Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » no more dreaming of the dead as if death itself was undone


no more dreaming of the dead as if death itself was undone

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.imgur.com/PHLudpX.gif https://i.imgur.com/tlp7jOZ.gif https://i.imgur.com/wmtJ1V9.gif
♫ Florence and The Machine — Blinding
no more dreaming of the dead as if death itself was undone
Vittoria Conte & Lazaria Mayham
11 апреля 2017 года, клиника «Морфей» в Арденау;
Иногда одного желания недостаточно, чтобы справиться со своими кошмарами, которые не перестают преследовать тебя во сне и наяву. Поняв, что дальше так продолжаться не может, Лазария не без опаски, но всё же обращается в клинику «Морфей», надеясь избавиться от того, что тревожит её подсознание, раз и навсегда.

+4

2

В 6:30 утра во всей квартире зазвучало «Турецкое рондо» Моцарта.
«Умный дом», послушный воле хозяйке тут же включил где-то в глубине кухни кофеварку, приоткрыл жалюзи, что не сильно, правда, изменило уровень освещения в спальне и, посему, с очень медленным нарастанием, включил свет, изменяя яркость и насыщенность.

Она вскочила, как ошпаренная через час после этого. Вчерашний вечер, плавно перетекший в ночь, закончился в половине пятого утра и был насыщен танцами, алкоголем и приятной компанией слишком молодых и глупых людей. То, что требовалось, чтобы расслабиться. Но, увы, она увлеклась и совершенно забыла, что утром у неё вообще-то по планам работа.
Словно подгоняемая бичом извозчика, Тори бросилась в ванную, наплевала на программу и приняла душ по старинке. На ходу просушив волосы заклинанием, а вторым уложив их во что-то подобающее, она сделала глоток остывшего кофе, скривилась, но не стала тратить время на то, чтобы заново его подогреть. Кое-как оделась (спасибо большому гардеробу с чистой одеждой), плюнула на косметику, решив оставить это до клиники, включила сигнализацию и быстро направилась к машине.
Ехала она чуть быстрее, чем обычно. Тори очень не любила опаздывать куда-либо. Лучше приехать на полчаса раньше и ждать, попутно занимаясь какими-то мелкими делами, чем заставлять себя ждать. Это невежливо, не красиво и не достойно. Тем более клиент придет к ней, заранее записавшись. Последние дни так смешались в голове ведьмы, что она даже не смогла вспомнить, а кого же именно она сегодня утром ждет. Можно было бы достать планшет и уточнить, но женщина до сих пор не очень уверенно чувствовала себя за рулем и предпочитала крепко за него держаться, не отвлекаясь на помаду, телефон, планшет и прочие, крайне срочные дела, за которые так безбожно корили женщин за рулем.
Без десяти восемь Виттория припарковала свой автомобиль на именной стоянке (все же статус владелицы клиники и половины здания в целом приносило пользу) и вбежала внутрь. И замерла. Потому что не было никого. Ни клиентов, ни других ведьм-специалистов, ни администратора, которому, вообще-то, полагалось встречать всех и каждого и вообще сидеть за стойкой. И свет нигде не горел и вообще создавалось ощущение, что кто-то вломился ночью в клинику, но почему-то не устроил погром и ничего не вынес. По крайней мере, компьютер и плазменная панель на стене были там же, где и вчера.
- Ау! – Крикнула Виттория. – Есть тут кто живой? Или не очень живой?
- Минуту! – Раздалось откуда-то из глубин помещения.
Тори ошеломленно потрясла головой, пощелкала выключателем, убедилась что электричества нет, достала телефон, не сразу, но всё же вспомнила, где на нем включается фонарик, и, вооружившись тусклым лучом света, направилась на голос.
Таинственным голосом оказалась Люсиль, единственный человек из числа сотрудников этой клиники. Она работала тут администратором, но через пару месяцев уходила на декрет, о чем весьма недвусмысленно говорил её живот.
- Здравствуйте, миссис Конте. Вот, похоже, пробки выбило. Пытаюсь найти этот… как его.. переключатель, или как там его.
«Отличное начало утра», - кисло подумала Виттория, ощущая назойливое касание мигрени в правом виске.
- Вот тут должно быть, - Вита подсветила фонариком слева от себя и точно, нашла искомое. Щелчок, и свет загорелся в помещении.
- Пару раз такое уже бывало, - несколько усталым голосом произнесла ведьма, - электриков вызывали, но все в один голос твердят, что слишком большая нагрузка на сеть, советовали поменьше включать обогреватели, или кондиционеры, в зависимости от времени года, в которое их вызывали. Видимо, надо вызвать ещё раз, хотя какой в этом смысл…
- Жаль, что я раньше этого не знала. – Люсиль встрепенулась. – Мой кузен – электрик. Работает, в основном, на себя, и сейчас у него с работой не очень. Могу его попросить посмотреть, если вы не против.
- Почему я должна быть против, если ты за него ручаешься, и, особенно, если он избавит меня от лишней головной боли? – Удивилась Вита. – Разумеется, вызови его. Было бы здорово, если прямо сегодня.
- Хорошо, миссис Конте. Позвоню ему прямо сейчас.
- Что мы будем без тебя делать, Люсиль? – Грустно улыбнулась ведьма. – Сделай мне, пожалуйста, чашечку кофе. Желательно до прихода клиента. Кстати, кто должен прийти? Я совершенно ничего не успела утром посмотреть.
- Ой, к сожалению не знаю. Электричества-то не было…
- Точно. – Поморщилась ведьма. – Хорошо, тогда просто кофе.
Оказавшись у себя в кабинете Виттория первым делом посмотрела на лицо без единого штрха косметики, подумала, и ограничилась одной светло-розовой помадой. Свет в комнате неяркий, так что её бледное после ночного загула лицо не должно сильно бросаться в глаза. Из нижнего ящика стола она привычно извлекла можжевеловое масло и растерла его по капле на запястье и еще одну прямо под носом. Привычное действие помогло собраться и сосредоточиться. Как раз было несколько минут, чтобы хотя бы вспомнить фамилию клиента. Или клиентки.
Она вытянула из тонкого портфеля планшет и быстро начала прочитывать свои заметки.

+1

3

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Ленора, это ты? — голос звучал как-то непривычно тихо, словно ему требовалось пробиваться сквозь невидимые преграды. Всё казалось каким-то нереальным, и Лазария заподозрила, что это какая-то иллюзия. Игра воображения. Или же нет? Разобраться вот так сразу было чертовски сложно. Она находилась на аллее среди зелёных стен — наверное, это был лабиринт, но Мэйхем не могла сказать наверняка. Впереди послышались тихие шаги, и шатенка поспешила на этот звук, надеясь найти ответы на все свои вопросы. Она шла, шла, шла, поворачивала и видела, как под её ногами клубится туман, охватывая босые ноги. Босые? Но Лиз совершенно не чувствовала холода... Однако, не было времени об этом думать, ведь она уже заметила край платья, который мелькнул за очередным поворотом. — Ленора, я ведь знаю, что это ты! Постой, подожди меня! — Мэйхем понятия не имела, откуда возникла такая уверенность в том, что это именно сестра, а не кто-то другой. Что это не обман зрения. Шатенка просто знала, и всё тут. И, чёрт возьми, она была твёрдо намерена догнать старшую и спросить, за что она так с ними всеми и когда уже вернётся домой.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна бежала, бежала, бежала, лишь утверждаясь в мысли, что это действительно лабиринт — и как же найти выход? Но сейчас цель была другой, хотя не менее неуловимой. Как бы Лазария ни спешила — Ленора всё равно была впереди и даже не позволяла увидеть своё лицо. Ведьма начинала терять терпение; теперь она бежала так быстро, насколько вообще хватало сил. Лёгкие разрывались от ледяного воздуха, Лиззи практически задыхалась, но и остановиться тоже не могла. Ей казалось, что если сейчас она остановится, то потеряет сестру навсегда. Ведь в последнее время надежда найти Нору равнялась нулю — об этом твердили все вокруг, а ведьма слишком устала бороться со всем миром и доказывать людям, что они ошибаются — сил больше не осталось. Последний уголёк надежды тлел где-то в на самом дне её души, но и он рисковал погаснуть окончательно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЛазария остановилась. Перед ней, примерно шагах в десяти, стояла Ленора в длинном, словно светящемся изнутри платье. Странно, ведь ведьма никогда не видела ничего подобного в гардеробе старшей сестры. Платье сияло в свете луны, оно было даже светлее белоснежного, если такое вообще возможно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Ты оставила меня, Лазария, не спасла. Зачем ты здесь? — определённо, голос принадлежал Леноре, но он был каким-то отстранённым. Безразличным, хотя сестра всегда была полна эмоций... А Лиззи словно пощёчину получила. И самое обидное было то, что, в целом, она и сама об этом думала. Что за шутки играет её подсознание? Тряхнув темноволосой головой, Мэйхем робко протянула руку, желая коснуться сестры, но та отошла на шаг. — Ты не спасла меня. Не спасла... — Ленора пятилась, медленно, но верно. Шатенка потянулась было к ней, но тут сестра издала отчаянный вопль, и из её глаз покатились кровавые слёзы. Ленора задыхалась, захлёбывалась собственной кровью, а на её волшебном платье расплывалось кровавое пятно. Лазария наблюдала за этим с ужасом — она словно оцепенела. Поняв, что снова может двигаться, она рванула вперёд.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Нет, нет, НЕТ! — но Ленора растворилась в темноте, оставив после себя лишь кровавое пятно.

*       *       *       *       *       *       *
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЛазария резко села на кровати, придерживая одеяло, которое норовило сползти. Ведьма закрыла лицо руками, пытаясь привести мысли в порядок. Эти сны выбивали её из колеи, они не позволяли ей нормально жить. Ситуации каждый раз были разными, зато неизменным оставался результат: Ленора умирала каким-то ужасным образом, и вокруг было так много крови... Это длилось уже несколько месяцев, и что только канадка не перепробовала: она и работала на износ, чтобы валиться от усталости и спать крепко, и зелья разнообразные пила, и таблетки, но ничего не помогало. Она всё равно просыпалась в холодном поту с именем старшей сестры на губах, и чем дальше, тем сложнее было отрицать собственную вину в произошедшем. Всё это подавляло ведьму, и она не знала, что с этим делать дальше. Мэйхем становилась раздражительной и даже агрессивной, огрызалась даже на безобидные фразы и часто ссорилась с Людовико, на котором незаслуженно срывалась. Потом приходилось извиняться и каяться, а он, кажется, понимал. Однако, как долго он сможет это терпеть, в самом-то деле?..
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngНа самом деле она несколько скептически относилась к подобного рода клиникам и докторам, которые в них работают. Нет, Лиз никогда не говорила об этом вслух, потому что как можно делать какие-либо выводы, если сам не проверял? Но, может, настало время изменить своё мнение. Перед приёмом молодая женщина несколько нервничала и снова чувствовала себя виноватой — быть может, сестра пытается ей что-то сказать, а Лазария, такая чёрствая, боится и не слышит? Она тут же себя одёрнула: такие кошмары не могут быть нормальным явлением.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngВ приёмной её встретила симпатичная девушка с заметно округлившимся животом. Лазария улыбнулась, чувствуя себя немного скованно и даже неловко.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Здравствуйте. Меня зовут Лазария Мэйхем, и я записывалась на приём... — дружелюбно произнесла ведьма. В ответ ей ответили что-то приветственное и то, что скоро её смогут принять, так что уже через минуту её провели в кабинет, где канадка заметила приятной наружности брюнетку. Навскидку она выглядела едва ли старше самой Мэйхем, но ручаться ведьма, конечно, не стало бы. Повторив приветствие, представившись и получив разрешение присесть, она опустилась на диван, сложив руки на коленях. Да, стоило признать, Лиззи и правда нервничала, потому что впервые попадала в подобные ситуации и теперь чувствовала себя не в своей тарелке. Наверное, надо расслабиться, да?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Если честно, я совершенно не представляю, как это всё должно происходить... — она немного виновато повела плечами, а после качнула головой: — Извините, это явно не касается дела. Что я должна делать? — раз уж пришла, то стоит действовать так, как скажут. Обычно уверенная в себе и достаточно острая на язык, сейчас Лазария казалась уставшей и немного потерянной. Может, сегодня это всё закончится?

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-10-08 20:44:01)

+1

4

Итак, некая Лазария Мэйхем, вот кого она ждала сегодня  на приём. Вита быстро просмотрела оставленную заявку, в которой было не так много полезной информации: фамилия, имя, адрес, контактное лицо на непредвиденный случай (это было обязательным пунктом), возраст, раса, семейное положение и прочие анкетные мелочи. Никакой информации о том, что именно заставило прийти женщину в клинику «Морфей» не было. Это тоже было одним из правил – всё узнается непосредственно при разговоре, никаких подробных записей Тори позже не оставит. Она не столько ценила конфиденциальность, хотя соблюдала её крайне придирчиво, сколько просто не хотела, чтобы какой-то сумасшедший колдун или ведьма выкрали записи и воспользовались её заметками, чтобы навредить клиентам. В её практике таких случаев никогда не было, но то, что такие неприятности случались и никто от них не застрахован, знала точно. Она же была застрахована практически полностью. Все подробности хранились в её памяти, запечатанные и закрытые. Их можно было только насильно взломать, но, хвала небесам, желающих заняться подобным пока что не было. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.
Поэтому, когда Лазария появилась на пороге её кабинета, Тори знала только то, что ей придется работать и с воспоминаниями и с кошмарами. Возможно, что ещё с чем-то, клиенты не специалисты в этой области, они не могут правильно описать, что им нужно и с чем Тори может столкнуться в их подсознании.
- Доброе утро, миссис Мэйхем. – Виттория улыбнулась, вышла из-за стола, протянула руку женщине. Умеренно крепкое рукопожатие её не обмануло – Мэйхем чувствовала себя не уютно, что было вполне объяснимо. Мало кому может понравиться сама мысль о том, что кто-то будет копаться у него в голове. Обычно ко второй, максимум, к третьей встрече это ощущение проходило, ведь Конте была крайне деликатна и не гналась за результатом сломя голову. Вернее головы – свою и чужую. Что же касается денег – клиенты платили за результат, а не за то количество сеансов, которое требовалось, чтобы его достичь, за исключением особо тяжелых случаев, когда требовалось больше десяти сессий. К счастью, такие клиенты попадались не часто.
- Присаживайтесь, пожалуйста. – Она указала на диванчик для клиентов, а сама заняла место напротив.
— Если честно, я совершенно не представляю, как это всё должно происходить... Извините, это явно не касается дела. Что я должна делать?
- Для начала постараться расслабиться, - искренне улыбнулась Виттория, стараясь максимально успокоить ведьму, - а также познакомиться и перейти на «ты», договорились?
Неформальное общение признавали не все её коллеги, даже те, кого она нанимала в качестве сновидцев в свою клинику. Тори никогда не учила других, как им лучше работать, но сама предпочитала общение приятельское офисному языку. Так быстрее вырабатывалось доверие между ведьмой и её клиентами, так ей спокойнее и легче работалось.
- Можешь обращаться ко мне Виттория, Вита, Тори или Конте, как тебе будет удобнее. А как лучше мне обращаться к тебе?.. «Лиз» и «Мэй», хорошо.
Что же, начало положено, очень хорошо, что Лазария согласилась на переход на «ты». Очень хотелось бы надеяться, что так ей будет комфортнее. Опыт Тори подсказывал, что, в принципе, всем куда приятнее и спокойнее общаться неформально, и люди страдают от иного там, где необходимо разговаривать на официальном уровне, выказывая уважение, которого могут и не испытывать. 
- Итак, Мэй, - этот вариант понравился Виттории больше, на нём она и решила остановиться, - прежде всего, ты должна ясно и четко понимать две вещи. Первое – ты пришлю сюда добровольно, потому что тебе нужна помощь, и я постараюсь сделать всё, что её оказать. Я не даю обещаний и гарантий, что точно помогу, потому что не знаю, с чем мне придется столкнуться, но в чем я точно уверена, так это в своем опыте и готовности сделать всё, что нужно и даже больше. И второе: еще более четко ты должна понять, что, как добровольно ты сюда пришла, точно также ты можешь уйти отсюда в любой момент, до того как мы пройдем в мир снов, так и когда окажемся в нем. Происходящее во осознанном сне может оказаться слишком ярким, слишком болезненным и неприятным. Не все и не всегда могут пройти то, что требуется за один раз. Не все готовы, не у всех хватает сил. Именно поэтому ты должна запомнить: ты можешь уйти отсюда абсолютно в любой момент, как только этого действительно захочешь. Поэтому я попрошу тебя сейчас вслух произнести фразу «Я в любой момент могу встать и уйти». Столько раз, сколько потребуется, чтобы ты в это поверила я, и, что куда важнее, ты сама. И ещё одно – я попрошу тебя придумать кодовую фразу для выхода из сна, чтобы я понимала, что это не сиюмитное желание закрыть глаза от страха и остановиться, а именно отсутствие сил и возможностей идти дальше. Простая фраза из двух-трех слов, любая ерунда, какая приходит в голову: «карамельное яблоко», «ясеневый шкаф», «токайское вино», «деревянный конь» - первое, что приходит в голову.

+1

5

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngМисс Мэйхем. Лазария, конечно, бывала замужем, однако, это было давно, хоть и правда, да и фамилию она оставила свою. Однако, это казалось совершенно незначительным фактом, так что она лишь улыбнулась в ответ и пожала протянутую руку. Лиз привыкла думать, что многие недуги можно излечить с помощью магии, ну либо медицины. Или два в одном. Правда, магия подразумевалась подобная той, коей обладала и сама ведьма, так что к прочим её видам женщина относилась с долей здравого скепсиса и даже лёгкого подозрения. Поэтому она чувствовала себя неловко. Поэтому в темноволосой голове даже мелькнула мысль, что, быть может, это было плохой идеей, и ей лучше уйти. Но Мэйхем остановила себя, ведь она уже пришла, нельзя отступать, раз уж решилась. Тем более, кошмары вполне грозили разрушить её жизнь, а вот этого шатенке как раз и не хотелось.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЖенщина, встретившая её, казалась вполне приятной. Лазария отметила это, пока украдкой наблюдала за ней, не желая казаться навязчивой, но она всегда обращала внимания на лица и делала определённые выводы. Она не знала, чего ждать, и из-за этого в душе зарождалось чувство дискомфорта, но ведьма попыталась избавиться от него. Ей хотелось добиться результата, хотелось, чтобы ей помогли, и для этого нужно набраться терпения и не сдаваться, как только показалось, что сил не хватает. Шатенка скрестила ноги, сдвинув их чуть в сторону. Она не сводила заинтересованного, самую малость настороженного взгляда со своей собеседницы, но, признаться, помимо всего прочего, канадка была заинтригована. Она любила пробовать новое, хотя иногда этого боялась.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Да, конечно, — выдохнула Лазария, тихо рассмеявшись. Расслабиться. Это было более сложным заданием, а вот с переходом на «ты» проблем не возникло — Мэйхем пусть и придерживалась формальностей, но без них чувствовала себя свободнее, — С удовольствием. — и она не лукавила. Пожалуй, это была правильная тактика (по крайней мере, по отношению к самой Лазарии, говорить за других она бы не бралась) — сразу же перевести общение в разряд неформального, даже если, по факту, для брюнетки это всё равно работа. И всё же Лиз немного успокоилась, ей даже удалось самую малость расслабиться. Она прикладывала для этого все усилия.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Приятно познакомиться, Вита. Можешь называть меня Лиз или Мэй, — Лазарии было без особой разницы, какой вариант выберет Виттория, отзывалась она и на первый, и на второй. На самом деле она просто больше привыкла к «Лиз», так как его использовало большее количество людей, но вот проблемой это не было абсолютно. Напротив, то, что Вита выбрала именно «Мэй», вызвало на губах шатенки лёгкую, дружелюбную улыбку. А вот дальше ведьме пришлось обратиться во внимание. Она не хотела пропустить ни одной детали, поэтому не пропускала ни единого слова. Немного хмурила брови, как делала всегда, задумавшись. Если говорить предельно откровенно, ей нравился такой подход. Никакого принуждения, всё сугубо добровольно и зависит от силы воли клиента — в данном случае таковым являлась канадка. Она кивала, показывая, что понимает и слышит, но не перебивала ведьму.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Хорошо, я поняла. Так... — она взяла небольшую паузу, собираясь с мыслями, и кивнула самой себе. Выдохнула: — Я в любой момент могу встать и уйти, — прозвучало не слишком убедительно, это и сама Мэйхем понимала, так что, помолчав ещё немного, она повторила — уже решительнее: — Я в любой момент могу встать и уйти. Да. Я смогу встать и уйти тогда, когда мне этого захочется. — вот теперь темноволосая поверила этим словам, что было хорошим признаком. Она перевела взгляд на Витторию, чувствуя, как едва заметно дрогнули уголки губ. Сейчас Лазария почувствовала себя гораздо увереннее — ощущение, словно она загнала себя в ловушку, исчезло. Всегда можно вернуться. А теперь можно было приступить к следующему заданию — кодовая фраза. Думала она не так уж и долго, буквально через несколько секунд дав свой ответ.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Морской бриз. — сама не знала, как это пришло в голову, и даже немного смутилась, передёрнула плечами, но что есть, то есть, не менять же своё решение, право слово. Да и всё не так уж плохо. На самом деле для Лазарии немаловажным фактором было то, что её свободу никто не ограничивал. Да, она приняла решение и пришла сюда, её никто не принуждал. Ведьма не просила помощи и сама нашла клинику, так что во всём, что бы ни произошло, виновата будет только она и никто другой. Вита же сказала, что Лиз сможет уйти, как только захочет. Всё. «Ну хватит уже, успокойся. Ты ведь пришла сюда для того, чтобы избавиться от кошмаров, верно? А если не перестанешь нервничать — никогда не сможешь этого сделать. Позволь себе помочь». Ободрённая этой мыслью, она снова посмотрела на Виту и уверенно кивнула: — Я готова.

+1

6

Всегда интересно наблюдать, как человек заставляет поверить самого себя. Сначала неуверенно, затем чуть тверже и, наконец, слова звенят твердо, словно сталь. Природная магия произнесенных вслух слов. Тори никогда её не понимала, это не было колдовством, но иначе, как магией с щепоткой плацебо, она это назвать не могла.
- Морской бриз. – Повторила, запоминая Виттория, и еще несколько раз произнесла про себя, применяя немножко колдовства, чтобы не забыть и не медлить в случае чего. Своеобразный триггер, спусковой механизм, в некоторых случаях просто перестраховка, а в других, к счастью более редких, пресловутое ружье, висящее на стене – никогда не знаешь в какой момент, но точно выстрелит.
- Вижу, что готова. – Это действительно было видно. Мэй умудрилась вместе с уверенностью, пусть даже немного напускной бравадой, привить себе блеск в глазах, желание броситься в пасть тигру и вытащить оттуда золотую монету. Это и радовало и немного настораживало – не окажется ли уверенность излишней самоуверенностью, не будет ли она тянуть до последнего, не забудет ли слова? Но, на крайний случай есть она, Виттория Конте, которая не только отгоняет кошмары и затирает болезненные воспоминания, но и составляет компанию в походе и внимательно следит, чтобы клиент не увлекся, и, что куда важнее, не боялся показаться слабым и трусливым. Отвага и героизм нужны на поле боя, а свою работу, пусть и похожую зачастую на сражение, итальянка относила к целительству, а не вредительству.
- Ещё несколько моментов, пока я буду готовиться к погружение в мир снов, - и ведьма сразу же после этих слов начала плести заклинания, настраивать канал погружения и тянуть невидимые связующие нити от себя к Лазарии, - во-первых, если у тебя настроена ментальная защита, то я попрошу отключить её, сейчас она не пригодиться и будет только мешать. Во-вторых, у тебя есть домашнее животное? Если нет, то, может быть было когда-то, или есть какое-то животное, которое ты где-то, когда-то видела и восхищалась им, запомнила его, ощущала себя в безопасности рядом с ним? Если всего это нет, то вспомни любимую игрушку из детства. И, когда мы окажемся там, в мире снов, вспоминай её как можно чаще и лучше. Это твой страж мира снов, яркое, четкое представление о чем-то, в чьем присутствии ты ощущала себя в безопасности, что так или иначе оберегало тебя. И это не может быть человек. Подсознательно от любого человека мы чувствуем угрозу, но не от домашней кошки, или собаки. Ну, если это, конечно, не бойцовый стаффордширский терьер.
В какой-то момент итальянка нахмурилась. Настроить связь с Мэй было непривычно трудно.
- Мэй, ты не забыла опустить ментальную защиту?
Спросила Виттория это максимально дружелюбно, опасаясь того, что Лазария все же боится ей довериться. Винить её за это было нельзя, флорентийка прекрасно понимала, как тяжело любому оголить свой разум, позволить его читать, словно открытую книгу, видеть не только хорошее, но и всё самое плохое, самые постыдные факты биографии. Это тяжело было обычным людям, стражам, законникам, даже клирикам (хотя тут скорее работал тот факт, что клирики ведьма вообще, знаете ли, на склонны доверять, тем более свое сознание). Но тяжелее, чем всем остальным было, почему-то ведьмам поверить такой же, как она, прекрасная зная, сколько пакостей и козней может заложить сновидец, или просто сильный маг разума, в твое беззащитное сознание.
Винить за это, конечно, было нельзя. Но, и работать так не получится. Или, быть может защиту ставил кто-то более сильный и умелый, чем Лиз и та просто не могла временно опустить броню? Это бы сильно усложнило дело…

- И последнее, - продолжая приготовления, говорила Тори, - я понимаю, что придется работать и с кошмарами и с воспоминаниями, но не могла бы ты, хотя бы коротко, рассказать, что же конкретно тебя беспокоит, чего нам стоит ждать и что сильнее всего может напугать тебя?

Заклинания были готовы, и Виттория привела их в действие. Кабинет начал выцветать, неумолимо меняться, превращаясь из темноватой комнаты в мрачноватый, полный всех оттенков серого, словно они попали в черно-белое кино, пустой, обезлюдевший вокзал. Он ещё не успел полноценно сформироваться, как итальянка узнала железнодорожный вокзал Арденау, построенный в середине двадцатого века, после войны, взамен старого, устаревшего и не справляющегося с нагрузкой. Обычно забитый людьми, в большинстве своем туристами, сейчас вокзал был угнетающе тих, пустынен и уныл, а на табло отправления поездов значился только один – ровно через пятнадцать минут поезд отправлялся с шестого пути до некоего Шарлоттауна. Где находился такой город, Виттория не смогла вспомнить, но что-то подсказывало, что для Лиз это название будет не пустым звуком.
- Добро пожаловать в мир снов, Мэй.

+1

7

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngДа, действительно, сила убеждения — один из мощнейших движущих, мотивирующих факторов. Не зря ведь неуверенным в себе людям говорят, что сначала они должны полюбить себя, и тем самым убедить всех окружающих в том, что они — достойны. Что они могут пройти сквозь все преграды. Слова, которые произнесла Лазария несколько секунд назад и подобные им, действительно обладали невероятной властью. Казалось бы, ничего ведь не меняется: она как знала, что может покинуть это место в любой момент, так знает это и сейчас, однако, изменилось её восприятие. Как забавно, ведь она не предприняла ради этого никаких особенных действий или ритуалов, только исполнила просьбу Виттории, и всё же получила желаемое даже в большей степени, чем, пожалуй, рассчитывала сама. Насколько уверенно это выглядело со стороны? Тут говорить с уверенностью нельзя, но Вита, кажется, приняла действия ведьмы, о чём и сообщила. Лазария немного криво улыбнулась, но каждое её движение теперь было более уверенным, а до этого прямая, словно струна, спина несколько расслабилась. Удивительное рядом, но Мэйхем и правда была готова ко всему. Хоть в огонь, хоть в воду, хоть сквозь медные трубы.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngНесколько раз Лазария повторила про себя словосочетание, предполагая, что это, должно быть, достаточно важно, раз ведьма попросила их придумать. Не хотелось забыть в самый ответственный момент — это было бы неприятно и даже, пожалуй, унизительно, так что на несколько мгновений Лиз затихла. Не потому, что не хотела продолжать дискуссию, скорее, хотела закрепить в памяти два слова: морской бриз. Морской бриз. Морской бриз. Они должны отложиться в подкорке мозга, и пускай канадка не была уверена, что не забудет их после нескольких повторений — такая вероятность значительно снизилась, что априори не так уж и плохо.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngМентальную защиту Лазария и правда ставила, но теперь, без лишних вопросов или даже толики возмущения, кивнула и тут же сняла её, мысленно произнеся не такое уж сложное заклинание. Лиз не любила, когда кто-то копается у неё в голове — и неважно, с какими целями. Во избежание подобного вмешательства она и ставила защиту, однако же, как уже упоминалось, в данной ситуации Мэйхем сама пришла и просила о помощи. Так что вопросы здесь излишни.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— У моей школьной подруги был совершенно очаровательный кокер-спаниель, которого я буквально обожала и мечтала, что однажды у меня появится такой же. Добрый, игривый, преданный своей хозяйке — для девочки моего возраста на тот момент он казался попросту идеальным домашним питомцем. Другом. К сожалению, у меня такой же не появился, но я до сих пор вспоминаю Барни с теплотой. Думаю, он будет идеальным кандидатом на роль... Стража, верно? Так ты сказала? — Лиззи мимолётно улыбнулась и снова кивнула темноволосой головой. — Да, определённо, это он. Я поняла задачу. — может, рассказывать об этом милом псе не было необходимости, но женщина тем самым оживляла образ, который жил в памяти, делала его более реальным в собственных глазах. Это было так давно, но она до сих пор помнила, как радостно он ластился, когда она приходила к подруге. Замечательное животное. Жаль, что сейчас она не может исполнить свою детскую мечту, ведь в связи с родом деятельности приходится много времени проводить в поездках, едва ли собака выдержит такую нагрузку. А оставлять животное одно скучать совсем не хотелось. Но это уже лирика, которая не относится к делу. Хотя подумать об этом стоит — на досуге.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngУвлёкшись этими мыслями, она не сразу заметила, как нахмурилась брюнетка. Услышав голос Виты, ведьма едва уловимо вздрогнула и посмотрела на неё вопросительно. А после медленно качнула головой.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Не забыла. И чувствовала, что она исчезла... Что-то не так? — ясно же, что не так, и Лиз предприняла ещё одну попытку. Ничего не изменилось, насколько она чувствовала, но кто знает, какие шутки может выкидывать её подсознание. Похоже, на этот раз всё пошло именно так, как надо. Зато следующего вопроса она ждала, так что ответила практически сразу: — Моя сестра. Она — страж, исчезнувший во время задания. Несколько месяцев я просто ждала, что Братство поможет её найти, потом занялась поисками сама, однако, все вокруг твердят, что она, вероятно, уже мертва и надежды нет. Но она приходит ко мне во сне, обвиняет в том, что я медлила, а потом умирает — самыми разнообразными, ужасными способами... — Мэй прикрыла глаза на мгновение. Слова сорвались с губ легко, но вот на душе словно кошки скреблись. — Больше всего меня пугает то, как она умирает — раз за разом. Это... Ужасно. — то, что происходило дальше, не вписывалось ни в какие рамки, которые сама выстроила для себя Лазария. Комната, в которой она ещё только что сидела, потускнела, и декорации неуловимо менялись, пока Лиз не очутилась на бесцветном, монохромном вокзале. Шатенка даже поёжилась — она не чувствовала холода (равно как и тепла), но было крайне... Неуютно. Да, именно то слово. Она бросила взгляд на табло и вздрогнула.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Шарлоттаун... — пробормотала ведьма, словно не услышав слов Виттории. А после обернулась к ней, озадаченная и немного напуганная, но настроенная всё так же решительно: — Это город, в котором я родилась. Он находится в Канаде... — и поезда туда не ходят, но это ведь сон. Во сне всё возможно. Похоже, им остаётся ждать прибытия поезда. — Всё так и должно быть?

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-10-13 20:29:48)

+1

8

[AVA]http://sf.uploads.ru/t/gcHKF.png[/AVA]- Думаю, что раз первый, о ком ты вспомнила, это замечательный Барни, - улыбнулась Виттория, - то более идеальной кандидатуры нам не найти. Будь готова сосредоточиться на его образе, пожалуйста, как только я скажу.
Тори прошлась взад-вперед по пустому вокзалу, против воли, съеживаясь от царившей, давящей своей монументальностью, тишины и пустоты здания. Как ни пыталась, ей не удавалось даже увидеть хоть какой-то тени, хоть какого-то признака жизни. Самое удивительно было в том, что на вокзале не было даже мусора, ни пылинки, словно его кто-то вылизал и накрыл непроницаемым куполом. Что это могло значить в мире снов Мэй, ведьма даже представить не могла. Место покоя, уединения? Но обычно вокзал не ассоциируется с подобным. Очень странно.
- Скажи, пожалуйста, - несколько рассеянно поинтересовалась Виттория, всматриваясь в табло, словно ожидая, что там появится еще один рейс, - что для тебя значит это место, этот вокзал и возвращение в родной город? С какими чувствами ты обычно возвращаешься туда, если, конечно, возвращаешься вообще.
То, что поезд шел из Арденау в Канаду, в мире снов не было удивительно. Ну, точнее как, это было удивительно для её клиентов, но не для Виттории. За свою жизнь она повидала множество других, более удивительных способов перемещения по снам, чего стоил только парусный корабль, несущийся по пустыне. Немного странно, что именно поезд, не самолет, не автобус.
- Твой вопрос с подвохом, Мэй. И ответ на него такой же: в мире снов ничего не может быть так, как должно быть. И как не должно быть, тоже быть не может. Это мир снов, здесь может быть всё, что угодно, всё, как угодно и ровно наоборот. За это я его и люблю. – Сновидица улыбалась кристально искренней улыбкой. - А вот вопрос к тебе более простой: Мэй, ты боишься летать? Или тебе нравятся поезда, или, быть может, ты просто чаще всего ими привыкла пользоваться?
Вопросов было несколько больше, чем обычно задавала сновидица в самом начале. Её поисковые заклинания не показали наличия поблизости каких-либо кошмаров, мороков или фантомов. Ничего и никого, кроме них двоих. Это тоже было несколько странно, обычно самые мелкие из этих паршивцев обитали как раз на границе мира снов там, где они как раз и оказались. Но, тем не менее, никого.
- Что же, думаю, сон сам подсказывает нам дальнейший путь. – В пояснение своих слов Тори указала на табло и заозиралась по сторонам, в поисках указателя к шестому пути. – Нам туда. Идем?
Определившись с направлением, Виттория почувствовала себя куда увереннее, хотя шаги, звонким эхом отдающиеся под сводами вокзала, по-прежнему нервировали. Несколько поворотов, и вот они оказались на нужной платформе, у нужного пути, где их дожидался поезд, запряженный, почему-то, паровозом, который вовсю чадил, укутывая платформу в дыму, но всё это происходило в абсолютной тишине. Все двери вагонов были закрыты, хотя внутри горел неяркий свет, но не было ни одной души. Они двигались вперед, всё глубже погружаясь в облако дыма, извергаемого котлом паровоза, пока, наконец, не оказались возле тамбура с открытой внутрь дверью.
- Ни проводника, ни провожающих, - пробормотала Виттория задумчиво, но ощущая, что они всё делают правильно, что им именно в этот вагон, - ладно, доверимся течению.
Конте залезла по двум ступенькам внутрь, огляделась по сторонам, прошла по коридору, походу дергая всё двери, пока четвертая по счету не открылась, явив внутри вполне стандартное купе на четырех человек. И два места внутри уже было занято.
Вита замерла на миг, соображая, кто перед ней и решительно зашла внутрь.
- Здравствуйте, юные леди. – Поздоровалась она с двумя молодыми девочками, лет шести-семи. Девочки заняли одну из нижних коек и с любопытством смотрели на вновь прибывших.
- Здравствуйте. – Хором, но немного боязливо протянули они.
- Давайте знакомиться, - улыбнулась Виттория, думая о том, как же сейчас должно быть тяжело видеть этих детей её клиентке. – Меня зовут Виттория.
- Меня зовут Ленора. – Гордо представилась девочка, что выглядела по старше и сидела ближе к двери.
- А я – Лазария. Но все зовут меня Лиз, - чуть тише произнесла девочка у окна и посмотрела на Мэй, всё ещё стоящую на пороге. – А как вас зовут?

+1

9

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЛазария была готова выполнять всё, что скажет ей Вита — как будто оставался ещё какой-то выбор. Впрочем, нет, такая трактовка не совсем верна, потому что Лиз сразу же предупредили, что она может уйти в любой момент, и говорить теперь, что она обязана поступить именно так, а не иначе (даже вопреки собственной воле), было бы крайне несправедливо. Вопрос скорее в том, что раз уж она настроена решительно, то и выбирать не приходится, потому что отступать Лиз не привыкла. Сколько раз за сегодня она себе это повторила? Ведьма уже сбилась со счёта, но сейчас об этом думать совершенно не хотелось. На губах мелькнула улыбка — едва заметная, и всё же уловимая, а после кивнула, показывая, что она действительно услышала то, что ей говорили. На самом деле Мэйхем была предельно внимательна — даже удивительно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЗдесь было так тихо, что эта тишина словно давила на барабанные перепонки — сей факт невероятно раздражал канадку, которая привыкла слышать хоть какой-то, но всё же шум. Выдохнув и непроизвольно сжав руки в кулаки (это придавало ей уверенности в себе), Лиз начала с интересом осматриваться, хотя и смотреть-то, по сути, было не на что. И самое забавное то, что молодая женщина и сама не понимала, что это всё значит для неё — она не помнила снов, в которых бы так или иначе фигурировал вокзал. Но, говорят, порой мы не запоминаем то, что снится, если сон крепкий. Возможно ли, что в этом и есть причина непонимания? Потому что шатенка ума не могла приложить, почему именно вокзал. Совсем.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я... Я не знаю, честно, — прозвучало на выдохе. Почти виновато, Лазария передёрнула плечами — но дать какой-либо иной ответ всё равно не могла, — Домой... Да, возвращаюсь. Но после исчезновения Леноры это стало слишком больно. — Лиззи закусила губу. Больно и стыдно, ведь она отправилась на поиски сестры, а вместо этого задержалась в Арденау, начав работать здесь и полюбив магистра. По факту, ей смело можно пенять на то, что Мэйхем устроила свою личную жизнь вместо того, чтобы найти старшую. Это давило на неё, постоянно давило, и пускай никто из близких ни словом, ни взглядом не подтвердил этих опасений — она сама всё чувствовала. Она никому в этом не признавалась, и всё же сейчас канадка чувствовала острую необходимость поделиться: — Я боюсь, что семья станет винить меня во всём произошедшем. Я отправилась на поиски Леноры, но вместо этого осталась в Арденау сама. Я и сама себя в этом виню. — да, возвращаться в Шарлоттаун становилось всё сложнее, однако, похоже, сегодня ей предстоит подобный визит.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я не боюсь летать, но поезда кажутся мне... Не знаю, как объяснить. В поездках на поезде есть какое-то своё очарование, своя атмосфера, которая мне по душе. Значит, подсознание играет со мной такую шутку? — злую или нет — Мэйхем пока не решила, но и нервничать слишком сильно раньше времени она не спешила. Пока что любопытство перекрывало все другие эмоции. Лазария немного нервно заправила за ухо прядь тёмных волос. Снова выдохнула, переводя взгляд на Витторию: единственное напоминание о реальности... Той, которая ждёт её за пределами сна. Согласно кивнув, Лазария направилась следом за Витой, осторожно поглядывая по сторонам. Тишина была бы абсолютной, но ведьма слышала шаги своей спутницы и собственные, и не могла решить, нервирует её это или же наоборот, немного успокаивает. Кусая губу, она помалкивала, всё размышляя, откуда взялся вокзал. Вита говорила, что это не случайно, а Лиз не могла сообразить, что к чему. Очевидно, придётся плыть по течению и действовать по ситуации, так что она не переставала удивляться, пробираясь сквозь плотную пелену дыма, а после и забираясь следом за Конте по ступенькам. Она бы сказала, что всё это происходит, словно во сне, но, постойте — так оно и есть. Всё стало совсем непонятно, когда они добрались до купе, в котором оказались девочки. Две удивительно знакомые ей девочки... Лазария остановилась в проходе, побледнев. Тело отказывалось повиноваться, и всё же ведьма заставила себя улыбнуться, рискуя отпугнуть девочек этими манипуляциями.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Какое удивительное совпадение, — голос дрогнул, и Мэйхем кашлянула в кулак, — Меня тоже зовут Лиз... — надо было что-то сказать. Медленно, осторожно она прошла в купе — для этого пришлось сделать всего два небольших шага, а после присела на край койки, рассматривая девочек. — Что вы здесь делаете — совсем одни? — спросила она негромко. Лазария не могла припомнить, чтобы они с Норой отправлялись куда-то в одиночестве, хотя едва ли это можно было назвать правдой. Она могла забыть, хоть и силилась выловить что-то из омута памяти.

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-10-22 22:54:02)

+1

10

[AVA]http://sf.uploads.ru/t/gcHKF.png[/AVA]Что-то такое вполне можно было предположить: домой возвращается, но дается Лиз это очень тяжело. Поэтому само место в мире снов давящее, тяжелое, и тихое, словно отгородившееся стеной от внешнего шума, запершись в своих переживаниях и мыслях. И в то же самое время это место здесь оказалось вокзалом, более приятным, комфортным для Мэй. Это могло не означать ничего, а могло значить, что её сознание само сопротивлялось кошмарам и делало это весьма активно. Лиз прекрасно понимает, что её вины в том, что она не нашла сестру, как таковой нет. Но Виттория прекрасно понимала девушку, в конце концов она сама была в похожей ситуации. Правда это было больше двухсот лет назад и она прекрасно справилась с последствиями и смогла их пережить, и в последнее время практически не вспоминала о тех временах. Но легко могла вспомнить, что было это, прямо скажем, не так просто, как хотелось бы, и даже Джонатан не сразу смог ей помочь. Не сможет этого так просто и Виттория. Не сразу, не за один раз. К тому же она будет работать только с Лазарией, а не с её родителями. Вот если бы провести сеанс со всеми, тогда результат был бы лучше.
-  А в чем, по-твоему, твоя вина? – Мягко обратилась Тори с Мэй, ещё на перроне. -  Ты считаешь, что приложила недостаточно усилий? Или считаешь, что ты, на самом деле, не хотела её найти? Вряд ли, все говорит об обратном. Да и семья вряд ли будет винить. За что? За то, что ты осталась в Арденау, где куда быстрее можно узнать новости, если они появятся? Это было бы очень странно и совершенно нелогично. Постарайся отбросить эти мысли, а я постараюсь в этом помочь.

- Какое удивительное совпадение, — говорила Мэй уже в купе, — меня тоже зовут Лиз... Что вы здесь делаете — совсем одни?
- Мы едем домой. – Очень тихо ответила сидящая у окна Лиз-маленькая. - Моя сестра потерялась, а я её нашла.
- И как же ты её нашла? – Поинтересовалась итальянка, но маленькая Мэй продолжала говорить так, словно не услышала вопрос:
- Мама еще не знает, вот будет рада, правда? А то она винила меня, говорила, что я плохо ищу.
- Ты правда плохо меня искала.
– Строго глядя, почему-то на взрослую Лазарию, вмешалась Ленова. – Признайся, ты же не хотела, чтобы я нашлась? Хотела остаться одной, чтобы все любили только тебя и жалели бедняжку, которая потеряла сестру. Вот если бы поторопилась и сделала больше, тогда я была бы жива.
- Нет, это неправда!
– Дрожащим голосом отвечала Лиз. – Я старалась! Скажите ей, что я старалась!
Взгляды обеих девочек сверлили Лазарию, сосредоточившись на ней с тех самых пор, как только она к ним обратилась, и совершенно не обращая внимания на Витторию, её нахмуренное лицо и манипуляции рук.
- Это правда, и ты это знаешь! – Давила Ленора. – Это только твоя вина, что я не вернулась домой. И родители считают также. Они ненавидят тебя, жалеют, что живой осталась ты, а не я. Ты прекрасно знаешь, что я была их гордостью, а ты разочарованием. Меня всегда ставили тебе в пример, а ты завидовала, хотела дотянуться до меня, мечтала, чтобы у тебя проснулся Дар, но так в итоге ты ничего и не добилась. А меня ждала блестящая карьера и долгая, счастливая жизнь. А теперь всего этого не будет. Я умерла из-за тебя. А теперь пришло время умереть и тебе!
С этими словами Ленора повернулась к маленькой сестре, вытянула руки и вцепилась в её шею, сдавливая изо всех сил, не переставая повторять «Это твоя вина! Это твоя вина!..»
- Лазария! – Громко крикнула Виттория. – Закрой глаза и представляй Барни! И не открывай глаза, пока не почувствуешь, что он рядом!
Виттория вскочила с места и вцепилась во взбунтовавшееся воспоминание. Стоило только ей коснуться рук Леноры, как она поняла, что это было не воспоминания, переживаемое раз за разом, и не морок, сотканный из обрывков памяти. Это был самый натуральный оживший кошмар, настолько хитро замаскировавшийся, что сновидица, если бы кошмар сам себя столь активно не проявил, и не определила бы истинную суть оболочки двух маленьких девочек.
«Никогда не жди ничего хорошего от маленьких девочек!» - Подумала Виттория, и обрушила на липкое чудовище вал силы, задавливая его, затаптывая, заставляя рассосаться эту язву и не тянуть силы из Мэй.

+1

11

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngВ чём её вина. Лиз старалась не задавать себе этого вопроса, потому что ей было страшно дать на него ответ. Да, может, это было глупо и отчасти — по-детски, ведь она, как человек взрослый, не должна избегать проблем, а искать способы их решить. Но в такие моменты Лазария превращалась в маленькую, напуганную девочку, которая осталась без сестры и теперь не знала, как смотреть в глаза родителям. Зятю. Племяннику. Племяннику — маленькому мальчику, который лишился матери, а она ничего не могла с этим поделать. Совсем ничего. Как она всё же сможет посмотреть им всем в глаза? Как?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я не могу сказать наверняка, если честно... — задумчиво протянула Мэйхем, избегая смотреть на Витторию. Она хмурила брови и кусала нижнюю губу, находилась явно в задумчивости и пыталась подобрать те слова, которую будут если не правильными, то хотя бы смогут отразить её чувства, — Пожалуй, в том, что я медлила, слишком долго ждала, прежде чем отправиться на поиски. Всё думала, что это задание, и она вернётся... — далеко не факт, что, начни Лиззи действовать раньше, это привело бы к какому-то иному результату. Не факт, но попытаться, наверное, стоило, разве нет? А она всё медлила, медлила, медлила, чего-то ждала... И дождалась. Говорят, отсутствие результата — тоже результат, но она несколько сомневалась в подобной трактовке. И всё же то, что произошло дальше, не вписывалось ни в какие рамки. Она даже представить не могла что-либо подобное...
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЭти две девочки, господи, сердце Лазарии разрывалось на части. Она задыхалась и не знала, что ей делать, особенно когда эти пристальные взгляды впивались в неё, высасывая, казалось бы, всю душу. Да, определённо, это были они с Ленорой, однако, она не помнила подобного эпизода. Родители не отпускали их одних в далёкие поездки в столь юном возрасте. Нет, это и правда не было воспоминанием, но почему-то от этого совсем не становилось легче. В какой-то момент Мэйхем поняла, что задыхается; дышать было тяжело, практически невозможно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Да, да, ты старалась, мы тебе верим, — пробормотала детектив, не отводя взгляда от себя. Себя-маленькой: те же тёмные волосы и немного раскосые зелёные глаза. То же выражение, которое Лиз столько раз видела в зеркале — отчаяние и желание, чтобы ей поверили. Она старалась — и сама Лиз старалась, но этого было недостаточно. Недостаточно, недостаточно... А Ленора говорила ужасные вещи. Лазария никогда не завидовала старшей сестра в такой утрированной степени. Да, было время, когда она хотела получить Дар, но потом у неё проснулась магия, и Лиз, тогда ещё совсем девочке, этого было достаточно. Она чувствовала себя прекрасно, научившись владеть магией, ей это нравилось. Это было внутри её, это было частью её, а Дар... Что же, обладать им было бы неплохо, но и лично для неё — необязательно. — Нет, это неправда! — Мэйхем и сама не узнала свой голос, непроизвольно сорвавшись на крик, — Это несправедливо, я хотела найти! Я хотела этого больше всего на свете! — она так и не смогла разделить ту девочку и себя. Они были одним целым, и Лиз чувствовала, что должна защитить себя-маленькую, но... Господи, что же это происходит. По щекам покатились слёзы, но ведьма этого не заметила — она резко подалась вперёд, желая разъединить девочек. «Твоя вина, твоя вина, твоя вина!» — голос маленькой Леноры стучал по вискам, словно отбойным молотком. Мир вокруг померк, Лазарии не хватало воздуха, чтобы сказать что-нибудь ещё. Её, словно тисками, сдавливало чувство обиды и страха — она ведь действительно хотела спасти Ленору, но не успела. Так ли хорошо старалась? Всё ли сделала для того, чтобы найти старшую и вернуть её в семью? — Нет, нет, нет! — с губ сорвался крик, когда ведьма, прижав ладони к вискам, опустила голову. Она не желала всё это слышать, видеть, и только чудом до её сознания пробился голос Виттории, и ведьма ухватилась за него, как утопающий за соломинку.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngПредставить Барни. Нужно представить Барни... Лиз всё ещё бормотала, что не может, что это нечестно и несправедливо, и всё же картинка, которая до сих пор стояла перед глазами (пусть и закрытыми), постепенно менялась. Вот она садится на пол рядом с игривым псом, и Барни радостно ластится, поддевая влажным носом её ладонь. Хочет, чтобы его приласкали, и она охотно гладит его по голове, по рыжей спине... Барни, Барни, Барни. Милый пёс. Невидимые тиски постепенно отпускали. Чем ярче становились воспоминания о милом псе, тем слабее казался их напор. Наконец, молодая женщина смогла сделать глубокий вдох и несмело открыла глаза. Она не знала, справилась ли, но пёс был рядом. Он казался таким реальным, что Лиз могла бы потрепать очаровательные уши... Пожалуй, теперь она понимала, зачем Вита вопросила её вспомнить об этом животном. Сердце колотилось, как сумасшедшее — так ведь бывает даже во сне? А по щекам всё ещё катились слёзы.

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-10-31 14:49:40)

+1

12

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/DSVxF.png[/AVA]«Мы сами кормим свои кошмары», - когда-то давно говорил Виттории её учитель и любовник. – «Нас никто не заставляет их взращивать, никто не учит этому. Все происходит само по себе. Это как естественные потребности организма в воздухе, еде, воде и прочем. Одна из функций беспокойного мозга. И нет, я понимаю, что ты хочешь спросить моя дорогая, но даже у самых страшных людей, у убийц, воров, насильников – у всех есть свои кошмары. По правде сказать, у последних их обычно даже больше.»
Да, так говорил её возлюбленный, когда они, пользуясь свободной минуткой остановились на пару ночей в старом трактире в паре дневных переходов от Вены. Так он говорил, прежде чем сам стал одним из её кошмаров, надежно запертых и запечатанных, но нет-нет, да и вырывающихся наружу. И ведь ей ещё хорошо, она может загнать свои кошмары поглубже, запереть их и регулярно следить за клетками разума и их узниками. Обычные люди лишены такого удовольствия. Вот почему у Виттории, ровно как и у других сновидцев всегда будет клиентура. До тех пор, пока не придумают очередную чудо-таблетку.
Всё это она вспоминала, и думала об этом, чтобы не видеть, как её заклинания разрывают на части двух маленьких девочек, сплющивают их, давят, заставляя головы и конечности лопаться, разбрызгивая черную жижу вокруг. Очень мерзкий и липкий кошмар. Можно было бы назвать его умным, но он оказался сущим идиотом. Мог бы замаскироваться получше, если бы не его поведение, итальянка могла бы и не распознать его нутро.
- Не открывай глаза. Не открывай глаза. – Твердила Виттория Мэй, сама лишенная такой возможности. Ей нужно видеть, как её заклинания прессуют монстра, сосущего силы из Лиз. – Тебе нельзя это видеть. Не открывай глаза. Представляй собаку и не открывай глаза, пока я не скажу.
Сколько так прошло времени, трудно было сказать. Время в мире снов понятие совершенно абстрактное. Они могли провести здесь дни, недели и месяцы, а в реальности очнуться через пару часов после начала сеанса, а то и вовсе через десять минут. Поэтому Тори не рискнула бы даже предположить, сколько ей пришлось смотреть на лопающиеся, ломающиеся детские тела, а кошмар до последнего не принимал свой истинный облик, и, буквально каждая секунда вызывала у неё дикое отвращение, желание опорожнить желудок. Если бы не большой опыт работы, она непременно бы это сделала, но даже спустя больше двух столетий нельзя привыкнуть к тому, что ты убиваешь маленьких девочек таким вот ужасным способом.
- Всё. – Прохрипела, наконец, сновидица, опуская руки. Девочек больше в купе не было. Собственно ведьма постаралась на славу, даже следов никаких не оставалось на стенах, вычистила начисто. – Сниться тебе эта гадость больше не будет. Но постарайся воздержаться от таких мыслей и в реальности, хорошо? Не хотелось бы повторять этот опыт…
Флорентийвка дотянулась до появившегося на коленях Лиз Барни и погладила его. Пёс был дико симпатичный и Витторию даже посетило желание завести себе такого. Хоть кто-то в доме живой и настоящий точно бы не помешал. И почему раньше такая мысль не приходила ей в голову?..
- А ты симпатяга. – Тори почесала Барни за ухом, а тот довольно ткнулся её прохладным влажным носом в ладонь. – Надо же! – Удивилась Виттория. – А ты и правда любишь этого пса. Он как живой! Готова поспорить, что и размеры у него в реальности точно такие же.
Что-то заставило Витторию посмотреть в окно и она увидела, что местность за окном изменилась. Они ехали по каким-то полям, довольно голым, но с массивным лесом вдалеке с могучими, высоченными соснами, укрытых снежными шапками.
- Не узнаешь? – Сновидица мотнула головой в окно и посмотрела на Мэй. – Мы случайно не к твоему городу родному едем?

+1

13

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЭто, кажется, было физически больно. Нет, никто не причинил Лазарии вреда в этом плане, но душа словно выворачивалась наизнанку, ломая при этом кости, и было так больно, больно, больно, что хотелось кричать. Но она лишь закрывала глаза ладонями — совсем как маленький ребёнок, и тихо всхлипывала, пытаясь поверить в то, что это всё сон, который не имеет никакого отношения к реальности. Но все эти ужасы были у ведьмы в подсознании, однако, она даже не догадывалась, насколько всё сложно, запутано и серьёзно. Кто бы мог подумать — вот Лиз точно не догадывалась, поэтому происходящее сейчас произвело на неё огромное впечатление. Был момент, когда ей захотелось, чтобы всё это закончилось. Импульс был настолько сильным, что канадка уже собиралась произнести кодовое словосочетание, а потом в голове начала пульсировать мысль, что так нельзя. Сбегая от проблемы, она не сможет от неё избавиться и, ну, чёрт возьми, Лазария Мэйхем, ты же сильная! Она всегда хотела такой быть, хоть и, пожалуй, немного не дотягивала. Сейчас самое время это исправить.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна не знала, что происходит, пока сама ведьма не видит ничего вокруг, и знать, пожалуй, не хотела, так что Виттории было не так уж и сложно убедить Мэй в том, чтобы она не открывала глаза. В ушах всё ещё звучал звонкий голосок маленькой Леноры, которая обвиняла младшую сестру. «Я не виновата! Не в той степени!» — пыталась убедить себя Лазария, но получалось не то, чтобы слишком хорошо. Барни, Барни, Барни! Внезапно она почувствовала какую-то приятную тяжесть на своих коленях, и в то же время послышался голос Конте. Шатенка медленно открыла глаза и сразу же, непроизвольно потянулась к Барни, который довольно лизнул ей руку. Девушка обняла пса, пытаясь унять бешеное сердцебиение и не знала, что сказать, как реагировать на произошедшее. Девочек больше не было, и... И это оказалось огромным облегчением. Ведьма так мечтала об ещё одной встрече с сестрой, но на практике всё несколько вышло из-под контроля. Мягко говоря.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я... Да, я постараюсь... — немного потерянно отозвалась Лиз, уткнувшись носом меж ушей некогда любимого, хоть и не своего пса. Быть может, следует обзавестись и собственным другом? Почему она до сих пор этого не сделала? Спаниель был таким игривым и ласковым, так охотно шёл на контакт, ткнувшись носом в ладонь Виттории. Люди так не могут, не умеют, точнее — далеко не все. Лазария всё ещё приходила в себя и выглядела совершенно ошеломлённой. По щекам катились слёзы, хотя она уже не плакала, напротив, успокаивалась. Услышав последующие слова Виты, Лиззи вымученно улыбнулась и кивнула. Пёс был совсем как настоящий, и её пальцы утопали в гладкой, шелковистой шерсти. — Он точно такой же, каким я его помню. — семья его хозяйки переехала в другой город, так что тогда ещё маленько Лазарии пришлось распрощаться с другом, да и спустя столько лет... Думать об этом не хотелось, так что она просто наслаждалась мгновением, пытаясь осознать, что же только что произошло.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Это моё подсознание, да? Или почему сестра меня так... Ненавидела? — она вздрогнула, вспомнив, с какой яростью на лице Ленора сцепила пальцы на шее маленькой Лиз. Не могла не задать этот вопрос, не простила бы себе, честное слово. Зато обещала и себе, и Виттории постараться больше не думать ничего подобного — не хотелось вызвать снова этот ужас.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngПереведя взгляд в окно, Лазария нахмурилась и чуть подалась вперёд — всё так же крепко держа Барни, который, впрочем, в какой-то момент словно бы растворился в воздухе. Тоскливо вздохнув (всё же этот пёс значил для Лиз больше, чем она догадывалась), она сцепила руки в замок, чтобы чем-то из занять, и прильнула к окну, чувствуя, как сердце совершает кульбит. Конте оказалась права в своих догадках: Мэйхем неплохо знала эти места родом из детства. Они и правда подъезжали к Шарлоттауну. Медленно кивнув, она перевела взгляд на собеседницу, понимая, что веселье только начинается, если можно так выразиться. Через некоторое время поезд остановился, а Лиз даже не хотела посмотреть на вокзал, который знала практически как своих пять пальцев. В детстве она часто путешествовала по стране вместе с родителями, но что бы это значило сейчас?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Пора, да? — тихо спросила она. И, получив подтверждение, встала со своего места. Пора так пора, нужно завершить начатое.

+1

14

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/DSVxF.png[/AVA]«И восемь километров по дороге…»

- Значит, ты его хорошо помнишь, - рассеянно произнесла Виттория, наблюдая, как спаниель в один миг растворился, словно его и не было. – Хм. Постарайся в следующий раз удержать его, хорошо? К сожалению, я почти уверена, что его помощь тебе ещё пригодится, а вызывать стража снов с каждым разом тяжелее.
«И заведи себе собаку. Или кошку хотя бы».
Мысленно Тори покачала головой и применила одно простое заклинание, подселила навязчивую мысль в подсознание Лазарии. Теперь ей очень сильно захочется завести питомца. Скорее всего, спаниеля. Но не факт, тут уж на что хватит фантазии и желания девушки. Вообще-то так играться с подсознанием не есть хорошо, навязчивые мысли можно легко растолковать, как желание навредить человеку, а клирикам, иной раз и поводов-то особых не надо. Хорошо ещё, что сновидцев среди них нет, а то довелось бы Лиз встретиться с таким… Ох, если бы попался какой-нибудь упёртый ортодокс, то потащил бы он итальянку на костёр, не слушая никаких доводов, что это только во благо пациента. Ну, да ладно. Это вмешательство, по сути, безобидное, да и распознать его сможет только другая сновидица. А шанс того, что за такую мелочь кто-то её сдаст, крайне невелик. Да и Инквизиция нынче не столько категорична в своих судах.
— Это моё подсознание, да? Или почему сестра меня так... Ненавидела?
- Это твои мысли. – Тори медленно вздохнула и постаралась объяснить как можно доступнее. С объяснением теории у неё не всегда получалось хорошо и доступно, она больше практик.
- Это твои мысли. Тайные, или явные, это мне не ведомо. Хотя думаю, что и тех и других предостаточно. Ты сама себя винишь и винила и, не исключаю, что и продолжишь это делать, как бы я тут не распиналась. Могу лишь посоветовать: оставь это. Тебя не было рядом не потому, что ты плохая сестра, а потому, что ты не страж. Не страж, в том смысле, что не страж своей сестре и в том, что ты не обладаешь Даром носителей кинжалов. Тебя не было рядом просто потому, что тебя не могло, и не должно было быть рядом. Ты плохо искала? Не обманывай сама себя, ты делала всё, что могла, я этого не знаю, но я это ощущаю вот здесь, в мире снов. Но, разумеется, кто-то должен быть виноват. И ты обвинила себя, ты свила гнездо из этих мыслей, и в нем завелся отвратительный и, надо сказать, очень сильный кошмар. Ещё бы… хм… месяц-два, и ты бы задумалась о суициде. И всё это из-за чувства вины. Умом-то ты может и понимаешь, что ты сделала всё, что могла, но наши души, сердца, совести, они работают по-другому. И обычно – вредят нам же. – Конте перевела дух и аккуратно улыбнулась. – Надеюсь, я более-менее толково смогла объяснить. А что же ждет нас дальше… Другие кошмары, поселившиеся в твоей голове. Какие? Ну, никто, кроме тебя не скажет мне, какие мысли тебя глодали раньше и сейчас. Кстати, было бы неплохо услышать твои предположения. Но, кажется, мы приехали, и придется делать это на ходу. Да, надо идти дальше. Если, конечно, ты не хочешь прервать сеанс вот прямо сейчас. На всякий случай, повтори фразу, только про себя и кивни мне, если не забыла её. Но только мысленно, не вслух. Помнишь?.. Ага, ну, тогда идем.
Из вагона они вышли вдвоем, больше не было никого вокруг, ни других пассажиров, ни проводников, никого, что, впрочем, было не удивительно. Как не удивительно было и то, что их никто не встречал.
Тори осмотрелась и прислушалась, но зацепиться было решительно не за что. С платформы открывался вид на небольшой, ухоженный городок, по всей видимости, это и была родина Лиз.
- Знакомая местность? – Поинтересовалась  Витта. – Тебе придется поработать проводником. Веди… куда посчитаешь нужным.
И они пошли по улицам, тихим и, казалось, вымершим. Им встречались по пути какие-то неясные тени, отголоски воспоминаний Лазарии, но это были именно тени, без лиц, без яркой одежды, только силуэты, очерченные грубо, словно размазанные карандашные рисунки. Одни дома сменялись другими, улицы перетекали одна в другую, но ничего не выдавало окончательной точки маршрута.

+1

15

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngБарни был одним из самых красочных и, что уж там говорить, любимых воспоминания Лазарии о детстве. Как странно мы иногда привязываемся к вещам, людям или животным, которые нам не принадлежат — выражаясь как буквально, когда дело касается предметов, так и фигурально, когда явлений и живых созданий. Вот и Лиз, сама того не желая, привязалась ко псу, который по определению не смог бы стать её. И всё же он был неплохим другом, как до сих пор считала Мэйхем. И доказал это только что.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я постараюсь. — задумчиво пообещала шатенка, адресовав Виттории немного нервную, но вполне искреннюю улыбку. Всё только что произошедшее не могло выветриться из её сознания в одно мгновение, так что канадка медленно, но верно приходила в себя. Ей бы, по крайней мере, очень хотелось на это надеяться. Лазария решила, что, когда вернётся к нормальной жизни из этого сна, обязательно подумает — всерьёз — о том, чтобы завести себе питомца. Она любила животных, согласна была бы на кота или собаку — не так уж принципиально. Вопрос заключался в том, что у неё, по сути, не было постоянного места жительства, только арендованная квартира, из которой, возможно, Мэйхем рано или поздно съедет. А о том, каким будет её будущее, ведьма пока не задумывалась — не так далеко. И всё же время покажет, что к чему.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngСлушая рассуждения Виты, Лиз прикрыла глаза и покачивала темноволосой головой. Да, действительно, она всё прекрасно понимала — умом, а вот с совестью, с собственными сердцем и подсознанием справляться было гораздо сложнее, и она не знала, сможет ли когда-либо. Для этого она и обратилась к Конте, хотя и осознавала, что далеко не всегда кто-то посторонний может помочь, и даже не потому, что не проявляет должного желания. Просто с определёнными вещами в силах справиться только мы, и никто больше. И всё, ничего с этим не поделать, как ни старайся — разве только можно получить толчок в нужном направлении, и как раз на это надеялась шатенка. По всему выходило, что Виттория права, и Лиз сама загоняла себя в ловушку, методично и настолько старательно, терпеливо, что впору самой удивляться. А суицид... Да, что-то в словах её спутницы было настолько правдивое, что становилось жутко. Мэйхем открыла глаза и невольно втянула голову в плечи, то ли смущённая, то ли поражённая правдой, которая пусть и пряталась в глубине её души, но всё же казалась элементарной.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я действительно всё прекрасно понимаю, правда. Но сейчас, услышав всё это от тебя, я поражаюсь, насколько сложно было... Отделить от себя всё вот это. Мысли, эмоции, обвинения и угрызения совести... — они были частью её самое, что тут ещё сказать? Одной рукой Лазария убрала со лба волосы и покусала нижнюю губу. — Да, пожалуй, мне нужно было услышать, чтобы осознать. Чтобы... — она не могла подобрать правильных слов, — Прочувствовать. Не знаю, как объяснить. Спасибо. — но Вита, похоже, понимала, что подразумевала Лиззи, по крайней мере, она не задавала уточняющих вопросов, что ведьма сочла хорошим знаком: значит, ей удалось объяснить всё в достаточной степени. Ну и не стоит списывать опыт Конте, которая не впервые сталкивается с чем-то подобным. Она послушно кивнула, показывая, что помнит фразу и мысленно повторила её про себя: «морской бриз». Останавливаться канадка не собиралась, так как это было бы неправильно и несправедливо, а ещё не стоит забывать, что она не привыкла делать шаг вперёд и два назад. А остановиться сейчас значило бы сделать эти самые шаги, и какой в этом смысл? Так что она постаралась сосредоточиться и не думать о том, как маленькая Ленора душила свою маленькую сестру. Ей ведь сказали прекратить, так почему бы не попытаться прямо сейчас. Однажды у неё обязательно получится, да. Должно получиться.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Да. Это мой родной город, Шарлоттаун, — глухо отозвалась Лазария. Она не понимала, почему они оказались здесь, она не была готова, но деваться, видимо, некуда. — Я... Я не знаю, куда мы должны прийти. Но, конечно, буду проводником... — она знала эту местность как своих пять пальцев. Так что, немного зябко поёжившись (отсутствие людей было непривычным явлением), девушка зашагала вперёд. Она решила не выбирать конкретную цель и просто следовала инстинктам, ноги сами вели ведьм всё ближе и ближе к городу. Мелькали дома — казалось, такие же пустынные, каким был вокзал, но Лиз и Вита не останавливались. И первая вдруг поняла, что, сама того не ведая, привела их...
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Это мой дом. — когда они остановились перед не слишком большим, но явно ухоженным и уютным домиком. Мэйхем неловко переступила с ноги на ногу. Почему она пришла сюда?

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-12-05 17:50:12)

+1

16

"Дом стоит, свет горит,
Из окна видна даль,
Так откуда взялась печаль."

- Не за что. – Виттория улыбнулась, но пожала плечами. – По крайней мере – пока. Мы с самом начале и не факт, что уже увидели самое страшное.
Что-то подсказывало Тори, куда именно в итоге они придут. Хотя, на самом деле вариантов было несколько, но основные два, которые бывают в большинстве снов, это либо родной дом, где так или иначе было много всякого, как хорошего, так и плохого в жизни каждого из нас, либо это могло бы место, которое связано с очень сильными переживаниями, возможно, потерей, или же наоборот – место, где нам наиболее спокойно, будь то любимый столик в уютной кофейне, тайное место у ручья, или полянка в лесу с поваленным деревом и сумасшедшим запахом луговых цветов.
Но во сне Лазарии это оказался родной дом. Ничего удивительного и Конте тайно вздохнула. В мире сновидений это место, где очень любят селиться кошмары и мороки. Едва ли не самое любимое место, потому что там есть за что зацепиться, есть чем подкармливаться и за счет чего разрастаться.
- Не забывай про Барни. – Решила напомнить флорентийка своей клиентке. – И Мэй… будь готова ко всему. И будь готова бороться.
С этими словами Виттория толкнула калитку и ступила на дорожку, ведущую к парадному входу. Сам дом казался ухоженным, чистеньким, где надо покрашенным. Водосточная труба, игриво изгибаясь, не рыжела ржавчиной, была аккуратно прислонена к углу. Небольшое трёхступенчатое крыльцо выглядело крепко и надежно, черепица лежала аккуратным темно-красным одеялом. Чистые окна и кипельно белые занавески по ту сторону, скрывающие внутреннее убранство от посторонних глаз.
А вот сад казался запущенным, словно нечесаная и немытая грязная голова панка. Газон не стрижен, старая, еще прошлогодняя листва не убрана. Где-то ветром нанесло старых газет, бумажных пакетов и прочего мусора. Растущая в углу яблоня алела плодами, которые никто не торопился собирать и они под тяжестью своей падали на земле, скрываясь в траве, прели и гнили, распространяя не самый приятный аромат. Прямо на дороже лежала садовая фигурка розового фламинго, блеклая, обесцветившаяся под постоянными дождями, с тусклыми, безжизненными глазами. Детские качели покосились, того и гляди разваляться на месте. Под порывами ветра они скрипели, издавая звуки словно из потустороннего мира или не самого высокобюджетного фильма ужасов.
Сад играл на контрасте с домом, настораживал, отпугивал, словно стараясь не допустить никого до здания в своем сердце. Стоило сновидице сделать первые шаги, как трава с обоих боков дорожки потянулась к ней высокими стеблями с острыми кончиками, пыталась дотянуться, ужалить, заставить уйти. Но Конте лишь повела рукой и стебли отпрянули, словно отогнанные мощным порывом ветра, прижались к земле будто в мольбе о прощении за свою дерзость.
- Не отставай. – Бросила итальянка через плечо неуверенно шагающей позади Лазарии. Той явно было не по душе видеть сад в таком запустении, кошмары, поселившиеся поблизости, отлично отпугивали её, пожирая всё светлое, что происходило с ней в этом доме, извращая и стирая из памяти самые теплые воспоминания.
«Ничего, это мы поправим».
Виттория заглянула в окна, но рассмотреть что было внутри не смогла. Тогда она поднялась по ступеньками, которые действительно были крепки, это не было показательной ловушкой и постучала в дверь три раза. Стук звонким эхом разнесся внутри дома, но никто не спешил откликнуться на него. Сновидица постучала ещё, но с тем же результатом.
- Ну, что же, - пожала плечами ведьма, - придется зайти самим. В конце концов, ты, Лиз, у себя дома.
Конте нажала на ручку двери и та легко поддалась, опускаясь вниз. Ведьма зашла внутрь, рассматривая убранство прихожей, но рассматривать было особо нечего. Пустота и белые стены с уходящей наверх лестницей и коридором, ведущим на кухню. Ни вешалки, ни шкафа, ни ковра, ни трюмо или маленького столика, куда можно бросить ключи, ни даже подставки под зонтики. Пустота стерильная и пугающая, словно в доме никто давно не жил. Даже на стенах не было фотографий, или хотя бы следов от гвоздей, на которых они раньше висели. Чистый белый цвет.
- Хм. – Подала голос Тори. – У вас всегда так… пусто?
Её настораживало то, что они постоянно сталкиваются с пустотой. Сначала был вокзал, потом поезд, потом практически пустой, не считая нескольких теней, город, а теперь вот и родной дом. Это было слишком необычно.
- Покажешь свою комнату? – Поинтересовалась Виттория у Мэйхем. – Нам наверх, верно?

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » no more dreaming of the dead as if death itself was undone


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC