Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 годов

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
набор закрыт

Стоя на пороге дома, в котором родилась, Эльфрида испытывалась чувство приятной эйфории, смешанное с нервозностью. Все это клокотало где-то внутри, в груди, подступая комом к горлу и заставляя ведьму изредка подавлять икоту. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Кукловод


Кукловод

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://funkyimg.com/i/2uTfd.png
AnnenMayKantereit – Hurra die Welt geht unter
Кукловод
Rafael Cromwell и Rosemary Lawman
Ноябрь 2016, заброшенная шахта, Боталлак, Корнуолл, Великобритания
С тех пор, как о шахте стало известно туристам, участились случаи пропажи этих самых туристов. На место направлены двое стражей с целью разобраться в происходящем и выяснить причины исчезновения невинных людей. В случае участия в этом темной души, соответственно, душу уничтожить, казалось бы, что может быть банальнее? Обычное задание, которое заставило обоих стражей воскликнуть в один голос: "Что за херня тут происходит?!"

Отредактировано Rosemary Lawman (2017-06-28 23:02:02)

+5

2

…но он все же дотянулся до души и с силой воткнул кинжал в её тело. Еще не ощутил, как тварь перетекла в клинок, но услышал её вой и злобно улыбнулся. Еще один раунд за ними. А потом накатила тошнота. Пришлось ненадолго привалиться к стене и очумело проморгаться, надеясь, что Фредди его прикроет в случае… да в каком угодно случае! Они оба уже давно перестали понимать, что происходит, как могло происходить, то, что происходит у них на глазах.
Круги перед глазами еще не исчезли окончательно, когда увидел нечто за спиной напарницы.
- Осторожнее! – Крикнул, одновременно с этим кидая ей за спину фигуру Мазерса и перехватывая свой миниатюрный клинок…


***** За несколько часов до этого *****

- Ты захватила всё, что нужно?
Глупый вопрос. Разумеется они обговорили все, что им нужно было взять с собой в шахту и вместе проверили и перепроверили как список, так и рюкзак с поклажей. Просто Кромвелю очень сильно не хотелось спускаться в недра земли. Нет, не подумайте, он не боялся, ровно как и не было каких-то сильно страшных и мерзких воспоминаний, связанных с пещерами, шахтами и заброшенными бункерами времен Холодной войны. Ему было просто противно спускаться в холодную, пропахшую сыростью, плесенью и потом рабочих и туристов узкую трещину Земли.
«Господи, чем я провинился-то так пред тобой?..»
Вопрос был чисто риторическим, Господу Богу было как-то не с руки срочно организовывать связь со своим далеко не самым прилежным сыном земным, да Ортега и не надеялся. Иначе придется пойти по стопам брата. Или в психушку. И еще неизвестно, что лучше.
- Двадцать пять туристов это ведь очень много, да? – Мрачно поинтересовался Рафаэль, поднимая с земли свою часть вещей и водружая рюкзак на плечи. – Шансов, что они просто гуляют… э-э… уже две недели не так много. – А это было уже не вопрос, а утверждение. Без вариантов, придется лезть.
Кромвель был недоволен и раздражен, что можно было заметить невооруженным взглядом. Нет, он не срывался на напарнице, не настолько он был глуп, чтобы орать на того, кто прикрывает тебя. Да и не виновата Лоуман, что кому-то в голову пришло отправить ненавидящего Британскую глубинку хлеще противного британского тумана, стража в эту самую глубинку, да и еще с увлекательным туром по пещерам и шахтам. Мол, туристы пропадают. «Да и хер бы с ними», - злился Рафаэль. – «Не будут лезть, куда не следует». Кому бы еще было дело до его слов, так ни разу и не произнесенных вслух.
И напарницу… Нет, Ортега ничего не имел против Фредди. Он был о ней наслышан до встречи, но раньше они не пересекались. И вот теперь он старший в их паре. Замечательно, то о чем мечтал Рафаэль всю жизнь – отвечать за жизнь молодого коллеги, да еще в узком пространстве без какого бы то ни было опыта работы.
«Прав Хэмиш», - со злостью думал Рафаэль, - «Совсем Совет и плановый отдел не думают, давно не получали громких оплеух. Отправить на такое задание молодого стража и поставить ему старшим того, кто привык работать в одиночку. Нужна пара – отправьте сработанную, не на открытом же пространстве…»
Но, как уже было сказано выше, кто бы ещё его слушал.
- Ладно - Со вздохом и мученическим лицом произнес Розмарин. – Деваться всё равно некуда. Пойдем, Фредди. Поиграем в спелеологов.
Он первым переступил порог клети и, дождавшись пока девушка к нему присоединиться, кивнул рабочему, стоящему возле пульта. Тот нажал кнопку и клеть медленно поползла вниз, отрезая от них дневной свет, отправляя стражей во тьму с тусклыми светлячками люминесцентных ламп холодного света.

+4

3

...ей хватило доли секунды, чтобы среагировать на предупреждение Рафаэля и резко присесть, пропуская над головой фигуру стража, которая прилетела точно между глаз Песочной мумии, заставив ту отшатнуться в сторону и остановиться в каких-то сантиметрах от Фредди с протянутой костлявой рукой. Лоуман знала, что действия Мазерса не хватит надолго, а это значило, что действовать следовало крайне быстро и так бы она и поступила, если бы не сбила дыхание в схватке с предыдущей Темной, которая при обычных обстоятельствах должна была бы находиться в этой чертовой шахте одна, без компании мерзких подружек. Впрочем, размышлять об этом Фредди было совершенно некогда, потому что острие кинжала, который она выкинула вперед для удара, уткнулась в ничто, заставляя девушку под действием инерции от собственного движения упасть на пол пещеры прямо в груду песка, что осталась после превращения темной.
- Вот сука, - Фредди легко подскочила на ноги, наблюдая за тем, как в паре метров снова воплощается мумия, - не так быстро, - резкими отточенными движениями изобразив целый рой Снежинок, стражница, не теряя ни единого мгновения, пока темная была в замешательстве от нескольких фигур, что ранили ее, подалась вперед и воткнула доставила кинжал точно в цель.
Лоуман медленно опустилась на пол, чувствуя приступ тошноты и головокружения, но все же заставляя себя посмотреть на Рафаэля, чтобы уточнить:
- Ты в порядке?


- Да, и даже голову дома не забыла, - ответила она Рафаэлю на вопрос, который мужчина, кажется, задавал уже не в первый раз, - а лучше бы забыла, - продолжила она беззлобно, в последний раз пробегаясь глазами по снаряжению, чтобы удостовериться, что не придется в последний момент сообщать напарнику о том, что взяла все, кроме самого нужного.
Фредди не испытывала какого-то раздражения по поводу того, что ее снова поставили работать в паре с более опытным напарником. В конце концов, она не так давно отошла от своей последней депрессии, внезапно настигнувшей девушку после задания в Дахау. Единственное, чему она не могла не удивиться, когда ей сообщили имя будущего напарника, так это его фамилии.
-Еще один Кромвель? Серьезно?
Казалось, что судьба приготовила для нее джек-пот - подставляй только ладони под падающие монетки да успевая их прятать по карманам. Но монеток видно нигде не было, а уточнять у Рафаэля она не решилась. Ни Абрахам, ни Паулина не рассказывали ей о нраве еще одного своего брата. К тому же, мужчина не выглядел слишком воодушевленным, а потому оставалось только гадать о причинах его недовольства: то ли не рад был предстоящей прогулке в сырую и темную шахту, то ли тому, что на его плечи повесили мелкую девчонку. Второму варианту Лоуман отдавала предпочтение, так как не в первый раз имела возможность работать в паре с мужчинами постарше... и, следует уточнить, ни один из них не сказал ей: "Я ждал тебя всю жизнь, радость моя, пойдем скорее убивать темных!". Гораздо чаще ей приходилось слышать: "Лоуман, блять, ты че творишь?!"
- Двадцать пять туристов - это до хрена, - ответила Фредди, проверяя работоспособность фонарика на своей каске, засветив себе им прямо в глаз, - может, правда, они ушли в страну лепреконов, но я бы на это сильно не надеялась, - жмурясь одним глазом и криво улыбаясь, закончила девушка.
Шутка, кажется, не зашла и Фредди решила, что лучше будет в ближайшее время помолчать, чтобы не усугублять ситуацию. В конце концов, раздражать напарника больше обычного в ее задание не входило, а вот: "И постарайся вести себя по-человечески!" очень даже входило, пусть и было приписано красной ручкой знакомым почерком Роя Бреннана. Приписано и помечено тремя восклицательными знаками. И подчеркнуто. Два раза.
Она вошла в клеть вслед за Кромвелем, буравя спину мужчины сочувствующим взглядом, понимая, что и сама себя не хотела бы в напарницы. Без неохоты с ней работал разве что брат, которого обязывали родственные связи, и наставник. Да и тот не выдержал и сбежал от нее сразу после окончания практики. Но все это было неважно, потому что от них с Рафом ровным счетом ничего не зависело - они оба были людьми подневольными, а потому обязаны были следовать приказам и правилам. И пусть последние порой можно было и нарушить, но первые никак нет. Потому что солдат, не исполняющий приказы, плохой солдат, а от плохих солдатов принято избавляться.
- Думаю, я знакома с твоей семьей, - произнесла она внезапно, когда они прошли с десяток-другой шагов, покинув клеть, опустившую их на землю, - и довольно близко, - кажется, в случае с Кромвелями в ее жизни работал тот самый банальный принцип - "Бог любит троицу", а потомц ей очень хотелось найти общий язык и с этим представителем сего замечательного семейства.

+2

4

- Ну, как тебе сказать, - иронично ответил Рафаэль, тяжело вдыхая и выдыхая, - то, что я, а вернее мы, по уши в дерьме, глубоко под землей, это точно. Можно ли назвать это «порядком»… ну-у-у… - с деланным глубокомыслием протянул страж и фыркнул. – Вряд ли.
Ортега подобрал свой фонарь, который в пылу сражения пришлось отбросить, осветил им Фредди на предмет нарушения её целостности, но кроме смеси грязи, пыли и пота на её лице и одежде ничего лишнего не обнаружил.
- Нам везет. Пока везет, - быстро добавил Розмарин с не присущей ему суеверностью. Впрочем, в таких условиях поверишь во всё, что угодно. Тем более что Кромвель сильно сомневался, что Богу есть дело двух стражей глубоко под землей, которые наткнулись на то, что раньше не встречал ни один их коллег. – Какой там счет? Три души на мне против двух на тебе? Или мы уже сравнялись?
С легким кряхтением он поднялся и, галантно протянув напарнице перепачканную руку, не меняя ироничного тона спросил:
- Леди не против продолжения нашей увлекательной экскурсии?

- И почему я не удивлен? – Хмыкнул Кромвель, поворачиваясь лицом к Лоуман, доставая фонарь, зажигая его и направляя свет в пол. В лифте было еще достаточно светло, но он не знал, что творится там, на глубине сотен метров. Насколько они смогли изучить обстановку, старую угольную шахту закрыли почти сразу после окончания Второй мировой войны, когда её запасы практически исчерпались, и отправлять рабочих в забой стало довольно невыгодно. В середине девяностых какой-то делец выкупил шахту и открыл в ней своего рода аттракцион, показывая и рассказывая какой ценой жители Лондона жили в тепле и уюте холодными зимами. Несколько лет он продержался, а потом владелец погиб при довольно странных обстоятельствах. Судебные тяжбы и права на наследство растянулись на десяток лет, за которые закрытая шахта захирела и стала совсем небезопасной. Лишь в последние полгода её начали ремонтировать, по всей видимости, новый владелец решил открыть аттракцион заново. Стоит отметить, что его усилия не пропали даром – поток туристов, пусть и небольшой, но всё же потянулся сюда. Правда, не надолго. После массовых исчезновений людей бизнес пришлось временно свернуть, а заодно вызвать полицию, которая ничего и никого не нашла (Ортега сильно подозревал, что полиция не особо-то усердствовала), а теперь пришел черед стражей проверить старые шахты. Ну, разумеется, кто кроме сумасшедших нехристей может сунуться в самое пекло чтобы то ли навалять прихвостням дьявола по рогам, то ли наоборот привести их в земной мир. На этот счет мнения жителей поселка неподалеку, где стражи останавливались перед заданием, рознились. Впрочем, все они вызывали у Рафаэля неконтролируемые приступы изжоги (хотя как знать, возможно, в этот раз чутье его подвело и что-то из привезенных с собой продуктов все же испортилось).
- Иногда мне кажется, что все в Братстве знакомы с членами моего семейства, причем едва ли не лучше, чем я сам. Парадоксально, не правда ли? И как они тебе?
В ответе Рафаэль, в общем-то, не сомневался. Мало кто отзывался от Кромвелях плохо, кроме самих Кромвелей, да и то в шутку. Они достаточно хорошо ладили между собой и, если и устраивали горячие испанские ссоры, выплевывая оскорбления со скоростью достойной штурмового пулемета и швыряли друг в друга всем, что под руку попадало, то происходило это очень редко, очень быстро всё сводилось на нет, и они приступали к дружной уборке сотворенного хаоса. Что поделать – горячие характеры, как бы они не привыкали их маскировать, особенно в чопорной старушке Англии.
- Впрочем, даже если ты с ними не поладила, - прежде чем Фредди успела ответить хоть что-то, продолжил Розмарин, - можешь не переживать. Прикрывать твою спину я не откажусь. А если у вас сложились хорошие отношения, - Кромвель хмыкнул, - то и мы с тобой поладим. Кстати, мы приехали.
Рафаэль вытянул из подплечной кобуры пистолет, снял с предохранителя и взял его в правую руку, оставив в левой фонарь.
- Как договаривались, - напомнил он, готовый распахнуть решетку, - держи наготове кинжал и защитные фигуры. Может это темные людей жрут, а может и сами люди. Что было бы явно проще, но страшнее. Готова? Тогда погнали.
Он резко распахнуть решетку и вывалился первыми, лихорадочно освещая метающимся светом фонаря каменные стены, пол и потолок. Ни крови, ни жизни, ни тел. Ничего, кроме тусклых, едва светящихся лампочек болтающихся кое-как на проводах и дающих такое освещение, что лучше бы его ни было вообще.

+3

5

Прослушав его тираду, она фыркнула и закатила глаза к потолку шахты, затем, покачав головой, девушка отряхнула руки от угольной пыли, которая из-за влажности размазалась по ладоням и пальцам, заставляя Лоуман ертыхаться и вытирать руки о собственные джинсы. Впрочем, грязь (где бы она ни была) никогда еще не останавливала ее. Снова посмотрев на Рафаэля оценивающим взглядом, она пришла к выводу, что тот все-таки в порядке и вроде как кровью не истекает. Это радовало. Не только потому, что впереди их ждало большое непонятно что, но потому, что он ей нравился и ей не хотелось потом смотреть в глаза Абрахаму или Паулине, пытаясь объяснить, как все произошло. Впрочем, смотреть в глаза она бы им вряд ли потом смогла. Встряхнув головой, Лойман отмахнулась от идиотских мыслей и проговорила:
- Сарказм - это хорошо, - она по себе знала, что, если есть силы язвить, значит, помирать он еще не собирается, - но то, что мы в жопе - это ты очень точно подметил. Никогда с подобным не сталкивалась. Во-первых, их сразу пять, во-вторых, они все разные, что за хрень, Рафаэль? - она надеялась, что его опыт сможет подскать мужчине какую-нибудь идею, способную объяснить ситуацию.
Впрочем, надеялась она не слишком.
- Нет, ты пока ведешь, - ответила стражница, делая акцент на слове "пока", - конечно, леди же еще нужно отыграться, - проговорила она, поправляя каску с фонариком на голове и принимая помощь Рафаэля.


- Потому что твоя сестра психолог Братства и почти всем волей-неволей пришлось завести с ней знакомство? - ухмыльнулась Фредди в ответ на риторический вопрос Рафаэля.
Ее собственное знакомство с Паулиной не было случайным, чего нельзя сказать о знакомстве с Абрахамом. Если к последнему ее привело не иначе как провидение, то к первой очень настойчиво направили Магистры и вспоминать о том, что к этому привело ей было даже немного стыдно. В конце концов, после Дахау она расклеилась, проявила слабость, а говорить о подобном стражам не пристало. Ей повезло, что Паулина оказалась не просто миловидной девушкой, с которой они смогли найти общий язык и за пределами рабочего кабинета, но и профессионалом, сумевшим всковырнуть старые раны максимально безболезненно, чтобы выпустить гной гнетущих воспоминаний и накопленных эмоций, которые заставляли гнить Фредди изнутри.
- Я тоже не слишком близка со своей семьей, сближаться с чужими родственниками у меня получается гораздо лучше, - Фредди пожала плечами, показывая, что Рафаэль в этом не столь уж одинок, - Честно говоря, я очень благодарна им обоим. И Абрахам и По сильно мне помогли, вернули в строй в каком-то смысле, - углубляться в эту историю она не собиралась, так что постаралась тут же увести разговор в сторону личных качеств, - но вообще-то они просто душки. Эта возня в саду и философские разговоры, ну знаешь... - Лоуман коротко хохотнула, вспоминая обо всем, что пережила благодаря знакомству с этими двумя замечательными людьми, - в этом я не сомневаюсь, - переходя на серьезный тон, кивнула она, глядя в глаза стражу.
Вспоминать о вечерах, проведенных в компании Кромвелей,  было приятно, но расслабляться было не место и не время, так что Фредди вытащила кинжал из портупеи и крепко обхватила его рукоять, чувствуя почти живую вибрацию темного металла. Абрахаму не было необходимости напоминать ей об их договоре, но он все-таки это сделал, а Лоуман не стала препираться, чем, возможно, удивила саму себя. Если вспомнить о том, какой она была еще во время практики с Гумбертом, то разница была колоссальная. То ли Лоуман взрослела, то ли главенствующая роль Рафаэля ее устраивала, сложно было сказать, но, в любом случае, она собиралась быть максимально полезной.
- Погнали.

+3

6

- Как сказал бы один мой знакомый страж, это не хрень, а неведомая ё… Хотя нет, не буду я его цитировать. А то ты плохо подумаешь о воспитании семейства Кромвелей.
Рафаэль фыркнул и принял серьезный вид. Минутка юмора и выплеска эмоций закончилась, уступив место суровым реалиям подземной жизни.
- Не знаю я, Фредди, что это такое творится. Не встречался с подобным. И, насколько я слышал, никто с таким не сталкивался.
Произносить вслух, что тот, кто с таким сталкивался, мог больше ничего и никому не сказать, Ортега не стал. Это и так было понятно, а «поднимать» таким образом настроение и боевой дух, Розмарин не собирался.
- А ты азартная.
И всё. И понимай, как хочешь – то ли это был комплимент, то ли упрек, то ли простая констатация факта.
- Надо нам будет с тобой как-нибудь сыграть, - неожиданно добавил страж, спустя секунд десять. – Например, в «Подземелья и драконы».
И расхохотался во всю глотку да так громко, что можно было распугать шабаш ведьм. Несколько секунд Розмарин истерично хохотал, даже успев утереть выступившую от смеха слезу, а потом резко отвесил сам себе пощечину, разом обрывая смех и погружая стражей в пугающую тишину.
- А это, разрази меня гром, что сейчас было?! – Зло процедил Ортега, осматриваясь по сторонам и удобнее перехватывая кинжал. – Что за наваждение? Фредди, ты как себя ощущаешь?..

- Да, это они могут, - рассеянно ответил Кромвель, остановившись на развилке и сверяясь со старой картой туннелей и ходов, которую им удалось добыть. – Вытягивать со дна и показывать, что этот мир не настолько уж плох. Это всем иногда необходимо.
Самому Рафаэлю это требовалось не так уж часто, но он еще не нарастил непробиваемую броню, способную отразить все неприятности что происходили с ним лично и с окружающими его людьми. Хотел бы, но наверное еще не дорос до этого. А может и не хотел на самом деле, да вот только боялся признаться в этом самому себе. Что страшнее – чувствовать боль, или отказавшись от неё зачерстветь? Задай кто-нибудь ему этот вопрос, он не нашелся бы что ответить, даже если бы взял время подумать. Скорее всего он уклончиво бы ответил, что не знает ответ, не испытав второе на себе.
- Так. – Резюмировал Рафаэль, сворачивая карту. – Я понятия не имею, куда идти, оба хода равнозначны и приведут к еще множеству развилок. Фредди, ты не будешь столь любезна выполнить фигуру поиска?..
Мог ли он выполнить её сам? Да, конечно мог. Но, во-первых, у Фредди уже был кинжал в руке, а ему сейчас была уготована роль прикрытия. А во-вторых, и куда более важных, ему было интересно понаблюдать за работой Лоуман. У каждого стража есть свой, определенный почерк работы, даже несмотря на то, что учителя, по большей части, у них были одни и те же. Работа с наставником, свой характер, все это накладывало свой отпечаток и абсолютно каждому стражу было чему поучиться у любого другого коллеги, не только простым стражам, работающим в поле, но и магистрам.
На вкус Рафаэля, Фредди работала несколько грубо, словно на экзамене, словно она торопилась как можно скорее отмучаться, получить «удовлетворительно» и с чистой душой сбежать в «Лиру», отмечать завершении сессии. Суровым экзаменатором Рафаэль себя не считал, но подметил в работе напарницы с самой простой, начальной фигурой обучения, один интересный штрих, запомнил его и сделал зарубку на память как-нибудь опробовать его.
- Ага, - дождавшись результата, кивнул Кромвель. – Мы знаем точно две вещи – здесь душа и скорее всего темная. А еще нам точно направо. Хорошая работа.
Кромвель снова извлек карту, всмотрелся в нее и скривился.
- Это натуральный гребаный лабиринт.
Покопавшись в кармане Ра достал заранее припасенный кусочек мела и нарисовал на полу жирную стрелку, отмечая их маршрут.
- Продолжаем.

+3

7

Фредди ухмыльнулась на слова Рафаэля, соединяя указательный и большой палец левой руки, чтобы показать, что все "ОК", мол, я тебя поняла, можешь не продолжать. Она и сама редко стеснялась в выражениях, но были слова для баров, а были для напарников, коими они с Кромвелем поневоле стали друг для друга.
- А если и сталкивался, то рассказать вряд ли сможет, - задала она то ли вопрос, то ли произнесла утвердительно, отворачиваясь от мужчины и разглядывая помещение, чтобы понять, куда им идти дальше.
То, что творилось в этом месте не объяснялось простой логикой или информацией, которой их пичкали на лекциях в Академии. О том, что здесь происходило или даже чем-то похожем, ей не рассказывал ни отец, ни Наставник, ни кто-либо другой, с кем ей приходилось работать ранее. Это было больше, чем странно и Раф был прав, описывая ситуация нецензурной цитатой своего знакомого. Иначе это все и не назовешь.
- Не люблю проигрывать, - пожала она коротко плечами на внезапное заявление Рафаэля о черте ее характера.
Его слова прозвучали неоднозначно, но выяснять сейчас, что именно он имел в виду было некстати. Она надеялась, поговорить с ним позже и расспросить подробнее о том, как жил он, ведь его путь сильно отличался от дорог его сестры и брата.
- Настолки? - она обернулась к мужчине, глядя на него с нескрываемым удивлением, которое даже если хотела бы, скрыть не смогла, - Никогда бы не подумала, что ты... - она так и застыла с оттопыренным пальцем, указывающем на Рафаэля, наблюдая за тем, как тот истерично смеется, - такой эмоциональный, - закончила Лоуман, когда Рафаэль внезапно ударил себя по лицу.
Ситуация выглядела... странной. Кажется, этим словом можно было описать все сегодняшнее задание, странным здесь было все. Как и то, что Фредди неожиданно вдруг подпрыгнула и взмахнула руками, словно крыльями, расплываясь попутно в улыбке во все тридцать два зуба, хотя, технически их было всего тридцать (зубы мудрости на нижней челюсти так и не вылезли), но кого это волновало, если было так легко и радостно?
- Прекрасно, - пропела девушка, кружась вокруг Рафа, - Просто замечательно!


- Да, уж это им удается прекрасно, - она кивнула, соглашаясь с его словами, пока следовала за ним по пятам до тех пор, пока страж не остановился перед развилкой, хмуро глядя в карту и гадая, куда им дальше идти.
Ему не понадобилось просить ее дважды, так что девушка быстро изобразила фигуру поиска в надежде, что та все-таки укажет им на присутствие темной. Разбираться с душами было как-то привычнее, чем с людьми. Да и люди, способные на жестокость, подобную жестокость порождений зла, пугали ее куда больше чем Души. В конце концов, последние творили зло не по своей воле, а зачастую лишь потому, что погибли при неправильных обстоятельствах. Она чувствовала, что он ее изучает и не хотела опростоволоситься, чего раньше за собой почти никогда не замечала. Впрочем, фигура была простой из базового курса, она могла изобразить ее даже во сне в приступе лунатизма, так что особенно сильно она не волновалась, да и не напрягалась, если уж говорить откровенно. И все-таки, стоило ей закончить, Фредди поглядела краем глаза на Рафаэля, стараясь отметить его реакцию, выявить в выражении лица одобрение или недовольство. Рафаэль оставался невозмутим, так что Лоуман просто пожала в очередной раз плечами и кивнула в сторону правого прохода, когда фигура поиска переместилась и замигала.
- Благодарю, учитель, - беззлобно сказала она в ответ на его заключение по ее практическому исполнению фигуры, но глаза к потолку все ж таки закатила, понимая, что еще долгое время ей не удастся избавиться от этого своего образа юной девицы, которую всем и каждому хочется обучить и поставить оценку.
- В конце нас ждет минотавр? - она прошла вперед, пока Раф рисовал стрелку на земле, чтобы они не заплутали в поисках обратного пути.
Пока что все было спокойно, только фонарь на ее каске горел немного неровно, периодически чуть тускнея, то снова возвращаясь к своей стандартной яркости. Интересно, это так задумано или я его уже умудрилась сломать? С потолка постоянно что-то капало, а стены, измазанные углем, блестели от влаги. Что конкретно интересовало здесь туристов Лоуман понимала не слишком, но за то, что вдруг оказалась в этой дыре, не злилась. В конце концов это была ее работа. Она шла размеренным шагом, ступая осторожно и тихо, стараясь не издавать слишком громких звуков и не привлекать к себе внимания, пока ее не остановил большой мыльный пузырь, подплывший к самому лицу и взорвавшийся мельчайшими брызгами, сверкнувшими в луче света от ее фонаря.
- Что за херня? - она посмотрела на Рафаэля, наблюдая за тем, как коридор шахты заполняется целым роем мыльных пузырей поменьше, которые направлялись в их сторону, распространяя за собой еле заметный пока еще сладковатый аромат.

+3

8

Несмотря на всё то непонятное, что происходило вокруг, Ра не смог удержаться от того, чтобы ухмыльнуться, глядя на расплывающееся лицо Фредди, до того это было мило и забавно. Забавно?
Вторая пощечина прилетела ему в другую щеку.
Рафаэль встряхнулся и оглянулся со злостью. Ничего и никого вокруг, кроме подпрыгивающей и пританцовывающей Лоуман.
Еще одна загадка. С таким ему сталкиваться не приходилось, а полный каталог темных душ, их влияний на человека и даже стражей он выучить так и не удосужился. Справедливости ради стоит отметить, что Кромвель не знал ни одного такого стража. Может потому и дохли они с возмутительной регулярностью.
- И что же со всем этим делать? – Со злостью процедил Розмарин. В первую очередь стоило привести в адекватное состояние напарницу. Одна голова - хорошо, а две в Чернобыле. Мда.
Ударить женщину Кромвель не смог даже сейчас. Всё, на что его хватило, это подойти к напарнице и с силой её ущипнуть. И как можно скорее отпрыгнуть. Ну, так, на всякий случай, знаете ли.
- Пришла в себя? – Крикнул он, занятый уже совершенно другим. Трехгранным острием клинка Ортега проколол подушечку мизинца левой руки и применил Хегль, искренне надеясь, что поймет, что делать с неизвестной душой, которая умудрилась влиять на мозговые функции сразу двух стражей.
- Готовься сравнять счет, - уже не проговорил – прокричал Рафаэль, спешно доставая из кармана три монетки, тускло блеснувших золотом в отблесках фонаря.


- Избави меня, Господи, от учеников. – Не удержавшись, фыркнул Рафаэль. – И не вскидывай защитные иглы, ёжик. Ты – страж. Я и страж. Да, у тебя меньше опыта, но в остальном мы равны. Да и учитель из меня, как из дохлого ишака арабский скакун.
Какое-то время они прошли молча, Рафаэль только периодически ставил черточки на стенах, отмечая стрелочками дорогу к выходу. Пригодится в одном из двух случаев.
- Пусть лучше будет Минотавр, чем окулл, - брякнул Ра и едва не прикусил язык.
«Заткнись, придурок! Накликаешь ещё!».
Связываться с окуллом Кромвелю ну очень сильно не хотелось. Свежи были еще воспоминания о дух предыдущих встречах. И везло ему исключительно потому, что был он не один. Он, конечно, и сейчас не один, но раньше всегда он был сам неопытным. И это было несколько легче.
- А что там за херня? – Рафаэль понял, что немного отвлекся и пропустил появление первого мыльного пузыря. Зато он увидел целый рой небольших пузырей в отдалении и в его глазах зажегся нехорошим, практически дьявольским светом, азарт.
- О-о! – Протянул он с легким придыханием и восхищением, отбрасывая пистолет в сторону и доставая свой небольшой кинжал, из-за размера которого до сих пор, совершенно по-детски, комплексовал. – Фредди, ты позволишь?..
Он обошел девушку, благо коридор в этом месте был достаточно просторен, совершая кинжалом резкие круговые, вращательные движения. Свободной левой рукой Кромвель словно стряхнул капли воды себе под ноги, обернувшиеся через мгновение тонкой, едва заметной, пурпурной линзой перед ним. Пузыри-шары врезались в эту линзу, лопались, стекали по ней вязкой субстанцией, падали на пол и расползались вдоль стен, прижимаясь к камню по мере крайне неторопливого продвижения Кромвеля. В какой момент ярко вспыхнуло и вытянулся в линию золотистый шнур, рассекая ставший уже немного привычным полумрак. Рафаэль довольно хохотнул и, словно заядлый рыбак потянул шнур на себя, вытягивая из шаро-пузырной завесы нечто странное, похожее на финик, только травяного цвета.
Стоило ему подтянуть этот не-финик к своим ногам, как пузыри исчезли, оставив после себя лишь клейкую массу у стены, и, собственно сам зеленоватый «плод», чуть шевелящийся у ног стража.
Розмарин присел перед ним, ткнул острием в тело «финика», но не спешил завершать начатое.
- Знаешь, что это? – С нескрываемым азартом поинтересовался у Фредди он. – Довольно редкая штука, надо признать. Её называют «куколкой». Это не до конца сформировавшаяся темная душа… Нет, - поморщился Ортега, - всё таки теоретик из меня никакой. Это вполне себе сформировавшаяся темная душа, но еще не выбравшая себе форму. Очень, очень редкий случай. Если верить словам моего друга, который лет десять назад повстречал такое в пещерах возле Бухареста, то за всё время стражи встречали Куколок не более четырех десятков раз и, в основном, в пещерах, шахтах. Почему Куколки? Потому что дважды на глазах стражей из куколок вылуплялись души, причем разные. В первый раз, в одна тысяча шестьсот цатом году, извини, в упор не помню точную дату, из куколки вылупился проказник. Надо заметить страж был настолько удивлен, что тому удалось удрать. Какое-то время думали, что проказники так и появляются, но спустя полтора столетия, еще один страж наткнулся на куколку, из которой вылупилась чигиза. Встречала таких? Дрянь редкостная, а выглядит еще хуже. Так вот тот страж настолько был ошеломлен, что эта чигиза чуть не угробила его, но все же он справился и донес ценные сведения до потомков.
Рафаэль едва ли не любовно осмотрел со всех сторон куколку, а затем легко проткнул её, чуть вздрогнув, когда та перетекла в клинок.
- Не собирался дожидаться того, что из неё вылупится. – Слегка охрипшим голосом, но с довольной улыбкой пояснил он, потирая висок.

+3

9

Как же давно она не чувствовала себя настолько счастливой. Все терзающие ее мысли в один миг улетучились, освобождая разум, делая его прозрачным, легким, не обремененным мыслительными процессами. Ничего ее больше не волновало: ни прошлое, ни настоящее. Ни даже будущее, которого, в целом, могло и не быть, если она продолжит танцевать вокруг Кромвеля, словно полоумная. Фредди была слишком увлечена своей эйфорией, чтобы заметить сначала довольную улыбку Рафаэля, а потом и очередную его пощечину самому себе, потому мужчина смог запросто подойти к ней и безнаказанно ущипнуть с такой силой, что у Фредди наверняка потом на этом месте расплывется синяк.
- АЙ! - воскликнула стражница, хлопая ресницами и обиженно глядя на Кромвеля, постепенно возвращаясь к реальности и начиная адекватно воспринимать происходящее.
Фредди понадобилось несколько секунд, чтобы морок спал с ее сознания и она смогла посмотреть, наконец, на своего напарника трезвым взглядом, вспомнив о том, ради чего они вообще здесь сегодня очутились и чем все могло обернуться, если бы хотя бы у одного из них не было достаточно хладнокровия и сил остаться в своем уме.
- Так точно, - громко ответила она на вопрос Рафа, чувствуя, как начинает злиться на Душу, что решилась вдруг ей управлять, но еще больше на саму себя за то, что позволила Темной подобное самоуправство.
Фредди видела темные капли крови, выступившие на кончике пальца Рафа в тусклом свете, так что они казалась почти черными, утратив яркость алого цвета, поворачиваясь к мужчине спиной, успела заметить краем глаза блеск монет, которые он выудил из кармана, а затем повела кистью с кинжалом в сторону, изображая спираль и превращая подготовленную заранее фигуру в светящийся золотом шнур, наполнивший пространство едва различимым звоном.
- Ну давай, - прошептала Фредди сквозь зубы, превращаясь вся во внимание, готовясь атаковать Душу, откуда бы та ни появилась, чувствуя, как в руке ее вибрирует золотистая упругая плеть.


Рафаэль не переставал ее удивлять, так что она в очередной раз ухмыльнулась на слова мужчины, вспоминая, как когда-то ей рассказывал Гумберт о том, что долгое время не собирался брать учеников, всячески открещиваясь от подобного наказания, спасая тем самым сразу обоих: и учеников, и себя. А потом в какой-то момент что-то в нем переклинило, словно переместили тумблер из одного состояния в другое, стоило мужчине встретить Нила. Фредди слышала о парне всего пару раз, но ей хватило их для того, чтобы уяснить - не только у нее были особые отношения с Наставником, Нил обрел в Гумберте отца.
- И что, магистры не давят на твой гражданский долг по передаче опыта юному поколению? - лично ей казалось, что у Рафаэля было чему поучиться и тому совсем необязательно было составлять план обучения или читать многочасовые лекции, изображая из себя учителя для навязанного падавана.
Фредди нравилось наблюдать за тем, как уверенно держится Рафаэль, как подмечает детали, как оставляет пометки в процессе их пути, о чем сама бы она вспомнила слишком поздно, так что наверняка заплутала бы во время возвращения. И никакого бы возвращения не состоялось бы. В этом была вся она - дальновидность не ее конек, как Наставник не пытался научить ее просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед, терпения ей хватало максимум на пару.
- Ни с одним не встречалась, - бросила она замечание на его слова, о которых сам Раф, кажется, в тот же миг пожалел, - Не то чтобы очень стремилась, конечно.
- Пожалуйста, - она отступила на пару шагов назад, пропуская вперед Рафаэля и с интересом наблюдая за тем, как мужчина с легкостью расстается с пистолетом, меняя его на кинжал с сапфировой рукояткой.
Рафаэль выглядел почти восторженным, словно ребенок, отыскавший самый красивый камушек для своей коллекции, и Фредди, глядя на него, сама загорелась, выглядывая из-за плеча мужчины, чтобы получше рассмотреть, что именно его так взволновало. Перед ее взором предстало нечто, своим внешним видом смахивающее на... голубец, только размерами побольше и не столь аппетитное, которое Раф вытянул из темноты, чтобы рассмотреть поближе.
- Слышала что-то об этом на лекции в Академии, но никогда не встречалась с подобным лично, - Фредди изучающе разглядывала травяной кокон, который, на самом деле, безобидным был лишь с виду - кто знает, что за тварь сейчас мирно в нем спит, формируясь окончательно и бесповоротно.
Кончик кинжала Рафаэля уткнулся в куколку, пока сам мужчина увлеченно рассказывал ей об этом... существе, причем, Фредди готова была поклясться, что почти физически ощущала желание кинжала закончить начатое и как можно скорее. Лоуман и сама немного нервничала, с одной стороны потому, что не каждый день встречаешься с подобным (а многие и не встречаются вовсе), а с другой стороны, потому, что не слишком любила сюрпризы подобного толка. Почувствовав сладковатый запах, она ожидала встречи с перевертышем, а не вот это вот все, и явление куколки народу слегка выбило девушку из колеи. Так что Лоуман была благодарна Кромвелю, когда тот все же проткнул определяющуюся с формой душу, прекращая муки ее выбора.
- И правильно, - она кивнула в знак одобрения и вздохнула с облегчением, понимая, что эту опасность они миновали, не оставив ее за своими спинами.

Отредактировано Rosemary Lawman (2017-07-05 03:26:32)

+3

10

Прежде чем явиться, и предстать пред взорами двух злых стражей, душа попыталась еще раз ментально атаковать. Лоуман стояла чуть впереди Рафаэля, готовая к сражению с неведомым противником и, против своей воли, Кромвель залюбовался её фигурой, тем, как та напряжена и собрана. Слава Богу, что он успел собраться, прежде чем разум заполонили непристойные (хотя это как посмотреть) мысли.
«Ах ты мразь!»
Противник попался хитрым, пытался отыскать изъяны в сознании Ра, найти чем того зацепить, и будь он не готов к третьей атаке, или будь он в одиночестве, неизвестно, чем бы все закончилось.
Руки его были заняты, он не мог в этот раз отвесить себе еще одну оплеуху, поэтому пришлось закусить до крови нижнюю губу, ощутить в пересохшем рту влагу с горьким привкусом железа и прийти в себя.
Запах крови помог не только собраться ему, но и выманил, наконец, темную из укрытия. Тела у души, как такового не было. Его заменяло облачко то ли тумана, то ли еще какой-то субстанции, в свете двух фонарей показавшимся сизым. Такой же бесформенной, изменяющейся, клубящейся была и голова, то принимающая форму овала, то почти ровного квадрата, то расплываясь сизой кляксой с двумя бирюзовыми точками, по всей видимости, глазами, которые тоже не находились в стазисе и блуждали по той части облака, что можно было отнести к голове, не утруждая себя ни нахождением хотя бы на одной прямой линии, то и дело меняясь местами. Жуть та еще, если честно.
Впрочем, тратить много времени, чтобы рассмотреть и попытаться классифицировать мерзость Кромвель не стал. Пропал в нем на сегодня азарт юного натуралиста, наизучался уже.
Тремя тусклыми искрами-звездами взметнулись вверх и упали возле души, вызывая легкие всполохи золотого огня, немного ослепляя самих стражей, но куда сильнее дезориентируя душу, заставляя её метаться меж монет-ловушек, отчаянно к ним тянуться, но, столь же отчаянно обжигаться.
- БЕЙ!
Ощущая легкое головокружение, Рафаэль закручивает кистью с зажатым кинжалом спираль, готовый отправить в бой еще один знак, если потребуется…

- Жаль, что на этом хорошие новости заканчиваются. – Со вздохом, поборов неизбежное головокружение и тошноту поднялся Ортега. – Каким бы образом, и когда бы Куколка тут не появилась, два с половиной десятка людей она бы сожрать не смогла. Честно говоря, - Розмарин задумчиво почесал затылок, - не уверен, что она вообще кого-либо может сожрать. Эти пузыри скорее для отпугивания. Непонятно только кого, стражей таким не проймешь. – Ра задорно улыбнулся и, с шумом втянув воздух, нахмурился.
- Хм. – Многозначительно хмыкнул он, пару раз приподняв и опустив брови, глядя при этом  прямо на Фрэдди, словно намекая, что той стоит кое-что озвучить. - Замечаешь? Пахнет чем-то.
«До вас не пахло», - мысленно произнес он в голове раздраженным голосом брата и с трудом подавил приступ смеха.
- Что, в общем-то, тоже странно. Куколка, Перевертыш… И двадцать пять пропавших без вести. Как будто нас угораздило попасть на шабаш душ…
Ох, знал бы Кромвель, что предстоит им дальше, держал бы язык за зубами. И мысли там же.
Рафаэль неторопливо убрал кинжал обратно в ножны на поясе сзади и, подняв пистолет, убрал его тоже, оставив в руках лишь фонарь, показывая всем своим видом, что не собирается выполнять работу за двоих, хотя с Куколкой сам вызвался разобраться.
- Пока что обходилось. – Между делом запоздало ответил он на заданный ранее вопрос. – Я про учеников. – Уточнил Ортега. – Но, разумеется, рано или поздно кого-нибудь, да дадут. Как говорится, жизнь гарантирует человеку только одно – смерть. Работа в Братстве гарантирует отсроченную смерть и учеников.
Страж едва слышно хмыкнул и подвинулся в коридоре, делая Фредди приглашающий жест двигаться вперед.

+2

11

Фредди напоминала натянутую тетиву, готовую в любой момент сорваться с пальца стрелка и рассечь воздух с громким свистом, направляя стрелу прямо в цель. Ей казалось, что она может ощутить кожей вибрации воздуха от заполнившего помещение напряжения, услышать его легкий звон, почувствовать солоноватый привкус на губах, ощутить тепло его рук на своем теле... ей захотелось обернуться и посмотреть на Рафаэля, перехватить его взгляд, подойти поближе, но рука все еще крепко сжимала рукоять кинжала, который извивался продолжением в виде золотистого кнута, и это было для чего-то нужно...
Лоуман не сразу заметила, что ее мысли постепенно теряют свой четкий строй и начинают рассеиваться по уголкам сознания, вызывая перед глазами картины, от которых по телу стражницы пробегали мурашки, но для эмоций и желаний сейчас было абсолютно не то место и время. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы продраться сквозь насланную пелену обманчивых сладострастных видений, об истоке которых сама Фредди предпочла бы не размышлять. По крайней мере, не сейчас. Обстоятельства происходящего абсолютно точно были не подходящими для... да для всего, что не было связано с убийством наглой Темной.
Лоуман мотнула головой, отгоняя от себя наваждение, и лишь крепче обхватила мерцающий золотом шнур, легким движением кисти, заставляя его взметнуться вверх и пройтись волной, оставляя полупрозрачные разводы на ткани бытия.
- Хитро, но бесполезно, - прошептала девушка сквозь зубы, привлекая внимание Души к своему голосу.
Внезапно помещение заполнилось какой-то сумбурной субстанцией, внешне напоминавшей сгусток тумана или черного дыма, в глубине которого мерцали два плотоядных огонька, видимо замещающих Душе органы зрения. Фредди никогда раньше не видела ничего подобного, а потому позволила себе непростительную роскошь - засмотреться на Темную, что подбиралась все ближе, меняя свои причудливые формы, будто поверхность воды, которую трепали порывы ветра.
Если бы не Рафаэль, страшно представить, чем бы для Лоуман закончилась подобная встреча, но брошенные стражем монеты спасли ситуацию, заставляя Душу истошно вопить и метаться внутри ограниченного пространства, из которого ей теперь было не выбраться. Фредди, повинуясь инстинкту, рефлексам и крику Рафаэля, отошла, наконец, от своего оцепенения и замахнулась Шнуром в сторону Темной. Хлыст с громким свистом рассек воздух, наполняя помещение ярким золотым светом, впился в бурлящее тело Души и Фредди почувствовала, как он с силой завибрировал, впитывая в себя, словно губка, темную сущность, поглощая ее, пока та, наконец, не оказалась в темном металле кинжала. Как только это произошло, девушка ощутила волну тошноты и головокружения, накатившие с такой силой, что буквально сбили ее с ног, заставляя резко осесть на пол. Судорога, резко скрутившая руку, заставила Лоуман разжать пальцы и помещение наполнилось звонким эхом от падения кинжала, отскочившим от каменистых стен и побежавшим гулять по пустынным коридорам шахты.


Фредди все еще не до конца понимала воодушевление Рафа, глядещего с практически детским восторгом на кокон еще не определившейся со своей сутью Души. Воздушные пузыри, сладковатый аромат, который распространяла Куколка, все это казалось какой-то дурной шуткой, насмешкой над сильными, но приманкой для слабых.
- Возможно, вся эта мишура, - она провела лезвием кинжала вокруг себя, указывая на остатки еще не лопнувших пузырей, - предназначена не для отпугивания, а наоборот, чтобы заманить. Детей, например, которые сочтут данное забавной игрой и задержатся здесь ровно до того момента, пока эта чертова гусеница не превратится в какого-нибудь говоруна, - она слегка поморщилась, представляя дальнейшую картину и повела плечами, отгоняя от себя неприятные мысли.
- Но да, ты прав, что-то здесь неладно, - она чуяла не только запах, о котором говорил Рафаэль, но и то, что сегодняшняя вылазка окажется не такой простой, какой хотела казаться изначально.
И пускай за чутье в ее случае отвечала отнюдь не интуиция, а известное место, это не меняло того, что оно ее еще никогда не подводило. Двадцать пять пропавших людей, Куколка - редкость, которую суждено было увидеть даже не каждому десятому стражу, Перевертыш, который мог прикинуться кем угодно, но все же не мог быть настолько голодным, чтобы выкосить больше двух десятков человек за столь короткий срок... и это еще не конец? Лоуман готова была поклясться, что продолжение у этого списка будет, а потому нужно было оставаться начеку и быть готовой к чему угодно. Впрочем, как и всегда, Фредди, впрочем, как и всегда. Эта фраза прозвучала в ее голове голосом наставника, с его привычной усталой интонацией.
- Насчет отсроченной смерти я бы так уверенно не говорила, - она прошла вперед, отвечая на его жест, который говорил о том, что здесь задерживаться им больше смысла нет, - но вот от ученика не отвертишься, - она улыбнулась, глядя ему в глаза, понимая, что даже немного жалеет, что учить ему придется не ее.

+3

12

Хвала небесам, знак не потребовался и Фредди справилась. Запас сил стремительно таял и, если бы Кромвель увлекался компьютерными играми, то он мог бы, проведя параллели, точно, в процентах, сказать, сколько очков маны у него осталось.
Но Рафаэль не увлекался и, навскидку, мог только предположить, что сил у него осталось в лучшем случае треть. Его немилосердно шатало, немного тошнило, ныла спина после падения, чуть тряслись руки. Насколько тяжело пришлось Фредди, он мог только догадываться.
Увидев, что его напарница оседает на каменный, холодный пол, испанец бросился вперед и успел подхватить тело ирландки, лишь бы та не ударилась при падении, не получила дополнительных повреждений, или, например, не саданулась головой о булыжники, тут и там разбросанные под ногами.
- Фредди! Эй, Фредди, потерпи немного, хорошо? Сейчас отпустит.
Рафаэль опустился на пол, уже давно забыв думать о виде своей одежды, наплевав и отбросив к дьяволу свой снобизм. Одной рукой он приобнял и прижал Лоуман к себе, ощущая как девушку слегка потрясывает, то ли от прохлады пещеры, то ли от усталости, то ли от силы перетекшей в её кинжал души, а второй рукой не выпуская из рук кинжал, готовый, при необходимости сражаться дальше, но искренне надеявшийся, что не придется этого делать хотя бы в ближайшие десять минут.
- Давай ты только сознание терять не будешь, хорошо? – Рафаэль улыбнулся, хоть улыбка и вышла кривоватой. С другой стороны, Лоуман не могла этого видеть – её голова была повернута в сторону, а валяющиеся на полу фонари, каким-то чудом выжившие после всех сражений и падений на пол, светили очень удачно в разные стороны туннеля, но точно, что не в лицо Кромвеля.
- Извини, молока точно не осталось, - стражи и думать не могли, что наткнуться на такое разношёрстное гнездо темных. Да и кто бы мог такое предположить? Бывали, конечно, случаи, чтобы в одном месте встречались два вида темных душ, возможно, что бывали случаи, когда случайным образом оказывались рядом три вида. Но чтобы шесть разных душ одновременно, среди которых последняя мерзость была стражам совершенно не знакомой? Такой Рафаэль припомнить не мог. Поэтому ни ему, ни Лоуман не пришло в голову прихватить с собой не по небольшой фляге, а по здоровенному бидону молока. – Как думаешь, Фрэдди, у тебя прибавится сил, если я скажу, что готов проставиться, когда мы выберемся отсюда?

От слов напарницы Кромвель замер и нахмурился, обдумывая сказанное.
- Чтоб меня. - Ругнулся Ортега. – А ведь ты можешь быть права. Всё это светопреставление легко могло заманить сюда детей. Сколько их там было среди пропавших? Пятеро, кажется? За ними могли потянуться родители, и вот ловушка срабатывает. Звучит жутко, но весьма правдоподобно.
Они прошли еще некоторое время в молчании, пока не набрели на очередную развилку. Увы, но три ветки туннелей, расходившиеся от основного, уже не были освещены, даже столько тускло, как тот, по которому они добрались сюда.
- Мой черед. – Спокойно произнес Рафаэль, опускаясь на колено и четкими, уверенными движениями вывел фигуру поиска. Задрожавшая теплым светом стрелка указала на левый туннель. На всякий случай страж подошел ближе к остальным двум, но стрелка упорно показывала на первоначальный выбор.
- Мда. – Только и изрек Ортега, убирая явно бесполезный пистолет подальше, надевая на голову тонкую вязаную шапочку и налобный фонарь поверх неё. Включил свет, отрегулировал направление свечения фонаря, закинул небольшой рюкзак обратно на плечо, недовольно буркнул что-то под нос и первым двинулся вперед.
Идти стало значительно не комфортнее. Этот туннель то ли не был предназначен для туристов, то ли еще что, но под ногами то и дело попадались неровные камни. В некоторых местах влажность воздуха была столь высокой, что она оседала на потолке, падала вниз каплями воды и собиралась в небольшие лужи, или просто делая смесь камня, песка, глины и угольной пыли больше похожей на вязкий цемент, из которого, Кромвель, периодически изрекая одно-два не слишком цензурных слова, с трудом выдирал ноги.
- Хорошо хоть хватило ума не напялить на себя налаченные туфли, - процедил он, освещая фонарем слой грязи, налипший на подошву, а местами и на голенище высокого, слегка утепленного ботинка.
Увлеченный рассматриванием своей обуви и последствий первого её знакомства с пещерами, Рафаэль пропустил, как сверху из-под потолка на него шмякнулось нечто холодное и противное.
- Бляха! – Страж поскользнулся, не удержался на ногах и, нелепо взмахнув руками, шлепнулся на спину, ощутив, как несколько булыжников впиваются ему в спину, вызывая целый сноп искр перед глазами, и как его шею начинает обволакивать нечто склизкое, холодное и противное.
- Слезь с меня!
Испанец не выронил кинжал и теперь пытался попасть во что-то, что оседлало его, да так, чтобы еще и самому себе в горло не воткнуть клинок. Не получалось…

+3

13

Мысленно она уже приготовилась познакомить каменистый пол под ногами со своей головой, но ни сил, ни времени для того, чтобы сгруппироваться и смягчить падение, у нее не было. Если бы не Рафаэль, который в очередной раз подоспел на помощь, то к списку усталости и истощения, по-любому прибавилась бы не хилая такая шишка и сотрясение головного мозга. Мужчина ловко подхватил ее и бережно прижал к себе, не позволяя упасть. Вместо этого он осторожно опустился на пол сам, все еще держа стражницу одной рукой, в которую Фредди вцепилась как в спасательный круг. Лоуман попыталась открыть глаза, но увидела одну лишь только темноту, которая навалилась на нее очередной волной головокружения. Ощущения были не из приятных, она не могла припомнить другого такого случая в своей практике, когда сущность Темной, с таким упорством пыталась добить ее даже после того, как уже была уничтожена. Ей казалось, что пространство вокруг вращается и кружит, как при хорошем похмелье, и только Рафаэль оставался тем самым ориентиром и якорем, что не давал ей окончательно свалиться в бессознательную тьму.
- Хорошо, хорошо, я стараюсь изо всех сил, честно-честно, - скорее прохрипела, чем произнесла, Фредди, ощущая неприятный кисловатый привкус во рту.
Терять сознание ей не хотелось так же сильно, как этого не хотелось самому Рафу. Она, конечно, надеялась, что эта странная Темная, которую она никак не могла квалифицировать по списку известных ей Душ, была зачинщицей сего мракобесия и, соответственно, последним номером в цирковом представлении под названием "Мы сожрем ваши потроха", но остатками разума понимала, что пустые надежды убили больше стражей, чем-то кто-либо еще. Так что расслабляться было рано, хотя и очень хотелось, хоть и не здесь. Компания ее устраивала больше, чем полностью, но вот декорации было бы лучше сменить. Эти себя скомпрометировали.
- О молоке-то мы с тобой и не подумали, - у нее никогда не было привычки таскать с собой сей полезный продукт, впрочем, и необходимости раньше в нем не было - как-то получалось обходиться, но после этих гребанных шахт Лоуман пообещала себе подумать над смыслом бытия и важностью молока в рационе стража.
Лежать на руках у Рафаэля было, конечно, удобно и приятно, особенно, если припомнить соблазнительные видения, которыми дразнила и пыталась отвлечь ее темная, и другая девица на ее месте наверняка даже залилась бы краской, благодаря всех известных ей святых за то, что в шахте так удачно темно, но только не Фредди. Чувство стыда и застенчивости были знакомы ей только по описанию в книгах, так что она пользовалась ситуацией без лишних заморочек, приоткрыв один глаз и оценивая, устоит ли на ногах, если все же попытается подняться.
- Так это же в корне меняет дело, - произнесла Лоуман повеселевшим голосом, слегка приободрившись и все-таки решив избавить Рафа от столь тяжелой ноши в лице себя прекрасной, - Не будем медлить и начнем выбираться прямо сейчас, - подскочив слишком резко и ударившись из-за того лбом о подбородок Кромвеля, заявила Фредди, - Ой, извини, - она потерла ладонью сначала свой лоб, потом ушибленное место на лице у Рафа, потом бесхитростно чмокнула его туда же и поползла, побоявшись встать на ноги и снова упасть, за фонарем, чтобы отыскать свой кинжал.

Она не испытывала радости от того, что ее слова и предположения, скорее всего, были правдой, так что лишь нахмурилась, кивая в ответ на слова Рафаэля о пропавших детях. За детей всегда было больнее всего, несмотря на то, что и взрослые были бессильны перед темными душами, за детей Фредди всегда переживала сильнее, хотя никому и никогда в этом не признавалась. Смерть, в любом случае, не была приятным событием, но смерть ребенка была к тому же какой-то противоестественной и это несоответствие с наработанной картиной мира разрывало стражницу изнутри. Некоторое время они оба сохраняли молчание, видимо, обдумывая каждый свои догадки и приходя мыслями к еще более угрюмым заключениям, пока, наконец, не оказались перед очередной развилкой. Лоуман не стала спорить с Рафаэлем и, воспользовавшись случаем, снова внимательно следила за тем, как мужчина работает, уверенно выводя четкие линии фигуры поиска.
- А я уж надеялась, что мы сможем свалить это дело на полицию и отправимся выпить по кружке хорошего стаута, но увы, - озвучила она мысли, соглашаясь с таким емким "Мда" Кромвеля, который все ж таки решил сменить пистолет на кинжал, окончательно убеждаясь, что от схватки с темной им сегодня не отвертеться.
Продвигались вперед они не слишком быстро: впрочем, торопиться им было и не с руки - нужно было внимательно осмотреться, чтобы не пропустить первых признаков Темной и быть готовыми к ее появлению, да и влажный каменистый пол скорости ходьбы не способствовал. Фредди пару раз подскользнулась, едва устояв на ногах, успев восстановить равновесие и мысленно поблагодарив папочку за то, что не зря истязал ее долгие годы своим тренировками. А вот Рафаэлю повезло чуть меньше, так что Фредди, увидев, как Кромвель упал, кинулась в его сторону, чтобы помочь и очутилась рядом с мужчиной весьма кстати. В свете фонаря мелькнул какой-то темный силуэт, заставив Рафаэля корчиться и извиваться, размахивая кинжалом во все стороны, так что Лоуман даже пару раз отшатнулась, чтобы не попасть под горячую испанскую руку. Ей-то и самой было не совсем понятно, что именно атаковало мужчину, но раздумывать слишком долго она не стала, резко рубанув кинжалом склизкую субстанцию, которая тут же заверещала предсмертным криком и оказалась внутри кинжала стражницы, заставив его завибрировать и кинуть синий отблеск на стены шахты.
- Ты же цел, да? Ты же цел? - она уставилась на него обеспокоенно сверху вниз, пытаясь разглядеть в свете фонаря потенциальные фатальные повреждения, которые мог нанести слизняк, буквально свалившийся на них с потолка, - это был... слизняк, да? Я ни черта не успела понять, видимо, мы его разбудили, - она протянула мужчине руку, помогая тому подняться на ноги, - ты сможешь идти? Как спина?

Отредактировано Rosemary Lawman (2017-07-18 03:21:25)

+2

14

- Вот она, людская благодарность. - Пробурчал страж, потирая подбородок, довольный, впрочем, последовавшим материальным «извинением».
Приободрившаяся Фредди его очень радовала, но вот самому стимул добраться до бара как-то не сильно помог. Вообще не помог, если честно. Надо было собраться, но вот прямо сейчас сил хватало только на то, чтобы поддерживать неторопливый разговор:
- Кто же знал, что нас здесь такое разношёрстное гнездо ожидает, - развел руками Рафаэль, не спуская глаз с Лоуман, пока та искала свой кинжал с, исключительно фигурально выражаясь, голым задом. – Впрочем, катить перед собой бочку молока тут не представляется возможным.
Короткая передышка заканчивалась, хотя искушение продлить её, а ещё лучше поспать часиков пять-шесть были невероятно велики. Хвала небесам, Кромвель еще не до конца отупел от усталости и прекрасно понимал, что если он решит вдруг сейчас провалиться в объятия Морфея, обратно он может и не вынырнуть.
С кряхтением он поднялся, ощущая дикую усталость и ломоту во всем теле. Изрядно ныла спина, и немного подрагивали руки. Ко всему прочему закружилась голова и Рафаэль, поморщившись, оперся о стену.
«Вот жопа!»
Страж похлопал себя по карманам и внезапно улыбнулся. Стянув промокшую от пота и влаги, что вдоволь сконденсировалось на стенах и полу пещеры, перчатку, Розмарин вытянул из нагрудного кармана чуть смятый, маленький треугольник «Тоблерона».
- Смотри, какая прелесть завалялась у меня в кармане!
Картонная обёртка была безжалостно разорвана, резко почуявшим голод Рафаэлем. Не успела следом на пол опуститься фольга, как страж разломал на две неравные части шоколад и протянул большую часть напарнице, закинув два оставшихся маленьких треугольника разом в рот и с наслаждением начав их пережёвывать.
- Мммм! - Невнятно промычал он, довольно улыбаясь. А прожевав и проглотив, пояснил: - Вот не зря люди говорят, что в любой ситуации можно найти положительные моменты. Ты как, в порядке? Готова к дальнейшим подвигам?
«Вы готовы, дети?» - Пронеслась у него в голове дурацкая мысль…

- Вот, блядство! – Не отдышавшись, выдохнул Розмарин, хлопая глазами и жадно глотая сыроватый воздух. Он лежал на спине, не спеша подниматься, боясь узнать результат своего падения. Очень осторожно он пошевелил пальцами ног. Результата он видеть не мог, но то, что пальцы упирались в ботинки, нельзя было с чем-то спутать. Он проделал ту же манипуляцию с пальцами рук, но на этот раз точно видел, что те шевелятся и испустил радостный клич – позвоночник был цел!
- Фредди… Спасибо тебе, Фредди. Похоже ты только что спасла меня. Выручи ещё раз – помоги, пожалуйста, подняться…
Охая и кряхтя, Рафаэль поднялся, попытался выпрямиться и, ахнув от боли, сгорбился и выдал замысловатую фразу на испанском, перевод которой в данном тексте совершенно неуместен. Достаточно будет заметить, что общий смысл её сводился к тому, что эти пещеры и темные души не вызвали в Рафаэле восторга и трепета нежной души.
- Да хер его знает, кто это был, я ни черта не смог рассмотреть. – Прозвучало грубовато, но лишь оттого, что Кромвель было несколько стыдно. Расслабился, недоглядел, включил легкий снобизм и пренебрежение, и чуть было за это не поплатился. Довольно позорная могла бы выйти смерть – быть задавленным и сожранным слизняком. Премию Дарвина от Братства точно бы заслужил.
- Ещё раз большое тебе спасибо. – Гордость гордостью, но Рафаэль умел её усмирять (чем, кстати говоря, тоже сильно гордился). Лоуман действительно выручила его и, кто его знает, чем бы могло всё закончиться, если бы не её присутствие. А так, кажется, он ограничился сильным ушибом и огромным синяков в половину спины.
- Сделаем небольшой привал? – Предложил Кромвель. Впрочем, предложение было скорее риторическим, сейчас страж попросту не смог бы далеко уйти. Рафаэль сбросил рюкзак, засунул в него руку и нашёл в отведенном ей месте аптечку. При свете фонаря он вскрыл непромокаемый пакет, достал пачку с обезболивающими таблетками, вскрыл и проглотил сразу две. Подумал, и добавил ещё одну.
- Еще минут пять и буду в строю. – Оптимистично заявил Ортега, для верности даже улыбнувшись, пусть и немного кривовато. – А пока можем непринужденно побеседовать. Какая у тебя любимая книга? А цвет? Коньяк какой марки предпочитаете в это время суток?
Кромвель тихо рассмеялся и тут же ойкнул – в спине стрельнуло от вздрагивания тела.
«А может и не буду в строю», - похолодел Рафаэль, стараясь сообразить, что же можно было такого придумать, хотя бы временного.

Отредактировано Rafael Cromwell (2017-07-18 14:25:25)

+3

15

Добраться до фонаря оказалось труднее, чем ей показалось изначально - пол шахты все еще был влажным и скользким, а острые грани камней больно впивались в ладони и колени, но Фредди все же доползла до светящейся лампы и, отцепив ее от каски, поползла обратно к Рафаэлю, уверенная в том, что обронила свой кинжал именно в том районе. Ей понадобилось некоторое время, чтобы заметить синеватый отблеск сапфира в рукояти и вернуть кинжал на его законное место - в ножны, что крепились к нагрудной портупеи, которая скрывалась под легкой кожаной курткой. Любимой курткой. Думать о состоянии которой сейчас вовсе не хотелось, потому что ожидать следовало самого худшего, а плохого ей на сегодня было предостаточно. Наконец, водрузив фонарь на голову, Фредди уставилась на Рафаэля и окинула его оценивающим взглядом, памятуя о неудачном падении мужчины и том времени, что ему понадобилось, чтобы разобраться со своей спиной и продолжить путь.
- Да, бочка явно была бы лишней, но вот фляга могла быть кстати, - а ведь она у нее была.
Молока там, правда, не было. Вместо него во фляжке плескался виски, от которого сама Фредди сейчас бы точно не отказалась, нужно было только разыскать ее рюкзак, который незаметно где-то соскользнул по пути, так что его отсутствие стражница заметила только сейчас. Она довольно легко для своего состояния поднялась на ноги, наблюдая за тем, как Рафаэль следует ее примеру, и тут же ухватила мужчину под локоть, когда тот покачнулся.
- Как твоя спина? - поинтересовалась девушка, вкрадчиво вглядываясь в глаза напарника. Кажется, она спрашивала о ней не в первый раз за день, так что вопрос вполне мог наскучить Рафу, но это волновало ее в последнюю очередь, - Нужно разыскать мой рюкзак, кажется, у меня еще оставалось немного чудодейственной мази от знакомой целительницы, она бы тебе помогла.
Шоколад оказался в данной ситуации очень к месту и Фредди с благодарностью приняла у мужчины сладость, вгрызаясь в нее и одновременно с этим осматриваясь по сторонам.
- Думаешь, это была последняя? Наш главный босс? - Лоуман всей душой на это надеялась, потому что понимала, что сейчас они уже вряд ли справятся с кем-то опаснее Якоря.
Не то, чтобы она сомневалась в их способностях, но стремилась смотреть на ситуации как-то реально, отбросив в сторону свой юношеский максимализм, с которым не могла расстаться долгое время. Но Дахау, кажется, оказался лучшим учителем, чем отец и наставник вместе взятые, изменив девушку и заставив ту начать думать головой прежде, чем бросаться в омут.
- И что бы мы нашли положительного, если бы шоколада у тебя не оказалось? - она улыбнулась и потерла пальцами все еще гудящие виски, - К борьбе за дело коммунистической партии всегда готов, - пробурчала она тихо на русском, чтобы потом снова перевести взгляд на Рафаэля и с улыбкой ответить, - Надрать задницу очередной темной я всегда готова, думаю, есть смысл поторопиться, пока весь стаут не выпили без нас.


- Иначе и не скажешь, - она с тревогой смотрела на лежащего внизу Кромвеля, надеясь, что падение для мужчины не окажется слишком травмирующим.
В самом худшем случае ей пришлось бы оставить Рафаэля здесь, окружив защитными знаками и фигурами, чтобы до него не добрались темные, пока она отправится за помощью и подкреплением. Оставлять его здесь одного хотелось меньше всего, так что она облегченно выдохнула, услышав его просьбу о помощи, которую она охотно предоставила.
- Не благодари, ты сделал бы то же самое, - в этом она ни на секунду не сомневалась, в конце концов, потому они и были здесь вдвоем, чтобы прикрывать друг друга и поддерживать, - может, это был наш Перевертыш, принявший облик слизняка, чтобы переждать бурю, - продолжила она тихо рассуждать, принюхиваясь и не обращая внимания на резкий тон Рафаэля, продолжая придерживать мужчину под руку.
Она могла понять его настроение, так что не собиралась заострять на этом внимание. В конце концов, такое досадное происшествие выведет из себя кого угодно, особенно опытного стража. Особенно мужчину. Особенно, если он старше. Фредди не в первый раз сталкивалась с подобным отношением, так что успела к нему привыкнуть и перестать воспринимать в штыки.
- Ага, не стоит, - ответила стражница на очередную благодарность, внимательно осматривая помещение, в котором они оказались, на предмет еще какой-нибудь удачно припрятавшейся темной - Лоуман была уверена, что это не последняя тварь в списке гостей на сегодня, - Конечно, самое время для привала, - она вставила кинжал в ножны, достала бутылку с водой из рюкзака и сделала пару глотков, пока Рафаэль запивал таблетки.
В ее голове вертелась мысль о том, что вроде бы она прихватывала с собой обезболивающую мазь, которой ее снабжала Джин, но порывшись в рюкзаке при довольно плохом освещении не смогла ее отыскать. Вздохнув, она опустила рюкзак на пол и обошла Рафаэля со спины.
- Не против, если я осмотрю твою спину? - спросила Лоуман, осторожно приподнимая нижний край одежды Кромвеля и поправляя фонарь на голове так, чтобы он светил в нужном ей направлении.
Нужно было оценить масштабы катастрофы хотя бы поверхностно. Врачом она, конечно, не была, как и ведьмой, чтобы наколдовать быстрое исцеление, но травм за свои годы перевидала и пару раз вправляла плечо то Ансельму, то наставнику, так что надеялась, что этих знаний ей хватит для вынесения вердикта: стоит ли Рафаэлю идти дальше или риск здоровью слишком высок. На спине стража красовалось несколько ссадин, пара царапин поглубже и вольготно устроился синевато-лиловый синяк, расплывшийся на треть спины точно.
- "Мастер и Маргарита", черный и в обед я предпочитаю хорошенько поспать после пары бокалов белого полусухого, а вы, мистер Кромвель?, - Фредди осторожно провела рукой по спине Рафаэля, пока тот отвлекся на болтовню, прощупала позвоночник, почти физически ощущая боль, которую испытывал ее напарник, но на беглый взгляд серьезных повреждений не выявила, позвонки вроде бы остались на своих местах, хотя болевой синдром от сильного ушиба имел место быть, - я, конечно, не костоправ, но уверена, что ничего серьезного. До свадьбы заживет.
Она улыбнулась ему и, взяв мел, которым Кромвель до этого помечал их путь, отправилась сделать это за него, предоставив время для передышки и размышлений о книгах, свадьбах и всяком разном.

+3

16

- Нахер спину. Новую куплю. – Отмахнулся Кромвель. Спина, на удивление, беспокоила не так сильно, как должна была. Не иначе, как мазь, завалявшаяся у Фредди, которую та щедро размазала по спине Рафаэля, была невероятно чудодейственной. Насколько её ещё должно было хватить, страж предпочитал не думать. Как предпочитал не думать об ингредиентах в её составе. Но воняла та знатно, это точно. – Нормально я. – Чуть мягче добавил Ортега. – Помирать не собираюсь, ровно как и повисать на твоих плечах.
«Хотя это было бы забавно».
Он с сомнением посмотрел назад, туда, откуда они пришли и нерешительно покачал головой.
- Если у тебя нет там чего-то жизненно важного, я бы предпочел не возвращаться раньше времени. Подберем рюкзак на обратном пути.
Последнее высказывание было довольно оптимистичным. До обратного пути надо было ещё дожить, а, чего уж таить, шансы на выживание падали с каждым поединком, с каждой новой встреченной душой, с каждым знаком и каждой фигурой, с каждой потраченной частичкой сил. В какой-то момент Рафаэль уже думал, что было бы лучше и правильнее повернуть назад, передохнуть, набраться сил, возможно даже вызвать подкрепление, подлатать, как минимум, свою спину, а потом уже вернуться и вывернуть этот гадюшник наизнанку, заставить каменные стены трястись от мощи знаков и фигур. Но, всё же решил этого не делать. Туннелей оказалось куда больше, чем было отмечено на доступной им карте, они вились, извивались, пересекались и снова расходились. Одни ходы убегали вверх, другие вниз. Одни были влажными с чуть заплесневелым воздухом, вторые сухие с воздухом чистым, что говорило о том, что где-то там, в конце лаза может оказаться еще один выход наружу. А тёмных нельзя было выпускать, или даже хотя бы давать шанс сбежать, особенно после такого шороху, что стражи уже успели навести сегодня. Надо было доделать работу до конца. Ну, или хотя бы до того момента, когда сил останется ровно настолько, чтобы просто доползти обратно до выхода. Пока что всё было не настолько плохо. Или Рафаэль был просто излишне оптимистичен?..
- Не хочу тратить силы на фигуру поиска, - он покачал головой, подхватывая свою рюкзак и запуская внутрь руку, - но готов поспорить на сотню евро, что встреча с финальным босом у нас еще впереди. А что касается положительно… да где она?..
Он распахнул рюкзак пошире и посветил внутрь налобным фонариком.
- Ага! Вот она!
Кромвель торжественно извлек небольшой продолговатый, блестящий в свете фонаря алюминиевый цилиндр, и потряс им.
- Девушка ты взрослая, догадаешься, что там. – Хмыкнул Рафаэль, убирая цилиндр обратно, затягивая шнуровку сумки и вешая её обратно на плечо. – Но это только после того, как мы выберемся отсюда. Вот, видишь, сколько положительных моментов у меня в запасе?
Кромвель задорно усмехнулся, поправил фонарик, чтобы он светил не тупо вниз под ноги, а, помня о досадной встрече со второй по счету душой, чтобы светил прямо, чуть захватывая потолок.


Рафаэль просто кивнул. Разумеется, что он сделал бы то же самое. Для любого стража, человека, клирика и даже законника. Просто это была их работа. Но никогда не было лишним сказать «спасибо».
Есть не хотелось, но Ортега все же заставил себя сжевать пахнущий мёдом и яблоками злаковый батончик. Вкуса не чувствовал, но запах всё таки ласкал воображение и под конец страж немного воодушевился. А ещё он нашел положение, в котором сидеть было удобно и не больно. Со стороны это выглядело несколько странно, словно Рафаэль застыл в какой-то очень неудобной асане, зато он смог спокойно дышать, не ощущая вонзающегося в спину кола.
- Не против, если я осмотрю твою спину?
- Когда это я был против того, чтобы женщины смотрели на мою спину?
Рафаэль издал легкий смешок, но самостоятельно задрать одежду не смог – стоило только приподнять руку и завести её назад, как последствия падения тут же о себе напомнили очередным метафорическим кинжалом в спину.
Страж прошипел ругательство и покорно застыл, отдавшись в руки «доктора».
- Сколько мне осталось, док? – Не удержался от очередного смешка испанец, но ему на самом деле было страшно узнать о том, как всё это там выглядит.
- До свадьбы заживет.
- Типун тебе на язык! – Рассмеялся Ортега, поёжившись от холода, который немедленно вцепился в его успевшую вспотеть, а теперь оголенную спину. То и дело ойкая и шипя, словно научился говорить на змеином языке, страж «упаковался» обратно, подумал, вытянул из рюкзака легкий шарф и крепко повязал вокруг себя, в том месте, куда впечатался проклятый камень. Это было болезненно, но в итоге стало немного проще передвигаться.
- Придётся двигаться чуть медленнее. – Выдохнув, проговорил Ра, ожидая пока Лоуман сделает его работу, а именно – отметит их путь. – «Мастер и Маргарита»? Хм. Неожиданно. Как так получилось, что довелось познакомиться с русской прозой?
Рафаэль поднялся и для проверки повертелся из стороны в сторону, поднял и опустил руки. Болело, конечно, сильно, но помирать, особенно в этой дыре, испанец не собирался совершенно.
- А вот мистер Кромвель сейчас бы не отказался от портвейна. – Печально произнес Ортега. -  Желательно «Ferreira Porto Ruby». Но, увы. Ни портвейна, ни белого полусухого, ни, даже, губозакаточной машинки. Эх, что за жизнь?..
Рафаэль усмехнулся, вытер выступивший на лбу пот, поправил фонарик и сделал направился дальше по туннелю.

+3

17

- Ну ты от этой так скоро все равно не отказывайся, сдадим в trade-in, новая дешевле выйдет, - ответила Лоуман, понимая, что похожа на курицу-наседку, носящуюся вокруг вполне уже взрослого отпрыска, которого такая опека вполне уже раздражает, - ок, - кивнула она на его заключение о собственном состоянии, - Ну, во-первых, я крепче, чем кажусь, а, во-вторых, все-таки не помирай, доставить твое тело на поверхность будет очень проблематично, ну, и, в-третьих, ты мне просто нравишься, так что живи, да?
Лоуман ухмыльнулась, отворачиваясь от напарника и показывая тем самым, что черт с ним, рюкзаком, действительно проще забрать на обратном пути, а вот в том, что он будет она не сомневалась ни разу. Просто потому, что верила в то, что они столько прошли не просто так, не могут они погибнуть после того, как уничтожили такое количество темных, если там не окулл, а она очень все-таки надеялась, что не он, то они справятся уже с кем угодно. Ну, а если окулл... что ж думать об этом сейчас она точно не собиралась, всему свое время, а кликать беду собственными страхами - самое глупое, что можно вообще делать. Так что Фредди перехватила рукоять кинжала покрепче и уверенно посмотрела вперед - туда, где их ждал чертов лабиринт подземных проходов и коридоров заброшенной шахты.
Как, черт возьми, они раньше тут ориентировались?
Вопрос так и остался без ответа.
- То есть эта срань господня, влияющая на наше сознание, не самая прокачанная херня, которую мы тут можем встретить? - она с досадой взмахнула руками и обреченно вздохнула, - Извини, но я очень надеюсь, что ты ошибаешься, у меня нет сотни евро, так что давай спорить на что-то другое, - она подождала, пока Рафаэль закончит поиски чего-то там в своем рюкзаке, который он, как нормальный человек, не потерял, в отличие от нее.
Рафаэль вытащил, не без труда кстати, термос, которым потряс прямо перед ее носом, сообщив довольным тоном о том, что в нем явно плещется не чай с мелиссой. Это воодушевило Лоуман, так что она даже потянулась к серебристой емкости рукой, но Кромвель тут же убрал его обратно и, хмыкнув, предупредил, что это только в том случае, если они выживут и вернутся обратно. Вытянутой рукой, повисшей в пустоте, Фредди ткнула мужчину в плечо и, фыркнув, отвернулась.
- Нехорошо дразниться, но, когда мы выберемся, этот твой положительный момент будет кстати, - проговорила стражница и шагнула дальше в темноту, которую разрывали два фонарика, что держались на их головах.


Фредди дала Рафаэлю возможность не торопиться и отдышаться, представляя, какой острой может быть боль при сильном ушибе - ей ли было не знать, уж она-то переживала подобное столько, что и со счета сбилась. Чего только стоили тренировки с отцом и спарринги с Наставником. Усмехнувшись словам мужчины, она невольно подумала о том, сколько же было этих женщин, хотя, конечно, ее это совершенно не касалось, но любопытно все-таки было.
- Так и запишем: любит показывать женщинам спину, - ответила она, ухмыляясь и оборачиваясь, чтобы посмотреть на мужчину.
Выглядел он довольно бледным, впрочем, освещение от их фонариков было довольно скудным, так что хотелось надеяться, что основная причина все же в этом. Она подумала было предложить развернуться и пойти на выход, чтобы передохнуть и собраться с силами, а вернуться позже, но прикусила себе язык, споткнувшись о некстати лежащий под ногами камень.
- Ты что колдун? - прошипела Фредди, искоса поглядывая на Кромвеля и понимая, что лучше ничего не предлагать.
Она не очень хорошо читала знака судьбы, но этот было трудно не заметить. В конце концов, Рафаэль мог неверно истолковать ее предложение о возвращении на поверхность, вдруг решит еще, что она не уверена в его силах или что сама не способна на большее. Ни один из вариантов не выглядел достаточно привлекательно, чтобы ради него рискнуть, так что они просто пошли дальше. Рафаэль потирая обвязанную шарфом спину, а Фредди облизывая языком губы, с нетерпением ожидая, когда острая боль после укуса спадет. Металлического привкуса во рту не было, значит до крови она его не прикусила, но ощущения все равно были не очень приятными.
- Принято, шеф, - ответила она, автоматически сбавляя шаг и осматриваясь по сторонам, чтобы не повторить судьбу мужчины, - мой брат выучил русский и мне понравилось, как он звучит. Я решила тоже его выучить, а мой преподаватель был большим любителем русской классики и Булгакова в частности, так получилось, что в этом наши вкусы совпали.
Она перечитывала "Мастера" раз восемь за свою жизнь, каждый раз находя в произведении для себя что-то новое. Эта книга не наскучивала и не устаревала, потому Фредди отдала ей свое сердце, ум и место на тумбочке около дивана. Она с интересом выслушала о вкусах мужчины и постаралась отложить эти сведения не очень далеко на створки сознания, почему-то ей казалось, что это не последняя их встреча с Рафаэлем, учитывая ее близкое знакомство с семьей мужчины, а, значит, это может ей пригодиться.
- Наша жизнь, - тоже вздыхая, ответила Фреддс.

+3

18

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UrzRV.png[/AVA]

- Я очень надеюсь, что всё обошлось синяками и ушибами. – Поджав губы пробормотал Кромвель. – Не хотелось бы закончить, как мой учитель и навечно осесть в Арденау. Боюсь, что я ещё для этого слишком молод, повидал далеко не все страны, и приключений мне ещё не хватило. Хотя сегодняшнее определенно может попасть в десятку самых запоминающихся.
«Если переживем, и будет кому вспоминать, конечно.»
Определенно, что последнюю фразу не стоило произносить вслух. Поддержание морального духа на отметке «устали, но готовы ржать и идти дальше» явно повышало шансы на успех, как в теории, так и на практике. К тому же, вариантов-то действительно других не было. Возможно, это и неправильно стратегически, но у стражей иногда срабатывал инстинкт охотничьей собаки – если жертва есть и охота началась, то добычу надо обязательно загнать, пока не потерян след. Поворачивать назад было нельзя, душа (или души) могла как минимум затаиться, а как максимум уйти из этих краев и найти её будет потом просто невозможно. Это гнездо стоило зачистить до конца.
- Да. Я подозреваю… да что там, почти уверен, что впереди нас ждет ещё, как минимум одна тёмная. Посуди сама – такие гнезда душ обычно можно встретить только в местах массовых, зачастую мучительных смертей, например в нацистских лагерях, или в африканских деревнях, выкошенных болезнями. По непроверенным лично мной слухам, возле Чернобыльской атомной электростанции их до сих пор полно и они объявляются там с завидной регулярностью. Но тут, в Корнуолле… Откуда бы взяться такому масштабному шабашу душ, да ещё и разнообразных? Я бы понял, если бы они все были хотя бы одинаковыми, но такое… Как я уже не раз сегодня говорил – с таким я не сталкивался и не слышал о подобном. И потому, мне кажется, что наше задание ещё не завершено…
Какое-то время они шли в полной тишине, нарушаемой только звуками их дыхания, шорохом одежды, иногда касающейся каменных стен, да топотом ног, то громкой, когда они шли по камням, то противно чавкающей, когда обувь погружалась в неглубокие лужицы или кучи грязи, собравшиеся от накапавшей с потолка воды. Периодически они останавливались на развилках, сверялись с картой, проверяли забои и тупиковые отводы. Применять фигуру поиска Рафаэль не спешил, экономил силы, лишь изредка оставляя на развилках очень слабые фигуры-ловушки, цель которых была не столько сдержать душу, если она окажется позади, сколько предупредить стражей о её приближении.
Медленно, но верно они продвигались к тому участку подземных заброшенных выработок, который был помечен на карте как особо опасный, и, к которому в самом начале спелеологической операции Рафаэль надеялся не приблизиться и на километр. Но надеждам его было не свойственно оправдаться.
- Не нравится мне это место. – Прямо заявил Ортега, когда они вышли к обрыву. Да, это был действительно длинный, широкий прогал посреди породы. Перейти его можно было только по очень узкому деревянному, давно не ремонтированному мосту. Перила на нем был, но дерево было старым и не внушало доверия. Иной дороги не было, спуститься было тоже не вариантом, согласно сведениям, глубина расщелины составляла более ста метров, то есть более трех десятков этажей. Тащить веревку и прочие принадлежности для скалолазания стражи даже не думали. Это заняло бы уйму времени и сил, не говоря уже о том количестве времени и сил, что потребуется не сильно подготовленным к таким процедурам стражам чтобы спуститься по стене вниз и подняться на эту же высоту с другой стороны. Вариантов было два – идти вперед по мосту, или поворачивать назад, не выполнив до конца задание.
- Прикрой меня, пожалуйста. – Спокойно проговорил Кромвель, присаживаясь и рисуя на каменной поверхности фигуру поиска. Он хотел удостовериться, что им действительно надо переходить по шаткому мосту. Удостоверился. Золотистая стрелка, рассекая мрак лучше всякого фонарика, недвусмысленно указывала на мост.
- Твою мать. – Мрачно резюмировал Ра.
- ...ать ...ать ...ать... - звонко ответило ему эхо.

- Такую спину грех не показать. – Фыркнул Рафаэль в ответ на замечание Лоуман. – И с каких это пор, и для чего тебе записывать, кто и что показывать любит?
Кромвель мог бы еще долго и от души зубоскалить на эту благодатную тему, да вот только периодически спину всё же прихватывало так, что ни то, что смеяться, или говорить, просто дышать становилось физически очень больно. В один из таких моментов, когда он пытался продохнуть, а заодно отогнать возникшие перед глазами яркие звезды, он и расслышал:
- Ты что колдун?
- А? Что? А, нет, конечно. С чего ты решила? Вот сестренка моя – та, да. Та – ведьма.
Говоря о беременной сестре, оставшейся сейчас где-то в продуваемом всеми грешными ветрами Арденау, голос Рафаэля смягчился, стал донельзя теплым и ласковым. Розмарин всегда любил сестру и всегда отзывался о ней исключительно хорошо, тепло и ласково. Но с того дня, как он узнал, что скоро станет дядей, любое напоминание о сестре и будущем племяннике неизменно согревало его, придавало сил и стремления жить дальше во чтобы то ни стало. Так и сейчас, под конец фразы Кромвель едва ли не замурлыкал от удовольствия, вспоминая какое замечательное чудо ждёт его дома.
За легким и непринужденным обсуждением русской литературы, с которой испанец был знаком постольку поскольку, но вот Булгакова, к примеру, знал и уважал, хотя и не прочитал все его творения, ограничившись «Мастером и Маргаритой» и «Белой Гвардией».
- Вы с братом большие оригиналы, - заметил Кромвель, - всё таки русский язык не самый востребованный, да и, говорят, не самый простой в изучении. Сильно пришлось помучиться?
Увы, но дальнейшие филологические аспекты изучения иностранных языков пришлось отложить по одной из самых неприятных причин – за одним из поворотов в тени фонарей мелькнуло нечто, напоминающее большие, пустые, сухие мешки. Вот только приглядевшись, страж понял, что никакие это не мешки, а вполне себе человеческая кожа, только без внутренностей, костей, мяса и крови. Кожа была не с одного человека. Навскидку, Рафаэль смог увидеть больше дюжины останков тел, мужских и женских, сваленных друг на друга в одну кучу, разной степени испорченности и гнилости.
- Догадываешься, кто наша третья душа? – Невесело поинтересовался Рафаэль, водя лучом фонаря по всем поверхностям и не торопясь приближаться к останкам.

Отредактировано Rafael Cromwell (2017-09-17 19:27:21)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Кукловод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC