Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 4.1 «не вижу зла»


Глава 4.1 «не вижу зла»

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ГЛАВА IV: EVERY TIME THEY TRY TO STRIKE US DOWN
Часть первая: Не вижу зла
https://i.imgur.com/dPIdWIR.png

Scarecrow, Hannah Merton, Lakisha Redford, Amaranta Griffin, Lazaria Mayham, Kafil Ndung'u, Rhiannon McCécht (до 9.12), Karl Campbell

Время и место действия: Ирландия, Корк; 9 сентября. 
Описание: Тяжелые времена наступили и для представителей колдовского мира: отчаяние и страх, распространившийся среди жителей многих городов и стран, возродил в головах людей старые опасения и предрассудки - отныне некоторые города, где особую силу приобрели экстремистские течения против ведьм и колдунов, снова стали небезопасны для тех, в чьих жилах течет магия, так что вам лучше держать язык за зубами, если не хотите стать жертвой очередной облавы. Церковь продолжает вещать в своих проповедях о терпимости и необходимости объединиться, местные правоохранительные органы разгоняют несанкционированные митинги и пачками привозят в участок нарушителей правопорядка, но даже всех клириков и полицейских мира не хватит для того, чтобы обезопасить каждого, кто носит гордое звание "ведьма" или "колдун".
Новый порядок настигает и случайных приезжих, оказавшихся в Корке по личным делам: один за другим они становятся жертвами похищения, придя в себя в неизвестном здании, на деле являющимся давно закрытой психиатрической больницей Магдалины. Две комнаты на разных этажах, две команды, один артефакт, наводящий жуткую иллюзию, и полное отсутствие телефонов, магии и прочей связи с оставшимся по ту сторону цивилизованным миром. Хотя так ли цивилизован мир, в котором существуют группы вроде "Люди превыше всего", нападающие на обладателей магии и устраивающие им игры на выживание?

+11

2

Просыпаться было неприятно; у каждого ломило все тело, словно накануне они заглянули с самый далекий от туристической улицы паб и, наконец-то, вкусили настоящих ирландских развлечений. Только вот, обычно такие развлечения совсем не заканчивались ободранным потолком и слишком уж холодным полом, на котором лежали несчастные колдуны. Туман в голове не давал никаких подсказок – все оказались в Корке по своим делам и посещение заброшенной психиатрической больницы имени Магдалины в культурно-массовую программу не входило.
У кого-то в голове просто шумело, у кого-то она откровенно болела и недвусмысленно нарывалась шишка от удара чем-то тяжелым, кого-то откровенно хороводило и тошнота подбиралась к горлу. Те, кто это все устроил явно не заботились о будущем состоянии колдунов, когда они очнутся. Их больше заботило где и в каком виде они очнуться.
Комната 1, этаж №4: Помещение с огромными окнами, в которых гуляет ветер – все неплохо, только вот не выбраться через эти окна, выглядывая с четвертого этажа. Три женщины, находящиеся в комнате, представляли собой не самую лучшую картину – Ханна, Амаранта и Лакиша обнаружили себя в углу на полу в тот момент, когда вдоль дальней стены деловито пробежала довольно жирная крыса, а под головами у них была свалка строительного мусора, оставшаяся, скорее всего, где-то с 60-х годов. Если исследовать комнату, выясняется, что она закрыта, но, судя по записке, оставленной маркером на руке Ханны – в строительном мусоре девушки могут найти ключ. Разумеется, после того, как им удастся развязать туго стянутые локти без использования магии.
Комната 2, этаж №2: Кажется, раньше это помещение было процедурной – посреди комнаты стоят старые, ржавеющие каталки, к которым привязывали особо буйных пациентов. Именно к этим каталкам пристегнуты за одну руку колдуны: Ринаннон, Лазария и Кафил. В целом, отстегнуться не такая уж проблема – если координация движений не нарушается из-за вколотого до этого наркотика, а пальцы совершенно не слушаются. Однако, в сознание колдуны приходят от того, что слышат приглушенный крик из конца коридора – женский крик, который, как кажется, очень знаком леди МакКехт.
Карцер в конце коридора, этаж 2: Карл очнулась как раз на той самой ржавой и скрипучей каталке в небольшой комнате, где, порою, дожидались своего последнего часа смертельно больные пациенты. Привязанная по рукам и ногам ремнями, девушка вряд ли сможет освободиться самостоятельно – кажется, что из подобной ситуации невозможно выбраться, однако вдалеке слышится очень знакомы оклик, принадлежащий Рианнон.

ГМ: Как вы понимаете, мы поделены на две команды, одна из которых пока так же разделена (Карл+ Рина, Лазария и Кафил). Магия не работает и услышать друг друга, благодаря толстым стенам, можно только внутри этажа. Очередность: Ханна, Лакиша, Амаранта, Карл, Лазария, Кафил, Ринаннон.

+9

3

Голова просто безумно раскалывалась. Словно рассыпалась на сотню, тысячу кусочков, и все, чего хотела Ханна — собрать ее воедино, пока еще не поздно. Первым ее порывом было ухватиться за голову, помассировать неприятно пульсирующие виски, как при сильнейшей мигрени, но сделать она этого не могла. Отчего-то руки совершенно не слушались, были тяжелыми и неподъемными, словно скованными. Мертон даже глаза сейчас не могла открыть, чтобы посмотреть в чем дело. Она чувствовала себя предельно истощенной, и никак не могла понять почему.
В голове туман, и это мерзопакостное буханье, что словно набатом глухо отбивалось в ее черепной коробке, совершенно не позволяло сосредоточиться хотя бы на чем-нибудь.  Ведьма пыталась вспомнить, что с ней происходило, как она могла оказаться в такой пренеприятнейшей ситуации (ведь она практически не пила!), но мозг работал словно в заторможенном режиме.
Единственное, что четко помнила Ханна, так это то, что она приехала в Ирландию, в Корк. В свое время она заказывала у местных целителей травы и ингредиенты для снадобий, и несколько лет не изменяла себе в выборе, поэтому когда оказалось, что с доставкой возникли проблемы — решила приехать самостоятельно. К тому же, в соседнем городке жили родственники ее покойного мужа, Питера. Они до сих пор поддерживали с Ханной хорошие отношения, поэтому женщина решила, что неплохо было бы их навестить, раз уж она здесь.
Не успела. Ни съездить к родственникам, ни забрать свой заказ у целителей. Привычная ей лавка внезапно оказалась закрыта, номера не отвечали, и Мертон чувствовала себя безгранично растерянной. Не хотелось бы думать, что она оставила пекарню на несколько дней и приехала сюда зря. В расстроенных чувствах ведьма направилась в ближайшую кофейню, но не успела и туда дойти. Все покрылось мраком. Внезапно, неожиданно, без каких-либо предпосылок к этому. Просто темнота и провал в памяти. А теперь она чувствует себя так, словно пережила самую бурную в своей жизни вечеринку. Вот только последствия были совсем уж невеселыми.
Ханна медленно, но уверенно начинает приходить в себя. Первым делом она ощущает, что ей безумно холодно — наверное потому, что лежит она на какой-то твердой и безумно холодной поверхности. На полу? Вполне вероятно. Ведьма (не без усилий) открывает глаза — все расплывается, в помещении, в котором она оказалась, царил полумрак. Это явно не ее номер в небольшом отеле. Мертон хотела потереть глаза руками, но снова не смогла ими пошевелить. Женщину постепенно начинала одолевать паника. Она совершенно не понимала, что происходит.
Глаза постепенно начали привыкать к новым условиям, картинка становилась четче. Сначала Ханна увидела старый, потресканный потолок. Уже сам его вид словно кричал о том, что дела плохи. Затем она попыталась осмотреться по сторонам, не смотря на то, что голова до сих пор просто раскалывалась, и подобные движения лишь усугубляли ситуацию. Не проконтролировав себя из-за неожиданности, ведьма негромко вскрикнула, обнаружив рядом с собой двух незнакомых ей девушек — судя по всему они были не в лучшем состоянии, чем и она сама. Их руки были связаны. И, как только теперь поняла Мертон, которая до сих пор туго соображала, ее руки тоже были туго перевязаны веревкой в районе локтей. Женщина начала мелко дрожать. Кажется, близилась паническая атака, но Ханна все еще пыталась держать себя в руках.
Простите?.. — начала негромко женщина, обращаясь к бессознательным подругам по несчастью, но этого явно было недостаточно, — Простите, вы не знаете, что произошло? — уже громче переспросила Мертон. Как же глупо было в такой ситуации придерживаться этой манерной вежливости, даже сама ведьма это понимала, слыша себя словно со стороны, — Эй, проснитесь! Вы живы? Прошу вас, проснитесь, — в ее голосе четко слышались нотки истерики, и только чудо удерживало Ханну от того, чтобы прямо сейчас разрыдаться. Наверное, она просто была слишком ослаблена для слез.
Женщина тяжело дышала. Она опять осмотрелась по сторонам, теперь подробнее. Просторное помещение, обшарпанное и видно, что давно заброшенное. В огромных окнах в некоторых местах не хватало стекла, и сами оконные рамы угрожающе скрипели под завыванием ветра. Дрожь Ханны только усиливалась. Она и две другие девушки лежали на каких-то стройматериалах, но это совсем не спасало от холодного цементного пола, на котором только в некоторых местах сохранились керамические плитки. Возможно в других условиях ведьма смогла бы как-то классифицировать то здание, в котором она оказалась, но сейчас ее сознание работало несколько иначе.
С трудом и с попытки четвертой, Мертон все-таки поднялась с пола. Ноги дрожали и казались ватными, ведьме пришлось упереться на стену, чтобы не упасть. Сердце колотилось где-то в самом горле, глаза широко распахнуты от ужаса, который охватывал ее в свои липкие, мерзкие объятия. Взгляд застыл на единственной двери в комнате, и теперь Ханна словно гипнотизировала этот выход. С горем по полам ведьма таки добралась до двери и, изворачиваясь, потянулась в дверной ручке связанной рукой в наивной надежде на то, что она окажется открыта. Конечно, на это практически не было шансов, и нечего было ждать чуда — дверь оказалась надежно закрыта. Ханна сдавленно застонала. Правда, практически сразу удивленно и ошарашенно уставилась на свою руку — ей показалось, что она что-то видела на ней, что-то вроде надписи, но рассмотреть не могла из-за того, как они были связаны. Мертон с отчаянием посмотрела на двух других девушек — и, о, чудо, кажется они приходили в себя.
Ох, слава Богу вы живы! — облегченно выдохнула Ханна, но сделала это слишком громко — ею и правда начинала овладевать истерика. Женщина неуверенным и кривым шагом направилась к двум незнакомкам, — Мы заперты... Здесь, — констатировала ведьма, не зная, как еще описать то место, где они оказались, — Кто вы? Вы не знаете, что произошло? — голос Ханны дрожал, но было видно, что она рада тому, что больше не была здесь только наедине со своими тяжелыми мыслями.
У меня, кажется, что-то на руке, но я не могу увидеть что именно, они связаны, — добавила Мертон, поворачиваясь к девушкам так, чтобы было видно ее правую руку.
Поддавшись волне паники, истерики и радости от того, что ее внезапные коллеги оклемались, Ханна не сразу подумала о том, что незнакомкам наверняка сейчас точно так же тяжело, как и ей после побуждения. И, наверное, не стоило так на них налегать. Вот только сложно думать логически и рационально, когда голова гудит, тело ломит, а ты связан и на холодном полу просыпаешься в какой-то заброшке.

+12

4

«I like boys with strong convictions, - ненавязчиво сообщал голос из динамиков, - and convicts with perfect diction. I like boys that like their mothers and I have a thing for brothers»
Лакиша раздраженно переключила радиостанцию, сменив ненавязчивые инди-мотивы на голос диктора с ирландским акцентом.
«Погода в Корке на сегодня, - объявил он, - Облачно, возможны легкие осадки. Ветер со скоростью…»
«Долго нам еще ехать?» - спросила ведьма. Водитель молча кивнул, с неохотой отрывая правую ладонь с коробки передач, и показывая открытую пятерню. Данный жест означал обыденное – пять миль.
После краткого ответа скорость была переключена вновь. Лакишу порядком веселил этот африканский стиль вождения, но, по крайней мере, ехали они действительно быстро и качественно.
Ведьма даже не ожидала.
Ненадолго отвлекаясь от внутреннего убранства автомобиля, Лакиша взглянула через окно на обещанные облака и пришла к выводу, что одеты они оба как раз по погоде. Намокнуть под дождем никакой ведьме бы не хотелось, особенно учитывая тот факт, что на свежем воздухе им наверняка придется провести большую часть от своего визита.
На лобовое стекло автомобиля аккуратно опустилась первая капля. Лакиша на всякий случай поцокала языком, демонстрируя, что к данной картине она симпатии не испытывает.
Казалось, дождь начал барабанить еще сильнее. Гулкие, навязчивые капли налетали одна за другой, пробиваясь внутрь, и вскоре все пространство автомобиля начало заполняться водой.
«Я не могу утонуть». Лакиша сделала глубокий вдох, в последний раз стараясь набрать в легкие как можно больше воздуха – и тогда ее глаза открылись.
Пробуждение было внезапным, а сон – плохо связанным с внешней реальностью. Вокруг не было воды, дождь не барабанил по стеклу, а уж автомобиля и подавно нигде не был видно, несмотря на то, что Лакиша ясно помнила, как они ехали на нем сегодня. Она даже помнила табличку, сообщающую о том, что они въезжают в город Корк, и то, как они с Кафилом спорили, оштрафуют ли их за неправильное парковочное место.
Какой колдун или ведьма станут бояться автомобильных штрафов.
Бояться нечего.
Эти уверенные слова Кафила ведьма помнила, но его самого нигде не было видно. По крайней мере, с той перспективы, которая открывалась сейчас Лакише.
Ей был виден кусочек пола, лежащие на нем стройматериалы и полулежащая рядом с ней девушка. Белая, лет двадцати пяти на вид. Лакиша разочарованно поджала губы. Эта история уже начиналась слишком бизарно для того, чтобы иметь под собой приятное объяснение.
А затем она услышала еще один женский голос. «Слава Богу, Вы живы!», - произнесла еще невидимая Лакише собеседница.
- Damn, - с привычной южной готовностью вступить в диалог отозвалась Лакиша, - Так вот кого нужно благодарить.
Впрочем, сарказм ей ничем не помог, а холодный пол однозначно намекал на то, что леди на нем не разлеживаются, поэтому ведьме пришлось принять более-менее вертикальное положение, и неуверенно опереться о стенку. Мельком ей удалось оглядеть собственные кроссовки – пятен на них было немного. И чем же все-таки она занималась?
В жизни Лакиши бывали дни, когда голова болела сильнее, и тело ломало больше, так что сегодняшнее свое состояние она бы оценила баллов на шесть. По крайней мере у нее, кажется, оставался здравый рассудок, которым никто не манипулировал.
Разве что все происходящее и есть искусная иллюзия, но эту мысль Лакиша быстро отмела. Зачем кому-то помещать в ее сознание столько неиспользованных стройматериалов?
Тем более, что двух очнувшихся девушек она определенно видела в первый раз. Возможно, ведьма помахала бы им в воздухе, однако обе ее руки были связаны.
Лакиша попыталась сосредоточиться на том, что говорит первая собеседница – та самая рыжая девушка, вспоминающая о Боге.
- Подожди, стой на месте, - велела она, чуть наклоняясь. Кажется, на руке у девушки действительно было что-то написано. Витиеватым почерком. Кого они пытаются впечатлить.
Кто такие «они» Лакиша не знала, но им явно нашлось место в сегодняшней истории. 
- Ключ находится в этой комнате, - прочитала Редфорд, - Возможно, вам удастся его найти.
На этом послание обрывалось. Лакиша негромко хмыкнула. Считать, что ведьма не сможет чего-то найти? Как самоуверенно.
Однако прочитанное вслух заклинание поиска не помогло.
- Вы что-нибудь видите? – спросила Лакиша, параллельно пытаясь высвободиться из собственных веревок. Однако и в этом случае магия не спешила приходить к ней на помощь.
Чертов Корк. Чертово проклятье. Лакиша еще не была уверена, в чем дело, поэтому грешила на все источники подряд. А еще она нигде не чувствовала Кафила, и это ощущение ей тоже не нравилось.
Девушка прислонилась к стенке.
- Как думаете, почему мы здесь оказались? – задала она самый очевидный вопрос. Но волновалась ведьма не за себя.
Комната с белым потолком сигнализировала чем-то загадочным. Ключа на открытой поверхности видно не было.

+11

5

Ну нет. Только не снова. Чёрт, Элиас меня прибьёт. – первое, о чём подумала Мара, когда уже пришла в себя, но ещё не успела открыть глаза, чтобы увидеть царящее вокруг. Последние несколько лет подобное состояние преследовало её с завидной частотой и за короткий промежуток времени ведьма уже даже попривыкла, что после внеочередной весёлой туссы она могла проснуться где угодно и в какой угодно позе. Именно по этой причине, проснувшись посреди неизвестного места в неестественной позе, с жуткой головной болью и ватными руками, которыми невозможно было пошевелить, Веларди не особо то и удивилась всему происходящему. До того самого момента, пока до неё не донесся перепуганный голос какой-то незнакомой девушки и Амаранте не пришлось раскрыть глаза.
- Какого… - охрипшим голосом протянула ведьма, увидев картину перед собой и не на шутку перепугавшись, ведь причин для этого было предостаточно. Во-первых, она не знала ни одну из этих девушек и их растерянный вид в целом довольно смущал Мару. Во-вторых, она валялась на куче какого-то строительного мусора со связанными руками. И в-третьих… Кряхтя и жмурясь от подкатывающей к горлу тошноты девушка, после нескольких не вполне удачных попыток, кое-как поднялась на ноги, пытаясь собрать рвущиеся мысли в одну кучу. Так. Она ехала на свадьбу к какой-то своей далёкой родственнице, предварительно уже в аэропорту в тысячный раз поругалась с мужем, потому что не взяла его с собой, прибыла на самолёте в Корк, связалась с кем-то из родственников, попросив забрать её, отправилась выпить чашечку кофе…  И что потом? Она точно помнила, как шла к кафешке в аэропорту, предварительно забрав багаж и ругаясь, что чемодан такой тяжеленный, уже почти подошла к назначенному месту, поморщилась от запаха пережаренного кофе. И вот этот запах оборвал все её дальнейшие воспоминания просто на корню.
Рыжеволосая девушка заметно нервничала, прибавляя панике и самой Гриффин, к тому же и с магией случились какие-то очередные перебои, потому что неудобная верёвка никак не желала сползать с рук или хоть как-нибудь облегчить её жизнь, поэтому ведьма была премного благодарна второй девушке, которая вызвалась читать неизвестное послание на руке.
- Добро пожаловать в «Пилу», с нами хотят сыграть в игру. – истерически хихикнула Мара и тут же нервно дёрнула плечом, печальным взглядом проводив пробежавшую мимо крысу, которая уж точно знала, как найти выход и которую явно не долбанули по башке чем-то тяжёлым или не напоили какой-то мерзостью, чтобы доставить сюда. Гриффин уже открыла было рот, чтобы поделиться внезапной мыслью со своими спутницами, но отчего то передумала и, шурша новыми туфлями на высокой платформе по куче мусора, прошествовала к окну, из которого завывал такой адский ветер, будто их закинуло минимум на какой-нибудь северный полюс. Пожалуйста, пусть там будет первый этаж и мы сможем…
- Чёрт! – аккуратно глянув вниз, ведьма поняла, что такой удачи, конечно же, ждать не пришлось: до первого этажа было не так уж и далеко, но падать вниз определённо не стоило, поэтому данный вариант сразу же отпадал. Господи, да что же происходит. Какого вообще чёрта?!
- И КАК мы здесь оказались? - дополнила предыдущий вопрос от второй темнокожей девушки Амаранта, спеша поскорее отойти от проклятого окна и сбиться со своей невольной компанией в кучу. Она понятия не имела, кто эти двое, но выбор спутника в данной ситуации от неё в принципе не зависел, поэтому других вариантов не оставалось и Гриффин лишь надеялась, что обе барышни адекватны и не являются частью какого-то зловещего плана. – Я понятия не имею, как здесь оказалась, но похоже меня чем-то напоили, потому что голова болит так, будто я дня три пила не просыхая… Я Мара, кстати. - это был не лучший момент для знакомства, но всё было лучше, нежели называть девушек «рыжеволосая и тёмноволосая».
- Я думаю, если ключ здесь и есть, то он в этом… Этом… Здесь. – брезгливо поморщившись, ведьма ткнула носком туфля в сторону строительного мусора, где они втроём не так давно пришли в себя. – Но сначала думаю нам нужно избавиться от этих дурацких верёвок. Я надеялась сделать это при помощи маг… - отлично, давай ещё разболтай всем об этом! В Арденау девушка никогда не сталкивалась с предрассудками относительности ведьмовства, поскольку городок был просто рассадником всего необычного, но её сёстры все в один голос вопили, что подобная терпимость присуща отнюдь не всем людям (Элиас тоже так говорил, но он вообще постоянно её пугал всякими глупостями). Гриффин хоть и считала нечто подобное сущим пустяком, но все россказни дали своё и распространяться о своей силе вне городка она не решалась. Впрочем, какая сейчас разница, если внезапно она оказалась в таком… Откровенно хреновом положении по такой же хреново непонятной причине. – При помощи магии. – всё же неуверенно закончила она. – Но она пропала и сделать я этого не могу. Так что нужно придумать что-то ещё. Кто-то умеет виртуозно развязывать верёвки?

+12

6

Голова раскалывается от боли: кажется, словно череп испещрен многочисленными мелкими трещинками, которых становится только больше; и расползаются они по нему с каждым новым вдохом. Вспомнить, почему сейчас так плохо, кажется чем-то невозможным: такого похмелья Карл не помнила за всю свою насыщенную алкоголем жизнь.
В славный ирландский город Корк она приехала вместе с подругой – Рианнон, на празднование дня рождения ее бабушки. Если мыслить правильно и не заблуждаться насчет Каролиины, то можно легко догадаться, что поехала она туда не ради юбилейного торта. Это событие – лучший повод, чтобы познакомиться с еще одним человеком (а лучше всей семьей), имеющего отношение к магии, и знающего гораздо больше, чем сама финская ведьма. Карл открыто бы этого не признала, но ей чертовски нравится собирать коллекционировать знакомства с людьми, у которых она могла бы много научиться. А учитывая, скольких таких людей она уже знает – ей определенно есть, чем гордиться. У нее уже, как минимум, есть семейство Бьёрклунд, и сам великий и прекрасный Кристобаль де Леон, с которым и вовсе связана невероятно увлекательная история; о чем, впрочем, она не любит (очень любит) рассказывать. И кто знает, может, эта поездка принесет ей новые и очень полезные знакомства.
Собственно, это подразумевалось, это не скрывалось от мужа, и не особо афишировалось для Рианнон, просто потому что ей казалось слишком некрасиво откровенно показывать свою заинтересованность вовсе не в празднестве. Хотя, она знала, что Маккехт всё прекрасно знает, но обе не предавали этому значения и вообще не заморачивались. Как любит говорить сама Карл: ты усложняй-усложняй, а я рядом постою. Но всё равно следовала придуманному плану.
Она проснулась словно от долгого, а может даже и словно от вечного, сна и еще какое-то время не могла заставить себя открыть глаза. Было тяжело двигать головой, ведь каждое движение, совсем крохотное, отдавало такой сквозной боль, словно у нее в голове застряла стрела и торчит из обоих висков. Она тихо постанывала в тон боли, будто пытаясь выйти с ней на контакт и договориться, но та наглейшим образом ее игнорировала, продолжая мучить девушку. Через некоторые мгновения Карл всё же решила открыть глаза, но словно ничего не изменилось. Полнейшая темнота. Но вопросы посыпались, когда ведьма хотела приложить свою холодную ладонь ко лбу и не смогла этого сделать. Не смогла поднять руку или пошевелить ногами – их крепко сжало что-то тугое и прижимало к твердой поверхности, на которой она лежала. Всё тело затекло и ей неистово хотелось начать шевелиться прямо сейчас, в эту секунду; черт с ней этой темнотой – ей не впервой просыпаться в кладовке. Но скованной или связанной – это впервые.
- Эээй! Кто-нибудь! Вы слышите меня? – Она начала несколько жалобно и нерешительно, опасаясь, что рядом мог спать кто-то еще. Но ответом ей была тишина. Полнейшая тишина. Будто не то, что в комнате, поблизости не было ничего и никого. Разве так бывает? Чтобы мир не издавал звуков вовсе? Тут ей стало еще неспокойнее, чем мгновения назад. – Люди! Это ни разу не смешно! Есть тут кто? Ау! – С каждым собственным словом она всё больше начинала паниковать, и больше от того, что совершенно не может пошевелиться. Ее попытки в покручивании кистей рук и призыва магических потоков во спасении собственного тела из оков не увенчалось успехом, сколько бы она не представляла, как путы спадают с ее рук и ног. А это, знаете ли, случается с ней впервые. И это ей совершенно не нравилось.
- Вы блин, гребанные шутники, тащите сюда свои задницы и освободите меня! Сейчас же! Или я тут вам такую финскую революцию устрою, еще месяц сидеть не сможете! Я серьезно вам говорю! И ваши же проблемы, что вы финский не понимаете! Поджарю, честное слово! ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА СЕЙЧАС ЖЕ! – Крики на чистом финском языке, наверняка, не оставит шутников (заточителей) в равнодушии и они непременно всё исправят. Наверное, именно так считала Карл, раз перешла на свой родной, не жалея голосовых связок, и ерзая, надеясь хоть как-то, хоть слегка, освободиться, или издать чем-то еще какие-нибудь звуки. Она повторила последнюю фразу еще раз, уже на английском языке, на тот случай, если знатоков финского языка по близости не окажется, и родной (но не такой красивый, конечно же) английский подтолкнет хоть к каким-то полезным действиям. Но ответа всё не было. И с каждой секундой становилось всё неспокойнее, но ведьма сопротивлялась страху, который медленно подползал и тянул к ней свои холодные руки. Ну нет уж. Кэмпбеллы так легко не сдаются! Сейчас-сейчас, она точно что-нибудь придумает. И этих шутников точно отпинает по первое число.
Но мысли возвращаются к самым волнующим вопросам: какого черта происходит? Почему она связана? Почему одна в темноте? Почему не работает магия? Почему рядом никого нет?..
И куда подевалась Рианнон? Не случилось бы чего… Сколько, говорите, они вчера выпили?

Отредактировано Karl Campbell (2017-10-11 22:14:02)

+14

7

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngВ последнее время Лазария предпочитала сохранять здравый, трезвый ум. Конечно, после знакомства с Людовико трудно было воздержаться от небольшой дозы алкоголя совсем, и всё же она знала, что это — не выход. После той ночи в Помбале, когда Лазария выпила лишнего (после чего ей, стоит заметить, было очень плохо), женщина предпочитала, во-первых, вино, а во-вторых — в малых дозах, бокал и не больше. Тем более, когда дело касалось работы, а ведь именно она, родимая, и привела молодую женщину в Корк. Лиз привыкла, что порой действовать приходится за пределами Арденау, так что это не вызывало никаких вопросов; всё начиналось, как обычно: она приняла заказ, обсудила с клиентом некоторые детали, сделала несколько важных звонков, собралась, загрузила вещи — одну небольшую сумку, так как Лиз не планировала задерживаться в Корке, — в автомобиль, а после тронулась в путь. Ничего необычного, не находите? Так что же происходит сейчас, чёрт возьми? Темноволосую голову словно сжимали невидимые тиски, и череп рисковал лопнуть от такой нагрузки. А ведь Мэйхем точно помнила, что её целью не был сомнительного (или не слишком) вида паб, она просто работала. И всё. Но её воспоминания заканчивались на гостинице: Лазария заселилась, разложила вещи, выпила кофе в кофейне за углом от гостиницы, и... Дальше была темнота.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЧто бы ни находилось в реальности, Лиз была уверена, что ей это не понравится. С губ сорвался тихий стон, и ведьма, наконец, заставила себя открыть глаза. Да, Мэйхем явно не ошиблась с выводами: ей чертовски не понравилось. Взгляд метнулся к правой руке — только сейчас ведьма поняла, что её тревожило до этого, а ведь она испытывала неприятные ощущения и даже онемение в этой части тела. Любая сонливость, которую она всё ещё могла испытывать, сошла на нет. Ещё бы, учитывая, что Лазария была прикована к какой-то каталке одной рукой. Поначалу она почувствовала, что сейчас придёт волна паники, но несколько глубоких вдохов позволили Лиз не потерять голову окончательно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Что за... — выдохнула канадка, дёрнув рукой и пытаясь освободиться. Дальше стало хуже: попытавшись использовать магию, она поняла, что не может этого сделать, а левая рука и вовсе отказывалась слушаться. Всё это было похоже на дурной сон, и Лазария даже могла бы в него поверить, но тут она услышала шорох рядом с собой и повернула голову. Отлично. Просто замечательно, а ведь она здесь не одна! В комнате, которая была подозрительно похожа на какую-то то ли палату, то ли процедурную (Лиззи пока не успела осмотреться), находилось ещё двое, которые точно так же были прикованы к каталкам. Зрелище воистину ужасающее — будто она попала в фильм ужасов. Мэйхем не любила хорроры по многим причинам, а сейчас стала частью одного из них — замечательно. В голове крутилось множество вопросов, начиная от «почему мы здесь?» и заканчивая не слишком вежливым «какого чёрта?», но пока что они имели куда меньше значения, чем то, как же им выбраться отсюда. А потом она поняла, что уже видела этого мужчину... Да, определённо, это было так, просто сразу Лазария не сообразила. В такой ситуации вообще странно, что она хоть что-то соображала.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Кафил? — кажется, ничего не перепутала. Ведьма дёрнула рукой, пытаясь вывернуть запястье и освободиться, но тело казалось каким-то ватным. — Что здесь происходит? Я не помню, как здесь оказалась... Вы целы? — ещё одна девушка, которая оказалась в этой славной компании, не была шатенке знакома. Сейчас, правда, это не имело значения, потому что выбраться хотелось всем. Лиз мельком осмотрелась, пытаясь хотя бы на несколько мгновений забыть, в каком положении очутилась. — Как же болит голова... — она даже пошевелиться нормально не могла, да и из-за боли перед глазами всё плыло. Мэйхем хотела было сказать что-то ещё, как вдруг послышался крик на незнакомом ей языке. Мир вокруг словно бы остановился, Лиз даже забыла, как это — дышать. По всему выходило, что они здесь не одни. Бросив встревоженный взгляд на товарищей по несчастью, ведьма усилила натиск на наручники, но смогла лишь немного подвинуть каталку. Раздался бередящий душу скрежет — кажется, ничего подобного не делали уже много лет. Снова начинала накатывать паника.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— О, боги, что происходит? Как мы вообще тут оказались? — и кто там кричит. Лиз бы и хотела помочь несчастной — судя по голосу, это была девушка или женщина — но пока что не могла помочь даже себе. Облизнув пересохшие губы, она сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться. — Я не могу воспользоваться магией... — голос заметно дрожал, — Кто-то из вас может? Или хотя бы пошевелиться, чтобы избавить от вот этого всего? — им нужно освободиться и как можно скорее. Не хотелось думать, что будет дальше, а о том, кто же такой шутник, они смогут поговорить потом. Лиз готова была предоставить посильную помощь, но пока она даже двигаться нормально не могла. И стоит ли говорить, что этим чёртовым шутникам не поздоровится, когда они справятся с тем, чтобы освободиться?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Так, главное, не паниковать, всё нормально, мы выберемся... — едва слышно пробормотала Лиз, знатно встревоженная криком незнакомки. Что с ней там делают, чёрт возьми?! Никогда в жизни ведьма не чувствовала себя такой беспомощной.

Отредактировано Lazaria Mayham (2017-10-12 21:03:56)

+10

8

"Какого хрена?" - незамысловатая мысль, что пронеслась в далеко не светлой голове некоего Кафила Ндунг'у сразу после тяжелого пробуждения, вряд ли могла претендовать на особую интеллектуальную ценность, но чертовски хорошо описывала ситуацию, в которой колдун каким-то загадочным образом умудрился очутиться. Потребовалось еще несколько секунд, проведенных в мучительных попытках очнуться и начать соображать, прежде чем мужчина понял, что влип не он один.
Вяло дернувшись, Кафил почувствовал, что его левая рука затекла, и была пристегнула к какой-то возвышенности. Сфокусировав взгляд и всмотревшись, он увидел ржавую каталку, и это ему совсем не понравилось. Голова гудела, организм отказывался слушаться указаний все еще слегка затуманенного мозга, а шум и какие-то голоса, доносящиеся из внешнего мира, явно свидетельствовали о наличии в помещении посторонних, и еще не факт, что мирно настроенных.
Ндунг'у выдохнул, и попытался сосредоточиться на своих последних воспоминаниях. Он помнил, как сидел в машине. Точнее, он был водителем, и направлял автомобиль в сторону Корка, который находится в Ирландии. Кафил отчетливо помнил, что не хотел ехать, потому как имел печальный опыт общения с ирландскими колдунами. Точнее, с одним из них, который жестоко нае*л Ндунг'у, и даже дальнейшая попойка в ближайшем ирландском пабе ситуацию совершенно не исправила, зато дала Кафилу возможность хорошенько дать завравшемуся проныре по роже.
Итог - в Корк колдун ехать не хотел, но отчего то в конце-концов согласился. Он помнил, как по радио играла какая-то дурацкая песня, но которую Ндунг'у принципиально не хотел переключать. Помнил, как Лакиша недовольно поджимала губы, как они о чем-то вяло  спорили, и как начался дождь.
А потом все резко закончилось.
В попытках проанализировать ситуацию, несложно придти к выводу, что, скорее всего, их отрубили магическим способом. На колдовство принято отвечать так же колдовством, но, попытавшись это сделать, Кафил обнаружил, что магия не работает. И, пожалуй, данное нелицеприятное открытие заставило мужчину окончательно очнуться.
"Дело дрянь," - продолжил он свои высокие размышления, разглядывая комнату. Местечко, при ближайшем рассмотрении, оказалось еще куда менее приятным. Кафил видел женские силуэты, и даже надеялся, что одной из них окажется Лакиша.
Кажется, кто-то окликнул его по имени. "Идите в задницу" - хотел было огрызнуться колдун, в попытках сообразить, как бы ему освободиться, но говорить ничего не стал. Через несколько мгновений он все же рассмотрел своих собратьев по несчастью, определяя, что ими оказались две молодые девушки. Лакишы среди них не было, но как-то не учтиво было бы посылать женщин в то самое небезызвестное место. К тому же, застряли они тут судя по всему надолго, и дополнительная ссора между собой могла лишь еще больше усугубить это дерьмо, чего не хотелось от слова совсем.
Его позвали по имени, значит, одна из дам таки была ему знакомой. Ндунг'у всмотрелся получше, и совсем скоро убедился в правильности сделанного вывода.
- Здравствуй, Лазария, - оставалось лишь гадать, было ли совпадением, что подруга Лакишы тоже тут оказалась. Магия не работала, и Кафил не мог убедиться, что с Рэдфорд все в порядке, и это раздражало. В принципе, после того, как дурман более менее рассеялся, колдун ощутил, что начинает злиться, и это было совсем не мудрено - оказался хрен знает где, без малейшей возможности контролировать ситуацию, да еще и крик, кажется женский, на совсем незнакомом Кафилу языке, доносившийся откуда-то из коридора, сильно нагнетал и без того чертовски напряженную обстановку. Даже обладатель самых стальных нервов не сумеет удерживать самообладание достаточно долго.  - Мы оказались в плену у маньяка-психопата, и он уже разделывается с первой жертвой? - Кафил слегка приподнялся, и это совсем простое казалось бы движение отозвалось дикой болью по всему телу. Пальцы рук дрожали, ноги не слушались. Он замер, пытаясь отдышаться и придти в себя. - Нет, магия не работает, - ответил он на вопрос Лазарии. - Но пошевелиться я, кажется, могу.
Кое-как Ндунг'у дотянулся правой рукой до ремня, крепко сцепленного вокруг его левого запястья. Движениями больше напоминая человека, который накануне не только неистово бухал, но еще и пару-тройку косячков выкурил, и в глубине души даже жалея, что подобного он не сделал, ведь возможно сейчас было бы не так обидно, Кафил почувствовал, что ремень слабеет. Чертыхаясь и ругаясь, мужчина через пару минут все же завершил начатое - отекшая рука бесполезно повисла, покалывая по мере того, как кровь стекала обратно по жилам. Колдун тяжело дышал, и потребовалось еще некоторое время, чтобы собраться с силами и попробовать встать.
- Нам вкололи очень сильную дрянь, - констатировал он и без того вполне себе очевидный факт. - И тот, кто это сделал, явно еще не закончил задуманное.
Добравшись до Лазарии, и помогая той освободиться, Кафил обернулся к другой девушке, которая была ему совершенно незнакома, и на несколько мгновений замер, все еще не до конца придя в себя, но надеясь, что это произойдет совсем скоро.

+14

9

Рианнон почувствовала боль еще до того, как открыла глаза. В ушах звенело, словно после взрыва, а на то, чтобы сфокусировать взгляд хоть на чем-то, ушла, кажется, целая вечность. Вид обшарпанной стены ничем не отозвался в памяти, и МакКехт зажмурилась, силясь понять, что происходит.
Ей не раз доводилось просыпаться после масштабной пьянки: тошнота, головокружение, сухость во рту и недостаток воспоминаний — все это было не ново для ведьмы, но её нынешнее состояние было не очень похоже на то, от чего можно избавиться холодным пивом или чудо-средством Шеймуса от похмелья. Ри попыталась собраться с мыслями, хотя голова и барахлила, отказываясь работать нормально. Итак, ведьма точно помнила, что она приехала в Корк, чтобы поздравить с днем рождения бабушку — пожилую, но очень бодрую ведьму. С той же целью туда слетелись её многочисленные родственники, поэтому торжество растянулось на несколько дней — надо сказать, довольно веселых. Еще Ри была уверена в том, что компанию ей составила Карл: Кэмпбелл умудрилась так органично вписаться в семью ирландки, что к концу первого вечера многие принимали её за дальнюю родственницу. Ну а что, неудивительно. Ведьма? Да. Веселая? Еще бы. Отказывается от домашнего рагу и гиннеса? Ни в жизнь! К тому же рыжая. А что акцент у нее какой-то странный, так это пустяк — наш ведь человек, сразу видно.
Попытки вспомнить последствия застолья отозвались резкой головной болью, и Ри тихонько застонала. Кажется, они с Карл шли по улице — походка у них была неровной (спасибо застолью и многочисленным тостам за здоровье бабули МакКехт), но не настолько, чтобы не добраться до дома. Однако убийственно-плохое самочувствие и непонятная окружающая обстановка вполне прозрачно намекали на то, что до места назначения они не дошли. И Рианнон, хоть убейте, не могла вспомнить, почему.
Вторая попытка оглядеться по сторонам была не многим удачней первой, но выбирать не приходилось. МакКехт, болезненно щурясь, рассмотрела комнату, в которой оказалась. Интерьер казался идеальными декорациями для ужастика. Ри понятия не имела, как её сюда занесло. Не уверенная в своих силах, но мечтающая поскорее выбраться отсюда, ведьма попыталась подняться на ноги, и только сейчас обнаружила, что пристегнута ремнями к ржавой кровати. В мыслях пронеслась парочка крепких ругательств, но из горла вырвалось что-то больше похожее на всхлипывание — до Рианнон только сейчас начало доходить, что она вляпалась во что-то очень нехорошее. Снова. Что скажет Дункан?
К счастью или нет, но в комнате она была не одна. Мужчина и женщина (тоже связанные по рукам и ногам) выглядели не менее озадаченными, но судя по состоявшемуся диалогу, были знакомы друг с другом.
Что… — начала Рианнон, но голос её подвел — пришлось прокашляться, — Что происходит? — спросила она, не особо надеясь услышать внятный ответ. — Вы тоже не помните, как мы здесь оказались?
Происходящее было не особо похоже на шутку, разве что очень плохую — вряд ли кто-то готов был выскочить из-за двери с воплем «Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера», так что Риа была не на шутку взволнована. Откуда-то из-за стены донесся крик, оповещающий пленников о том, что они тут такие не одни, и у МакКехт внутри все похолодело — в источнике звука она безошибочно определила Карл и её пристрастие к непонятным финским ругательствам. Рианнон невольно дернулась, но руки било мелкой дрожью (от страха ли?) и застегнутые на запястьях ремни казались непреодолимой проблемой.
Мужчина (Кафил, вроде так его назвала девушка) сказал что-то про маньяка, и МакКехт неодобрительно на него посмотрела:
Это моя подруга. Мы были вместе, когда нас… похитили? Я не знаю, что произошло. Нужно добраться на нее.
Рианнон попыталась применить магию, чтобы освободиться, но путы принципиально отказались испепеляться под её суровым вздором. Ирландка уже готова была обвинить во всем плохое самочувствие, когда Лазария спросила, про работающую магию: — Вы тоже колдуны? — удивленно уточнила Ри. Не то что бы ведьмы встречались ей редко, но чтобы при таких обстоятельствах у всех были магические способности, да еще и неработающие… не похоже на совпадение. 
Кафил тем временем уже помог освободиться своей знакомой, и повернулся к МакКехт.
Меня зовут Рианнон, — ведьма решила, что пора-таки представиться. Опасные ситуации, знаете ли, имеют свойство здорово сплачивать желающих выжить. Мужчина помог освободиться и ей, но на то, чтобы оказаться на ногах, потребовалось время — с координацией наблюдались большие трудности, так что Ри уцепилась за край кровати, к которой еще недавно была привязана, чтобы не упасть.
Наверное, нужно было выбираться. Не то что бы неизвестное заброшенное здание казалось ей безопаснее этой комнаты, но сидеть на месте было бессмысленно (и довольно жутко). — Мы здесь заперты? — деловито осведомилась девушка, а потом, помедлив, добавила очень неуверенно: — Как думаете, чего от нас хотят?

+8

10

Легче пока не становилось от слова 'совсем', но Ханну успокаивал хотя бы тот факт, что она в этой передряге не одна. Конечно, не самые гуманистические мысли, который находились на грани с откровенным эгоизмом, но, наверное, в подобной ситуации так размышлял бы каждый, даже самый отъявленный гуманист. Как говорилось в старой поговорке — сообща и отца легче бить. Если раньше эта поговорка вызывала у Мертон только недоумение [ну что за насилие в отношении родного человека, как такое вообще можно говорить?!] — то теперь, кажется, женщина понимала в чем речь.
В момент, когда ее 'напарницы' тоже начали осознавать, что что-то пошло не так, под самой стеной пробежала жирная, упитанная крыса — и Ханна не удержалась от инстинктивного, сдавленного крика. Крыс она боялась до одури [в свое время в Париже с ними была страшная проблемы], и наличие таких 'напарников' ее уже не очень радовало. Ведьма, со все еще сохранившимся выражением отвращения на лице, отошла чуть в сторону. Благо, к этому времени девушка, которая проснулась чуть раньше, чем ее коллега, уже прочитала записку, оставленную кем-то на руке Мертон. Этот загадочный кто-то и притащил их сюда, это без сомнений, но главным вопросом оставалось именно это — кем же был этот загадочный кто-то? И почему именно они? Они ведь даже не знакомы. Это был какой-то рандомный набор? Так просто сложились обстоятельства? Или же это было сделано преднамеренно? Чем больше Ханна лихорадочно думала об этом — тем сильнее к ведьме приходило осознание, что все это происходит на самом деле. Действительно на самом деле.
Когда девушки начали задаваться вопросом, как же они здесь оказались — Мертон лишь пожала плечами. Этот факт и для нее оставался сущей загадкой.
Я практически ничего не помню, — чуть покачав головой, словно все-таки пытаясь что-то припомнить, произнесла ведьма, — Помню только, что собиралась зайти в кофейню, потому что все мои планы пошли коту под хвост. Эта поездка изначально казалась мне странной, но..., — стоило ли ей упоминать о том, что ведьмовская лавка, за товаром в которую она и приехала, внезапно оказалась закрыта, а никто из владельцев не отвечал на звонки? Что, если эти девушки радикально настроены в отношении ведьм и сейчас решат, что она [предполагаемо единственная ведьма в этом помещении] вот всем и виновата? И попробуй докажи, что ты всего-лишь целительница, и что не хочешь никому причинить зла, как раз наоборот. В последнее время терпимость к ведьмам практически сошла на нет, а Мертон совершенно не знала этих девушек. Она, конечно, по сути своей была очень наивна, но даже она понимала, что в такой ситуации лучше быть предельно осторожной.
Я Ханна, — негромко представляется женщина, а затем даже пытается выдавить из себя что-то на подобии улыбки [получается криво и горько], — Приятно познакомиться, но жаль, что в таких обстоятельствах
С каждой секундой казалось, что ситуация становится все более и более безысходной. То, что они уже все трое были в сознании, конечно, делало ситуацию морально несколько легче, но вот физически девушки не могли пока друг другу как-то помочь. Мертон даже пыталась освободиться с помощью магии [хотя обычно она привыкла работать с зельями да отварами, но подобная экстренная ситуация могла усилить ее способности], однако ничего не получилось. Ханна пыталась сосредоточиться со всех сил, но все тщетно. Было два варианта: либо же она все-таки бездарная ведьма, либо магия и вовсе пропала. Женщине хотелось бы верить во второе, но первое казалось ей, почему-то, более вероятным. Ханна Мертон любила ругать себя.
Ты права, нужно проверить этот хлам, — кивнув, согласилась Ханна, однако мысль о проживающей там крысе не давала ей покоя. А если она там не одна? Вдруг их там целая семейка? Но отчаянные времена требуют отчаянных мер, Мертон это, к сожалению, понимала.
Внезапно девушка, которая назвалась Марой, запнувшись на полуслове проговорила что-то о магии. Она у нее тоже не работала. С этого выплывало два заключения, которые, по правде говоря, обрадовали Ханну: 1) она здесь не единственная ведьма и 2) не такая уж она и бездарная, все дело и правда в пропавшей магии.
Ты тоже?.. — как-то неуклюже спросила Ханна у второй девушки, а затем исправилась, — Ты тоже ведьма? Может поэтому мы все оказались здесь? Ощущение такое, что это единственное, что нас объединяет. А знаете как это бывает в триллерах — жертвами всегда оказываются связанные каким-то хотя бы одним фактором люди, — саму женщину не особо радовал этот факт, но из-за волнения и перепуга она уже говорила все то, что приходило ей в голову.
Раз так, нам нужно как-то выкручиваться собственными силами, — заключила в итоге Ханна, оглядевшись по сторонам. Взглядом она искала что-то острое, чтобы помочь себе и сестрам по несчастью выпутаться из веревок, которые сковывали их движения.
Наконец-то ее взгляд остановился на каком-то куске железной арматуры, который торчал из одной из оконных рам. Выглядела эта конструкция более, чем опасно, но, кажется, выбора у них не было.
Вы видите ту железяку у окна? — Ханна кивнула в сторону торчащего острого обрубка, — Выглядит так, словно можно убиться, если пытаться самому об него разрезать веревки, но я думаю, что если двое, стоя задом, будут его придерживать — можно попробовать обойтись без кровавых жертв, — ведьма нервно хихикнула, — Я могу быть первой, раз уж это моя идея. А потом... Если хотя бы одна из нас будет свободна — управиться с веревками можно будет намного легче.
Так они и сделали. Выглядело со стороны это, конечно, дико странно [и наверное какой-то шутник сказал бы, что 'видел порнофильм, который начинался точно так же'] — ну сами посудите: две девушки неуклюже держат странную железяку, стоя к ней задом, а третья, дрожа всем телом, пытается разрезать веревки о нее, стоя все тем же задом. Но напарницам повезло, что никто никогда этого не увидит и не узнает.
Как только Мертон почувствовала, что веревки значительно ослабели — она самостоятельно уже избавилась от этих сдавливающих оков. Посмотрев наконец-то на свои [уже бледные из-за долгого пребывания в такой позе] руки, Ханна заметила несколько порезов на них. Но это было не столь страшно, да и не к месту сейчас было страдать над какими-то царапинами. Теперь, когда ее руки были свободны, с путами Мары
и Лакиши справиться было куда легче.
Сейчас, еще немного.
Через несколько минут все трое уже наконец-то были свободны. Оставалось только одно — найти ключ. Но та куча мусора с крысами Ханну совершенно не прельщала.

Отредактировано Hannah Merton (2017-10-26 13:38:43)

+6

11

И каждая, каждая начинала с представления.
Лакиша промолчала, поскольку испытывала некое предубеждение при мысли, что этим совершенно незнакомым людям в совершенно непонятной ситуации нужно будет раскрывать личные моменты – пускай дело касалось всего лишь имени. 
А дальше вся ее осторожность чуть не слетела к чертям.
Магия не работала. Девушка, представившаяся Марой, только что это подтвердила. А значит, дело не в проклятье, не в предках, не в культах – магия просто не работала. У всех, вне зависимости от цвета кожи, национальности, и, что самое главное, собственных ведьминских способностей. 
Лакиша окинула быстрым взглядом стоявших перед ней ведьм. Блондинка выглядела лет на двадцать пять, не больше. Вряд ли бы ее магические способности отличались в пользу необычайной силы – нет, скорее всего, они были примерно равны уровню самой Лакиши – возможно, чуть больше, возможно, чуть меньше.
Если, конечно, она не чистокровная ведьма. По старой привычке Лакиша попыталась нашарить в памяти ритуалы, которые требовали бы для проведения принудительного участия чистокровных и нечистокровных ведьм, но вспомнить ничего осознанного не смогла. Ее по-прежнему немного мутило после недавнего резкого пробуждения. В голове шумело.
Руки затекли. Лакиша слегка пошевелила кистями рук и обнаружила, что повернуть их практически невозможно. Если бы только чертова магия не выключилась! Они бы не только распутали веревки, но и гораздо быстрее выбрались бы из этого кишащего крысами места.
Миссис Редфорд хотелось бы сказать, что она в своей жизни ни разу не видела живой, гуляющей на свободе крысы, но, к сожалению, это было не так. Поэтому она просто поморщилась для приличия.
«Жертвами всегда становятся связанные друг с другом люди», - как сказала Ханна. Которая, по счастливой случайности, тоже оказалась носительницей магических способностей.
- Лакиша, - призналась она, - Третья ведьма.
Эта история и в самом деле напоминала начало какой-то древней жуткой сказки. Три ведьмы очнулись как-то в темной комнате.
Очнулись, и после этого темноте не поздоровилось.
Девушка согласно кивнула в ответ на предложении своих вынужденных коллег. К вопросу действительно нужно было подходить с практической точки зрения – освободиться от веревок. Зачем, почему – на эти ответы они смогут ответить и позже.
Как они оказались в этом помещении. Кто их сюда отправил. Куда, черт возьми, подевался Кафил. На всякий случай Лакиша в очередной раз прислушалась, но ответом ей был только тихий скрежет.
- Давайте так и сделаем, - проговорила ведьма, - Ханна, да? Осторожнее.
Судя по всему, пополам рыжеволосую ведьму все-таки не разрезало. Хорошая новость. Лакиша обернулась и заметила порезы на руках Ханны. Однако, стоило ей освободиться от веревок, но собственной коричневатой коже Лакиша ничего нового не заметила. Ни порезов, ни новых надписей. Ведьма аккуратно провела пальцем по синеватой линии, тянущейся по запястью. Раньше ее закрывал браслет-оберег из черных камней, который Лакиша часто носила, но сейчас его так не было, хотя ведьма была уверена, что еще сегодня утром она забирала его с прикроватной тумбочки. Без браслета и собственных способностей она не могла даже оценить, применялась ли магия в помещении, в котором они сейчас оказались.
Не оставалось ничего другого, кроме как приблизиться к куче строительного мусора, сваленного в комнате.
«Куча мусора» звучит не так уж романтично, не правда ли? Совсем не такого антуража ожидаешь от истории про трех ведьм.
- Если бы мы смогли поймать крысу, возможно, нам удалось бы провести ритуал с ее помощью, - Лакиша небрежно махнула рукой, - Но только в случае, если мы не найдем ключ.     
Она осторожно пошарила ладонью в том углу, где материалов было навалено меньше всего.
- Пусто, - со вздохом добавила она, - Давайте оттащим вон тот большой кусок.
Спустя несколько минут куча строительного хлама начала напоминать кучу строительного хлама, в которой кто-то оживленно копался. Минимизировать работу по-прежнему не получалось.
Наконец Лакише послышалось, как будто посреди этой горы что-то звякнуло.
- Вы слышали? – спросила она, - Наверное, мы все же сдвинули что-то полезное.

+4

12

Что ж, по крайней мере теперь они хотя бы примерно знают, почему оказались здесь и Мара была рада, что, хоть она и оказалась здесь именно благодаря, видимо, своим ведьмовским силам, Ханна и Лакиша не собирались из-за этого устраивать над ней суд Линча. Хотя бы потому, что и сами являлись представителями этой невезучей расы, вечно страдающей от потери магии, гонений и чёрти знает чего ещё.
- Неужели в мире и правда появились фанатики, которые ненавидят ведьм и устраивают на нас гонения, как в Средневековье? – задумчиво протянула Мара, пока они втроём пятились к предложенной Ханной в качестве спасения устрашающей железной штуке. На время ей пришлось замолчать, пока рыжеволосая девушка справлялась с верёвкой, потому что бубнить своим подругам по несчастью на ухо в такой ответственный момент было как минимум глупо и опасно. Стараясь выполнять отведённую ей роль со всей ответственностью, Гриффин облегченно выдохнула, когда с делом было покончено, а на руках Ханны если и остались какие-то царапины, то уж явно не смертельные. Когда она начала освобождать их от верёвок, бывшая Веларди, потирая затёкшие запястья, решила всё-таки продолжить начатую ранее мысль:
– Муж и сёстры говорили мне, что такое уже происходит и чтобы я была осторожна, но я думала они, как обычно, всё нагнетают и от подобного если и пострадала какая-нибудь ведьма, то это было единичным случаем. Есть ли шанс, что и нас похитили такие же «недоинквизиторы»? Или это просто какой-то нелюбитель людей со сверхспособностями? Рандомный псих? Программа «Розыгрыш»?
Вздохнув, девушка решила далее не продолжать свою мысль, которая порождала больше вопросов, чем ответов и даже в волнении прикусила указательный палец, когда Лакиша принялась за поиски в близлежащем островке мусора, который выглядел менее мерзко и безобидно. Разумеется, так просто дело закончится не могло и Мара с обречённым видом подошла к более внушительной горке, намереваясь начать поиски. Брезгливо пинать куски мусора не получалось, эффекта от этого было также как от её недавней попытки выглянуть в окно, поэтому ведьма, попрощавшись со специально сделанным на свадьбу маникюром, присела на корточки и принялась методично разрывать мусор руками, подавляя в себе отвращение и рвотные позывы.
Боже, её семья там наверное с ума сходит, не обнаружив родственницу в аэропорту, а Элиас выносит всем мозг в участке, чтобы его женщину срочно отыскали по GPS-датчику в мобильном или что-нибудь такое. Хотя толку то, при мне ничего нет. От грустных мыслей и беспорядочного перерывания мусора её отвлёк голос Лакиши и Мара тут же вопросительно вскинула голову, надеясь, что треклятый ключ наконец-то нашёлся.
- Ох. – обречённо выдохнула девушка и, кое-как поднявшись на ноги, заковыляла к другому «участку», где темноволосой ведьме послышался звон. На несколько минут вновь возобновилась тишина и вдруг… - Нашла! – громче, чем требуется, возопила Гриффин и едва не грохнулась на пятую точку, крутя в руке столь драгоценную сейчас находку. Где-то на подсознании она понимала, что снаружи, если это всё-таки какой-то псих, им тоже придётся несладко, но там по крайней мере не замкнутое пространство (не совсем замкнутое) и, скорее всего, так или иначе найдётся выход. Последнее, что хотелось сейчас ведьме (да и её новоиспечённым напарницам скорее всего) – это торчать запертой в непонятной комнате, совершенно не понимая, что происходит. Похоже, мы приняли чьи-то ненормальные правила игры и сделали то, что он (она? ОНО?!) хотел. Но какие ещё есть варианты?
- Что ж, надеюсь, в двери меня не будет поджидать ужасное чудовище, которое оторвёт мою глупую блондинистую голову. – нервозно хихикнув сообщила Мара и, в нерешительности вставив ключ в дверь, ещё более нерешительно повернула его в замке.

+5

13

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngТо ли это дурной сон, то ли — чья-то немыслимо глупая, отвратительная шутка, и Лазария даже не знала, что хуже в данном случае. Её не устраивал ни один из этих вариантов, она бы предпочла тот, где сама находится где-то в безопасном месте и не думает о том, какого, собственно, чёрта. Но как будто мнения Мэйхем кто-то спрашивал. Голова до сих пор болела, но ведьма не считала это главным недостатком в сложившейся ситуации: как раз подобный дискомфорт можно пережить, зато неизвестно, смогут ли они все пережить следующие несколько часов. И освободиться. Какие мрачные мысли, Лазария! Но сейчас не было ни сил, ни настроения на что-либо другое.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Здравствуй... — ответила она Кафилу. Не ошиблась, это и правда оказался он. Сразу же в темноволосой возникла мысль, что где-то неподалёку наверняка находится Лакиша... Если так, то у них есть ещё одно задание, потому что оставлять подругу в беде Лиз не собиралась. Но пока основной задачей на повестке дня оставалось всё же освободиться, то есть им следует решать проблемы по мере их поступления. Никто, правда, не знал, как именно их решать. Ведьма прикрыла глаза, пытаясь нормализовать дыхание и сосредоточиться, что оказалось не такой уж и простой задачей, — Как ни прискорбно, но вынуждена признать, что в твоём предположении есть смысл. — отозвалась она, услышав про маньяка-психопата. Отлично, им только этого для полного счастья не хватало, как будто мало не работающей магии... Открыв глаза, Мэйхем обратила взор к темноволосой девушке, которая оказалась в таком же плачевном положении, как и они. Замечательно, просто прекрасно. Чёртов Корк, а ведь она просто собиралась немного поработать... И уж точно не планировала попадать в подобные... Места. С какой бы то ни было целью. — Абсолютно ничего не помню. — подтвердила она, смотря на незнакомку сочувственно — сама ведь оказалась в такой же ситуации. И всё же это не повод опускать руки; так или иначе, Лиз была твёрдо намерена выбраться из этой чёртовой западни, и с первым шагом на пути к успеху ей помог Кафил, помогая ей освободиться. Шатенка потёрла затёкшее запястье, стараясь нормализовать кровоток и обдумывая всё сказанное её горе-спутниками.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Спасибо. Не знаю, что это за дрянь, но ты прав — вряд ли это конец наших злоключений... Надо думать, что твоя подруга, — она снова обратилась к девушке, — Примерно в такой же ситуации, как и мы, правда, у нас не было повода для такого отчаянного крика, так что нужно поторопиться. — Лиз растёрла запястья и коснулась холодными ладонями щёк, приходя в себя. Встала и, немного пошатываясь, ухватилась за каталку, к которой была прикована. Координация была нарушена, голова кружилась и комната куда-то уплывала. Нужно было несколько секунд, прежде чем девушка хотя бы относительно, но всё же пришла в себя и сумела ответить: — Меня зовут Лазария, и я тоже колдунья. Сказала бы, что приятно познакомиться, но атмосфера как-то не располагает... — канадка нервно усмехнулась, делая несколько неуверенных шагов вперёд. И всё же не могла не спросить, обращаясь непосредственно к единственному мужчине в их компании: — Лакиша..? — может, она осталась в Арденау. Было бы неплохо. Не то, чтобы Мэйхем и Редфорд были уж слишком близки, и всё же Лазария дорожила знакомством с этой ведьмой, и уж точно не желала ей зла. Но, судя по мрачному взгляду, коим одарил её Кафил, всё оказалось не так радужно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я ничего не понимаю, — раздалось бормотание Лазарии, когда она медленно, всё ещё пошатываясь, направлялась ко двери. Хорошо бы иметь опору... — Совсем ничего. Магия пропала, мы здесь, и твоя подруга... У кого-то больное воображение. — чувство самосохранения твердило, что выбираться им нужно как можно скорее, а отдохнуть и привести мысли в порядок можно будет и потом. Только как это сделать, когда земля уходит из-под ног? Пальцы сомкнулись на покрытой ржавчиной ручке двери. Лиз поморщилась, думая, что это отвратительно — но не более отвратительно, чем оставаться здесь и ждать дальнейшего развития событий. Она дёрнула раз, потом второй, а дверь поддалась едва-едва. Занятно, ведь как-то же они здесь очутились, а создавалось впечатление, что в комнату давно никто не заходил, и петли от двери успели заржаветь. Но, может, это ей самой пока не хватало сил. — Не хочу здесь оставаться. Боги, ну что такое... — ещё один рывок, и дверь, скрипнув, поддалась. Шатенка одёрнула руку и развернулась, чтобы посмотреть на товарищей по несчастью.

+6

14

С каждым мгновением догадка о том, что они все стали неудачливыми жертвами гребанного маньяка убийцы казалась все более вероятной, и это, признаться честно, не радовало совершенно. Кафил, более менее придя в себя, и помогая освободиться и второй девушке, которая представилась как Рианнон, постарался оценить обстановку.
Увы, но ничего существенного за последние несколько минут так и не изменилось – дела по прежнему выглядели весьма дерьмовенько, разве что немного радовал факт об отсутствии необходимости и дальше быть прикованными к этим ржавым каталкам. Ндунг'у скрипнул зубами. Магии он все еще не ощущал, так что они так и оставались загнанными в лабиринт этого психа, будучи при этом совершенно беззащитными.
Ладно, почти беззащитными.
На протяжении всей своей сознательной жизни стараясь не сильно афишировать наличия у себя магических способностей, колдун частенько вынужден был выбираться из зачастую весьма и весьма прискорбных ситуаций, пользуясь своей смекалкой и грубой физической силой. Второй, как показывает практика, приходилось пользоваться чаще. Потому мужчина терять времени не стал, и осмотрел помещение, которое в былые времена, скорее всего, выступало в роли процедурной, или чем-то вроде этого. Искал он возможное оружие, одновременно прислушиваясь к сбивчивым фразам своих спутниц.
Лазария спросила про Лакишу, но в ответ получила лишь мрачный взгляд. Кафил качнул головой, стараясь не задумываться об этом сейчас – проблемы нужно решать по мере их поступления. Сперва жизненно необходимо выбраться из этой дыры и разобраться, какого черта опять приключилось с магией. Очередное отключение по всему миру? Или маньяк оказался очень способным и изобретательным?
Да и о девушке, продолжавшей истошно вопить откуда то из коридора, забыть вряд ли получиться. Рианнон заявила, что это ее подруга. Что они были вместе, прежде чем приключилась вся эта чертовщина. Кафил невесело усмехнулся.
- Ладно, беру свои слова обратно. Надеюсь, она не успела стать первой жертвой этого психа. Или психов, - колдун на мгновение поднял глаза к потолку, отмечая глубокие трещины и уже давно отваливающуюся штукатурку. – Тут явно работает не один человек. Но пока не понятно, в чем их цель. Может, это клирики решили проявить фантазию?
Но вероятность причастности Святого Официума к происходящему была ничтожно мала, это признавал даже Кафил, учитывая все его предубеждения против служителей церкви. С другой стороны, кто еще мог вот так вот легко вырубить разом стольких обладателей колдовского дара, и затащить их сюда в полубессознательном состоянии? На стороне их противника явно имелась какая-то сила, и сила эта была достаточно мощной, отчего тревожные мысли лишь усугублялись. 
Впрочем, продолжать торчать в этой комнате и дальше, в ожидании невеселой кульминации отстойного спектакля, можно считать так же едва ли разумным решением. Их и так загнали, как овец на убой. Кафилу подобная роль очень не нравилась, и он был полон решимости хотя бы попытаться изменить сложившееся положение вещей.
Он вновь глянул на своих новых знакомых – обе казались растерянными и испуганными. Лазарию он знал, но едва ли их знакомство можно назвать достаточно близким. А вдруг эти обе причастны? Вдруг это какой-то идиотский эксперимент, и за ним наблюдают, как за подопытной крысой, дожидаясь, пока он сам, практически добровольно, прибежит в заранее заготовленный капкан? Никогда не отличающийся привычкой доверять людям, Ндунг'у и сейчас не спешил этого делать. Однако, особого выбора у него не оставалось – придется работать всем троим вместе, желательно при этом не теряя бдительности, и тогда, возможно, у него все же появится шанс выбраться отсюда живыми.
Лазария наконец-то справилась с дверью, а Кафил как раз нагнулся за куском ржавой арматуры, что валялся справа от входа. Едва ли эта кривая железяка выглядела так уж устрашающе, но, при желании, ею можно было оглушить противника. А то и убить. Перекатив ту в ладони, и чувствуя, как проржавелое покрытие неприятно впивается в кожу, Кафил резко отодвинул Лазарию, и первым выглянул в коридор.
- Ну что, начнем нашу спасательную миссию? – он криво усмехнулся, жестом показывая, дабы девушки шли следом.
В коридоре было темно, пыльно, и, кажется, где-то слева он услышал шорох. Может, ветер, или крыса пробежала. Тут и там валялся мусор – вырезки газет, пожелтевшие страницы из журналов учета пациентов, разбитые шприцы и флаконы. Были окна, но мало, с заляпанными стеклами, пропускавшими наружный свет с очень большой неохотой. Пожалуй, и в свои лучшие времена это заведение вряд ли отличалось уютом, и наверняка послужило причиной далеко не единственного кошмара для попавших сюда больных. Кафил продолжал мрачно и уверенно смотреть перед собой. Сделав несколько шагов, он остановился, повернувшись к Рианнон и указывая в самый конец коридора.
- Голос твоей подруги, кажется, был оттуда?

+6

15

МакКехт полагала, что если к своим двадцати семи она и станет в чем-нибудь экспертом, так это в составлении прогнозов на будущее, приготовлении какао или, на худой конец, избавлении от похмелья. Однако пока по всему выходило, что Рианнон может только давать мастер-класс «Как справиться с тем, что кто-то опять пытается вас убить?».
Совет номер один: не спешите прощаться с жизнью (составлять завещание все равно уже поздно, а ненужная истерика гарантирована). Во-вторых, по мере позможностей сохраняйте спокойствие; в этот раз следовать такой нехитрой рекомендации было даже немного легче, чем в предыдущих смертельно-опасных передрягах. И, наконец, понадейтесь на то, что рядом оказались надежные люди. МакКехт привыкла к тому, что ей есть, на кого положиться, — обычно с ней были Кит, брат или кто-то из друзей, — но сейчас в этом Богом забытом месте, напоминающем голубую мечту маньяка-убийцы, с ирландкой находились только Лазария и Кафил — может и замечательные, но совершенно незнакомые люди. Ри даже не была уверена, что может им доверять. Впрочем, не то что бы у нее был выбор.
На клириков не похоже, — МакКехт покачала головой, отметая предположение мужчины. — Они бы не стали играть в прятки, а наоборот увесили бы все крестами, еще и молиться заставили бы. — ирландка не относилась к числу фанатов Инквизиции, но подозревала, что подобные мероприятия была не в стиле церковников.
Больше всего Рианнон хотела даже не выбраться отсюда, а поскорее найти Карл и убедиться, что с ней все хорошо. Это не было актом благородства, — скорее просто желанием поскорее увидеть знакомое лицо, — но самочувствие ведьмы не позволяло сразу броситься на поиски подруги. МакКехт пробормотала слова благодарности Кафилу, который помог ей освободиться, и теперь пыталась прийти в себя. К онемевшим рукам и ногам болезненно возвращалось нормальное кровообращение, а голова все еще грозилась расколоться на мелкие кусочки, но Рианнон уже была в состоянии держаться на своих двоих — в текущих обстоятельствах это было не так мало.
Боюсь, у этого «кого-то» не только воображение больное, но и вообще с мозгами не все в порядке, — отозвалась МакКехт на реплику Лазарии. Конечно, жалобами делу не поможешь, но это же не повод отказываться от нытья, верно? Богатый опыт подсказывал Ри, что без него в такой ситуации никуда.
Рианнон растерла затекшие запястья и помассировала виски — не то что бы стало лучше, но видимость нормального самочувствия была создана. Пока МакКехт приходила в себя, её новые знакомые предпочли не задерживаться на месте: после непродолжительной борьбы ржавая дверь поддалась и открылась, выпуская пленников в неприглядный коридор. Как и ожидалось, колдунов там не встретили с телекамерами, софитами и радостными криками «Розыгрыш!» — возможно, это даже к лучшему, потому что в такой ситуации Рианнон непременно убила бы шутников. Первым в коридор выглянул Кафил, и Ри, глядя на его широкую спину, поняла, что не позавидует неудачнику, которого мужчина приголубит куском найденной в палате арматуры.
Действительно, нам все равно больше нечем заняться, — немного криво усмехнулась Ри, когда мужчина предложил начать спасательную операцию.
МакКехт было не по себе. Нельзя сказать, что они легко выбрались из своего заключения, но и особых проблем не встретили — сложно поверить, что кто-то, приложивший столько усилий, чтобы накачать их чем-то, похитить и привезти сюда, готов спокойно наблюдать за тем, как его путники выбираются из заключения. Впрочем, был здесь подвох или нет, сидеть на месте все равно было бессмысленно. «Кто из дому, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом» — промелькнула у Рианнон в голове детская считалочка, прочно ассоциирующаяся с книгой о психбольнице. Читая её несколько лет назад, ведьма едва ли могла представить, что в какой-то момент невольно окажется в похожих, — довольно жутких, — декорациях. Конечно, лоботомией ей никто не угрожал (пока), но почему-то особого оптимизма это не внушало.
Стараясь отогнать лишние мысли, Ри повернулась, куда указывал Кафил, но прежде чем она ответила, раздался знакомый крик: — Да, определенно оттуда, — кивнула ведьма, двигаясь на голос. Хотелось броситься сломя голову, но это было не самой удачной идеей: ноги все еще слушались плохо, а битое стекло и прочий мусор на полу однозначно намекали, что бегать по ним в кроссовках на тонкой подошве — не самая удачная идея.
Оказавшись перед источником звука, Риа изо всех сил (а их сейчас было немного) дернула ручку двери: та поддалась не сразу, но после нескольких попыток сдалась с мучительным скрипом. Темная палата была меньше той, где еще недавно очнулись Рианнон и её новые знакомые, а к ржавой кровати была привязана ведьма. Выглядела она не лучшим образом, — даже наутро после пьянок бывало лучше, — но это была живая и, судя по всему, почти здоровая Карл. МакКехт едва не разрыдалась от облегчения:
Карл! — ведьма кинулась помогать подруге освободиться. — С тобой все в порядке? Ты помнишь что-нибудь?

+5

16

От криков уже болело горло: Карл не хотелось походить на истеричку, хотя бы в своих глазах, но тишина, которая была ей ответом, позволяла панике разрастаться, заполняя эту темную комнату ее голосом и громкими пугающими мыслями. Шутки обычно заканчиваются когда становится заметно, что человек серьезно напуган, но почему-то к ней никто не спешил; никто не открыл эту чертову дверь и не начал смеяться с того, что она такая трусиха. Вместо этого ей казалось, будто здесь есть что-то или кто-то еще, не смутившийся ее угроз, будто выжидая в тени момента, когда ведьма устанет звать на помощь.
Ей хотелось освободиться и она не прекращала ёрзать, иногда приводя в движение скрипящий стол под ней, и ловя себя на мысли, что она вполне может перевернуться и рухнуть на пол, хотя это тоже вряд ли поможет ей стать свободнее. Но бездействие казалось ей пыткой: будто в этом мире, в пределах этой комнаты уж точно, не существует никого, кто мог бы ее спасти, и надеяться можно только на собственные силы. Всё это время она пыталась вспомнить, что было вчера, где и как они оказались, она оказалась, но любая попытка задуматься об этом заканчивалась сильной головной болью, словно ее мозг пронзали острые иглы; будто это было что-то запретное. Будто кто-то не позволял ей. Поэтому довольно скоро ее мысли обратились к мужу. Как бы на ее месте поступил Джастин? Что бы он сделал? Наверняка стражей учат выбираться из подобных ситуаций, а значит шанс спастись должен быть. Точнее, он, может, и был, но только у подготовленного человека, а не у финской ведьмы, которая без бабушкиной книги способна только приманить к себе дико дорогой коньяк и выкинуть еще парочку фокусов. Вот выберусь я из этого чулана и начну обучаться трюкам Копперфильда. Мысль о том,что она может отсюда и не выбраться даже не сформировалась в ее голове. Потому что шутки ведь всегда заканчиваются, они безобидные; просто юморист потом получит по шее за плохое чувство юмора, но всё равно все будут в порядке. Именно на это она в тайне надеялась.
Ей сложно было сказать, сколько прошло времени с момента ее пробуждения: кажется, будто собственный мозг начинает тебя обманывать. Быть может прошла всего пара минут, а может и несколько столетий, прежде чем она услышала приближающиеся шаги. Сердце забилось чаще, но почему-то сейчас ей совершенно не хотелось подавать голос; Карл притихла, боясь издать и звук. В голове начали всплывать кадры из фильмов ужасов, когда к жертве наконец-то спускался в подвал убийца, уставший от ее непрекращающихся криков о помощи. По классике жанра, после этого он очень жестоко разделывался с ней. И когда дверь начала открываться (а та умница не сразу поддалась), у Каролиины сердце застучало еще сильнее, словно оно было способно захлопнуть эту дверь, которую еще мгновения назад она хотела распахнуть сама, чтобы выбраться отсюда. Именно поэтому из-за стучащей в ушах крови она не сразу узнала голос подруги, пришедшей ее спасти. Кэмпбелл зажмурилась, что было сил, и заерзала на столе, надеясь избежать чужих касаний или, например, ножа (хотя кого мы обманываем: ей бы это всё равно не удалось). И ей пришлось подчиниться событиям, в которые ее намеренно (и против воли, заметьте!) вовлекли: ударивший по глазам яркий свет слепил даже через закрытые веки, а голос Рианнон всё же пробился через безумный стук сердца, вернув Карла из мира хоррора-воображения в триллер-настоящего. Она распахнула глаза и воскликнула, хоть и не сумев еще как следует сфокусировать взгляд на лице МакКехт.
- Ри! Что за шутки?! Я думала, что понравилась твоей бабушке! - Она была скорее счастлива, чем обижена, потому что ее конечности освобождались из плена одна за одной и ведьма этому была безмерно рада. Даже вопросы подруга задавала слишком обычные для похмельного утра: в порядке ли ты и что ты помнишь. Что, разволновались, потому что по шутке заперли ее в чулане и забыли, где спрятали? Наверняка искали ее весь день и только сейчас кто-то разгадал этот чертов ребус, поэтому так взволнованно примчались. Карл приняла сидячее положение, теперь уже нормально себя ощущая и контролируя свои действия (kolme kertaa kippis!*), а потому и смогла сверлить взглядом девушку. - Если это такое посвящение в семью, то я прощу всё после пинты...
Она не договорила, заметив в дверях незнакомых людей. Встревоженные взгляды и ржавая арматура делали эту компанию несколько сомнительной. Карл, не торопясь спускаться со старой каталки (Так вот к чему меня привязали! Откуда ее только взяли...), наклонилась к подруге, шептала, осторожно отведя от этой парочки взгляд.
- Рианнон, это еще одни родственники? - Она немного удивилась, но почему бы и нет, в общем-то. Только их вид был не очень-то радушный, и ей до сих пор не давала покоя эта ржавая палка в руках мужчины. Зачем? Кэмпбелл слезла с каталки, потому что ей стало не по себе именно в тот момент, когда МакКехт объяснила, что происходит. Что-то семейным квестом даже и не пахнет. Так тут всё в шутку или нет?
- Ты хочешь сказать, что так легко веришь незнакомцам и спокойно идешь с ними? Ты что "Пилу" не смотрела?! Да там в первом фильме маньяк прикинулся жертвой с простреленной башкой и всё время находился с другими жертвами! Откуда ты знаешь, что вот ОН не мог всё подстроить?! - Громкий шепот был излишне громким и эмоциональным, но Карл была слишком возбуждена, чтобы контролировать свой голос (сегодня она действительно слишком шумная). Про себя прозвав этого громилу Главный Злодей (потому что еще решала: лучше звать его Маньяк или Конструктор), она не очень охотно сделала шаг в сторону двери. Ей хотелось выйти и не хотелось одновременно. Выбраться отсюда было бы просто замечательно, но отчего-то все так горячо любимые ею фильмы ужасов, один за одним, вспоминались и лишь заставляли ее нервничать. А тут еще и этот Конструктор с арматурой... Он смотрит так грозно, что Каролиине не хотелось бы оказаться с ним рядом, когда он будет зол. Особенно, если окажется зол на нее.
Прочистив горло, Карл сделала вид, что никто ничего не слышал, и заглянула в коридор. Ей это всё совершенно не нравилось, честно говоря, и было б куда лучше, если бы они с Ри выбирались вдвоем, без компании незнакомых людей, с которыми они очутились в сомнительном месте, конечно же, совершенно случайно. Нет, серьезно, как так просто можно довериться первым встречным?
Ты как-то доверилась незнакомцу и вышла за него замуж. Карл махнула рукой на слова внутреннего голоса. Ведь тогда ситуация была совершенно иной. Он ее спас! От того, чего она даже не видела...
- Mitä helvettiä!** - У нее было такое чувство, словно мысли превращаются в одну большую кашу, перемешиваясь, спутываясь, сбивая ее и обманывая. Ее окутывали странные противоречия и сомнения, которых раньше никогда не было. И ей было не по себе. От всего вот этого.
И не надо так смотреть. Она в своем уме, совершенно точно. Просто ничего не понимает и ей это совершенно не нравится. Да и еще эта ржавая арматура...
Карл машинально потерла запястья, словно только-только освободилась от ремней на них. Наверное, им надо бы идти куда-то, искать выход. Но выходить первой из этой темной-темной комнаты ей не хотелось. Поэтому она просто взяла Рианнон за руку и перевела взгляд на подругу. Всё же хорошо, что они в итоге вместе. Хреново только, что в такой ситуации.

* - трижды ура!
** какого черта!

+5

17

В коридорах заброшенной психиатрической лечебницы продолжал гулять ветер, периодически хлопая пустыми ставнями или заставляя дребезжать стекло в закрытых дверях – словно все помещение ожило и издевалось над присутствующими. Или оно издевалось на самом деле?
Когда немного поутихла паника от того, что все представители магического сообщества проснулись в неизвестном месте, совершенно не помня, что их привело на заброшенные этажи давно забытого здания, их, поначалу незаметно, а потом и все больше, начали отвлекать звуки, у которых не было точного источника. Поначалу казалось, что звуки незначительны, не особенны, но понемногу они стали заглушать в головах присутствующих все, заставляя постоянно оборачиваться и нервно вздрагивать от постоянно преследующего всех сопровождения.
Группа 1,  этаж № 4: Коридор, в который вышли девушки, казался не очень примечательным – абсолютно пустой, плохо освещенный в оба конца; за окном было достаточно светло, но свет в помещение попадал только из раскрытых дверей в просторные больничные палаты, в которых все было перевернуто вверх дном. В полу порою виднелись дыры, словно обветшавшее здание начало рассыпаться и готово сложиться, точно карточный домик, прямо под ногами у девушек. Словно некстати пришло в голову девушек, что в таком страшном и явно безрадостном помещении, в котором пациенты вынуждены были находиться под действием сильных лекарств, вполне кто-то мог умереть и превратиться в темную душу. Или, еще хуже, в этом прибежище крыс и залетных птичек, бьющихся о стекло, в поисках свободы, могли найти свой приют и какие-нибудь сектанты. Точно в подтверждение этих мыслей, девушкам на глаза попалась комната, в которой отсутствовала дверь, зато в избытке присутствовали на стене кровавые надписи на латыни и валялся старый, потемневший от времени и чего-то еще матрас; словно в вдогонку к неприятной и пугающей находке, снизу раздался чей-то крик, в котором не угадывались слова.
Группа 2, этаж №2: Успешно освободившись старых и ржавых каталок, к которым все четверо были прикованы, колдуны отправились на поиски выхода. Стоило им только выйти в коридор и пройти пару метров, как прямо перед первым идущим кто-то опрокинул ведро с чем-то жидким и красным, только чудом не забрызгав присутствующих. Виновника сей проказы видно не было, но тем не менее, быть может показалось несчастным или же нет, но где-то в коридоре раздался противный смех, точно пролитое ведро, не попавшее на участников, было изначальным планом. Однако, если это поначалу показалось кровью, то сейчас все почувствовали мерзкий приторный запах, словно на них собирались пролить растопленную патоку.  Лазарии, к сапогам которой субстанция начала стремительно подбираться, была вынуждена сделать шаг назад, неосторожно напоровшись на кучу строительного мусора. Возможно, если бы все остальные ей не помогли, девушка распорола бы руку о торчащих из прислоненной к стене деревяшки гвоздь. К счастью этого не произошло – присланная к стене конструкция упала, подняв в воздух кучу пыли.

+2

18

Абсолютно точно Ханна могла сказать одно — ей повезло с компанией в такой ситуации. Конечно, Мертон предпочла бы, чтобы ни Лакиша, ни Мара не попадали в подобную передрягу — но это если бы у них был выбор. Был бы у них выбор — и сама Ханна никогда бы не пожелала себе оказаться здесь. Однако выбора у ведьм не было от слова совсем, а потому приходилось лишь смириться. И искать хотя бы какое-то успокоение в сложившейся ситуации. Для Мертон таким успокоением были ее вынужденные напарницы. Без трезвого и решительного подхода Лакиши, без непосредственности Мары, Ханна бы уже давно с ума здесь сошла — рыжеволосая ведьма в этом даже не сомневалась. К подобному она совершенно не привыкла, в приключения и передряги она влипала крайне редко [хотя в последнее время как раз-таки наоборот, что определенно заставляло женщину задуматься].
Когда они наконец-то освободились от пут, ее коллеги приняли логичное решение осмотреть кучу мусора. Сама же Ханна еще раз осмотрела свои руки, чтобы убедиться, что глубоких порезов нет — и их, слава Богу, не было. Чуть-чуть содрался верхний слой эпидермиса в нескольких местах, но даже крови не было, так что все свои опасения по поводу различного рода заразах ведьма пока откинула далеко на задний план. Главной их проблемой сейчас было выбраться из этого забытого самим Богом места.
Хорошие вопросы, — кивнула Мертон в ответ на размышления Мары, — Боюсь только, что еще долго останутся без ответов, — тяжело выдохнула женщина. Сложившаяся ситуация безумно сильно давила морально, хотелось побыстрее выбраться — словно ты под водой и тебе не хватает воздуха. Вот только задание это было более, чем сложным.
Лакиша первая самоотверженно направилась к горе мусора — и уже это явно заслуживало восхищения. Ханне бы для подобного наверняка пришлось бы собираться с мыслями минут пять, не менее. Однако все попытки ведьмы найти такой нужный им ключ пока не увенчались успехом. На помощь коллеге бросилась Мара, и Мертон уже готовилась к тому, что и ей придется приложить руку к поиску спасительного предмета, однако спустя несколько мгновений блондинка победоносно вскинула вверх руку с найденным ключом. Не удержавшись, Ханна даже коротко захлопала в ладоши от радости. Хотя, конечно, радость в таком случае была сомнительная, ведь они, очевидно, принимали правила навязанной им игры, где явно удача будет не на их стороне. Они — лишь забавные зверушки в чьих-то руках, лишь объект наблюдения и инструмент чьих-то странных игр. Понятное дело, что, скорее всего, за открытой дверью их будет ждать новое испытание, а не долгожданная свобода. Но им ничего не оставалось, кроме как принять эти правила и следовать им. Разве был у них другой выбор?
Не бойся, мы тебя в обиду не дадим, — точно так же коротко и истерично хихикнула в ответ Ханна, — Выйдем все вместе.
За открытой дверью их взгляду представился обветшалый [как и все остальное здание], мрачный коридор. Никаких монстров или маньяков, но и выхода не было видно. Мертон бросила настороженный взгляд на своих подруг по несчастью, а затем сделала осторожный шаг вперед. Пол казался совсем прогнившим, все вокруг скрипело и совсем не вызывало доверия по силе конструкции. К тому же, Ханне все время казалось, что она что-то слышит. Не голоса или что-то подобное, а что-то совсем другое. Эти звуки были очень странные. Ведьма все время оглядывалась по сторонам, но ничего, что могло бы издавать эти звуки, не видела.
Вы слышите это? — тихо обратилась она к напарницам, словно боясь спугнуть странные и настораживающие звуки. Лишь бы ей не начинало просто казаться. Хотя... Кто знает, может помешательство Мертон было бы в этом случае не самым страшным поворотом.
Чем дальше они шли по коридору, тем больше Ханна убеждалась в том, что это была некая заброшенная больница. Что, к сожалению, наталкивало на мысли о том, что в этих стенах могли умирать люди, а их души — превращаться в темных. Словно и без свирепых духов им сейчас проблем не хватало. А еще эти странные звуки, которые заставляли содрогаться всем телом.
Спустя какое-то время девушки наткнулись на просторную палату без двери — нельзя было в нее не заглянуть, потому что как минимум проходя мимо, все равно бросал заинтересованны взгляды. К тому же, Ханне показалось, что она заметила там что-то на стене.
Заглянув в палату, женщина поняла, что лучше бы она ничего не замечала. На обшарпанной стене чем-то красным была выведена большая надпись [кажется, на латыни], а под ней лежал такой же измазанный в чем-то красном матрас. По телу ведьмы пробежались мурашки, и она инстинктивно сжала ладонь какой-то из своих спутниц, которая стояла ближе всего к ней [даже не заметила в состоянии оцепенения кого именно].
Вы видите, что там написано? — прищурившись, спросила глухим голосом Мертон. Свет из окна засвечивал надпись, а сделать хотя бы шаг в сторону, чтобы суметь все прочитать, ведьма попросту не могла из-за оцепенения и страха. Внутри нее все похолодело — Ханна, конечно,
понимала, что их тут не игры с радужными пони ждут, но, тем не менее, чем дальше они приходили — тем более не по себе становилось ведьме.
Она. Совершенно. Не. Привыкла. К таким. Приключениям.
Буквально в ту же секунду раздался какой-то устрашающий и непонятный крик, из-за чего вскрикнула и Ханна, сжав теперь до боли чью-то ладонь. Нет, если не психованный маньяк ее доведет, то сердечный приступ может постараться.

+5

19

Никогда в жизни Лакиша так не радовалась простому ключу от комнаты. Как бы пафосно и паршиво это не звучало, но в данном случае ключ символизировал собой свободу. Свободу из этой комнаты, полной крыс и странных запахов. Ведьма слегка поморщилась.
Не нужно было обладать повышенной колдовской интуицией, чтобы понять, что в этом деле что-то не так. Сигналы не сходились, карты не раскладывались.
Вариант А. Они трое оказались единственными ведьмами, находящимися сейчас в Кирке. Лакиша слабо верила в этот вариант: во-первых, они, судя по всему, все были приезжими, а должны были существовать какие-то местные ведьмы, во-вторых, три – это все равно слишком маленькое число.
Вариант Б. Из всех присутствующих в округе ведьм они оказались самыми слабыми. В этот вариант Рэдфорд верить не хотелось, поэтому совершенно автоматически ее мысли перескочили к третьему сценарию.
Вариант С. Им просто не повезло.
Данная версия звучала натянуто и нелогично, но, по крайней мере, в ней сохранялась какая-то правдоподобность. Они не могут определить мотивы того, кто поместил их сюда, пока не обнаружит «его». Этот объект, силу, человека – неважно.
Лакиша слегка усмехнулась в ответ на слова Мары.
- Все будет в порядке, - подтвердила она, - В конце концов, ведьмы мы или нет.
После чего вслед за вынужденными коллегами сделала шаг в пустоту.
В коридоре было темно. И мрачно. Чего еще ожидать от места, подобного этому.
Лампочка в конце коридора постоянно мигала, и это вызывало чувство вполне бытового раздражения.
- Они что, таким образом пытаются нас запугать? – спросила Лакиша. Приходилось признаться, что в какой-то степени это работало.
В голосе ведьмы начали проступать старые островные нотки, а в голове настойчиво роились мысли о том, что ей не так уж необходимо было приезжать в Ирландию. Да еще и тащить с собой Кафила, который исчез неизвестно куда.
Девушка прищурилась.
Пол, по которому они сейчас ступали, был полон маленьких, но заметных дыр, через которые, впрочем, нельзя было разглядеть ничего полезного. Местоположение здания по-прежнему определить было нельзя, но даже в противном случае эта информация Лакише не сказала бы о многом.
У нее не было с собой телефона или других средств связи. По-прежнему болела голова и запястья. Слегка мутило.
Очень осторожно Лакиша сделала несколько шагов, но пол пока не думал проваливаться под их общим весом. Видимо, здание было крепче, чем казалось на первый взгляд.
Со стороны казалось, как будто в нем никого нет. Иногда слышались какие-то звуки и шорохи, но вряд ли они имели под собой человеческое происхождение. Лакиша вновь вернулась к предыдущим рассуждениям о том, почему три ведьмы внезапно оказались здесь – и, самое главное, является ли их сегодняшний случай изощренным ритуальным убийством.
Как проще всего убить ведьму? За многие века человечество перепробовало разное количество пыток, но по очевидной причине так и не додумались до одной из самых простых. 
Ведьм, так же, как и всех остальных, проще убивать за счет того, чего они не видят. Скажем, темных душ.
А это здание как раз выглядело как хрестоматийный пример из брошюры «Где могут водиться темные, и в какие места лучше не лезть». Заброшено, полно крыс и дурных воспоминаний.
Наверняка на этом самом месте кто-то страдал – иногда и этого достаточно для возникновения темной. Лакиша подернула плечами.
Взглянув на Ханну и Мару, она решила пока не делиться вслух своими предположениями – тем более, судя по их лицам, они сами пребывали не в самых радостных размышлениях.
Девушка слегка запнулась. Навстречу им смотрела загадочная комната с надписями на чем-то, что на первый взгляд смахивало на латынь.
- «Оmnes morietur sed non omnes vivent», - прочитала Лакиша. Вообще-то в латыни она разбиралась плохо – но иногда латинские изречения попадались в каких-то старинных заклинаниях, - Разве «morietur» не означает смерть или что-то похожее? – с искренним любопытством человека, который пытается что-то вспомнить, спросила Редфорд.
И в этот момент, словно по некой кинематографической подсказке, в воздухе раздался крик.
Ведьма была не уверена в том, кто кричал, на каком языке – и, откровенно говоря, не померещилось ли ей это, но произошедшее нельзя было оставить без внимания.
Она выглянула в коридор, но никого не увидела.
- Хорошие новости: мы здесь не одни, - проговорила Лакиша, обернувшись назад. Ее не особенно беспокоил командный дух, но для нее новость была действительно хорошей.
Раз в здании еще кто-то есть, в нем вполне может оказаться и Кафил. И потом, новые сведения всегда оказываются полезны для расследования дела.

+4

20

Ведьмы без ведьмовской силы, - невесело подумала Мара, но озвучивать вслух данную мысль не стала. Да и какой смысл? Оставаться здесь они точно не будут, придётся двигаться дальше, что бы их там не поджидало. Что ж. Ладно. Поехали. – дрожащей ладонью девушка открыла спасительную (спасительную ли?) дверь и боязливо высунулась наружу в компании трёх других ведьм. Хорошая новость – ей никто не размозжил череп прямо у выхода, как это бывает в некоторых фильмах, плохая новость – здесь абсолютно ничегошеньки нет, кроме… Заброшенных больничных палат.
Здесь кто-то умирал, - мрачно подумала Гриффин и тут же нервно передёрнула плечами, когда насквозь прогнивший пол под ногами издал жалобный скрип. Она даже не могла точно сказать, чего боится больше: провалиться вниз благодаря старым доскам, наткнуться на тёмную и умереть, так и не увидев своего убийцe или столкнуться с реальными живыми людьми – маньяками, психами… Сектантами! – истерически возопил мозг, пока Амаранта боязливо заглядывала в комнату с приоткрытыми дверями, ощущая как каждый раз бешено колотится сердце, едва она бегло оглядывала очередную комнату молясь всем богам, чтобы там было пусто.
- Я… Ничего не слышу. – неуверенно протянула ведьма на слова Ханны о странных звуках, но то ли она накрутила себя по полной, то ли и правда кто-то где-то издавал какой-то шум, но с той минуты и сама бывшая Веларди начала слышать что-то непонятное и оттого до чёртиков пугающее.
Следующей их остановкой была комната, отличающаяся от остальных как минимум тем, что в ней не было двери, а как максимум исписанная вдоль и поперёк непонятными надписями красной краской. Пожалуйста, пусть это будет краска, Господи.
- Смерть?! – нервно переспросила у Лакиши девушка, отдавая дань её смелости и безрассудству, поскольку они  с Ханной нервно застыли у входа и Мара чуть ли не с благодарностью сжала схватившую её руку, пытаясь унять ещё более истерично забившееся сердце. – А ещё вы заметили – чёртов матрас в кров… Краске. Замечательно. Просто прекрасно.
На трезвую голову ведьма бы наверняка посчитала, что всё это чья-то идиотская шутка и какой-то придурок притащил с собой целое ведро краски, расписал им стены и на всякий случай наляпал ещё на матрас для правдоподобности. Но паникующий мозг был уверен, что здесь ещё недавно держали какого-то психа, а потом он сошёл с ума, распорол себе вены и, расписав все стены собственной кровью, умер здесь же на старом матрасе. И превратился в тёмную душу, разумеется – и не важно, что если бы эта тёмная душа здесь действительно была, они бы втроём уже давно были мертвы. И тут как по заказу где-то недалеко раздался душераздирающий крик.
- Mannaggia a te!* - истерично завопила на родном языке ведьма, подавляя в себе желание в панике сбежать в неизвестном направлении и забиться там в дальний угол.
- Ты уверена, что это хорошие новости? – нервно хихикнула девушка на слова темноволосой, но заметив, что та не шутит, тут же попыталась включить какую-никакую логику. Получалось, впрочем, плохо. – Ты же не собираешься идти и проверять, кто там кричит? В смысле, это может быть кто-то из заключённых, как мы. А может быть это тот самый псих там кого-то убивает. Или сектанты! Чёртовы сектанты! Там кто-то орёт на непонятном языке, а мы как раз стоим в комнате, сплошь исписанной какими-то дьявольскими заклинаниями! Что если они там проводят какой-то ритуал и припасли нас как жертв напоследок? А в это самое мгновение режут обладателя вот этой вот крови!  - Так, а ну успокойся сейчас! Ты знаешь, кто умирает в фильмах в первую очередь? Тот кто паникует и орёт как ненормальный! – Боже, простите меня. – крепко зажмурившись, Гриффин сделала пару глубоких вздохов и посмотрела на своих сестёр по несчастью уже более осознанно, изо всех сил борясь с вновь подступающей паникой и гоня от себя возникающие в голове ужасные истории, которые были одна восхитительнее другой.
– Ладно, если мы пойдём искать того, кто там так разорался, то давайте возьмём хотя бы какое-нибудь… Эм… Оружие? – оглядевшись по сторонам, девушка притянула к себе увесистый обломок насквозь проржавевшей трубы и кое-как подняла его в руки. – Я сомневаюсь, что нас это хоть как-то спасёт в случае чего, но по крайней мере лично мне будет хоть чуть-чуть поспокойнее. Умирать просто так я не намерена, мне ещё собаку дома кормить.

*Чёрт бы тебя побрал! – итал.

+3

21

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngДля человека, который пусть и любил ощущение опасности, но не любил последствия оных, Лазария методично влипала в неприятности, и то, что она оказалась в этом месте с незнакомыми — ну почти — людьми, было явным тому подтверждением. Чувство самосохранения, с одной стороны, твердило, что нужно действовать сообща — так у них больше шансов выбраться отсюда живыми и невредимыми (хотя тоже спорное утверждение, учитывая, что они до сих пор не знаю, как и по чьей вине сюда попали), чем поодиночке. С другой же стороны она не могла похвастаться близким знакомством ни с одним из тех бедолаг, кои оказались её приятелями по несчастью. Да, Кафила она знала в лицо, знала его имя и знала несколько общих фактов, но не более. Рианнон же Лиз не знала вообще. Что же, можно быть осторожной в любом случае, а пока не было причин как доверять им, так и полностью отказываться от минимальной помощи. Время, в общем, покажет.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна старалась делать осторожные шаги, словно любое резкое движение могло поднять столб пыли — это в лучшем случае, в худшем же — Мэйхем подозревала, что всё вокруг может обвалиться, начиная от стен и заканчивая полом под ногами. Возможно, здание было более «стойким», и всё же ведьма решила лишний раз не рисковать. Снова попытавшись вызвать простейшее безобидное заклинание, она вздохнула, поняв, что толку от этого нет: магия не работала и здесь. Что и говорить, настроения это девушке не поднимало. Она следовала за вооружившимся арматурой Кафилом и даже не знала, что сказать на их с Рианнон размышления. Возможно, потому что все мысли чудесным образом выветрились из головы. Нужно собраться и сконцентрироваться, да, иначе она рисковала поддаться панике, что было бы крайне нежелательно.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngИх небольшая группа двинулась в том направлении, откуда, по их мнению, звучал голос подруги Рианнон. Лиз только думала, в порядке ли та, незнакомая девушка, ранена или просто напугана, иначе с чего бы вдруг ей кричать? Хотя ладно, испугаться тут как раз было, чего. Благо, незнакомка, кажется, особо не пострадало — по крайней мере, физически, насколько это вообще было возможно в сложившейся ситуации. Пока подруги выясняли, кто, что, почему и как, Лазария осматривалась, пытаясь найти какие-нибудь следы тайного недоброжелателя, который их сюда затащил. Хотя, судя по количеству людей, работать над этим должна была целая группа... Впрочем, чего гадать — нужно отсюда выбираться, причём как можно скорее. Желательно — немедленно. Как будто у них много вариантов.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Точно то же самое могу сказать и о вас. — беззлобно фыркнула Лиз, обращаясь скорее к себе, чем непосредственно к девушке, которая незнакомцам не доверяла. Подход, в общем-то, правильный, так что канадка даже не обиделась. Было бы на что. Она зябко поёжилась и сунула руки в задние карманы джинс. Ведьма чувствовала себя неуютно, но нетерпения не проявляла — всем им нужно немного времени, чтобы прийти в себя. Наконец, со всеми вопросами они разобрались и могли снова двинуться в путь. Шатенка заметно оживилась — она предпочитала действовать, пусть даже понятия не имела, куда они идут. Но, сидя на одном месте, выхода не найдут совершенно точно. Так что нужно было продвигаться дальше. Она первой вышла из комнаты и тут же осторожно двинулась в сторону, обратную той, откуда они пришли. Лазария смотрела прямо перед собой, так что когда практически под её ноги с грохотом опрокинули ведро, молодая женщина вздрогнула и невольно отпрянула, одной рукой схватившись за сердце.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Что за чертовщина... Ну и шуточки! — нервно выпалила она, обернувшись к остальным. Осмотревшись, они не обнаружили никого, кто мог бы совершить подобное. По спине пробежали мурашки. — Здесь никого нет. Как думаете, это мог быть порыв ветра? — на самом деле она и сама в этом сомневалась, но на всякий случай решила уточнить. Канадка невольно сморщила нос, почувствовав запах — судя по всему, он исходил от этой густой жидкости, которая алым пятном разливалась по полу... И, кажется, собиралась «лизнуть» мыски сапог. Мэйхем сделала шаг назад и немного в сторону, не посмотрев при этом, куда ступает. И тут же перецепилась о какой-то хлам, коего здесь было великое множество. Нелепо взмахнув руками, Лиззи чуть было не упала на спину, но была вовремя подхвачена и придержана кем-то из тех, с кем они оказались по одну сторону баррикад. — Спасибо. — поблагодарила Лазария, пытаясь улыбнуться, но её голос был заглушен грохотом — кажется, она или кто-то из её спутников задели конструкцию на стене, которая теперь подняла облако пыли, забивая нею ноздри. Дышать стало тяжело. Ведьма сделала глубокий вдох и задержала дыхание, дожидаясь, пока пыль уляжется. Тем временем алая «патока» как будто решила отправиться в атаку — пятно всё сильнее расплывалось. — Обойти бы... — и Лиз, теперь уже более осторожная, сделала небольшой шаг в сторону, а после осторожно обошла пятно. Совершенно не хотелось вступать в эту странную штуку, чем бы она ни оказалась.


оффтоп: извините за задержку, я больше не буду т.т

+3

22

Не успел Кафил закончить свою мысль, как вновь раздавшийся женский вопль послужил прекрасным ответом на все его вопросы. Рианнон тут же отправилась в ту сторону, и совсем скоро все трое обнаружили ту самую хрупкого телосложения ведьму, что и была источником не дававшего им покоя шума.
Она была явно напугана, но, судя по всему, цела и относительно невредима. Тоже привязана к каталке, от которой Рианнон и поспешила освободить подругу, озвучивая при этом весьма колоритное женское имя Карл. Кафил молча замер около двери, окидывая обеих девушек мрачным взглядом. Видать, этот факт дополнил его и без того не внушающий доверия образ, потому как Карл поспешила обрушиться на Рианнон шквалом упреков. Вспоминая при этом шедевры кинематографа, ассоциации с которыми пришлись в сложившейся ситуации весьма кстати.
- Если бы это все устроил я, - невозмутимо заявил Ндунг'у, перекатывая в руках арматуру и даже изображая на лице ухмылку. - То обошелся бы без подобных финтов. Предпочитаю другие методы, знаете ли... - дернув плечом, колдун еще раз осмотрелся. В коридоре было пусто, а теперь еще и тихо. С одной стороны, может это и хорошо - опасность редко бывает тихой. С другой, когда опасность не сообщает о своем приходе, она становится вдвое, а то и втрое опаснее. - А сейчас все же предлагаю попытаться выбраться отсюда. Или вы предпочитаете остаться, и продолжать выяснять, кто из нас главный злодей?
Недоверие к незнакомым людям было понятным и естественным, Кафил и сам не доверял ни одной из присутствующих ведьм, но не видел смысла в попытках докопаться до истины прямо сейчас. Вряд ли у них получится добиться нужного результата, а терять время на бессмысленные споры было нецелесообразно и рискованно.
Лазария была с ним согласна, Рианнон и Карл тоже, вроде бы как, не спорили, и совсем скоро вся процессия двинулась вперед. По все тому же мрачному и неестественно тихому коридору.
Они прошли совсем немного, несколько шагов, может чуть больше, как внезапно, с громким грохотом, аккурат на пол повалилось ведро с вязкой жидкостью красного цвета. Кафил предположил, что это кровь, и невольно отпрянул назад - знания и опыт подсказывали ему, что на крови могут быть завязаны огромное множество магических ритуалов. И ни один из них не делается во благо.
Ндунг'у попытался понять, откуда появилось ведро, как внезапно до его слуха долетел жутко противный смех. Знаете, как в старых добрых фильмах ужасов, смех без источника, призванный еще больше накалить обстановку.
И знаете, у него это получилось.
Кафил нервно озирался, держа арматуру перед собой, но не видя никого. Голова все еще гудела, мышцы ныли, но мужчина изо всех сил пытался держать себя в руках. Кто бы это ни был, он, или же они, явно не шутят - затевается что-то серьезное, и Ндунг'у, при всем его богатом опыте преступной деятельности, чувствовал, как страх прокрадывается в сознание, и приносит понимание, что так просто из этого дурдома им не выбраться.
- Это вряд ли ветер, - ответил он на вопрос Лазарии, и только сейчас заметил, что вылившаяся из ржавого ведра жидкость не замерла на полу, а продолжила движение. Направляясь аккурат к Мейхем.
Ведьма занервничала, ступая в сторону, и едва не повалившись на целую кучу какого-то мусора. Кафил, стоявший к ней ближе всех, успел ухватиться за женское плечо свободной рукой, и Лазария устояла на ногах. Прислоненная к стене деревяшка с тихим шорохом повалилась на пол, и в воздух поднялось еще больше пыли. Колдун поморщился, и внезапно принюхался. До омерзения приторный запах исходил от разлившейся жидкости, которая явно не являлась кровью. Кафил поджал губы - пятно на полу продолжало расплываться.
И один дьявол знает, что будет, если эта загадочная субстанция коснется кого-то из присутствующих.
Лазария пришла к такому же выводу, и поспешила обойти ведро. Кафил двинулся следом, краем глаза наблюдая за Рианнон и Карл, которые шли прямо за ним.
- Вы слышали смех? Или ядреная смесь, которой нас накачали, предусматривает еще и глюки? - обратился он к девушкам. - В любом случае, нельзя отбрасывать вариант, что мы здесь не одни.
Чертов день, который, казалось бы, уже едва ли может быть хуже, с каждым мгновением доказывал, что его потенциал еще не до конца потерян. Обшарпанные декорации заброшенного здания давили на присутствующих, несмотря на высокие потолки и просторные коридоры. Да, они тут не одни. И, вполне вероятно, компания им составляют не только организаторы этого гребанного спектакля.
Кафил до сих пор не хотел рассматривать всерьез вполне резонную догадку, но сейчас вынужден был признать, что Лакиша едва ли благополучно добралась до гостиницы, и вполне может быть где-то здесь. Сознание стиснули едкие лапы беспокойства - он все так же не знал, какого черта тут происходит. Но понимал, что ничего хорошего.

+3


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 4.1 «не вижу зла»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC