Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Will You come to my rescue?


Will You come to my rescue?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/ZK6Y8gG.png
Salvation - Skillet
Will You come to my rescue?
Ondřej Novotný и Beatrice Garcia
Май 2017 г., Египет, Саккара, Пирамида Сехемхета
Ошибаются все. Даже идеальные девочки. Особенно, если мысли их далеки от реальности и заняты переживаниями о том, кто им дорог. Порой такие ошибки стоят им жизни, но не в этот раз.

+2

2

Ондржей был рад тому, что на этот раз его отправили в место, где понимают иностранцев. В Египте Новотный до этого задания работал только один раз и уже тогда успел заметить, что в этой стране при огромном желании случайно встреченный вами на улице мимо проходящий гражданин может выдать и английскую, и русскую, и даже итальянскую речь. Всё дело в количестве туристов, в чем Египет уступает ну разве что Тайланду, и желанию на этих туристах заработать. А как на них заработаешь, если не знаешь, что они хотят. А ещё здесь хорошо понимают язык жестов. Нет, не тех жестов, что для людей с дефектами речи и слуха, а тех, что рождаются в голове у человека, пытающегося что-то активно объяснить иностранцу. А тут уж в ход идет вся фантазия. В общем, вспоминая свою поездку в Восточную Европу, с которой он вернулся на днях, Новотный решил, что в этой стране ему точно правильно покажут дорогу и ему не придется возвращаться в центр с другого конца города, чтобы пройти 50 метров от той точки, с которой его направили на другой конец города, из-за того, что зарядка на телефоне закончилась, а рядом не было ни одного человека, понимающего английский, чешский или русский язык. Набор жестов там тоже не поняли. Да и сам Новотный не был уверен в том, что правильно изобразил больницу, в которой завелась Темная. В итоге, его зачем-то отправили на станцию переливания крови. Чех ещё долго размышлял, что из его жестов выглядело похожим на желание перелить кровь.
Городок Саккара был похож на место, где решили хаотичным образом наставить пирамид «то там, то сям», по принципу: гробниц много не бывает. Чех не был уверен в том, что все остальные селения на берегу Нила выглядели иначе, потому что в прошлый раз ему лишь довелось спешно посетить Шарм-эль-Шейх, который больше славится хаотично наставленными отелями, и так же спешно его покинуть из-за вызова в Болгарию. Координаторы вообще очень любят устраивать в отношении Новотного то сплошные затишья, то сплошные перелеты из страны в страну. На этот раз хотя бы дали два дня отдыха. Впрочем, это совершенно не означало, что после завершения задания в Саккаре его не отправят первым рейсом в какой-нибудь Бухарест. Ондржею сообщили, что на месте его будет ожидать напарница со звучной фамилией Гарсия. У Новотного был знакомый законник с фамилией Гарсия, но это вовсе не означало то, что эта Гарсия и тот Гарсия – родственники. Это из той же оперы, что Иванов, Джонс, Ли.
До Саккары с аэропорта Новотный добрался на такси и первое, что он увидел, это толпы туристов, стоящие возле входа в какую-то пирамиду. Координаторы сообщили, что та пирамида, которая интересует Братство, на поверхности выглядит, как руины, поэтому эта неразрушенная (ну, по мерках нескольких тысяч лет) пирамида явно не является пирамидой Сехемхета.
- Что это за пирамида?
- Это пирамида Джосера. Дальше нет дороги. Нужно идти пешком. – С явно выраженным арабским акцентом ответил водитель такси.
- Окей, понял, как дойти до пирамиды Сехемхета?
- Туда. На юг. Следующая – пирамида Униса, а за ней Сехемхета.
- Спасибо!
Новотный отошел от такси, пропуская туриста, желающего пробраться внутрь салона и доехать до следующего чуда древнеегипетского зодчества. Надев солнцезащитные очки, чех направился на юг. Проходя мимо толпы туристов, страж услышал восторженные охи экскурсантов от вида валяющегося на песке камня. Сам Новотный совершенно не понимал, как можно так эмоционально восхищаться камню, который возможно трогал какой-нибудь там фараон. Ну и что, что он его трогал? Люди постоянно что-то трогают и что теперь, над каждым предметом восторгаться? Ну да, не каждый человек – фараон, но что такого особенного в его прикосновении? Не вложил же он в этот камень какую-то божественную силу, ей Богу. Новотный не понимал подобных эмоций при виде каких-то известных предметов, картин, сооружений. Ну камень и камень, ну картина и картина, ну пирамида и пирамида. Ну да, они стали известными благодаря каким-то своим свойствам, истории или особенностям происхождения, но падать в обмороки из-за близкого нахождения с этим «чем-то» - это перебор. В общем, чех явно не относился к ценителям прекрасного. Совсем.
Спустя несколько минут Ондржей уже обходил пирамиду Униса и на горизонте возникли те самые руины пирамиды Сехемхета. Они действительно были руинами. Из далека и не скажешь, что можно как-то пробраться внутрь и даже умудриться погибнуть там, как это случилось с тремя туристами несколькими днями ранее. По дороге Новотный успел немного почитать про эту пирамиду и узнал, что её первооткрыватель покончил с собой, бросившись в Нил. Честно говоря, после этой новости чеху ещё больше захотелось поучаствовать в этом задании.
Подойдя ближе, Новотный начал искать возможные способы входа в подземные помещения, обходя руины то с одной, то с другой стороны. В южной части руин было нечто похожее на подземный ход, с которого, скорее всего, и вытаскивали тела погибших туристов. Ничего другого, похожего на проход, Новотный по пути не заметил. Когда страж начал обходить вырытый коридор слева, чтобы спуститься в него, с другой стороны руин начала маячить незнакомая брюнетка. Так как около этой пирамиды толп туристов не было, брюнетка могла быть или любительницей найти приключения на задницу, потому что табличка «Опасно!» красовалась при подходе к руинам и означала только то, что здесь действительно опасно, либо той стражницей, которую направили на подмогу Новотному. Чех присмотрелся и про себя подумал, что ему был бы по душе первый вариант. Если эта барби окажется его напарницей, то лучше бы вообще никого не присылали.

Свернутый текст

http://farm6.staticflickr.com/5346/7173630516_621ef72999_o.jpg

+1

3

внешний вид

http://a.espncdn.com/photo/2017/0606/r215876_600x400_3-2.png

Беатриче и в обычной ситуации не слишком обрадовалась бы назначению в Египет: жара, песок, сухой воздух - все это не лучшим образом сказывалось на коже и волосах девушки, от чего она, конечно же, в восторге не была, а уж в данных обстоятельствах Египет не радовал ее от слова "совсем", несмотря на то даже, что все мысли Гарсии были заняты далеко не ее внешним видом. С тех пор, как Илай получил ранение и состояние его не улучшалось более чем до "стабильно тяжелое", Триша практически не спала: дневала и ночевала у палаты напарника, ругаясь с врачами и лекарями, которые все норовили отправить ее домой. Только что ей было там делать - дома? Она не знала и мыслями все равно каждый раз возвращалась к Бергману, терзаемая не только тревогой, но и чувством вины. Будь немец в сознании, он наверняка отчитал бы подругу за подобное поведение, но дело было как раз в том, что в сознании парень не был и дать какие-то точные прогнозы о том, что с ним будет дальше, ей никто не мог. Триша была уверена, что где-то допустила ошибку, раз такое случилось с одним из их сплоченной и опытной пары, а, раз случилось это с Илаем, значит, ошибку допустила она. Раз за разом девушка прокручивала в голове их последнее совместное задание, пытаясь припомнить каждую мелочь и представляя, как все происходило бы дальше, сделай она что-то иначе, поступи по-другому. Смысла в этом самокопании практически не было - ничего изменить она не могла ни в прошлом, ни в настоящем, лишь закапывала себя все глубже и глубже в зыбучие пески тоски и уныния. Если бы не сообщение от координатора, кто знает, чем бы все это закончилось, а так Трише пришлось взять себя в руки и, скрепя сердце, оставить Илая, чтобы отправиться в Саккару и разобраться с причинами смерти троих туристов в заброшенной пирамиде.
О Пирамиде Сехемхета до сегодняшнего дня она не знала ровным счетом ничего. Даже не догадывалась о ее существовании. Более того, никогда пирамидами Триша даже не интересовалась. Это, в конце концов, не Эйфелева башня с ее ночным представлением из тысяч мигающих огней и одним из лучших ресторанов на вершине. Груда камней, пускай и очень древних, под которыми лежал кто-то давно мертвый, не воспринималась ею иначе как склепом, а гулять по кладбищам - удовольствие сомнительное. Так уж ей казалось. Мертвые должны были оставаться мертвыми, а живым следовало чтить их покой, а не тревожить постоянными визитами и вспышками фотокамер. Именно по этой причине ее так сильно раздражала толпа галдящих туристов, старавшихся забраться кто куда, чтобы сделать кадр получше. Она так и ждала, что кто-нибудь самый "умный" и "ловкий" навернется сейчас с руин и сломает себе шею, пока остальные будут ахать, снимая все это представление на телефоны. Но нет, умным и ловким сегодня отличиться не удалось. Беатриче прибыла в Египет мрачнее тучи, не выпуская из рук телефона, который все время включала, чтобы посмотреть время и не пропустила ли она сообщение от одного из врачей Илая. Но телефон предательски молчал, а сама она никак не решалась позвонить, боясь, что в этот раз ее просто пошлют и ничего не скажут. Ей пришлось сделать крюк, чтобы обойти туристов стороной, а потом еще и сверяться с картой, чтобы найти нужное направление. Именно поэтому к пирамиде Сехемхета она пришла второй, отметив про себя, что новый напарник был уже на месте.
Работать с кем-то, кроме Илая, ей не доводилось уже долгое время. Беатриче испытывала некоторую нервозность по этому поводу, а потому несколько медлила, пока, наконец, не вздохнула глубоко и, тряхнув собранными в хвост волосами, и направилась навстречу к мужчине, с которым им придется вместе сегодня работать. К слову сказать, тот тоже не выглядел восторженным от вида своей невольной напарницы, и Гарсия почувствовала легкий укол в области собственного эга, но отмахнувшись от голоса уязвленного самолюбия, пообещала себе сделать все, чтобы не устроить сегодня конфликт на пустом месте. А сделала она для этого уже много - например, выучила его непроизносимое в принципе имя.
- Ондрж... - почувствовав, как ее язык едва не завязывается в узел, Триша вздохнула, так себе начало для сотрудничества, - Он-д-р-ж... - предприняла она еще одну попытку прежде, чем закатить глаза к небу и недовольно цокнув, наконец, произнести, - Новотный? Триша, - протянула она руку мужчине, чтобы поздороваться.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Will You come to my rescue?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC