Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Nemo omnia novit » Знакомство с миром


Знакомство с миром

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Знакомство с миром
Мир Актуса велик и порой столь непонятен: мы решили приоткрыть завесу тайны касательно того,  как выглядят некоторые наиболее известные игровые локации нашего проекта, а помочь нам с этим вызвалась самый лучший индивидуальный гид Эрида Прескотт! Пристегивайте ремни безопасности и приготовьтесь к увлекательной экскурсии по улочкам Актуса!

0

2

Арденау

  Добро пожаловать в самый невероятный, таинственный и удивительный город на свете. Город, отразивший все английские архитектурные стили, все привычки и традиции этой страны и вместе с тем не похожий на остальных своих собратьев. Добро пожаловать в Арденау – столицу Братства. Конечно, правильнее было бы сказать, что Арденау – город людей с Даром, и Орден Праведности даже пытался продвинуть эту идею в массы, однако новое неофициальное название так и не прижилось.
  Принято считать, что Арденау основан по приказу короля Коля Старого – да-да, того самого Коля, которого британцы в первую очередь знают по стишку из сборника английской детской поэзии «Мелодии матушки Гусыни»: «Старый дедушка Коль был веселый король». Не в курсе, насколько Коль был веселым, но боевым и родовитым, наверное, все-таки был.
  Согласно псевдоисторическому труду клирика Гальфрида Монмутского «История королей Британии», Коль был правителем Каерколуна (ныне Колчестер) в ту бесславную пору, когда южной частью Британии верховодила Римская Империя. Он, как всякий нормальный патриот, болезненно переживал издевательства римского наместника Асклепиодота над бриттами в целом и особенно над теми из них, кто исповедовал христианство. И вот в один прекрасный день душа поэта не выдержала. Коль поднял восстание, одержал в битве верх и провозгласил себя королем Британии. Радовался только новоявленный король недолго: слишком быстро понял, что с ним за самоуправство сделают римляне, и ему стало нехорошо от этой мысли. Тогда он быстренько подсуетился, нашел самого адекватного тетрарха – Констанция Хлора – и заключил с ним мир. Еще и дочку Елену римлянину отдал, чтоб уж наверняка. В общем, по Гальфриду Монмутскому, Коль приходился ни много ни мало дедом Константину Великому. И как красиво получается: дедуля остался королем, заложил на берегу Северного моря один из первых в Британии изначально христианских городов – Арденау – в честь рождения внука, а его потомок впоследствии, продолжая старую добрую семейную традицию, насадил правильную религию вообще всем!
  Вот только у настоящих ученых и преподобного Монмутского никак и ни с какого угла не сходились математические расчеты: дед волшебным образом появился на свет гораздо позже внука, как раз-таки заставшего восстание бриттов, и первое упоминание об Арденау датируется не 274-ым годом, а 410-ым. Поэтому сейчас основная версия гласит, что Коль все же связан какими-то там кровными узами с императором Константином (бездоказательно, но Ватикан настоял); жил он в период между 350-ым и 420-ым годами, был правителем в северной провинции Римской Британии и постепенно расширял свои владения от Йорка вплоть до вала Антонина. Как раз-таки в процессе завоевания новых территорий на берегу Северного моря было построено укрепление. Каждую весну его затапливала выходящая из берегов река Твид, а все остальное время – морские волны. Но люди здесь были упрямые и не желали сдаваться природе, всячески мешавшей им двигаться дальше на север: они раз за разом восстанавливали залитое, насыпали холмы, создавали дамбы, заново отстраивали крепость, заботливо ее укрепляли и расширяли. Постепенно у стен одна за другой начали возникать деревни, со временем превратившиеся в город, который получил название Арденау. Город ширился и отползал от холодного моря к лесам. На берегах построенных каналов начали расти жилые здания. Было возведено множество церквей, появились мосты, набережные и парки, и Арденау приобрел тот облик, который все мы сейчас знаем и любим. Но вполне возможно, что этот город по истечении некоторого времени утратил бы свою прелесть даже для местных жителей и захирел, если бы не одно обстоятельство. В конце XVI в. позиции Церкви пошатнулись и подчинявшееся ей Братство стражей решило, что дружить с клириками можно, а подчиняться-то им больше вовсе и не обязательно. Магистры собрали манатки, сделали всем ручкой и свалили из Рима сюда. Место было выбрано крайне дипломатично: мы не отрицаем нашу совместную историю, оседаем в городе, который основан родственником христианских святых, Елены и Константина, и можем, если хотите, даже в честь них парочку церквей построить. Но оскорбленный в лучших чувствах Папа Римский ничего, естественно, не хотел.
  Власти города с распростертыми объятиями приняли стражей, понимая, что те будут защищать их перманентно, и передали им в бессрочное пользование крепость Свешрикинг, которая была построена в XII в. на месте укрепления Коля. Долгое время она, к слову, считалась центральной частью населенного пункта, но со стремительным ростом города осталась на окраине. И именно с нее и начинается экскурсия по топовым местам Старого города.
  Крепость Свешрикинг – официальная резиденция Братства стражей. До момента вступления магистров во владение она представляла собой три кольца крепостных стен, окруженных рвом (глубина – 40 футов и ширина – 23 фута); восемнадцать башен и множество различных хозяйственных построек на территории. Правда, к моменту передачи собственности внешние ворота были убраны, как убраны были все запорные решетки и цепи с подъемных мостов; ров – засыпан, а все оборонительные и осадные орудия вывезены предыдущими хозяевами. Уж больно местным властям не хотелось, если отношения со стражами не заладятся, штурмовать собственную крепость. Но, в общем и целом, все равно было безопасно, прагматично, скучно и серо. Стражам так жить не понравилось, и меньше чем за полвека они снесли все, что им было не нужно, а вместо этого построили площадь для общих сборов, плацдарм для тренировок и здание библиотеки – это из необходимого для молодого поколения, а также организовали постоялый двор для своих, несколько кабаков и разбили четыре небольших сада. Один из этих садов тогда отделял новые здания общежития, не похожие друг на друга, но очень гармонично смотрящиеся рядом. Первый корпус, сложенный из серого камня и наталкивающий на мысли о солдатской суровости и неприхотливости, - Гнездо Соловья; здесь с тех пор и до сегодняшнего дня селятся мальчики. Второй корпус, напротив, представляет собой легкое, воздушное строение из белого камня, которое сразу же говорит нам о красоте и женственности, - это Гнездо Сойки, где живут девочки. Чтобы стереть границы между полами, устроили галереи, протянувшиеся от «гнездовий» к главному зданию Академии, которое до прихода сюда стражей было дворцом лорда-мэра. Правда, на дворец оно похоже в меньшей степени, больше – на католический собор в стиле пламенеющей готики. Множество узких башенок, восхитительный портал и прекрасный западный фасад с огромным, в четыре этажа, круглым витражным окном. И из всего этого великолепия с северной стороны вырастает резная и высокая башня обсерватории со стеклянным куполом. Просто удивительно красиво, и лично меня всегда восхищает, что Братство смогло за такой короткий срок и сохранить все, что действительно стоило сохранять, и мастерски переделать это под себя. Но преобразования продолжались. Прошло еще сто лет, и Свешрикинг окончательно перестала быть крепостью в классическом понимании этого слова. Жители Арденау привыкли к соседям, и со стороны города к крепостным стенам вплотную подступили новые жилые дома. С внутренней же стороны был возведен белокаменный дворец в барочном стиле, охвативший зоны отдыха крыльями своих корпусов. Дворец, разумеется, существует по сей день: в одном его крыле заседает администрация, в другом – координаторская и «служба приема жалоб от населения», а в центральной части располагаются квартиры для магистров и тех, кто предпочитает жить не в городе, а максимально близко к школе. К настоящему моменту на территории крепости не осталось ни старомодных гостиниц, ни пабов, а озеленительные насаждения превратились в большой парк, носящий название одного из прежних садов «Журчащий» - из-за огромного фонтана в самом его центре. К сожалению, доступ в парк ограничен, чтобы никто и ничто не мешало учащимся Академии. Конечно же, официальные делегации получают возможность прогуляться по его аллеям, а простым смертным такой шанс выпадает нечасто. Но все-таки выпадает. Ежегодно по весне стражи открывают ворота парка для всех желающих. Правда, некоторые хозяева шутливо предупреждают посетителей, что гулять надо осторожнее: они в этот период выпускают из застенков темные души, чтобы те тоже развеялись и размялись. Да, поговаривают, что некоторые экземпляры содержатся в подвалах Академии для тренировок молодых стражей. Однако официально сия информация не подтверждена, но и не опровергнута. Во всяком случае, беспокойных жильцов никто из соседей не видел и никакие стенания ночами не мешают им спать.
  Унылое здание через реку от Свешрикинга – Университет законников. С ним вообще забавно. Сразу видно, что у стражей хорошее такое черное чувство юмора. Почему? Все просто. До церковной реформы в Англии эта махина была действующим мужским монастырем, но потом… случились женщины, естественно. Вообще это вам любой клирик скажет: все беды от женщин. Дело было так: Генрих VIII очень хотел аннулировать свой брак с Екатериной Арагонской и жениться на Анне Болейн, а Архиепископ Кентерберийский, Томас Кранмер, в свою очередь очень хотел, чтобы его не ругали за сожительство с любовницей. Папа Римский же имел возражения по обоим пунктам, и на троих мужчины сообразить никак не могли. Тогда в 1534 году был принят «Акт о супрематии», по которому король становился главой Английской Церкви и более не подчинялся Папе Римскому. Шах и мат, конец дискуссии. И все бы хорошо, но далеко не все согласились признавать и принимать новые догмы. Монахи этого конкретно монастыря не согласились, за что и поплатились жизнью в его же стенах. Все сорок семь человек. Массовое убийство на святой земле – все, она осквернена. Жители города нарекли это место нехорошим, рассказывали всякие жуткие истории об огнях, мерцающих среди ночи у монастырских стен, и изредка видимых фигурах братьев и старались обходить «проклятую землю» десятой дорогой. Монастырь стоял, никому особо не нужный. Была ли здесь чертовщина, не было ли ее – доподлинно неизвестно, но легенда существует. Так вот, когда стражи и законники рассорились и превратились в две разные организации, Братство поговорило с властями и любезно сказало коллегам, что предоставить им никакого иного здания или места для строительства возможности нет, идите вон туда, делайте, что хотите. Законники – ребята не из робкого десятка, они пошли, переоборудовали монастырь и обосновались в нем. Правда, к середине XVIII в. Ордену Праведности стало тесно, и тогда уже им разрешили построить рядом дополнительные здания. Законники устроили большую стройку. Во-первых, очень хотели долго и трогательно мешать горячо любимым соседям. Во-вторых, хотели, чтобы и у них было все не хуже. Около ста лет они строили себе комплекс (гражданская готика во всей ее красе) – мини-Оксфорд, как его здесь зовут. В комплекс вошли: новый учебный корпус, соединенный переходом со старым, то есть монастырским; общежитие; лаборатория и здание суда. И рядом появился очаровательный викторианский особнячок, в котором заседает администрация.
  У стен штаб-квартир Братства и Ордена начинается самый старый район города – Демтер, обе части которого соединены мостом Поваров, знаменитым тем, что некогда с него за испорченный ужин для королевской гвардии этих самых поваров скинули в канал. Ни один повар серьезно не пострадал, но репутация была подмочена во всех смыслах.
  Сердцем Демтера по праву считается круглосуточно оживленная площадь Гроте Герда. В центре площади располагается фонтан «Битва стражей», но местные зовут его фонтаном «Мести». Дело в том, что это явная, ничем не прикрытая ответная шпилька от Ордена Праведности за полученные в ведение «нехорошие земли». Законники заказали его на собственные средства и подарили городу. 5 июня 1879 года на торжественную церемонию открытия, безусловно, были приглашены магистры, которые, увидев этот шедевр, больше отнять рук от лиц не смогли. Скульптурная группа фонтана действительно представляет собою членов Братства в момент сражения с полчищем темных душ… Но только воспринимается это все не глазами людей с Даром, а глазами простых обывателей, которые видят лишь одно: взрослые мужики с одухотворенными лицами и в чрезмерно пафосных позах тыкают в воздух кинжалами, похожими на очень длинные зубочистки. Как ни пытались магистры добиться того, чтобы этот кошмар куда-нибудь убрали, у них ничего не вышло. Поэтому уже более ста лет и стражам приходится смотреть на вечную шутку, и людям, вообще лишенным чувства юмора, - клирикам. Только они выйдут из церкви Сердца Христа (типичная представительница английской готики), а у них перед глазами площадь и этот позор. Впрочем, позор на Гроте Герда не только для стражей, но и для священнослужителей тоже.
  На углу находится зажатое между церковью и мэрией здание Весовой палаты, где и сейчас хранятся весы для взвешивания ведьм. Горожанки честно толпами туда ходили, чтобы получить сертификат, доказывающий, что метла их не поднимет в воздух. Денег платили за это добро немерено! Большая часть шла в казну, но 10-15% от заработанной за год суммы передавалась церкви в виде добровольного пожертвования властей. Хорошее партнерское соглашение: вы нам клиентуру, а мы вам отбашляем. Но, сами понимаете, колдовские таланты не весом женщины определяются на самом деле. Поэтому в отсутствие отца-инквизитора, владеющего церковной магией, случались и косяки, когда представительниц прекрасного пола весом меньше 50 килограммов ни за что ни про что отправляли на костер, заботливо собранный здесь же, на площади. Жители Арденау утверждают, что в ясные ночи полнолуния можно видеть, как души безвинно убиенных девушек, облаченных по закону жанра в белые платьица, собираются на Гроте Герда, смотрят на церковь и проклинают ее. На вопрос, почему жертвы инквизиторского произвола так хорошо выглядят, все на голубом глазу отвечают, что Господь помог им умереть еще до костра от сердечного приступа. Я живу здесь уже давно, но ни разу ничего подобного не видела, однако ради удовлетворения любопытства поинтересовалась у стражей. На самом деле площадь не заполоняют безымянные души, но одна здесь все же водится. Торговка цветами Аннабель Мист действительно была отправлена на костер просто так, для галочки и статистики; она сошла с ума за недолгий путь до костра, стала светлой душой (выглядит, правда, хреново), никуда не уходит с площади, сыплет проклятиями и предсказаниями и пристает к любому увиденному клирику с хулами. Их счастье, что преподобные отцы не могут ни увидеть Аннабель, ни услышать.
  За площадью начинаются две параллельные улицы, через пятьдесят шагов лопающиеся капиллярами переулков, проулков и тупиков. С непривычки здесь легко заблудиться: черная мостовая, коричневые дома, множество ступенек, одинаковые красно-белые вывески кафе и магазинов. Если углубиться во дворы, можно выйти к очаровательному скверу или, обычно это очень внезапно, к каналу. Если идти по набережной направо, вы попадете в Портовый квартал, но там ничего интересного, кроме рынка, где хорошие, всегда свежие и недорогие морепродукты и в сезон лосось, которым богата река Твид. Если по набережной пойти налево, то в третьем по счету переулке вы сможете увидеть в стенной нише икону Девы Марии Всепрощающей, которая висит там порядка четырехсот лет. Один раз ее пытались унести, но у незадачливого вора отсохла рука. Больше никто не рисковал. Еще через несколько улиц выход к ныне не действующему кладбищу Дам, которое сейчас больше воспринимается как выставка скульптуры под открытым небом. Многие вам скажут, что к дамам в прямом смысле этого слова кладбище отношения не имеет. Имеет. Названо так оно было в конце XVIII в., когда стали носить легкие античные платья, не всегда подходящие под погоду; женщины в возрасте от 15 и до 30 лет начали повально умирать от простудных заболеваний и пополнять собой некрополь, который вообще-то не задумывался как кладбище жертв моды. Эти самые жертвы и их кавалеры, кстати, во время Первой мировой войны встали на свой последний бал. Нашли где, что называется: здесь и клириков, и стражей выше крыши. Их быстренько уложили обратно, теперь они очень смирные и не мешают гулять по территории.
  Пройдя вдоль ограды, можно свернуть на неожиданно просторную и ярко освещенную после предыдущего тенистого пути улицу – это улица Гнева, где находятся самые шумные и веселые в городе бары и пабы, крутые дискотеки и отличный кинотеатр. Вплоть до Раскола и отделения Ордена Праведности она называлась улицей Согласия, но потом была «поделена» стражами и законниками. Первым досталась левая сторона, вторым – правая. Лозунги в духе «В мой паб не ходи», «На мою половину не заступай», «В нашу сторону не смотри» и все в таком духе. Здесь постоянно люди с Даром, вышедшие с тусовки, устраивали потасовки, которые нередко заканчивались путевкой к целителю. Так улица и стала улицей Гнева. Надо заметить, что потасовки здесь до сих пор. Правда, уже больше как дань традиции, потому что гуляют на самом деле все вместе.
  Улица Гнева упирается в Безумный мост – замшелое сооружение XI в., которое, чудится, вот-вот коснется брюхом воды канала. Вообще у этого места всегда была дурная слава. Долгое время именно здесь казнили убийц, изменников, насильников и воров. Следующий виток печальной известности Безумного моста начался с публикации романа «Страдания юного Вертера» в 1774 году. По Европе прокатилась волна самоубийств в подражание Вертеру, и она не обошла стороной и Арденау. Не знаю, почему молодые люди не стрелялись, подобно своему кумиру. Все, облаченные в синие фраки и желтенькие жилеточки, сигали с моста, прижимая к груди томик романа. В общем, можно догадаться, у места энергетика так себе. Но люди странные существа: кто-то решил, что на этой энергетике можно сделать деньги, а кто-то – что ею можно вдохновляться. Поэтому в конце ХIХ в. об этом месте начали говорить как о наиболее романтичном в Арденау. По ту сторону моста начала собираться вся творческая элита, и очень быстро район вокруг моста стал самым престижным в городе. Так что на сегодняшний день здесь находятся самые фешенебельные отели, дорогие рестораны, лучшие театры, галереи современного искусства, игорный и аукционный дома. Но ирония заключается в том, что с моста по-прежнему продолжают прыгать. И, по статистике, примерно 70% самоубийц – выходцы этого прекрасного района, который местные практически сразу прозвали городом Тщеславия.
  Затем. У жителей Арденау своеобразное чувство юмора, но все-таки им в нем не откажешь. Они посмотрели на улицу Гнева, потом на город Тщеславия, снова на улицу Гнева, опять вернулись к городу Тщеславия и подумали, что все остальные главные грехи обижать – нехорошо. Так в этом пафосном месте появилась улица Алчности, где расположен Банк Арденау, и проспект Зависти, на котором сейчас сосредоточение брендовых магазинов. Оставалось пристроить еще три названия. Очень долго думали, куда их пихнуть, а потом случилось озарение в духе: «И что ж мы раньше-то не догадались?»
  Практически сразу за городом Тщеславия начинается квартал Ведьм, но между ними как эдакая перемычка находится улица, до начала ХХ в. насчитывавшая порядка десяти борделей. Но в 1920 году было построено прекрасное здание в стиле ар-нуво – тоже публичный дом, куда были приглашены лучшие работницы, куда поставляли самые свежие продукты и уникальные вина. Именно туда сбежалась вся именитая публика, там накалялись страсти, разгорались нешуточные скандалы, и конкуренции с этим местом никто не выдержал. Бордель остался один, и улица Похоти посвящена только ему. Дальше еще проще – сразу надо поесть. Поэтому уже относящийся к кварталу Ведьм переулок, где нормальные по цене ресторанчики и замечательные кондитерские стал переулком Чревоугодия. Все логично.
  Квартал Ведьм, или Старый квартал, как его еще называют, удивительное, уютное, веселое и свободное место. Ну, например, практически везде в Арденау действует правило, оставляющее контроль употребления алкогольных напитков в общественных местах за полицией. Здесь оно не действует, у вас никто ничего не конфискует, если вы совершеннолетний, и вас никто не оштрафует. Максимум – пожилые леди недобро посмотрят.
  Здесь уютные викторианские домики соседствуют с крепкими готическими постройками, достаточно узкие улочки, милые скверы и масса лавок предсказателей, целителей, заговорщиков – вообще широкий рынок магических услуг. Самое веселое место – это рынок, стихийно образовавшийся в начале прошлого века, с различными причиндалами для магических ритуалов, амулетами, гадальными картами, рунами и так далее. Конечно, очень много подделок. Поэтому вам лучше удостовериться, что продает вам вещь настоящая ведьма. Сделать это просто – попросите показать патент, потому что без него человек с магическим талантом не имеет права торговать. Здесь не менее бурная ночная жизнь, чем на улице Гнева: много клубов, стриптиз-баров и тематических ресторанчиков. Центральная площадь квартала Ведьм носит имя Бриджет Бишоп – одной из первых ведьм, пострадавших во время Охоты. Именно здесь стоит памятник жертвам Салемского процесса и печально взирает на очень уместно расположенный здесь кафедральный собор, строительство которого началось в 1740 году и было закончено возведением центральной башни – колокольни с часами – в 1820 году. Собор красивый, похож на замок для принцессы, но все равно собор в квартале Ведьм – фу, какая гадость, но за патентом далеко бежать не надо.
  За Старым кварталом заканчивается и Старый город, отделенный от современной части Площадью Нового Дня, набережной Уныния – вы же не забыли, что у нас еще одного греха не хватает? – каналом Господ и цветочным рынком. И просто стыдно не задержаться на площади с массой сувенирных лавок, где вы можете купить клинки стражей, жетоны законников и всякую тематическую ерунду в духе закладок с главными постулатами Братства, девизом Ордена и так далее.

+12


Вы здесь » Actus Fidei » Nemo omnia novit » Знакомство с миром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC