Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » for the ruin they'd made of each other


for the ruin they'd made of each other

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

He sometimes considered the pieces of himself he'd left scattered throughout his life, the others - the child Dave and the Dave who'd once thought of becoming astronaut and the Dave who went to college and the Dave who'd discovered far too late he was in love with her. Crucial pieces of himself, strewn all over, and yet she held the core piece and held it absently, as if it lay at the bottom of her purse with the loose change. https://i.imgur.com/q1tFXNE.gif https://i.imgur.com/cslBjjb.gif
for the ruin they'd made of each other
Aisha Jaffrey, David Nighy
конец марта 2017, Эдинбург
С момента македонской истории прошло уже полтора месяца, однако оставшиеся надрывы все еще продолжают ощущаться участниками тех событий.

Отредактировано David Nighy (2017-10-08 00:26:40)

+2

2

Just gonna stand there and watch me burn
Well, that's alright because I like the way it hurts
Just gonna stand there and hear me cry
Well, that's alright because I love the way you lie ©

Поезд с тихим свистом принялся сбавлять скорость, и, посмотрев на наручные часы, Айша убедилась, что у Эдинбург они прибыли практически без опоздания. Девушка была уверена, что на перроне ее уже ждут - с момента их первой реальной встречи, Бассам Ассан демонстрировал завидное упорство и постоянство в общении с единственной дочерью. Только вот, пожалуй, он уже и так успел опоздать на тридцать с лишним лет.
Все без исключения близкие люди, чье мнение имело для законницы значение, твердили ей, что этот мужчина может быть опасным. Мать, связавшись с загадочным незнакомцем, и за время их короткой связи так и не сумев узнать его получше, лишь качала головой - возможно, она понимала мотивы Айши, но ее собственная обида от того меньше не становилась.
Самой Джаффри было стыдно смотреть в глаза Родерику, которого она до сих пор считала родным отцом, и продолжала упорно твердить, что других ей и не надо. Твердить то она твердила, но каждый раз брала трубку, стоило на экране смартфона мелькнуть до боли знакомому имени.
Как ни крути, но Бассам Ассан способствовал тому, дабы в свое время некая Айша Джаффри все же появилась на свет. Он бросил ее мать, еще даже до рождения девочки, и до недавнего времени совсем никак не принимал участия  в его жизни. Что же произошло? Совесть замучила? Или, что куда более вероятно, нашлись иные причины?
В любом случае, каждый раз, слыша его голос, Ай чувствовала это на каком-то подсознательном уровне, ею словно бы овладевал некий дурман, не позволяющий отказаться от предложения встретится в очередной раз, и не дающий возможности пораскинуть мозгами, и понять, насколько все это странно выглядит. Некоторые могут объяснить подобное поведение той слепой любовью, которую испытывает почти каждый ребенок по отношению к своему родителю. Или, по крайней мере, должен испытывать. Но Айша не чувствовала сильной привязанности к этому по сути незнакомому мужчине. Что же тогда?
Возможно, суть была в банальном любопытстве. Айша росла, не имея практически никаких сведений о существенной части своего прошлого. А Бассам, поняв данное стремление девушки услышать хоть что-нибудь об его происхождении, на рассказы не скупился. Обладающий очень складным слогом, колдун поведал о бедуинском поселении, в котором появился на свет, об обычаях и традициях закрытого общества, о собственном нежелании беспрекословно следовать заранее уготовленной тропой, и том, сколько времени потребовалось, дабы тогда еще очень молодой мужчин нашел в себе силы уйти. Айша лишь хлопала глазами, и качала головой. Ее биологический отец, несомненно, был чертовски интересным человеком, и так вот быстро умерить свое любопытство, тем самым отказавшись от общения с ним, девушка не могла. Наверное, даже если бы сильно захотела.
Хотела ли она на самом деле приезжать тогда в Шотландию, вопрос спорный. В конце-концов, Бассам был колдун, и наверняка нашел бы способ повлиять на решение своей очень далекой от мира магии дочери. Живя в Эдинбурге уже некоторое время, мистер Ассан успел здесь обосноваться, вместе со своим сыном, который до сих пор изъявил желание встретится со сводной сестрой лишь однажды.
Айша не стала настаивать, или перечить. Ее мир в каком-то смысле дал трещину, после появления этих нежданных родственников - раньше у нее были мама, Родерик, сестра и братья. Теперь в этот очень короткий, и на протяжении долгих лет изолированный, список нужно было добавить еще имена. Точнее, решить, стоит ли добавлять.
А еще раньше у Айши был Дэвид, хотя она в последнее время начала сильно сомневаться, а был ли. Логика и здравое суждение твердили, что нет, не было, по крайней мере, не должно было быть. Но те эмоции, которые заядлыми романтиками именуются "душой", отказывались воспринимать и принимать всерьез все эти адекватные выводы. 
После македонской истории, точнее, после ее неоднозначного окончания, Айша много раз порывалась позвонить, но каждый раз одергивала себя, спеша переключить свое внимание на что-нибудь другое. Она перебирала бесконечные бумаги, совершенно не осознавая, что на них написано. Она много готовила, пожалуй даже слишком много, ведь предназначалось это обычно только им с Эльсой, и тем редким гостям, заглядывающим периодически на порог скромной обители сестер. Ай изо всех сил пыталась не думать о том, что произошло в феврале, но получалось плохо.
Вот и в тот день, на пути в Эдинбург, законница опять вспомнила о Дэвиде. Потянулась за телефон, открыла список контактов, пролистала, без труда находя нужное имя... И замерла. Почему то девушке казалось, как ранее, так и в тот конкретный день, что отец Найи категорически не захочет слышать ее голоса.
Она вздохнула, дожидаясь полной остановки поезда, и поспешила на выход. Там пришлось немного задержаться, потому как желающих проехаться сегодня в самое сердце Шотландии было немало - вагон был полон, и почти все стремились как можно скорее попасть на перрон. Где так же было не протолкнуться.
Айша почти сразу заприметила отца - махнув рукой, законница невольно улыбнулась. Бассам был одет в твидовое пальто и строгий костюм. Айша в свою очередь поежилась, ведь ее кожаная куртка явно не сильно соответствовала местной погоде.
- Холодно? - заботливо спросил мужчина своим низким голосом. - Ничего, у меня машина недалеко. Думаю, ты проголодалась? Я заказал столик.
Пропуская девушку вперед, колдун последовал за ней, галантно отбирая небольшую сумку, в которой законница привезла вещи первой необходимости.
Через пятнадцать минут они уже были в кафе, где улыбающаяся официантка, явно знакомая отца, проводила их до уединенного столика, находящегося за перегородкой, и тем самым отделенного от остального зала. Шум, издаваемый остальными посетителями, казался приглушенным, и Айша, устав от переезда, была этому даже рада. В горле слегка пересохло, и вода, принесенная в первую очередь, оказалась как нельзя кстати. Законница сделала несколько жадных глотков, и тут же ощутила резкую боль в висках. Стакан она чуть не уронила, поспешно его отставляя, и упираясь ладонями о столешницу. Она посмотрела на Бассама, продолжающего о чем-то говорить, но совсем скоро лицо мужчины поплыло перед ее глазами.
Не прошло и минуты, прежде чем сознание мисс Джаффри окончательно отключилась.

Сколько она проспала, Айша понятия не имела, но пробуждение было очень непростым. Голова гудела, и чертовски хотелось пить. Попытавшись пошевелиться, девушка почувствовала острую боль в районе запястий - приоткрыв глаза, она обнаружила себя прикованной к цепи, намертво вбитой в кирпичную стену.
Поднятые вверх руки затекли от неудобного положения, и Джаффри пришла к выводу, что находится тут минимум несколько часов, если не больше. Она осмотрелась, но было темно. Ей удалось разглядеть лишь смутный силуэт какого-то стола, заставленного чем-то непонятным. Сглотнув, Ай поняла, что ей чертовски страшно. Кажется, он в очередной раз влипла, причем очень сильно.
Забавно, но жизнь ее примерно до тридцати лет была вполне себе тривиальной. Не более беспокойной, чем жизнь многих других законников и законниц, охотящихся на темных одушевленных. Сейчас же, всего за пару лет, одно событие за другим, и Айша чувствовала, что успела обеспечить себе ночные кошмары на долгие годы вперед.
Нужно было успокоится, и попытаться разобраться в ситуации. Смутные воспоминания стали всплывать в сознании - вот она приехала в Эдинбург, встретила отца, они пришли в кафе, а потом...
Что было потом, уже не стоило гадать, потому как раздался шорох, трансформировавшийся в шаги. Щелкнула зажигалка, и слабый огонек осветил помещение, скорее всего подвальное, очень пыльное, с огромным количеством хлама по краям, и одним единственным столом посередине. Ай прищурилась, определяя какие-то колбы на поверхности столешницы. Еще там было что-то начертано, и аккурат в центре громоздилась черная чаша, с какой-то вязкой жидкостью внутри. Будь Айша чуть более компетентным специалистом в данном вопросе, она бы смогла определить, что это кровь. Но ей и без того стало чертовски не по себе.
Пришедший мужчина, неспешно зажигающий многочисленные свечи, кашлянул, привлекая к себе внимание. Ай обернулась, и только сейчас признала Бассама. Кажется, факты постепенно начали выстраиваться во вполне себе логичную цепочку.
- Что... Что ты делаешь? - хрипло спросила законница. Пить хотелось нестерпимо, но она не осмелилась просить. Дернувшись, Ай поморщилась, потому как руки болели так же невыносимо. - Зачем?
Бассам, спрятав зажигалку, подошел поближе к дочери, останавливаясь в шаге от нее. На лице играла усмешка, исказившая его выражение буквально до неузнаваемости. Айше стало противно.
- А ты думала, я столько недель на тебя потратил просто по причине отцовской любви? Ты же не такая наивная дура, хотя мне и хотелось бы, дабы ты оказалась несколько глупее. Не пришлось бы тратить столько времени, - он шаркнул ногой, разворачиваясь к столу. Некоторое время молча стоял и смотрел, затем передвинул несколько колб. - Я никогда не хотел дочери. И когда я обрюхатил твою мамашу, без особого труда провел ритуал, определяющий пол будущего ребенка. Он всегда был очень точным, точнее всяких УЗД, и невероятно популярным в моем родном поселении. Знаешь, бывало, если выяснялось, что жена не вынашивает первенцем мальчика, муж имел полное право ее убить, и никто бы его за это не осудил. Как тебе такое, а, милая?
Его смех, противный, режущий слух, напоминающий скорее скрежет, разнесся по подвалу, и Ай скривилась. Но продолжала молчать.
- Я бы даже и не думал тебя искать, ведь ты даже не ведьма, если бы внезапно мне не попался на глаза обряд проведения очень интересного ритуала, - колбы с негромким звяканьем опускались на стол. - Он подарит мне силу, буквально таки безграничное могущество. Но он требует кое-чего взамен, - Ай не совсем понимала, кто такой этот "он", но догадывалась, что явно ничего хорошего это местоимение с собой не принесет. - Он требует жертву, в которой течет моя собственная кровь. И вот тут то ты, милочка, мне и пригодилась. Знаешь, первое время я сомневался. Думал, если у тебя есть семья и дети, то может ты не насколько бесполезна? В конце-концов, единственная обязанность женщины - продолжение рода. Но ты и тут разочаровала меня, - Бассам обернулся лицом, Айша дернулась, но в спину ей уперлась лишь холодная стена. Бежать было некуда. - Из кандидатов в мужья только этот твой клирик. Я видел, как он на тебя смотрел... Но не прельщайся. Во всем этом вини его вездесущих соратников. Господни шавки, - колдун буквально прорычал последнюю фразу. - Они вышли на мой след. Но если я проведу ритуал, все это будет не зря. Ох, все это будет совсем не зря...
Он вскинул руку, и чаша, стоящая в центре стола, вспыхнула ярким огнем. Бассам рассмеялся, громко и жутко, как в дешевом мистическом хорроре, а Айше только и оставалось, что сидеть неподвижно, во все глаза глядеть на происходящее, и уже ни на что не надеяться.
Ведь все друзья и родные думают, что она сейчас с отцом, и очень скоро должна вновь вернуться в Арденау...

+1

3

Разумеется, Дэвид думал, что это была их последняя встреча – тогда, в феврале. С момента разрыва прошло около полутора месяцев, хотя «разрыв» в данном случае было неправильным термином. Найи просто перестал ей звонить, писать, навещать, и даже количество его визитов в Арденау значительно уменьшилось.
Собственное ребяческое поведение Дэйв объяснял тем, что у него много работы. Что, в целях занесения данного факта в протокол, было правдой. У него действительно было много работы, поскольку силы Ада не знали отдыха, а вместе с ними и порчи, проклятья, загадочные артефакты. Чем больше Дэвид размышлял об этом, тем больше последнее предложение казалось ему нелепым и лишенным доверия.
Нет, он знал, разумеется, что дела обстоят именно так. Но каждый раз, когда он навещал Ватикан, местная риторика казалась ему чересчур помпезной, слова – слишком громкими, а действия – немного двоякими. Но ему были известны правила. Ты либо борешься с силами зла под присмотром католической Церкви, либо уходишь своей дорогой.
Уходы, конечно же, Ватиканом не поощрялись. В таких ситуациях было принято говорить о заблудших овцах, чьи душевные силы оказались недостаточно крепки. А Дэйв, несмотря на все воспитанное с возрастом и в семинарии смятение, не хотел когда-либо услышать в свой адрес подобные слова. В этом, отчасти, проявлялась его гордыня. Но, эй, никто не был идеален.
Знаете, кто еще был неидеален? Девушка, чьего имени мы старались не произносить последние четыре абзаца, но нельзя долго скрывать кота в мешке. Дэйв старался об этом не думать, поскольку он не звонил, не писал – и далее по тексту, но иногда, на грани его сознания, появлялись тяжелые мысли о том, что Айша сама могла бы все объяснить.
Просто выйти с ним на контакт и сказать: «Знаешь, тот случай в Македонии – там все было совсем не так, как ты думаешь». Или любую другую избитую фразу, в ответ на которую Дэйв мог бы кивнуть, а затем – выслушать.
Однако этого не происходило.
Поскольку Дэвид не был обычным человеком, он не мог позволить себе роскошь излишней драматизации произошедшей с ним истории. Он просто думал об Айше, а затем отправлялся на очередное задание. Все это продолжалось ровно до тех пор, пока он снова не оказался в Ватикане, и снова не услышал от своих соратников о темных колдунах.
Точнее, об одном очень знакомом темном колдуне, хотя Дэвид виделся с ним всего лишь пять минут в своей жизни.
«Помнишь, мы как-то говорили о преступнике по имени Бассам Ассан?» – спросил у него все тот же клерк, обладающий цепкой памятью на события.             
Да, - подтвердил Дэвид довольно мрачно. Он действительно помнил о таком колдуне.
Далее он услышал незамысловатую историю, которая включала в себя сына этого самого Бассама, который то ли поссорился с отцом, то ли пытался откреститься от каких-то своих грехов, и, так или иначе, выдал его местоположение.
Поначалу Дэвид просто пожал плечами. Название «Эдинбург» ему ни о чем не говорило, кроме обычных географических сведений. Столица Шотландии. Входит в состав Соединенного Королевства. Сам Дэйв, несмотря на то, что ему по-прежнему принадлежал паспорт поданного Британской Короны, в Шотландии бывал всего пару раз, минуя Эдинбург проездом. Срываться и на первом же самолете или поезде мчаться в эту сторону клирик не собирался.
Ему не было никакого дела до Бассама, так же, как и до личных дел Айши. К тому же, никто не говорил о том, что она и в этот раз окажется рядом с ним.
Перед глазами Дэйва наглядно проявился образ Айши и Бассама, стоящих рядом перед полицейским участком в Скопье, и он провел по брови большим пальцем.
«Отношения отцов и сыновей – всегда загадочная территория», - честно и вежливо произнес он.
На этом поступление сведений не закончилось. Краем уха Найи уловил что-то о семейном ритуале, который, возможно, послужил первопричиной разлада в семье.
«У него есть еще дочь, но, так как она не ведьма, мы не рассматриваем ее в качестве возможного источника».
А затем образ в голове Дэвида стал отчетливее. Он вспомнил, как решительно Бассам настаивал, что им с Айшей пора идти, как он уверенно смотрел на девушку. Как Айша сидела на кровати, держась за голову обеими руками.
Это не был один их тех моментов, в котором картинка перед глазами главного героя складывается воедино. Очень аккуратно Дэйв поинтересовался, отправили ли кого-нибудь на это задание. Оказалось, что нет, после чего оно официально было передано под исполнение Дэвида Аммара Найи.
И да, это был первый же рейс напрямую до Эдинбурга.
Поскольку представление о том, куда ему следует двигаться, Дэвид имел весьма приблизительное, ему пришлось воспользоваться сетью контактов, которыми заботливо окружала себя католическая Церковь, а также парочкой собственных знакомых. Можно было подумать, что эти две группы между собой сочетались плохо, но в действительности это было не так. Обе они включали в себя не самых чистых на руку людей и колдунов, готовых при определенных обстоятельствах оказать небольшую услугу.
В конце концов, информация об адресе была у Дэвида в кармане, и он поспешил на указанное место.
Когда он открыл дверь в старое полузаброшенное помещение, ему в ноздри ударил знакомый затхлый запах, преследующий, наверное, любого специалиста по древностям.
Только место, в котором он сейчас оказался, не отличалось исторической ценностью, и в нем чувствовалось присутствие темной магии. Дэйв открыл несколько дверей наугад, пока за одной из них наконец не послышались голоса.
И он услышал часть про жертву и предполагаемых женихов. Найи почувствовал себя достаточно забавно – как будто бы это он был застукан за тем, за чем не должен был, и отчасти так оно и было.
Дверь отворилась без стука. Церковная магия у Дэвида еще не проявилась, поэтому ему пришлось просто повалить колдуна на землю. Нападение произошло для Бассама настолько неожиданно, что за те несколько секунд, пока он приходил в себя, Дэйв успел схватить стоявшую на столе чашу и, обжегшись, опрокинуть ее.
Возможно, эта идея была не самой верной, поскольку Бассам уже поднимался на ноги.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » for the ruin they'd made of each other


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC