Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Lazaria Mayham

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Christophe Leroy

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


- Ты же не Еш… Ез… Е-рез-шаш? – глупо уточнила Брэйтуэйт, старательно, но не очень успешно, выговаривая фамилию друзей Радослава. – Что происходит? Тут как будто несколько дней никого не было… Они сбежали?Ведьма раздраженно бросит на пол надоевший сверток. [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » one of those days


one of those days

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://se.uploads.ru/6Inqo.gif http://s9.uploads.ru/ajC9Z.gif
Тот самый день
Lucien Roux, Frederick Livingston
апрель 2017, Арденау
Маленькое приключение, сущая мелочь для одного и "чувак, я твоя новая проблема" для другого.

0

2

Орлан говорит, что мстить - это грех, и Ру смеется так, что стены в их небольшом особнячке слегка потряхивает. Это вызывает у младшего сводного брата дичайший интерес к предмету разговора, и ораторов становится трое. Они спорят на тему пошлых человеческих инстинктов несколько часов, пока затянувшуюся шутку не прекращает тот же, кто его начал. Ру не виноват, случайно получилось. Раз, второй, пятнадцатый. Как правило, легкий щелбан по по кончику носа, сдобренный щедрой порцией ругательств на английском — и сцена окончена, занавес опущен, зрители могут расходиться по домам.
Вот только как уйдешь домой, когда ты и так у себя дома?
Люсьен не любит своё первое имя, поэтому при встрече с кем-то незнакомым чаще всего представляется Морисом. А еще ему не угодило первое имя старшего сводного брата, из-за чего тот смешно дергается всякий раз, как к нему обращается Ру. А все любовь к птицам, всё она! Нечего было оставлять его в отеле во время очередной туристической поездке по Европе. До младшего очередь еще не дошла, хотя он очень хочет поскорее узнать, какой тотемный птиц достанется ему в наставники (Ру шутит, что и в пару на всю жизнь, брат возражает, смешной, но все и так знают правду!), и очень настойчиво хочет — от его звонков приходится отбиваться, попутно играя с самим собой в игру "как сесть на вон те странные стулья". Люсьен изобретательный - благодаря ему запас стандартного списка отговорок в телефонном словаре пополнился на тридцать шесть позиций.
За три года!
Так вот, о мести.
Случай в университете, после которого Ру переезжает на постоянное место жительства в Арденау, не стал для него чем-то роковым, не так уж круто изменил его жизнь. И, говоря по правде, не особенно он был скандальным: в студенческой общине уважаемого в Европе университета взгляду случайных прохожих часто встречается компания пьяных первокурсников в жилетах железнодорожных рабочих, которые, распивая джин из бутылок, пытаются хором петь хиты Бейонсе, при этом прыгая по придорожным канавам на одной ноге.
Вот и не говорите после этого что он не умеет веселиться. Наследие, оставленное после Люсьена, живет и здравствует в будущих поколениях британских юристов.
Очередная попытка доказать самому себе, что "нельзя давать волю чувствам, но если никто не засечет, то так уж и быть, немножко можно" сегодня вылилась в пьяную драку в одном из не самых известных питейных заведений Арденау с последующей госпитализацией самых активных ее участников. Стандартная схема: пачка бумажных листов, искусственно созданный стресс, сеанс рисования в кабинке туалета (где на удивление даже крышки унитазов сияли чистотой, будто их каждые полчаса полирует старательный чистюля) собственной кровью из носа, сложившись в три погибели — и финальный аккорд:забег на триста метров до выход на улицу за время, которому позавидовал бы Усэйн Болт в свои лучшие годы.
— Говорил я себе "больше никогда", но, черт, кого я обманывал.
Люсьен останавливается на перекрестке через два квартала от клуба где произошла драка, чтобы перевести сбитое после бега дыхание. Обычно ему требуется всего пара минут, но сегодня особенный случай - он вымотан, хотя пробежал меньше, чем обычно бегает по утрам; но за вольность приходится платить: все-таки частая практика кровопускания не делает из худого парня с недостаточным весом бегуна восьмидесятого уровня. Он тратит драгоценное время, которого и так вечно не хватает, на отдых, который едва ли поможет. С такими симптомами, как у него, давно пора откинуться в скорую.
Вызвать, что ли, экзорциста, как вернется домой.
Строго говоря, у Люсьена были на этот вечер другие планы, но когда вселенной было не насрать на его планы?
В левое плечо на удивление точно прилетела стеклянная бутылка. Пустая. С маркировкой того самого клуба, откуда он только что сделал ноги.
— Епт твою мать!
Распекая свою биологическую мать на все лады, Люсьен второй раз в жизни выдает быстрый забег. Одной рукой он держится за голову, другой старательно прижимает к бедру деревянную сумку с пачкой чистой бумаги удобоваримой плотности и углем внутри, при этом старается игнорировать тот факт, что кожаный ремень в процессе бега жестко трет и без того натерпевшееся плечо (один только вывих в прошлом месяце чего стоил) и проявляет чудеса сноровки, уклоняясь от второй подряд летящей в него бутылки. На этот раз джин. И ведь не жалко же людям!
Дороги Ру не разбирает. Его не особенно заботит то, куда он бежит. Довериться своим ногам - лучшее, что можно сделать в подобной ситуации. Видимо, на этот раз магии хватило совсем уж на мизерный временной промежуток, хотя раньше, в детстве...
В спину летят проклятия.
В следующий раз ты у меня попляшешь, Майлз... И ты, Честер! Чтоб вас всех, будьте прокляты!
Перебегать проезжую часть в его ситуации - плохая идея; слишком слаб, голова кружится, ноги почти не держат. Но Ру из чистого упрямства, доказывая сам не зная, что и кому, бежит, пересекая перекресток. Красный свет его совсем не смущает - видано ли, проблема какая, третья бутылка может прилететь уже в голову, и вот тогда он не оберется проблем.
Момент столкновения с машиной он не помнит. В памяти отложился лишь фрагмент, где он близоруко шарит по лобовому стеклу растопыренной пятерней и лопочет несвязные извинения на французском.
— Pardonnez-moi, je suis pressé ... vous avez l'air bien aujourd'hui*

Отредактировано Lucien Roux (2018-01-13 21:32:15)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » one of those days


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC