Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Lazaria Mayham

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Christophe Leroy

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


- Ты же не Еш… Ез… Е-рез-шаш? – глупо уточнила Брэйтуэйт, старательно, но не очень успешно, выговаривая фамилию друзей Радослава. – Что происходит? Тут как будто несколько дней никого не было… Они сбежали?Ведьма раздраженно бросит на пол надоевший сверток. [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Нормальные герои всегда идут в обход


Нормальные герои всегда идут в обход

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://picua.org/img/2018-01/09/okvwqw43t4aorwjv63zdsi8vt.gif   http://picua.org/img/2018-01/09/vspisqw3cjzcbi6cwmz79uzyi.gif
Нормальные герои всегда идут в обход (из к/ф Айболит 66)
Нормальные герои всегда идут в обход
Aaron Hunter, Roland Blomqvist, Emilie de Faye, Daniel Davidson
20 января 2018 года, дома у Аарона.
Спасение невинных детей от садистов-наставников - дело благое и небезопасное.

Отредактировано Emilie de Faye (2018-01-09 22:24:24)

+3

2

В предутренний час коридор кажется бесконечным, а та половина дома, которую арендует страж, мрачной темницей из страшной сказки. Скованное стенами пространство словно изломано, серые тени испуганно шарахаются в стороны из-под ног по скрипучим полам, а в пробивающихся через неплотно задернутые шторы полосках тусклого света уличных фонарей пляшут столбы пыли.
После того, что пережила их гостиная вчера, не удивительно. Странно только, что подтанцовки опаснее нет.
Аарон старается двигаться тихо, бесшумно, но коварные половицы нет-нет, а издают старческий стон. И страж думает в который раз за сегодняшний день, что пора бы разориться на толковый ремонт: в эту халупу гостей приводить стыдно. И опасно!
Конечно, у Аарона почти не бывает гостей - коллеги, забредающие ознакомиться с содержимым библиотеки, не в счет. Да и Роланд - совсем не чужак, и не может быть отнесен к такому разряду.
Но опасно же. Если бы не феноменальное везение, сегодня они оба могли не отделаться легким испугом и полуторачасовыми водными процедурами.
Так что ремонт - отличная идея. Жаль, раньше она не посетила светлую голову Аарона.

Конечно же, легкое задание, анонсированное куратором идеальным для стража с учеником, превратилось хрен знает во что. Они должны были проверить, что за хрень пугает девиц да уничтожает урожаи в окрестностях богом забытой дыры в сутках езды от Арденау. Казалось бы, что может быть проще?
Старая ведьма без лицензии, трое суток водившая их по болотам, ее зверушки - пяток темных, которых им все-таки удалось завалить. И напоследок - вишенкой на торте - на обратном пути они умудрились на полном ходу въехать в мелкую стаю пожирающих. Ну, этак семь харь. Мелочь какая.
Аномалию он, конечно, потом объяснит в рапорте единственным правдоподобным предположением - темная ворожба, направленная старухой на всех окрест, привлекла много душ. Постфактум оно звучит мудро и трезво, даже как-то по-взрослому.
На деле казалось совсем не таким - иррациональная часть натуры готова была хвататься за кроличью лапку в надежде снять с себя и Роланда невезение.
До Арденау они добрались окровавленные, провонявшие гнилью и утомленные - сил нет. В рваной одежде, которую уже просто не на что было менять. И с единственной мечтой - в душ и проспать минимум сутки. Сразу после того, как упьются молоком до состояния нестояния.
- Ко мне ближе, - решает без задней мысли Аарон и поясняет, поймав вопросительный взгляд Роланда, - даже вести сил нет. Отмоемся, отоспимся. У меня приличная гостевая спальня. Заодно убежусь, что в твоих ранах ничего серьезного, - внушает Аарон, хотя по сути это был не вопрос.
Это была констатация за них обоих. Ученик у него тихий, безропотный и почти никогда не сопротивляется. И почти не жалуется, оттого, черт побери, каждый раз Аарону так стыдно: за то, что вечно все идет, как всегда - через жопу. Что мальчишке приходится пахать за троих. И что анонсированные несложные задания всегда такие, из которых и взрослые стражи выбираются не всегда.
Зато прогресс виден невооруженным глазом.

Бесшумно шагая из ванной в кухню, чтобы приготовить им обоим завтрак, Аарон думает, что Роланд скоро обставит Шейна, что по мерилам Аарона приблизился к эталонам, в чистоте и красоте фигур. У мальчишки талант. Сам Аарон, даже если приложит все силы, вряд ли сможет когда-то рисовать так четко, а следовательно - получать такой чистый результат.
Изображая типичный завтрак английского джентльмена - по паре вареных яиц и жареный бекон, Аарон ловит себя на том, что успехи юного стража приносят куда больше радости, чем новое пополнение библиотеки. Впрочем, высказать это вряд ли когда-то сможет. Да и зачем.
Он же все-таки Роланда не усыновил - просто взял на обучение.
И пока получается по-разному, где-то лучше, а где-то как вчера...

Первые пять минут их отдыха в доме Аарона почти идеальны: страж успевает провести экскурсию, выделить Роланду комнату, показать, где душ, и пригласить на предварительную дегустацию молока, потому что сил не осталось ни у одного из них. Они разгружают пакеты с купленными по пути продуктами в тарахтящий с натугой огромный холодильник, снимают пробу.
Как раз вовремя, потому что сразу за этим начинается их традиционный ад.
Во всем виновата старуха, что снимала комнату по соседству. Старуха и двадцать четыре ее кошки. Миссис Джудит была милой - иногда, когда не пыталась натравить на соседа своих питомцев.
А потом умерла. Окрепла, скотина такая. И почему-то решила, что именно Аарон сбыл ее кошек в приют.
Если честно, стража в те времена, когда разворачивалась драма, и в стране-то не было. Но вы хоть раз пробовали разубедить женщину?
Аарону с Роландом пришлось. Уворачиваясь от летящих предметов, стараясь не попасть под падающую мебель и не сломать ногу, наткнувшись на обломки того, что было столом, они все-таки смогли фигурами выдворить старую каргу прочь. Убили около двух часов и заработали по пятку синяков.
И это было настоящее невезение, казалось бы, куда уж дальше?

Аарон накрыл на стол и покосился на часы. Почти восемь. Они каждое утро вставали рано, брали задание, и ехали, куда глаза глядят. Но сегодня у Аарона были хорошие новости, и ему не терпелось поделиться с Роландом. Потому что приятных сюрпризов в жизни юного стража было так немного.
А он, если честно, своим характером заслужил. Как никто заслужил.
Так что Аарон посидел, сомневаясь, стоит ли будить Роланда.

Мысли, строптивые скакуны, несли по вчерашним событиям. На идею сделать Роланду приятное навела вчерашняя поздняя встреча. То есть, визит вовсе не вежливости.
Законница, что курировала Аарона, всегда приходила в самый неподходящий момент. Но вчера как-то особенно постаралась.
Виды, что открылись ее глазам, после охоты за бабушкой-кошатницей, были особенно... впечатляющие. Старая карга не только поваляла всю более-менее легкую мебель, она выпинала откуда-то на середину комнаты презерватив - использованный, мать его! Облила Аарона пивом, так что вонял он теперь, словно заправский бухарик. Отправила на люстру потерянные когда-то давно носки - конечно, дырявые. Откуда такая роскошь? Не иначе, кто из гостей оставил. Аарон носки не стирал - он их сразу выкидывал, так что они попросту не успевали дойти до такого состояния.
А еще, естественно, вынырнула обратно в самый ответственный момент. Ровно тогда, когда Аарон поймал крайне красноречивый взгляд законницы и уже собирался пояснить девчонке, что все не так, как кажется. И не то, чем кажется. Даже если они с Роландом выглядят, как жертвы безответственности, но!..
- Кошек моих извел! - возвопила миссис, Джудит, застыв за защитными контурами и страшно пуча глаза.
Милая, славная, в передничке и чепце, идеальная бабушка Джудит.
- Чтобы блядей водить! А чего одну? Позор тебе! И геену огненную! Развратник! Убивца!
Джудит еще вопила что-то, когда злой Аарон отправил ее на улицу знаком. Неприличным, мать его, жестом и знаком.
Конечно, он все объяснил. Но что-то подсказывало, что девчонку лучше найти и поболтать еще раз. Взгляд, которым законница поливала его перед уходом, не давал никаких иллюзий по поводу доверия к Аарону.
А он ведь теперь наставник. Ему ж важно... мысль, которая не ловилась за хвост.

Не выдержав гнета мыслей и ожиданий, Аарон поднялся и побрел будить Роланда. Поест, выслушает славную новость, что пару дней они проведут тут, поболтают, вспомнят теорию, раны залечат, отдохнут.
А потом ляжет. Прекрасная мысль.
Аарон не любит включать в комнатах свет в утренние часы - привычка родом откуда-то из студенческих времен. Ему некого будить - обычно. Рядом нет никого, чей комфорт он может нарушить. И все-таки он бредет по бесконечному полутемному коридору, даже не подумав щелкнуть рубильником.
Толкая плечом дверь в гостевую комнату, Аарон думает о том, как приятно кого-то радовать. И о ком-то заботиться.
В комнате Роланда пахнет травами - мазью, купленной для заживления в лучшей магической лавке. А еще - гуляет сквозняк. И как-то неестественно тихо.
Аарон тихо завет ученика. Тот не реагирует.
Аарон зовет громко. Тревожась, проходит вперед - заражение от когтей темных может быть опасно для стража. Мало ли что...
Но не настолько же, чтобы совсем раствориться. Аарон носится по дому и заглядывает в каждый угол.
Роланда нет - нигде. Мешок тут, ученика - нет. Ни записки. Ни слова. И телефон отключен.
Аарон чувствует, как начинает седеть. Он звонит в общагу и уточняет - не возвращался ли Блумквист. Конечно же нет. С чего бы ему убегать? Ну, есть с чего, правда...
В голове крутятся одни маты. И пока ни единой идеи, где и как искать Роланда. Аарон врубает свет и исследует комнату, с ужасом ожидая найти следы присутствия темного и его трапезы. Ну, мало ли. Даже не вспоминает, что в этом городе темных нет.

Отредактировано Aaron Hunter (2018-01-11 12:12:07)

+3

3

Вообще-то законники юных стражей не курировали. Энн, худая как палка обладательница длиннющего носа, длиннющих же волос и еще большей, чем у Эмили занудности по части знания правил и обычаев Ордена Праведности, не замедлила об этом Эмили рассказать. Но во-первых, кто же будет слушать зануду, говорящую с каким-то противным английским акцентом, во-вторых, как было не присмотреть за мальчиком с очень несчастными и очень голодными глазами! Один раз увидела - сразу поняла, что ребенка недокармливают. У Эмили было много миссий в жизни, начиная с перевоспитания сразу всего Братства Стражей и заканчивая далекоидущими планами на небольшой памятник на главной площади Арденау, но в этом внушительном списке находилось место и скромному призванию кормящей матери... эээ... ладно, тетушки... ладно, доброй феи-крестной всякого голодного ребенка. Один раз позвала голодного бедолагу к себе покушать супу и французских сыров, и понеслось. Эмили больше не упускала из виду юного Роланда. То пирожок ему приносила, то домой наведывалась. И пусть будет стыдно тому, кто усмотрит в этом что нехорошее! На свете не рождалось еще француженки, столь же искренне радеющей о счастье и желудочной удовлетворенности этого, совершенно чужого ей по сути, ребенка.
Тот факт, что ребеночек рос и сейчас уже по всем законам и правилам ребенком не являлся, Эмили мало беспокоило. Выглядел он на 12. Ну... Эмили не очень твердо помнила, как выглядят дети в 12 лет, но была уверена, что как-то так.
Одним словом, все бы ничего, но у милого и вечно голодного мальчика Роланда был на редкость паскудный наставник. Паскудство его увеличивалось с каждым разом, что Эмили случалось оказаться рядом. В какой-то момент законница и вовсе перестала анонсировать свои визиты, надеясь, что удастся застать Аарона (имя, прямо скажем, тоже паскудное - не иначе, еврей!) расколоться и выдать свою настоящую сущность. Может это он только в присутствии Эмили такой невнимательный и жестокий наставник, морящий своего подопечного голодом и всячески измывающийся над ним во время заданий, а как только Эмили за порог - тут он и возвращается в свою нормальную ипостась. Какие-то мальчики, чтобы девочек впечатлить, их за косички дергают, а Аарон, небось вот эдак выпендривается. Эмили это, конечно, совсем не нравилось, но и девочкам не нравится, когда их дергают за косички. Мужики, что с них взять. А этот еще и страж. Англичанин. Еврей. Куда уж хуже?
Ха, сказало Мироздание. Да легко.
Хуже могло быть.
Хуже было.
Когда Эмили вышла из дома Аарона вчерашним днем, ее выдержки хватило только до ближайшей лавочки. Она, конечно, всегда была об этом горе-наставнике невысокого мнения, но сейчас, когда увидела такое...
Нет, разумеется всему этому могло быть другое объяснение. Наверняка презерватив подбросили враги. Запах - потому что пивная ванна, да еще и в одежде, обладает секретными защитными свойствами. Пьют же стражи молоко, как не в себя, наверное, и в пиве купаются. Носкам на люстре, разумеется, самое место - это не баодак, это идеально организованный беспорядок. И вопли по поводу кошек - Эмили даже не поняла толком, кто там орет - тоже чистой воды случайность.
Ага.
Если что-то крякает, как утка, выглядит, как утка и даже пахнет, как утка, то это, утиную ее мать, утка, а не вертолет, как бы не мечталось об обратном.
Надо было что-то делать. Надо было спасать несчастного ребенка.
Эмили до позднего вечера бродила вокруг дома, пытаясь сообразить, как лучше всего помочь Роланду. Сообразила только к утру, когда поняла, что открытое окно - окно именно спальни Роланда, а мимо по неимоверной случайности проходил Дениел Девидсон. Ага, тот самый, который... с которым... так. Короче. Об этом сейчас лучше не думать.
Это заняло добрых полчаса, на протяжении которых Эмили успела пообещать Дениелу исполнение одного его желания, пригрозить, что заявит на него в полицию, как на насильника и извращенца, принуждавшего девушку к всяким нехорошим вещам и фиг кто что докажет, и даже подавить на жалость, рассказав историю о том, как пьяница и педофил морит голодом и насилует несчастного мальчика. Еще добрых два часа потребовалось, чтобы вызвонить одного знакомого колдуна (брата впутывать не хотелось) и купить у него аналог сонного зелья и большой ящик. Хороший народ, колдуны, если им заплатить, нипочем не зададут лишних вопросов.
Вы когда-нибудь пытались вытащить изкомнаты аусть спящего, но полновесного мальчика восемнадцати годков? Голодный-то голодный, а весу в нем немало. А ведь потом его еще пришлось запихивать в ящик, запирать ящик на замочек, чтоб не вывалился. И тут еще невовремя гаставник начал в доме шуметь и искать, а они тут под окнами, с ящиком... в ящике мальчик...
- У тебя кинжал есть. - прошептала Эмили. - Проверти ему там дырочки, а то задохнется!
Она поймала выразительный взгляд Дениела.
- Не смотри на меня так. Ладно с меня еще обед. И ужин. И даже эклер.
До Эмили потихоньку начинало доходить все безумие этой затеи. Надо было просто в полицию позвонить и все. А они стоят тут... зелье скоро выветрится, мальчик проснется. Наставник скоро додумается посмотреть рядом с домом. Как его тащить его, такого тяжелого? Такси не вызовешь, пока Аарон не уползет на другой конец дома...
Мда.
Главное, чтоб не задохнулся.

+3

4

Пешие прогулки полезны для здоровья, говорили они. От пеших прогулок вообще одна только польза, твердили они. Ну, вот и где теперь хоть один умник, который, пропагандируя здоровье и прочую фигню, уговорил Дениела шататься по городу, пригороду, да и вообще пореже пользоваться машиной? Ох, он очень хотел бы посмотреть хоть одному из них в лицо. Что-то подсказывало стражу, что похищение детей в гробах совсем не вяжется со здоровым образом жизни. Нет, если посмотреть на это с другой стороны, то, конечно, физические нагрузки полезны. А физических нагрузок сейчас у Дена было хоть отбавляй, он бы даже был не прочь ими поделиться с кем-то, но рядом была только Эмили, а ей было многовато и того, что приходилось на ее душу. Вообще, стоило встретить законницу, как все как-то шло наперекосяк, да тем более в такую степь, что страж диву давался, как это оно так получилось. И если бы кто-то спросил у него, как это он докатился до того, чтобы стоять над ящиком, в котором сейчас находится человек, усыпленный зельем и засунутый туда под покровом утра, Ден бы точно не сразу нашелся что ответить. Пожалуй, усмотреть благие намерения тут не просто, но руководствовался страж именно ими, а вовсе не обещанным желанием! И уж точно не устрашившись какого-то там заявления в полицию и обвинений в насилии. Вот, кстати, на эту тему он с Эмили вообще отдельно поговорит.
- Ты сдурела, ковырять этим кинжалом дырки в дереве?
Нет, вообще-то девушка была права, молодому стражу было необходимо обеспечить приток кислорода, правда использовать для этого нужно было точно не рабочий, так сказать, кинжал, а нож, который тоже был при Девидсоне, и не надо спрашивать зачем. Так что мужчина достает его, примеривается к тому краю где, по логике, не должно быть ничего такого, что можно было бы повредить при операции и замирает. Пока законница дула ему в уши про несчастную жертву и излагала план действий он что-то со всем соглашался и вообще горел праведным гневом. Ну, по большей части, когда узнал, кто именно выступает в данной истории насильником. Паренька-то Ден не знал, а вот Аарона еще как и совсем не усомнился в рассказе. Дело ясное, что дело темное, с Хантером иначе быть точно не могло. Но вот теперь, пораскинув мозгами поосновательнее, Дениел призадумался.
- Скажи-ка мне,- так и не начав проделывать дыру, обратился он к Эмили,- а зачем мы запихали его в ящик в итоге? И почему ты не вызвала полицию еще в тот момент, когда все заметила?
И если на счет второго еще могли найтись какие-то объяснения, то на счет первого точно нет. Дену было намного проще взвалить сонное тело себе на плечи, так и нести проще и сам будешь мобильнее и, чего уж там, внимания привлекать намного меньше, чем два человека, тягающие тяжелый ящик с проделанными в крышке дырками. Мало ли где ребенок так устал? Может, задание было тяжелое, среди стражей не редкость. А может со своей первой гулянки возвращается, силы не рассчитал, молодежь и все такое. Правда тогда для достоверность было бы неплохо на него бутылку пива вылить, но этолго предлагать чересчур деятельной подельнице мужчина не стал, с нее станется и правда побежать в ближайший магазин. Так что страж в итоге отбирает у девушки обратно ключ, отпирает замок, после чего примеряется широким лезвием, но не для того, чтобы проделать дыру, а для того, чтобы поддеть крышку и приподнять. Показалось ли ему, что тело внутри судорожно вдохнуло долгожданный воздух или это было надуманно, Дениел предпочел не думать. Жив? Дышит? Ну и отлично.
- Короче, дальше понесу так, а когда придет в себя, сам пойдет. Надеюсь, он узнает в нас спасителей, а не решит, что попал из огня да в полымя…
Вообще взваливать на себя бессознательное тело, замотанное в одеяло тоже та еще работенка. И вот возня в доме ни разу не способствует спокойной рабочей обстановке. Девидсон уже начал тихо проклинать тот момент, когда согласился помогать этой преступнице, но что-то ему подсказывало, что подкинуть молодого стража обратно в окно и извиниться не выйдет. К тому же паренька, чего греха таить, было жалко, вдруг над ним там и правда издевались. Вон он весь какой побитый далеко не все увечья способны оставить темные, а значит он получил их откуда-то еще.
- Давай, двинули к дороге, и лови машину или вызывай кого-нибудь, поехали в участок!
Ден очень надеялся, что они успеют смыться до того, как Аарон выглянет в окно, сложит два и два и кинется вдогонку. Хотя, на его месте было бы логичнее заметать все следы присутствия у него Роланда, подкупать соседей и вообще обеспечить себя отпуском в далекой стране на этот период, чтобы потом от всего отпереться. Почему Дениел в данной ситуации чувствует себя похитителем, а не спасителем вообще был отдельный вопрос.

+3

5

Роланд падает на постель, лицом в подушку, вдыхает запах свежей наволочки… Двигаться не хочется вообще. Болит просто все!.. Тяжела жизнь стража. Нет, он догадывался, что легко не будет, но это!.. ЭТО!..
Это что-то уже за гранью добра и зла. Скоро он начнет считать, что лучше бы его сожрали в детстве, чем страдать так всю жизнь!..
Сперва это «легкое» задание для новичков, где Миккель чуть не отдал богу душу, четыре раза почти утонул в болоте, жутко оголодал и не спал толком несколько дней!.. Еще и эта отвратительная ведьма! Совершенно пугающая! Он же страж! Почему он должен иметь дело с ведьмами? Для этого же есть другие структуры, куда они глядят, за что деньги получают?! Бардак! Безобразие!.. Если бы не наставник и его опыт, он бы точно там помер. И похоронили бы его на обочине…
На улице еще стоит январь, как бы ни разу не май-месяц, так что юный страж еще и жутко замерз, хорошо бы не подхватить какое-нибудь воспаление легких или загадочную болотную лихорадку!..
Блумквист слабо представляет, что это за болезнь, но он же был в болотах, значит, точно находится в зоне риска!..
На обратном пути, когда они голодные, усталые и грязные, почти дотопали до города, их подрезала стая темных, которые чуть не сожрали их, отняв последние остатки сил. Стражи едва живыми ушли! Но со всеми руками-ногами на месте.
В итоге они добираются на перекладных (их не брали попутки!..) до квартирки Хантера, где тот обещает им все блага цивилизации и даже что-то поесть. Это ближе, а это главный аргумент, иначе Миккель готов лечь прямо лицом в асфальт и остаться тут на сутки-другие. Красивое место. Дорога… пром-зона…
Квартирка у Хантера неплохая, хоть и старая, и немного бардачная, впрочем, после общежития бардаком Миккеля не удивить. Он с порога упивается литром молока, еще ломтем какого-то хлеба с ветчиной, врученным ему наставником в ответ на голодные взгляды. Послушно бродит за Хантером и кивает, собираясь уже идти отмываться и отогреваться в душ. Раны саднят, но лучше обрабатывать их на чистом теле… Глаз еще немного заплыл - точно синяк зреет!.. В зеркало он на себя смотреть благоразумно опасается. Хватит ему на эти дни моральных травм!
Не успевают они ни раны обработать, ни помыться, как в квартире появляется светлая душа!.. Да такая светлая, что лучше бы была темная! Тогда убили бы просто, но нет же! И начинается чисто светопреставление!.. Вопли души-старухи Роланд не понимает, что-то там про кошек и блядей, в общем, очень сложно!.. Он вместе с Хантером бестолково метается по квартире, пытаясь изгнать подальше старушку-сатанистку. То есть, это он метается бестолково (и откуда силы то?), у Хантера наверняка есть мега-план!
В итоге, Роланд думает, что устать сильнее уже нельзя, но оказывается можно! По дому летают предметы, сбивая стражей с ног, что-то взрывается, что-то разбивается, в любом случае, несколько бутылок пива, которые выплевывает в стражей холодильник, не проходят гладко для ранимой психики Миккеля.
Это хорошо, что он еще увернуться успел, и стекляхи разбились о стену, а не о его и без того поцарапанную физиономию… Но душ из ледяного пива для Аарона – это явно не то, чем тот хотел бы согреться и сбить болотный запах со своего тела!.. На Миккеля тоже немного попало – и это было очень неприятно, а он же только свитер успел стянуть и остался в легкой футболке и стареньких джинсах. Бррр!..
В итоге они, конечно справились! Аарон реально крутой страж, в который раз Миккель поражался его изобретательности и умению комбинировать какие-то совершенно нереальные сочетания знаков. Конечно, ему самому до такого уровня, пожалуй, не дорасти… Или даже не дожить…
Но все равно, это ему с наставником повезло – он не шпынял его, не гнобил, очень даже хорошо относился, помогал всегда и объяснял. Подкармливал. В общем, золото-человек!..
Учитывая, как Миккель хреново сходился с людьми, с Аароном он даже как-то начинал себя спокойнее и увереннее чувствовать, можно сказать – ладить, ведь они же уже почти полгода вместе путешествуют! Столько вместе пережили, это как-то сближает.
Только-только все утихло, и мерзкая старуха скрылась во дворе, как к дверям квартиры Хантера подошла знакомая законница – мисс Эмили – но поболтать с ней Миккель не успел, да и болтовней его обычное молчаливое жевание какой-то еды, которую ему приносила молодая женщина, трудно было назвать. Может, она и сейчас что-то принесла?..
Но нет…
Хантер сказал, что нужно срочно мыться, есть и спать, а разгром в квартире подождет уж до утра, никуда не денется. А они точно откинутся, если не отдохнут…
Потом обработав ссадины, фингалы и царапины Роланда мазью, наставник отправляет его спать в отдельную комнату.
И вот он тут. Лежит. Спать хочется настолько сильно, что не можется, в голове шумит, в глаза словно песку насыпали. Миккель уверяется, что не уснет уже никогда, но все-таки, стража быстро смаривает, и он засыпает мертвецким сном, надеясь, что потревоженные раны и синяки не разбудят его до завтрашнего вечера минимум!.. Теплое одеяло и свежий воздух из окна – это что-то прекрасное… это и было последней мыслью Роланда перед тем, как он отрубился.
…А вот пробуждение совсем не такое прекрасное, как бы ему хотелось. То есть, он, конечно, понимает, что когда у тебя все тело жутко болит, утром станет только хуже, но всегда есть тихая робкая надежда, что все само как-то образуется. Да еще и мази волшебные все вдруг как помогут крайне быстро, и проснется он в сладкой дреме, в мягких перинах, и пахнуть вокруг будет вкусно…
Пахло, и правда, вкусно, но как-то непривычно. Впрочем, в доме Хантера он до этого редко ночевал, так что все логично. Но только вот…
Угх… Как же все болит!..
Простонав печально, Блумквист с трудом открывает глаза, тут же подскакивая и озираясь. Где он?!
Он на какой-то кушетке, но стены и мебель ему не знакомы, не успевает он осмотреться толком, как все тело реагирует на его энергичный подъем такими болями в самых загадочных местах, что Миккель осторожно заваливается набок, укладываясь обратно на кушетку, стараясь не дышать лишний раз и притворяясь мертвым.
Ужас какой!.. он ни черта не выспался, и голова чугунная, да и где он вообще?
Есть так же хочется страшно! Он перекусил, конечно, вчера, но не настолько хорошо, чтобы снова не хотеть. Он же молодой, растущий организм, в конце-то концов.
Не сразу поняв, что он в комнате не один, Миккель натягивает на себя одеяло повыше, вглядываясь заспанными глазами, под левым из которых красуется приятных оттенков фингал, в силуэты, которые он замечает в комнате. Хочется подскочить во второй раз.
- Где я?.. Что случилось? А где Хантер? – он протирает глаза кулаком, морщится, жмурится, но все-таки может теперь нормально рассмотреть, кто эти люди. Мужика он не знает, а вот женщину-законницу – вполне!..
- Мисс Эмили? А что вы тут?.. То есть, - он оглядывается и, кажется, узнает это место. Это же ее квартира! Да, он был тут, правда, только на кухне, но тихие звуки радио, раздающиеся откуда-то и запах французских (наверное) духов – рождают в мозгу какие-то запоздалые ассоциации. – А почему я тут спал?.. Я был на задании, вроде бы, - морщит он лоб, пытаясь вспомнить, как же так вышло то. Вроде бы он не пил, болота были… Потом темные. Потом кошатница… Что же он упускает?
- Здравствуйте, сэр… - догадывается он поздороваться и с незнакомым мужиком.

+3

6

Тусклая звезда, выведенная острием ножа в опасной близости от ладони, туманом растекается, растворяется за доли секунды.
Естественно, темных нет. Они в Арденау - город неприступен для темных душ. Мозги просыпаются вместе с этой мыслью. Не время для подкрадывающейся на мягких лапах паники.
Это Арденау - город, где со стражем не может приключиться беды.
Ну, кроме законников, инквизиторов, магистров, бюрократии и политиканства. В общем, ладно, тут относительно безопасное место.
Но ни одна из бед не приходит к законникам в ночи через окно.
- Думай трезво, - предлагает себе Аарон.
И пытается найти самый вероятный вариант происшедшего. Роланд сбежал?
Неприятно думать, что поводы у него были - весомые. Аарону в последние месяцы катастрофически не везло. Может и раньше такое случалось, но тогда он был один, и в глаза не бросалось. Теперь, когда было за чью жизнь переживать...
Чуть выспался и сбежал? Не похоже на Роланда. К тому же, краткий, но внимательный, осмотр комнаты показывает - тряпье, что остается лишь сжечь, на месте. А одеяло пропало?
Трудно представить себе скромного тихого Миккеля, гордо вышагивающего по улице босиком, в трусах и футболке с учительского плеча, завернутого в одеяло на манер тоги. Может, он лунатик?
Раньше Аарон не замечал. Но чем черт не шутит, работа у них нервная, мало ли.
Аарон выскакивает из окна и громко матерится, пребольно ударившись мизинцем о ящик.
Ящик, блядь.
Короткая мысль, отчего-то кажущаяся очень важной. Конечно, у Аарона нет времени приводить в порядок клумбы, да и садовод из него, прямо скажем, так себе. Но не до такой же степени, чтобы на его земле самозарождались ящики, да еще и какие-то покоцанные.
Так себе тара. Для чего она?
Ему некогда разбираться, но чуйка, что ни разу не подводит, не дает уйти вперед, по следам возможного лунатика. Потому что тут у него ящик.
Мать его так растак. А в ящике...
Кусок ткани ложится на ладонь словно нехотя - так и норовит под руку с братом-ветром свалить подальше от мрачного Аарона.
Впрочем, уже не мрачного - эту стадию он промчался без остановок еще в момент осознания, что Роланд пропал.
Аарон черен ликом, зол, как сто чертей, и адски напуган - не к ночи будь помянуто столько дьявольщины.
В руках клок смутно знакомой ткани. Не надо быть семи пядей во лбу и хорошим хозяином, чтобы сложить два и два и получить пять - то есть идею, откуда она знакома. Но Аарон проверяет версию, возвращается - прямой и напряженный - в комнату. Сличает грязный обрывок с простыней. И грубо, грязно матерится. Он вкладывает в процесс все накопленное раздражение.
Какого хрена?
Список версий происшедшего стремительно сокращается. Аарон с трудом может придумать, какая шиза могла бы заставить Роланда выйти в мороз без шапки, найти долбаный ящик и притащить в сад, чтобы сперва поваляться в нем, закутавшись в одеяло, а потом уйти изображать из себя Цезаря.
Зато, словно мелкий бисер на тонкую леску, нанизываются на другие идеи новые следы присутствия чужаков. Внимательно пройдясь по комнате, Аарон замечает след от ботинка, кусок травы с глиной, застывшей на подоконнике.
- Сука, - шипит Аарон. - Убью, как пить дать убью.
У него почти не остается сомнений, что Роланд ушел из комнаты не по своей воле - его ушли. Но кто? Может, юный любовник какой утащил на свидание?
Если так - уши оборвать и заставить на милю не приближаться к Роланду, ибо с ящиком странноватые ролевые игры.
Аарон боится думать, какую еще цель мог преследовать похититель. И точно знает - не хрен думать об этом. Пора действовать. Кто бы ни посмел проникнуть в дом Аарона, он пожалеет.

- Издеваешься? - интересуется Ирма и щурит льдисто-серые глаза.
От адресованного взгляда мороз щиплет кожу и по телу проходит озноб, но Аарон выдерживает взгляд ведьмы и парирует:
- Плачу. Дорого плачу. Пожалуйста, мне действительно важно.
Ругань, что срывается с полных губ, составила бы честь любому прорабу. У ведьмы с патентом карт-бланш на любые мужские грубости - от нее все равно никто никогда не ждет ничего хорошего.
Она продолжает ругаться даже тогда, когда заканчивает чертить символы, сжигает смесь трав в чаше, опускает в самый центр снятую с подоконника травинку и проводит над чашей тканью. Процесс завораживает, не перестает удивлять. Аарону редко доводится наблюдать за работой технически продвинутых магов. Так что все это таинство, ведомое на пищащих и призывно мигающих девайсах, завораживает.
- Точнее не получится, - говорит Ирма и скидывает ему результат поисков на планшет. На карте вспыхивает весьма широкий круг.
- Тут же квартала два, не меньше.
- Возьми собак, страж, - советует Ирма и зло сплевывает, - или сходи к шарлатанам. Они тебе и квартирку скажут, и ключик дадут. Да там и похоронят. Я ведьма, а не богиня.
- Спасибо, - ворчит Аарон и выписывает чек на запрошенную круглую сумму.
Ирма даже сменяет гнев на милость и дает ему какую-то магическую хрень на веревке, что должна светиться при приближении к одеялу.
Если его вообще не выкинули на помойке - шанс есть. Аарон так и сделал бы, случись ему кого-то похищать. Придумать собственные действия - не проблема. Проблема представить, зачем бы ему такое понадобилось.

- Мне кажется, про собак она пошутила, - бормочет сонный Шон, неохотно отдавая Аарону поводок, - серьезно, парень. Не в средние века живем, чтоб искать людей с собаками. Ты не думал в полицию сходить? Ну, там, отследить мобилу?
- Отключена. А копы не принимают заявления до определенного срока, к тому же...
- Да-да, он страж, - бухтит Шон и отбирает обратно поводок. - Псих, я тебе Руперта не доверю. Ладно, Руперт, это, конечно, не ведьмины травы, но ищи.

Руперт теряет след почти в центре зоны. Аарон остается один на один с тремя домами, в одном из которых, пожалуй, держат Роланда.
И местность ему кажется до черта знакомой. Очень, мать ее, знакомой. Но Аарону хочется верить в лучшее в людях. Он вытаскивает из кармана отобранные у Шона сигареты и понимает, что забыл свистнуть и зажигалку. Да и черт с ней. Он катает по губам незажженную сигарету, засовывает руки глубоко в карманы и думает - ведь кажется, где-то здесь живет та ненормальная законница.

+3


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Нормальные герои всегда идут в обход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC