Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » You should worry, but don't.


You should worry, but don't.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Be bad. Be wicked.
And you should worry, but don’t.
http://i.imgur.com/HfLvoN7.gif http://i.imgur.com/abr1tGM.gif
http://i.imgur.com/mxW48l0.gif http://i.imgur.com/fJ7PDmV.gif
I'm a wanted man, I got blood on my hands.
You should worry, but don’t.
Brandon Farrell & Robin Mitchell
5 апреля 2016 года; Остин, штат Техас, США.
Фаррелл едва не был пойман с поличным. Однако случайная встреча с законницей сыграла немаловажную роль в его поисках.

Отредактировано Robin Mitchell (2017-10-01 06:11:01)

+5

2

    Жизнь человеческая, любая душа, задержавшаяся на этом свете по неизвестной причине – атом в бесконечных просторах Вселенной. Ничтожная песчинка, заброшенная всеми и ненужная никому, кроме нее самой. Не следует думать о ком-то другом. Нет нужды. В милосердии и сострадании таится главная слабость человеческого рода. Он знает. Он чувствует. И он изменяет правила, чтобы не попадаться на эту удочку, как и все прочие. Перед ним расстилается путь, но конечная остановка сокрыта в жемчужно-молочном тумане, густой пленкой заволакивающей горизонт, не пропуская ни единого солнечного луча. Для него его собственный план – идеален, и он следует ему, досконально просчитывая каждый свой шаг. Все четко. Ясно. Понятно. Когда все идет так, как он хочет, все становится проще, начинает казаться легким, но он знает, что его только начинающийся путь не легкая вечерняя прогулка, а серьезный риск. И здесь нельзя допускать ни крупицы гремучей жалости, ни капли ядовитых сомнений. Верно, эти понятия для него далеки и непонятны, однако… нельзя позволять пошатнуть тщательно взлелеянную веру в свою истину. Ничему и никогда. Не следует думать ни о ком, кроме себя самого.
    Сейчас Доминик позволяет себе расслабленно выдохнуть. Прошло достаточно времени. Никто за ним не пришел. Для всех он “мертвец”, погибший в пожаре благодаря собственной глупости. А тем временем он на несколько шагов опережает их всех, постепенно, неотвратимо приближаясь к собственной цели.
    Он верит в то, что победа остается за ним.
    Вот как сейчас, как в данный момент. Он не скажет, что минуту назад совершил нечто из ряда вон выходящее. Уничтожение светлых душ давно входит в список его хобби и задач такой же важности, как и уничтожение темных. И этот раз не становится исключением. Очередная душа – молодой юноша, в запачканной кровью бежевой футболке и с разбитой головой – окончательно умирает, и очередная доза энергии отправляется в его копилку. Светлые безмятежны и беспечны. Они полагаются на закон, запрещающий стражам вырезать их, точно скот. Но им, с момента его “смерти”, этот закон был забыт. Абсолютно. Скольких он успел убить? Многих. Он не раздумывает, когда встречает их, и просто берет и действует. Как всегда обаятельно улыбаясь, знаменуя свою очередную победу.
    Каждый раз при убийстве – неважно кого, неважно где, неважно зачем – он получает необходимую дозу извращенного наслаждения. Живущие в мире миллиарды людей в унисон назвали бы его анормальным. Сумасшедшим. Человеком с крайне неустойчивым психическим расстройством. Ошибкой.
    Он не видит ни в одном из своих действий ничего ненормального. Просто окружающий мир предпочитает отталкивать от себя тех, кто не похож на них. Открещиваться, подавляя в себе свои истинные желания. Но для него все в порядке вещей. Быть может, кто скажет, что ему так легко только из-за того, что он убивает, в основном, не своими руками, а подчиняет и натравливает темных на жертв, счет которым давно уже потерял. Но это не так. Все не так. Он умеет убивать и собственными руками, и ощущения для него не меняются. Ведь, в конце концов, это он принимает решение – отнимать жизнь у кого или нет – все прочее малозначительно, в том числе и то, как он это делает. Так что… все в порядке.
    Доминик окидывает взглядом город. Он не так давно в Остине. В неспящей столице штата Техас. Много раз бывал здесь раньше, и еще больше слышал. Еще во время работы в Братстве Стражей его не раз забрасывало в эти места – ведь темные души есть везде. Они там, где живут люди. Они тянутся к живым, убивают их, пожирают плоть, вытягивают жизненную силу, энергию – отбирают все, что позволит протянуть в этом мире еще немного. Утратившие разум. Потерявшие чувства. У них есть одно – инстинкт выживания. Сила, диктующая им. Сила, управляющая ими. Сила, над которой никто не властен. И в этих местах, как и во многих других, полно темных. Как и светлых, задержавшимся в этом мире на неопределенный срок.
    Он не просто так здесь. Как и всегда. Никогда не делает ничего просто так. Без выгоды для себя. Его привели сюда крошечные зацепки, аккуратно собранные тут и там. И… пусто. Но, как и всегда, он всего лишь пожимает плечами и идет дальше. Отряхивается от очередной неудачи и вновь принимается за поиски, которые длятся уже несколько месяцев. Они бесплодны, не приносят ощутимого результата, но – шаг за шагом – он приближается к разгадке, к получению знания, что уже давно манит его и влечет к себе. Он уже успел почувствовать и горечь мнимого поражения, и чувство досады, усталости и беспокойства, и все же он не сдается. Он не умеет этого. Его жизнь не учила отступать, как и все, кто чему-либо его обучал. Провал недопустим. Рано или поздно его поиски увенчаются лавровым венком. Он найдет то, что ищет. То, что не позволяет ему выдохнуть удовлетворенно и лишает покой всякого шанса на существование. Все, что у него есть – воля, звенящая нетерпением, обвивающая его за шею, не давая забросить затею и безмятежно жить.
    Воля, что гонит его вперед.
    Воля, что привела его пару дней назад в этот город.
    И здесь – сейчас – он вновь вспоминает расположение различных объектов. В данный момент он находится неподалеку от автомобильной парковки. Полузнакомые улочки. Офисные здания. Где-то в нескольких метрах должен располагаться магазин электроники. За поворотом – место, где можно приобрести сигареты, которые у него уже на исходе. Неподалеку есть бар, предлагающий неплохое виски, естественно за парочку зеленых, приятно хрустящих, купюр. Туда он, конечно, не заглянет – уже долгое время он держит себя в твердых руках. Жестко контролирует каждый свой шаг. Просчитывает каждое действие. Тщательно проверяет каждую слово или фразу, прежде чем озвучить. Алкоголь – вещь не для него, не в этот период, когда он в шаге от желаемого.
    Доминик вертит в руке клинок, две секунды разглядывая звездчатый сапфир. Клинок, отобравший право на “существование” не у одной светлой. Клинок, разорвавший “суть” десятков, а то и больше, темных. Затем он убирает его, прячет под куртку, прекрасно зная о том, что обычные людей с некоторой опаской относятся к таким, как он – к стражам. Он не намеревается “светить” тем, кем он является. Сейчас – и до неизвестной поры.
    Он делает несколько шагов вперед, собираясь вернуться в съемную квартиру. Однако… едва он преодолевает пару-тройку метров, впереди показывается силуэт. Он замедляет шаг, прищуриваясь и вглядываясь в лицо девушки – в знакомое лицо. Ее он отлично помнит. Законница. Робин Митчелл. В конце концов, прошло не так много времени с момента из знакомства, когда он только-только приехал в Штаты. Проклятье.
    Черт.
    Она могла увидеть, что он сделал буквально минуту назад. Возможно, она уже знает. Маловероятно то, что она оказалась тут случайно. Не бывает таких совпадений. И он не так наивен, чтобы верить в нечто подобное.
    Как же иронично. Этого он не может отрицать.
    В какой-то степени… он ошеломлен. И он отчаянно утихомиривает ускользающую от осознания панику, логично вспыхнувшую быстро и внезапно, и так же быстро сменившуюся на легкое напряжение. Его не так просто застать врасплох. Это случается крайне редко, но… случается.
    Доминик улыбается, непринужденно и внешне спокойно, и поднимает руку в приветственном жесте. Если получится, то он может избежать лишних неприятностей. Он уверен в том, что законники не оставят так просто смерть или исчезновение одной из своих, и потому ему не хочется сражаться с ней. Это может привлечь нежелательное внимание.
    - Робин Митчелл? Вот так встреча! Не ожидал тебя увидеть, – дружелюбно ухмыляется, зная одно – если она знает… то эта встреча неизбежно станет концом для одного из них.

Отредактировано Brandon Farrell (2017-07-10 06:52:09)

+1

3

В Остин из Хьюстона законницу привело три запланированных проверки кинжалов, одна из которых состоялась сразу по приезду в город два дня назад. Робин провозилась несколько часов с кинжалом стража из Канады по имени Ноа - длинный и худой с залысиной на макушке он походил на жердь. Канадец был на удивление молчалив, а его лицо выражало крайнюю сосредоточенность. Все прошло гладко, потому что в своих мыслях Ноа явно был далеко от Остина и совершенно не обращал внимания на Митчелл, которой он позволил провести проверку прямо в своем номере (хотя у него и выбора особого не было) гостиницы на одной из главных улиц город. Проверка заняла около трех часов и все это время страж задумчиво пялился в окно, а когда Робин сообщила, что проверка закончена и все в порядке, он резко развернулся к ней на каблуках, коротко кивнул и указал рукой на дверь. Митчелл не нужно было повторять дважды. Оставив кинжал, тонкий и вытянутый, со звездчатым сапфиром, который казался неприлично большим из-за формы клинка, законница перекинула рюкзак через плечо и направилась к выходу.
Следующие два дня она совмещала написание отчета о проведенной проверке клинка канадского стража с бесцельным шатанием по городу. Мучаясь от безделья в Остине в ожидании следующего стража из своего списка, Робин впервые поймала себя на мысли, что была бы рада окажись где-то поблизости Риган. Уж они-то вдвоем нашли бы чем заняться. Вот только законница совершенно точно знала, что Гай сейчас где-то в Луизиане, охотится на темных и неизвестно, как скоро они теперь пересекутся. Оставалось только дописывать отчет и готовиться к следующей проверке.
Наконец в Остин прибыл страж, в ожидании которого Митчелл казалось провела не пару дней, а целую неделю. На этот раз проверка клинка проходила в квартире, снимаемой Братством для тех своих подопечных, для кого комфортными и привычными считались более домашние условия проживания, когда в дверь с утра пораньше не ломится горничная и можно опаздывать на завтрак, потому что яичницу и жареный бекон никто за тебя не прикончит. Тем более, что их еще приготовить.
Робин предстояло проверить кинжал совсем еще зеленого, на взгляд самой законницы, стража, закончившего практику около трех лет назад. Паренек с блондинистыми “ежиком” на голове оказался тем еще остряком и испытывал ее терпение глупыми шуточками о членах Ордена, которых, видимо, нахватался у своего недалекого наставника. Поэтому когда спустя два с половиной часа, Митчелл закончила и, вернув кинжал владельцу, вышла из квартиры, то облегченно вздохнула, подумав о том, что проведя она с ним еще хотя бы час, то точно бы огрела чем-нибудь тяжелым по голове.
Последняя, третья проверка клинка должна была состояться этим же вечером, но пока у нее была куча времени, и она собиралась вернуться в свою съемную квартиру немного передохнуть и возможно даже начать отчет по мальчишке. Оказавшись на улице, Митчелл выбралась из жилого квартала к несколько офисным зданиям, миновала магазин электроники и вышла на противоположную от парковки, на которой оставила свой форд, улицу.
На углу рядом с магазином электроники законница замешкалась, шаря по карманам в поисках ключей от машины. Сначала проверила карманы джинс и затем похлопала по карманам куртки. Убедившись, что их там нет Робин стянула с плеча рюкзак, расстегнула молнию и, запустив в него руку, обнаружила ключи во внутреннем кармане. Второй раз за последние двадцать минут законница облегченно вздыхала, потому что в какой-то момент начала думать, что их стащил тот страж с “ежиком” на голове и тупыми шутками.
Митчел сжала ключи в руке и решительным шагом направилась к парковке, не сразу заметив мужчину, который подняв руку в приветственном жесте шел к ней на встречу. Приглядевшись, она сразу же узнала в темноволосом, и расплывающемся в дружелюбной улыбке, мужчине Брэндана Фаррелла, с которым ей впервые довелось встретиться несколько месяцев назад. И кажется, тогда это тоже было в Техасе.
— Фаррелл! Какими судьбами снова в наших краях? Парочка темных душ зверствует на улицах Остина? — поинтересовалась Робин и, уперев правую руку с ключами в бок, левой закинула на плечо рюкзак. — Или ты охотишься за светлыми? — хитро прищурившись, она пару секунду пристально смотрела на Брэндона, после чего (подумав, что только что сама выдала шуточку в стиле того остроумного, докучавшего на проверке), ухмыльнувшись, добавила: — Шучу. Я тут видела где-то неподалеку бар. Может заглянем раз уж встретились? Расскажешь, что нового. Не часто встречаюсь со стражами, которые не собираются меня придушить в первую же секунду. Хотя, может, я на твой счет ошибаюсь.

Отредактировано Robin Mitchell (2017-10-01 06:16:14)

+1

4

    Тонкое, неуловимое напряжение практически не дает возможности спокойно выдохнуть, перестать накручивать себя снова и снова. Он привык держаться настороже. Постоянно сидеть в засаде. Порой он напоминает самому себе дикое животное, неспособное расслабиться, так как находится в стане врагов. Впрочем, это не так далеко от истины – он скрывается под чужим именем в стаде овец, сливается с толпой, не желая оказаться быть раскрытым, но ничто не отменяет одного факта – он один. Никто его не подстраховывает, но он не жалуется. Он всегда предпочитал одиночество компании, и не с каждым человеком он желал поработать или пообщаться. Такое бывало редко. Друзей у него нет. Как и близких. А все, кто его когда-либо знал, от всей души пожелали бы ему долгой и мучительной смерти, если бы вдруг случайно прознали о том, что он жив. Но этого к счастью не произойдет. Не сегодня. Не сейчас.
    Доминик ведет себя дружелюбно, улыбаясь в лицо законнице, с которой знаком был с недавних пор. О симпатии, конечно же, речь не идет, но к этой девушке он не испытывал ничего даже отдаленно похожего на неприязнь. Это не странно. Давнее противостояние между стражами и законниками, даже, можно сказать, древняя, заскорузлая вражда его никогда не касалась – и он предпочитал обходить подобные темы стороной, не особенно пылая желанием отстаивать честь и достоинство стражей. В этом не было смысла. Ни тогда, ни после. Он это понимал всегда, чего нельзя сказать обо всех остальных. И сейчас, для него, это особенно не имеет никакого значения. Ему не нужны лишние неприятности. Ему не нужны новые враги. Как бы сильно он не любил ходить по самому краю, постоянно рискуя, для всего этого времени нет.
    В данный момент важно, чтобы Робин Митчелл не начала подозревать его в чем-либо. Нет. Такого допускать нельзя. Но это будет сложно, если она что-то успела увидеть. Или же если знала, что здесь некоторое время околачивалась светлая душа, теперь, благодаря ему, отправившаяся в иной мир.
    Тем же временем он забавляется, говоря себе, что ему везет аналогично утопленнику. Убить светлую, а через пару минут столкнуться с законником? Идеальное доказательство того, что Фортуна решила посмеяться и поднять себе настроение.
    Он вопросительно прищуривается, смеясь, когда Митчелл говорит об охоте на светлых. Отчаянно подавляет в себе желание дернуться от неожиданности. Запаниковать. И нервы тут же стягиваются в жгут, угрожая выдать его в любой момент – мимолетное замешательство, легкий страх, который тут же исчезнет, растерянность – все, что угодно, любая мелочная зацепка даст Робин заподозрить его в чем-то. В ее власти потребовать на проверку кинжал. Задать вопросы, на которые у него может и не найтись подходящего ответа.
    Все, что есть у него – маска.
    Маска, которую слепил он сам. В начале своего обучения в Академии. И окружающие даже не представляют того, как легко ее сломать. Не знают того, что следует лишь копнуть чуть глубже, чтобы обнаружить правду, что затем приведет их к верной гибели. И он это признает. Признает, так как не раз эта маска рушилась, осыпаясь кучкой пыли у ног – каждый раз, когда некто проникал в его жизнь и узнавал правду, каждый раз, когда он заметал за собой следы, убирая неудачливых свидетелей. И разве он может утверждать, что в этот раз ничего подобного не произойдет?
    Он уверен в этом. Да. Но почему же он так напрягается?
    Ответ можно не искать.
    Сильва ухмыляется, пожимая плечами. В Остине он убил лишь одну темную – на самой окраине города. И только. Других он пока не встречал или не слышал. Но он их и не ищет, ведь, в конце концов, у него здесь иная цель. Информация о том, что он ищет. Кстати говоря, прошлый его визит в этот город был точно так же связан с этим делом. Собственно, так он и познакомился с Робин Митчелл.
    - Просто оказался поблизости – можешь считать меня туристом. Это не так далеко от правды. Пытаюсь решить, на что бы такое угробить свое свободное время, и бар, собственно, пришелся бы весьма кстати, так что веди – я согласен, – внимательно смотрит на Робин, оценивая то, правда ли она шутит – но причин для беспокойства не видит и едва заметно расслабляется. - Кстати – придушить? Ты говоришь так, как будто все мои коллеги, которых ты успела повстречать, так и желали тебя придушить. Ох уж эти старые обиды – от них одна головная боль, – закатывает глаза, качая головой, готовый следовать за Митчелл – почему бы и нет? Все в порядке. Не о чем волноваться. К черту паранойю. Почему бы просто не провести спокойно вечер, раз уж все так хорошо?
    Разумеется, он редко пьет. Тем более, сейчас. Но от пары стаканчиков виски никому хуже не станет. Быть может, это именно то, что ему сейчас и требуется. Быть на нервах постоянно сложно. Это изматывает – и этот факт вынужден признавать даже он.
    К тому же, есть прекрасная возможность разузнать еще немного о коллекционерах. О тех, кто вполне мог бы собрать коллекцию запретных знании. О тех, кто, вероятно, прячет у себя настоящее сокровище, стремясь сокрыть его от всего мира лишь для самих себя. Доминик не намеревался вновь расспрашивать Робин об этом деле, однако… раз уж есть шанс… то можно попробовать. Но только осторожно. Спокойно. Не спешно.
    - Надо сказать, шуточки у тебя знатные. Заставляют остолбенеть на пару секунд, – дружелюбно смеется, заходя в бар следом за законницей – бар весьма неплохой, даже отличный, с уютной атмосферой и без выпивох, горланящих нечто невразумительное со своими дружками на все помещение. Ему нравится. - А в Остине хорошие заведения. Ничуть не хуже, чем на улице Гнева. Надо запомнить на будущее, – довольно осматривается, устраиваясь у стойки и оглядывая взглядом бармена, приближающегося к ним.

+1

5

С Фарреллом Робин встречались лишь однажды, да и то потому что Орден поручил провести проверку его кинжала. Брэндан не так долго пробыл в Америке на тот момент, но успел привлечь внимание законников активными поисками какого-то колдуна. Орден Праведности всегда проявлял излишнее внимание в таким вот случаям и проигнорировать его было бы ошибкой. Но во время проверки ничего подозрительного не обнаружилось - никаких признаков какой-то запрещенной законами деятельности, да и к его досье было не подкопаться. В общем, страж как страж. Самоуверенный, немного резкий, но на удивление доброжелательный и мирный. Встреча прошла спокойно, и они даже немного поболтали. Робин попыталась выяснить что-нибудь о его поисках, разговор был вокруг да около, но толком она так ничего и не добилась. Ну, кроме того, что колдуну перевалило уже сотню и он был хорошо известен в узких кругах. Среди стражей, разумеется. Наверно, будь Фаррелл в этом вопросе чуть более разговорчивым, законница и не проявила бы интерес ко всей этой теме. А так после знакомства со стражем провела даже свое маленькое расследование и узнала много чего интересного. Теперь было чем поделиться с Браном. Раз уж он снова в Америке, то наверняка продолжает поиски. Туристическими прогулочками тут и не пахнет. Правда было одно “но”: пусть ему и удалось расположить к себе, Робин не могла сказать, что полностью доверяет ему. Впрочем, как и другим его братьям из Братства. С ними всегда нужно держать ухо востро.
— Ну, не все. Но снова встречаться с ними мне бы не хотелось. Как по мне, вся эта вражда надумана. Нам навязывают неприязнь и агрессию по отношению друг к другу. Десять лет в университете мне в голову вдалбливали, что стражи опасны, им нельзя доверять и все в таком духе. А моя семья... вообще отдельный разговор. Законники старой школы, если можно так выразиться, — говоря это, Митчелл прячет в карман куртки ключи от машины и, показав Брэндану кивком головы в какую сторону двигаться, не спеша шагает по улице. — Какой толк от того, что мы пытаемся друг другу глотки перегрызть? Ты хорошо сказал, одна головная боль.
Тема поднялась щекотливая. Для Робин так точно. У нее было много мыслей на этот счет и о том, что причин для ненависти к стражам у нее нет, да и у других законников тоже не должно быть, она могла рассуждать часами. Как и о том, что стражи могли бы вести себя не так враждебно по отношению к членам Ордена. Все же не все законники намеренно пытаются создать им проблемы или подставить. Есть такие как Робин, кому до многолетней вражды нет никакого дела и они просто выполняют свою работу.
Перед входом в бар, Митчелл поправил рюкзак на плече и вошла. Внутри царил полумрак и пахло табаком, алкоголем и жареным мясом. Время было послеобеденное и, несмотря на это, большая часть столиков была занята. У кого-то затянулся обед и они не торопясь доедали стейки и бургеры, а кто-то потягивая пиво, смотрел повтор футбольного матча, который крутили без звука на двух плазмах, подвешенных на стены в разных углах помещения.
— Только если тебе есть, что скрывать, — законница усмехнулась, усаживаясь на высокий стул за барной стойкой. Она стянула с плеча рюкзак и бережно опустила на пол. С собой у Митчелл были инструменты для проверки кинжала и обходится с ними приходилось бережно. — Но ты же не убил светлую перед тем, как со мной столкнуться? Смотри, мы можем сейчас это проверить.
Кивнув на свое снаряжение, Робин устало засмеялась и подала знак бармену. Незапланированную проверку она не собиралась устраивать, но от того, чтобы подколоть Фаррелла не удержалась. Хотелось как-то разрядить обстановку, но пока выходило наоборот. Складывалось ощущение, что страж никак не может расслабиться.
— Я сама тут первый раз. Заметила этот бар, когда шла от парковки к дому, где живет один из твоих коллег, — Робин намеренно выделяет последнее слово. Этот парнишка с “ежиком” знатно ее выбесил.
Бармен принял заказ и оставил их: к стойке (за спиной стража) подлетел старик с переливающейся в свете тусклых ламп лысиной и скрипучим голосом потребовал налить еще пива. Уже через мгновение законница потеряла интерес к этому зрелищу и взглянула на Брэндана:
— Так как дела с поисками того таинственного колдуна? Нашел его?

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » You should worry, but don't.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC