Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Kafil Ndung'u

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Christophe Leroy

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


- Ты же не Еш… Ез… Е-рез-шаш? – глупо уточнила Брэйтуэйт, старательно, но не очень успешно, выговаривая фамилию друзей Радослава. – Что происходит? Тут как будто несколько дней никого не было… Они сбежали?Ведьма раздраженно бросит на пол надоевший сверток. [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » I walk the plank, not a tear in my eye;


I walk the plank, not a tear in my eye;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Her hand touched me at the wrist.
If I gave you my life, you would drop it. Wouldn't you?
I didn't say anything.
https://i.imgur.com/XfB9j93.gif https://i.imgur.com/LUzd8jJ.gif
https://i.imgur.com/6Xtkhmo.gif https://i.imgur.com/f3dZyA8.gif
https://i.imgur.com/xlpFq5V.gif https://i.imgur.com/9kl7Or7.gif
https://i.imgur.com/nAyUr10.gif https://i.imgur.com/bDOqtnT.gif
devil devil // i will never die
I walk the plank, not a tear in my eye;
Eleanor Callow & Jonathan Bones
Шоссия, середина лета.
Заподозрив Элеанор в уничтожении светлых душ, Боунс намеревается доставить ее в Арденау для тщательной проверки клинка и суда.

[SGN][NIC]Eleanor Callow[/NIC]https://i.imgur.com/tsiWmpc.gif https://i.imgur.com/6RRz96T.gif
Она остра на язык, она мелет с тобой околесицу без совести и стыда.
Но когда ты откроешь ей дверь, в дом ворвётся запах грозы,
(говорит небрежно – "может, зайду", – и приходит всегда, всегда).
[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2zjeu.png[/AVA]

Отредактировано Robin Mitchell (2017-12-11 00:59:41)

+4

2

— Ешь, — Джонатан пододвинул миску с похлебкой к сидящей напротив девушке. В таверне, в которой они провели ночь, ранним утром было всего несколько посетителей: старик-владелец с седыми усами и рытвинами от оспы на узком лице да несколько забулдыг, громко храпящих в дальнем углу помещения.
Зал был хорошо освещен утренним солнцем, чьи лучи проникали в таверну даже сквозь немытые окна. В воздухе плавали сотни пылинок, пахло вчерашним рагу и кислой блевотиной, засыхающей под ногами пьяниц. Джон пододвинул миску к стражу, но она в который раз проигнорировала его заботу. Он пожал плечами - если эта глупая дамочка желала помереть от голода, на то, разумеется, была ее собственная воля. Однако если она намеревается артачиться и дальше, Боунсу придется запихивать в нее еду насильно.
— Мы пройдем через Шоссию и двинемся дальше на юг через Гестанские княжества. По морю было бы гораздо быстрее, но сейчас там небезопасно, — законник устало потер переносицу. Конечно, если бы они путешествовали морем, в Арденау оба были бы уже по истечении этой недели, а вот для того, чтобы оказаться в столице Братства стражей и Ордена праведности, перемещаясь по твердой земле, им понадобится едва ли не месяц. Все будет зависеть от того, насколько быстро и безопасно они пройдут через территорию трех государств.
Джон уже написал письмо Ордену. Сразу, как только провел проверку кинжала этой Элеанор и заподозрил неладное. Заподозрил - это мягко сказано, ведь до сих пор законник не встречал клинков, настолько переполненных светлыми душами. Жрецы не медлили с ответом, и буквально через день он получил ответ у “Клеменз и сыновей”. Указания были однозначны: сопроводить стража в Арденау для дальнейшей проверки клинка и суда. В письме так и было написано: “для проведения суда”, словно вина Элеанор Кэллоу уже была доказана.
Джонатан не спорил. Он был прекрасным исполнителем, верным своему делу законником, заслужившим за годы работы определенную славу. В клинке молодой женщины (хотя ей, разумеется, могло быть хорошо за пятьдесят) - светлые души. По ее утверждению, ушедшие добровольно. Однако отпечаток ужаса и горя был слишком явственным, чтобы Джон мог принять ее слова на веру. Да и где она сумела найти такое огромное количество светлых душ, что согласились бы уйти? Словно страж отыскала какой-то город, в котором произошел конец света, и прибралась после него. Вот только по сведениям Боунса, апокалипсиса в прошлом месяце нигде не наблюдалось.
Джонатан допил свой кофе, засунул в рот остаток хлебного мякиша и достал из кожаного кошелька на поясе несколько круглых монет. Оставив деньги на столе, он поднялся, потянулся так, что захрустели суставы, накинул на плечи кожаный дорожный мешок и подошел к все еще сидящей на месте Элеанор.
— Мне придется связать тебе руки, — ему не хотелось этого, но в его тоне прозвучали сочувствующие нотки. Вести стража на веревке, словно он - разгулявшийся пес, которого тащат на бойню, не было в привычках Джонатана. Но он был законником, подчиняющимся воле Ордена праведности. Доставить в Арденау - значит, доставить в Арденау. И ему совсем не хотелось, чтобы одной ночью эта хорошенькая Элеанор стащила у него из мешка свой завернутый в холщовую ткань кинжал, и сбежала вместе с ним под крылышко Братства. Или для начала перерезала бы горло вставшему ей на пути законнику.
Джон наклонился и перебросил толстую веревку через тоненькие девичьи запястья. Завязал хитроумным узлом (его научил их плести отец, в то время он еще постоянно выходил в море), затянул потуже, но так, чтобы веревка не причиняла сильный дискомфорт. Только после этого законник опустился на колени, чтобы развязать опутанные бечевкой голени стража. Пока она сидела, ему пришлось освободить ее руки для того, чтобы девушка могла поесть, но вот ее ноги оставались крепко привязаны к ножкам стола. Сбежать вместе со столом - это крайне нелепо, верно?
Они вышли на улицу под яркое солнце. Жара утром была не такой невыносимой, но к обеду обещала стать настоящим бичом. Лошади уже были запряжены, и лениво дожевывали сено - несколько золотых, выданных здешнему конюху, сыграли свою роль. Джонатан погладил по мягкой гриве своего верного спутника Болтуна - массивного серого в яблоках жеребца, не отличающегося молчаливостью. Второй конь был предоставлен Элеанор - смирный и ленивый, ярко-рыжего окраса.
— Помочь тебе забраться? — спросил у стража законник. Им предстоял очень, очень долгий путь, поэтому он, по возможности, предпочитал проделать его не с лютым врагом.
[NIC]Jonathan Bones[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YsKGg5W.png[/AVA][SGN]Кровь - железу, крылья - рукам; сердцу - хмель, и горечь - губам. Ты посмел обернуться сам. Превращение жизни в нежизнь во вращенье рдеющих спиц; раскаленный блеск из-под ресниц.
https://i.imgur.com/UVCL96c.gif https://i.imgur.com/FYimGq0.gif
[/SGN]

Отредактировано Guy Reagan (2017-12-17 20:21:13)

+1

3

Элеонор была уверена, каждая светлая душа в ее клинке ушла по собственному желанию и обвинения представителя Ордена Праведности были безосновательны. Возможно, он допустил какую-то ошибку во время проверки. Не доглядел. Или наоборот попытался увидеть все и в конечном счете воображение просто выдало желаемое за действительное. Как бы то ни было, все это чушь и клевета. Вот только переубедить законника у нее не получилось и очень скоро она сдалась. Члены Ордена - упрямые ребята, и если они что-то решили, так тому и быть.
Правда Кэллоу повезло. Джонатан был из тех законников, что еще свято чтят законы и уставы, а посему ее ждал не жестокий самосуд, а полноценное слушание в Арденау с повторной тщательной проверкой. А это означало, что у нее еще есть шанс. Крохотный, потому что на объективность этого суда рассчитывать не приходилось, но все-таки шанс. Вся надежда была только на повторную проверку.
За свои сорок с лишним лет Ленор ни раз сталкивалась с законниками, но в подобную передрягу попала впервые. Она убивала темных и помогала светлым, и рано или поздно это должно было выйти ей боком. И вот Кэллоу сидит привязанная к стулу, как какая-то разбойница, в захудалом трактире на северном побережье Шоссии.
Джонотан по понятным причинам не доверял ей и связывал для подстраховки, на случай, если она решит сбежать. У Элеонор возникала такая мысль, но делать это надо было до того, как она добровольно протянула законнику руки, чтобы он накинул на них веревку. Раз уж страж приняла правила этой игры, то придется их соблюдать до конца, если она хочет отстоять свое честное имя.
Законник подвинул к ней деревянную миску с едой. Кэллоу взглянула на плошку, затем на Джона и отвела равнодушный взгляд. Есть не хотелось, хоть она и понимала, что дорога предстоит долгая и чтобы ее преодолеть понадобится немало сил. Боунс снова придвинул к ней миску и начал рассказывать о дальнейшем пути, но стражу не было никакого дела до того, как они будут добираться до Арденау. Это была его идея, а значит его головная боль. Но Элеонор льстило, что законник готов потратить на нее несколько недель (если не целый месяц) и лично сопроводить в столицу Братства. Уголки губ тронула слабая улыбка и она, откинувшись на спинку стула, принялась расчесывать пальцами спутанные после сна волосы. Благо Боунс додумался развязать ей руки после того, как усадил за стол.
К тому моменту, когда законник, закончив со своим завтраком, поднялся из-за стола, Элеонор, распутав волосы, заплела их в косу и в ожидании скрестила на груди руки. Он подошел к ней и сообщил, что должен связать. Показалось, что его голос звучал виновато, как будто на самом деле ему не нравится то, что он делает, но выбора у него нет.
Страж нахмурившись растерла пальцами запястья обеих рук и свела вместе перед собой. Чтобы связать их веревкой Боунсу много времени не понадобилось и, проверив узел, он опустился перед ней, чтобы освободить ноги.
Надзиратель (в сложившейся ситуации напрашивалось именно это определение) вывел ее на улицу. Джонатан помог Ленор забраться на лошадь, после того как она неуверенно кивнула на его предложение, и оседлал своего коня. Элеонор проследила, как законник перехватил ее поводья и, слегка пришпорив лошадь, двинул прочь из поселка.
Несмотря на ранее утро, солнце уже припекало, нагревая воздух. При такой погоде путь и впрямь будет долгий и тяжелый. Но Боунса, ведомого огромной ответственностью и верностью Ордену Праведности, судя по всему, это мало заботило. Они покинули поселок, наверно, целую вечность назад и шли по открытой пыльной дороге.
— Первый раз встречаю такого обходительного представителя Ордена, — после долгого молчания, наконец произносит Элеонор, покрепче ухватившись за рожок седла, за который приходилось держаться, чтобы не свалиться с коня. Она не лгала. Боунс был на удивление тактичным и в меру вежливым для законника. Он даже узлы завязывал так, чтобы они доставляли минимум неудобств и не причиняли боли.  — Зачем тебе это надо? Любой другой на твоем месте не стал бы тратить время и уже бы сам разобрался. Не то чтобы я жаловалась. Просто интересно, понимаешь ли ты, во что ввязался?
[NIC]Eleanor Callow[/NIC][SGN]https://i.imgur.com/tsiWmpc.gif https://i.imgur.com/6RRz96T.gif
Она остра на язык, она мелет с тобой околесицу без совести и стыда.
Но когда ты откроешь ей дверь, в дом ворвётся запах грозы,
(говорит небрежно – "может, зайду", – и приходит всегда, всегда).
[/SGN][STA]desert island[/STA][AVA]https://i.imgur.com/RnIw76G.png[/AVA]

Отредактировано Robin Mitchell (2018-01-07 20:12:04)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » I walk the plank, not a tear in my eye;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC