Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » мы были молоды и глупы


мы были молоды и глупы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2A4Nd.gif  http://funkyimg.com/i/2A4Ne.gif
http://funkyimg.com/i/2A4Ng.gif  http://funkyimg.com/i/2A4Ni.gif
Tom Walker – Leave a Light On
мы были молоды и глупы
Хэмиш // Филипа
1946;
быть жнецами, изуродовать жизни. никто определенно не шутит с их миссией


[AVA]http://funkyimg.com/i/2A4Q8.png[/AVA]

Отредактировано Filipa Rossini (2017-12-06 14:12:53)

+1

2

[STA]Heaven talks but not to me[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/t/9KPuv.png[/AVA]

Город встретил их недружелюбно. Город встретил их голодными, дикими  глазами, недоверчиво глядящими на чужаков из всех щелей. Он встретил их грязью, слякотью, помоями на каждом углу, рваными ранами улиц, выбитыми стёклами, следами от пуль и снарядов на кирпичных стенах. Город встретил их живыми скелетами, безучастно смотрящих перед собой и неспешащих убраться с пути отчаянно сигналившего грузовичка.
- Заправиться надо. –  Сказал их сегодняшний шофёр, немолодой уже, хмурый и молчаливый мужчина, то и дело щипающий себя за усы. Единственный, кто без слов и споров, взял двух молодых стражей на борт своей полуторки. За что Хэмиш был ему благодарен, ему совсем не улыбалось несколько часов месить ботинками грязь, вместе со своей спутницей. Филипа тоже вряд ли была бы рада такой перспективе. Кроме них двоих, Михаил, как представился шофёр, вёз еще семерых. Шестерых солдатиков, как их называли местные женщины и их командира, к которому эти солдатики обращались не иначе как «Батя». Все семеро и Хэмиш вместе с ними тряслись в кузове. Филипу не сговариваясь, спровадили в кабину водителя. Там и удобнее. И теплее.  Михаил и Хэмишу предложил: «Езжай в кабине», но страж отказался. Ну, а на нет и суда нет. Тем более наблюдать за солдатами и слушать, подрёмывая их байки, было занятно. Совсем еще мальчишки в одночасье ставшие ветеранами, хвастались историями, своими маленькими победами, делились мечтами. Мечта у них была одна на всех: «Вот вернусь домой и ….».  Наконец-то, через год после окончания войны, их задержавшихся в пути везли домой. К спокойной жизни. К семьям. К матерям, жёнам, детям.
- Если повезёт  – сказал циничный внутренний голос Аллердайса и тот всё чаще соглашающийся с ним, только молча, пожелал этим солдатикам удачи. Сам Хэмиш общаться с ними не спешил, да и служивые, узнав, что с ними едут два представителя Братства, как-то сразу начали держать дистанцию. При Хэмише и Филипе  поначалу даже говорить опасались, потом расслабились и даже глядели с интересом. Если что и спрашивали, то только через Батю, ну а Батя раз-два обратившись к «Господам стражам», быстро прекратил это дело, ибо нечего к серьёзным людям лезть со своими глупостями. Ну, а в городе, всё семеро распрощались, да и отправились по своим делам. Теперь вот стражи ждали, пока шофёр заправится, чтобы ехать дальше. Хэмиш, который казалось, был недоволен всем и всеми, правил и так уже острый кинжал, когда к нему подобрался замарашка.
- Дядька, хлебушкаааа  - Замарашке было лет около семи-восьми. Худой оборвыш неопределённого пола,  жалостливо, на одной нотё всё повторял одно и то же. – Дядька, хлебушкаааа. Дядька, ну дай хлебушкааа.
Хлеба просили все. Хэмиш видел эти протянутые худые руки и огромные глаза на измождённых лицах. Михаил злился, глядя на них, и всё яростнее щипал себя за усы, Хэмиш смотрел на них безучастно, словно на детали пейзажа. – Хлебушкааа.
Страж вздохнул и полёз в сумку, он уже давно привык возить с собой всякую снедь, так что вскоре он добывал со дна сумки свёрток с бутербродами и протянул ребёнку. Оборвыш воровато огляделся и  быстренько сцапав бутерброды, был таков. Ни тебе спасибо. Ни до свидания.
- Зря вы так – заметил подошедший Михаил и наблюдающий за всем этим делом  со стороны – Всех не накормишь, тут самому прожить как-то надо.
- Я и не собираюсь кормить всех – Он не хотел огрызаться, но получилось именно так – Только его.
- Уверены? – И он указал в конец улицы, где недавний замарашка делил бутерброды с еще тремя такими же оборвышами.  Хэмиш лишь пожал плечами, он не жалел о своём поступке. – Ладно, поехали уже.
На этот раз он ехал в кабине,  рядом с Россини, всё такой же мрачный и недовольный. Впрочем, его мрачное настроение тянулось аж с самого Арденау. 

...
- … и да, ты поедешь с напарницей.  – Закончил свою речь магистр, где только минут пятнадцать отчитывал стража и которую Хэмиш благополучно пропустил мимо ушей, вычленив из неё только самое главное.
- Спасибо,  обойдусь – только и ответил молодой страж, лишь на мгновение, отвлёкшись от изучения трещин на полу, и проглядел тот момент, когда его напарница появилась в зале.
- Мы не спрашиваем тебя. Аллердайс, нужен тебе напарник или нет. – Сурово ответили ему - Всего лишь надеемся, что ты сработаешься с Филипой.  Она уже в курсе дел – пауза – Вы ведь уже знакомы?
Хэмиш пожал плечами. Он много с кем был знаком, но это ничего не значило. Люди в его жизни нынче появлялись и исчезали (в основном дохли где-нибудь)  так что он предпочитал к ним не привыкать. Он бросил на свою напарницу лишь один взгляд. По-хорошему, Хэмиш с удовольствием отправился бы на задание один. По-хорошему. Но у него, увы, не тот случай. У магистров, он нынче не в фаворе. Как говорил один его, очередной мёртвый страж-приятель: «Ты наступил им на хвост, Хэм, а сильные мира сего не любят когда стоят на их хвостах. Ну, а ты там прямо топчешься». Так что сейчас магистры желали убрать опального стража с глаз подальше, и Хэмиш был с ними солидарен, он бы и раньше убрался из Арденау, да всё какие-то мелкие, но неотложные дела настигали его в этом городе. Что ж хорошо, что мнение Аллердайса и магистров в кои-то веки сошлись, так что спорить ему с ними не было резона. Оставалось только догадываться, что такого натворила Россини, раз уж её определили в напарницы к Аллердайсу.
- Хорошо, вижу что ты понял. Можешь быть свободен. – Наконец-то. Хэмиш ждал этого момента,  ему до колик в животе осточертело  стараться не глядеть на эти постные рожи, так что он сразу развернулся и направился к выходу – …И Хэмиш – Вот чёрт!  Остановился, обернулся «Ну, что ещё?»  говорил его недовольный взгляд. Настроение было и так похерено, хуже уже быть не могло – Хмм, нет, ничего иди.
- «Ну, спасибо хоть на этом».


В какой-то момент Аллердайс задремал, проснулся лишь, когда они остановились, и их взору предстала большая стройка, которая так и останется незаконченной, если они с Филипой не справятся с заданием.
- Приехали. – Хэмиш  первым выпрыгнул из машины и подал руку Филипе, помогая ей выйти.
- Спасибо, что подбросили – Михаил лишь махнул рукой, мол бывайте и уехал, оставив стражей ловить взгляды рабочих и оглядывать фронт работ. И первое, что понял для себе Хэмиш взоров охватив всё. И машины. И людей. Весь этот муравейник. Ему. Тут. Не. Нравится.
- Ну, здравствуйте.

Отредактировано Hamish Allerdyce (2017-12-08 04:50:56)

+2

3

Закрыв лицо ладошкой, Филипа где-то подсознательно проклинала свою работу. Червь безумия испепелял ее, сжирал изнутри, подтачивая ненависть и толкал на совершенно несправедливые выводы. Возможно, она могла бы сидеть в саду, под покровом тени, неподалеку от фонтанов и ей было бы скрыто данное откровение. И мысли не проскочило о том, что ее ждет такое испытание. Возможно, от всей души она была признательна братству за новую жизнь и возможности, которое оно предоставляло, но порой итоги их странствий, выбивали почву из-под ног. Михаил, ее учитель и наставник, всегда ставил на первый план чувство долга и естественное желание защищать людей от нечисти. Подчеркивал важные аспекты их пути в бренном мире, не забывал упомянуть, о чести и делал важные пометки на ее ошибках, но он никогда не объяснял, как справляться с бедственным положением собственной души. Если она была конечно, ведь всем известно, для стражей уготован путь в Чистилище. А значит страх, боль и естественные сомнения, которые преследуют простых людей, должны быть им не доступны. Никаких поблажек к себе. Никаких.
Множество ухабов, отсутствие асфальта, грязь по горло и слишком удручающий пейзаж. Еще не доезжая до города, Филипа была уверена, что слышит вой голодных животных вдалеке и старалась не думать о том, что будет, если десятки волков все-таки приблизятся к ближайшим деревням. Ее задача заключалась в другом и ее взгляд даже не останавливался на некоторых светлых душах, которые брели в противоположную сторону от города, от мала до велика, ровной стайкой испуганных птиц. Не было времени останавливаться, проявлять милосердие. Было время лишь ровно дышать, готовиться к возможным преградам и всеми силами не думать о том, сколько дерьма за последние годы произошло здесь. Места бывших сражений всегда навевали ужас, дикий, животный и совершенно не хотелось погружаться в подробности, ведь от них потом невозможно отмыться. Они призрачными отпечатками остаются под кожей, на ребрах, гравируют свою собственную историю. Историю, к которой она не могла приложить собственный кинжал и хоть что-то исправить.

Обычно в такие точки отправляют чем-то провинившихся стражей. Магистры скоропалительны в своих расчетах и не любят, когда очередной удар слишком долго остывает на их ладонях. Филипа не была замешана в скользких делишках, но отважно несла бремя ученицы того, кто всегда делал подножки всем устоям и законам. И именно поэтому, в это призрачное утро она стояла на "ковре", гордо задирая подбородок. Не позволяя себе раскачиваться на пятках, дерзить или хоть как-то спорить с решением ее руководства. Магистрами просто так не становятся, кольцо на руке достается лишь лучшим и для Россини все это было лишь признаком того, что она не хочет подвигаться поближе к политике и быть замешанной в их делении добычи. Девушка молчала, украдкой разглядывая гобелены ровным рядом развешанные за спиной магистров. Прислушивалась к резким словам со стороны своего будущего напарника, и видит Бог, не смогла сдержать полуулыбки, когда его раздражение волной отозвалось во всех словах-лезвиях, которые летели в оппонентов. О Хэмише она знала немного. Но его репутация шагала семимильными ухватами и ей было любопытно поработать с ним, перенять некие черты его охоты и понять, как он еще остается жив с таким взрывным характером. И когда дверь глухо закрылась Филипа еще пару мгновений смотрела в сторону ушедшего, всем своим видом показывая, что ждет указаний. Но видимо провидение было не на ее стороне и стукнув каблуками, спрятав руки за спину, удалилась из зала. Ее отпустили кивком, все силы в противодействии ушли на другого стража. Впереди ждали не простые будни, осталось только помолиться и перекреститься. Вдруг поможет?

Они практически не общались. Просто были в пути. На другой конец мира добраться не так просто. Просто быть попутчиками, время от времени прикрывая друг другу спину. Спали по очереди. Делились пайком, пересказывали друг другу услышанные новости и замолкали. Было неловко. Даже чуждо. Он не шел на контакт, а она не напрашивалась со своим настроением. Всему свое время и нигде не написано, что они должны стать друзьями. Хватит поддержки опытного стража рядом, не более. Но после того, как в его руках показались бутерброды, сердце Россини неопределенно дрогнуло. Так глупо, по-женски наивно, с намеком на то, что необходимо быть все-таки неплохим мужиком, раз в глазах твоих ребенок важнее собственных запасов. Ей не хватало дыхания. Пусть лицо оставалось невозмутимым, а кинжал спокойно покачивался на бедре, в груди творился необъятный ворох жалости к населению. Так нельзя, она это знала, всеми силами одергивала себя и практически заставляла стоять ровно, не поддаться чувству дикой ответственности. Не протянуть нуждающимся руку помощи, кусок того же хлеба или проявить каплю понимания, словом.. Простым, не злым и тихим словом.
Страж стояла за его спиной, разглядывая фронт работ. Следовала за взглядом Хэмиша и кашлянув в кулак, обратилась к нему тихо:
- Здесь все пропитано.. страхом. Пройдем сразу в здание или найдем старшего?
Если бы она была одна, уже прямым ходом делала по своему плану. Но их двое, уважать надо и его мысли, планы, возможные точки для переходов в таком деле. Филипа приучала себя думать не только о себе и своих привычках в таких делах. Быть гибкой. Такой ей дали совет совсем недавно. Гибкость давалась тяжело, было проще просто поломать ее пополам. Но она пыталась, а это дорогого стоит с ее стороны.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » мы были молоды и глупы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC