Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Hannah Merton

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Robin Mitchell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Письмо из Арденау с приказом отправиться в США застало Ольгу в Томской губернии еще пять месяцев назад. Дорога до американского континента обещала быть долгой (снег уже лежал, а сообщение между редкими населенными пунктами можно назвать в лучшем случае ненадежным), однако война Севера и Юга не утихала, и в пылающих Штатах отчаянно не хватало стражей. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » i lift my head blinded by the sky


i lift my head blinded by the sky

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/KRL4rXD.png
i lift my head blinded by the sky
Barbara Grayson & Ariadna Shepard as Oleg Halttunen
середина марта 2017; старинный особняк, Новый Орлеан, США
Давай съездим к моим родственникам, говорила она.
Все будет хорошо, нам не помешает отдых, я же не Эрик, я не влипаю в неприятности, говорила она.
Какого черта мы пытаемся прибить темного одушевленного в старом пыльном склепе, Грейсон?!

[NIC]Oleg Halttunen[/NIC][STA]у меня лапки[/STA][AVA]https://i.imgur.com/6EPgash.png[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Ariadna Shepard (2017-09-17 18:37:31)

+4

2

 Барбара порой думала, что покойная бабушка Рената принимала уж слишком активное участие в её жизни. Сначала, благодаря её былым связям и договоренностям, девушка обзавелась наставницей в лице Джослин МакДауэлл, которая, правда, была целителем (в отличие от своей новообретенной ученицы, которая показывала явные успехи в управлении водой), но и общие вещи объяснить могла на высшем уровне; к сожалению, мама Барб, до этого занимающаяся колдовским образованием своего первенца, была уже не способна научить дочь чему-то новому, так как сама использовала магию исключительно в бытовых целях, в то время как Грейсон хотела расти и развивать свой дар. И вот теперь законница получила письмо с приглашением от дальних родственников бабули. Подумать только – в век цифровых технологий ей доставили самое настоящее письмо, написанное на пергаменте и бережно принесённое зачарованным вороном! Как бы сильно девушка ни пыталась сохранять спокойствие и казаться, по сути, безразличной к таким помпезным вещам, она всё же спешно вскрыла конверт и принялась читать. Если не принимать во внимание всевозможные реверансы, которых лишь на одном листе пергамента обнаружилось с избытком, то суть послания была проста: те из Винклеров, что в своё время решили, как и Рената, покинуть Германию, обосновались в Новом Орлеане, а теперь приглашали свою родственницу к себе в гости.
 – Просто скажи, почему они не зовут вас с Тиной. Они даже Брюса не позвали, а он всяко ближе к ним, чем я! – взволнованно, но нарочито изображая недоверие, бормотала Барбара, держась подле матери, которая еле-еле управлялась с потоком клиентов: день субботы всегда считался для пекарни Тэтчей час-пиком, а потому в зал сгоняли абсолютно всех работников, что были под рукой. Барб была в их числе.
 – Нас тоже как-то звали, но мы отказались, – отозвалась тётушка Бертина, как раз проплывающая рядом с подносом грязной посуды в руках. Грейсон никогда не понимала, как колдунья умудрялась нести столько кружек разом. Магия в расчёт, почему-то, не принималась.
 – Почему? – вопрос Вари улетел в пустоту – женщина уже скрылась за дверьми, которые скрывали от посетителей кухню пекарни. Зато в разговор вступил дедушка Гектор, которому, казалось, всё было ни по чем – он сидел с газетой и кружечкой моккачино за кассой, изредка отвлекаясь на клиентов, которых, казалось, вид старика настолько успокаивал, что они даже не жаловались на долгое приготовление их заказа, да и приём оного тоже – порой старик Тэтч настолько увлекался чтением новостей или же своим напитком, что напрочь забывал о том, что его ожидают клиенты. Если бы не умиротворяющая магия, которая буквально витала в воздухе, и Белинда, частенько заменяющая отца на посту, их пекарню давно бы закидали камнями недовольные ожиданием покупатели.
 – Твои мать с тётей до одури боятся магии вуду, – как ни в чём ни бывало провозгласил дедушка, наконец оторвавшийся от своей газеты и принявшийся отсчитывать сдачу старушке, которая была если не старше него самого, то уж его ровесницей так точно.
 – Папа! – в один голос отозвались женщины, застыв от возмущения на местах. Правда, продлилось это недолго: Бертина приманила пару грязных кружек, которые остались на столах после посетителей, и вновь исчезла на кухне, а Белинда принялась собирать заказ для старушки в весьма странном чепчике. Хотя в Арденау и не такое увидишь.
 – Бояться мёртвых, ну-ну, – фыркнула Барбара и обвела взглядом помещение. Пускай практически все столики были заняты (и из-за этого, стоит признать, в пекарне стало душновато, даже несмотря на надрывающийся кондиционер), она всё же быстро смогла отыскать своего брата, который, как и всегда, забился в самый угол комнаты. На столе перед юношей лежала книга в кожаной обложке, а сам он был настолько погружён в чтение, что не замечал ни гама, ни перекрикиваний своей родни. Что ж, Грейсон собиралась это исправить.
 – Хэй, Брюс! Брюси!
 Когда колдун нехотя оторвался от книги и поднял на сестру глаза, она уже оказалась подле него, держа в одной руке кружку крепкого чёрного чая с корицей, а в другой – то самое письмо от родственников.
 – Не желаешь прокатиться со мной до Нового Орлеана? Целую неделю никакой учёбы и просьб мамы помочь ей с выпечкой.
 Барб всегда отлично знала, как можно привлечь младшего брата на свою сторону – о его нелюбви к семейному бизнесу (а точнее – к тому, с каким упорством их общая мать пыталась его к этому самому бизнесу приобщить) не знал лишь ленивый. Но, если поначалу в глазах Брюса и вспыхнул огонёк, то спустя всего пару секунд его интерес к данному мероприятию угас.
 – У меня школа, Барби, и ты отлично об этом знаешь.
 Девушка фыркнула. Уж в чём они с братом точно не были похожи, так это в отношении к учёбе. Прогулов в жизни Варвары было великое множество, в то время, как Брюс позволял себе пропускать уроки исключительно по болезни. И пусть хоть кто-нибудь попробует сказать, что он прогулял – на такой случай у Грейсона имелись всевозможные справки, а ещё недовольно сведённые вместе брови, которые любого приколиста заставляли усомниться в правильности своей шутки.
 Когда Барбара окончательно поняла, что ловить ей здесь нечего, она поднялась из-за стола, скинула с себя фартук с эмблемой их пекарни, закинула его за стойку и поспешила к выходу. Позади послышался недовольный голос матери, но Грейсон успела напоследок выкрикнуть, что Брюс её подменит, после чего законница выскочила за дверь и была такова. Она могла бы поклясться, что слышала разгорающийся спор между младшим братом и матушкой, но решила, всё же, обойтись без этого – ей предстояло быстро сообразить, что она скажет, когда прибудет на место к одному своему знакомому. Должен же был хоть кто-нибудь сопроводить её в Новый Орлеан!

***
 – Боря!
 Стоило двери отвориться, как рыжий с белым кошак, так порой напоминающий колдунье её собственного Фокса, рванул к её ногам и стал обтираться о джинсы, оставляя на тёмной ткани свою светлую шерсть. Или это была шерсть Фокса?
 Хозяин кота хмуро поглядывал из-за двери, не имея возможности её закрыть, поскольку Барб лишила его такой возможности, опустившись на корточки и теперь поглаживая Бориса за ушком, а потом перейдя и на брюхо, когда кот завалился на спину и стал неторопливо, словно какой-то желе, извиваться под тёплыми пальцами. Представление закончилось лишь когда Грейсон вновь оказалась на ногах, а Олег осторожно отодвинул котофея ногой от прохода. Боря играючи ухватился когтистыми лапами за ногу хозяина и отказался её отпускать, по крайней мере ближайшие минут пять.
 Пока Халттунен пытался дохромать до гостиной с котом на ноге, законница уже успела завалиться на излюбленный диван, который частенько использовался их орденской компанией для просмотра всяких фильмов. Правда, пришлось смахнуть уже практически родные крошки от пиццы на пол, но Барбара решила, что сможет это пережить.
 – Олежа, мы с тобой едем за океан, – без особых прелюдий провозгласила девушка, когда молодой человек дополз до её остановки и плюхнулся в кресло с недовольной физиономией. Борис, поняв, что поезд прибыл на конечную станцию, рванул по ноге вверх и в итоге устроился у хозяина на коленях, мурча как тот ещё паровоз.

Отредактировано Barbara Grayson (2017-11-09 03:02:35)

0

3

Олег проснулся с ощущением надвигающейся бури. С трудом подавив желание набрать матушку-гадалку с просьбой раскинуть карты и посмотреть, нет ли в его гороскопе каких-нибудь угроз травм, болезни или ссоры, он принял решение не выходить из квартирки - благо, наставник дал ему выходной, отправившись не то разбирать какую-то проблему с Братством, не то в какое-то личное путешествие, - наивно надеясь, что при таком раскладе единственной угрозой для него являлся Борис, просто обожающий впиваться острыми когтями в мягкие части тела хозяина без предупреждения. Ну, в самом деле, что может случиться, пока он дома? Разве что газовая плита взорвется или он подскользнется в душе и сломает себе шею. Но о таких мелочах Халттунен привык не волноваться.
До обеда ничего плохого не произошло, и он даже успел расслабиться, развалившись на диване и лениво листая какую-то книгу, переданную отцом, на полуродном русском. Боря с привычным для него высокомерным взглядом походил по спинке кушетки, где в итоге и устроился, поглядывая на хозяина с высоты одним глазом. Возможно, это его ощущение близкого конца света было очередным всплеском его обычной паранойи. Все друзья Олега знали, что тот любит пессимистично представлять самое худшее, и уже давно перестали удивляться этой его черте, как и он сам. Короче говоря, в плохом предчувствии, как бы странно это не звучало, не было ничего... плохого. По крайней мере, законник надеялся. Хотел верить.
Звонок в дверь разрушил все его надежды. Халттунен выругался на финском, а кот, словно зная, кто стоит за дверью, сиганул вниз, не преминув возможностью при этом использовать в качестве платформы для промежуточного прыжка лицо хозяина.
- Я выкину тебя на улицу, блохастое животное! - крикнул ему вслед Олег, поднимаясь на ноги. В ответ раздалось громкое мяуканье, которое наверняка означало что-то вроде "от блохастого слышу". И почему он вообще держит у себя этого тупого котяру? Законник устал задаваться этим вопросом. Видимо, потому что друзья, в том числе и Барбара, усевшаяся посреди прохода и играчюче поглаживающая Бориса, убили бы его за столь плохое отношение к домашнему питомцу (почему-то не любил кот только его).
Впрочем, вид Грейсон заставил Олега немного сбавить свой пессимистичный настрой. Из всех его друзей эта девчонка (вместе со своим братом) втягивала его в неприятности меньше остальных. Вот будь на её месте Эрик, Лапчатый уже выкинул бы его из своей квартиры, не желая в очередной раз застрять в какой-нибудь заднице. Однако мысль о том, что Барбара вряд ли пришла к нему просто так, из праздного желания увидеть своего русско-финского товарища, вновь напрягла законника. У девицы явно были какие-то планы на него. "Пожалуйста, - взмолился Халттунен, - пусть она предложить напиться, потому что ей надо поплакаться мне в плечо из-за Максвелла. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста".
Ни-хре-на подобного.
- За какой еще океан? - со страдальческим лицом протянул Олег, усаживаясь напротив Грейсон. Начало ему уже не нравилось. И то, что Борис устроился у него на коленях, мурча как трактор, тоже - кот никогда не мурчал без причины. И сейчас это было сродни угрозы - "либо ты соглашаешься на условия этой прекрасной леди, либо мои когти оставят тебя без бубенцов", вот что говорили эти звуки. - Не поеду я ни за какой океан, у меня лапки.
Боря слабенько, предупреждающе впился когтями в бедра. Олег поморщился. Чертов кот, он так просто не сдастся! Судьба предрекла ему, что эта поездка не обернется ничем хорошим. никуда он не поедет!
- Зачем мне вообще ехать с тобой в Новый Орлеан? - непонимающе спросил Халттунен, когда Барбара обрисовала ему ситуацию. - Не думаю, что родня тебя съест, ты же не в какую-нибудь Африку едешь. Да и Госсенс тебя не пустит. И меня тоже не пустят. И милый Боречка сдохнет от голода, пока меня не будет. А кактус без полива завянет, - он попытался сделать бровки домиком, как Кот в Сапогах в любимым парнем "Шреке", но с Грейсон этот фокус не сработал. Мило (дьявольски) улыбаясь, она привела контраргументы на каждую его попытку отмазаться от поездки, не давая парню возможности сказать хоть слово и просто сделать хоть что-то для своего спасения. Нет. Не-а. Ничегошеньки.
Завершил все это действие Борис, уже весьма и весьма ощутимо впившись в мышцы.
Тоскливо вздыхая, Олег скинул тупого котяру со своих коленей, мысленно пообещав себе провести как-нибудь операцию по удалению когтей у этого четвероногого предателя, и отправился собирать чемодан, набирая по пути номер наставника, чтобы выцыганить себе пару дней отпуска.

Надежда на то, что его действительно никуда не отпустят, рассыпались с первой же попыткой намекнуть наставнику, что этого отпуска он на самом деле не хочет. Ладно, к тому моменту, как тот раздраженно сбросил звонок, Халттунен уже успел смириться с участью мальчика для битья. Барбара, услышав, что выходной он себе попросил, с довольным видом упорхала к себе собираться, пообещав предупредить обо всем позже. Иногда Олег не понимал, почему вообще с ней общается.
Хуже всего был длительный перелет (да, даже с учетом вполне приятной еды и наличием фильмов, которыми они с Грейсон убивали время), к концу которого он отсидел себе и ноги, и задницу. Впрочем, выйдя из здания аэропорта и тут де окунувшись в атмосферу Штатов, законник даже чуточку повеселел. Новый Орлеан всегда был ему любопытен как второе в мире после Арденау пристанище всего магического, а он, будучи не только человеком с Даром, но еще и колдуном, не мог не интересоваться этой сферой своей жизни. Это, конечно, не значило, что он начал счастливо улыбаться, но хотя бы вечная морщинка между бровями разгладилась, и Халттунен перестал походить на человека, который был готов умереть в любую секунду.
- Ты же предупредила свою родню, что с тобой буду я, да? - он покосился на Барбару. Олег не рассчитывал ночевать в отеле, и если вдруг это его ждет, то подруге лучше предупредить его заранее.

[NIC]Oleg Halttunen[/NIC][STA]у меня лапки[/STA][AVA]https://i.imgur.com/6EPgash.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

4

 Законница, устроившаяся на диване как нельзя лучше, потянулась и зевнула – всё же, ранние подъёмы в субботу ей совершенно не нравились. И хорошо ещё, если они с Госсенсом успевали отыграть всё, что требовал от неё наставник, на неделе; в противном же случае приходилось отрабатывать на выходных. А учитывая, что в законничьих делах Грейсон преуспевала разве что в работе с одушевлёнными, отрабатывать приходилось много. Особенно проверки кинжалов этих треклятых стражей. Стоило мужчине в очередной раз объявить, что они направляются в Университет, где их уже ожидает представитель Братства (не редко и со своей собственной личинкой – бывали случаи, когда молодая законница и такой же молодой страж чуть ли не вырывали друг другу клоки волос, пока в дело не вмешивались взрослые), Барб морщилась и молила всевышнего о том, чтобы Эгберт усмехнулся и сказал, что пошутил. Но голландец в принципе шутил редко, и потому Грейсон ничего не оставалось, кроме как мысленно проклинать всё вокруг и отправляться на работу. Если бы не помощь Бетти Бирч, она бы совершала ещё больше ошибок в проверке кинжалов и ещё больше времени проводила бы среди стражей, однако опытная законница помогала ей стать лучше, и потому с каждым разом у Барб получалось всё лучше. Но это всё были рабочие выходные, а нынешняя суббота, благо, была совсем не такой, да и встреча с вечно недовольным жизнью Олегом приподняла девушке настроение – хорошо, когда кто-то ненавидит этот бренный мир даже больше тебя самого.
 – Халтуннен, отвязаться в этот раз не получится, не-а. Скажи спасибо, что я не позвала с собой твоего лучшего друга – вот тогда на тебя точно по прибытию свалился бы кирпич. Или же ты бы стал жертвой вуду-колдуньи, – скрючив пальцы, Барбара поводила руками в воздухе, воображая себя страшной ведьмой из сказок и суеверий. В Новом Орлеане она никогда прежде не была, но почему-то законнице казалось, что всё в этом городе дышит магией, а по улицам разгуливают ведьмы и колдуны абсолютно всех мастей – от пророков, бормочущих что-то нечленораздельное себе под нос, до молодых и полных энергии магичек, которые считают, что весь мир уже у их ног. А если нет – то скоро уж точно будет.
 – Судя по остаткам пиццы с ананасами, Эрик всё-таки недавно наведывался? – как бы невзначай спросила законница, свесив голову с диванной подушки таким образом, что теперь Олег виделся ей верх тормашками. Конечно, к финну мог заходить и кто-то другой из их обширной компании, но весь тот бардак, что остался никак не иначе после последнего вечера, ясно давал понять, кто стал виновником торжества. Не сказать, что Барбара была слишком уж против таких знакомых у своего друга, однако они с Эриком никогда не ладили, а в последнее время их отношения и вовсе испортились. Казалось бы, причём тут некогда его дружба с Питером Максвеллом? О последнем Грейсон запретила говорить в своём присутствии – и если остальные друзья и знакомые более-менее придерживались этого правила (то ли из вежливости, то ли из-за банального нежелания ссориться), то вот Эрик как с цепи сорвался и нет-нет, да и упоминал бывшего Барбары, чем не хило выводил ту с себя. Если Лапчатый становился непосредственным свидетелем очередной их схватки, ему оставалось только приложить ладонь к лицу и ожидать, пока Грейсон накричится, а Эрик целиком и полностью насладится её реакцией. Неудивительно, что последние несколько недель практически все знакомые старались держать этих двоих по разным углам.
 – Кактус отдадим моей тёте, кота – Брюсу, он же неплохо уживается с Фоксом, а что касается «не отпустят» - отпустят, раз даже Госсенс меня отпустил, – обворожительно и победоносно улыбнулась девушка, чем явно вызвала удивление на лице Халттунена. На самом деле, ей пришлось много чего пообещать (например, отработать потерянные дни на выходных – да-да, именно то, что Барбара так сильно терпеть не могла), а ещё взять с собой папку с документами, дабы поизучать то, с чем имеют дело самостоятельные законники, но этого, по мнению ведьмы, того стоило. В конце концов, в последний раз она отдыхала на Рождество, да и то тогдашние каникулы вышли не самыми приятными, ведь незадолго до этого стало известно о гибели Питера, которого девушка, как ей казалось, успела возненавидеть до мозга костей после единственной ночи, которую они провели вместе. Тогда были и слёзы в подушку, и ненавистные сообщения в соцсетях, но Эгберт, казалось, в той ситуации только выиграл, ведь его подопечная решила отдать себя целиком и полностью работе. Последующие несколько месяцев Грейсон впахивала как никогда прежде – и теперь планировала немного сбавить обороты. Первый шаг к этому – небольшой отпуск.
 В итоге, Барб провела в квартире Олега меньше получаса. Схватив Бориса и его любимые игрушки, она ретировалась, уверив хозяина в том, что с его котейкой всё будет в порядке, а ему пора собираться в дорогу. На протяжении всего пути к дому Боря вёл себя просто как настоящий ангел – он покорно сидел на руках девушки, лишь изредка посматривая по сторонам и мурлыча, словно свежий воздух был ему только в радость. А уж когда он воссоединился с Фоксом, с которым уже встречался пару раз совершенно случайным образом, то восторгу его не было предела, ведь теперь можно было третировать кого-то помимо своего хозяина! Грейсон ничего не оставалось, кроме как проводить гоняющихся друг за другом котов взглядом и начать собираться. Перелёт предстоял не быстрый, да и кто знает, что их ждёт на месте.

 А на месте их ожидал проливной дождь. Пришлось всё время до приезда такси ожидать внутри аэропорта. Барбаре почему-то тут же пришли на ум болота, которые в Новом Орлеане были не редкостью, да крокодилы, которые в таких болотах обитали. Интересно, а было ли что-то подобное рядом с домом, в котором они должны были провести несколько дней к ряду?
 – У меня в приглашении написано «плюс один», Олежа, не переживай, – залипая в свой смартфон, отозвалась девушка, – Неужели ты думаешь, что я бы потащила тебя в такую даль и оставила бы замерзать и мокнуть на улице?
 В принципе, Грейсон была способна на подобное, но только не с этим человеком. А развести таким образом какого-нибудь стража было бы даже весело, если бы Барб, конечно, могла выносить представителей Братства рядом с собой больше нескольких минут.
 В итоге машина, вызванная посредством Uber’а, показалась в поле зрения лишь спустя минут десять и парочка, измотанная перелётом, неспешно поплелась в её сторону, ускорившись разве что в местах, где не было козырьков, которые укрывали бы их от дождя. Как оказалось, из-за дождей дорога до дома заняла у них ещё часа два, и за это время Барбара успела подремать, устроившись на плече Халттунена и лишь изредка отвлекаясь на уведомления, доносившиеся из мобильника.
 Когда такси затормозило перед высоким домом в готическом стиле, девушка поняла, что пора выходить. Дождавшись, пока Олег расплатится за поездку, Грейсон выбралась из машины и принялась осматривать здание. Обветшалое, оно неплохо вливалось в общую картину Нового Орлеана, но законница совсем не так представляла себе пристанище чистокровной части своего семейства. Внутри всё оказалось примерно так же, но знакомство с местностью было прервано появлением дамы средних лет и молодого человека примерно их с Халттуненом возраста.
 – Ты, должно быть, Барбара? – пробормотала женщина, больше походившая на героиню какого-нибудь сериала викторианской эпохи. Законница молча кивнула в ответ. – Очень приятно с тобой наконец повстречаться, я – Хельга, а это мой сын Уве. С нами ещё проживает дедушка Вернер, но он сейчас, увы, не может к нам присоединиться. А твой спутник?..
 – Это мой друг, Олег. Он тоже законник и колдун, как и я, – оперативно отозвалась Грейсон, пока финн пожимал руку Уве, который, судя по выражению лица, хотел бы сейчас повторить судьбу деда Вернера и лежать где-нибудь у себя в комнате, не размениваясь на все эти любезности с дальней роднёй.
 – Что ж, будем рады вас принять. Можете пока располагаться в гостиной, я попрошу Рене, нашу экономку, подготовить вам комнаты.
 Уже спустя несколько минут Олег с Барбарой очутились в средних размерах гостиной, уставленной всевозможной мебелью, столом с каким-то обширным макетом и камином, который сейчас как нельзя лучше спасал от дождя за окном. Хозяева дома удалились – и потому у друзей появилась возможность расслабиться.
 – А я думала, что рассказы про страшные дома, в которых селятся колдуны – это всё сказочки, – негромко отозвалась Барб, осматривая окружающее её пространство.

Отредактировано Barbara Grayson (2017-11-09 03:05:10)

+1

5

Разваливающийся особняк, которому не хватает только мрачной музыки, грома и света молний на фоне. Нет, Грейсон, серьезно? В какую задницу ты притащила меня на этот раз?!
Вслух Олег, конечно же, этого не сказал. Его хватило лишь на очень глубокий и очень печальный вздох, что был буквально пропитан всей той болью, которую финн испытывал прямо сейчас. Благодаря Эрику он успел посмотреть слишком много фильмов ужасов, в которых постояльцев подобных домов сжирали какие-нибудь привидения, но даже это было не самым страшным. Халттунен просто не представлял, как можно жить в подобном... произведении архитектурного искусства, которое всем своим видом вопило о том, что его только в экскурсиях про мрачные особняки-убийцы и показывать. А ведь Барбара явно не шутила, и жить в ближайшие несколько дней им предстояло именно здесь. "Теперь я всё понял, - подумал мрачно Олег, расплачиваясь с таксистом и пытаясь разобраться в американской мелочи, - она знала, куда мы попадём, и просто испугалась ехать в эту дыру одна. Хитро, Грейсон, очень хитро".
Этого он, конечно же, тоже не сказал, побоявшись, что ночевать ему придётся всё-таки на улице. А вдруг проливной дождь? А вдруг аллигаторы? Лапчатый не был готов умирать.
Обмен любезностями с роднёй Барбары Олега тоже не впечатлил. Он чувствовал себя так, словно был здесь лишним. Хельга и Уве не выглядели так, словно безумно рады видеть свою племянницу, или кем там она для них была, что уж говорить о довеске, что шёл вместе с ней. Впрочем, никто не выгонял финна, и тот был этому рад. Почти даже благодарен. Да и комната у него будет отдельной от Грейсон, не придется ночью терпеть, пока она будет пинаться - как-то раз, во время совместной ночевки всей их честной компании, они оказались в одной кровати за неимением других вариантов, и Халттунен потом месяц ходил с синяком под коленкой, - да и личное пространство никто нарушать не будет. Правда, тут же возникал вопрос о том, что будет, если ночью его кто-нибудь попытается сожрать... В общем, у Олега была очень богатая и развитая фантазия, а вот громко кричать получалось крайне плохо.
- Я тоже, - Халттунен поежился, выглядывая в окно через столетний тюль, который, кажется, не стирали уже очень давно. - Не удивлюсь, если твой дедуля окажется заросшим и мрачным мужиком. От этого места так и веет чернухой, - финн даже был готов поспорить, что на заднем дворе есть огромное семейное кладбище, ещё не подозревая, что ему очень не понравится быть правым. "И почему обязательно жить в такой дыре?" - непонимающе подумал Олег, с недоумением рассматривая непонятную статуэтку, стоявшую на камине. Вот его мать была порядочной колдуньей, несмотря на то, что про русских ведьм тоже самые разные слухи ходили. Особенно его радовали сказки про Бабу Ягу, которые миссис Халттунен любила рассказывать сыну перед сном. Это было у них эдаким локальным, семейным анекдотом. Но о том, чтобы действительно попасть в олицетворение всех самых известных стереотипов, он никогда не думал - а этот особняк полностью соответствовал всем шуткам про Новый Орлеан, которые Олегу доводилось слышать. Он усмехнулся. Сам ведь хотел посмотреть на что-то магическое. Как говорится у них в России, за что боролся, на то и напоролся.
- Пошли, - Лапчатый несильно толкнул Грейсон в плечо, отвлекая ту от своего телефона, когда в гостиную зашла экономка - кажется, Хельга сказала, что её зовут Рене? - и попросила следовать за собой. Их комнаты были друг напротив друга. Это хорошо - если что, не придется слишком долго идти до Барбары, чтобы смотреть на неё осуждающим взглядом. Занеся чемоданы девушки, которые Олег, как истинный джентльмен, всё это время таскал сам, Халттунен направился к себе.
Сейчас ему нужен был душ, потому что перелёт был слишком уж долгим.

Когда он зашел к Барбаре в комнату, та была еще в ванной. Поэтому Олег не догадался сделать ничего лучше, кроме как плюхнуться на её кровать и залипнуть в свой мобильник. Пролистав пару непрочитанных ранее сообщений от Эрика и успешно отправив закатывающий глаза смайлик на особо едкие комментарии относительно двух одиноких подростков, оставшихся наедине, Халттунен внимательно изучил фотографию Бориса, присланную ему заботливым Грейсоном-младшим. Кот выглядел весьма довольным жизнью, к огорчению Олега, который очень надеялся наконец-то избавиться от этого надоедливого мешка с шерстью. Он очень хорошо понимал несчастного Фокса, что тоскливым взглядом смотрел с заднего плана. Только вот написать об этом Брюсу финн не успел - ему прямо в лицо прилетела подобранная с пола подушка.
- Да не смотрю я на тебя, Грейсон, не бесись! - Олега искренне возмутило подобное обращение со своей персоной, что любезно согласилась на всё это мракобесие. Пробормотав что-то под нос на русском (что-то про ненормальных ведьм), он развернулся лицом в кровать, чтобы у Барбары точно не возникало подозрений относительно его порядочности. Оставалось только задохнуться и наконец-то умереть, чтобы никто больше не капал ему на мозг своими проблемами. Идеально.
Лапчатый вздохнул. И почему только нельзя действительно так сделать?
- Теперь-то можно смотреть? - пробурчал он в подушку и, получив утвердительный ответ, приподнялся, подперев голову одной рукой. Грейсон как раз натягивала на себя кофту, развернувшись к нему спиной, и Олег как бы между прочим мазнул взглядом по всем выпирающим частям, прежде чем поднять (весьма вовремя, надо сказать, потому что еще чуть-чуть, и Барбара поймала бы его, как говорится, на горяченьком) взгляд туда, куда было положено. - Так это... Что мы делать-то будем? Поедем гулять по центру? Или у тебя какие-то другие планы? - Халттунен хотел было добавить, что быть трезвым навигатором и таскать на спине пьяную Грейсон не собирается, но передумал. Просто потому что его мнения всё равно в итоге никто не спросит.

[NIC]Oleg Halttunen[/NIC][STA]у меня лапки[/STA][AVA]https://i.imgur.com/6EPgash.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

6

 О любви Барбары к принятию ванны не знал, наверное, только совсем оторванный от реальности человек. Возможно, эта привычка была одной из тех причин, по которой Грейсон в своё время наотрез отказалась от предложения переехать в общежитие для студентов Университета (хотя это и была неплохая возможность для относительно самостоятельной жизни и раннего взросления): если даже домашние были вечно недовольны её продолжительными посиделками в ванной комнате, за время которых успели бы помыться как минимум человек двадцать, то как бы на подобную выходку отреагировали в месте, где всё является общим, а уж ванная – тем более. Отказываться от своих привычек Барб не хотела, а потому, стоило только Олегу пробурчать что-то про «пойду в свою комнату и приму душ», ведьма решила последовать его примеру. Казалось, что всё складывалось в её пользу: дождливая погода за окном задавала определённый меланхоличный настрой, исправить которой могли только горячая вода и душистые пены для ванн (которых, конечно, в шкафчике оказалось весьма скудное количество, но чем богаты), а также негромкая музыка, изливающаяся из смартфона, который Барбара таскала с собой абсолютно везде. Прибегнув к бытовой магии, дабы мгновенно очистить ванну от возможной грязи, Грейсон врубила кран на полную и принялась ждать. В скором времени комната наполнилась ароматом лаванды, а сама девушка раскраснелась из-за пара, что поднимался от водной глади и окутывал небольшое помещение с пола до потолка, пробираясь за шкафчики и завешивая оконные стёкла и зеркало пеленой. Одним словом, бля Барбары принятие ванны было самым настоящим ритуалом; и потому, когда Олег уже давно принял душ и расположился на кровати девушки, она всё ещё наслаждалась горячей водой и пеной. Правда, на сей раз задерживаться совсем уж сильно законница не хотела, поэтому минут через пятнадцать, облачившись в одно лишь полотенце (если верить этикете, оно состояло целиком и полностью из бамбука), вышла из ванной. Почему-то мысль о том, что Халттунен уже будет находиться в её комнате, колдунье в голову не приходила.
 — Ага, все вы так говорите, – нарочито возмущённо выпалила Барбара, когда сразу после броска подушкой вцепилась пальцами обеих рук в полотенце и взмолилась о том, чтобы бамбуковое творение не решило упасть с неё в самый неподходящий момент. Благо, финн оказался джентльменом (или попросту захотел удушиться и больше не влезать в неприятности, Барб не видела особой разницы), поэтому Грейсон, пускай и несколько в спешке, успела переодеться без перебежек с кучей одежды в руках обратно в ванную и демонстративным захлопыванием двери. По правде сказать, эта ситуация её даже немного… Позабавила. Говорить об этом недовольному Лапчатому было, конечно же, необязательно.
 — При такой погоде мы опять будем ехать в нужное место два часа, – будучи явно не в восторге от выдвинутой идеи, задумчиво пролепетала девушка. Она когда-то читала, что из-за ливней в Новом Орлеане нехило так размывает дороги, а болота выходят из берегов, из-за чего если кто-то и в состоянии свободно передвигаться между точкой А и точкой Б, так это люди на внедорожниках, да и те только при условии езды по дикой местности – все дороги стояли из-за пробок. Законнице хотелось оценить город, окутанный магией, во всей красе, однако она сомневалась, что вылазка в центр с подобными условиями того стоила; тем более, кто знал, как выглядит сам Новый Орлеан при столь экстремальных условиях. Добираться несколько часов, чтобы потом увидеть тусклую версию города? Нет уж, спасибо.
 — А знаешь, – в этот момент в глазах Барбары сверкнул недобрый озорной огонёк. Халттунен не мог его не заметить и уж было собрался резко ей возразить, но ведьма оперативно поднесла указательный палец к его губам и открыто намекнула не поднимать кипиш. Олежа, конечно, всё равно начнёт ворчать и сетовать на то, почему у неё шило в одном месте, но это будет уже потом, когда они приступят к делу. – Когда мы сидели в гостиной, я заметила какой-то макет с небольшими зданиями, больше похожими на склепы… Что, если у них на территории своё собственное кладбище? Ты же понимаешь, что нам обязательно стоит его осмотреть?
 Судя по недовольному выражению лица, Олег так не считал. И идея эта ему вовсе не нравилась – подтверждением послужили закатывающиеся едва ли не в другую вселенную глаза. Но, если Барб что-то задумала, её было уже не остановить, а потому она вскочила с кровати, где буквально несколько минут восседала на коленях рядом с лежащим финном, и уверенным шагом направилась к двери.
 — Нет, если тебе очень хочется вдруг повстречаться с моей родней и завести с ними неловкий разговор ни о чём, то я только за! – обернувшись перед порогом и хитро улыбнувшись, провозгласила законница, глядя прямо на своего коллегу. – Как по мне, фамильные склепы в сто раз интереснее.

 Что в итоге заставило Олега последовать за ней, Барбара не знала, но она перестала над этим гадать, стоило им только оказаться перед распахнутыми узорными воротами, за которыми и начиналось кладбище. Оно, в отличие от тех немногих кладбищ, которые ведьма успела повидать за свою короткую жизнь, выглядело весьма богато и ухожено: сразу от входа отходили несколько брусчатых дорожек, ведущих в разные стороны (как подумалось Барб, они вели к разным частям кладбища, каждая из которых отличалась от остальных своим оформлением – если верить макету в гостиной), а главная и самая широкая дорога вела к виднеющемуся впереди фонтану. Было в этом месте что-то пугающее. Грейсон неосознанно припомнились слова деда про магию вуду, но блондинка тут же попыталась от них избавиться: не хватало ещё накручивать себя из-за таких глупостей! Все же знают, что ведьмы не могут воскрешать мёртвых.
 — Пошли! Прогуляемся немного, посмотрим, что да как, а потом можем попробовать заказать пиццу, если, конечно, курьер сможет добраться по этим дорогам до такой дали. Ну, и если нам не придётся ужинать с остальными за огромным длинным столом со свечами посередине, – ухмыльнувшись, законница ткнула Лапчатого локтем в бок и направилась прямиком к фонтану. На сей раз дождь ей нисколько не мешал: решив, что полудрёмы и горячей ванны достаточно для восполнения сил, Барбара прибегла к своеобразному заклинанию-зонтику, который ограждал её от не останавливающегося дождика. Но тот уже сделался немного полегче, теперь напоминая скорее грибной дождь, и это был несомненный плюс.

Отредактировано Barbara Grayson (2017-11-09 02:57:12)

0


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » i lift my head blinded by the sky


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC