Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » перевёрнутые небеса


перевёрнутые небеса

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[AVA]https://pp.userapi.com/c841233/v841233763/b9bd/_6vrjQXglRg.jpg[/AVA][NIC]Regina Dowson[/NIC][STA]имя мне север[/STA]

http://68.media.tumblr.com/17571ec9673c15a8069f580878800892/tumblr_oizo6eN5HZ1tf6696o1_500.gif
перевёрнутые небеса
Казимира Кённинг (Реджина "Джин" Доусон/Фрейя) и Катарджина Кённинг (Герман Шефер/Гавриил)
Центральная Африка, Конго, поселение примерно в 80 км от Киншасы
Инвестор с благотворительными намерениями и непростым характером Герман Шефер, строящий больницы в странах третьего мира. Литературный критик и обозреватель модного глянца Реджина Доусон, вдруг подавшаяся в волонтёры, да не куда-нибудь, а сразу в Африку. Что у них может быть общего? Возможно, ответ знают только те, кто время от времени смотрит их глазами.

Отредактировано Paulina Cromwell (2017-07-26 21:46:01)

0

2

[AVA]https://pp.userapi.com/c841233/v841233763/b9b6/55yMddR-vuI.jpg[/AVA][NIC]Regina Dowson[/NIC][STA]разрисованная вуаль[/STA]месяц назад
- Джин, будь добра, полей цветы, - сестра Глория, проходя мимо, всучила Реджине лейку с тёплой мутной водой.
Хорошую, пригодную для питья воду тут понапрасну не расходовали. Она и так испарялась в буквальном смысле, стоило оставить бутылку не укутанной, не опущенной в холодное, не в тёмном углу, и всё, в бутылке образовывался конденсат, драгоценная влага оседала на пластик. Меньше - на стекло. Но стеклянное тут было роскошью и редкостью. Вообще в Африке многое роскошь из того, что европейцам и американцам в голову не придёт экономить. Другой мир, опасный, магический, непонятный. Самое неподходящее место для вопиюще белокожей молодой образованной американки. Которая ничего, кроме писанины за компьютером, до приезад в Киншасу толком и не умела.
Как давно это было... Целый месяц назад.
- Но...
... ливень был два часа назад, в воздухе такая влажность, что можно намыливаться и мыться прямо в одежде. Вот что хотела сказать Доусон, но была неверно понята монахиней. Та сбавила скорость своего забега по коридорам госпиталя, повернулась к добровольной помощнице и посмотрела с неким непониманием - ну неужели сложно? Реджина пожала плечами, покорно принимая лейку.
- У тебя они как-то лучше живут, дольше, - немного с неохотой сказала сестра Глория. И унеслась дальше на обход.
Доусон всегда восхищалась и не понимала, откуда в этих немолодых женщинах, не очень уже здоровых, окутанных тканью с ног до головы, столько энергии? Из них ключом била сила, они всё терпеливо сносили, умели быть твёрдыми, когда нужно, и никогда не жаловались. Джин перед ними поначалу робела, как и все не-монашки здесь. А потом... Потом пришло понимание. Необъяснимым поначалу чутьём женщина улавливала исходящее от монашек особое даже не сияние, нет. Особую ауру.
Вера - вот что было важно. Это давало им силу, и это было силой, что они давали другим. Джин смотрела и будто просыпалась. Словно снимали слой за слоем тончайшую кисею, и оказалось, что краски на самом деле ярче, а очертания предметов иные. Суть предметов иная, суть процессов. Природа сама звучит, выглядит и ощущается не так, как привыкла Реджина. Африка пробуждала в ней что-то, некую готовность. Стать частью вечности, частью природы и её основой. Это немного пугало, но больше воодушевляло. Недаром Доусон всегда в глубине души знала, что она - не обычный человек, что-то будет в её жизни особенное.

неделю назад
- Почему Африка?
- А почему нет?
Джин ловко сматывала бинты загрубевшими пальцами, несколько раз облезшими от солнечных ожогов, но по-прежнему светлыми. На тыльной стороне ладоней и по всем рукам Доусон природа щедро рассыпала веснушки, и они почти заменяли загар. Они и на плечах, груди и спине были, по всему телу, где больше, где меньше, но вопреки сложившимся стереотипам, оголяться в Африке не принято, по крайней мере не в тропическом Конго. Чем больше тела закрыто, тем безопаснее. И от насекомых, и от грязи, и от неправильного истолкования со стороны местного населения, а ещё хуже - не совсем местного. В Центральной Африке уже несколько десятилетий неспокойно, локальные войны не освещают в новостях, однако люди гибнут целыми поселениями от рук то одних самопровозглашенных генералов, то других. Ну хоть в короли не рвутся.
- Здесь грязно, опасно, бедно... страшно...
Реджина вздохнула, отложила лоток с бинтами, шприцами и иглами и подошла ближе к лежащей на узкой койке девушке. Тоже волонтёр, позавчера она попала под перекрёстный огонь двух повздоривших придурков из вооружённой охраны очередного правителя. К счастью, всего лишь сквозное ранение мягких тканей корпуса, но перепугалась Эмма настолько, что едва встанет с койки - ноги её на Чёрном континенте больше не будет. Это было и без слов по её глазам видно. Теперь жертва стрельбы не понимала ни что она тут забыла, ни другие.
- Ох, деточка... - голубые глаза Реджины утратили выцветший южный оттенок и стали насыщеннее. Холоднее, что ли. Эмме даже показалось, что сам воздух вокруг неё стал свежее. Касание руки было нежным, по-матерински успокаивающим. - Весь мир опасен - и нет. Африка прекрасна в своём ужасе, в кровавой земле, в коричневых реках и чёрных людях... Самые бедные страны на самом деле самые богатые. Здесь самые близкие к природе люди, в них течёт много соков земли и деревьев, в них магия предков... Чувствуешь? Ты ведь чувствуешь это? - напевный голос убаюкивал, глаза Эммы стали слипаться.
Фрейя ласково улыбнулась засыпающей малышке. Ладонь гладила тонкую покрытую расчёсанными укусами руку. Вот так, девочка, спи... Боль уйдёт. Страх уйдёт. Всё будет хорошо... Только верь. В меня верь, в магию, в эту землю, в другую. Сила - в вере.
-... мисс Доусон! Мисс Доусон!
Реджина встрепенулась, подскочила на ноги, снова становясь собой. Отодвинула лоток на стол, надела и потуже завязала косынку, оправила фартук, заменявший волонтёрам халат.
- Тшш! Что такое, Филипп? - местный мальчишка лет восьми помогал при больнице.
- Там... там... а никого нет!
Поняв, что дольше будет спрашивать, Реджина отодвинула мальчишку с места и рванула по коридору. Шум нарастал, значит, случилось что-то очень серьёзное. Как назло, большая часть медсестёр и врачей занята жертвами перестрелки и очередной вспышкой малярии в школе. Толпа детей разного возраста собралась в дверях одной из палат, Джин шикнула на них, пытаясь разогнать. Зрелище открылось, прямо скажем, так себе: одна из маленьких пациенток билась в судорогах, похожих на эпилептический припадок, вторая со страшными хрипами хватала ртом воздух, скребла руками простыню и выкатывала краснеющие глаза.
Их двое. Она одна. Реджина заметалась.
Вдруг, ведомая инстинктом и внутренней сущностью, метнулась к дверям - дети отхлынули по бокам и вовне, как вода расступилась - схватила за руку проходившего мимо невесть откуда тут взявшегося мужчину и потащила его в палату.
- Держите вот так! Давайте, что вы на меня смотрите?! - она буквально сунула ему в руки бьющуюся девочку, положив его ладони на тело ребёнка как было надо. - Сильно не давите, но не давайте ей калечиться! Если сможете, разожмите ей зубы,- сама Реджина в это время зубами разорвала упаковку стерильных инструментов, вытерла руки спиртом, взяла трубку для трахеотомии и приготовилась сделать надрез скальпелем.
- Все вон! Живо! - рявкнула она на детей. - Крови не боитесь? - это уже в сторону мужчины. И вдруг улыбнулась ему коротко. - Не бойтесь. Я с вами.

0


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » перевёрнутые небеса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC