ещё хранят свежие воспоминания о листьях. Леон знает - папоротник цветёт.
Он никогда не видел огненных цветов, никогда не слышал, чтобы кто-то находил их, никогда не пытался отправиться на поиски. Но он точно знает - это не сказки.
Слепая уверенность. Кажется, прабабка шептала ему эти легенды во сне, приправляя фирменной беззубой улыбкой, вселяющей необъяснимый и непередаваемый ужас.
"Ты когда-нибудь найдёшь. Ты когда-нибудь поймёшь", - тихо смеялась она над ухом, когда он отчаянно путал сны с реальностью и просыпался, заливая подушку слезами и потом.

- Ты когда-нибудь найдёшь, - повторяет он, фыркая, и сминает остывший окурок в руках, пропитывая кожу едким запахом курева: так пахли отцовские руки. Так пах школьный туалет венгерской гимназии, где его, мокрого и забитого, подобрал Лекс.
Фишер морщится и хлопает дверью, выходя из комнаты, выходя из квартиры. На лестнице путается в шнуровке любимых кед, у подъезда спотыкается, как всегда забывая про лишнюю ступеньку. Колдун привычно седлает железного друга, стискивая зубы и выжимая сцепление. И без того шумная и пыльная улица наполняется рёвом и выхлопными газами.

Он мчит прочь из города, прочь из собственных мыслей, чтобы поймать встречный ветер в лицо (игнорировать технику безопасности и не надеть шлем - так в его стиле). Побег от самого себя, борьба с самим собой. Мысли о прошлом, так не кстати вернувшиеся в голову, образ прабабки - выкинуть всё, избавиться, забыть.
Впереди маячит лес и Леон улыбается, понимая, что не взял с собой абсолютно ничего, никаких подручных средств. Будет рвать растение голыми руками. На обочине стоит автомобиль и этот факт заставляет пробудиться и вылезти из ленивой задумчивости. Кто-то пытается его опередить - это лишь подогревает желание добраться до цветков первым, зажигает азарт. Колдун прячет байк, заваливая его лапником, ещё раз оглядывает машину и, резко вдохнув, будто собирается задерживать дыхание, нырняет под сень деревьев. Ему приходится идти, периодически проваливаясь в кротовые норы, разгоняя беспокойных и непуганых птиц, брезгливо снимая с лица паутину, в которую он умудряется попадать каждый раз, проходя между двух близко растущих деревьев.
- Видеть не могу без слёз фотографии берёз, - скорее бурчит, чем поёт Фишер, не замечая впереди дерева и вмазываясь в него лбом, - твою ж мать.
И словно ответом на его тихое бурчание откуда-то справа вдруг доносится неожиданное "ну, кажется, где-то здесь", будто читающее его мысли. Леон замирает, перед этим едва удержавшись, чтобы не подпрыгнуть от неожиданности на месте. Пытается вжаться в злополучное дерево и с любопытством выглядывает, пытаясь между деревьями различить источник звука, но видит лишь рыжее пятно волос.
Кажется, он таки нашёл владельца брошенной машины. Какая удача.

Колдун не спешит выходить из укрытия, не спешит выдавать своё присутствие. Но любопытство берёт своё: он крадётся, словно хищный зверь, аккуратно ступая по едва шелестящей траве. Через несколько долгих минут он, наконец, оказывается всего в метре от девушки, аккурат за её спиной. Хочется произнести такое банальное "Бу!", засмеяться и с громким улюлюканием убежать в чащу леса, но он лишь улыбается, глядя поверх её плеча. Возглас вырывается из его глотки непроизвольно, он даже не понимает, что сказал это вслух, громко и прямо над ухом незнакомки:
- Смотри-ка, папоротник!

Отредактировано Leon Fisher (2018-02-06 21:17:18)

+1

4

[indent] Шуршание Шиван начала слышать ещё несколько минут назад. В темном лесу, в полночь, после предупреждения о том, что «там она может встретить что угодно», каждая минута казалась вечностью, поэтому Макфарлан могла поклясться, что за ней уже давно кто-то наблюдал. Шиван не трусливый человек, нет. Она не начнет бежать от опасности, как заяц. Но она очень, очень мнительная и поэтому любая непонятная ситуация - это целое непаханное поле для её бурной фантазии, в которой уже вырисовывались картины злых волков, демонов, маньяков. Она перебрала в голове любые варианты, когда услышала очередное шуршание в метре от себя. Масла в огонь подливали легенды о цветущих папоротниках, в которых черным по белому было написано, что злые силы будут испытывать ищущего папоротник на прочность и ни в коем случае нельзя оборачиваться. Они читала, что некоторые слышали голоса, шуршания, некоторые чувствовали прикосновения, порывы ветра, видели различные полупрозрачные образы, пугались их, убегали и отказывались от попыток увидеть цветущий папоротник. Это именно то, чего добирались злые силы. Шиван глубоко выдохнула и решила, что никакие злые силы её не остановят, а если уж и начнется действительно неладное, то она сможет применить магию, ведь она, в отличие от героев легенд о папоротниках, была ведьмой и знала пару защитных заклинаний. А ещё в её рюкзаке было два вида секаторов, нож и лопата (пусть и маленькая, но лопата!) – на случай, если Йоркширский лес решил навестить маньяк.
[indent] Когда рядом с ней начали звучать не только шуршания, но и пение, и голоса, вполне отчетливо произносящие «твою ж мать», Шиван ощутимо занервничала. Пытаясь дышать тихо и аккуратно, она всё же чувствовала, что сердцебиение начало значительно ускоряться. На всякий случай, она сняла с плеча рюкзак и начала держать его в руке, чтобы в случай чего быстро его применить. Оборачиваться назад нельзя было. Так ей сказали. И она всячески пыталась следовать этому совету, пока не почувствовала дыхание у себя за спиной и громкий возглас, от которого не только захотелось оглянуться назад, но и удалось подпрыгнуть от испуга сантиметров на десять. - Смотри-ка, папоротник! – После этого Макфарлан уже не могла продолжать игнорировать свои подозрения о том, что в Йоркширском лесу водятся маньяки и она попадет на одного из них. Умудрившись резким движением достать из рюкзака первый попавшийся инструмент, коим оказался зубчатый секатор, она поднесла его к горлу незнакомца, пытаясь не показывать свой страх. – Ты кто такой, а? Это ты следил за мной всю дорогу?
[indent] Законница всмотрелась в лицо мужчины, отмечая, что на стандартный образ маньяка он не похож. Ещё в девятнадцатом веке Чезаре Ломброзо начал исследования на счет того, что различного рода преступники имеют схожие черты лица. Новичок что ли? Или переквалифицировался? Надавливая секатором посильнее, Шиван следила за тем, чтобы незнакомец не двигался. Мало ли что он мог достать из своих карманов. – А ну не рыпайся! Я сказала «не рыпайся»! – Лицо Макфарлан выглядело невозмутимым. Ей было страшно, но она не показывала этого, ведь именно страх возбуждает всех маньяков и если жертва не будет его демонстрировать, то им станет попросту неинтересно. Шутка «Если изнасилование неизбежно, расслабься и получай удовольствие» не такая уж, в общем-то, и глупая, если подумать. Между тем, ответов от незнакомца она так и не получила. – Тебе чего здесь надо, а? – Мысль о том, что незнакомец оказался в Йоркширском лесу по той же причине, что и Макфарлан, ей, конечно, в голову не пришла. Но в этом была вина самого незнакомца, который вместо аккуратного появления на горизонте Шиван и вежливого приветствия решил прошептать ей на ухо какой-то бред. Что он сказал, кстати? Что-то про папоротник? Это что такая замануха новая: рассказывать наивным дурочкам про цветение папоротника, а потом отлавливать их в лесу и насиловать? Шиван вспомнила знакомого, который рассказал ей о папоротнике в Йоркшире, и решила, что была о нем лучшего мнения, если всё действительно так, как она подумала. Вот уж на чьем месте, а на месте наивной дурочки Шиван бывала редко. Не может всё это быть организованной преступностью, - она не хотела и не могла в такое поверить. Единственной возможностью узнать правду стало старое банальное ментальное проникновение: уж в этом Шиван была профессионалом.

+1

5

Это было опрометчиво - подходить настолько близко. Ещё более опрометчиво - орать на ухо незнакомке, пусть даже и случайно. Не успел он сообразить, что эхо в лесу - это отголосок его же собственного голоса, как к его горлу было приставлено что-то острое. Что-то, что ясно давало понять: "дорогой Фишер, сопротивление бесполезно". Конечно, он мог бы в любой момент использовать свой магический потенциал, чтобы отучить рыжую нападать в лесу на людей.
"Маньячка, не иначе", - не то с опаской, не то с восхищением подумал он, нервно сглотнув. Ну как же, трезво оценить свои действия и понять, что всё это из-за него Леон просто-напросто не догадался.
- Нельзя оборачиваться! - попытался то ли отшутиться, то ли отвлечь внимание он, но секатор ещё сильнее упёрся в горло, давя на кадык и заставляя морщиться и кашлять. Ощущения были болезненными: - ты что творишь?
Он уже не говорил в полный голос, чтобы не привлечь ненароком ещё кого-нибудь (кто знает, вдруг эта ненормальная пришла сюда не одна, а с напарниками?), но слышимость здесь была отличная.

Фишер забегал глазами по девушке. Рыжая бестия, фурия, чокнутая - первые три определения, мигом услужливо пришедшие в голову. Что она тут делает с колюще-режущими предметами посреди ночи?
О папоротнике Леон уже успел забыть. Сейчас в мыслях плыли картинки расчленения кроликов и кровавой охоты на случайных путников. Секатор в руках незнакомки он разглядеть не мог, поэтому думал, что она сжимает нож или что-то подобное.
- Да за тобой следить не надо, оставленная машина, заметный цвет волос, духи такие, что даже слепой по запаху выйдет, - попытался оправдаться колдун, аккуратно поднимая руки и медленно приближаясь пальцами к её ладони, сжимающей секатор, чтобы попытаться перехватить или отвести в сторону, но она успела раскусить его замысел раньше, чем Фишер смог его осуществить.
- Да ну ёшки-кошки, - протянул мужчина, начиная возмущаться и выходить из себя: быть перерезанным в чаще леса абсолютно не хотелось, - отпустишь ты меня наконец?

Но чем больше он дёргался, тем больше вредил себе. И когда он откровенно попытался вырваться, вдруг почувствовал в своей голове чужое присутствие.
- А ну вылези, вылези, я сказал! - заорал он, как будто ему в ухо заполз таракан. Вот уж чего Фишер терпеть не мог, так это бесцеремонного вторжения в личное пространство. Он замотал головой, но сделать ничего не мог - эта магия была сильнее его, основанной на эмоциях.
Единственное, что у него получилось - оттолкнуть рыжую на пару метров, когда та сосредоточилась на своём колдовстве и потеряла бдительность, не ожидая, что он тоже может колдануть.
- Ведьма! - сколько всего было в этом крике: удивление, возмущение, ликование, гнев, - ходят тут всякие! С секаторами!
Откинутая магией назад, она выпустила из рук лямки открытого рюкзака. Из того вывалились садовые инструменты, Фишер тут же вооружился лопатой - пусть и не такая острая, как секатор, но ударит будь здоров.

Так он и замер напротив незнакомки, держа лопату наготове, чтобы в любой момент нанести ответный удар, но в бой не бросался, ждал, прицеливался, искал возможные пути её или своего бегства.
- Вооружён и очень опасен, - ухмыльнулся он, следя за каждым её движением и при этом стараясь как можно чаще смотреть глаза в глаза. Это как с диким животным. Отведи взгляд, покажи свой страх - и он растерзает тебя, лишь только почувствует свою силу, власть над твоим разумом.
- Ну ты же вот явно не огород тут собралась окучивать, - с подозрением заметил он, делая пару шагов в сторону, будто собираясь обойти её кругом.

Отредактировано Leon Fisher (2018-02-06 22:58:50)

+1

6

[indent] Незнакомец пытался сопротивляться, чем вынуждал ещё сильнее надавливать в его нежную кожу секатором. Шиван не замечала, что сама становилась опасной, но у неё было оправдание своим действиям: она считала незнакомца маньяком и попросту защищалась, как могла. Чем она ещё могла пригрозить ему, кроме приставленного к горлу зубчатого секатора? Ну разве что приставленным к горлу секатором обыкновенным или лопатой для пересаживания домашних цветов. В её арсенале ещё был нож, но он, кажется, провалился на дно рюкзака и добраться к нему было нереально. Незнакомец сообщил о том, что с оставленной на обочине машиной, рыжими волосами и ароматом её духов выйти на неё не составило труда. Макфарлан подумала, что было очень глупо и опрометчиво не подумать о том, что она была такой заметной, ведь на неё могли выйти не только маньяки, но и дикие волки, и если в маньяка можно потыкать секатором, то волк откусит не только бочок, как в детской песенке, но и руку вместе с этим секатором, и ногу, и голову, прежде чем она успеет вспомнить нужное заклинание. Впрочем, на данный момент её единственной проблемой всё-таки оставался маньяк, а значит нужно было следовать старому доброму совету: решать проблемы по мере их поступления. Решить эту проблему она была намерена радикально.
[indent] Сконцентрировавшись, она направила свою энергию на ментальное проникновение в голову незнакомца с целью определения его истинных намерений. Если окажется, что в его намерения не входило насилие, и до сих пор не входит, то она его отпустит, предупредив, что в следующий раз не стоит выкрикивать какой-то бред про папоротник над ухом незнакомой женщины в глухом лесу, в полночь. Принявшись разгуливать в его голове, Шиван начала видеть различные образы: страх, желание отторгнуть чужеродное проникновение, неприятные ощущения, будто в его ухо забрался таракан. Макфарлан ясно видела, что он скорее боялся рыжую ведьму, предполагая, что она тут расчленяла кроликов. Проникнуть в голову дальше ей не дали, законница почувствовала, как отлетает назад на несколько метров, по пути теряя расстегнутый рюкзак, из которого вывалились все садовые инструменты, которые она заблаговременно туда поместила, наивно полагая, что дойдет до папоротника и даже увидит его цветущим. Женщина почувствовала резкую боль в спине, похожую на ту, как после прыжков в воду с пятиметровой вышки, когда она ещё не умела их делать и приземлялась на спину. Болезненно вскрикнув, она, впрочем, быстро поняла, что не наткнулась ни на какие предательски торчащие ветки и сучки, и обойдется лишь здоровенными синяками, без хирургического вмешательства во внутренности. Макфарлан мысленно поблагодарила себя, что вовремя сняла с плеч рюкзак, потому что в противном случае могла приземлиться на нож или второй секатор. Вряд ли бы этот мужчина стал оказывать первую помощь незнакомке, которая пару секунд назад ковырялась у него в шее секатором, а в голове ментальным проникновением. Глянув вперед, Шиван увидела, что незнакомец уже успел отхватить один из её садовых инструментов, выпавших из рюкзака, и крепко держал его в руке, демонстрируя угрозу. Собравшись с духом, Макфарлан медленно поднялась с земли, чувствуя, что всё-таки рентген ей сделать придется, спина болела даже больше, чем после прыжка с десятиметровой вышки на спину. Оказавшись в вертикальном положении, она всё же попыталась сделать вид, что ей нифига не больно и она всё так же опасна, как и пару секунд назад. И пусть благодаря нескольким мгновениям, проведенным в голове у незнакомца, она успела понять, что маньяком он всё же не является, мужчина всё ещё продолжал вызывать опасность, теперь уже вооружившись её мини-лопатой и желанием отомстить за приставленный к горлу секатор. Сама же Макфарлан секатор из рук выронила, он лежал предательски близко к незнакомцу и не мог оказаться в руках у Шиван настолько же быстро, насколько в первый раз. Не вооруженная ничем, кроме собственного самообладания, законница ответила тождественно угрожающим взглядом, прищуривая его и наблюдая за действиями источника повышенной опасности с лопатой в руке и картинками расчлененных кроликов в голове.
[indent] - Нет, огород окучивать я здесь не собиралась. Расчленять кроликов и кроваво охотиться на случайных путников тоже. И, кстати говоря, это не я подкрадывалась со спины к незнакомой женщине, так что подозрения здесь вызываете скорее Вы, чем я. Я же находилась здесь в целях поиска одного редкого растения. – Макфарлан скрестила руки на груди и внимательно наблюдала за незнакомцем. Он собирался начать обходить её кругом, и она ответила тем же, медленно ступая в сторону и пытаясь не споткнуться о какую-нибудь предательски торчащую кочку, которая за секунду разрушит весь её невозмутимый образ.

+1

7

- Ой, извини, в следующий раз буду кричать "осторожно, я за спиной", - он картинно вскинул руки, забыв, что в одной из них держит лопату. И если бы девушка стояла немного ближе, обязательно зарядил бы ей по лицу, но к счастью та не спешила подходить настолько близко, предпочитая находиться чуть в стороне. Они не сводили друг с друга настойчивого грозного взгляда, как две будки с напряжением, на каждой из которых наклеен стикер с молнией и надписью "не входить, убьёт!".

- Кто вообще выпустил тебя с садовым оружием в лес? - он уже не боялся. Сейчас перевес сил был на его стороне (если только она не решит снова влезть в его голову), да и вся эта ситуация начинала походить на какую-нибудь сцену из комедийного фильма, - а секатором тебя мастерски научили орудовать на курсах юных садоводов?
Он усмехнулся, нарезая медленные круги уже скорее по инерции, чем специально. Ходить вокруг было удобнее, чем застыть каменной статуей и ждать у моря погоды. К тому же была надежда, что у дамочки не всё в порядке с вестибулярным аппаратом, а значит можно было с лёгкой руки вскружить ей голову (даже не прибегая к уловкам и флирту при этом!) и точно выйти победителем в этом круговом танце. Фишер качнул головой, бросив на девушку хитрый взгляд, и прибавил скорость. До полуночи оставалось около трёх минут.
- Потанцуем! - с азартом и иронией заметил он, не сводя взгляда с незнакомки. И лес решил сыграть с непрошеным гостем злую шутку: дерево возникло так внезапно, что он таки вписался в него скулой, от неожиданности замахнувшись лопатой и оставив в стволе нехилый такой рубец, из которого тут же медленно потекла смола - дерево заплакало. Леону тоже хотелось взвыть от боли, но он только хмыкнул, пожал плечами и отбросил лопату в сторону. Шутки шутками - а дела никто не отменял.

- Ты тоже приехала искать папоротник? - он сделал шаг навстречу, поднимая руки, как поднимают нарушители порядка перед копами, демонстрируя, что они безоружны. Протянул ей ладонь для рукопожатия, - Леон Фишер, - он больше не шутил и не ехидничал - чувствовал, что времени на это у них крайне мало, а то и вовсе не осталось.
- Ты знаешь, где икать? Ты уверена, что это именно тот папоротник и он не цвёл в прошлом году? Если цвёл, то это снижает шансы на то, что он зацветёт и в этом - редкий папоротник цветёт два года подряд, - пусть он не разбирался в рыжих садовниках и секаторах, но вот травки были существенной частью его жизни.
- Нужно спешить, - Фишер бросил взгляд на наручные часы, - две минуты, - глаза его округлились. Он был готов скооперироваться с ведьмой и прикрыть ей тыл в их общих поисках, разделить с ней один цветок на двоих, лишь бы только найти то, из-за чего оба пережили такой стресс.
- Обычно не многие решаются искать папоротник. Особенно в одиночку, ведь ходят слухи, что вокруг редкого цветка нечисти полно. Почему? - он бросил на неё любопытный взгляд, не закончив предложение. "Почему ты нашла в себе веру и мужество приехать сюда?" - подразумевалось в его единственном вопросительном слове.

За разговорами время летит ужасающе быстро. Наручные часы едва слышно пикнули пару раз, показывая ровно полночь, и Леон резко заткнулся, призывая это сделать и свою спутницу, прикладывая к губам указательный палец.
- Не оборачиваться, помнишь? - он верил в эти рассказы о том, что произойдёт страшное. Будь он обычным человеком - вообще испытывал бы животный страх.
От напряжённого ожидания Фишер вообще начал забывать, как дышать, глотал воздух рвано и надеялся, что не слишком шумно. Взгляд прикован к резным листьям и, кажется, весь мир сейчас вертелся лишь вокруг одного этого папоротника.
"Раз, два, три..." - считал он про себя, беззвучно шевеля губами, готовый в любой момент подорваться с места, но чуда не произошло. Может, действительно россказни?
Он уже хотел было махнуть рукой и отвернуться, как почувствовал холодок, бегущий по телу. Может, ветер? А может и нет. Испугался, но виду не подал, лишь вздрогнул.
- Облажались, - с досадой прошептал (разговаривать в полный голос всё ещё боялся) Леон, переводя взгляд с зелени листьев на рыжую, - не этот.

+1

8

[indent] Постепенно Шиван становилось не страшно, а смешно. Если ещё минуту назад атмосфера вокруг них благоухала взаимной подозрительностью и угрозливостью, то сейчас водопадом сыпались демонстрации взаимного острословия, кои разряжали обстановку и делали её скорее комичной, чем трагичной. – Ну для начала можно хотя бы вежливо спросить: «Здесь кто-нибудь есть?». Так делают не только те, кто хочет убедиться в наличии иных людей, но и те, кто хочет сообщить о своем присутствии. – Макфарлан плавно обходила колдуна по кругу, каждый раз вышагивая чуть правее синхронно его шагам. Вполне вероятно, что они скоро нарисуют своими ботинками круг пентаграммы и смогут начать вызывать демонов. Обстановка располагает к мистике.
[indent] - А что, для того чтобы пользоваться садовыми инструментами в лесу нужно какое-то специальное разрешение? Не помню такого пункта в New Forest Act 1970-го года и в Wild Creatures and Forests Act 1971-го года. – Монотонным голосом сообщила Шиван, будто находилась на очередном судебном процессе и изъяснялась перед Жрецами на скупом юридическом языке. Вряд ли названия этих Законов были знакомы колдуну, но Макфарлан привыкла блистать своими знаниями и постоянно ссылаться на нормативные акты, будучи до мозга костей юристом. Даже сейчас, в темном и глухом лесу, когда стоило бы вспомнить другие названия, например, угроз или атакующих заклинаний. – Чтобы уметь защищаться от подозрительных мужчин, разгуливающих по ночам в лесу, не обязательно посещать какие-то специальные курсы. – Ответила законница на комментарий о мастерском орудовании секатором. Когда незнакомец врезался в дерево, весьма смачно и эффектно, Шиван громко рассмеялась. Как бы она ни хотела подавить в себе это желание, дабы не созвать целую стаю маньяков, но у неё это совершенно не получилось. Пронзительный смех распространился по всему лесу и теперь все в нем присутствующие (даже страшные серые волки) знали о том, что в лесу находится как минимум одна веселая женщина. Ну или не совсем здоровая женщина, которая гуляет по лесу в полночь и смеется, нажевавшись галлюциногенных грибов.
[indent] Когда колдун, назвавшийся Леоном Фишером, сообщил, что прибыл в лес с той же целью, что и Шиван, законница была этому не очень рада. Во-первых, она всё ещё совершенно не доверяла этому мужчине, хоть наличие чувства юмора немного скрасило его образ, поселившийся у неё в голове. Во-вторых, она не собиралась делиться ни с кем своей находкой. В-третьих… в-третьих она придумает позже. – Шиван Макфарлан. – Коротко ответила законница, даже не намереваясь принимать рукопожатие Леона. Ещё чего, может это отвлекающий маневр. Шиван была очень мнительной. Когда колдун сообщил о том, что редкий папоротник цветет два года подряд, Шиван заметно погрустнела, ведь её знакомый сообщил ей, что видел цветущий папоротник в прошлом году, именно в этом месте… - В месте я почти уверена, но вот папоротник… Если верить моему знакомому, то он видел его цветущим как раз прошлым летом. Не думаю, что в этом лесу имеется целая лужайка других цветущих папоротников. – Невесело сообщила законница. – А с чего ты решил, что папоротники не цветут два года подряд? – Шиван хотела добавить: «А с чего ты вообще решил, что папоротники цветут?» Но не стала. – Я изучила достаточно литературы и не нашла ни одного упоминания об этом. – А у Макфарлан была хорошая память. Если бы она увидела где-то подобную формулировку, то могла бы без каких-либо трудностей произнести её сейчас наизусть. Но ничего такого она не читала и не знала. Может быть, у Фишера имелся доступ к каким-то другим, более достоверным и закрытым источникам? Макфарлан таким похвастаться не могла. Впрочем, в столь загадочном и неоднозначном деле им оставалось только верить и надеяться на удачу. О цветущих папоротниках никто ничего толком не знал и сказать не мог, поэтому… одна лишь надежда, одна лишь надежда.
[indent] Когда колдун сообщил о том, что вот-вот наступит полночь и стало понятно, что их бесполезные пререкания могут стать причиной того, что в этом году они оба прибыли в Йоркширский лес напрасно, двое искателей приключений начали высматривать под собственными ногами папоротник. Знакомый Шиван лишь в общих чертах описал предполагаемое место, однако сам он всех подробностей не помнил: три старых дерева, образующих равнобедренный треугольник; куст по центру; ленточки, ведущие от дороги. Шиван приблизительно нашла это место, но не была уверена в том, что эти три дерева и куст не были лишь одним из многих одинаковых мест в лесу. А ведь лес, в общем-то, не богат на разнообразие расстановки деревьев. Да и их равнобедренность Шиван точно не определяла. Ей помешали. – Я не какая-нибудь там кисейная барышня, которую можно напугать нечистью. – Решительно ответила Шиван. Да, она побаивалась встретить в этом лесу нечто эдакое и даже реально испугалась, когда Фишер начал устраивать цирк у неё за спиной, но как он должен был помнить, законница быстро дала отпор. Она не была трусливой. Мнительной, осторожной – да, но не трусливой.
[indent] Когда часы Фишера начали пикать, все взгляды присутствующих (Шиван надеялась, что их было только двое) устремились в сторону найденного в зарослях папоротника. Ведьма смотрела на него, как заколдованная, практически по-детски предвкушая появление яркого цветка. С открытым, полным надежды взглядом, что законнице было несвойственно. Но сказки не произошло. Было очевидно, что полночь уже позади, а никаких намеков на цветок не было. Только какой-то прохладный ветерок по спине, будто прикосновение нечисти. Шиван могла поклясться, что ещё минуту назад никакого ветра в лесу не было. Переводя печальный взгляд с предательского папоротника на подозрительного колдуна, который, впрочем, был теперь навеки связан с Шиван совместной историей позорного поиска цветущего папоротника, который, видимо, вообще не цветет (взрослые люди, а верят во всякие сказки), законница заметила какое-то свечение чуть поодаль от них. – Смотри! – Взвизгнула она, и как ужаленная понеслась к свечению, прорываясь через ветки кустов и деревьев, и обцарапывая себе при этом руки и ноги, совершенно позабыв о своем оброненном рюкзаке, о секаторах, о нечисти. Напрасно. Подбежав, Шиван поняла, что это были лишь светлячки. Предательские светлячки. Усевшись на сырую землю, Макфарлан просто смотрела перед собой. – Похоже, никаких цветущих папоротников не существует. Подожду здесь до половины первого и поеду домой, отсыпаться после этого позора.

[AVA]http://s3.uploads.ru/CHtxc.png[/AVA]

Отредактировано Siobhan MacFarlane (2018-02-17 22:50:59)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » пока цветёт папоротник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC