Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » надежда — это вера, которая протягивает нам руку в темноте.


надежда — это вера, которая протягивает нам руку в темноте.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/pegIZEN.png
Walk Off The Earth – A Hard Rain's a Gonna Fall
надежда — это вера, которая протягивает нам руку в темноте.
Norah Levitt & Elfrida Björklund
2 апреля 2016 года // Англия, Арденау
Гадая, человек доверяет свою жизнь не картам, а гадающему так же,
как и пациент доверяет свою жизнь не скальпелю, а хирургу.

+2

2

having something and losing it,
i t ' s   s o   m u c h   c r u e l e r   t h a n   n e v e r   h a v i n g   h a d   i t .
___________________________

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngНоре всегда нравились красивые люди. О, нет, не в обычном понимании этого слова, хотя красота— понятие весьма субъективное, разве не так? Люди, претендующие на звание идеальных, лишены особого шарма, поисущего изъянам. Нет, не так - людям с изъянами. Каждое несовершенство, коим обладает тот или иной человек, является особенностью, отличающей его от других. Изюминкой, если пожелаете. Возможно, кто-то не разделяет это мнение— и имеет на это полное право, однако, Нора Левитт лишь утверждалась в нём с течением времени. Думала она об этом и сейчас, рассматривая фотографию Бени, которую датчанка сделала несколько месяцев назад. На ней мужчина смеялся, смотря куда-то вдаль. Немного вытянутое лицо, высокие скулы, длинные, почти касающиеся плеч волосы, откинутые назад привычным (Нора словно видела это наяву) жестом, ослепительная, широкая улыбка... Левитт пропустила момент, когда слёзы покатились по щекам. Она не знала, жив ли супруг, где он, что с ним, и это сводило с ума. Никогда в жизни женщина не чувствовала себя такой беспомощной, как сейчас.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngДатчанка с ума сходила от гадкого чувства бессилия: что она могла сделать? Здесь, сейчас, немедленно — чтобы узнать, где любовь всей её жизни, и что с ним происходит. Что она могла? У стражей и законников был Дар, которым они пользовались, чтобы помогать человечеству, у ведьм — магия, которую можно было использовать при необходимости, а она? А что есть у неё, кроме надежды и безумного желания вернуть мужа домой? Горячая обида на весь окружающий мир, казалось, заполняла всё её естество; Нора почти физически чувствовала эту боль, хотя была здорова, однако, когда рядом нет близкого человека, это похоже на ампутацию и фантомные боли, когда ты думаешь, что он всё ещё рядом, готовишь чай на двоих — к примеру, а потом вспоминаешь что всё изменилось. Смерть Бени не была подтверждена — для всех он пропал без вести, и Левитт не собиралась сдаваться и хоронить его. Наверное, она никогда не сможет поверить, если вдруг его не станет, но, господи, что за мысли! Она убрала одну руку от фотографии и зажала переносицу большим и указательным пальцем, закрыв при этом глаза. Сердце рвалось из груди, стучало так оглушительно, что заглушало привычный шум с улицы. Руки немного дрожали. Фран привыкла быть сильной: она не позволяла себе расслабляться, ведь знала, что стоит дать слабину — и она не сможет сдерживаться. За прожитые годы она научилась держать эмоции при себе, что иногда окружающие ошибочно принимали за холодность, присущую уроженке северной страны, и всё же это было далеко от истины. Нора обладала горячим сердцем, но старалась не терять холодного рассудка. Сейчас же это всё казалось каким-то... Неправильным. Нереальным. Вся ещё жизнь в последнее время протекала словно во сне; может, если она проснётся — всё снова окажется на своих местах? Бени будет рядом, а она вновь обретёт душевное равновесие? Как бы этого хотелось, но, к сожалению, подобное не в силах миссис Левитт.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна бережно положила фотографию на стол, вновь мельком проведя кончиками пальцев по изображённому на ней лицу. Они были вместе столько лет, что сейчас блондинка не представляла свой жизни без Левитта, поэтому её душа буквально наизнанку выворачивалась, томясь в неизвестности. Самое отвратительное чувство, которое она когда-либо испытывала.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Мы обязательно тебя найдём, ладно? Я не знаю, что делать, Бени, и что я могу, и всё же я не сдамся и сделаю всё, что в моих силах. И даже превышает их. Я никогда не перестану ждать и надеяться. — как будто в этом был какой-то толк. И всё же женщина наивно верила, что супруг, где бы он сейчас не находился, почувствует её тепло и то, что он нужен своей семье. Не только Норе, разумеется. Что это даст ему сил бороться со врагом — а как же без врага? В таком случае брюнет давно был бы дома, окружённый заботой жены и кузины. Но его здесь нет. Приложив некоторые моральные усилия, Нора отвернулась, понимая, что бездействие её убивает и нужно браться за дела. Нужно куда-то идти — возможно, в Академию, узнавать о ходе расследования, предлагать посильную помощь. Да что угодно делать, только бы не сидеть, сложа руки!
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЗвонок в дверь стал для женщины полнейшей неожиданностью. Она вздрогнула и резко обернулась: кто мог пожаловать? Нора медлила, вспоминая, что гостей она, в целом, не ждёт. Но, быть может, это Бени? Или кто-то принёс ей о нём новости? Эта мысль подстегнула блондинку, и Левитт почти кубарем скатилась на первый этаж, уже через несколько мгновений оказавшись у входной дверь. Распахнула её резко, порывисто, да так и замерла. Пожалуй, Эльфрида, при всей симпатии к ней Норы, была последним человеком, которого она ожидала увидеть. И не потому, что не хотела, просто надеялась узнать что-то у супруга... Нора заставила себя улыбнуться — эта приятная женщина не виновата в том, что у датчанки проблемы. Вопрос лишь в том, что привело её в дом Левиттов.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Здравствуй... — протянула Фран, пытаясь сообразить, что делать дальше. Да, она не ждала гостей, но не собиралась выгонять пришедшую, так что отступила на шаг в сторону, освобождая Эльфриде путь в дом, — Проходи. — Нора бросила короткий взгляд в зеркало и судорожно поправила волосы — да, она находилась не в лучшем своём виде. Взволнованная, с немного покрасневшими из-за слёз глазами, она несколько отличалась от той Норы, которую Фрида повстречала на выставке. И которая дарила ей фотографию, сделанную некоторое время назад. — Извини, я... Я не ждала гостей. Проходи, пожалуйста, в гостиную... — светловолосая датчанка указала направление, следуя за новой знакомой. Она искренне симпатизировала Бьёрклунд, но терялась в догадках из-за цели её визита. Проведя женщину в гостиную, Нора предложила ей присесть. Сама она чувствовала себя немного неловко, ведь выглядела не так, как следует выглядеть принимающей гостей хозяйке, и оправдывала себя лишь тем, что действительно никого не ждала. — Могу я предложить тебе чаю или кофе? — получив согласие, она поспешила на кухню, где, поставив чайник, на скорую руку поправила волосы и умылась, чтобы освежиться и немного привести себя в порядок. Поставила на поднос две чашки, розетку с печеньем, сливки, сахар — ничего не забыла? Ах, сам заварочный чайник с ароматным напитком внутри... Вообще-то Нора гордилась своими кулинарными способностями, но сейчас ей было попросту не до этого. В последнее время она мало ела и ещё меньше спала — её мучила бессонница, а ещё организм отторгал любую пищу, что сказывалось и на фигуре, и на состоянии самой Левитт, но это волновало её в последнюю очередь. Вскоре она вернулась в гостиную, чтобы расставить на столике всё то, что принесла с собой.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Рада тебя видеть, — хоть это было и совсем неожиданно. Они договаривались встретиться или Эльфрида просто решила навестить новую знакомую? Из головы Норы выветрились все дельные мысли, — Всё в порядке? — эдакое завуалированное «почему ты здесь?», потому что это прозвучало бы грубо и совсем не так, как хотела датчанка. Просто сейчас она была немного не в себе.

Отредактировано Norah Levitt (2017-10-12 14:57:11)

+2

3

   В который раз за сегодня Эльфрида поддевает кончиком замерзшего пальца острый уголок печатного листа и переворачивает его, после чего отпивает глоток травяного чая с брусникой и бросает беглый взгляд в сторону парадного входа. Все посетители, которые в этот субботний день толкаются в помещении небольшого кафе, нисколько ее не интересуют, потому что среди них ведьма не видит нужную ей светлую макушку, немного вытянутое заостренное девичье личико и раскосые глаза. Та, что должна была прийти на оговоренную заранее встречу, опаздывает на добрый час, который длится непозволительно долго и монотонно. Вокруг стоит шум голосов, чей-то смех, приглушенной музыки, тарахтенье кофемолки, триньканье колокольчика на входной двери и скрип отодвигаемых стульев. Раз в пятнадцать минут перед женщиной появляется официантка, облаченная в премиленький накрахмаленный фартучек, спрашивает не нужно ли чего еще, а потом уходит, в который раз оставляя посетительницу в ее непроизвольном одиночестве. Фрида снова отпивает чай, пару мгновений грея пальцы о теплые бока чашки, облизывает губы и опускает взгляд задумчивых серых глаз на книгу перед собой. Словно предчувствуя свое долгое ожидание, Бьёрклунд, уходя утром из пустого дома (Гильермо чуть свет отправился в больницу по делам), заприметила поэтический томик и зачем-то прихватила с собой. Надо же, пригодилось! Стихи Яльмара Гулльберга на родном шведском языке и брусничное послевкусие во рту настраивают Иду на умиротворенный лад, не позволяющий зародиться в ее душе даже искре недовольства затянувшимся опозданием миссис Левитт.
   Полтора часа. Ведьма с трудом отрывается от своего занятия, заставляет себя отыскать в сумке мобильный телефон. Вдруг Нора позвонила или отправила сообщение, что не сможет сегодня прийти на встречу? Немудрено не услышать в подобном шуме приглушенный сигнал мессенджера. Когда мобильный найден и высвобожден на волю, он не подает ни единого признака жизни. Черный экран упрямо и настойчиво оповещает свою хозяйку о том, что батарея не была заряжена в срок. Эльфрида расстроено поджимает губы и прячет бесполезную технику обратно. Не судьба?
   Еще через несколько минут, когда Гулльберг отложен в сторону, чай допит до осадка на белом донышке, а желание и дальше дожидаться на одном месте не Бог весть чего, Бьёрклунд взялась за свое кожаное портмоне, чтобы рассчитаться за заказ, на глаза ей попался кусок вырванной откуда-то бумаги с номером телефона и адресом. А в уголке значилось «Нора Левитт - фотограф».
   Назойливая мысль о знаках судьбы и стойкое нежелание проводить этот апрельский выходной в одиночестве в доме Гильермо подтолкнули Фриду к поспешному решению, которое женщина решился тот час же воплотить в жизнь. Оставив за своим столиком купюру, с лихвой покрывающую стоимость нескольких заварников чая, шведка наскоро одевает пальто, берет в охапку томик Гулльберга и сумочку и выскальзывает из кафе. Холодный воздух заставляет задохнуться, кажется, что от восторга – младшей дочери Тересии всегда был по душе грубый северный климат, отличающийся ветреностью и низкими температурами. Вот и теперь она бодро перебирает своими полусапожками на высоком каблуке, направляясь в сторону дожидающегося ее автомобиля. Водитель услужливо открывает дверцу, пропуская Фриду в теплый салон, где пахнет лимонной вербеной ее крема для рук. Женщина сразу же чувствует себя уверенно и уютно. Стоит закрыть глаза, и будто бы оказался дома.
   Озвучив нужный адрес, Бьёрклунд откинулась на мягкую спинку и направила взгляд на одно из окон, за которым то медленней, то быстрее замелькали пейзажи Арденау. Этот город должен был казаться ей родным. Она выросла здесь, прожила большую часть своей жизни. Но временами кажется, что он не простил легковерной ведьме ее двадцатилетнего отсутствия, прекрасно помня ее вопиющее желание сбежать из опостылевшего родительского дома. Здесь еще живы те, кто помнит о проступке непокорной Эль, кто может рассказать о ее промахах, посквернословить за спиной. И пусть Эльфрида вернулась в Арденау с виду благочестивой замужней дамой, она до сих пор опасалась шепотков за своей спиной. А вдруг они дойдут до Гильермо и побеспокоят его?
   Вот и нужный дом. Выбравшись из автомобиля, женщина оправляет пальто и волосы, просит водителя дождаться. Оглянувшись по сторонам, Ида прошла по дорожке, поднялась по ступенькам и уверенно ткнула указательным пальцем в кнопку дверного звонка. С той стороны раздался сигнал, раскатившийся глухим эхом по комнатам. Те пару минут ожидания, что Фрида простояла на чужом крыльце, нежданная гостья потратила на раздумья – что если никого нет дома? вдруг этот визит не к месту?  Пожалуй, тогда стоит оставить записку для Норы…
   Дверь распахнулась.
   - Здравствуй, - шведка тепло улыбается, пытаясь исчерпать своими манерами всю неловкость ситуации. Она специально придает себе наиграно-виноватый вид, который столько раз спасал от вычитки моралей Тересией своей дочери за какой-либо проступок. Сработало и на этот раз. Левитт приглашает гостью в дом, и та поспешно перешагивает порог этого дома, украдкой оглядываясь с любопытством пятилетнего ребенка.
   - О, нет-нет, я ненадолго. Я просто ехала мимо… - Фрида бормочет что-то своим мягким голосом, в душе радуясь возможности провести хотя бы полчаса в обществе знакомого человека, который не будет копаться в ее прошлом или требовать вести себя подобающе. Ее взгляд порхает бабочкой по интерьеру, а когда касается его хозяйки - нерешительно застывает. Жизнерадостная девушка-фотограф, с которой посчастливилось познакомиться немного раньше, сейчас выглядела совершенно удручающе. Так выглядят встревоженные люди, оглушенные неожиданными выпадами проказницы Судьбы. На пару мгновений Эль растерялась, но потом утвердительно кивнула, отвела взгляд и прошла в ту сторону, куда указала Нора. Теперь это вторжение казалось еще более вопиющим и возмутительным, чем являлось таковым пять минут назад.
   - Благодарю, - Ведьма снова кивнула, выражая свое согласие на чай. Даже если не хочется, отказывать неприлично. Левитт исчезла, предположительно в направлении кухни. Ида осторожно опустилась на край дивана, стараясь издавать как можно меньше звуков и не нарушать тишину незнакомого дома. Спина идеально выпрямлена, руки на сведенных вместе коленях сжимают сумочку, впившись в нее аккуратным маникюром.
   - В порядке? – Бьёрклунд подняла удивленный взгляд на вернувшуюся с полным подносом знакомую. – Извини… Я хотела позвонить, но мой телефон не вовремя разрядился. Мы должны были встретиться сегодня, - мягкая улыбка снова расцветает теплым лучиком на губах безупречной холодной Эль, - пару часов назад. Но ты не пришла, я начала беспокоиться. Поэтому, это мне стоит спросить у тебя… Все в порядке? Нора, ты выглядишь… уставшей. Все хорошо? Если нужно, я уйду…

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » надежда — это вера, которая протягивает нам руку в темноте.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC