Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » cheers darlin'


cheers darlin'

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://i.imgur.com/FD84tRZ.png
damien rice — cheers darlin'
max richter — going back

cheers darlin'
Eugene Sutherland [as himself] & Madison Mars [as Maze O'Shea]
На десятки лет вперед, небольшой фермерский домик в Африке; поздний август
Почему ты даже не попрощалась?..
— Я бы не вынесла звука твоего голоса.

[NIC]Maze O'Shea[/NIC][STA]now that's all that remains[/STA][AVA]http://i.imgur.com/RWxvM7h.gif[/AVA]

+7

2

devics — if you forget meВсе течет, все меняется. Времена года сменяют друг друга, года уплывают. Это бесконечный, непрерывный процесс.
Только не для Юджина Сазерлэнда.
Да, морщины уже избороздили его лицо (хотя он выглядит все-таки моложе, чем должен — стражеская служба делала свое дело), и что-то еле уловимое изменилось в его глазах. Но в целом он остался все тем же — чересчур любознательным, чересчур надоедливым, чересчур влезающим в различные передряги. Он правда практически не поменялся, только стал чуть более жестким (вряд ли это можно определить как твердохарактерность или уверенность, да и полноценным ожесточением тоже назвать было трудно, с определением в данном случае вообще было сложно) — года все-таки брали свое. Жизненный опыт отбивался на нем вечным, нестираемым, незаживающим клеймом. Но Юджи не стал закоренелым, зачерствелым циником — в этом была его главная победа. Просто он больше не был настолько доверчивым, коим был раньше. Он все реже заикался при виде представительниц противоположного пола. И теперь практически позабыл свое координаторское прошлое — сейчас он с головой окунулся в полевую работу. И работа, в общем-то, была для него всем. Его отдушиной, его самой близкой подругой, чуть ли не единственным, что заполняло сейчас его мысли. О прошлом Сазерлэнд предпочитал не задумываться, отпуская все, что было. Было и было, это — часть его истории, часть его жизненного пути. Но все это сейчас осталось в прошлом. И лучше уж ему там и оставаться. Сазерлэнд не был любителем придаваться воспоминания, по правде уж говоря он боялся ностальгии. Особенно сейчас, когда родители уже отошли на тот свет, а (младшие) братья-законники очевидно состарились. Прошлое ранило. А Юджин, как самый настоящий страж, любой ценой предпочитал избегать ранений.
Поэтому и отдавал всего себя и без остатка работе. Рвался в любые дали, хватался за любое задание. Готов был подорваться даже посреди ночи, если бы приказали. А еще очень увлекся изучением сути темных — в их разнообразии он видел даже что-то прекрасное, устрашающе прекрасное.
Его домом стала дорога. Все его пожитки можно было собрать в одном старомодном чемодане, с коим он практически не расставался. И не распаковывал его — не было смысла. Вся жизнь была собрана в этом чемоданчике. В конце концов, не так уж и много он нажил за эти годы. А разве может нажить много человек, который отчаянно пытается не вспоминать о прошлом и жить лишь настоящим моментом?
Лишь бы не нарваться на рожон.

Вечные заметки на руках размываются из-за жары — он не очень любит поездки в настолько южные страны, тяжело переносит жару (в первый же день сгорает и ходит красный как рак), но как только услышал о том, что в одной из африканских стран обнаружили невиданную доселе темную — понял, что должен быть там, любой ценой. И плевать на жару и ожоги на коже. Работа для него всегда на первом месте.
Вечер здесь был удушливый и настолько жаркий, что британским просторам не снилось даже в полдень в самый жаркий день июля. Завтра утром они выйдут на охоту на темную, а пока еще есть время просто побродить по окрестностям, полюбоваться красотами этого практически нетронутого человеческим влиянием рая. Юджи не мог себе в этом отказать — он интересовался всем на свете, ему было интересно все вокруг.
Это небольшое африканское поселение, в котором они остановились, ему даже нравилось. Аккуратные домики, доброжелательные жители (к тому же не желающие полакомиться тобой — у местных племен всякое бывало). Поэтому Сазерлэнд любил прогуливаться по деревеньке и окрестностям — это он понял даже за такое короткое время.
Здесь сложно потеряться — и это очевидный плюс. Для Юджина, который столько лет страдал топографическим кретинизмом, это было просто как манна небесная. Обычно без карты или помощи своих напарников он не обходился, и было бы совсем некстати попасть в передрягу в одиночку.
С напарниками Сазерлэнду тоже обычно не везло. Хотя и с каждым из них он был в отличных отношениях (тут так коварно всплывал в голове один-единственный образ, что резал по сердцу лезвием при каждом вспоминании, даже мимолетном). Он отгоняет от себя призраков прошлого — ловко и быстро, набил руку за все эти годы. Гадкий ком из воспоминаний в горле ему сейчас ни к чему. Отпустить и забыть. Как высеченное в сознании годами правило, которого он не мог (не смел) ослушаться.
Юджи трясет головой, пытаясь отогнать от себя воспоминания, очистить разум. И, чтобы отвлечься, скользит взглядом по дому и двору, который проходил. Обычный африканский домик, обычный африканский дворик, обычная африканская домохозяйка во дворе.
Нет. Не обычная. Нет. Ему ведь кажется. Так ведь? Это солнце так безжалостно нагрело в голову. Это все солнечный/тепловой удар. Просто мираж, обманчивый мираж.
Нет. Она реальна. Черт. Это все реально.
Так ведь?
Он останавливается, как вкопанный, не в силах поверить своим глазам. Ноги и руки немеют, и Юджину кажется, что кто-то выбил его душу из его же бренного тела.
Этого. Не. Могло. Быть.
Мэйз? Мэйз О'Ши? — каким-то надтреснутым голосом произносит он — слышит себя словно со стороны.
Словно сомнамбула подходит к невысокому ограждению дворика, за которым, словно за крепостью, скрывается та, которая однажды ушла (без предупреждения, без прощаний) и не вернулась. О, это ведь была она — не зависимо от того, что она ответит.
Юджин был уверен — это была она. Даже спустя столько времени — он узнает ее. Образ высечен на сердце/в памяти, как бы он не пытался забыть. Как бы не пытался отогнать этих призраков прошлого. Но на самом деле они жили в нем все это время неизменно.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » cheers darlin'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC