Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 годов

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
набор закрыт

Стоя на пороге дома, в котором родилась, Эльфрида испытывалась чувство приятной эйфории, смешанное с нервозностью. Все это клокотало где-то внутри, в груди, подступая комом к горлу и заставляя ведьму изредка подавлять икоту. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » When summer's gone, where will we be?


When summer's gone, where will we be?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://i.imgur.com/nWXYRRj.png
The Doors – Summer's Almost Gone.
When summer's gone, where will we be?
Diego & Chantal Contreras
Италия, Чинкве-Терре --> Великобритания, Арденау; август 2016 года.
Не страшно возвращаться к привычной рутине после медового месяца вдали от всего мира. Страшно переступить порог родного дома и услышать плохие новости.

Отредактировано Chantal Contreras (2017-08-20 08:43:58)

+5

2

Они были женаты уже месяц. Впрочем, для каждого из них это был второй брак, так что, возможно, считать нужно было как-то по-другому.
Когда Диего был женат на Катарине, совершенно неосознанно и без притязаний вспоминал он, они оба были молоды и стремились жить настолько, что каждая годовщина и каждое событие превращалось в новый отсчет. Первый год совместной жизни, второй год, рождение первенца. Оба прекрасно осознавали, что век стражей может оказаться отнюдь не таким долгим, как всем представляется, и что в любой момент Диего может не вернуться с очередного задания. Вместо этого все вышло совсем наоборот – погиб их единственный сын, и все пошло на разлад. Но в самом начале их брака, и это Контрерас помнил со всей отчетливостью, жилось достаточно бурно. Жилось вперед.
Сейчас же все было по-другому. Диего эгоистично было слишком много лет, и он эгоистично это признавал. Можно сколько угодно рассуждать о том, что некоторые стражи доживают до ста лет, а еще более редкие – до ста пятидесяти, однако Контрерас всегда относился к Братству больше как к профессии, оставаясь человеком. И как человек он чувствовал, что порог молодости и того самого зрелого, среднего возраста, в его случае уже прошел. Он не хотел жить вечно.
Поэтому предложение Шанталь Контрерас сделал не по причине возвращения второй молодости. Он сделал это не ради статуса, не ради положения, не потому что «так надо». Даже перспектива жизни в одиночестве страшила его не так сильно, как могла бы – в конце концов, он жил с легкой и неправдоподобной иллюзией семьи достаточно долгое время. Объяснение, почему Диего решил жениться на Шанталь, было только одно. Любовь. И это после всех разговоров о старости и солидном возрасте.
Но это была спокойная, выдержанная и, возможно, даже более крепкая любовь, чем все те чувства, которые Контрерас испытывал до этого. Им не нужно было жить за чем-то – не нужно было заводить детей, не нужно было устанавливать круг знакомых, в этом плане они были независимы.
У каждого из них уже были другие семьи (или даже несколько на протяжении истории). Они не строили империю без наследников. Скорее, оба, и Шанталь, и Диего, стремились сохранить что-то общее.
Церемония была домашней. Альма и Эл были заняты подготовкой к переезду, поэтому со стороны Диего была только его дочь, Камила. Жаклин и Ден, на правах будущих родственников, считались общими гостями.
Когда-то в то же время Кинг упомянул о Штатах, но, поскольку слово «переезд» ассоциировалось у него совсем с другой парой, он не придал этому особого значения. В конце концов, Дензел постоянно ездил в Америку.
Затем, спустя пару недель, Контрерасам удалось запланировать отпуск, и они уехали в Италию. Поездка вышла удачной, отделались всего лишь одной Темной. Из Шанталь вышел бы неплохой страж, если бы только Братство разрешило законникам иногда одалживать кинжалы.
Местные жители их долго благодарили и просили вернуться снова, в любое время. Контрерасы, каждый с разной степенью дружелюбия и словоохотливости, честно пообещали, после чего достаточно быстро отправились в аэропорт.
Во-первых, Шанталь, будучи жрицей, нельзя было надолго отлучаться со службы. Во-вторых, и только во-вторых, в отношении Диего, который был стражем, данное правило тоже распространялось. Хотя, как показывала практика, темных можно было найти везде, и с этим не было никаких проблем.
«В следующий раз поедем в Вальпараисо», - предсказуемо пообещал Контрерас, сохранивший любовь к малой родине, как не всем удается.
И это был конец их путешествия.
«Por supuesto», - проговорил Диего, проверяя телефон после перелета. Звонил Ден. Звонила Мария, приходившаяся матерью Камилы. Звонил Эл.
«Конечно», - была первая мысль стража. Конечно, они все решили связаться с ним в те несколько часов, пока Контрерас находился в воздухе.
Больше всего его озадачил звонок от Марии. Он знал, что Камила улетела домой в Майами примерно в одно время с ними. Почему она не позвонила ему самостоятельно?
Поэтому этот номер Контрерас набрал первым. К надписи «Мария», загоревшейся на дисплее, он никаких эмоций не испытывал. Он знал многих Марий. Этой посчастливилось, а может быть наоборот, стать матерью его дочери.
«Да? – проговорил Диего на испанском, - Что?».
А затем он задал этот второй вопрос, свойственный ему далеко не всегда.
«Как?»
Диалог на испанском продолжался еще около пяти минут. Контрерасы успели дождаться такси и сесть внутрь.
Закончив разговор, Диего сразу же удивился, зачем он сейчас сел в автомобиль, если ему пора возвращаться в аэропорт. Хотя, согласно заверениям Марии, в этом не было смысла – от тела практически ничего не осталось.
Зубы Контрераса странно клацнули – как у человека, только что вышедшего на мороз в одной рубашке. Эмоция, которым им сейчас владела, насколько ужасной она не была, являлась для него не новой. Он уже был здесь, двадцать четыре года назад.
Камила погибла в августе. Даллас погиб в сентябре. Между их датами рождения и датами смерти стояли совершенно разные года и даже разные фамилии. Они не были знакомы между собой. Объединяло их одно – они были детьми Диего, двумя детьми, за которыми он не смог проследить и не смог спасти их от нападения темных.
И раньше, в год, когда погиб Даллас, Диего бы уже начал бесноваться от одного этого факта. Сейчас он подавил всю ту ярость, которую мог бы испытывать, постаравшись сразу уступить место скорби.
Он взглянул на Шанталь, которая, как он понял, только что закончила разговор с Жаклин.
- Какие новости? – спросил он обыденно. Затем, когда жжение внутри достигло крайней точки, ровно через три секунды он добавил, - Камила мертва.
Это прозвучало честно и довольно информативно. Много раз в своей жизни Контрерас слышал эти слова. В первый раз, когда ему было пять, и умер его дедушка.
«Esta muerto», - сказал тогда отец. И когда он умер сам, вместе с большей частью семьи, эти два слова уже крепко вошли в словарь Контрераса, хотел он того или нет.
Диего не так уж много времени проводил с Камилой, когда та была маленькой, но она всегда его узнавала. И однажды он спросил у нее, «Кто я?», и она ответила очень четко: «Papa who wakes up tired in the dark».
В тот же день она его нарисовала. «This is you, - she said, - And this is darkness».
Рот Контрераса странно скривился, но он ничего не добавил – ни вслух, ни про себя.

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » When summer's gone, where will we be?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC