Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 годов

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Robin Mitchell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Alan Collingwood

- Что... Что ты делаешь? - хрипло спросила законница. Дернувшись, Ай поморщилась, потому как руки болели так же невыносимо. Бассам, спрятав зажигалку, подошел поближе к дочери, останавливаясь в шаге от нее. На лице играла усмешка, исказившая его выражение буквально до неузнаваемости. Айше стало противно. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » I got this feeling that we're dead;


I got this feeling that we're dead;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2uZLG.png
http://funkyimg.com/i/2uZLL.png
http://funkyimg.com/i/2uZLK.png
http://funkyimg.com/i/2uZLJ.png
http://funkyimg.com/i/2uZLH.png
You wouldn't believe the things that I have seen
I got this feeling that we're dead;
Andrew Hodges, Guy Reagan, František Wagner
Великобритания, 20 декабря 2015 года.
В глубине леса, вдали от людских взглядов расположилась когда-то гремевшая на всю Англию гостиница "Пурпурная роза". Теперь, всеми забытая, обанкротившаяся уже больше десяти лет назад, она создает впечатление полнейшей разрухи и упадка, но все-таки до сих пор является действующей. К зданию ведет одно-единственное полузаброшенное шоссе, а количество постояльцев вряд ли превышает десяток за весь год. Не только потому, что мотель давно уже пережил свои лучшие годы (большую часть здания обвил плющ, крыша улыбается щербатой черепицей, краска облупилась, обои в номерах вздулись и слезают пластами, паркет скрипит и пр.), но и потому, что в восточном крыле раз в три-четыре месяца погибают и без того редкие посетители. Официальной причиной становится разрыв сердца, а немногочисленному персоналу и администрации до сих пор каким-то образом удавалось избегать огласки.
Три стража волей случая оказываются в старой гостинице. Ни один из них понятия не имеет, что перед тем как встретиться с темной душой, их ждет целая ночь собственного безумия.

Отредактировано Guy Reagan (2017-07-02 22:40:24)

+10

2

В жизни Эндрю всегда все было не так и когда ему думалось, что он наконец обрел счастье, то все оборвалось в один миг. Как бы ему не говорили, что способность видеть светлые и темные души дар, для него это оказалось проклятием, которое погубило его семью. И самое страшное для Ходжэса было то, что все когда-нибудь это обернется против него, превратится в кошмар, который не будет покидать его каждый день. Сейчас же он пытается терпеть самого себя, а окружающим приходится терпеть Энди. Характер со временем лишь стал хуже. Ни друзья, ни близкие, из которых остался только отец, не смогут помочь смириться ему со своей болью и собственным горем. Казалось бы, прошло уже достаточно времени, но он все еще носит в заднем кармане своей кожаной куртки помятое фото жены и детей. Из всего что было, у него осталась только работа. Проклятая работа, которую он все больше ненавидит.
- Блядская погода. – выругался страж, включая дворники, пытаясь тем самым видеть лучше дорогу через стену дождя. Откинувшись спиной на сиденье автомобиля, Ходжэс приоткрыл немного окно, крепче сжимая правой рукой руль, левой же пытаясь закурить. Капли дождя то и дело попадали ему на лицо и часть одежды. Как Эндрю не пытался бросить курить, так и не бросил, а теперь уже не за чем. Его жене никогда не нравилось, когда Энди курил, особенно дома, вечно она бранила его за это. А теперь все впустую. Радио отказывалось работать и выдавало лишь режущее слух шипение, видимо виной всему была опять же погода, собственно gps-навигатор тоже работал плохо, выдавая помехи. Мужчина начинал думать, что это проклятое шоссе никогда не закончится и он никогда не доберется к нужному месту для выполнения задания. И он не ошибся, Энди начинало клонить в сон, так как в дороге он провел достаточно много времени. Стражу пришлось свернуть с шоссе, мужчина увидел указатель, что неподалеку здесь имеется мотель, это было как раз вовремя. Ему нужно было отдохнуть и поспать, пусть он и привык постоянно находиться в дороге. Такая уж работа, здесь ничего не поделать. Подъехав к гостинице, Эндрю хлопнул дверью автомобиля и постарался как можно быстрее добраться до крыльца, чтобы спрятаться от дождя. Но даже это ему не помогло, он все равно промок, хоть воду выкручивай. Похоже мотель переживал не лучшие времена, выглядел он прискорбно, всюду порос плющом, но от этого не менее угрожающе, под этим тяжелым и грозовым небом он вселял даже какой-то страх. Но Энди в этой жизни видел вещи похуже старых мотелей, поэтому он посчитал нужным для начала снять комнату и хорошенько выспаться, а после утром вновь отправить в дорогу. Перекинув сумку через плечо, Ходжэс вошел во внутрь, осмотревшись, он двинулся к ресепшену. За стойкой никого не было, видимо хозяева мотеля не часто здесь видят гостей. На стенах кое-где потрескалась штукатурка, местами отошли обои с причудливым рисунком. Ремонта здесь не было давно и скорее всего из-за того, что здесь редко кто останавливается, долго еще не будет. Эндрю пришлось несколько раз позвонить в настольный звоночек, который уже лишился краски от времени, прежде чем появился администратор. Это был приятной наружности мужчина средних лет. Еще страж особенно отметил его местами с сединой взлохмаченные волосы. Видимо тот очень спешил, что даже забыл привести себя в порядок.
- Просто праздник какой-то, вы уже третий постоялец за сегодня. – радостно воскликнул хозяин.
- Это неудивительно, погода не блещет. Мне комнату на одну ночь, утром я съеду. – Энди облокотился о деревянную стойку в ожидании, на что мужчина лишь кивнул, протягивая стражу ключ от его сегодняшнего ночлега, - Спасибо. – страж прошел вперед и стал подниматься по лестнице.
– Не благодарите раньше времени. – уже менее тихо и менее радостно произнес хозяин, но когда Энди обернулся, чтобы что-то ответить, то администратора мотеля уже и след простыл. Дрю покачал головой, поправляя сумку на плече. Он не стал воспринимать всерьез слова странного мужика и стал подниматься выше, для него сейчас главным было избавиться от мокрой одежды и отоспаться как следует. Все это время он покручивал в руках ключ, чтобы как-то избавитья от напряжения, которое росло все почему-то больше и больше в этом месте. Сначала странная гостиница, странный мужик, странное место, может и двое остальных гостей не менее странные. Лучше мне с ними не пересекаться.
Для него в жизни когда-то было открыто столько дверей, а сейчас не осталось ни одной. Еще сто тысяч долгих миль ему пройти, чтобы достигнуть цели. Но есть ли эта цель? Может быть Энди ее давно потерял среди всех бед, которые с ним случились. Его счастье было нарисовано и этот рисунок сожгли, безжалостно и бесповоротно. Но назад уже не повернуть и остается идти только вперед, но Ходжэс не понимал зачем и для чего.

Отредактировано Andrew Hodges (2017-08-25 01:08:53)

+3

3

То, что Рождество в этом году будет паршивым, Риган осознал сразу, как только пересек границу родной страны. После нескольких месяцев, проведенных на территории Европы, страж вернулся в Англию, встретившую его своей непредсказуемой, аномальной погодой. Ранним утром двадцатого декабря с неба валил снег: такой пушистый и невесомый, какой, кажется, бывал только в кино, так что к середине дня все холмы и деревья припорошило белоснежной пеной. Однако уже после полудня волшебный зимний пейзаж сменился грозовыми тучами и холодным ливнем, зарядившим на весь остаток дня. К вечеру все дороги превратились в месиво из-за растаявшего снега, пластами сходившего на шоссе, и Гай с неудовольствием думал о том, что случится, если ночью ударят морозы, и весь этот ужас превратится в гололед.
Страж возвращался домой к рождественскому ужину в кругу семьи. Каждый год Риганы собирались вместе на главный праздник года в их доме в Уэльсе, пусть делать это становилось все труднее и труднее. Гаю пришлось покинуть Европу раньше намеченного срока, потому что мать с братьями принялись обрывать его телефон две недели назад, уговаривая свернуть все дела и присоединиться к семьей хотя бы на пару вечеров. Наверное, если бы уговорами была занята одна мама, Риган нашел бы причины для отказа, но когда параллельно на телефоне сидели еще и братья (с которыми спорить было априори сложно), Гай был вынужден дать свое согласие. Он знал, что праздник будет испорчен хотя бы потому, что бабушка, отложившая на время свои обязанности магистра, тоже приедет домой. А если средний из братьев Риганов встречался с Аннелиз на расстоянии больше пары километров, итог всегда был предсказуем.
Именно поэтому Гай оттягивал свое возвращение домой так, как это только было возможно. Оказавшись в Англии пару дней назад, он останавливался едва ли не в каждом городе на его пути, захаживал в местную администрацию и интересовался тем, все ли в порядке. Он наделся получить какое-нибудь не запланированное задание, которое задержало бы стража если не на неделю, но хотя бы на несколько дней. Но местные только пожимали плечами: либо в городе все было спокойно, либо там уже трудился кто-то из Братства. После третьей шутки о том, что темные души устроили себе рождественские каникулы, Риган свернул свою деятельность и с хмурой решимостью двинулся в сторону Уэльса.
Из-за дождя и сизых туч на улице стемнело рано, и отвлекшийся на настройку радиоприемника Риган пропустил нужный ему поворот. Пришлось сворачивать на ближайшей развилке, что привело пса, мирно дремавшего на заднем сиденье, в состояние какой-то истерики.
— Черт возьми, Биди! - Риган взглянул в зеркало заднего вида. Пес бесновался сзади: царапался в стекло, выл, метался из стороны в сторону. — Что с тобой, приятель?
В сизой дымке вдруг вспыхнула неоновое название гостиницы, окруженное блеклыми огоньками гирлянд. Гай остановил пикап и, натянув на голову капюшон, вышел на улицу. Холодный дождь, похожий на сыплющиеся с небес льдинки, продолжал лить, словно кто-то на небесах опрокинул на землю ведро с водой. Страж открыл заднюю дверь и кивком приказал псу вылезать. Тамаскан забился в дальний угол и заскулил.
Гай слишком устал и успел изрядно промокнуть, стоя под дождем, как идиот, чтобы обращать внимание на поведение пса, хотя в других ситуациях он доверял интуиции собаки больше, чем собственной. Страж схватил Биди за ошейник и насильно вытащил того из машины, прихватив с заднего сиденья рюкзак с вещами.
— Если ты продолжишь себя так вести, - отчитывал он его, таща упирающуюся собаку к парадному входу. — Я выкину тебя на обочине, и ты встретишься со своими приятелями-волками, которым, поверь мне, не понравится твой холеный видок.
В просторном холе гостиницы было совершенно пусто. Биди, смирившийся со своей участью, жался к ногам хозяина, рыская по сторонам испуганным взглядом янтарных глаз.
Гай осмотрелся. Должно быть, когда-то гостиницы была по-настоящему популярна. Достаточно легко было представить себе скопище гостей, разместившихся в глубоких кожаных креслах в лобби или стоящих в очереди к стойке администратора. И широкая лестница, украшенная сейчас пыльной искусственной омелой, и потускневшие люстры над головой - все говорило о прошедшем величии этого места. Однако сейчас оно больше напоминало придорожный мотель: краска облупилась, обои выцвели и кое-где пузырились, на кожаных креслах давным-давно нужно было менять обивку, и если присмотреться, на массивных люстрах можно было различить свисающую лоскутами паутину.
Риган пришлось ждать около десяти минут прежде чем из дальней комнаты к нему вышел шаркающий ногами администратор. Еще столько же времени тот потратил, выбирая номер для стража, хотя Гай готов был поклясться, что все ключи висели на своих местах - а это значило, что сегодняшним вечером Риган здесь единственный постоялец.
Мужчина уже начал терять терпение, когда администратор протянул ему совсем новенький ключ.
— По лестнице и направо, — шелестящим голосом сказал он.
— Что на счет бара? Ресторан?
— У нас скудный бюджет, сынок,
- щербато улыбнулся мужчина за стойкой. — Но я попрошу принести тебе кофе и индейку.
— Чай. И молоко. И что-нибудь для моей собаки.
— Как скажешь, сынок.

Восточное крыло было таким же пустым, как и вся остальная гостиница. Правда, в отличие от лобби, где по полу гулял сквозняк, эта часть здания была хорошо натоплена. Биди продолжал трусливо жаться к ногам стража до тех пор пока не получил пинок от Ригана, едва не споткнувшегося о пса уже перед своим номером. Внутри комнаты все было достаточно прилично. Несмотря на откровенную потрепанность вещей, было видно, что хозяева стараются следить за  номерами.
Гай быстро принял душ (чертыхаясь как сапожник, потому что горячая вода постоянно пропадала), переоделся и услышал, как где-то в коридоре хлопнула дверь. Должно быть, эту ночь он все-таки проведет не в одиночестве.
Спустя некоторое время администратор принес ему холодную индейку, неприятно подернутую пленкой застывшего жира, чайник чая и стакан молока. Для Биди он отыскал какую-то слипшуюся кашу, к которой оскорбленный пес даже не притронулся.
Где-то в глубине гостиницы звякнул звоночек. А это место оказалось гораздо более популярно, чем Ригану подумалось. Он поднялся с постели, вытер перепачканные жиром пальцы о салфетку и, приоткрыв дверь, выглянул в коридор как раз в тот момент, когда на лестнице показался мужчина. Гай кинул на него оценивающий взгляд (что-то в его манере держать себя показалось смутно знакомым), сухо кивнул и захлопнул дверь своего номера, надеясь хорошенько выспаться и отдохнуть.

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » I got this feeling that we're dead;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC