Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Lazaria Mayham

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Christophe Leroy

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


- Ты же не Еш… Ез… Е-рез-шаш? – глупо уточнила Брэйтуэйт, старательно, но не очень успешно, выговаривая фамилию друзей Радослава. – Что происходит? Тут как будто несколько дней никого не было… Они сбежали?Ведьма раздраженно бросит на пол надоевший сверток. [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Blessed be thou Africa


Blessed be thou Africa

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://78.media.tumblr.com/59c04ec8aaacb0c5a05c5cab1ec96847/tumblr_nrdojhLz3O1sy6c59o1_540.gif
Shadia Mansour – Asalamo Aalekom
BLESSED BE THOU AFRICA
Walther Meissner & Clinton Ross
Мадрид, Испания → Марракеш, Марокко
Июль 2011

Это могла быть одна из самых скучных стажировок за всю историю Братства. Если бы не Песочник, объявившийся в одном из арабских городов. И вроде бы в Африку соваться - не лучшая идея, тем более с неопытным практикантом... А вроде бы и как хочется, и Марокко совсем недалеко от Мадрида, в котором уже неделю вообще ничего не происходит. Да и просто - кто же откажется от экзотики и приключений?

Отредактировано Clinton Ross (2017-11-06 18:46:03)

+1

2

Дверь захлопывается, и время начинает ползти медленнее черепахи. Унылые стены, унылые потолки, унылые кровати, еще хранящие тепло человеческого тела; и венец этого убожества – Клинтон Росс, критикующий очередную созданную фигуру своего ученика. Мальчишка лишь с досадой поджимает губы, понимая, что старший страж прав и в собственном идиотизме винить надо только себя.
Учитель был для него всем - и богом, и господином и мучителем в одном лице, и всю неделю, что они пробыли в Мадриде, Мейсснер слушал, запоминал, повторял то, что в него требовательно вбивал Росс.
Вальтер старался, хотя это было отчаянно трудно, и к тому же, сильно отличалось от теоретических знаний, которые давали в академии. Словно в стенах альма-матер собирались не когда-то практикующие стражи, а полчища книжных маразматиков. Но иногда Мейснер не выдерживал и почти хамил - он терпеть не мог, когда на него орали, у него сразу начинало все валиться из рук, и мальчишка становился дерзким и раздражительным.
Хорошему настроению не способствовало и вынужденное бездействие: ежедневный обход улиц, подвалов и кладбищ Мадрида не давал никаких результатов. Работы не было уже неделю и один единственный проказник, встреченный стражами в первый день их пребывания в Испании, стал лишь размытым воспоминанием. Словно не эта душа трижды окатила Вальтера какими-то помоями и запустила истерично орущего кота - где только поймала? Так что, когда с тёмной было покончено, на щеке мальчишки, прямо под левым глазом, красовались две короткие царапины от когтей животного, сошедшие лишь пару дней назад.
А потом наступило затишье. Вальтер уставал от безделья и дикого солнца, раскаленного диска, намертво приклеенного к небу. Ночи были короткие, но даже тогда казалось, что улицы не успевают остывать. Чертова жара выматывала похлеще душ. Погода не щадила людей, зажаривая незащищенную от солнца кожу как огонь курицу.
Клинтона казалось это нисколько не волновало и он продолжал гонять ученика со страстью привычного к пыткам человека.
Многие выпускники не жаловали Росса, то Ли не любили, то ли не понимали, сказать было трудно, но меньше всего ожидали, что к нему приставят ученика. Ещё и Мейснера. Одного из лучших выпускников, мальчишку не захотел добровольно взять ни один страж - вероятно, сказывался свинский характер. Кого наказали, Вальтера или Клинтона оставалось загадкой и многие даже не стеснялись делать ставки: кто раньше кончится, ученик или учитель.
Даже лучший друг, с которым на школьной скамье они были не разлей вода, похлопал его по плечу и пожелал удачи. «Не налажай», - не самое дружелюбное пожелание, но Мейнер привычно послал приятеля к богу, лажать он умел. А вот ценить слова - нет, предпочитая им дело.
Теперь же, спустя неделю, готовый выть на собственную тень, молодой страж чувствовал как ему не хватает друзей, разбредшихся по разным дорогам и судьбам.
Вальтер слышал от старших стражей, что обычно шестеро из десяти не переживают первого года службы, а ещё один погибает в следующие три года. Он слышал это и глубоко в душе надеялся, что с их курсом этого не случится и все останутся живы. Братство - одна большая семья, а твои сокурсники - узкий ее круг самых близких друзей.
Клинтон появился внезапно, привлекая внимание ученика и вырывая из мира воспоминаний. Мейснеру показалось, что Росс немного взволнован или скорее возбужден и глухо выдохнул, будто собака взявшая след. Кажется, их протухание в этом городе закруглялось.
- Песочник? - неуверенно переспросил мальчишка, хмуря к переносице брови, в попытке расшевелить застоявшийся от безделья мозг. Больше песочников он ненавидел проказников, но легкомысленно решил, что раз уж справился со вторыми, то и с первыми как-нибудь совладает. Опасная мысль, если учитывать молодость и неопытность. Недооценивать врага опасно, иногда смертельно - это прямой путь к поражению.
Что Вальтер знал про этих мумий? Хотя бы то, что для бальзамированных кукол они очень даже прытки и опасны. Не к месту сразу вспоминаешь одноименный фильм с данным существом, встреча с которым почти для всех заканчивалась летально. Вообще-то непонятно как надо было прожить жизнь, чтобы стать этим, но с душами всегда и все неопределенно. Так вот, для маленькой «бальзамированной» твари песочная очень быстра и неуловима.
- Вы раньше сталкивались с песочником? - спросил Мейснер, прикидывая, как победить душу, которая нападает со спины. Взгляд его был прикован к виду в иллюминаторе. - Кстати, куда мы летим?
Почему-то мальчишке казалось, что ответ ему не понравится и он даже оказался прав. Проблема было на в самой Африке, а в погоде и местном климате. Долбаная жара.
Впрочем, что ещё знал о Марокко Вальтер? Кажется, лишь то, что там война на войне и войной погоняет, итог сражений - сотни тёмных душ, работа и соответственно практика. Скоро он будет в этой практике по самые уши. Впрочем, именно этого молодой страж и хотел.

Отредактировано Walther Meissner (2017-11-15 12:20:42)

+3

3

  Можно бесконечно ворчать на то, что тебе подсунули стажера. Плеваться, перебирать в голове проклятия в адрес того, кому вздумалось, что Россу вообще пора бы уже стать хоть чьим-то наставником. Как будто нельзя обойтись совсем без этого. Как будто бы наставников кроме него не хватает. Раздраженно хмурить брови и морщить нос, когда ученик напомнит о своем существовании словом или делом, а то и вовсе подвернется под недобрый взгляд. Росс слишком любил общество самого себя, чтобы согласиться целых четыре года не просто делить его с кем-то, но еще и приглядывать и учить чему-то. Это значит разговаривать и терпеть глупости, ошибки и неприятные привычки тоже, а еще подминать свои собственные. Можно сколько угодно делать вид, что все сложится само собой. Но в конце концов все равно придется находить общий язык и работать вместе. И учить.
  Клинтон понятия не имел, как нужно учить кого-то. Поэтому он относился к своим обязанностям, как к наказанию, и старался выполнять какой-то обязательный минимум наставника: следить, чтобы падаван ни во что не влез, не сломал бы себе голову, что в условиях почти полного отсутствия темных было не трудно, и подмечать его ошибки. Что касается ошибок, здесь Росс был даже чересчур дотошен, но юноша ему потом только спасибо скажет. Росс вот своих учителей благодарил - ненавидел, но и благодарил. Хотя он в его годы и сам готов был дни и ночи напролет оттачивать каждую новую фигуру в не идущем ни в какие сравнения перфекционизме и погоне за идеальностью линий. И наставник был к нему все равно очень строг. Но эта строгость в итоге несколько раз спасла ему жизнь. Возможно, теперь из Росса получился бы столь же хороший наставник, если бы ни о одно но. Неумение и нежелание Клинтона общаться с кем-то свыше необходимого. Не говоря уже о какой-то эмпатии и проявлении теплоты. С другими стражами он контактировал исключительно по работе, и это вроде как всех устраивало. Кроме этого парня. Вальтер Мейснер, только выпустился и, конечно же, жаждет приключений, сложных расследований, полных геройских свершений... А вместо этого только и остается бедняге, что с кислым лицом жаловаться на скуку. На деле, увы, жизнь стража не каждый день насыщена боями с темными - но это лучше, на самом деле, потому что очень многие в итоге погибают в этих боях. Объяснять это юнцу было бы пустым занятием, Клинтон слишком хорошо помнил себя в его же годы, чтобы понимать, насколько он прислушается к таким словам. Статистику погибающих в первые годы Мейснер тоже наверняка слышал. И все же, трудно с ним не согласиться. Мадрид, куда их направили на дежурство, был скучным.
  Парочка душ, а затем ни одной завалявшейся за последние несколько дней! О, поверьте, для Росса это было тюрьмой не меньшей. Пребывание в Мадриде больше всего напоминало ссылку. И если сэр Аллердайс так отыгрывался на своем бывшем студенте, если таков был план этого старика, то его взяла. Почему-то Росс не сомневался, кто именно приложил руку к его направлению. А разве может быть иначе? Спасало то, что город, в целом, был большим, и можно было не торчать в номере целыми днями, пожирая друг друга напряженными взглядами.
 
  - Пакуй чемоданы, мы едем ловить песочника, - Росс практически влетел в номер, на ходу подбирая бумаги и еще кое-какие вещи в чемодан, почти не глядя на своего ученика. Глаза стража горели и, по правде сказать, он едва сдерживал возбуждение в голосе, граничащее с ликованием. Они улетают из этого сраного города. О да. Достаточно опасная темная. И это - Африка! Возможно, ему даже влетит за то, что тащит с собой зеленого выпускника. Но к тому моменту, как информация дойдет до верхов, дело уже будет закрыто. К тому же, это практически рядом, всего лишь Марокко, не самая горячая точка, они обернутся в два счета. Такое известие об объявившемся песочнике он не мог проигнорировать. Продолжать плевать в потолок и морить той же пыткой мальчика, когда настоящее приключение ждет их буквально за порогом. Хорошо, Рос бы с радостью отправился на это задание один, но не может бросить подопечного, поэтому Мейснеру несказанно повезло - он тоже едет на этот праздник. Ну  просто потому, что у Росса хорошее настроение сегодня, и он решил, почему бы и нет. Проветрится. Наконец поучится хоть чему-то в деле. Может, даже подстрахует, хотя вероятнее всего будет мешаться под ногами, но вдруг он правда способный. О, и вот еще: на самом деле правильному Россу нравится нарушать чужие правила.
  Несколько часов на перелет, в течение которых страж почти ничего не рассказывает, чтобы не выболтать лишнего, лишая таки образом своего ученика возможности сбежать, пока не поздно. Потому что, будь у юнца здравый смысл вместо юношеского максимализма, он бы, конечно, сбежал, а Росс бы потом гонялся за ним по всей Испании, проклиная весь белый свет и магистров, которые снимут ему голову за потерянного ученика. Насколько много в Вальтере здравого смысла и сколько в нем азарта, прямо так сразу по ясным глазкам не видно, Клинтон не экстрасенс и тем более не эмпат, поэтому на вопрос о месте назначения внятно ответил лишь тогда, когда от Мадрида их отделяли сотни метров под крылом самолета.
  - Марракеш. Марокко. Не волнуйся, мы быстро, туда и обратно. О, и не благодари.
  В Африке жарко, в прямом и переносном смысле, и переносный куда страшнее. Но разве это не интереснее,чем считать ворон и вести вялые беседы с редкими невинными душами на ломаном испанском, м? Если молодой человек испугается, молодой человек может отсидеться в отеле и там, ради бога. Чего Росс точно не собирался делать, так это играть под дудку магистров и просиживать штаны без дела. А если Вальтер не испугается, Вальтер Россу даже понравится, честное слово.
  А вот эту вот кислую мину с лица он мог бы и стереть. Разве не об этом он ныл последнюю неделю? Но если вдруг причина в морской болезни, пакетик Росс держать ему не будет.
  - Если передумал лететь, я захватил тебе парашют, - внизу под ними задевал крыло Гибралтар, Сциллой и Харибдой сжимая Средиземное море и скалясь на них острыми скалами исподлобья облаков. - Слушай, Вальтер, я не вызывался быть твоим наставником, но если хочешь действительно научиться чему-нибудь, это твой шанс.
  Парашюта на самом деле не было. Билетов на обратный рейс - тоже, но Клинтон надеялся обернуться за пару дней. Планировать рейс в оба конца - плохая примета, обязательно что-то заставит задержаться. И лучше пусть это будет красивая паранджа, а не песочник.

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Blessed be thou Africa


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC