Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Hannah Merton

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Robin Mitchell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Письмо из Арденау с приказом отправиться в США застало Ольгу в Томской губернии еще пять месяцев назад. Дорога до американского континента обещала быть долгой (снег уже лежал, а сообщение между редкими населенными пунктами можно назвать в лучшем случае ненадежным), однако война Севера и Юга не утихала, и в пылающих Штатах отчаянно не хватало стражей. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным


месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sf.uploads.ru/Ssokj.gif http://sh.uploads.ru/ZC6be.gif
месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным
Johanna Heissmeyer, Charlene Lamb
Ноябрь 2016 года, дом Лэмбов в Арденау, Великобритания.
Быть женщиной очень сложно. Особенно, когда тест на беременность показал две полоски, а отцом предполагаемого ребенка является человек, которого ты хочешь убить.
Быть хорошей подругой очень сложно. Особенно, когда ради этой дружбы ты должна переступить через собственные принципы.

+1

2

Достопочтенный профессор, на которого Йонна работает вот уже который год, занимается… умными вещами, разными делами и чем-то несомненно очень важным. За свою продолжительную жизнь цыганка научилась врать достаточно хорошо для того, чтобы даже ее муж не сумел уличит ее в неискренности; она умела врать, но совершенно не любила этого делать. Даже такой человек как Август заслуживает правды, пусть правда и заключается в том, что новоявленна мисс Хайссмайер только и мечтает о том, чтобы наконец достать свой клинок из-под половиц и воткнуть его благоверному холодным черным лезвием аккурат промеж ясных глаз. А потом еще раз. И еще раз и так до тех пор, пока на душе не станет легче от отмщения, а станет ли? Ханна не могла так рисковать и потому вынуждена была и дальше играть роль прилежной жены для того, чтобы подобраться к мужчине поближе, проникнуть в его холодное сердце и нанести удар изнутри. Ей приходилось выдумывать невероятные причины для того, чтобы обосновать свой внезапный отъезд. Профессор (координатор) позвонил среди ночи (а так и было) и распорядился собирать вещи. И чем же занимается профессор? Он знатный орнитолог-хирург практикующий эзотеризм… не важно, по крайней мере до тех пор, пока Август не углубляется в подробности. Ему не нравится, что Йонна работает, а она просто-напросто не может подолгу находиться с ним в одном помещении, потому что если долго смотреть на это жабье лицо оно начинает казаться не таким уж и отталкивающим. Работа отрезвляет девушку, не дает ей забыть о поставленных целях, о своей силе и своем предназначении. 
Расшатанные половицы предательски скрипнули и на мгновение Йонна замерла. Выдохнула. Иногда цыганка забывает, что замужем за колдуном, а не за всемогущим божеством, которым он наверняка порой себя представляет и которое знает все и способно уловить каждый ее шаг. Август крепко спит и тем самым показывает, что уважает секреты своей жены ровным счетом как и она уважает его секреты, о которых темноволосая намерена разузнать в самое ближайшее время. Не совсем честно с ее стороны, но что еще следовало ожидать от цыганки. Почувствовал в руках приятную тяжесть кинжала, девушка удовлетворенно прикрыла глаза и через секунду готова была выдвигаться. Путь до Арденау предстоит не близкий.
Все, кто был хоть немного знаком с Йоханной прекрасно знали о том, что страж не любит докторов. Когда простые люди поминают нечистого, цыганка поминает людей в белых халатах. И все эти тесты на беременность тоже их коварные происки. Она бы пошла в ближайшую больницу, чтобы раз и навсегда бросить им свое негодование в лицо вместе с тестом (что совершенно не гигиенично и наверняка бы их напугало), но предусмотрительно не стала этого делать. Вместо этого девушка предпочла томиться в волнительных догадках и начала планировать поездку к хорошей подруге. Если такое возможно, если у них родится ребенок, то это отродье будет настолько темным, что развернет геноцид, которых свет еще прежде не видывал. Это совершенно невозможно. А вдруг? Неизвестно, будет ли Чарлин рада таким гостям и совершенно точно не будет рада таким новостям, но ведьма – единственный шанс девушки.
Арденау встретил Йонну как всегда, неприветливо. Точнее это она никогда не видела в этом месте ничего хорошего. Кроме своего спасения в детстве, обучения достойной профессии, знакомства с замечательными людьми, но не в манере цыганки было признавать, что кто-то желает ей добра. Издержки мерзкого характер давали о себе знать даже в года, когда голова должна лопаться от мудрости и жизненного опыта. Пусть сама она никогда не упускала возможности поучить кого-то уму-разуму. Едва ли не впервые в своей жизни страж пожалела, что рядом не оказалось Влада. Душа в последнее время сильно обижалась из-за того, что Ханна постоянно выпроваживала его из своего дома. Достаточно сложно оставаться беспристрастной и делать вид, что ничего не происходит, когда на твоих глазах невидимый румын подсчитывает, за сколько он мог бы толкнуть на черном рынке золотые часы Августа. Но Влад как никто другой разделял нелюбовь Йонны к туманному Альбиону.
Уже на подходе к дому Лэмб цыганка внезапно остановилась. Она вспомнила про Маркуса, которого она навещает каждый раз, стоит ей по долгу службы или же волей случая оказаться в этих местах. Увидеть наставника было бы просто замечательно, мужчина умел успокоить Ионицэ… Хайссмайер. Она ведь даже не сообщила, что вышла замуж. А врать  Маркусу, это не совсем то же самое, что врать Августу, врать наставнику она не могла.  Поразмыслив еще буквально долю секунды, девушка резво развернулась на стойких каблуках высоких осенних сапог и направилась к Чарлин. Ее дом. Ее дом? Она бывала здесь всего однажды и то не по своей воле, если бы не страшная рана прямо у нее на голове, быть может они с колдуньей и не поладили бы никогда. Наверняка именно тогда Йонна и подрастеряла часть своих мозгов, так как умудрилась вляпаться во все это.
Страж не знала, как ведьмы поступают с незваными гостями, но могла догадаться. У Йоханны просто не нашлось времени предупредить подругу о своем приезде заранее да и как сообщить о таком по телефону, по почте, даже старый добрый голубь и тот не вынес бы такой ноши, сдох бы на пол пути где-то посреди болота и был бы прав. Неуверенный стук в дверь смутил даже саму Йонну, так это было на нее не похоже. Но потуг стража было достаточно для того, чтобы колдунья была проинформирована о гостях. Наверное, она решила, что в дверь скребутся кошки. Точно кошки. Когда Чарлин открыла дверь, Йоханна думала о котах и ее выражение лица было более чем озадаченным. А еще страж совершенно не знала, как начать беседу, как поздороваться и вместо этого просто нелепо протянула свой подарок – привезенный из Венгрии набор склянок ручной работы в которых, по мнению Ханны, ведьма могла бы хранить свои травы. Или зубы покойников или вообще все что угодно. Глупый был подарок, но отступать было некуда.

+4

3

Осень склоняет людей к долгому сну, особой тяге к теплу и уюту, и, конечно, осенней хандре. Чарлин всегда считала себя жизнерадостным и оптимистичным человеком. Даже когда в их семье наступали тяжелые времена, и они переживали смерть матери, а затем смерть самого близкого Чарлин человека – её брата-близнеца Конрада, ведьма находила в себе силы жить дальше и видеть впереди не только боль и страдания, но и мгновения радости и счастья. Осенью жизнь играет темными красками, всё вокруг кажется хмурым и мрачным, особенно в Великобритании, где хмурость и мрачность – это повседневные явления. Ведьма встала с теплой и мягкой кровати где-то ближе к полудню и, к слову, это было совершенно на неё не похоже в привычной жизни, потому что каждый, кто был хоть мало-мальски знаком с Чарли, в первую очередь мог охарактеризовать её как шило в заднице, потому что ей нужно было всё, всегда, везде. Но сегодня с жизнерадостностью не задалось. Всю ночь шел дождь и из-за этого Чарли никак не могла заснуть. В последние годы её сон стал чересчур чутким. Женщина поймала себя на этом не так давно. Казалось бы, к двухста тридцати пяти годам организм должен был подустать и требовать больше сна, но в её случае всё складывалось совершенно обратно: если в молодости она могла спать как убитая, хоть верхом на лошади, хоть в шатре старика-египтянина, хоть в медвежьей норе, то теперь для здорового и крепкого сна ей обязательно нужна была кровать, побольше мягких подушек, одеялко потеплее да помягче, и самое главное – тишина. Полная тишина. Этой ночью погода решила, что Чарлин Лэмб сон не нужен, поэтому потоки дождя стучали аккурат по её окну и примерно до четырех утра она сидела на стуле и, то выглядывала в окно и молила природу остановиться (не зря же она ведьма), то включала ноутбук и искала горячие путевки в теплые страны, где в это время года не было сезона дождей. Кстати, кое-что она себе таки присмотрела. Лэмб всерьез задумалась над тем, чтобы взять билет куда-нибудь в Сидней и улететь туда на несколько месяцев, чтобы каждый день гулять по берегу океана, завести себе домашнего кенгуру и привезти его в конце в Арденау. Хотя, бедное животное вряд ли будет готово познакомиться с такими жестокостями, да и авиакомпании вряд ли захотят связываться с таким пассажиром, а везти его в багажном отделении – это живодерство. Как и всё в этой истории. В общем, нет. Нет, нет, нет, все кенгуру останутся на территории Австралии. На этой мысли Чарлин уснула, с ней же она и проснулась. Австралия, надо купить билет в Австралию.
Внезапно раздался дверной звонок. Судя по отсутствию шума, никого из семьи Лэмб, кроме Чарли, дома не было. Эта участь ведьму не радовала, потому что в таких ситуациях она чувствовала себя бездельницей. Ведьма зарабатывала редкими научными статьями, которые периодически публиковали в журналах, консультированием в части ритуалов, обрядов, территориальной магии, артефактов, однако, всё это не занимало 24 часа в сутки 7 дней в неделю, так как отрасль эта довольно специфична и потенциальные клиенты, зная о сотрудничестве Чарлин с Церковью, предпочитают обходиться подручными средствами. Мало кто за плату интересуется темными ритуалами только ради общего развития. Остальные же члены семьи Лэмб пахали как Папа Карло, особенно Дельфина, которая поставила перед собой цель доказать своему недобывшему муженьку, что и без его помощи сможет содержать себя и детей. У Чарлин же детей пока не было, что было её личной трагедией и пользовалось в семье статусом неприкосновенной темы. Ведьма уже больше полувека находится в состоянии поисков «того самого целителя», который будет способен исцелить её бесплодие, однако по сей день этот кудесник найден не был.
Быстро замотавшись в мало-мальски приличные вещи, которые попались под руку, дабы не предстать перед гостем в ночнушке в обеденное время, Лэмб спустилась на первый этаж и, посмотревшись в зеркало и убедившись, что выглядит она не совсем отстойно, открыла дверь. На пороге стояла Йоханна, её давняя знакомая и хорошая подруга. Чего давно не хватало Лэмб, так это наличия в её повседневной рутине хороших людей, поэтому внезапно объявившаяся Йоханна стала поводом для искренней улыбки и настоящей радости. Стражница протянула ведьме какую-то коробку, из которой доносился легкий шум чего-то стеклянного, и в тот же час была обнята теперь уже не сонной ведьмой.
- Йоханна! Как давно мы не виделись! – Чарли не прекращала улыбаться и поняла, что они всё ещё стоят на пороге. – Заходи скорее, чего на этой холодрыге торчать. – Ведьма отступила на шаг в сторону, пропуская стражницу, и дождавшись пока последняя зайдет окончательно, обняла её ещё раз, крепче прежнего. – Ох, как я рада тебя видеть! Как я рада видеть хоть кого-то, кроме своей семьи, а то я скоро совсем одичаю! – Лэмб немного отодвинулась от Ионицэ и помогла снять верхнюю одежду, повесив её на крючок. – Ты ела что-нибудь? Я как раз собиралась завтракать, составишь мне компанию? Отказы не принимаются! – Чарлин радостно направилась на кухню, в надежде, что семья не опустошила за утро весь холодильник.

+2

4

В объятиях ведьмы девушка почувствовала себя в безопасности, впервые за долгое время Йоханна вздохнула с облегчением. Она давным-давно позабыла как это – чувствовать себя в безопасности, не ожидать подвоха, не бояться быть раскрытой. В кои-то веки ей не приходилось прятать свой кинжал и цыганка могла позволить себе быть самой собой, ничего не тая. Ничего. Заслужила ли Чарлин  участи быть посвященной в проблемы стража, скорее всего - нет, но ведьма была единственным человеком, к которому Йонна решилась бы прийти со своей проблемой. Делиться проблемами – огромный шаг для Хайссмайер, быть может, на восьмом десятке она, наконец, сделала шаг  вперед в социальной адаптации к обществу или же случай и впрямь чрезвычайный.
Слишком давно, Чарлин. И я очень рада тебя видеть. — Она и впрямь была рада. Йоханна очень ценила Лэмб и дорожила ее дружбой. Прискорбно, что женщинам доводилось встречаться только при весьма печальных обстоятельствах или же обстоятельствах связанных с работой, но таковыми были издержки профессии и жизни, которой цыганка себя посвятила. Сейчас она, как замужняя женщина, могла бы поразмышлять о совместном времяпрепровождении, об ужинах, о встречах в более непринужденной обстановке, когда никто не истекает кровью, никого не пытаются убить, но это едва ли. — Извини, что я без предупреждения. Надеюсь, я не отвлекла тебя от чего-то важного. — Даже если отвлекла, Чарлин была так мила и так приветлива, что Ханне стало неловко за то, что сама она явилась в таком хмуром настроении и с такими мрачными мыслями. Мыслями, которыми она жаждет поделиться с подругой, но пока что не имеет ни малейшего представления о том, как это сделать. — О, я и не подумала бы отказаться! — Завтрак – не такая уж и плохая идея, особенно учитывая тот факт, что теперь, вполне возможно, Йоханне придется есть за двоих.
Дом Чарлин не был похож на дом ведьмы, каким Йонна себе его представляла. Справедливости ради стоит заметить, что в фантазиях цыганки все ведьмы и колдуны обитали едва ли не в пряничных домиках, а те, кто умудрился замаскировать свое жилище под нормальный дом, наверняка бы выдали себя обилием разнообразных причуд, которыми полнится их обитель. Но ни старинных часов с живой кукушкой, предвещающей смерть, ни пожелтевших от времени фолиантов со страшными заклинаниями, ни огромного котла, расположившегося аккурат посреди кухни. Только обилие горшочков с самыми разнообразными травами, которыми был заставлен кухонный подоконник ведьмы, намекало на то, что здесь живут люди знающие толк либо в зельях, либо в специях. Наверняка она здесь и интернет есть. Такая взрослая, а все еще мечтатель, Йонна никогда не скрывала своего восхищения обладателями уникального дара. Не такого, как у нее, совершенно иного, более магического и канонического, что ли.
У тебя так уютно. Чарли, я так давно хотела к тебе наведаться, — и это была чистая правда. Но разъезжать по гостям в свое удовольствие – непозволительная роскошь для любого стража. — Но, сама знаешь. Как ты поживаешь? — Ханна интересовала из любопытства, а еще из вежливости, а в первую очередь от того, что не желала начинать беседу с очевидного «у меня проблемы и мне нужна твоя помощь», это было бы, по меньшей мере, некрасиво с ее стороны. Являться только тогда, когда тебе что-то нужно. Но пока что в их отношениях все складывалось именно согласно данной схеме. Будь то пробитая голова или же нежеланная беременность.
Цыганка поправила непослушные волосы, проклятый Арденау и его несовместимый с жизнью климат, и не дожидаясь приглашения умостилась за обеденным столом, да так, чтоб не упускать из виду хозяйку дома. Она бы могла предложить свою помощь, но нарастающее волнение было столь велико, что страж предпочла оставить в целости посуду и кухню Лэмб. Девушка сложила перед собой руки, не пытаясь скрыть свое обручальное кольцо. Получи она наводящий вопрос, было бы куда проще сообщить подруге о том, что ее не уведомили о свадьбе и не выслали приглашение только потому, что этот злосчастный союз не больше чем фикция.  Чарлин должна была стать первой, кому Йоханна откроет свою страшную тайну и единственной, кому она могла бы доверить свой страшный секрет. Не потому, что ведьма была тем человеком, который готов ее выслушать, но тем, кто согласится помочь, несмотря на все безумство предполагаемой затеи.

+3

5

- У меня всё по-старому. Наслаждаюсь пенсионным возрастом, по ночам ищу путевки в новые места, выслушиваю драматичные монологи своей сестры Дельфины о предстоящем разводе с её придурочным супругом. Йоханна, запомни и заруби себе на носу: никогда, вот просто НИКОГДА не связывайся с подозрительными чистокровными колдунами мужского пола. Ключевое слово здесь «подозрительными», потому что мой отец и братья не в счет. Так вот. Никогда с такими не связывайся, потому что очнешься через много-много лет с четырьмя детьми и желанием бежать от него куда подальше. Ну или как я: за несколько дней до свадьбы с новостью о том, что «Ваш жених сгорел на костре». Слава Богу, я дважды наступила на эти грабли шестьдесят лет назад и больше никогда на них не поведусь. Но тебя, подруга, ещё могу предостеречь. Или уже нет? – Прищурившись, спросила Чарлин. Ведьма рассмеялась, заметив испуганную реакцию подруги. Что-то здесь не чисто, ох не чисто. Неужто стражница влюбилась в какого-то колдунишку и была поймана на горячем этим советом? Для того, чтобы разрядить неловкий момент, ведьма разлила по чашкам кофе и, понимая, что одной порцией здесь не обойтись, подошла к кофеварке и, засыпав туда все ингредиенты, включила её. Лэмб поставила одну из чашек перед Ионицэ, а одну возле себя и, отпив несколько глотков, отставила её в сторону, принявшись за самую главную часть завтрака.
Заглядывая то в один, то в другой кухонный шкаф, Чарли искала чем бы поживиться. Можно было бы конечно наделать горячих бутербродов или залить кипятком овсянку быстрого приготовления с изюмом, но эти варианты быстрого, но горячего завтрака Лэмб предпочла оставить на тот случай, когда у неё не будет перед кем красоваться своими кулинарными талантами. Ведьма достала из холодильника творожную массу и яйца. Высыпав содержимое пачки с творогом в чашку с блендером, она добавила туда несколько яиц, сгущенного молока, муки и сухофруктов, и запустила блендер. Через десять секунд всё превратилось в однородную массу. Чарли достала формочку для микроволновки и вылила туда всю взбитую массу. Далее она засунула всё в микроволновку и поставила на выпекание. – Минут через пять будет готова самая вкусная в мире творожная запеканка. Бьюсь об заклад, что ты ожидала увидеть здесь магический ритуал приготовления завтрака, летающие вилки, заклинания, котел с зельем из крови единорога, но увидела всего лишь блендер и микроволновку, и весьма разочарована этим визитом, именно поэтому сидишь с таким грустным видом. – Чарли весело захохотала, пытаясь разрядить обстановку. Грустные ноты в выражении лица Йоханны она заметила сразу, да и нежданный визит был таким… загадочным и резким, что волей-неволей задумаешься над его причиной, которой была вовсе не «мимо проходила и решила зайти». – Ну а теперь давай серьёзно. Что случилось?
Лэмб опустилась на стул напротив Йоханны и, взяв в руки чашку кофе, принялась её внимательно слушать. Было заметно, что стражница о чем-то грустит и чего-то боится, а так как цыганке уже не шестнадцать лет, чтобы страдать над всякими пустяками, дело серьёзное.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC