Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ВИЖУ ЗЛА: Scarecrow

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: Matt Constantin
— И вновь, если вы позволите мне напомнить, я обладаю каким-никаким колдовским даром. Поэтому выследить отправителя писем, звонящего из телефонного автомата или с незарегистрированного номера, шутника, оставляющего записки под дверью, не стоит мне никаких усилий. Вы ведь понимаете, о чем именно я говорю, верно? Мой дом защищен, моя семья защищена, я сам - нахожусь под защитой собственной магии. И я задам вам вопрос еще раз, детектив: неужели вы считаете, что грязный, провонявший пончиками полицейский участок способен хоть кому-то обеспечить безопасность? [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » m - is for murder.


m - is for murder.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/ldvzoly.gif https://i.imgur.com/AedTHJd.gif https://i.imgur.com/LjNUMcH.gif https://i.imgur.com/YZN7Th1.gif
silence
m - is for murder
Sadie Rocard & August Heissmeyer
Май 2017-го года.Один из ночных клубов Арденау.
В одном из клубов Арденау происходит жестокое убийство. Как назло (словно ему и без того мало проблем), совладельцем заведения является Хейссмайер, а за расследование берется полиция города.

+4

2

Словно ей и без того работы мало, - размышляла Сэди, пока её старенький мини купер катился по улицам Арденау. Дорога была свободная. Ни пробок, аварий, ни зевак, что перебегают на красный. В шесть утра в городе, где, казалась бы, собралось всё странное мира, было совершенно тихо и спокойно. От того все недостатки старой машины были хорошо слышны. Они сбивали англичанку с размышлений. Проигрыватель недавно сломался, поэтому заглушить скрип тормозных колодок на светофорах, не удавалась. Только Сэди нащупывала ниточку, разбирая в своей светлой голове, одно из старых дел, происходил этот ужасный скрип, и ниточка ускользала. Чёрт, - негромко выругалась девчонка и осмотрелась. Не застал ли кто её за столь не свойственным для юной леди, занятием. Глупо конечно, но Рокард всё ещё боялась, что перед машиной сейчас выскочит мать и начнёт читать её лекции на тему «как подобает себя вести, даже если одна». – Помни, леди всегда остаётся леди, - передразнила она матушку в зеркало заднего вида. А ещё леди не должна работать в полиции – это мужская работа. Но ведьма давно пошла против материнских планов на будущее, так почему бы не пойти до конца. Тем более стереотипы, сложившиеся о детективах-полицейских как, раз включают в себя: пончики, много кофе и сквернословие. Она остановилась на очередном светофоре и в этот раз скрип заглушил телефон. На экране светился номер участка, а из динамика звучал высокий голос коллеги, который несмотря на свои сорок лет имел проблемы с речью. Он то заикался, то не выговаривал букву «р», Сэди решила, что проблема в стрессе от работы, а с его дикцией всё в порядке.  Разбирать, что он говорит, она научилась спустя неделю и иногда, ей удавалась быстрей закончить его мысль, что во многом упрощало общение. Сейчас он начал с издевательского прозвища, которое придумали всем отделом – Хьюстон. Фанаты, что с них взять. Да и ведьма не злилась. Прозвище – самое безобидное, что они могли сделать, когда сопливая девчонка получила руководство над взрослыми суровыми дядьками. К тому же она всегда могла навести на них порчу, но этот козырь она приберегла на особый случай. Голос в трубке сообщал об убийстве, о котором детектив уже знала. Дело в том, что место убийство находилось ровно на границе территории, которую делят между собой два участка.  И когда утром её разбудил звонок дяди, она уже всё поняла. Ленивые толстячки из третьего отделения полиции вознаграждать себя лишней работой не собирались. Их патрульные уже побывали на месте преступления и подвинув одну из улик на сантиметр ближе, они избавили себя от нового дела. Что для провального участка еще одно не раскрытое дело. Положат на полку, обрастать пылью. Англичанка еще с Лондона была знакома с подобными махинациями. Да и в Арденау, благодаря той, на два нераскрытых дела стало больше. Доказать она ничего не могла. От того была не в самом лучшем расположении духа.
Она выслушала голос своего коллеги и отключилась, не бросив даже пока. Кажется, пока размышляла и слушала голос из телефона, она заблудилась. Она в городе не так давно и ещё плохо его знает. Обычно на новое задание она ехала с кем-нибудь из коллег. А свой старенький автомобиль, приобретённый на собственные сбережения, оставляла возле участка. А еще лучше на парковке возле дома, коллегам только дай повод. Шуточки про её родню и как такая рухлядь ещё ездит, не заставят себя ждать. Она немного попетляла по району, а затем набрала номер клуба, где все произошло.  Высокий, плечистый мужчина, вышел ей на встречу, на целый квартал впереди. – Детектив Рокард, - она достала удостоверение, амбал хмыкнул, помолчал и, наконец, удовлетворительно кивнул пропуская девушку вперед. Наверное, переваривал тот факт, что она слишком молода для детектива. Распространенная реакция. 
Она никогда не любила клубы. И ни разу в них не была. Для юной леди с её родословной, ночные клубы –место непозволительное. Она не входила в ту часть аристократичной молодежи, которая отдыхает в клубах, просиживая деньги родителей. Все её знания о подобных заведениях сводились к минимуму. Там темно, накурено и развратно. Впервые оказавшись здесь, всё было так, как она себе и представляла. В самом центре большой танцпол, на котором собрали работников клуба и посетителей, которые не успели разойтись по домам. Народу было не много, ведьма вздохнула с облегчением. Опрашивая кучу народу можно проторчать здесь до следующего утра. Конечно, потом стоит найти, всех кто ещё отдыхал сегодня в клубе, но эту работу можно поручить другим. В конце просторного зала, была бар, а в противоположном сцена. Рядом с ней лестница ведущая на второй этаж. Столы и диваны. И лестница на самый вверх, в один единственный кабинет. Кабинет владельца. Место где всё и произошло. Будь ведьма ленива и не образована, запихала бы их боса в машину и везла бы в участок для допроса. Но не понаслышке знает, что нельзя так вести себя с влиятельными и богатыми людьми. – У меня всего один вопрос, - девчонка развернулась к мужчине, который следовал за ней всё время, пока та изучала клуб. – Где всё? Действительно из стражей правопорядка она была здесь одна. Ни судмедэксперт, ни криминалистов, ни простых полицейских. То ли Сэди приехала раньше, то ли она одна отдувается за всех. Амбал пошевелил челюстями и не успев ничего ответить, в коридоре послышались голоса, все засуетились. Не прошло и минуты, как зал наполнился людьми, и всё заработало. На вверх она не спешила подниматься, давая возможность криминалистам тщательно сделать свою работу. А ещё потому, что не очень хотелось смотреть на трупы в семь утра. Следом в помещение зашел мужчина. Запах его дорого парфюма смешался с дешёвыми сигаретами. Идеальной скроенный костюм, часы бремонт. Начищенные ботинки. Она подмечает такие вещи и не потому что коп, а потому что выросла в кругу такова типа мужчин. Она вновь ощутила себя в Лондоне, в родном доме. Арденау и места, где она сейчас бывает, немного другие. Проще. Она почувствовала себя очень неловко, понимая в каком виде сейчас предстанет перед мужчиной. Парка цвета хаки, с масляным пятном на рукаве. Пыльные ботинки, растрепанные волосы, небрежно висящая сумка через плечо. Она бы не то что не смогла попасть на встречу к мужчине, даже в клуб бы его не попала. – Доброе утро, - какая ложь, утро совсем недоброе. – Мистер Хайссмайер, я правильно понимаю. Она достала блокнот, где оставила пару заметок после звонка дяди. – Думаю, вы уже в курсе, что случилось в вашем клубе, - англичанка что-то помечала и уже через секунду вычеркивала. – Давайте начнём с простого, вы были в клубе сегодня ночью? Она пригласила жестом присоединиться к ней за столом, разговор предстоял долгий.

+1

3

— Бриэль, тебе стоит быть вежливее.Особенно с полицией.
Здоровенный детина, выполняющий работу охранника-вышибалы (что-то Августу подсказывала, что вторым он занимается куда как чаще) хмыкнул и пожал плечами. От этого простого движения темная ткань его черной водолазки едва не разошлась по швам. Только что Бриэль позвонил по всем известному номеру и сообщил о том, что этой ночью случилось в одном из самых больших клубов Арденау. Август стоял рядом с громилой, привычно заложив руки за спину, и краем уха слушал сбивчивые объяснения охранника. Весенний ветер трепал его темные волосы, смахивал с лица остатки душного, приторного шлейфа, которым покрывалась кожа, стоило только спуститься в полуподвальное помещение клуба.
Густав не любил это заведение, как, признаться, и ряд других, которыми ему довелось владеть. По большей части все они для немца были лишь способом получать стабильный и, что скрывать, внушительный доход. В “Черном георгине” Хайссмайер и был только во второй раз. Впервые, лет десять назад, он заходил в только-только открывшийся клуб лишь для того, чтобы лично познакомиться с управляющим и убедиться в том, что тот оправдает его ожидания. И вот, нынешнее его посещение обернулось историей, о которой не рассказывают за званым ужином.
— Будь добр, кури в другую сторону, — Густав махнул ладонью перед своим лицом, отгоняя прочь клубы вонючего дыма.
Арденау, город, в котором Август не бывал и который не любил, просыпался ото сна, быстро переходя от дремоты к бодрствованию. Улицы потихоньку наполнялись прохожими, в основном - лавочниками и рабами системы. Одни открывали магазинчики, протирали витрины, выставляли свежую выпечку; вторые сжимали в руках бумажные чашки с кофе и уже спешили в немногочисленные офисы.
Хайссмайер взглянул на циферблат наручных часов, смахнул одному ему видимую пылинку и, повернувшись к городу стражей и законников спиной, бросил охраннику:
— Встречай их здесь. И, бога ради, Бриэль, повежливее.
Сам он, чуть приподняв ткань дорогих брюк, спустился по каменной лестнице вниз. В “Георгине” оставалось не так много народа - лишь самые не удачливые из тех посетителей, кто решил провести ночь в состоянии алкогольного опьянения, в компании женщин и помпезного ночного шоу, и сотрудники зала, общим количеством едва больше дюжины. Присутствующие толпились у танцпола: кто-то звонил родным, кто-то блевал прямо на отполированный до блеска пол. В воздухе витало явственное напряжение и нескрываемый страх.
Густав бегло осмотрел помещение: техники забыли выключить стробоскоп, и в пустом, тихом зале то и дело вспыхивали пронзительно-белые вспышки, от которых раскалывались виски. На барной стойке сверкали фужеры и бокалы с недопитыми коктейлями - все осталось ровно на своих местах. Лицензия на алкоголь была действующей, деятельность - легальной, репутация заведения - безупречной. Колдун был спокоен.
За исключением, разумеется, маленькой неприятности, которая находилась сейчас в кабинете владельца наверху. Маленькой-маленькой неприятности, перепачкавшей пол и стены сверкающей алой кровью, так что Густав выругался, когда его идеально начищенные ботинки оказались в липкой луже.
— Какая занимательная вещь - привычка, вы не находите? Желать доброго утра, хотя мы оба понимаем, что оно уже не задалось, — Густав обратился к девушке, выросшей как гриб у него под ногами. Он взглянул на нее сверху вниз, и от его цепкого взгляда не ускользнул ни возраст особы, ни неопрятный внешний вид. Колдун невольно поправил рукава черной рубашки с тяжелыми запонками на манжетах. За девчонкой с видом верного пса маячила здоровенная фигура Бриэля. Густав попросил его найти техника и выключить, наконец, стробоскоп, и тот послушно заковылял на своих огромных ножищях прочь.
Вслед за девушкой Хайссмайер присел за один из столиков и сложил руки на столешнице будто добросовестный ученик.
— Вы очень прозорливы, —  заметил колдун в ответ на очевидный со стороны юной особы вопрос. — Разумеется. Простите, могу я еще раз увидеть ваше удостоверение, мисс?
Где-то позади раздался смачный мат, на секунду свет погас, погрузив в зал в кромешную тьму, а после под потолком вспыхнули лампы в оранжевых абажурах. При подобном освещении клуб напоминал скорее ресторан.
Густав улыбнулся девушке, когда та махнула перед его носом документами.
— Детектив Рокард. Ваша мама знает, где вы проводите время? — немец позволил себе коротко рассмеяться. — Простите, не самая удачная шутка. Да, я был в клубе сегодняшней ночью, —  Август перешел на сухой, деловой тон. — Более того, именно я обнаружил тела. Один из них - управляющий этого места, его фамилия Браунинг. Эдвард. Сорок два года, женат, двое детей (я с ними не знаком), стоит во главе клуба одиннадцатый год. Вторую, женщину, я видел впервые. 
Догадываясь о следующем вопросе, Густав опередил молодого полицейского:
— Я акционер, детектив. Контрольный пакет. Я лишь принимаю решения, но в жизни заведения участвую мало. О, чем, разумеется, сожалею. Разумеется, нет.

+2

4

Рокард привыкла к постоянному недоверию к её персоне. В конце концов в полиции она не один год и научилась держать лицо. А не бежать каждый раз в туалет в истерике, когда очередной свидетель или подозреваемый отвешивал шуточку, высмеивая её возраст или внешность. Будто она сама не знала, что детективом полиции она может стать, только если другие откажутся. И даже тогда, люди предпочтут никогда не совершать преступлений, чем доверить их раскрытие юной англичанке. В ней легко узнавался уличный фотограф или внештатный писака жёлтой газетёнки. В общем любая работа, которая не требует серьёзных телодвижений, тщательной работы мозгами или хотя бы опрятного внешнего вида. Однако Сэди видела себя в качестве полицейского, одобряло то общество или нет. Она с лёгкостью пропустила мимо ушей шутку мужчины, зарываясь носом в свои записи. Перечитывая их вновь и вновь. Въедалась в них глазами так, словно от этого зависела её жизнь. Или там было зашифровано имя убийцы. На самом деле Мортон просто выжидала, когда он закончит и они смогут перейти к сути вопроса. На её счастье воспитание мужчины взяло вверх, и он обошёлся лишь перепроверкой её удостоверения и одной шуткой. Не знаю кем были его родители, но за сына она их мысленно поблагодарила. Англичанка была совсем не настроена слушать издевки в свой адрес.  Когда утром тебя будят раньше обычного, сообщают о двойном убийстве, которое ко всему прочему носит ритуальный характер – нельзя прибывать в добром расположении духа. К счастью её работа не требовала быть милой со всеми и светиться от счастья. Она вполне могла позволить себе натянуть угрюмое выражение лица, хамить и ворчать, общаясь с людьми. Это был один из плюсов её работы. Пожалуй, больше плюсов в её работе, Рокард после переезда в Арденау, так для себя и не открыла.
За кого он её принимает, пока он говорилл о жертве, Сэди с помощью своего смартфона изучала своего оппонента. Через минуту, она уже была осведомлена о его родне, связях, счете в банке. Разумеется, полиция Арденау не имеет доступа к столь обширной информации, которой владела юный детектив, но когда твой дядя начальник Скотланд-Ярда, то ты перестаешь быть простым детективом. Все же немца она внимательно выслушала, сделала пару пометок, сверилась с досье. Профессиональные навыки машинально сравнили данные, выискивая в них несоответствие. Подозрений с мистера Хайссмайера никто не снимал. А то, что именно он нашёл тела, лишь усиливало те самые подозрения. Ведьма в глубине души очень надеялась, что убийца он. Сейчас она подловит его с помощью коварных вопросов и дело можно закрывать. Рокард всегда мечтает о быстром исходе, когда только открывает дела. Однажды, быть может, ей повезёт. Да, и Август не тот человек, который может допустить ошибку при разговоре. Если он вдруг и окажется убийцей, то очень умным. Сэди жизни не хватит чтобы связать его с двумя трупами в офисе. Это, кстати пока единственное что их связывало. – Могу я уточнить, в котором часу вы появились в клубе?  И в котором часу обнаружили тела? Она знала во сколько был совершён звонок в полицейский участок, но как показывает практика, у свидетелей может уйти уйма времени. Пока они доберутся до телефона и наберут нужный номер. Одни падают в обморок и лишь очнувшись понимают, что произошло. Одни просто боясь стать главными подозреваемыми, убегают, забыв картину увиденного, словно страшный сон. Вы не поверите сколько всего ещё может случиться. Порой доходит до абсурда, когда свидетелю одновременно с находкой тела сообщают о горящем доме и он напрочь забывает о первом пришествии. Поверьте, и такое возможно. Арденау очень странное место, с момента вступления в должность, Рокард повидала больше, чем её дядя за все годы что отдал службе в Скотланд-Ярде. – Я понимаю вероятность того, что в тот момент вы думали совсем не о времени, но постараетесь вспомнить хотя бы примерно.
К столику где они сидели, пробрался мужчина лет 65 с седой бородой и лысиной. Детектив Ларсен был старожилой участка и единственным нормальным её коллегой. Он почти всегда следовал её указаниям. Лишь изредка выказывая своё «фи» и пуская под откос недели кропотливой работы ведьмы. Он кивком головы поздоровался с Августом. И это большой прогресс для него, датчанин не очень-то жаловал богатеньких. – Заканчивай обмен любезностями и пойдём осмотрим место преступления. В силу его возраста она терпела подобное общение. Будь он хоть немного моложе, англичанка испробовала на нём парочку проклятий. – Я разговариваю со свидетелем, если ты не заметил, она немного повысила голос, не хотелось прослыть в глазах Августа ещё более неопытной и недостойной своего звания. Ходя куда ещё больше то. Мужчина продолжал стоять и таращиться на свою начальницу. Уверенный топот ногой давал понять – никуда он без неё не пойдёт. Чёрт с тобой Ларсен. Девчонка со злостью закрыла блокнот и швырнула его в сумку. – Вы не возражаете пройтись с нами, Август. Продолжим нашу беседу. Может она была слишком мягкой, но в конце концов немец официально прибывает в статусе свидетеля, а не подозреваемого. Пока не доказано обратное. Закон на его стороне, и он в праве решать, как поступить дальше. Рокард вообще должна сказать спасибо, что уважаемый человек согласился говорить с ней без повестки и без присутствия адвокатов. Которых у мистера Хайссмайера наберётся целый офис. – К тому же это в ваших интересах, чтобы мы все убрались от сюда скорее.

+1

5

— Я здесь с половины одиннадцатого, — Август смотрел на девушку, не отводя взгляда. Пока та демонстрировала ему лишь наморщенный лоб - так низко склонилась над своими записями, что не было видно глаз, немец пытался догадаться, какие именно мысли роятся в ее голове. Ход их наверняка был достаточно простым: попытки сложить воедино улики, протянуть линию от одного события к другому, выстроить хотя бы примерную картину произошедшего. Хайссмайер вздохнул и принялся барабанить указательным пальцем по столешнице, выказывая нетерпение.
— В четыре-ноль-восемь Эдвард нашел меня у бара и сообщил, что в двадцать минут у него состоится собеседование. В шесть минут шестого Бриэль пожаловался, что мистер Браунинг не открывает дверь кабинета, хотя сам велел принести заказ получасом ранее, — Август осмотрелся по сторонам. Полиция все еще вилась рядом с оставшейся публикой, их светоотражающие полосы на форме бликовали в свете включенных потолочных ламп. — Приблизительно в шесть часов пятнадцать минут я обнаружил тела. Спустя несколько минут Бриэль сообщил об этом в полицию.
Хайссмайер вернулся к созерцанию девушки, которую уже мысленно окрестил “zuckerpuppe detektiv”. Она, наконец, подняла голову и смотрела на колдуна во все глаза.
— Видите ли, мисс, —  как ее там? — Я очень тщательно слежу за своим временем.
Появление у стола очередного представителя правопорядка вызвало у немца легкое раздражение, однако он, как и подобает воспитанному человеку, вежливо улыбнулся в ответ на скованное приветствие. Ему хотелось поскорее закончить с этой волокитой, расправиться с делами и покинуть Арденау. Почему-то каждый визит в этот город оборачивался для Хайссмайера проблемами. Он редко жаловался - слишком любил ощущение, которые испытывал, распутывая клубки неприятностей или выходя сухим из воды. Сейчас ощущение триумфа он с легкостью бы променял на разгадку своей любимой головоломки, носившей имя его жены.
— С вами? — Август чуть приподнял брови. Однако крошка-детектив не задавала вопроса, а утверждала. Несколько секунд немец смотрел на нее, всем своим видом выражая вежливое недоумение подобной просьбой, но после этого улыбнулся и благосклонно кивнул. — Ну разумеется.
По правде говоря, ему не было совершенно никакого дела до того, что репутация заведения окажется на волоске после случившегося. Как не было интересно и то, насколько быстро господа полицейские вычистят кабинет Эдварда от скопившегося там мусора. Если клуб закроется, Хайссмайер потеряет лишь крохотную часть своего постоянного дохода.
Он поднялся, привычным движением застегнул пуговицы пиджака и жестом указал детективу и ее помощнику направление. Разумеется, они знали, куда следует идти, но немец предпочитал оставаться полноправным хозяином заведения. По крайней мере до момента его официального закрытия.
Пройдя мимо танцпола и небольших, отполированных столиков с мягкими диванами, они оказались у стеклянной лестницы, пружиной поднимающейся наверх. Несколько амбалов вроде Бриэля с лицами, не обремененными интеллектом, все еще стояли по обеим сторонам от нее. Должно быть, их уже успели допросить, однако вымуштрованные сотрудники по окончании официальной части вновь заступили на свой пост.
— Могу я отпустить людей по домам, детектив? Конечно, если вы с ними уже закончили.
Август посоветовал здоровякам получить расчет внизу и отправиться отдохнуть. Ближайшие несколько дней клуб не будет работать, сказал он, а дальше - время покажет.
Стеклянная лестница привела компанию на второй этаж. В небольшом холле стоял кожаный диван, кресла и кофейный столик с разложенными на нем глянцевыми журналами. Блондинка модельной внешности, выполняющая работу секретаря, куда-то ретировалась из-за стойки регистрации. Повсюду, куда ни глянь, вызывающе желтели полицейские ленты и флажки, отмечающие улики.
Дверь в кабинет стояла открытой. Август пропустил детектива вперед, а сам, брезгливо поморщившись, отстал на полшага. Вновь запачкать туфли в крови ему не улыбалось.
Перед ним расцвела все та же картина: два трупа на полу, оба - в неестественной позе с вывернутыми суставами рук и ног, широко распахнутые остекленевшие глаза смотрят в потолок. Вокруг - настоящий алый потоп, оставшаяся на мужчине и женщине одежда пропиталась им насквозь. Чем оба занимались (или намеревались заняться) за закрытой дверью кабинета управляющего не вызывало никаких сомнений.
— Даже не представляю, чем могу вам помочь, мисс Рокард, — задумчиво проговорил Густав, рассматривая кровавую постельную сцену. — Предположу, что собеседование пошло совсем не по плану. Он не сдержался, и из горла вырвался глухой смешок.

+1

6

Если говорить на чистоту, спокойствие и осведомлённость Августа – раздражала. Казалось он вот-вот должен был закончить говорить по делу и перейти на личную жизнь детектива. Так он был доволен и горд собой. Точно знал о всех присутствующих то, чего они сами о себе не знают. Август вызывал в детективе много эмоций. Сперва ей хотелось под землю провалится, так она стыдилась внешнего вида. Следом, мысленно она вынесла ему приговор – виновен. И смирилась с тем, что самостоятельно засадить его, ей не удастся. Слишком умный. Это расследование станет делом её жизни. В участке её прозовут городской сумасшедшей. Снимут с дела, но дома она обязательно обзаведётся большой доской с уликами и каждый день будет её пополнять. Так же, вполне возможно, детектив смотрит слишком много полицейских сериалов. И с этим пора заканчивать. И наконец, в своих мыслях она пришла к тому, что просто хочет его засадить. Жаль, не существует статьи за излишнею самонадеянность. Пускай мужчина и проявлял содействие к расследованию, изредка неуместно шутил, наверное, хотел показаться любезным. Но Рокард, таких как он, насквозь видит. Она готова поспорить на месячное жалование, грехов за ним числится не мало. Несмотря на образцовое досье. А может причина куда глубже: Сэди бесится, что мистер Хайссмайер, так похож на людей из её детства. Которые, то самое девство изрядно подпортили. Безэмоциональные, строгие, с высоко поднятой головой. Статуя в дорогом костюме, и та выглядит более живой. Простым словом, они могут либо решить все твои проблемы, либо создать.  Такой она помнит свои родню. Мать. И даже дядя, когда он думает, что она не смотрит. Рокард морщится. Ей не нравится какие параллели она повела. Не нравится, что расследование убийства, она сделала личным. Это не профессионально. Она просто слишком юна, чтобы уметь по щелчку пальца, разделять жизнь и работу. Со временем она научится. А сегодня, она должна сделать в этом направлении первый шаг. Иначе она просто не сможет раскрыть  дело. Девчонка бросает взгляд на своего пожилого коллегу, вспоминая какой бардак творился в его отделе, до её прихода. На секунду допускает мысль, - одним не раскрытым делом больше другим меньше. Отдергивает себя и успокаивается. Не для того она не спала ночей, питалась одним кофе из автомата и всё для того, что ребят с десятого участка стали воспринимать всерьёз. Когда у неё почти получилось, к ней стали прислушиваться - она не может допускать ошибок. Победителей не судят, а вот проигравших.
Достав из кармана канцелярскую резинку, англичанка зацепила её на руке. Когда она только пришла работать в полицию, её часто одолевала мысль всё бросить. А резинка на руке, отлично помогала отвлекаться от мыслей. Она оттянула её и отпустила. Колющая боль накрыла место удара, до кончиков пальцев. Метод продолжал работать. Взглянув на идущего впереди Августа, Сэди почувствовала равнодушие. Присмотревшись, вовсе поняла, что нет в нём ничего даже отдалённого похожего на её родню. Да, он богатый, самодовольный и кроме себя в этом мире ничего не любит. Таких полно на улицах Арденау и Лондона. Незачем на него всех собак спускать.
- Пусть идут, если мне потребуется, я вызову их в участок, - англичанка махнула рукой в сторону кучки людей. Их перешёптывания сильно отвлекали. Если вспомнить старые дела, то от гудящей толпы обычно мало толку, редко находится «везунчик» видевший что-то полезное. Только топчут место преступление и жмутся плотнее к друг другу, боясь, что следующим станет один из них. - При всё моём уважении, Август, - вошедшая в кабинет заметила, что свидетель-подозреваемый остался позади и не торопится следовать за ней. – Ваши шутки неуместны. Убито двое людей, проявите немного уважения. Детектив выпрямилась, расправила плечи. Стоя в центре комнаты, оставив позади Августа, она казалось выше на полголовы и чувствовала себя так же.
А обстановка то вокруг была не очень. Хорошо, детектив позавтракать не успела. Два тела на полу, на первый взгляд изувеченные одинаково, но это только на первый. Рокард нутром чуяла подвох. Вокруг крутились криминалисты, создавая излишнюю суету. Один неумеха, ослепил Рокард вспышкой. Девчонка еле сдержалась, чтобы не вышвырнуть его из кабинета. Понаберут по объявлению. Надев перчатки, англичанка обшарила все ящики в комнате. Кроме документов, которые касались клуба, поставок еды и алкоголя, ничего подозрительного не нашла. Минутой позже криминалисты высказали догадки на счёт орудия убийства, причин смерти и примерное время. Вернулся Ларсен, ведьма и не заметила его отсутствия. Возможно... дышалось легче. От старожилов участка смердит сигаретами так сильно, что только ленивый не обратит внимание.  А в кабинете и без старого курильщика, было достаточно причин, чтобы покинуть в спешке. Мужчина сообщил, что внизу они закончили и могут ехать в участок. Ведьма закатила глаза, разгребать ей видно одной, новое дело. А что, когда-то было иначе. Она молодая, мозговитая, справится. – Август, вы, пожалуй, тоже можете идти. Если мне что-то потребуется, я вас найду, - сидя на корточках девчонка изучала тела. Её по-прежнему одолевало чувство что-то не так. Убитый ей кого-то напоминал. Она ещё раз взглянула на Августа, отметила схожие черты. Нет, версия притянута за уши. Криминалисты вновь оживились, им крайне не нравилось, что детективы закончили работу раньше, а домой субботним утром хотелось всем. – Стоять, - напуганные сотрудники отшатнулись от тела, бросая рядом мешки для трупов. Рокард задрала футболку на мертвом мужчине и перед ней открылось весьма интересное зрелище: на груди мужчины было вырезано имя Августа и пожелания о его скорейшей кончине. Хотелось устроить немедленную взбучку криминалистам, что идиоты упустили такую важную деталь. Они обнаружили бы при вскрытии, но могло быть поздно. – Вернуть мне Августа и быстро, - юный фотограф рванул вниз так быстро, что Рокард еле успела отойти в сторону. Парнишка явно хотел загладить вину за инцидент со вспышкой, но вновь как-то неудачно. Однако, стоит отдать должность его рвению.

Отредактировано Sadie Rocard (2017-12-21 12:24:25)

+1

7

Август равнодушно взглянул на девчонку, которой кто-то доверил полицейский значок, и пожал плечами. Совет проявить немного уважения с ее стороны звучал комично. Словно эта маленькая мисс-мой-папочка-большая-шишка (иначе как она еще в таком юном возрасте могла попасть в серьезный отдел полиции Арденау) читала заученный сценарий и добросовестно играла роль хорошего полицейского. Можно подумать, ей было хоть какое-то дело до двух мертвых людей в кабинете клуба. Для нее они не больше чем несколько десятков листов бумажного отчета, парочка ночей без сна да дополнительная чашка латте с ванильным сиропом. Вообще-то для Августа эти двое значили куда как больше, если разобраться. Для него это, во-первых, большие убытки, во-вторых, почти наверняка испорченные туфли (а это был Стефано Бемер чтобы вы понимали, о чем вообще речь), в-третьих, потраченное время. И последнее, к сожалению, нельзя было купить заново.
— Избавьте меня от нравоучений, детектив, — от напускной вежливости в голосе Густава не осталось и следа. — Вы должны были подробно ознакомиться с моим досье, чтобы понимать, насколько мало трогает меня смерть. Я пережил две войны, мисс Рокард, и количество трупов в ней перевалило за десятки тысяч. Смерть - моя постоянная соседка, у нас одна лужайка на двоих.
Он безучастно наблюдал за тем, как молоденький детектив напяливает на руки перчатки и со всей ответственностью принимается играть в большую девочку. Если она в этом отделе была за главную, стоило только гадать, насколько некомпетентными были остальные сотрудники.
Август облокотился о дверной косяк, скрестил ноги и пробежал взглядом по стенам кабинет. Деревянные панели - в утиль, паркет на заказ - следом за ним, ковер ручной работы, привезенный из Турции, тоже пополнит коллекцию вещей на свалке. Обидно, но не настолько, насколько неприятной была новость о том, что в этом Арденау - столице самовлюбленных стражей и их обслуги-законников, ему придется задержаться побольше. Судя по всему, на какое-то время его еще ждет запрет на выезд с территории графства или всей Великобритании.
Когда госпожа детектив приняла решение отпустить колдуна восвояси Хайссмайер облегченно вздохнул. С его губ едва не сорвалась едкая фраза о том, что подобное решение - единственное здравое за сегодняшнее утро, но он промолчал. Вновь на лице появилось выражение бесконечной вежливости и понимания.
— Очень вовремя, мисс Рокард. Я уже испугался, что ваш прыткий фотограф снимает не место преступления, а меня для первой полосы местного издания, — Густав улыбнулся уголками губ, глядя на то, как парнишка смущенно опускает глаза.
— Всего хорошего, детектив, — колдун выпрямился, оправляя рукава пиджака. — Удачи в вашем нелегком деле.
Не дожидаясь ответа, он развернулся на каблуках и, спрятав руки в карманы брюк, стал спускаться вниз, насвистывая сквозь зубы какую-то приставучую мелодию. В зале почти не осталось людей. Только несколько работников клининговой службы поспешно приводили клуб в удовлетворительный вид. Жестом Густав подозвал к себе здоровяка Бриэля и дал несколько распоряжений. К вечеру им стоило привести это место в совершенный порядок, уладить юридические тонкости с миссис Браунинг (вдовой Браунинг) и остальными акционерами клуба. Хайссмайер попросил, чтобы доверенные лица выяснили все о женщине, бездыханно лежащей наверху, и сообщили лично Августу о любых, даже самых незначительных, фактах. Если маленькая мисс-подростковая-куртка могла играть в полицейского, разве колдуну это было не по зубам? Тем более, что его ресурсы не были ограничены рамками профессиональной этики.
Когда Август надевал пальто, готовясь выйти на улицы города и вдохнуть полной грудью наполненный озоном майский воздух, со ступеней второго этажа буквально скатился мальчишка-фотограф. От перевозбуждения он едва ли не заикался, так что немцу потребовалось добрых несколько минут, чтобы разобрать, что тому от него нужно.
— Твоему боссу нужно научиться последовательности, — недовольно проговорил он, стаскивая с шеи тонкий нашейный платок. Следом за фотографом, который оглядывался после каждой ступеньки будто боялся, что Густав исчезнет в лиловой магической вспышке, Хайссмайер вернулся на второй этаж.
— Что на этот раз, детектив? — поинтересовался он, усилием воли возвращая своему голосу беспристрастность. Лицо колдуна не дрогнуло, когда он, сделав несколько шагов вперед под неодобрительное шиканье сотрудников полиции, увидел надпись на груди своего бывшего коллеги.   
— Занятно, — пробормотал Август, наклоняясь чуть ближе к телу. — Это скальпель. Видите, характерные разрезы здесь и здесь? — Август указал на тонкие линии прямо под ключицей и на грудине, едва видные под толстым слоем уже запекшейся крови. Он достал из карманов пальто кожаные перчатки и натянул их на руки.
— Так я могу идти, детектив?

0

8

Англичанка злилась, и ведьма внутри незамедлительно среагировала на перемены в настроении. Свет в комнате замигал, чем ещё больше нагул растерянных криминалистов. В таком городе, как Арденау, который вобрал в себя всё сверхъестественное, встретить ведьму не редкость. Ещё чаще она может оказаться вашей коллегой, соседкой или любовницей. Сотрудников пугала резкая перемена в поведении своего псевдоначальство (если разобраться, Рокард скорее высказывала свои пожелания по поводу из работы, чем командовала). Из спокойной, уставшей от работы и жизни, вечно не выспавшейся, девчонка превратилась в фурию, с горящими глазами. И всем сразу стало понятно, голос повышать она умеет.   Свет беспокойно нарастал, потом вовсе газ и вновь по знакомому плану, так продолжалась минуты две. Ведьма, наконец, смогла справиться с силой. Однако это не означало, что буря миновала. Англичанка недобро глянула на двух жавшихся у стенки, работников. Они не понимали, что от них хотят. Детектив ничего не говорила, а мысли читать они не умею. У одного даже появилось мнение, что детектив умеет и как раз сейчас, читает его мысли, потому молчит. Ерунда, ведьма никакие мысли не читала. Она вообще была ведьмой на троечку. Если у ведьм, конечно, велась система оценок. Она всего-то и умела: бить лампочки выходя из себя, знала пару тройку проклятий и еще несколько, не бог весь каких, рецептов зелий. А способность читать мысли людей очень сильно бы упростило работу на полицейском поприще. Но, как известно, мечтать не вредно. Вот Рокард и не мечтала.
Когда ей надоела затянувшаяся пауза и сотрудники были настолько некомпетентны, что не понимали её без слов (хотя, чего тут непонятного), Рокард, наконец, заговорила. – Вы понимаете, какую ошибку совершили? Девчонка уставилась на парочку, пытаясь испепелить их взглядом. Вновь разочаровавшись, что так не умеет. Ей как ведьме, не досталась ни одной приличной способности. – Если я сейчас упущу Хайссмайера, а его убьют, засажу вас обоих как соучастников. Чего сделать она, разумеется, не могла. Всегда можно было потасовать улики, но Рокард вроде, как подавала себя, как честного копа. Но, доложить куда следует о некомпетентности сотрудников стоит и их ждёт наказание, не хуже тюремного заключения. – Мы не можем приступить к вскрытию прямо на месте убийства, - подал голос мужчина средних лет, делая шаг вперед, закрывая собой свою юную напарницу. Он надеялся, что Рокард не заметит отсутствие морщин на молодом лице и вместе с тем достаточного опыта, для работы в сфере криминалистики. Он ошибся, молодую старлетку, англичанка заметила, как только вошла. Не придала её беспорядочным метанием по кабинету особого внимания, больше интересуясь жертвами. – Для тебя заглянуть под одежду убитого это вскрытие? Рокард вновь завелась, свет на этот раз остался в своём обычном состоянии. Отчаянно хотелось запустить в обоих чем-нибудь тяжёлым. Сэди пробежалась глазами по кабинету, приметила для себя пару-тройку вещей. Одумалась, через секунду, уповая на свой профессионализм. Или скорее в то, что её и без того не воспринимают всерьёз, а любые выходки лишь ухудшат положения. Девчонка сжала руки в кулаки, посчитала до десяти в обратную сторону и шумно выдохнуло, - давая понять, что разговор окончен. Увидев на пороге все ещё живого Августа, ей окончательно полегчало, но от идеи настучать их начальству о плохой работе, она не откажется. Не опытный, слишком молодой и явно она спит со своим коллегой, криминалист, было дёрнулась и хотела заключить что-то в духе: хорошо, что всё хорошо закончилось. Рокард одним взглядом заставила её замолчать. Как минимум до начала следующего дня.
- Думаю, вы и сами всё видите. Ведьма присела на корточки, внимательно слушая Августа. Поймала себя на мысли, что даже он профессиональнее двоих у стены. И неплохо бы таких людей в участок. Да, размечталась. – Ничего нового вы мне не сообщили, - безучастно бросила детектив. Разрезы скальпеля узнать не сложно. Первый раз взглянув на порезы, девчонка сообразила, чем тут поработали. Но на догадках дела не строятся и не раскрываются, всё равно требуется заключение экспертов. Только не этих двоих. В этот раз она даже смотреть в их сторону не стала. Перевернула тела, осмотрела их, вдруг что ещё упустили и позволила упаковать в мешки. – Ваш сотрудник для убийцы был лишь опытным образцом, думаю в другой раз он придёт за вами. Жаль девушку, она просто оказалась не в том месте и не в то время. Рокард не стала рассказывать Августу о своей догадки о схожести мужчин, пусть и очень отдалённой. Но для убийц свойственно (пока они набираются опыта и смелости) выбирать жертв, напоминающих их истинный объект ненависти. Хайссмайер, не глуп и должен был уже и сам догадаться. – Отпустить я вас сейчас не могу. Кабинет быстро начал пустеть. В след за криминалистами, скрылся фотограф. Сделав напоследок ещё парочку бесполезных снимков. – Придётся проехать в участок. Там вы расскажите всё о ваших недоброжелателях. Возможно вы получали угрозы в последнее время. А после, я отпущу вас с полицейским сопровождением. Пока убийца не найден вам придется потерпеть моё общество и моих коллег.

Отредактировано Sadie Rocard (2018-01-01 04:10:51)

+1

9

Август смотрел на Рокард взглядом, в котором явственно читался вполне конкретный вопрос: «В своем ли уме находится эта юная особа, если предлагает мне подобное?». Разумеется, с точки зрения полицейского протокола (тех немногих пунктов, о которых Хайссмайер был осведомлен) маленький детектив поступал вполне разумно. Следовало обезопасить следующую жертву всеми доступными способами. Однако, во-первых, доказательств того, что Густав станет следующей жертвой у нее не было (послание на груди своего бывшего партнера по бизнесу немец в расчет не брал, за долгие годы он понял, что слова и действия очень часто расходятся). Во-вторых, даже если какой-то психопат намеревался убить Августа, у него возникли бы очень, очень большие с этим проблемы. Скажем так, просто колоссальные. Просто потому, что герр Хайссмайер не относил себя к идиотам из разряда тех, что трахаются у себя в кабинете с дамочкой, явившейся на сильно припозднившееся собеседование.
— Детектив, — очень мягким, вкрадчивым голосом, каким принято разговаривать с умалишенными, начал Густав. — Вы, возможно, упускаете из вида тот немаловажный факт, что я колдун. Неплохой, скромно добавлю. А этот, кем бы он ни был, субъект - дилетант, явно лишенный всякого дара. А теперь, дамы и господа, вопрос,— немец обвел перетянутыми в тонкую кожу перчаток руками тех немногих сотрудников полиции, что еще остались в кабинете. — Каковы мои шансы выжить при этой - маловероятной, хочу заметить, - встрече от одного до десяти.
Не дожидаясь ответа, но наслаждаясь прикованным к нему вниманием, Август поднял руки на уровень плеч и растопырил все десять пальцев. Вполне довольный произведенным эффектом, он холодно улыбнулся (если бы аллигаторы могли улыбаться, и они делали бы это гораздо более приятно), глухо хлопнул в ладоши и сделал несколько шагов по направлению к выходу.
И все-таки Хайссмайер недооценил эту маленькую юркую Сэди Рокард. Она намеревалась исполнить сказанное да так честно и с таким рвением, что Август испытал невольное уважение. Буквально по одному щелчку ее пальцев немца обступило несколько полицейских Арденау, вполне конкретно намекая на то, какими именно им видятся дальнейшие несколько часов господина бизнесмена. Густав прищелкнул зубами от досады и сжал спрятанные в карманах руки в кулаки.
— Вы же понимаете, что рассказ о моих недоброжелателях займет весь день, если не больше? — с убийственной вежливостью обратился он к Рокард. Та, вторя ему, улыбнулась, явно довольная собой.
Следующий час Густав провел в дурном настроении. Сперва ему, облаченному в пальто и перчатки, пришлось дожидаться, когда же нерасторопные стражи порядка закончат свои дела в клубе, Параллельно с этим Хайссмайер пытался раздать указание оставшемуся персоналу.
После этого его усадили на заднее сиденье полицейского автомобиля, лишив возможности добраться до участка на собственной машине с личным водителем и климат-контролем. Так что немец то и дело брезгливо дергался то от дурного запаха залежавшейся между сиденьями еды, то от тупой болтовни штатных офицеров спереди, то от идиотской музыки, доносящейся из хрипящих колонок.
Затем он оказался в полицейском участке, где все буквально стояли на ушах: вопили, ругались, орали друг на друга. Здесь тоже воняло, на этот раз дешевым кофе, расплавившейся пончиков глазурью, несвежей одеждой и чьими-то ногами. Августу предложили напитки на выбор, но колдун, не скрывая недовольства, отказался. Даже поход в туалет стал для него целым испытанием: в уборной дурно пахло, ему пришлось мочиться рядом с каким-то копом-боровом, и в довершении всего над умывальником не оказалось жидкого мыла.
Близкий к состоянию, в котором хочется наплевать на церковный патент и разнести всю эту забегаловку к чертовой матери, Хайссмайер позвонил Бриэлю, и спустя пятнадцать минут в его распоряжение поступило средство для дезинфекции рук, большой стакан лучшего в Арденау американо, два свежих рогалика с маслом и лимонным джемом и новые ботинки.
К моменту, когда госпожа детектив соизволила обратить на Густава внимание (он не исключал того, что мисс Рокард намеренно мариновала его для большей сговорчивости), он уже находился в относительно неплохом настроении и дожидался полицейского в комнате для допроса, дверь в которую была приветливо приоткрыта. Видимо, для того, чтобы показать, что Август находится в ней по собственному желанию.
Он сидел на жестком пластиковом стуле, вытянув вперед ноги, обутые в новые туфли (не такие дорогие, как предыдущие, но терпимые, учитывая сложившуюся ситуацию), доедал рогалик и запивал его остывающим кофе, параллельно с этим раскладывая пасьянс на экране мобильного телефона. Когда вошла Рокард, Хайссмайер поднял голову:
— Пристрастился к карточным играм. Знаете, существуй во время Первой мировой мобильные телефоны, вечера в окопах были бы куда как интереснее. Итак, детектив, — он отсалютовал девушке бумажным стаканчиком. — Давайте закончим побыстрее. Мое время слишком дорого, чтобы тратить его впустую.

0

10

Рокард не собиралась отрицать, что её будущая жертва, говорит довольно правильные вещи. Однако, работа полицейского не заключается в том, чтобы верить и не подвергать сомнению слова незнакомца. Пусть её незнакомец, за спиной имел хорошую родословную и приличный банковский счёт. Происхождение и деньги не решают всё в этом мире.  Рокард по крайней мере ещё верила в это. Девчонка проводила взглядом несколько человек, работников клуба. Самые любопытные из всей толпы. Они ошивались возле двери с момента, как ведьма переступила порог. Ни одно место преступление не обходится без очень любопытных. Одни из них никогда не видели настоящий труп, только по тв. Обычно после них, приходится вызывать службу уборки. Не каждый организм способен вынести вид человеческого трупа. А у Рокард ко всему прочему, простых дел не бывает. Арденау беспечен вместе с его жителями. Им удалось избавить город от темных, но чаще монстр страшнее, живёт с вами по соседству. Архив полицейского участка, в котором Рокард проводит ночи, стараясь разобраться, как устроен мир и почему в нём психов больше, чем нормальных. Он переполнен нераскрытыми делами, подробности которых куда страшнее и ужасней, темной души. Ведьма изредка допускает мысль, что в облики душ, монстры с соседней улицы, не такие уж и ужасные. Смерть меняет их в лучшую сторону. Впрочем, она простая ведьма и новичок в полиции, не видела и не встречала, ни светлой души и ни темной, кто она такая чтобы судить. Её дело защита хороших людей от плохих. А что будет после смерти, работа уже для стражей.
Англичанка в последний раз глянула на зевак. Как и предполагалось, один уже исчез, не смог спокойно смотреть на тела. У жертвы женского пола, как раз, когда работники морга выносили тела, из мешка выпала рука, теперь для парня в цветной рубашке, это станет самым ярким воспоминанием вечера. Второй, что был ниже ростом и лысее, донимал рядового полицейского своими догадками. И таких встречались. Пересмотрев сериалов про полицию, они вбили себе в голову, что теперь знают всё. А главное могут составить личностный портрет преступника. На деле, как выясняется позже, они описывают того, кого больше не выносят. Почтальон, что путает почту. Коллега, что съедает его обед. Или сосед, выгуливающий пса, на идеально подстриженный газон. Ведьма мысленно пожалела парня, которому сегодня не повезло. Типаж «псевдо-детектива» ужасно приставуч. Сэди вернулась взглядом к Августу. Она посматривала на него время от времени, с заинтересованным видом. Он говорил дельные размышления, но возвращаясь к теме, Сэди не полагается на одни догадки. И тут дело не в чистой совести, что даёт спокойно спать ночами, но и в законе. А в нём четко прописано, в любом деле нужны доказательства. Нельзя схватить первого косо посмотревшего на Августа и упрятать его за решётку, повесив убийство. Так же, как и нельзя делать выводы, основываясь… на чем? Да собственно ни на чём, выводы мистера Хайссмайера, при всём уважении к нему, основаны не были. – Оставьте свои поспешные выводы пи себе. Это моё дело и ещё ни одна улика, найденная на месте преступления или на теле жертвы, не подтвердила вашу теорию. Ведьма достала из сумки блокнот, пробежалась глазами по тем немногим записям, что удалось сделать в беседе с Августом. Сделала еще пару заметок и краткий чертёж комнаты. Она всегда делала зарисовки мест преступлений, в паре с фотографиями они заменяли нужду посещать их вновь. – Нравится вам или нет, но последнее слово за мной. Разумеется, колдун не был в восторге, что командует парадам маленькая девчонка, нарушая планы колдуна. Будь Рокард на его месте, сама бы пылала от ярости. Однако, как заметила ведьма, главная здесь она. Закончив говорить возле парня выросли несколько полицейских. Один держал руки на кобуре. Заметив, англичанка махнула рукой. Меры предосторожности, но Август не подозреваемый. Он просто недовольный гражданин, которому хотелось скорее избавиться от общества полицейских. Ведьма редко встречалась с людьми, кто бы пылал любовью к копам и их работе.  Вместо спасибо постоянные упрёки. Лучше, когда их просто не замечают.
- А я никуда не тороплюсь, - Рокард улыбнулась и направилась к выходу. На пороге поймала приставучего мужчину. Видимо он так утомил стража правопорядка, что тот махнув рукой пропустил его поближе к месту преступления. Ведьма, мягко взяв его под руку провела его до лестницы и отправила вниз. Объяснив по дороге, как все обстоит. Припугнула парня парой суток в камере с убийцами насильниками. Всегда срабатывает. Спустилась на первый этаж, где стало гораздо просторней и светлее. Самые преданные работники клуба, все ещё занимали свои посты без распоряжения шефа боялись их покидать. Ведьма дала время Августу на последние указания. Последовала его примеру, раздала указанием полицейским в чьи руки вверила несостоявшеюся жертву, покинула клуб. Впереди её ждал допрос с недовольным Августом. Поездки в патрульных автомобилях, где полно старой упаковки от фастфуд, пустых стаканов из-под кофе и вечно накурено, никогда ещё не влияли положительно на настроение. Уж Рокард не знает, может быть это был давно придуманный полицейский ход, чтобы пока доставляешь человека в участок, он становился разговорчивее, лишь потому что обратно в тот автомобиль не хочется. Мужчину можно было понять. Ведьма заботлива стёрла несколько пылинок с бардачка своего старенького купера, в начале службы она частенько каталась на места преступлений в полицейских автомобилях. Пытка ещё та. Чем больше поездок было на её счету, тем больше она мечтала взять больничный.
В участке она была последней из-за своего плохого знания местных дорог и всевозможных путей срезать дорогу. Навигатор барахлил, заводя её в такие места, в которых интернет можно было поймать лишь, забравшись на крышу дома. Она захватила кофе и сэндвичи по пути. Навигатор (очень уместно) завёл её в пробку и появилось пара свободных минут, а рядом как раз была одна из многочисленных кофеен Старбакса. Которые, к слову в Арденау вырастают, как грибы после дождя. Кофе они варили неплохой, хлеб был свежим и непривередливой Рокард было достаточно.
Участок встретил её непривычным гамом уже у порога. Все суетились, толкались возле кулера с водой и постоянно трещал телефон. Ведьма ощутила себя в Лондоне. Добавить ещё десяток полицейских, прилично переодеть тех, что есть и получится точная копия Лондонского отделения.  Вздохнула полной грудью и закашлялась. Пахло здесь точно не так. По запаху поняла, что кофейный аппарат опять барахлит. Машина выпускала пары гари, когда в неё засыпали слишком много зёрен. Её коллег, этих болванов неотесанных просто невозможно было научить обращаться с качественной техникой. Древний человек и его дубинка смотрелись лучше и гармоничнее. Англичанка оставила свой завтрак, он же обед и ужин, за рабочим столом, отпила немного кофе, направилась в комнату до допросов. Дверь была приоткрыта, гость себе не в чем не отказывал и по виду вполне комфортно себя чувствовал. Она собиралась зайти, как её отвлек телефонный звонок. Дядя никак не мог оставить её без присмотра. Он до сих пор не смирился с выбором племянницы. Ведьма сбросила вызов, набрала смс с текстом «прости, много работы», поставила телефон на беззвучные режим. Когда носки её ботинок почти показались у порога, её вновь отвлекли. На этот раз курьер, он быстро отдал ей конверт, получил подпись и скрылся. Третья попытка попасть и поговорить с Августом, увенчалась успехов. Девушка закрыла за собой дверь. Достала из кармана диктофон и положила его на стол. Камера, которая всегда должна фиксировать допросы, сегодня, как назло, сломалась. Мастер обещал быть после обеда, до нужно было выкручиваться. 
- Я рада, что вы не скучали. Рокард не придала его словам ни малейшего значения. За недолгое время работы, научилась пропускать мимо ушей не нужную информацию. – Я отпущу вас сразу, как поймаю убийцу, а до того момента вы останетесь здесь. Детектив нажала кнопку «запись». – Итак, я повторяю свой вопрос: не угрожал ли кто вам? Письма с угрозами? Телефонные звонки с неопределённых номеров? Может быть просто звонили и бросали трубку? Ведьма удобно устроилась на стуле, к пластиковой мебели ей не привыкать. – А что на счёт врагов? Понимаю, у человека с вашим положением их достаточно. Но может быть кто-то в последнее время был активнее других? Попадался на глаза чаще, чем обычно? В Ваших интересах, Август, рассказать мне всё. Если вы действительно так дорожите собственным временем. 

0

11

Он бы мог уйти отсюда, если бы захотел. Нужно было только попросить юркую девчонку проводить Августа к непосредственному начальству. С людьми взрослыми, догадливыми и дальновидными Хайссмайер точно нашел бы общий язык. Например, предложил бы обеспечить полицейское управление новыми кофейными автоматами. Или нет, кофемашинами и годовым запасом зерен. Какой бы коп от этого отказался?
Но пожалуй, единственной причиной, по которой колдуну нужно было действовать быстро и достаточно грубо, была его жена. Однако Йоханна в данный момент находилась в южной части старушки Европы, а значит, теоретический преследователь Августа (если он действительно существовал) не мог причинить ей зла. Впрочем, отдавая должное фрау Хайссмайер, вряд ли она могла бояться хоть кого-то.
Поэтому мужчина решил дать маленькой мисс Рокард шанс себя проявить. Удивительно, но он чувствовал даже некоторую симпатию к упрямой и своенравной ведьмочке, схватившейся за дело что бульдог - пробуй не пробуй, а челюсти не разжать.
— Если честно, детектив, — колдун заблокировал телефон и отложил его на край стола. Он аккуратно вытащил из бумажного пакета салфетку и тщательно вытер с пальцев крошки. — Если честно, я всегда думал, что важных свидетелей - или потенциальных жертв - вы размещаете подальше от места преступления. В каком-нибудь загородном доме, принадлежащем здешним ищейкам или - не знаю - на островах Карибского бассейна. Будь я убийцей, — он сделал глоток уже остывшего кофе. — Я бы как-нибудь догадался в первую очередь проверить полицейский участок. Я начинаю бояться за свою жизнь, мисс Рокард.
Хайссмайер улыбнулся и отставил пустой стакан. Он, конечно, не боялся, но ему было ужасно любопытно, как на его слова отреагирует маленький детектив. Будь он обычным человеком, разве она притащила бы его в этот отвратительный полицейский участок? А ведь жизнь Августа представляла собой гораздо большую ценность, чем жизни всех этих копов вместе взятые.
— Письма? Напомните, какой сейчас год? — колдун криво ухмыльнулся. — Совсем недавно расформировал свою голубиную почту, слишком много грязи. Нет, мне никто не писал, детектив, — тон Августа быстро перешел на деловой. — Я веду переписку исключительно по работе и не заметил ни одного подозрительного письма на электронной почте. Почтой обычной занимается моя жена, но я уверен, она бы дала мне знать, если бы вместе с каталогами домашнего текстиля нам прислали записку с угрозами.
Колдун сложил руки на столе перед собой. Его слегка раздражал гомон, доносящийся из коридора, гудение ламп дневного освещения и навязчивый запах паленой проводки, смешавшийся с ароматом дешевого кофе.
— Я очень редко бываю в Арденау, детектив. Если конкретнее, то я выезжаю за пределы Венгрии - в Будапеште находится моя основная работа, я уверен, вы уже в курсе, - несколько раз в год. Исключительно для того, чтобы решить  вопросы, требующие моего личного присутствия. И я могу вам сказать - я не люблю быть на виду. Именно поэтому вам вряд ли удасться найти хоть одно темное пятнышко на моей репутации, мисс Рокард. За все то время, что я считаю себя, кхм, деловым человеком.
Август вздохнул и принялся барабанить пальцами по столешнице.
— И вновь, если вы позволите мне напомнить, я обладаю каким-никаким колдовским даром. Поэтому выследить отправителя писем, звонящего из телефонного автомата или с незарегистрированного номера, шутника, оставляющего записки под дверью, не стоит мне никаких усилий. Вы ведь понимаете, о чем именно я говорю, верно? Мой дом защищен, моя семья защищена, я сам - нахожусь под защитой собственной магии. И я задам вам вопрос еще раз, детектив: неужели вы считаете, что грязный, провонявший пончиками полицейский участок способен хоть кому-то обеспечить безопасность?
Хайссмайер попробовал сесть удобнее, но проклятый пластик был до ужаса неудобен. В ответ на очередной вопрос Рокард он не выдержал и фыркнул, закатив глаза.
— Мои враги достаточно умны, чтобы не попадаться мне на глаза, — раздраженно ответил он. — Мне нечего вам рассказать, детектив. Хотя, — немец задумался на секунду. — Вы знаете, мой садовник очень подозрителен. Я думаю, он использует пестициды. Конечно, он говорит, что истребляет паразитов на клумбах, но кто в наше время использует химикаты! Серьезно. Может быть, он хочет меня отравить? О, и наш почтальон. Я уверен, он неравнодушен к моей жене. Разве это не мотив для убийства? И, кстати, я недавно повздорил с несколькими колдунами, — Хайссмайер вдруг осекся, глядя на то, как на секунду в лице детектива что-то изменилось. — Бросьте, вы же не думаете, что кто-то из магического круга решил выдать себя за обычного мясника, чтобы направить полицию по ложному следу? Это просто смешно.

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » m - is for murder.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC