Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


Осознание того, что она могла бы всё это увидеть, не давало ей покоя, но Цветаева зареклась рассматривать своё будущее еще в тот момент, когда в ней проявился сей дар. "Ничего хорошего из этого не выйдет", – убеждала она себя. А, может, вышло бы? Может, предвидь она всё это, её жизнь была бы более счастливой? [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » the story of always;


the story of always;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

«Не пила воды, не поела хлеба, – всё-то бродишь тенью, глядишь на небо. Медяки не падают с высоты!
Отчего, упрямая, смотришь мимо? Кто, скажи, красавица, твой любимый, о котором песни слагаешь ты?»
«Верьте, люди добрые, иль не верьте, мой любимый – юго-восточный ветер; от него вам – смута и кутерьма. Он танцует в зыбком песке Аравии, мой любимый зноен и своенравен;
где для вас – свобода, ему – тюрьма».

Я ему свою отдала бы душу, даром что она не нужна ему.
https://i.imgur.com/RcfeYYA.png
Black is the color of my true love's hair.
the story of always;
Robin Mitchell & Guy Reagan
Поздняя осень; окрестности Лезерберга
Everything is repeated, in a circle.

За вдохновение и оформление спасибо Гаррету http://s1.uploads.ru/i/5fCSN.gif

Отредактировано Robin Mitchell (2017-10-04 20:52:02)

+2

2

Дилижанс подпрыгнул на кочке, звонко хлюпнула под колесами грязь, спутник стража, толстобрюхий мужчина с пышными усами, чертыхнулся и закряхтел.
Гайус приоткрыл один глаз. В окошки многоместной кареты сквозь грязные занавески пробивался серый свет начинающегося утра. Дилижанс знатно потряхивало, слышался скрип плохо смазанных колес и конское ржание. Страж прикрыл глаза, стараясь вернуть ускользающий от него сон, но стоило только сладкой дремоте им овладеть, как карету тряхнуло еще раз и она резко остановилась.
Толстяк напротив принялся ругать возницу на чем свет стоит, а Риган, будто вовсе и не спал, открыл дверь и проворно спрыгнул на землю. Следом за ним из дилижанса выбрался большой серый пес, очень похожий на волка.
За последний месяц непрекращающихся дождей тракты развезло, так что большая их часть превратилась в настоящие болота и мало кто все еще соглашался заниматься перевозками. Гайус потратил почти два дня на то, чтобы найти дилижанс, рискнувший перемещаться в такую погоду. Оказалось, толку от этого было мало.
— Встали наглухо, — возница стоял в грязи и без особенного воодушевления рассматривал карету. Кони перебирали копытами, таращили глаза и крутили мощными шеями, оглядываясь на дилижанс, передние колеса которого засели в земле так плотно, что было ясно - их оттуда не вытащить даже при помощи нескольких человек. — Дальше только пешком.
Толстобрюхий, кряхтя, выбрался из дилижанса. Его подбитая мехом мантия скользнула в грязь. Кинув беглый взгляд на дорогу, он принялся ругать бургомистра, всех его родственников вплоть до восьмого колена, тугоумных возниц, дерущих вдвое с честных граждан за путь, который не в состоянии проехать да совсем не к месту - дам со своими “выкрутасами”.
Оставив толстяка поносить все вокруг, а возницу лениво пинать ставшие бесполезными колеса, Гайус закинул на плечо мешок со своими пожитками и двинулся по тракту вперед.
Пес трусил впереди. Все его лапы и светло-серое брюхо было испачкано в грязи, сапоги стража проваливались в нее почти по самые щиколотки. Дождь, утихший было в ночи, вновь стал накрапывать и очень скоро превратился в настоящий ливень. Свинцовые тучи потемнели и сошлись так плотно, что невозможно было разобрать, наступило уже утро или продолжается ночь. Тяжелая куртка, подбитая овчиной, промокла и тянула вниз, под ногами пузырилась льющаяся с небес вода. Дождь застилал глаза, редкие деревья по обе стороны дороги были едва различимы.
Риган громко ругнулся, когда нога провалилась в глубокую яму. В сапоге тут же насмешливо забулькала грязь и вода. Откуда-то из полутьмы появился пес, сжимающий в пасти рваный ботинок.
— Спасибо, дружище, но ты не успел.
Они шли еще около получаса по пустынному тракту, прежде чем страж рассмотрел впереди огни постоялого двора. Пес, крутящийся у его ног, мокрый и грязный как канализационная крыса, принялся весело подвывать.
В таверне, расположенной на первом этаже, было мало людей: за дальним столиком разместилась компания солдат, уже успевшая хорошенько набраться, да в самом углу, положив голову на руки, дремал здоровенный детина. Лезерберг находился на грани войны, поэтому мирное население поспешило убраться куда подальше (и правильно сделало), а дороги страны наводнили наемники. То тут то там уже начинали вспыхивать вооруженные потасовки, ссоры между старыми соседями, поножовщина и грабеж - предвестники грядущих битв. Гайус был одним из тех стражей, что оказался поблизости и был направлен Братством в котел смертей, который вот-вот закипит.
— Комнату и чего-нибудь перекусить, — обратился он к хозяйке, пышногрудой блондинке в поношенном платье. Она с интересом взглянула на мужчину.
— А ванну?
— И ванну. Будь добра, дорогая.

Совсем молодая, крепко сбитая, она улыбнулась Гайусу и как бы невзначай откинула за спину светлые волосы, обнажая белую кожу шеи и груди.
Страж поспешил снять с плеч промокшую верхнюю одежду, и взгляд хозяйки тут же скользнул к торчащей из ножен рукоятке с сапфировым набалдашником. Интерес в ее глазах погас.
— Господина стража уже ждут, — кисло проговорила она. — Вторая комната слева.
Риган не стал задавать вопросов. Оставив пса греться у открытого очага, он поднялся наверх, на ходу вытаскивая из ножен кинжал. На несколько секунд остановившись у двери, он прислушался (показалось, что раздался плеск), а затем вошел.
Посреди комнаты стояла большая деревянная ванна, от горячей воды над поверхностью клубился пар. Пахло душистым цветочным мылом.
Страж захлопнул дверь и, облокотившись о нее спиной, сложил руки на груди.
— Госпожа законница. Какая встреча.

+1

3

После целого дня пути под проливным дождем, меся грязь на размытых трактах и волоча за поводья лошадь (кобыла напрочь отказывалась идти стоило хозяйке оседлать ее), оказаться в горячей ванне, которую приготовила пышногрудая хозяйка таверны в переднике из плотной ткани, было настоящим счастьем. Она была так любезна, что вскоре после того, как Митчелл раздевшись забралась в воду, принесла графин каварзереского вина, похлебку из кролика и половинку свежеиспеченного хлеба. А ведь законница не давала распоряжений на этот счет, но, решив, что свое сделал серебряный жетон, отказываться не стала. Она поблагодарила хозяйку и велела взять со стола несколько монет, а когда та вышла из комнаты, позволила себе наконец расслабиться, прикрыв веки и устроив руки на бортиках деревянной ванны.
Законница держала путь в Штайнллан, где ее ждал Хейс. Вместе они собирались вернуться в Арденау, но прежде предстояла одна, приятная, а может и нет (смотря, каков будет ее итог) встреча.
Встреча со стражем, который все никак не выходил из головы последние месяцы.
Еще пару минут Робин пролежала в ванной с закрытыми глазами. Приподнявшись, она распустила собранные на затылке в тугой пучок волосы и окунулась с головой в горячую воду. Законница провела руками по лицу, смахивая стекающие капли, перегнулась через край ванны (кожа тут же покрылась мурашками от тянущего из-под двери слабого сквозняка) и сгребла со стула мочалку и кусок мыла фиалкового цвета. Хорошенько промыв волосы, она намылила мочалку и принялась так яростно скрести себя, что очень скоро ее кожа приобрела красноватый оттенок.
Митчелл уже заканчивала, смывая с рук остатки мыла, когда хлопнула дверь. Законница слегка вздрогнула, услышав знакомый голос.
— Господин страж. У Вас определенно свое понятие о пунктуальности, — протянула она, стараясь сохранить невозмутимый вид. Робин еще раз омыла водой плечи, выбралась из ванной, повернувшись к стражу спиной, и накинула на себя хлопковую рубаху, которую стянула со спинки стула. Она едва прикрывала смуглые бедра девушки.
— Как видите, пришлось начать без Вас.
То, что Риган позволил себе так просто ворваться в покои представителя Ордена возмутительно и неприемлемо. И скорее всего у этого были бы серьезные последствия. Окажись на его месте любой другой страж. Но Гайус обладал определенными привилегиями, которыми он нагло пользовался.
Ткань рубахи впитала влагу и облепила тело. Чувствуя на себе взгляд стража, Митчелл скрутила волосы в жгут, выжимая остатки воды, и откинула за спину. Мягко ступая по дощатому полу, оставляя мокрые следы, она вплотную подошла к провалившемуся к двери Ригану и прильнула. Запах любимого цветочного мыла, стоявший в комнате, смешался с запахами слякоти и долгой дороги, которыми веяло от мужчины. Робин почувствовала, как по спине пробежал приятный холодок. Как же долго она мечтала снова оказаться в его крепких объятиях. Но сначала работа.
— Подготовился? — законница лукаво улыбнулась, забирая из руки стража кинжал. Она отпрянула и, шагнув к кровати, водрузила на нее сумку со всеми приборами для проверки. — Я должна убедиться, что с нашей последней встречи ничего не изменилось. Ты голоден? На столе хлеб и какая-то стряпня с кухни. Наверно, все уже остыло, — произнесла Митчелл, бережно опуская клинок со звездчатым сапфиром на подушку.
Она склонилась над сумкой, нахмурилась и в задумчивости прикусила нижнюю губу. От ее игривого настроения не осталось и следа.
— У нас тут еще появилось дело. Видел внизу солдат? — Робин достала из сумки латунные тиски на тонкой витой ножке, и краем глаза заметила, как Риган плеснул в стакан вина из графина. Она снова запустила руку в сумку в поисках нужных приборов и продолжила: — Двоих их сослуживцев около полудня нашли мертвыми в овраге рядом с домом кузнеца. Вернее то, что от них осталось. Кто-то успел ими полакомиться. Я разговаривала с бургомистром, он уверен, что в городе появилась темная, а может и не одна. Попросил разобраться с этим, — законница подняла голову и взглянула на стража. — Похоже на говорунов, но я могу ошибаться. Стоит первым делом осмотреть трупы. Займемся этим с утра, уже поздно.

Отредактировано Robin Mitchell (2017-11-28 01:21:39)

+1

4

И все-таки стражу было приятно видеть Робин. Скажи он кому, что проникся к законнице, представители Братства подняли бы его на смех или вовсе усомнились бы в адекватности своего коллеги. Еще бы, мало кто мог похвастаться таким пренебрежительным отношением к Ордену праведности, как семья Риганов. Однако мир, видимо, сдвинулся с места, потому что сперва старший брат Гайуса женился на законнице, а после этого сам страж все чаще стал обнаруживать в своей постели представительницу местного правопорядка. Риганы потеряли свой статус категорических неприятелей Ордена, и Гайус не мог с уверенностью сказать, что бы этому не рад.
Он прижал к себе Робин, ощутил знакомый запах цветочного мыла, тепло упругого тела под грубой тканью рубахи и тяжело вздохнул будто только в этот момент на самом деле был готов расслабиться. Их встречи были неизменно короткими, часто - исключительно рабочими, и наверняка именно поэтому каждая из них казалась первой. Когда у стража было время, чтобы подумать об образовавшейся между ними связи, он приходил к тому, что совсем не знает Робин Митчелл, девушку с серебряным жетоном. И это, если честно, было даже к лучшему.
Риган коротко поцеловал законницу в висок и выпустил из своих рук, позволяя той заняться кинжалом. Сам он, скидывая влажную от дождя куртку, прошел вглубь комнаты. Плеснул себе вина, жадно выпил и утер губы тыльной стороной ладони. За единственным окном клубилась грязная ночь: дождь продолжал хлестать, грозясь к утру превратить все без исключения дороги в грязное месиво, ограничить передвижение и запереть прибывших в стенах городка. Вряд ли здешняя администрация выкладывала улицы брусчаткой и камнем, а это значило, что пока на смену дождям не придет сухая погода, стражу и законнице придется торчать в предместье Лезерберга.
Страж обернулся, заслышав слова законницы. Его светлые брови изогнулись в немом вопросе. Гайус отставил пустой стакан и с интересом взглянул на содержимое блюда. В животе призывно заурчало.
— С каких это пор бургомистры определяют наличие темных душ в городе? —  спросил он, трогая глиняную тарелку ладонью, чтобы определить, насколько остыло ее содержимое. — И с каких пор просят помощи у Ордена праведности, а не у Братства? — Гайус тяжело опустился на стул, стянул заляпанные грязью сапоги и водрузил ноги на стол. Со стража с глухим звуком продолжала капать на деревянный пол вода, но это нимало его не смущало. Для начала следовало подкрепиться, а уж потом зазывать пышногрудую владелицу, чтобы та добавила в ванну горячей воды.
— Просто интересно, как ты узнала? —  поинтересовался он, отламывая от буханки мясистый хлебный мякиш и засовывая его в рот. — Что это говоруны, — Гайус взглянул на законницу, занимавшуюся его клинком, взял со стола блюдо с похлебкой и принялся есть, вместо ложки используя отломанный кусок хлебной корки.
— И кстати, я подчиняюсь приказам Братства, — страж улыбнулся с полным ртом. Он слишком утомился от длинной дороги, чтобы вступать в склоки (а они возникали всегда, чуть только дело касалось работы, потому что и Гайус, и Робин были категоричны и преданы своим взглядам), поэтому, чтобы не начинать перепалку, он засунул в рот остатки рагу и хлеба. Пришлось потянуться, чтобы плеснуть еще вина и запить ужин, вставший где-то поперек горла.
— Займемся этим сейчас, —  упрямо поправил девушку Гайус. —  Как только ты закончишь с кинжалом и убедишься, что я законопослушный страж. И как только та плюшечка снизу поменяет воду. Не хочу пахнуть цветочками.

+1

5

Закончив перебирать приборы для проверки, Митчелл сгребла все необходимое в охапку (конечно, она постаралась это сделать максимально осторожно, чтобы ничего не сломать) и подошла к столу. Не церемонясь, она скинула с него ноги стража, заканчивающего с остатками ужина, которым угостила ее плюшечка. Риган всегда отличался скверными манерами - грубый и самовлюбленный мужлан. Но чертовски привлекательный и посему ему многое прощалось.
Под заинтересованным взглядом стража Робин собрала тиски, установила их на столе и крутанула пару раз колесико, приготовив для того, чтобы опустить в них кинжал, за которым пришлось вернуться к кровати, по пути прихватив с комода у двери один из подсвечником с горящей свечей.
— Уж лучше пусть от тебя пахнет цветочками, чем мокрой псиной, — законница поморщилась, поставив в центр стола свечу. На этот раз Гайус додумался не тащить в ее комнату пса. Робин любила тамаскана, но манерами он ни в чем не уступал своему нагловатому хозяину, и был бы только рад устроить свою грязную лохматую тушку на чистой постеле.
Митчелл наклонилась и поднесла кинжал к свече. Черное лезвие хищно сверкнуло в тусклом свете, когда она провела по нему пальцем. Законница осмотрела гарду и еще несколько секунду изучала рукоятку с набалдашником из звездчатого сапфира, прикидывая сколько прибавилось в клинке душ с момента последней проверки. Спутанная прядь волос соскользнула с плеча, опустившись на приготовленный инструмент. Выпрямившись, Робин откинула влажные волосы, прежде чем поместить в тиски кинжал.
— Не будь такой занудой, — законница улыбнулась, обходя стол, и опустилась на колени стража. Одной рукой она приобняла его за плечи, а другой провела по влажным светлым волосам.
— Трупы из оврага доставили при мне. Позволили потом бегло осмотреть их и то, что я увидела… ну, все это свечение... В общем, я подумала, что это похоже на говорунов. Но я с ними никогда до этого не сталкивалась, поэтому… — Митчелл пожала плечами и замолчала. В отличии от стража, у нее не было возможности проверить на месте свои догадки. Члены Ордена ограничены в своих способностях и от них куда больше пользы, если дело касается одушевленных. — Это я намекнула бургомистру, что здесь могут быть замешаны темные. А еще сказала, что им очень повезло, потому что совсем скоро здесь будет очень опытный и знающий свое дело страж, и за хорошую плату он сможет совсем разобраться. Поэтому, если это так важно для тебя, можешь считать, что помощи они попросили у Братства. И перестань ворчать. Кроме тебя все равно никто не справится с темной душой.
Робин коснулась пальцами заметно заросшей щеки Гайуса, ласково погладила и, наклонившись, поцеловала его в уголок губ. После горячей ванны настроение у нее заметно улучшилось и ругаться со стражем ей совсем не хотелось, пусть он и продолжал вести себя как упрямый баран. Характер у него был такой же скверный, как и его манеры. Но не будь он таким, какой есть, вряд ли смог ее заинтересовать. Их отношения давно вышли за рамки типичных отношений законника и стража. Сложно сказать в какой именно момент это произошло и к чему приведет. Но Робин не хотелось бы, чтобы все заканчивалось, как и не хотела думать о том, что будет если ее отец или дед узнают, что она поступилась всеми семейными принципами и проводит ночи в объятиях одного хамоватого стража, которому, на удивление, нашлось место в ее сердце. Для них это равносильно предательству. Тем более после того, как стало известно, что один из членов Братства был причастен к смерти ее матери.
— И все же, давай займемся этим с утра. Что ты надеешься найти в такое время еще и под проливным дождем? — отогнав назойливые мысли, полюбопытствовала Митчелл. Тут уже уступать стражу она не собиралась. Упрямился Риган только потому что не любил, когда Робин что-то решала за него, и в таких случаях все делал ровным счетом наоборот.
В дверь постучали.
— А вот и наша плюшечка. Может все-таки цветочки не такая плохая идея? — Робин хихикнула, подумав, что после объятий с Риганом (в мокрой и грязной одежде) была бы не прочь вернуться в ванну. Если очень постараться в нее можно влезть вдвоем.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » the story of always;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC