Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Hannah Merton

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Robin Mitchell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Письмо из Арденау с приказом отправиться в США застало Ольгу в Томской губернии еще пять месяцев назад. Дорога до американского континента обещала быть долгой (снег уже лежал, а сообщение между редкими населенными пунктами можно назвать в лучшем случае ненадежным), однако война Севера и Юга не утихала, и в пылающих Штатах отчаянно не хватало стражей. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Echa przeszłości czas


Echa przeszłości czas

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://i.imgur.com/zzAUGQs.png
Luxuslärm – An dich.
Echa przeszłości czas
Asbjørg Söderqvist & Rafael Cromwell
Октябрь 2016 года, Польша, окраины города Вроцлава.
Стражу и законнице предстоит разобраться с необъяснимым явлением в заброшенном городе на окраине Врослава. Им не только предстоит столкнуться с темной душой, но и раскрыть один секрет, зарытый здесь более семидесяти лет назад.

+7

2

- Тебе придется работать в паре с законником.
- И?
- Вот это мне нравится в тебе. Другого бы, как минимум, передернуло, а то и вовсе скривило. А всё, что можешь выдать ты, это безразличное «И?».
- Ну, если он более-менее адекватен, то проблем возникнуть не должно.
- Она.
- Мм?
- Это «она». Тебе придется работать с «ней», а не с «ним».
- Тем лучше. А если она не имеет ничего против испанской кухни, то я вовсе покажусь ей душкой.
- Ой, не прибедняйся. Ты любую кухню сможешь осилить.
- Помнится, ты не очень-то оценил мои эксперименты с суши.
- Ой, иди уже отсюда! Что за молодежь пошла, пугает стариков на ночь глядя…

Прежде чем распрощаться с Хэмишем пару дней назад они еще успели дружно расхохотаться, а Рафаэль успел получить один молчаливый, но крайне многозначительный взгляд от магистра.
Хотя всё и так было понятно без слов. Следовать их общему плану, быть душкой, и не забыть, при всём при этом, выполнить задание. Проще простого. На первый взгляд. Сложности начались с перелета. Из-за непогоды рейс задержали на несколько часов, потом их все же выпустили, но самолет нещадно трясло. Добираться пришлось с двумя пересадками, а от последнего, провинциального аэропорта и вовсе пришлось нанимать такси, которое, несмотря на нахождение Польши в Европейском союзе, до критериев «европейского» не дотягивало. Машина попалась не новая, в салоне пованивало чем-то кислым, водитель был довольно угрюм и неприветлив. Кромвель даже подумал сперва, что водитель не увезет его дальше ближайшего кладбища, где и прикопает по доброте душевной. Но обошлось.
В город, а вернее городок такси приехало ближе к полуночи. В сельской глухомани, недалеко от Свидницы была только одна гостиница, или, точнее, то, что носило это гордое название. Это был небольшой трехэтажный домик, достаточно старый, чтобы можно было сказать, что он застал обе мировые войны, но, всё же ухоженный. Впрочем, утомленному стражу достаточно было того, что он, наконец, добрался, спустя столько времени. Хозяйка гостиницы, а вернее всего дома, неодобрительно качала головой и весьма выразительно смотрела на часы. Пани Эльза Шикульска привыкла в это время чинно спать вместе со своим супругом, а не сидеть в гостиной в ожидании позднего постояльца. Рафаэль рассыпался в сладкозвучных извинениях, большую часть из которых пани, к сожалению, не поняла, поскольку английским владела в мере достаточной для того, чтобы вести свой маленький бизнес, но недостаточной для того, чтобы уловить все оттенки извинений из уст испанца. Впрочем, его интонации и одно случайно вырвавшееся ругательство в адрес погоды и самолетов вызвали у неё сострадательную улыбку, а поинтересовавшись и узнав, что пан Кромвель голоде настолько, что готов, наконец познакомиться с миром заварной лапши, всплеснула руками и быстренько накрыла ему небольшой ужин. Всего несколько ломтей хлеба, козьего («от своих козочек») сыра и порезанной толстыми ломтями копченой колбасы и кружка черного, пакетированного чая, отвратительного в иной ситуации, но божественного сейчас, полностью примирили и пани Шикульска и стража. Как следствие, через полчаса после приезда Ортега был проведен в небольшую комнатку, где кроме узкой кровати, стола и жесткого деревянного стула втиснуть что-либо было невозможно, проинструктирован, что ванна комната и уборная находятся через дверь от него, а небольшой, скромный завтрак будет подан для всех постояльцев в девять утра. Отблагодарив пани за приём, Кромвель несколько мгновений подумал, стоит ли ему посетить ванную, но решил отложить это на утро, спать хотелось так сильно, что откладывать это замечательный во всех отношениях процесс было бы преступлением. С тем он и улегся.
Проснувшись же наутро по заведенному будильнику, Рафаэль некоторое время провалялся в постели, наслаждаясь тишиной за окном и пением запоздалых птиц, не стремившихся в более теплые края.
- Да-а-а, - потянул он, - в Арденау такого не услышишь.
На его счастье, ванная была свободна, и он с наслаждением смыл с себя следы перелета, долгой дороги и тяжелого сна.
Без одной минуты девять он спустился вниз к завтраку, ожидая увидеть за общим столом и свою невольную напарницу из Ордена. Удивительно, но за столом её не было, как не было еще никого в принципе, кроме нескольких тарелок с едой и пани Шикульска, этот стол сервирующий.
Пожелав хозяйке доброго утра и убедив её, что спалось ему просто чудесно, Кромвель взял кусок свежего белого хлеба и стал аккуратно намазывать на него масло, находясь одновременно в ожидании и легкой, утренней ленце.

Отредактировано Rafael Cromwell (2017-07-03 22:28:26)

+2

3

А зори здесь тихие…
Почему-то вспоминается именно эта повесть, хотя Асбьёрг смутно помнит, о чем там речь. Для Сёдерквист война была далекой и как-то даже неоправданной. Норвежка мало знакома с литературой и бытом не только России, но и вообще всего постсоветского пространства. Ей просто нравится название, а об остальном она старается не задумываться. Впрочем, тут, под Вроцлавом, зори, и правда, тихие. Асбьёрг посмотрела на часы, которые указывали уже начало восьмого, и начинала нервничать.
Звонок застал законницу в аэропорту Глазго, когда Эсби возвращалась из Норвегии обратно в Соединенное королевство. Не успев толком отдохнуть, ей пришлось лететь через пол Европы, а потом брать машину напрокат и ехать по навигатору черт знает куда. Мимо проносились города и поселки с просто невыговариваемыми для норвежки названиями. Прушкув, Лышковице, Злочев.Через двести километров от Варшавы, Асбьёрг уже перестала вглядываться в ночную мглу, чтобы не пропустить пункт назначения. Отдавшись на волю навигатора, который, к слову, был новейшим приобретением в данном далеко не новом средстве передвижения, Эбби покрутила микшер, чтобы настроить радиоволну. Но после пятой найденной радиостанции, Седерквист поняла, что здесь точно не найдет английскую речь. Разочарованно цокнув языком, она отключила радио, надеясь, что не уснет в полной тишине. Ведь знай она польский, то сразу бы поняла, что отрезок дороги, по которой она надеялась попасть в нужный ей городок к юго-западу от Вроцлава, закрыт на ремонт еще с прошлого вторника. Но Ася в Польше была впервые. И знания, что польская экономика едва ли не вторая в Европе, лишь усложнили ей жизнь, дав возможность положиться на косвенные и весьма сомнительные факты. Именно поэтому, застряв где-то между Мирославице и Собуткой, норвежка решила, что подождать помощи будет весьма рационально. Особенно, когда бензин в твоей калымаге имеет свойство заканчиваться, а где заправка ты ни сном ни духом.
- Замечательно, - выйдя из автомобиля, Асбьёрг пришлось познакомиться с местным колоритом. А именно – с коровьей лепешкой. Собрав волю в кулак, женщина попыталась было дозвониться до Ордена, но и тут ей сопутствовала неудача. Мигнув пару раз, смартфон приказал долго жить, и отправился в царство Морфея видеть прекрасные розовые сны и мечтать о длительной подзарядке. И лишь наручные часы, которые всегда остаются верны своей хозяйке, говорили о том, что к моменту встречи со своим напарником она точно опоздает.
К слову, Сёдерквист удивилась, что будет работать со стражем. Координатор сообщил законнице, что дело под огромным вопросительным знаком, что говорило не только о том, что род проблемы не выявлен, но и о возможном отсутствии какой-либо проблеме (частенько бывало, что сводки новостей и звонки обеспокоенных граждан были лишь пустыми догадками испуганных жителей).

- Простите, - коротко, не теряя достоинства, насколько это было возможно с копной спутанных волос и весьма странным запахом, исходящий с подошвы ботинок, извинилась законница. Время уже было ближе к полудню, а норвежку только что довез на тракторе какой-то усатый селянин, худо-бедно говоривший на ломанном английском (точнее на английском он знал всего пару тройку слов, но, между несуразной польской речью, Асбьёрг все-таки поняла, что мужчина готов довезти ее, куда надо). – Это была просто отвратительнейшая ночь.

+1

4

- Я ничего не понимаю.
Такую фразу Кромвель выдал уже после завтрака, на который его напарница из Ордена так и не явилась.
«Проспала наверное», - подумал Ра, спокойно допивая чай, все тот же самый, черный. Правда, уже из другого пакетика.
Он прождал еще полчаса, время подходило к десяти утра, и страж позволил себе поморщиться.
«Какого лешего? Нет, я, конечно, сам опоздал, ведь встретиться мы должны были еще вчера вечером, но я же звонил в Братство, они должны были предупредить.»
На всякий случай Рафаэль позвонил координаторам (кажется разбудил их), но удостоверился, что информация о том, что страж Кромвель из-за погодных условий опоздает была передана в Орден. Была ли эта информация доставлена законнице, координаторы, правда, не знали.
Наконец, когда часы показали половину одиннадцатого, Рафаэль не выдержал и обратился к любезнейшей пани Шикульска, поинтересовавшись, не уходила ли поутру её постоялица. И был страшно удивлен тем фактом, что всех жильцов Рафаэль имел честь лицезреть за завтраком.
- Всех, да не всех, - спохватившись и всплеснув руками продолжила пани, - одна пани вчера не приехала.
Тут Кромвелю достался укоризненный взгляд, словно пани подозревала его в убийстве вышеуказанной дамы.
- Не приехала?
- Совершенно верно, пан Кромвель. Ровно как и вы, я уж думала ночью приедет, волновалась, так и не смогла сомкнуть глаз, но пани так и не приехала. И даже не соизволила предупредить звонком, или телеграммой.
«В нашем мире кто-то еще пользуется телеграфом?» - Чуть не ляпнул Ортега, но сдержался, дабы не обижать хозяйку.
В итоге он вновь позвонил координаторам, сообщив, что законница на встречу так и не прибыла и не будут ли столь любезны его коллеги уточнить в Ордене что это за хрень такая творится?
Возможно, каталонцу показалось, но координаторы вроде даже обрадовались не самой частой возможности ехидным голосом выкатить претензию в адрес Lex talionis.
В результате, в одиннадцать часов теперь уже ему позвонили координаторы, которые и сообщили, что Праведники сами не могут связаться со своим сотрудником.
Кажется, координаторы радовались этому, что Рафаэль не разделял, но молчал – увы, но многие стражи пропитывались впариваемой каждый божий день обучения истине, что все законники служат исключительно для того, чтобы пихать палки в колеса стражам, и что исчезновение одного из них всем только на пользу.
Кромвель так не считал. По крайней мере он сразу предложил отправиться на поиски, но ему передали слова представителя Ордена оставаться на месте до вечера и ничего не предпринимать.
- Как скажете.
Рафаэль пожал плечами и отключился. В самом деле сделать он почти не мог – кататься по всей Польше, высунувшись из окна и взывать к пропавшей законнице было глупо. Собственно, он даже не знал, откуда та должна была приехать. Поэтому он, хоть и с неспокойной душой, но вооружился книгой не столь давно почившего Йена Бэнкса в мягкой обложке и расположился на крыльце дома пани Шикульска, приготовившись к спокойному дню.
Отвлек от чтения его примерно через час звук тарахтящего двенадцати цилиндрового мотора трактора. И случилось явление Lex talionis во плоти. Помятой такой, неряшливой плоти.
- Оригинально. – Только и пробормотал он себе под нос, поднялся, не забыв заложить закладку на сто двадцать седьмой странице, и спустился вниз.
- Прощаю, - кивнул Рафаэль, едва сдерживая улыбку и внутренне радуясь – законник извинился перед стражем, событие настолько редкое, насколько редко падает град размером с теннисный мяч. – Если я правильно понимаю – машина заглохла, телефон разрядился, а багаж вы решили с собой не нести?
Он критически осмотрел пожеванную одежду, испачканную в определенной субстанции обувь с характерным запахом, полное отсутствие чемоданом или хоть какой-то сумки, а также гнездо на голове, в которое превратилась прическа девушки, и с внутренним смешком подумал, что для полноты образа не хватает пары соек, поселившихся в этом «гнезде».
- Кстати, мисс Сёдерквист, - Рафаэль ощутил прилив гордости – правильность произношения фамилии он учил двадцать минут и сейчас смог произнести её без запинки, - полагаю, вам не помешает сделать несколько звонков, - он протянул ей свой мобильный, - а то Орден беспокоится все ли с Вами в порядке. И, наверняка Вам нужно время, чтобы привести себя в порядок. Если хотите, я мог бы вызвать такси и доехать до Вашей машины за вещами.
«Рискнешь довериться стражу?»

+3

5

На самом деле слова извинения Асбьёрг выдавила из себя лишь в качестве вежливого обращения, а никак не стараясь донести до стража их первоначальный смысл. Но, чувствуя, что уже заранее облажалась, норвежка просто обязана была как-то сгладить ситуацию и не показаться совсем уж бестактной натурой. Впрочем, сам факт работы со стражем ее не сильно беспокоил. В отличие от старшей сестры, которая, видимо, из природной вредности старается испортить жизнь всем носителям кинжалов (да и не только), Эсби была более миролюбиво настроена к членам Братства. Не то, чтобы законница стелилась перед ними белым клевером, но работу уважала, хоть иногда и была подвержена кое-каким предрассудкам на их счет. Все-таки нельзя не брать во внимания некое соперничество между этими двумя организациями.
Собравшись уже было направиться в свой номер, чтобы в ускоренном режиме привести себя хоть кое-как в порядок, Сёдерквист остановилась, словно вкопанная после следующей речи стража.
- Надеюсь, это не сарказм? - слегка склонив голову на бок задала светловолосая риторический вопрос. Даже, если мистер Кромвель (хвала всем богам севера, она запомнила его фамилию) и решил посмеяться над представительницей Lex talionis, ей лучше об этом не знать, спустив все на тормоза и посчитав, что мужчина просто предположил очевидное.
– О, как, - она слегка отпрянула назад, когда страж протянул ей свой мобильный телефон. Женщина уже успела забыть о том, что ее собственный гаджет имел ее в виду, оставив ее без связи посреди ночной Польши где-то между полями. - Нет, спасибо, их привезут позже, я взяла самое необходимое, - Сёдерквист помахала небольшим свертком, в котором уместилась сменная одежда, кроссовки и расческа. Слегка скривившись от осознания того, что ей, возможно, предстоит весьма неприятный разговор с коллегами (или, что еще более неприятно, со жрецами), Ася схватила протянутый сотовый и, нырнув под руку мужчины, бросилась наверх, дабы избежать нежелательных свидетелей ее диалога, оставляя на только что вымытом полу следы от коровьего дерьма.

Спустя чуть менее пятнадцати минут, за которое норвежка успела отчитаться переде начальством и совершить обряд возвращения в люди в виде принятия горячего душа, Асбьёрг спустилась вниз и теперь уже чувствовала себя со стражем на равных, а не дурно пахнущей светловолосой фурией, пускающей из глаз молнии. Волосы были аккуратно причесаны и собраны в высокий хвост, а ботинки не источали ароматов помойки. К слову, пол снова был чисто вымыт, как будто ничего и не было.
- Теперь можно и за дело, - готовая к труду и обороне, Ася уже почти забыла свое недавнее приключение, поэтому вежливо представилась, хоть и прекрасно знала об осведомленности стража. Ей тоже сразу было указано имя напарника, однако, Рафаэля Асбьёрг видела впервые.
- Скажите, что до необходимого дома не нужно будет добираться на транспорте, а можно будет просто пройтись пешком, - Эсби, выйдя из здания гостиницы первой, повернулась в сторону стража. – С недавних пор я, по понятным причинам, не доверяю местному транспорту, - эту поездку законниц точно запомнит на всю жизнь и вынесет из этого какой-нибудь урок.

+1

6

От желания закатить глаза вовнутрь его удержал только выработанный за годы самоконтроль.
«Вот она, людская благодарность». - С горечью подумал Рафаэль. – «Ты к ним со всей душой, помощь предлагаешь, а в ответ… Эх…»
Впрочем, его это даже не удивляло. Отношения между Орденом и Братством никогда не были идеальными. Не были они даже хорошими, или хотя бы неплохими. А в последнее время, с тех пор, как стала временами пропадать магия, всё стало только хуже. Орден винил стражей, Братство винило законников, все винили ведьм и всех винила Церковь. А фиг ли толку?
- Никакого сарказма. – Совершенно серьезно, не отворачиваясь и глядя прямо в глаза норвежке совершенно спокойно, с легкой улыбкой ответил Рафаэль. – Прошу прощения, если выразился несколько двусмысленно.
Худой мир был восстановлен, ему даже досталось несколько рассеянное «спасибо», отчего можно было бы предположить, что ему в напарники достался не самый худший представитель Lex talionis, но Кромвель не спешил делать поспешных выводов, успев в своей жизни не раз на этом ожечься.
Проводив мисс Сёдерквист взглядом, Розмарин еле сдержался от смеха, настолько она все же выглядела чудно после ночи в польских полях.
«А как бы выглядел ты сам, городской пижон?» - Задало вопрос его внутреннее «я», и Ра вынужден был признать, что вероятнее всего он сам выглядел бы ещё хуже. В его биографии числились, конечно, несколько вылазок на природу, в том числе небольшой курс выживания в дикой среде, который проводили в Академии во время его обучения, да и самому пару раз приходилось помотаться по полям, но не сказать, что он очень много чего оттуда полезного извлек. На ум приходило только то, что мох на деревьях растет с северной стороны, да и, пожалуй, что всё.
В коридоре материализовалась пани Шикульска и с явным неодобрением посмотрела сначала на дурнопахнущие следы на полу, что оставила после своего прибытия Асбьёрг, а потом на Рафаэля.
- Это не я. – Сразу же открестился страж, совершенно не желая попадать под громы и молнии справедливого гнева пожилой польки, которая, как вполне могла оказаться той ещё ведьмой и проклясть его от всей души.
Пани Шикульска поджала губы, неодобрительно покачала головой, ненадолго скрылась, чтобы вернуться со шваброй и ведром воды и быстро удалить следы. Проделала она это так быстро и виртуозно, что Кромвель даже не успел предложить свою помощь. Несмотря на то, что он и не был обязан это делать, перед этой польской женщиной он тушевался сильнее, чем перед родителями или бабушкой и всё время чувствовал себя напроказничавшим мальчишкой, которого отчитывают.
Ощущение это было не приятным, и испанец немного разозлился сам на себя из-за того, что не мог от него избавиться.
Законница спустилась довольно быстро. То ли хотела отсюда поскорее свалить, то ли действительно ощущала свою вину. Хотелось бы думать, что второе, это бы означало, что с ней можно спокойно работать.
- Теперь можно и за дело.
- Вы провели ночь, небо знает где, с трудом сюда добрались и вот так сразу за работу? – Рафаэль был несколько ошарашен. Страж был вполне готов подождать еще час, а то и два, пока девушка отдохнет, перекусит с дороги. За это время можно было бы немного поболтать, выяснить, что она за человек и как расположена к стражам. А тут вот так вот, с места, да в карьер.
- Даже не поедите с дороги? Завтрак уже закончился, но, думаю, что наша хозяйка не бросила бы Вас в беде, ну, или, как вариант, можно по пути зайти в какое-нибудь кафе…
Рафаэль попытался припомнить, есть ли в этом захолустье хоть одно более-менее достойное место общественного питания и был вынужден признать, что забыл уточнить этот момент, столь сильно его торопили с выездом.
–А пройти, да, можно и пешком, правда это отнимет довольно много времени. На такси всяко было бы быстрее. Впрочем, как посчитаете нужным.

+1

7

Еда. Желудок предательски свело от напоминания о том, что у нее не было во рту и макового зерна со вчерашнего вечера.
- Нет особой необходимости, - сглотнув порцию слюны, что заполнила рот, законница дернула плечом, словно завтрак совершенно не интересовал ее в данный момент.  Асбьёрг не была уверена, что страж поймет и без того долгую задержку. Не хватало еще, чтобы потом за ее спиной ходили слухи о том, как много времени представительница Ордена тратит на наведение марафета. Уже лучше после задания, хотя уже в данный момент норвежка была готова съесть две порции чего-нибудь (без разницы чего).
Впрочем, не смотря на некую предвзятость их сотрудничества и выработанные годами стереотипы, Рафаэль Кромвель с каждой фразой все больше располагал к себе. Неужели в Братстве все-таки были воспитанные люди? Асбьерг не торопилась с выводами, поэтому после следующей фразы снова скривила физиономию всем своим видом показывая, что ей сегодня попросту не везет. Несколько секунд она колебалась между желаниеми держаться подальше от любого колесного транспорта и побыстрее закончить задание и приступить к набиванию собственного брюха. Желудок сделал огромный толчок в направлении второго варианта, поэтому Сёдерквист ничего не оставалось, как, возможно, впервые довериться мнению стража. На дворе был день, а она уже несколько устала от непредвиденных ситуаций, поэтому хотела лишь одного – обезопасить себя от излишнего стресса и поскорее вернуться в Арденау.
- Ладно, Вам виднее, - несколько обреченно выдохнула светловолосая, - В случае очередной неудачи… - она хотела сказать, что отдуваться будет сам страж, но вовремя прикусила язык, посчитав эту фразу весьма невежливой. – Ведите, - пожала плечами северянка и последовала следом за Рафом.

Таксист у Асбьёрг доверия не вызывал, хотя Рафаэль был, по-видимому, выбором доволен. В автомобилях Сёдерквист особо не разбиралась, поэтому кроме как по цвету и форме их не различала. Разве что могла прочитать название и марку на багажнике, но на этом ее возможности заканчивались. И даже название "Тойота Камри" норвежке ни о чем не говорило. Эсби переминалась с ноги на ноги, пока Кромвель разговаривал с таксистом, и с опаской поглядывала на авто. Законница искренне надеялась, что на сегодня ее неудачи с транспортом заканчивались, поэтому старалась думать о том, что же ждет их впереди. Задание, для которого потребовались представители разных организаций, интриговало и манило неизвестностью. Поторговавшись на счет оплаты (водитель, только услышав, куда направляется парочка, тут же отказался куда-либо ехать) страж и законница залезли внутрь салона.
- Надеюсь, его калымага не сломается по дороге, - еле слышно пробормотала Ася, когда октябрьская слякоть осталась за дверями автомобиля. Подвинувшись, она освободила место для стража и уткнулась ном в окно, делая вид, будто чрезвычайно увлечена пейзажем. Понимая, что это, вероятно, несколько некрасиво с ее стороны, норвежка решила убить время до приезда в пункт назначения, задав пару вопросов.
- Вы тут наверняка дольше моего, - она запнулась. Ей все еще было стыдно за свое опоздание, хоть девушка старалась не брать в голову, чтобы не расстраиваться из-за потери лица перед членом Братства. – Не расспрашивали местных о нашем задании? – она совершенно инстинктивно сложила руки на груди, - Может, они знают некие подробности, которые не передали в телефонном режиме? – она пожала плечами, - Слухи, догадки, какие-то жертвы, о которых не было сообщено. – В отличие от Кромвеля, Ася потеряла связь с реальностью (и Орденом) еще ночью, поэтому, если подробности и были, она была не в курсе.
- Вы в Польше впервые? – как бы невзначай спросила законница, незаметно переходя на более нейтральную тему. Машина как раз свернула вправо, уходя все дальше в глушь, где людей было все меньше, а заброшенных домов все больше.

+1

8

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/Xylid.gif[/AVA]- Нет особой необходимости.
«Ну да, конечно», - скептически подумал Рафаэль, - «нашла время понтоваться. Одно слово – люди».
Вслух же Рафаэль не произнес ничего, но решил, что накормит законницу, даже если ему придется делать это силой. Еще чего не хватало, чтобы та завалилась по пути, или в процессе выполнения задания в голодный обморок, а ему, как человеку честному, с налетом доблести и рыцарства, придется тащить её на собственном горбу. И тут дело не в гордости – плевать он хотел на неё. И даже дело было не в том, что о нём и его отношении «к» и «с» законниками уже ходили не самые лестные слухи. Дело было в спине Кромвеля, которую он любил, ценил и совершенно не хотел напрягать лишний раз, особенно, когда этого можно было избежать.
Что будет в случае «очередной» неудачи, Рафаэль уточнять не собирался. Хотя бы потому, что ничего не будет, кроме криков и источающего яд отчета, направленного в верхушку Ордена. Пустая, в общем-то, угроза. Единственный её вред – кормить законницу захотелось намного меньше.
- Сейчас, только вызову такси. – Чуть холоднее, чем до этого ответил испанец.

Машина прибыла, как и было обещано, через десять минут. И машина, и водитель были местными, что Рафаэль успел узнать из небольшого разговора с паном Жижечкой. Фамилия, конечно, доставляла, что и говорить. Услышав адрес, куда направлялись сотрудники противоборствующих организации, пан Жижечка хотел было послать Рафаэля, мягко говоря, коз доить, но не смог устоять против тройной оплаты и обещания того, что он не подъедет к дому ближе, чем на пятьсот метров. Попутно Розмарин выяснил, что порядочных кафе в городке нет. Да и вообще, из мест, где можно было поесть, была только гостиница пани Шикульска, закусочная на автозаправке и «беляшная» на автовокзале. От предложенного ассортимента Рафаэля замутило сразу. Если питаться у пани Шикульска он ещё был согласен, хотя и подумывал о том, чтобы наведаться в продуктовый магазин и вечером приготовить себе ужин лично, то от автозаправки и «беляшной» его затошнило сразу же. Но, не было худа, без добра. Пан Жижечка оказался владельцем небольшого хозяйства, а на такси просто подрабатывал. Так что они договорились по пути сделать небольшой крюк.

«Камри» немного потряхивало на дороге. Впрочем вина тут была не самой «тойоты» нежно-серого цвета, с разводами октябрьской грязи, и даже не был виноват пан Жижечка. Просто дороги, по которым они ехали, были далеки от идеального состояния и относились к разряду скорее сельской накатанной посреди поля колеи.
- Не развалиться. – Лаконично ответил Рафаэль, от всей души на это надеясь. Иначе ему грозило очень страшное наказание – высасывание мозга через трубочку. Впрочем, пан Жижечка ездил этой дорогой как минимум два раза в день, и за машиной, судя по чистоте в салоне и приятному запаху, следил очень ответственно.
- Рискую Вас разочаровать, мисс, - Рафаэль с легкой умиротворяющей улыбкой мартовского кота посмотрел на норвежку, - я прибыл ночью. Возникли трудности с перелетом. Откровенно говоря, я думал, что это я опоздаю.
Он подарил Асбьёрг еще одну радушную улыбку в которой не было ни доли превосходства, чтобы та, не дай Бог, чего не надумала лишнего. Вообще, улыбаться в обществе законников было не всегда правильной тактикой, они могли это воспринять как вызов, с подобным Кромвелю сталкиваться доводилось, и не всегда ему хотелось доводить представителей Ордена до белого каления. Вот сейчас, например, совершенно не хотелось. На дворе стоял чудесный день, не по-октябрьски теплый, светило солнце и Кромвелю было настолько хорошо, что хотелось мурлыкать. Еще бы оказаться в кровати с книгой и день был бы просто идеальным. Он даже жалел, что Асбьёрг добралась, так можно было бы вернуться к обществу Йена Бэнкса и его «Осиной фабрике», книге жутковатой, но весьма увлекательной.
- Так что никаких лишних или дополнительных сведений узнать не удалось. Ну, почти. Наш водитель, например, наотрез отказался везти нас к нужному дому. И отказывался ровно до тех пор, пока я не предложил тройной тариф. А еще он называл место «нехорошим» с «проклятым, старым домом». Хм. Проклятый, старый дом. Что-то знакомое… Ай, неважно.
Страж легкомысленно отмахнулся, а машине тем временем остановилась возле довольно обширного участка, с невысоким забором и легкими на вид воротами. Водитель заглушил мотор, вышел из машины и направился к дому, по пути проверив почтовый ящик.
- Нет, это не нужное место, - внутренне смеясь, но оставаясь спокойным снаружи (хотя глядя на лицо законницы после данного поступка водителя это было довольно тяжело). – Через несколько минут поедем дальше. Что же касается Польши, то нет, не в первый раз. В третий, если не ошибаюсь. Но как-то раз, это было время во время практики, мы с учителем провели в Польше около месяца. Постоянно находились задания близко. А Вы… Ох, мисс Сёдерквист, может перейдем на «ты»? Можем обойтись без питья на брудершафт, но терпеть не могу «выкать». О, а вот и наш водитель…
Пан Жижечка действительно не заставил себя долго ждать. Он вышел из своего дома, держа под подмышкой внушительный пакет, завернутый в коричневую бумагу. Оказавшись в машине, предварительно тщательно отряхнув ноги на улице, он повернулся к Рафаэлю и передал пакет стражу.
- Dziękuję, panie Zhizhechka. - Поблагодарил испанец и принюхался. От бумаги, кое-как перетянутому бечевкой, сильно пахло едой, особенно чем-то колбасным. Также на ощупь и на звук там была какая-то жидкость в стеклянной бутылке. Рафаэль развернул пакет, пока пан аккуратно разворачивал машину и довольно заурчал. Всё, как и было обещано: домашний, пахучий печкой белый хлеб, козий сыр, немного сырокопченой колбасы, творог в пластиковом корытце, пара яблок, салфетки, пластиковые столовые приборы и бутылка домашнего коровьего молока.
- Поешь. – Мягко произнес страж. – Нам ещё небо знает сколько лазить по «проклятому старому дому» и столько же оттуда выбираться. А после ночи в лесу…
Рафаэль усмехнулся, услышав заурчавший у кого-то желудок, вскрыл бутылку с молоком, сделал небольшой глоток прямо из горлышка и чуть не причмокнул от удовольствия – натуральное, от любимой семьей коровушки, жирное, но питательное. И не кислое.
- Молоко в порядке. – Заметил Розмарин. – Значит нечисти поблизости нет. Приятного аппетита, кстати.

Отредактировано Rafael Cromwell (2017-08-03 21:04:59)

+1

9

- А оказалось, что опоздала законница, - хохотнула Сёдерквист, покачав головой и бросив мимолетный невидящий взгляд на октябрьские пейзажи польского городка. Ирония над собой придала девушке уверенность и даже подняла немного настроение. Стало чуть легче и напряженная обстановка (которая напряженной казалось лишь для самой Асбьёрг) стала куда более дружелюбной. В конце концов, члены Братства не враги, хоть многие консервативно настроенные стражи пытались убеждать подрастающее поколение в обратном. Асбьёрг прохладно относилась к войне между законниками и стражами, но некая подозрительность, врывающаяся в ее, казалось бы, контролируемое поведение, иногда давала о себе знать.
- Жаль, - искренне расстроилась Эсби, не зная теперь, чем поддержать разговор. О чем еще говорить двум незнакомым людям, как не о деле?
Впрочем, Рафаэль оказался весьма милым и доброжелательным стражем, отчего у Аси даже потеплело на душе. Не то, чтобы она считала всех носителей кинжалов высокомерными и напыщенными, но некоторые экземпляры периодически отравляли представление о стражах как о расе в целом. Именно поэтому Эбби не могла с уверенностью сказать, мыслит ли она стереотипно по отношению к ним или у них, и правда, бывают замашки превосходства.
- Напоминает песню русской группы Король и Шут, - как-то на автомате выдала Сёдерквист. Вообще, она мало, что знала о Восточной Европе, о странах, которые тут находятся и до сих пор считала, что СНГ это практически Советский Союз. Но в музыке, а, если быть точным, в рок-музыке, она разбиралась куда лучше географии и политике. Именно поэтому слова Рафаэля напомнили ей о группе, солист которой ушел из жизни буквально несколько лет назад.
Машина тем временем притормозила у какого-то хутора, который точно нельзя было назвать «проклятым». Милый, уютный домишко, огороженная и ухоженная территория навели Асбьёрг на мысль, что они приехали не по адресу. Бросив на Рафаэля вопросительный взгляд, она искренне удивилась тому, что у них была запланирована остановка, о которой ведьма даже не подозревала. Впрочем, Эсби не спешила нервничать.
- Да, согласна, так будет лучше и намного удобнее, - улыбнулась законница. От стража исходило такое непоколебимое спокойствие, что это невольно покоряло законницу, заставляя ее окончательно расслабиться и перестать ждать от мужчины подвоха. В конце концов, им предстоит совместное дело, в котором самое важное это доверие.
Калитка скрипнула, и Ася, обернувшись, увидела возвращающегося водителя. Сев в машину, он протянул ее спутнику увесистый бумажный пакет, от которого исходил удивительный запах. Желудок  светловолосой снова предательски заныл, теперь уже громче прежнего, заставляя свою хозяйку засмущаться. Стоило Рафаэлю развернуть пакет, как глазам ведьмы предстала еда. Настоящая домашняя еда. Асбьерг едва не проглотила свой язык от удивления и голода.
- О-о… Оу, - не нашлась, что сказать Сёдерквист, осторожно принимая из рук стража пакет с едой. Подоная забота о незнакомой женщине заставила Эбби покраснеть. Поблагодарив (наверно, раз пять, не меньше) мистера Кромвеля, норвежка стала уплетать за обе щеки, пока авто аккуратно тронулось с места и повезло своих пассажиров дальше.
- Спасибо огромное, - Законница проглотила слова о том, что эта мера была излишней, потому как это бы оказалось ложью. Сама Эсби даже не понимала, на сколько сильно была голодна и от этого зла и сконфужена. Бьёрг вытерла рот тыльной стороной руки, жалея, что все ее вещи, включая салфетки, остались в машине. – Это было… неожиданно, - не соврала молодая женщина, улыбаясь стражу искренней улыбкой. – Так, и правда, намного лучше. Хотя я очень надеюсь, на скорое завершение этого задания. «Проклятый старый дом» не внушает доверия.
Такси притормозило, как показалось Асбьёрг, посреди проселочной дороги. Поблизости не было ни одно постройки – лишь начисто убранные и перепаханные поля, черневшие на солнце черноземом. Водитель что-то сказал на польском, и законница без перевода поняла, что дальше он не поедет. Вздохнув, она выбралась из «камри», оборачиваясь к Рафаэлю и убирая за ухо выбившуюся прядь волос.
- Он сказал, куда нам идти? – с надеждой в голосе спросила законница, провожая взглядом единственную возможность убраться из этого безлюдного пустыря.

+1

10

[AVA]http://s4.uploads.ru/YUW9b.png[/AVA]Из всей снеди, что принес их замечательный во многих отношениях водитель, Кромвелю досталось только одно яблоко. Впрочем, в отличии от законницы, он вполне себе неплохо ночью перекусил и позавтракал утром, так что яблоко он ел не столько от голода, сколько для того, чтобы женщина не чувствовала возможной неловкости, которая порой возникает у людей, когда они едят, а сидящие вокруг нет. Почему-то возникает странное ощущение неловкости, словно все смотрят тебе в рот и так ждут, когда ты то ли чавкать начнешь, то ли пока изо рта у тебя хлебные крошки посыплются. И таки да, они начинают сыпаться от волнения, столовые приборы падают и, верх неловкости – ты давишь и начинаешь судорожно кашлять.
Рафаэль не хотел возникновения подобной ситуации, учитывая особенно тот факт, что в напарники ему попалась не закостенелая и толстокожая ярая стражененавистница, а вполне себе адекватная личность, которую можно было смутить, и развеселить и почувствовать себя благодарной, а это, знаете ли, очень многого стоит в наши времена.
- Не за что. – Кромвель задорно улыбнулся и легко подмигнул, закидывая огрызок яблока обратно в пакет и вытирая салфеткой руку. – Мои родители содержат ресторан и одно из первых правил, что мне передали в жизни, так это то, что нельзя приступать к чему-либо на голодный желудок. Готовить, кстати, я научился задолго до того, как получил свой кинжал, так что когда всё закончится, смею надеяться, я смогу угостить тебя ужином. Надеюсь, испанская кухня тебе по душе?
Меж тем машина замерла и пан Жижечка, повернувшись к пассажирам и, как показалось Рафаэлю, с неудовольствием глядя на несколько хлебных крошек, оказавшихся на сиденье, произнес несколько фраз, забавно смешивая польский и английский языки, с редкими вкраплениями немецких, не самых красивых, слов.
- О, да. – Усмехнулся Ортега, обращаясь к Сёдерквист. – Он сказал, куда нам идти. Одно из предложений довольно нецензурное, так что озвучивать его я не буду. А второе – дальше прямо по дороге. За поворотом будет небольшой холм, а после него мы и увидим тот самый «проклятый старый дом». Dziękuję. – Последняя фраза уже была обращена к водителю «тойоты», донельзя приятный и теплый салон которой им пришлось покинуть.
Пока они двигались к повороту, скрывающему дальнейший путь и холм за строем покрытых осенней позолотой и краснотой деревьями, их такси успешно развернулось на проселочной, едва заметно накатанной дороге, и, явно торопясь убраться подальше и от страшного дома и от двух сумасшедших, решивших туда сунуться, газануло и взревело на все окрестности, так что если кто и был поблизости, он, она или они точно теперь знали, что привычная тишина и покой этих мест нарушены и неподалеку появились незваные гости.
Но стоило машине скрыться, как их двоих окутала первобытная тишина леса. Шумел ветел в кронах, сбрасывая им под ноги золотые листья, усыпая ковром их путь. Ухали и клокотали птицы, торопясь отправиться в более теплые края, где солнце не просто светило, а грело. Стрекотали последние в этом году насекомые, не желающие смиряться с тем, что их время прошло, прошуршала где-то в траве полевка. Чистый, ароматный, пряный воздух окутывал их, навевая легкую грусть ушедшего лета и сонливость готовящейся к спячке природы.
Они постояли какое-то время, двое привыкших к городскому шуму и бесконечной суете, когда за окнами шуршат по асфальту бесконечные протекторы шин, гудят клаксоны и жужжит круглосуточно людской улей. Двое тех, чьи потомки когда-то давно жили в лесах, но ныне совершенно чуждые этому величественному царству. Двое, не привыкшие засыпать на постели их мха и хвои, укрытые скудным одеялом крон. И от этого было очень неуютно.
- Пойдем? – Зябко поёжившись предложил Рафаэль и первым двинулся по дороге.
Обещанный холм оказался именно там, где и обещали, практически сразу за поворотом. Подъем по нему, не сказать, что очень тяжелый, но по влажной, после недавних дождей, раскисшей дороге, оказался не так прост. Поскользнувшись раз, испанец предпочел сойти с дороги на покрытую листьями землю и идти стало легче.
Стоило, наконец, взобраться на холм, и он сразу же увидел пункт назначения. Небольшой двухэтажный, довольно грубый и обветшалый дом. Дерево почернело от времени, было неухоженным, мрачным и действительно настораживало. Вокруг дома все поросло бесконтрольным бурьяном, да таким, что даже дверь удалось разглядеть не сразу. Тут бы не помешало что-то, наподобие мачете, но такого орудия у Рафаэля не нашлось, что означало, что придется продираться напролом.
Познания Рафаэля в рок музыке были далеки от совершенства, а уж в русском роке он не смыслил ровным счетом ничего, поэтому решил обратиться к эксперту:
- Асбьёрг, а ты не подскажешь, что там пелось в той песне? Чего нам ждать от этого чудом сохранившегося реликта деревянного польского зодчества, согласно русскому преданию?

+1

11

Стоило отдать Рафаэлю должное. В отличие от законницы, страж сразу сообразил, что на голодный желудок работать будет намного тяжелее. Поэтому теперь, когда в желудке присутствовала приятная тяжесть, а по телу разлилось приятное тепло, смотреть в сторону дома, в который лежал пусть норвежки было куда менее… страшно? Нет, Сёдерквист с опаской смотрела на обветшалое сооружение. Точнее будет сказать позитивнее.
- На месте этого пана… Жижечки, - фамилию поляка ведьма произнесла с вопросительной интонацией, так как не была уверена, что ей удастся не напортачить в этом весьма сложном для норвежки произношении. – Я бы тоже материлась на чем свет стоит, заставь меня хотя бы за версту приблизиться к этому месту, - светловолосая пожала плечами, показывая, что целиком понимает желание таксиста убраться отсюда подальше. И дело было даже не в самом доме – ей не единожды попадались полуразрушенные здания – скорее всего сама атмосфера располагала к самым негативным мыслям. Законница чувствовала, что, по мере того, как напарники подходили все ближе, по ее спине пробегали мурашки. Хотелсь все бросить и дать деру, чего Сёдерквист, конечно же, не сделала. Во-первых, ей не позволила бы гордость, а во-вторых – долг.
Если бы не этот дом, Ася с уверенностью сказала, что ей здесь нравится. Да, непривычно было стоять здесь, на грунтовой дороге, посреди леса, слушать стрекот насекомых и пение птиц. То, чего Асбьёрг слышать и видеть не привыкла. Да, в Арденау были леса, да и в Норвегии отец постоянно таскал дочерей на природу. Но там было все другим, северным. А здесь красота была более сдержанной. Без величественных гор, без огромного ледяного моря, без холодных ветров и туманов. Было по-другому. Позже Эсби найдет определение, пусть даже не совсем верное – здесь все было по-словянски. Восточная Европа никогда не интересовала норвежку, никогда не была объектом для изучения, не была полем действия. Она в этой части мира впервые. И далеко не сразу Польша приглянулась ведьме. Скорее она сразу проверила ее на прочность, прежде чем раскрывать свои красоты. И только один-единственный дом портил все.
- Угу, - кивнула законница, обхватив себя руками, словно успев продрогнуть под пронизывающим ветром. Подъем оказался труднее, чем предполагала законница. Почва еще не до конца высохла от вчерашнего дождя. Ноги, конечно, не застревали в ней, как в болоте, но все-таки оставляли довольно глубокие следы. Уже к середине пути у норвежки сбилось дыхание, но она стойко выдержала оставшиеся пару десятков шагов. Поднявшись на вершину холма, Сёдерквист уперлась ладонями в колени и остановилась на пару секунд, чтобы перевести дух. И только потом она заметила здание, которое было единственной целью их визита в эту страну.
Дом был именно таким, как его представляла ведьма. Дерево, некогда, наверно, красивого коричневого цвета, теперь было черным, словно смоль. И дело было не в пожарах, а скорее в том, что его нутро успело прогнить под бесчисленными дождями. Воняло сыростью и гнилью. Деревья, подобравшиеся к ветхой постройке практически вплотную, царапали ее поверхность острыми ветвями, создавая звук, подобный стону. Норвежка поежилась.
- Живописно, - ошеломленно проговорила Асбьёрг, выискивая среди поросших кустов-деревьев вход в дом.
- М? Слова песни? – Эбби нахмурилась, пытаясь вспомнить подходящие строчки, хотя ей уже хотелось полностью процитировать весь текст, - И это место стороной обходит сельский люд. И суеверные твердят: там призраки живут, - перевела ведьма на английский. – Весело, правда? – она улыбнулась мужчине, оценившему ее слова. – После тебя, - законница сделала жест рукой, пропуская стража вперед.

+1

12

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/ew8dj.jpg[/AVA]- Может авторам текста доводилось тут бывать. – Иронично хмыкнул Рафаэль, и сам же себя опроверг: - Хотя мало ли таких домов по всему миру? Ну, или не таких, но похожих.
- После тебя.
Не удержавшись от короткого смешка и лукавого взгляда в сторону законницы, Ортега начал спуск к дому, который, в итоге, оказался едва ли не сложнее подъема. Земля под ногами то и дело чавкала, была ненадежно и Кромвель постоянно скатывался на полметра-метр вниз, чудом удерживая равновесие.
- Будь аккуратнее! – Предупредил испанец норвежку, мысленно думая о том, что он задолбается писать отчеты и объяснительные, если Асбьёрг упадет и сломает шею. Впрочем, перелом ноги или руки тоже будет не самой приятной штукой. Мало того, что им ещё работать надо, так ещё и возвращаться же как-то придется, а подниматься и снова спускаться, ещё не дай бог с переломами или вывихами… Ох, лучше даже не думать о таком.
Уже в самом конце спуска, Рафаэль, задумавшись, не удержался и весьма обидно шлепнулся на землю, мигом оценив влажность земли своей пятой точкой и мгновенно промокшими штанами.
- Да чтоб тебя! – Ругнулся Рафаэль, поднимаясь, отряхиваясь и напрочь пачкая руки.
Приближаться к зарослям вокруг дома страж не спешил, осмотрел его, хотя смотреть было особо не на что, дотронулся до калитки, оставившей на его руке поверх слоя грязи ещё и слой рыжей пыли и помотал головой, словно только что проснувшийся сенбернар.
- Хорошо, что торопиться некуда особо. – Задумчиво пробормотал Ортега, после чего присел на землю, отработанным и, при этом весьма элегантным движением вытащил кинжал из ножен, которые традиционно были горизонтально закреплены на ремне брюк сзади и начал быстрыми, четкими и уверенными мазками рисовать на земле фигуру.
Когда дело было завершено, то в руке у стража оказался небольшой магический светящийся теплым золотом компас, стрелка которого весьма недвусмысленно указывала, подрагивая, словно от возбуждения, на дом.
- Мы по адресу. – Вздохнул Рафаэль. – Темная в доме. Составишь компанию, или подождешь здесь?
Продираться сквозь поросший едва ли не сплошной стеной бурьян и колючий кустарник было удовольствием крайне сомнительным, но девать все равно было некуда – тропинка ведущая к дому заросла настолько, что её попросту не было видно.
- Кто бы мне помог потом шипы из задницы выдернуть. – Скривился Розмарин, почувствовав, как зацепился штаниной. Пришлось неудобно извернуться и аккуратно вынуть шип. Очень не хотелось светить перед норвежкой румяными ягодицами, мало ли что ещё подумает. Только обвинения в домогательстве не хватало.
Спустя какое-то время и две тонких царапины на лице, они добрались до того, что раньше было крыльцом. Осторожно поднявшись по трем ступеням, пронзительно скрипящим и подозрительно прогибающимися под весом стража, Ортега уткнулся в заколоченную дверь. Открыть ещё можно было и не пытаться – от влаги дверь расперло напрочь. Даже если бы он выдернул гвозди и снял доски, когда-то давно не дающие распахнуть дверь, сейчас бы это не помогло. Да и петли проржавели, Кромвель очень сомневался, что они легко провернутся. Нужен был или ломик, или топор, или «болгарка». Хотя зачем нужна «болгарка», если есть норвежка?..
- ЭсБи, тебя не затруднит сделать что-нибудь с этой дверью? – Вежливо поинтересовался Ра, намекая на то, что было бы неплохо вынести её (в смысле дверь) ко всем чертям при помощи магии. Желательно при помощи огненной магии, потому что это зрелище всегда его завораживало, но просить о таком он не рискнул, не в ресторане, знаете ли.
Рафаэль отошел как можно дальше, пока снова не уткнулся в заросли, не желая мешать законнице, и занялся тем, чем следовало: начал готовить и «подвешивать» на руку фигуры и знаки. Кто знает, вдруг после столь бесцеремонного вторжения из избушки вырвется злющая ниляда?

+1

13

Асбьёрг пропустила Кромвеля вперед и, наблюдая за тем, как мужчина лавирует по вязкой от недавних дождей почве, произнесла заклинание, которое тут же сковало молекулы воды, заставляя их создать кристаллизационную решетку, или, говоря народным языком, заморозила почву, чтобы по ней было удобно пройти. Эффект, конечно, недолгий – Ася была не сильна в магии стихий, но на несколько секунд это поможет, позволяя стражу и законнице благополучно добраться до дома. Однако, то ли Эсби решила пошутить, то ли заклинание не достало до убежавшего вперед стража, но почти у самого дома Раф поскользнулся и шмякнулся пятой точкой прямо в болото.
- Ой, - охнула светловолосая, подходя ближе, а за ней и «шел» морозец, моментально приморозивший почву.
- Прости, - рассмеялась женщина, глядя, как Рафаэль округлил глаза, смотря на законницу снизу, - Я могу это исправить, - норвежка сделала пару движений пальцами правой руки, намекая на очередное магическое вмешательство, способное избавить Кромвеля от грязи на его одежде и ботинках. Улыбка все еще не сходила с ее лица, и на несколько мгновений Сёдерквист вообще забыла о том, что цель их визита находится прямо перед ними. Но через несколько мгновений хорошее настроение исчезло, стоило Эсби повернуть голову в сторону поросшего мхом и деревьями дома. Здание выглядело внушительно. Старая деревянная двухэтажная постройка годов, наверно, двадцатых. Непонятно, правда, почему он было построено не из бетона, хотя дерево выглядело намного богаче. Асбьёрг представила вид дома лет шестьдесят-семьдесят назад и могла с уверенностью сказать, что этим зданием владели далеко не простые люди. Не смотря на обветшалый вид, в нем едва заметно проскальзывало былое очарование, отчего ведьма даже на миг замедлила шаг, восторгаясь былой красотой. Теперь, конечно, от почерневшего от времени дерева пахло гнилью и сыростью, а заколоченные окна вызывали самые неприятнейшие ощущения. Деревья и трава так сильно обступили это место, что, казалось, хотят выжить из этого место что-либо, напоминающее присутствие человека. Поднявшись по ступенькам, законница коснулась рукой досок, которыми была заколочена дверь.
Сёдерквист кивнула на просьбу Рафаэля, отходя от двери на два шага. Страж принял более радикальные меры безопасности, спустившись с крыльца и едва не заходя в заросли можжевельника. Стоило мужчине скрытья из поля зрения ведьмы, норвежка тут же обратила все внимание на свою новую цель. Прикрыв глаза, девушка вставила перед собой руки, наполняя ладони магической энергией. В ее голове звучали заклинания, которые ей уже не надо было произносить вслух – они уже выполняли свое предназначение. В ладонях светловолосой стал образовываться энергетический шар ярко-синего цвета. Собрав достаточно сил, девушка со всех сил обрушила разрушительную энергию на дверь и доски, которыми они были заколочены, разнося их в щепки. Из дома тут же повеяло затхлым запахом, что Седерквист тут же пришлось закрыть рот и нос рукавом, потому что вонь стояла неимоверная. От сырости здесь все прогнило, а, возможно, и что-то сдохло, потому что аммиак просто прожигал глаза, стоило Асбьёрг сунуться в дверной проем. Тщетно попытавшись отогнать вонь рукой, колдунья чиркнула пальцем, создавая в воздухе голубое пламя.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Echa przeszłości czas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC