Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: ЗАВЕРШЕН
Совсем недавно (хотя казалось, что прошла целая вечность) ей бы сказали: «эти распри тебя не касаются. теперь ты в стороне». А Эмма судорожно выдохнула бы, прежде чем согласно кивнуть и волноваться об исходе не так явно. Но теперь приходилось привыкать к тому, что это вновь её мир, её реальность, её братья и сёстры. Она была одна, после того, как её вышвырнули обратно, разрушив всё то, что она так отчаянно строила. Некому больше было отвлечь — поэтому Прайдс сгрызла все ногти, пока смотрела телерепортаж о битве между мутантами и — нет, люди здесь были лишь декорациями — мутантами. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » endless mystery


endless mystery

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I believe that life is chaotic, a jumble of accidents, ambitions, misconceptions, bold intentions,
lazy happenstances, and unintended consequences, yet I also believe
that there are connections that illuminate our world, revealing its endless mystery and wonder.

https://i.imgur.com/Mz4aajf.gif https://i.imgur.com/0x7nTvj.gif
https://i.imgur.com/gUcmjSU.gif https://i.imgur.com/YTR4JhN.gif
Woodkid - Run Boy Run
endless mystery
Richard Hopkins (Ali Farzan) & Pruedence Holt (Elsa Chambers)
Июль 2017; Перу, район Мачу-Пикчу
История о путешествии двух важных законников в Южную Америку.


[nick]RICHARD HOPKINS[/nick][status]if we gonna do it, do it right[/status][icon]https://i.imgur.com/awSJcvU.png[/icon][sign]Аватар от пандаминимум.[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>РИЧАРД ХОПКИНС</b></a>, <sup>39</sup><br>законник; жрец ордена праведности;<br> the wonder of <a href="ссылка на профиль партнера">you.</a>[/zvanie]

Отредактировано Ali Farzan (2018-05-24 10:33:09)

+4

2

[NIC]Pruedence Holt[/NIC][STA]oh, brilliant[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/q0F4s.png[/AVA]
Две тропы нехоженых,
Две судьбы похожие,
Только их соединить очень нелегко
. ©

От вошедшего в лабораторию начальника волнами исходило недовольство и негодование. Прю, недавно закончившая составлять заявку на закупку реагентов и теперь баловавшая себя раскладыванием пасьянса на рабочем компьютере, удивленно выглянула из-за монитора и дугой выгнула бровь. Мистер Хопкинс, поравнявшись с ее столом, вместо приветствия сказал только: «В мой кабинет».
- Есть, шеф, - поднимая руки в жесте капитуляции, протянула мисс Холт и поднялась, попутно оправляя халат. За спиной у начальника она покачала головой и состроила Бриде рожицу: лицо ее вытянулось, щеки запали, а глаза стали раза в два больше. Во всем этом читалось явное: «Понятия не имею, что происходит. У меня проколов нет, не за вас ли под раздачу попаду?» Бывшая ученица приложила правую руку к сердцу и тоже помотала головой, мол, ничего я еще сделать не успела, не в том плане, что по работе ничего не сделала (на самом деле и это тоже), а в том, что плохого не натворила и вообще никакого не натворила.
- Ты идешь? – прерывая пантомиму, спросил мужчина. Он уже некоторое время придерживал для коллеги дверь и мрачно созерцал сцену из немого, но хоть цветного кино.
Прю торопливо, едва ли не перебежками, добралась до кабинета и вошла. За ней непримиримо захлопнулась дверь.
- А что с лицом-то? – поинтересовалась законница и зеркально изобразила то выражение, которое в народе зовется «Морда тяпкой» или «Морда кирпичом». – У нас кто-то умер?
Хопкинс ничего не ответил, только выразительно зыркнул, бросил на стол черную непрозрачную папку, сел в кресло, расстегнув для удобства пару пуговиц на пиджаке, и махнул рукой, чтобы Пруденс тоже присаживалась. Та сложила большой и указательный пальцы капелькой и сделала вид, что застегивает рот на замок, и снова выставила ладонь вперед. Свободной рукой женщина скользнула по спинке кресла и, обойдя его, опустилась на сидение. Прижав на мгновение кончиками пальцев папку к столу, Рик подтолкнул материалы к подчиненной. Она же не стала заставлять его говорить длинную преамбулу или упрашивать ее посмотреть, а просто открыла папку и, подавшись вперед, вчиталась. Читала она совсем, как школьница: упершись локтем в край стола и подперев ладонью щеку. Взгляни кто-то сторонний, он бы решил, что читает женщина скучающе и без всякого желания вникать в суть проблемы, однако это мнение было бы ошибочным. Дурашливое выражение быстро исчезло с лица мисс Холт. Она сначала нахмурилась, потом удивленно приподняла брови, помотала головой и перечитала еще раз. Поза ее тоже изменилась: законница выпрямилась и озабоченно потерла подбородок.
- И как такое возможно? Мы сделали все правильно, мы же с тобой проверяли. И еще несколько недель назад смотритель отчитался, что все в порядке… - женщина подняла на давнего друга глаза и озадаченно пожевала губу. – Я съезжу, посмотрю, в чем там дело, – серьезным тоном добавила она, полагая, что именно за этим Рик ее и вызвал.
Но тот в свою очередь покачал головой и тяжело опустил ладонь на столешницу, исправляя «я» на «мы». Пруденс улыбнулась и не стала отказываться от помощи. Во-первых, не с руки специалисту, пусть и ведущему, спорить с начальством, а во-вторых, она просто соскучилась по совместной работе, и вряд ли кто-то мог бы ее за это осудить. «Тогда я бронирую билеты и бегу собираться. Заеду за тобой?» Но сторонник теории, что, может, и не все бабы за рулем подобны обезьяне с гранатой, но одна конкретная баба точно подходит под это описание, почему-то предпочел воздержаться и сказать, что сам заедет, нечего машину лишний раз напрягать, пробег ей увеличивать… Заботливый такой, как только речь об автомобилях заходит!
Холт закатила глаза…
Холт закатила глаза, стоило только ей распахнуть дверь перед заехавшим Ричардом.
- Там 86 градусов по Фаренгейту. Ты в черном костюме, серьезно? Если ты где-нибудь ляжешь от теплового удара, я тебя на себе не потащу, так и знай, - предупредила законница, закидывая на плечо лямку от рюкзака и попутно нашаривая ключи.
Со стороны эта парочка выглядела своеобразно и даже нелепо: весь такой представительный из себя законник и его лопоухая невысокая спутница, одевавшаяся так, словно она все еще была студенткой, а не женщиной бальзаковского возраста. Даже ее прическа, вроде бы имевшая строгую форму, выглядела совсем не строго и не подходила прожитым годам: для создания нужного эффекта нужно было мучиться с укладкой, но Прю обыкновенно жила по принципу «как высохло – так и нормально». Иной раз, правда, нормально не было, но долго возиться перед зеркалом, чтобы хоть немного исправить положение, законница не привыкла: «ненормально – сделай хвост и сойдет». И неважно, что слишком короткие пряди выпадают из этого самого хвоста, и на голове вечно творческие хаос.
На них оглядывались в аэропорту, наверняка задаваясь вопросом, что держит этих людей вместе, и вряд ли кому-то приходило в голову, что их вместе держат тридцать с лишним лет крепкой дружбы. Той самой дружбы, когда каждая из сторон не хочет все испортить и признать, что уже давно есть нечто гораздо большее. Как что? Конечно же, замечательный рабочий тандем. Тандем, который, к слову, вывалился в Куско из самолета на негнущихся ногах и старательно потирал поясницы. Без малого тридцать часов дороги, большая часть из которых проведена в сидячем положении, - это вам не шутки. И совсем мало смешного в них, если приходится сменять три самолета и кто-то при этом боится летать. А Прю боялась, хотя старалась сделать вид, что вот совсем ей не страшно, прямо вот ни капельки. Ричард, впрочем, и так все знал и во время взлетов и посадок, когда самолет наклонялся то в одну, то в другую сторону, успокаивающе похлопывал спутницу по руке, мертвой хваткой вцепившейся в подлокотник кресла. Мисс Холт бледнела, сжимала зубы и прикрывала глаза с нарочито спокойным видом, но на деле вид был до крайности несчастным, практически мученическим.
- Я обратно не полечу, - выпив воды, сообщила женщина и махнула пластиковой бутылкой в сторону Хопкинса. – И не смотри на меня так. У тебя прям на лбу написано: «Еще как полетишь».
На земле ей стало гораздо лучше, но при виде такси она приуныла обратно, искренне жалея, что до гостиницы нельзя добраться пешком. Ну, хоть потом была возможность принять душ и отдохнуть – и на том спасибо, что было решено в тот же самый день не ползти к священным местам инков, чтобы без всякого усилия со стороны чужих жрецов и их ритуалов пасть смертью храбрых на жертвенники. Только утром законники сели на поезд, который сменили на автобус через полтора часа, и добрались до места назначения. Бдительный страж порядка сурово сдвинул брови и на довольно сносном английском сообщил, что с начала июля вход без экскурсоводов запрещен, но Прю сунула ему под нос жетон и жизнерадостно сказала: «Нам можно».
- Опять покрутитесь и уедете, - пробурчал человек и оглянулся через плечо, словно ожидал нападения. – Скажете, что все в порядке, а на самом деле ничего не в порядке.
Прю озадаченно обернулась к Рику:
- А до нас здесь разве кто-то был? Ты не говорил…
Но и ему, видимо, не говорили тоже, а это было уже странно.
- А вы не подскажете, что у вас вообще не в порядке? – поинтересовалась законница, никогда не пренебрегавшая мнением местных жителей и их байками. Они, конечно, зачастую были утрированными и домысленными – все же в детстве сказки слушали, но в них крылось множество намеков на то, что происходит в действительности. Нужно было только запомнить и в нужный момент подставить недостающие кусочки мозаики.
- Одушевленные, которых пару лет назад здесь сделала кучка самонадеянных законников…
Те самые самонадеянные законники, действовавшие, между прочим, не в гордом одиночестве, а со стражами и по просьбе властей, невольно подняли глаза к небу.
- … а те и спятили от крови, на которой стоят. Теперь они повинуются древним жрецам и по ночам на жертвенники приносят детей, как раньше. Тревогу не бьют, дети бродячие. Одним больше, другим меньше…
Прю побледнела и изменившимся тоном отрезала:
- Так не бывает.
- Бывает, - упрямо продолжал мужчина, не понимавший, почему так резко сменилось настроение. – Думали темная. Стражи сказали, что нет… Значит, одушевленных науськали. Только ваши носом воротят.

+4

3

Ричарда Хопкинса едва ли можно было назвать неуравновешенным человеком, и, пожалуй, на пальцах одной руки можно было пересчитать случаи из жизни достопочтенного законника, когда он и в самом деле выходил из себя. Весь же остальной опыт его непростой работы научил мужчину сохранять невозмутимый вид даже в самых стрессовых ситуациях.
Он редко, очень редко, кричал, и даже когда злился, предпочитал хмурить брови, и пристально смотреть на собеседника, умудрившегося вызвать его недовольство, но говорил при этом не очень громко. Рик считал скандалы и громкие ссоры дурным тоном — являясь продуктом консервативного воспитания не самых внимательных родителей, он в свое время видел мало заботы, зато слышал очень много замечаний. И очень часто эти самые ворчливые комментарии как раз таки и касались неприлично громкого поведения.
В тот день он сидел в своем кабинете, и лишнего шума не производил, хотя повод еще как имелся. С идеально прямой осанкой, он упирался ладонью о столешницу, на которой царил такой же идеальный порядок, и нервно постукивал пальцами по папке с целым ворохом недавно прибывших отчетов.
Ричард поджимал губы, и тяжело вздыхал, но продолжал сидеть на своем мягком и удобном кожаном кресле, подаренном заботливыми подчиненными на прошлое день рождение, периодически покачиваясь в разные стороны и напряженно размышляя. Происходящее ему очень не нравилось, но законник привык — всегда, прежде чем действовать, необходимо все тщательно обдумать.
Но в данной конкретной ситуации поводов для долгих размышлений не было, по крайней мере на нынешнем этапе уж точно. Отчеты прибыли из Перу, и в них местные представители Ордена Праведности вкратце описывали жалобы, поступающие от сотрудников музейного комплекса ритуальных захоронений инков и живущих неподалеку гражданских. Жалобы были серьезные, вплоть до сильных физических увечий и гибели невинных людей, но Ричард отчего то был почти уверен, что его перуанские коллеги, по известным только им причинам, освещать всю картину целиком. Он опять таки хмурился, бледнел, продолжал перелистывать бумажки, и не верил в происходящее. Экспериментальный проект Ордена Праведности и правительства Перу был начат несколько лет назад, и прошлой осенью был доведен до своей кульминации. Он лично, вместе с Пруденс, присутствовал на мини-церемонии представления местным жителям новых «стражей» - специально созданных одушевленных, которые не давали бы возможность посторонним заходить на территории захоронений без ведома руководства комплекса. Географическая площадь той местности была огромна, а входов в подземные туннели огромное количество, и людей для эффективной охраны не хватало. Учащались случаи мародерства, краж, а кое-какие помещения так до сих пор и не были тщательно изучены, и, вполне вероятно, хранили в себе что-то магические, так что уже сами могли быть опасными для нерадивых грабителей и зевак. После одного такого случая, когда горе-вора, схватившего в руки не самое ценное с виду ожерелье, хранимое в одном из захоронений, накрыло древним проклятием инков, и молодого еще парнишку с трудом удалось спасти, решение о необходимости принять хоть какие-то меры казалось само собой разумеющимся, ведь общественность начинала злиться. А все знают, какие беды может принести разбушевавшаяся толпа.
Учитывая не самые большие бюджеты, выделяемые государством, идея задействовать одушевленных показалась интересной — и для перуанцев, и для сотрудников Лаборатории, предоставляя им новый спектр возможностей изучения своих «подопечных».
Разумеется, учитывая научные цели и экспериментальный характер всего мероприятия, было оговорено, что смотритель будет отчитываться еженедельно. И буквально недавно мистер Хопкинс держал в руках соответствующий бланк, где сообщалось, что все идет строго по плану — и как же так теперь выясняется, что весь план уже давно и благополучно полетел к чертям собачьим?
Сквернословил Рик тоже редко, даже мысленно, а потому несложно было сделать вывод, что история выглядит очень серьезной, и чрезвычайно дурно пахнет. Понимая, что пора прекращать созерцать собственный до блеска отполированный стол, ведь крайне озабоченный вид в этом деле все равно не поможет, Рик мотнул головой. Вздохнув последний раз, Хопкинс грузно поднялся. Скрупулезно поправив складки, образовавшиеся на пиджаке от долгого сидения, мужчина тщательно застегнул каждую пуговицу, после поправил ворот белоснежной рубашки и затянул потуже галстук. Уже через несколько мгновений входная дверь его кабинета скрипнула, и в тихом и безлюдном на данный момент коридоре раздались поспешные шаги, ритм которых звонко отбивался лакированными туфлями.
Благо, Пруденс была на своем рабочем месте, ибо в противном случае сегодняшний день мог быть войти в список тех немногих, когда Ричард Хопкинс все же утратил свое привычное самообладание, принимаясь с пеной у рта вопить о том, какие беспросветные идиоты его окружают. Но белокурая выглядывающая из-за монитора макушка подействовала на начальника даже в какой-то степени успокаивающе. Оглядев помещение, он обнаружил только Бриду, которая поспешила прикрыться какой-то бумажкой, с пока еще воображаемым отчетом. Роззи и Оливера не было, но уточнять местонахождение своих сотрудников Хопкинс не стал. Вместо этого он пригласил Прю в свой кабинет, резонно решив, что не стоит пока еще выставлять на всеобщее обозрение намечающиеся проблемы. Ведь если происходящее окажется правдой, скоро об этом и так будет судачить весь мир.
Предоставив коллеге возможность изучать полученные бумаги, Ричард поудобнее устроился в кресле. На лице его играла слабая улыбка, призванная скрыть крайнюю степень тревоги и озабечоенности. Дожидаясь, пока Прю придет к тем же выводам, что и он сам, и убеждаясь по выражению на вытянутом женском лице, что сие событие наконец-то свершилось, законник выпрямился, опуская ладонь на столешницу и спеша подкорректировать планы мисс Холт. Она правильно решила, что нужно будет съездить в Перу, и по месту уже со всем разбираться, но одну ее отпускать начальник был не намерен.
Условившись, что Ричард заедет за Прю, и не давая последней возможности сопротивляться, мужчина забронировал два билета до Куско, с многочисленными пересадками, после чего поспешил домой, собираться. В последнее время не так часто выезжая на полевые задания, а, если точнее, то в последние полгода жрец Ордена Праведности вообще никуда не выезжал, Рик обнаружил, что подходящей одежды для их нынешней миссии у него и нет. Хмыкнув, Хопкинс решил, что так даже лучше. В плотном британском костюме ему явно будет очень жарко, но зато привычно. Ну не пляжные же шорты надевать, право слово! Когда никакой авторитетной суровости в его внешнем виде не будет и в помине.
Разумеется, комментарии Пруденс по данному поводу себя ждать не заставили, на что Ричард лишь отмахнулся.
- Если я упаду от теплового удара, оставь меня там. Надеюсь только, ты будешь по мне скучать, - он хмыкнул, и, на время отбросив все тревоги, благодушно пожал плечами.
До аэропорта доехали без происшествий, так же спокойно прошли все проверки, и, уже сидя в самолете, оба пытались подсчитать, сколько им предстоит провести на борту. Учитывая разницу во времени, сделать это было непросто, и когда, после сложных алгебраических вычислений, был получен конечный результат — около тридцати часов дороги, со всеми пересадками — Рик даже немного приуныл. Как ни крути, но успевший уже привыкнуть к своему уютному кабинету сорокалетний мужчина явно должен был ожидать определенных последствий для своего организма после необходимости столь много времени провести в сидячем положении.
Что ж, самые худшие ожидания законника оправдались. Поясница болела так, словно в нее кто-то вбил кол, ноги крутило, а затуманенный от недосыпа разум отказывался соображать. Впрочем, кое-как размявшись, обещая себе обязательно по возвращении увеличить количество недельных походов в спортзал, Рик взбодрился при помощи очень крепкого кофе, и они с Прю, которой вся дорога далась еще сложнее, хотя законница и отказывалась это признавать, из-за страха перед перелетами, добрались наконец-то до гостиницы.
Отель был средненьким, но этого хватило, дабы хорошо выспаться, умыться и позавтракать. Ричард, под ехидные замечания Прю, переоделся в светлый хлопковый костюм, который в Англии он редко использовал даже летом. Тут же на его лбу выступали капельки пота даже и в этом легком, казалось бы, одеянии.
Через пару часов они уже были на вокзале, с трудом разобравшись и купив билеты, потому как понимать их отказывались, а еще все вокруг очень шумели. К полудню законники добрались до места назначения, и Хопкинс не сдержал облегченного вздоха — впрочем, любые мысли об обратной дороге он пока месть прогонял прочь. Жаловаться и обещать «больше никогда не садиться в эту чертову махину» они с Прю могли сколько угодно, но сейчас перед ними вновь всплывала та самая проблема, что и привела закоренелых жителей Арденау в такую даль. Бодро шагая по брусчатой тропинке, Ричард пытался осмотреться, но до сих пор ничего необычного не замечал. Конечно, было бы еще куда более странно, обнаружь они прямо у входа кровавую бойню при участии созданных ими же одушевленных, но в душе все же вспыхнула надежда — может, местные законники перегнули палку, и все не настолько плохо?
Но первые же слова сторожа развеяли все оптимистичные чаяния и надежды.
Предоставив Прю возможность говорить первой, Рик лишь хмуро слушал ответы приземистого мужчины с коротко стриженными темными волосами. Он тоже не знал, что законники уже осматривали местность, и это ему совсем не понравилось. Переглянувшись с Пруденс, Хопкинс сделал шаг вперед, привлекая внимание сторожа к себе.
- И как долго тут были представители Братства? - задал он вопрос, который наверняка пришел бы в голову каждому законнику, прознавшему, что стражи сваливают всю вину за очередной косяк на Орден. - История и раньше знавала случаи, когда вердикты стражей были ошибочными. В любом случае, нам нужно осмотреться.
- Да пожалуйста, - мужчина протянул руку в приглашающем жесте, и как-то странно ухмыльнулся.
Рик бросил на него мрачный взгляд, и пошел вперед первым.
Захоронения представляли собой несколько комплексов, и первый из них больше походил на подземные туннели. Цивилизация добралась сюда уже давно, и потому освещались коридоры, по крайней мере в самом начале, электрическими лампами, стилизованными под факелы. Дальше, если Хопкинс правильно помнил, проводить электрический кабель было проблематично, и очень дорого, потому и катакомбы со встроенными прямо в стены могилами, и прилегающие к ним пещеры-усыпальницы, и огромные залы, которые в древности использовались для одному Богу известно каких ритуалов, можно было рассмотреть исключительно благодаря зажигаемому пламени, а также фонарям на батарейках, которые сейчас, ввиду отсутствия туристов, были выключены.
Ричард шел аккуратно и неспешно. Фонариками они с Прю затарились заранее, но сейчас в них пока еще не было нужды, ведь они только-только миновали первый поворот, возле которого, ярко освещаемый мнимым факелом висящим аккурат над его головой, стоял первый одушевленный, созданный скорее для антуража. Это была каменная статуя воина-инка, слегка потрепанная со временем, но выглядевшая вполне сносно. Конечно, она была современного производства, десяти лет от роду, кажется, потому как археологи едва ли пришли бы в восторг, прознав о необходимости использовать для создания сомнительных существ аутентичные находки.
Статуя была чуть ниже Ричарда. С характерным шаркающим звуком она придвинулась ближе, поднимая правую руку в приветственном жесте. Абсолютно невозмутимое, каменное, лицо смотрела прямо перед собой. Хопкинс слегка наклонился вперед, внимательно рассматривая шершавую коричневатую поверхность.
- Вроде бы, ничего необычного, он так себя и должен ве... - не успел законник закончить, как статуя резко вытянула ладонь вперед, и уже через мгновение каменная, причем в прямом смысле, хватка стиснула предплечье Рика, а когда тот попытался отпрянуть, его с огромной силой приложили о ближайшую стену. Удар был недурственным — с каменной кладки посыпался сероватый песок, а у Хопкинса искры полетели из глаз. - Какого черта? - только и сумел выдать ошарашенный мужчина, пытаясь придти в себя и высвободиться, мысленно уже прикидывая, какой фигурой можно обезвредить «заигравшееся» творение его же рук.

[nick]RICHARD HOPKINS[/nick][status]if we gonna do it, do it right[/status][icon]https://i.imgur.com/awSJcvU.png[/icon][sign]Аватар от пандаминимум.[/sign][zvanie]<a href="ссылка на анкету"><b>РИЧАРД ХОПКИНС</b></a>, <sup>39</sup><br>законник; жрец ордена праведности;<br> the wonder of <a href="ссылка на профиль партнера">you.</a>[/zvanie]

Отредактировано Ali Farzan (2018-05-24 10:33:23)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » endless mystery


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC