Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » you got problems now, my friend


you got problems now, my friend

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/W4MVnwS.png
you got problems now, my friend
Clinton Ross & Riley Parker
июль 2014, Нью-Йорк, США
Стражи, конечно, мастера своего дела, с этим сложно поспорить. Простые люди же обычно исключительно мешаются под ногами, не давая как следует выполнять работу или и вовсе от неё отвлекая, пока тёмные продолжают пировать, оставляя за собой дорожку из трупов.
Повезло же Клинтону. Его "простой человек" оказался не таким уж и простым. Вернее, оказалась.

+3

2

  Начнем сначала. Охота на хемену была провальной, почти позорно провальной. Клинтон должен был признать, что облажался еще где-то в самом начале, имея дело с не самой уж сложной темной, и сейчас эта тварь уже разгуливает в новой коже неизвестно где или, того хуже, отсиживается до следующей кормежке. Чем больше он тянет с расследованием, тем больше риск новых жертв, а зацепок по-прежнему по нулям. Никто ничего не видел, никто ни о чем не знает. Расспрошенная этим утром душа, например, заплаканная барышня с растекшейся по щекам тушью и перерезанным горлом на углу сорок второй и девятой, залила ему слезами и кровью все плечо, но так и не сказала ничего внятного, что можно было бы принять во внимание. И все равно, что никто из живых не заметит, в каком месте испачкан плащ. Все равно мерзость. Пустая трата времени.
  В городе затишье, он потерял след, и остается лишь ждать, пока темная снова не проявит себя. Лучше бы ему в это время оказаться поблизости. Это ужасно злило, но делать было нечего. Разве что прочесывать еще раз ближайшие районы Нью-Йорка вдоль и поперек, да подслушивать уличные сплетни, в которых правдивых историй меньше, чем картофеля в Макдаке.
  К "счастью" для него, хемена не может долго сидеть в своем логове, не меняя шкуру. Так что освежевать новую жертву она должна примерно... Сейчас. Или пару часов назад, что еще веселее. Можно смело зайти вон в тот бар и выпить горький тост, признавая ее победу, Клинт уже допустил еще одну жертву в городе. Но полицейская волна пока что молчала. Никаких обезображенных тел или их ошметков, никаких новых звонков о пропавших, ничего необычного...
  Допустим, не все люди сразу же звонят 911, допустим, тело вообще пока не нашли, если бедолага одинок, никто и не хватится. Ха, как будто от этого легче.
  Где-то валяются как минимум два никем не найденных трупа, а город молчит, как рыба. Чистое небо, солнышко, птички поют, народ все так же чешет по своим делам наперерез машинам, как будто ничего не случалось. Нечто едва уловимое в воздухе, ощущение угрозы - его почти нет, в столь огромном городе. Здесь проще найти пяток завалящих ведьм без патента, чем след темной. Что ж, может статься, поход в бар - не такая уж плохая идея, если хоть там он подхватит парочку пьяных баек о чудовищах.
  Или зря потеряет еще немного времени. Нет, это подождет.
  Кинжал, надежно закрепленный на поясе, он старался не светить, прикрывая слишком броскую рукоять краем рубашки и полой плаща. Слишком много внимания и косые взгляды, не важно, подозрительные или восхищенные, ему ни к чему. Да и вообще холодное оружие напоказ в мегаполисе выглядит не лучшим образом. Стражи будто не из этого века. Может, когда-нибудь и изобретут огнестрельный аналог, но пока что в это не особо верится.
  Клинтон завернул за угол и направился наискосок через Брайан-парк к югу, намереваясь наведаться в ближайший полицейский участок. Но через несколько шагов резко изменил направление, заметив знакомую рыжую головку в толпе позади себя. И тот самый пронырливый носик. Клинтон проглотил ругательство. Он пересек парк совсем не в том месте, где собирался, и вырулил в первый попавшийся переулок, несколько раз свернул между домами. Только ее не хватало! Эта девица после прошлого убийства прохода ему не давала, все топталась на месте найденного тела и лезла с расспросами, наплевав на желтое ограждение. Журналисты и этика - понятия несовместимые, и для Росса, не любившего публичность, дело становилось крайне неприятным. Если она будет снова путаться под ногами... Наверняка это из-за нее он что-то упустил в прошлый раз. Что-то важное, какую-то деталь, которая могла бы помочь избежать этих двух трупов, будь он более внимательным. Он точно что-то упустил.
  Но в участок с ней на хвосте он не пойдет уж точно. Спустя несколько кварталов бесплодных виляний по Мидтауну он все еще ощущал этот настойчивый взгляд в затылок. И это досаждало похуже назойливой мухи бессонной ночью. Понимая, что убегать бесполезно, и порядком устав от этого занятия, Клинтон остановился возле пожарной лестницы, у заднего входа какого-то суши-бара в переулке, и упер руки в бока, дожидаясь девушку. Будет ли это насмешкой судьбы, если еще полчаса уйдут на попытки отвертеться от интервью? Ну, не на ее же совести все не спасенные смертные. Все равно будет идти следом и не отвяжется. Проще отшить сразу.
  - И давно ты идешь за мной? - вместо приветствия он решил сразу предупредить все возможные расспросы с ее стороны, не дав ей раскрыть ротик. Выглядела она запыхавшейся, с легким румянцем на веснушчатых щеках и растрепавшейся челкой, но все равно оставалась довольно симпатичной, даже с этим упрямым подбородком. Как ее звали? Кажется, Райли. Сколько ей лет? Выглядит юной, почти студентка. Но даже будь Райли постарше, он не позволил бы ей ввязаться ни в это дело, ни в любое другое. - У меня больше ничего нет для тебя. Так что прости, но интервью не будет.
  Или это будет самое скучное интервью самого раздраженного стража, что ей удастся вытащить. На самом деле его злила не столько она. Клинтон даже завидовал, что у него самого нет такой же хватки вытаскивать у людей информацию, даже когда они не хотят говорить. Темная бродит на свободе, а он не имеет даже представления, где ее искать, - вот что бесит по-настоящему. Когда ситуация выходит из-под контроля. Девушка со страстью к тайнам только вишенка на торте, сделанном точно не из шоколада.
  А что, если это как раз Райли знает хоть что-то? Она ведь журналистка. Настырная, к тому же, по глазам видно. Наверняка ей удалось что-нибудь раскопать, и даже если нет, ее можно было бы использовать для этого, но... А почему "но"? Потому, что он так привык работать один, что отправил своего подопечного расспрашивать возможных свидетелей в другом квартале? Потому, что зазорно просить помощи у простой любопытной девчонки и признать собственное бессилие?
  Или потому, что журналисты - все-таки зло, особенно журналисты из криминальной хроники, эти - всех хуже. Они мешают следствию, затаптывают следы на местах преступления, путают карты, смущают народ ложными версиями и дилетантскими домыслами, настраивая общество против тех, кто пытается все же найти убийцу. И, что самое отвратительное, разводят панику среди людей, когда могли бы послужить на благо и всех успокоить, чтобы помочь профессионалам спокойно завершить свою работу. На худой конец, могли бы предоставить сведения, а не стоять над душой, требуя отчетов и деталей, с дамокловым мечом над шеей детектива, пока число трупов не начнет пугать даже одушевленных.

+3

3

Райли, чуть напряжённо отпивая кофе из стаканчика с маркировкой известной кофейни, обошла вставших на пути туристов, решивших сфотографироваться на фоне музея мадам Тюссо. В этот момент её сердце чуть не остановилось - на секунду она подумала, что позволила своей цели улизнуть. Однако знакомые русая макушка и старомодный плащ показались среди толпы быстрее, чем Паркер успела начать паниковать, одним своим видом успокаивая журналистку. "Ты опять лезешь в неприятности", - сказал бы сейчас ей Ховард, одним своим видом заставляя глаза "несносной девицы" закатиться едва ли не в другую вселенную. Приёмный отец мог быть иногда слишком дотошным для человека, который забрал с собой неродного ребёнка просто чтобы совесть по ночам не мучила.
А ведь не так она планировала провести свой выходной. Проснувшись утром (ближе к обеду), Райли лениво приняла душ, лениво приготовила себе вафли в недавно приобретённой вафельнице, лениво залила их кленовым сиропом и крепким кофе... В общем, всё предсказывало вполне себе неторопливый, расслабленный день. Для того, чтобы всё переменить, понадобился всего один звонок.
Настиг он её на выходе из "Старбакса". Паркер честно собиралась всего лишь купить себе обновок на Манхэттене, раз уж недавно пришедшая зарплата так удачно совпала со свободным днём. Поэтому входящий вызов от Мэри Джонсон, являющейся её знакомой и вроде как подругой ещё со времён учёбы в университете, она сначала хотела проигнорировать. Особенно когда здравый смысл почему-то намекнул на то, что так и нужно сделать.
И всё же она ответила.
Всхлипывания явно не говорили ни о чём хорошем. Остановившись у стены здания, чтобы никто из вечного потока прохожих в неё не врезался, Райли твёрдым голосом заставила подругу успокоиться и рассказать ещё раз, что произошло.
- Джесси не отвечает на мои звонки со вчерашнего вечера, - прогундело из динамика. - Мне кажется, что-то случи-илось.
Паркер вышеупомянутого Джесси не любила. Он был тем ещё эгоистом, вечно потакающим Мэри в своих целях. Так что её не удивило бы, узнай она, что парень просто загулял с друзьями: вполне в духе этого урода. Вслух она этого, конечно же, говорить не стала. Просто мысленно приготовилась составлять тираду о том, что это всего лишь разыгравшаяся паранойя, и при этом как-нибудь абстрагироваться, отвлекаясь на проходящих мимо прохожих, например, вот на этого самого стража, который так успешно слинял от неё в прошлый раз...
Секундочку.
Она резко отвернулась, надеясь, что страж не успел увидеть её или хотя бы не узнал. Судя по тому, что шага Клинтон не заметил и даже не прибавил, ей сегодня очень везло. Быстренько пообещав Мэри заехать вечером с чем-нибудь вкусненьким и убедив, что всё будет хорошо (спасибо, Господи, за хорошо подвешенный язык), Паркер сбросила вызов и торопливо направилась следом за стражем. "В этот раз я его точно не упущу", - злобно, почти мстительно подумала она. Эта задница из Арденау была для неё больной темой. Они встретились с Клинтоном (если это вообще было его настоящее имя) совсем недавно, когда нашли непонятный труп (точнее, кожу трупа), и стражу удалось прямо-таки мастерски увильнуть от всех её вопросов, оставив назойливую журналистку ни с чем. В этот раз никто не собирался отпускать его так просто. Паркер просто мечтала о реванше с того самого момента, и вот, наконец-то, этот день настал. Да ещё и так удачно! А тот факт, что, вообще-то, погиб человек - ну, знаете ли, при её работе и не такое видеть доводилось. Её профессия - хотя скорее стоило говорить о рубрике, которую она вела - воспитывала цинизм ничуть не лучше, чем профессия врача или полицейского.
(На самом деле, в глубине души Райли знала, что снова почувствует тошноту, если увидит то, что оставляла после себя тёмная, полностью удовлетворившая свой аппетит, но кто же признаётся в этом вслух?)
Слежку Клинтон заметил на удивление быстро. Пожалуй, даже слишком быстро. Но настрой Райли во что бы то ни стало выпытать из него всё, что он только мог знать по этому делу, никуда не исчез. Когда ещё подвернётся шанс узнать побольше о стражах и тёмных? Поэтому...
"Чёрт, а он хорош", - Паркер коротко выдохнула, пытаясь восстановить дыхание. Клинтон вроде шёл обычным шагом, но в какой-то момент ей всё же пришлось перейти на бег, чтобы не потерять его из виду. Зря она прекратила бегать по утрам, сейчас была бы в куда более хорошей физической форме. Промедление могло стоить ей информации, случая, да вообще всего этого дела! Но, судя по всему, настойчивость наконец-то сыграла ей на руку. Страж сам остановился в переулке, дожидаясь свой "хвостик", с этим вечным недовольным лицом.
Так и подмывало спросить, не били ли его кирпичом в детстве.
- Ну, заметил ты меня быстро, молодец, - язвительная усмешка не сходила с её лица. Не самое лучшее начало разговора с человеком, из которого ты хочешь вытянуть полезную информацию, но Райли ещё в первую их встречу поняла, что лесть и сладкие речи на этого субъекта не работают. Встречались ей и такие за недолгую журналистскую практику. Хотя Клинтон, бесспорно, был самым упёртым из всех. Даже сейчас она ещё не успела ничего сказать, а он уже отказался от всего. - Все стражи такие занудные? - Паркер даже умудрилась задать вопрос беззлобно, словно они говорили о чём-то совсем обыденном. Сразу вспомнилась Мануэла, с которой она встречалась буквально два месяца назад. Почему она не была такой задницей, как этот вот? За-ну-да. Впрочем, её единственный вариант на данный момент, так что выбирать не приходилось.
Кстати говоря, вариант собирался вновь слинять.
- Эй, эй, ладно, прости меня, - она схватила его за запястье, чтобы остановить, и так же быстро отпустила, не давая Клинтону "стряхнуть" её руку самому. Интересно, надолго это сработало? Райли вздохнула. Надо было срочно придумать что-то убедительное, а за враньё она потом исповедуется в какой-нибудь церкви (конечно же нет). - Убитый тогда... Короче говоря, так получилось, что это друг моей подруги. Бывший друг, раз уж он почил, - сочиняя на ходу, Паркер неопределённо взмахнула рукой. Конечно, она понятия не имела, кем был тот несчастный, да и все её "подруги", в общем-то, заслуживали скорее звания "приятельницы" ввиду того, что близко к себе журналистка никого не подпускала уже очень давно, но для красивой истории сойдёт, не в биографии же её ковыряться он будет. - Мы узнали это только сегодня, а мне её надо как-то успокоить. Так что теперь это не просто материал для статьи, это личное, - и это было даже почти правдой. Статья действительно интересовала её не так сильно, как возможность узнать что-то новое про стражей и тёмные души, ведь в будущем это может стать материалом для потрясающей книги. Так что тут даже Господу её во лжи упрекнуть сложно будет.
Паркер не подозревала, что её слова окажутся пророческими, но об этом задумываться она будет позже. Сейчас же Райли потёрла переносицу, слегка надавливая на неё, и снова посмотрела на Клинтона. Не похоже было, что он проникся её доводами, но, по крайней мере, всё ещё не ушёл. Это уже было неплохо.
- Неужели тебе так сложно рассказать немного об этой тёмной? - в том, что дело было именно рук души, она не сомневалась. Во-первых, дело расследовал страж. Во-вторых, на дворе, конечно, был двадцать первый век, но вряд ли обычные люди могут оставить от человека одну лишь кожу, да ещё и незаметно. - Просто немного информации. Чтобы я могла хотя бы подругу успокоить. А за мной должок, - Паркер пожала плечами. Если убедить, что с него не убудет может, он перестанет быть таким засранцем?

+3

4

  "Заметил быстро" - значит ли это, что Райли не удалось подслушать его разговор со светлой? Не имеет значения. Если даже и подслушала, то знает, насколько у него плохи дела и насколько мало ей удастся из него вытащить. Даже будь Росс в настроении делиться. И этот насмешливый взгляд и наглая улыбка ей не помогут, пора бы уже понять. Если бы он покупался на каждую девочку с симпатичным личиком, отважившуюся заговорить с ним уверенным тоном, то точно не был бы стражем. Ей бы направить свою энергию в другое русло. Почему нужно обязательно лезть в чертовщину?
  - Все журналисты такие приставучие? - Клинт ответил ей с недоброй ухмылкой, парируя ее же фразу. - Почему бы тебе не написать про новую выходку Майли Сайрус - или там тебя уже опередили?
  И бедняжке ничего не осталось, кроме как мучить несчастного стража, отрывая его от работы... Прискорбно. С другой стороны, даже хорошо, что она привязалась к нему, а не к Вальтеру, например. Пацан бы ей все выложил на блюдечке с голубой каемочкой, и еще бы, наверняка, в кафешку отвел за свой счет... В общем, решив, что разговор окончен, Клинтон собрался пойти дальше по своим делам, но девчонка поймала его за руку, извиняясь.
  Одушевленный на запястье Клинтона, видимо, это тоже почувствовал, и тоже сжался как-то жалобно и просяще. Неизвестно, на каком уровне сам Клинт понимал это странное существо, отличая мольбу от тревоги, но сейчас это точно было что-то в стиле "подожди, послушай ее". Как будто бы шнурку есть дело до девушек! И все же вежливость - это уже лучше язвительности. Клинтон вздохнул и повернулся к Райли, давая ей еще минуту. На его решение слова вряд ли повлияют, но выслушать стоило все из той же вежливости.
  Значит, друг подруги. Несомненно, реально существующей, ни разу не вымышленной подруги, реально существующий друг. Захватывающая история, так тронула чуткое сердце стража... нет, конечно нет.
  - И у друга даже было имя? - не скрывая сарказма, терпеливо протянул Клинтон и покачал головой. - Успокой свою подругу другим способом. Посмотрите мелодраму, купи ей шоколада, включи психолога. Если ты рассчитываешь, что я расчувствуюсь и расскажу тайну следствия, ты немного не по адресу.
  Сколько еще раз нужно сказать ей, чтобы нашла себе другую работу? Или хотя бы другой объект для преследований. Ей вообще за эту беготню по городу платят?
  Он все-таки намеревался уйти, то и дело бросал взгляд в сторону улицы. Удерживала сейчас только перегородившая выход из переулка машина, ставшая как раз поперек. Чтобы обойти ее, пришлось бы пробираться через грязную лужу с маслянистым радужным пятном, испачкать плащ 9да, да, он уже испачкан), слишком много досаждающих неприятностей, и легче просто подождать, потерпев немного общество репортерши. Только поэтому у девушки была в запасе еще пара минут на попытку заинтересовать стража.
  И, черт возьми, у нее почти получилось. Почти.
  Клинтон оглядел ее более внимательно, будто только сейчас заметил по-настоящему. Допустим, она знает о существовании темных и светлых душ. Большинство людей не вдаются в такие подробности. И что с того? Сейчас она лишь доказала, что является действительно неплохим журналистом. Надо было все же почитать ее статьи, - да как-то времени не было.
  - Райли Паркер, кажется? - да, он помнил ее имя, просто потому, что привык запоминать все вещи. - Так вот, мисс Паркер, если я не первый страж на твоем пути, что же ты ко мне так пристала? Дай угадаю: первый тоже был не разговорчив. А знаешь, почему? Это называется "профессиональная этика". Я думал, журналистам в Америке знакомо это понятие.
  Вот почему не стоит простым людям распространяться о душах вообще. Все эти знания для них будут познавательны, но бесполезны. Зато восстанут глубинные страхи монстров, разогреется интерес, будут не спать по ночам и заражать друг друга мистическими догадками, ничего общего не имеющими с реальностью. Люди знают о существовании микробов, но если станут задумываться каждый день о том, сколько из них живет буквально у них на лице, то сойдут с ума. Представьте, до чего может себя довести человек с фобией душ, одна из которых в любой момент может дышать ему в затылок.
  Теперь предположим, что упомянутые персонажи из рассказа мисс Паркер существуют. Доставит ли успокоения бедной гипотетической девушке знание о том, что ее возлюбленного содрали кожу, а внутренности съели, чтобы какое-то время разгуливать в его облике в поисках следующей жертвы? Ммм, не-а.
  Клинт аккуратно взял девушку за подбородок, глядя ей прямо в глаза по-отечески строго.
  - Я абсолютно уверен, что твоей подруге будет спокойнее не знать таких подробностей. Поверь мне, крепче спать будет, - он щелкнул ее по носу. До сих пор не верил ей ни на йоту, хотя почти не злился. Воззвать к сочувствую трогательной личной историей - это была хорошая попытка, даже милая. Просто она, в самом деле, выбрала не того стража.
  Наконец он высмотрел наметившийся между машинами просвет и зашагал вперед, ловко лавируя между прохожих. Шел не спеша, догадываясь, что Райли последует за ним и дальше. Но запрещать ей этого не стал. Напротив, приподнял бровь, приглашая идти следом. Если ей так хочется, что ж, может идти рядом и наблюдать, только пускай не мешается под ногами да в разговоры старших не влезает. Талантливому репортеру и этого хватит для материала.
  Хотя если она все-таки не лгала... То он упускает еще одну ниточку, и на этот раз уже из-за собственного упрямства. Нужно учесть все варианты. Пока рано отметать что-либо.
  Дойти до дверей участка они не успели. Внезапный звонок от детектива поменял все планы и конечный пункт назначения. Еще один труп, о котором так недавно сокрушался страж, наконец объявился в городе. Теперь соваться в полицейский офис не было необходимости. Координаты тут же были сброшены ему на телефон. Клинтон взглянул на свою спутницу, не успевшую отстать и показал сообщение с адресом. Черт с ней, проныра может быть и полезной.
  - Знаешь, где это?

+3

5

Сколько ему было лет, тридцать? Больше? Учитывая то, что Дар делает стражей моложе, так сходу сложно было сказать. Этот Клинтон явно считал, что перед ним возникла всего лишь глупая девчонка, ещё не успевшая толком пожить на белом свете и не знающая, как работает настоящий мир. Райли, может быть, и была такой, но точно не для самой себя, и потому подобное отношение к себе бесило, раздражало, выводило из себя, называйте как хотите.
- Ты не поверишь, но половину детства я провела в Арденау, - с долей язвительности в голосе ответила Паркер. Ну, надо же, он даже помнил, как зовут "эту маленькую рыжую занозу в заднице". Добавляло ли ему это очков в карму? Несомненно, нет. На заявление о профессиональной этике глаза сами возвелись к небу. Господи, почему с этим человеком так сложно? От их разговора прошло максимум минут семь, а привычное самообладание уже отказывало. Интересно, он всегда такой? - Нам было некогда говорить о тёмных душах. Справлялись с ненормальным законником, знаешь ли, - воспоминания о том, как их с Мануэлой пытался убить тот ненормальный тип из Ордена, были не самыми приятными. Она даже поморщилась, на секунду забывшись о том, что подобные эмоции лучше не показывать перед теми, из кого ты пытаешься выудить какую-либо информацию. Райли давно уяснила: все люди - коршуны, и им нельзя давать возможности ухватиться за твои слабости.
Впрочем, Клинтон всё равно ухватился. За её подбородок.
- Чт... Эй! - терпение дало трещину. Такую огромную и стремительно расползающуюся по всему душевному равновесию. Ей что, пять лет?! От нахлынувшего возмущения Паркер даже не сразу сообразила, что Клинтон снова попытался от неё улизнуть. Правда, на этот раз не слишком торопливо, что даже немного удивляло. Она почти была готова к тому, что её оттолкнут в сторону, однако... Кажется, какая-то маленькая победа сегодня всё же была одержана. По крайней мере, сейчас никто не гнал её восвояси.
Хотя весь этот цирк всё равно вывел из себя. В следующий раз Райли точно укусит его за руку. А пока что... Видимо, придётся играть по его правилам. Осталось лишь понять, что они из себя представляли, потому что загадочный и скрытный страж явно не собирался так просто всё ей объяснять.
За своими мыслями Паркер на секунду выпала из реальности. Её взгляд был сосредоточен исключительно на плече Росса, идущего чуть впереди, и его потрёпанном пальто, сидевшем как влитое. Она боялась, что вновь упустит стража, и всё её исследование пропало. Никакой статьи, никакой книги, никаких знаний, которые в будущем могли бы спасти её (или даже чью-то ещё жизнь). Осознание того, куда они в итоге должны были дойти, пришло к Райли лишь когда она чудом успела притормозить, чтобы не врезаться в Клинтона. На экран телефона с коротким сообщением она взглянула рассеянно, словно не понимая, что от неё требуется.
- Думаю, что да, - Паркер задумчиво прикусила губу, мысленно представляя карту Нью-Йорка. Если она не ошибалась (а в этом плане успевшая изучить если не весь город, то весь Манхэттан точно, девица ошибалась редко), им предстояла ещё одна примерно десятиминутная прогулка до набережной. Журналистка подняла взгляд на Клинтона и хитро прищурилась. Неужели этот суровый и самостоятельный взрослый мальчик решился забить на свои принципы и всё-таки воспользоваться её помощью? Стоило сделать то же самое. - Я провожу тебя..., - "но по пути ты расскажешь мне про эту тёмную", хотела было закончить она фразу, но в последний момент передумала, лишь махнув рукой и развернувшись в сторону нужного пешеходного перехода. Лучше уж подвести к этому осторожно.
Райли покосилась на Клинтона, вышагивающего рядом. Высокий, заросший бородой, с непроницаемым лицом, он был полной противоположностью Авелар. Стражи разительно отличались друг от друга, и, в общем-то, в этом не было ничего странного: в конце концов, то, что у них был какой-то там Дар, не означало, что они не были людьми. Если задуматься, ей наверняка приходилось сталкиваться с выходцами из Академии и раньше, когда она жила там со своей горе-матерью. Однако о том периоде она почти ничего не помнила, кроме своей набожной родни из Ордена и каких-то не слишком случайных людей, среди которых не было стражей от слова "совсем". Поэтому... да, что-то она знала. Но слишком мало. И это раздражало.
- Так, значит, эта тёмная съедает внутренности и оставляет одну только кожу? - Паркер начала осторожно, словно речь шла о какой-то опасной теме. На реакцию Клинтона она не смотрела из принципа, решив придерживаться стратегии "барана и ворот": гни свою линию дальше, и пусть делает с этим что хочет. Правда, канадское воспитание почему-то именно сейчас, в такой неподходящий момент, давало о себе знать, и даже настаивать получалось с примесью оправдательного тона в голосе: - Я не знаю, что ты себе надумал, но мне действительно просто очень интересно. И я всё равно рано или поздно узнаю то, что мне нужно, просто... хотелось бы рано.
Место, к которому они направлялись, по сути своей не было набережной для прогулок. Несмотря на то, что неподалёку действительно было место наподобие смотровой площадки, наслаждаться прекрасным видом на "чистейший" (минутка сарказма) Ист-Ривер мешала проходящая тут же крупная трасса. В сообщении Клинтона же речь и вовсе шла о парковке для автомобилей; Райли поняла это лишь по мере приближения. Там их уже ждали. Утомлённые летней жарой полицейские выглядели не слишком приветливо, и недовольство задержкой стража явно читалось на их блестящих от пота лицах. Естественно, дальше заградительной линии Паркер не пустили, и к "трупу" Росс пошёл в гордом одиночестве, заставляя обиженную журналистку пытаться увидеть хоть что-то, привставая на носочки.
Порыв ветра пришёл неожиданно. Плохо закреплённую, лёгкую кожу чуть сдвинуло ближе к Райли, так, что она смогла увидеть лицо убитого вместе с большой татуировкой на правой стороне шеи и в миг побледнеть. Полицейскому пришлось придержать её за локоть, ворча что-то о "чувствительных гражданских", но Паркер его не слушала.
- Вы нашли при нём какие-нибудь документы? - спросила она неожиданно ровным голосом. Офицер, что держал её, молодой парень, явно из новичков, переглянулся со своим напарником, и ответил утвердительно. Райли не знала, что двигало им, неопытность или понимание того, что дама может сказать что-то дельное, но вслух было произнесено и имя жертвы.
Что ж, теперь понятно, почему Джесси не отвечает на звонки.
- Клинт, - всё так же ровно и спокойно Паркер позвала к себе стража, наплевав на то, что вся её реакция выдаст с потрохами тот факт, что рассказанная до этого история, не сопровождающаяся такими эмоциями, была полной чушью, - я его знаю.

Отредактировано Riley Parker (2017-11-18 20:55:52)

+2

6

  Еще одна маленькая подробность о юной проныре, которую он не спрашивал: она жила в Арденау. Немного неожиданно. И все происходящее сразу же перестало быть чередой случайностей. Но внешне Росс и бровью не повел. Как будто упомянутый город стражей - деталь обыденная и совсем не впечатляющая. Подумаешь, жила она там, мало ли людей живет в Арденау. Может, еще и в Академии училась, пока не выгнали за то, что всех достала?
  Нет, нет, если бы за это выгоняли из Академии, у Клинтона бы сейчас клинка не было.
  Дополнительные сведения: мисс Паркер не любит, чтобы ее трогали.
  Все это были детали, сухая информация, помогающая привыкнуть к присутствию рядом постороннего. Клинтон никогда не любил чужое общество, любые попутчики и даже напарники были вынужденной обузой для него, но нравилось ему это или нет, с этими людьми приходилось как-то взаимодействовать. И с этой точки зрения Клинтон предпочитал знать о них как можно больше, чем не знать совсем ничего. Он никогда, разумеется, не выуживал у них информацию (делать ему больше нечего, не такой уж важности люди), но делал зарубки на памяти с каждой узнанной деталью - вдруг потом пригодится. В "зарубках про Райли" значилось примерно следующее: Райли Паркер, рыжая, глаза голубые, рост средний. Возможно, британка по происхождению. Балуется журналистикой, упрямая, имеет привычку лезть не в свое дело, может быть полезной, но - внимание! - скорее влезет в неприятности, из которых ее придется вытаскивать. Потому что страж, хочет он того или нет, в некотором роде несет ответственность за любых гражданских, что находятся рядом с ним, когда имеет дело с темными. Это он потом своему законник объяснять будет, что простые люди тоже не маленькие и глупят по своей инициативе. Дело в том, что они как раз-таки все равно, что маленькие: ты видишь угрозу, а они нет. Ты за них в ответе. Если кто-нибудь погибнет в твою смену, это твой огрех, это еще одна зарубка на том суку, где ты сидишь, и когда-нибудь голову с плеч тебе за это снимут.
  Пока они приближались к набережной, молчание становилось натянутым. Клинтон, возможно, молчал бы и дальше, но у Райли было много вопросов, можно было начинать обратный отсчет до того, как она снова начнет их задавать. И Клинт сломался: решил, что с него не убудет, а девушке будет безопаснее все-таки знать кое-что. Вдобавок, ее наивное заблуждение было как скрип ножом по тарелке.
  - Нет, не совсем, - не сразу и сквозь зубы начал он, понимая, как из него тянут информацию ниточка за ниточкой. Потом вздохнул, признал ее право быть в курсе опасности, и пояснил уже на тон теплее: - Хемене не обязательно есть внутренности. Ей нужна оболочка... кожа. Чтобы носить ее, как одежду, маскироваться среди живых. Полагаю, это все, чего темные хотят - продолжать жить. Что не делает их меньшими тварями.
  Он поморщился - с берега уже здесь ощущался запах смрада и знакомое ощущение зла, рыскающего и алчущего, побывавшего здесь.
  На набережной он безучастно оглядел полицейских, парившихся под летним солнцем и ворчливо жаловавшихся на свое положение. Сам страж, казалось, жары не замечал: ветер с воды раздувал распахнутый плащ и светлую рубашку под ним, что не вполне уместно добавляло ему пафоса. Демонстрировать, кто он, на этот раз уже не требовалось, к счастью и к огорчению одновременно. Еще немного, и его британскую рожу запомнят на Манхэттене на долгие годы, особенно если это дело затянется, станет пятном на его карьере.
  Клинтон шагнул за ограждение из желтой ленты, оставив Райли стоять снаружи, полицейские ее не пропустили. Сказать по-правде, страж про нее просто... забыл. Но не потому, что она была ему не нужна в данный момент, а потому, что место преступления занимало куда больше. Да и не любил он, чтобы кто-то топтался рядом, лез под руку и из-за плеча заглядывал, да вопросами отвлекал.
  Тела не было. Снова. Только высохший и противно шелестящий пергамент, бывший когда-то человеком, судя по всему, мужского пола, татуированным и вроде бы брюнетом - теперь уже не разобрать. "Голодная. И не в меру. Либо слишком умна - откуда у них вообще ум? - и заметает все следы." Самый беглый осмотр показывал свежий след присутствия души, пятна крови тоже говорили о то, что все случилось совсем недавно. Клинтон начертил простенькую фигуру и тихо выругался на шотландском. Светлая? "Кому делать было нечего?" Прошла буквально перед их приходом. Наверняка испугалась увиденного и ноги унесла, как ошпаренная. Он бы и не удивился, окажись это та самая плаксивая дамочка, с которой он разговаривал утром. Но искать ее - только терять попусту время.
  Райли окликнула его, и Клинтон бросил на девушку сосредоточенный взгляд. Девушка побледнела, как мел, и ее глаза казались больше обычного, на секунду Клинт подумал, что не стоило брать ее с собой на такое зрелище. Знает его? Значит, все-таки не врала? Нет, стойте, она ведь ошарашена! Все еще интереснее. Он приподнял бровь, заодно поймал себя на том, что испытывает почти садистское удовлетворение. Стало быть, наврала и накаркала, поплатилась за свою ложь. Но это уже не важно, сейчас на кону стояло совсем другое - жизни, жизни людей, их скоро можно будет считать по часам. Росс поднялся и подошел к девушке, вернув выражению лица спокойную сосредоточенность.
  - Твой знакомый мертв уже давно, мисс Паркер. Здесь у нас новая неизвестная жертва.
  Тот неведомый бедолага, в чьем облике сейчас разгуливает хемена. Пока что она даже выглядит почти красавицей, никаких тебе трупных разложений и отваливающихся кусков. Но это ненадолго, и если его подсчеты верны, эта хемена странная, меняет облик все чаще. Так он будет гоняться за ней вечно. Пора бить тревогу.
  Он обратился к полицейским, в кои-то веки люди в форме казались полезными:
  - Нужно обыскать ближайшие кварталы, обращайте внимание на всех подозрительных - мертвенно-бледных и молчаливых, но в контакт не вступайте! Ты... - Клинтон задумался. Да, не хотелось брать Райли с собой и подвергать опасности, но ему спокойнее будет держать ее в пределах видимости, чем обнаружить ее в качестве новой жертвы. - ...идешь со мной. И смотри в оба. Раз это был твой знакомый, есть предположение, в кого он мог влезть следующим? Близкие связи? Назначенная встреча?
  Кто-то, кто подпустит такого красавца достаточно близко. На самом деле это мог быть кто угодно, от случайного прохожего до юной девушки вроде Райли, засмотревшейся на... М-да, по останкам парня трудно понять, было ли там на что смотреть. Так или иначе, сойдет любая зацепка. Клинтон наконец дал знак копам пропустить мисс Паркер. Он аккуратно, почти галантно взял ее под локоть (против такого прикосновения она не будет?) и повел за собой, внимательно слушая ее ответ. А через несколько шагов вновь повторил кинжалом на земле фигуру поиска и ускорил шаг.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » you got problems now, my friend


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC