Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Jacob Fyre

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » Sleeping with ghosts.


Sleeping with ghosts.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

“We are doomed, you and I,” she says without malice. “Surely you know that.”
he wears the smell of blood of death like a perfume, there is fire in his eyes and ice in his veins
but you love him anyway
for he is a star burning with the light of a thousand suns
(and your world is dark without him)
http://funkyimg.com/i/2uJ6s.png
Swore to never ever leave you.
Sleeping with ghosts.
Anissa Whelan (Guy Reagan) & Clint Avery (Antonia Underwood)
Алабама, США; весна 2016 года.
За плечами - километры дорог в попытке скрыться от правосудия. Впереди - зыбкая надежда на безопасность. А рука об руку - святой и убийца в одном лице.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2uJ9n.png[/AVA][NIC]Anissa Whelan[/NIC][STA]She's a rebel, she's a saint. [/STA][SGN]For when your heart is spellbound and his heart is black, for when you don’t know if he will kill you with a kiss or with a knife, for when he says he only does it when he has to, you better hope you don’t give him a reason. [/SGN]

Отредактировано Guy Reagan (2017-06-24 23:38:23)

+3

2

Дождь настойчиво стучал по крыше машины и застилал собой все стекло переднего вида, не позволяя водителю разглядеть что-то дальше своего носа. Дождь лил с ужасной силой, смывая дорогу и заливая собой совершенно все вокруг. Глаза Клинта слипались от нехватки сна и усталости, барабанящие звуки дождя усыпляли мужчину, будто бы дождь напевал свою тихую и настойчивую колыбельную, то утихая, то снова стуча по крыше машины с новой силой. Если бы в окно бил свет от фонарей, яркий и давящий на глаза, Эйвери ни за что не остановил бы машину, но сон побеждал, и он, не в силах больше сопротивляться природе, припарковался на обочине дороги, сокрушимый усталостью и желанием наконец выбраться из железных тисков автомобиля. Клинт посмотрел на Ниссу, мирно спавшую рядом на пассажирском сиденье, ее голова была наклонена в сторону мужчины, поэтому Эйвери никак не мог сдержаться, чтобы не провести рукой по ее щеке. Ее кожа была нежной, бархатистой и белоснежной, каждый раз дотрагиваясь до нее Клинт ощущал непонятное чувство тревоги и радости одновременно. Люди называют это любовью, а Клинт никогда не смел с этим спорить. Не иначе, ангел. Ее дыхание было тихим, размеренным, а лицо безмятежным, расслабленным. Мужчине нравилось смотреть на Аниссу спящей, в такие минуты он был безмерно благодарным за такой подарок, дарованный ему. Богом? Нет, Клинт не верил в Бога, он верил в себя, в человеческую силу и стремления получать желаемое. Мы сами выбираем дороги по которым идем, сами вступаем на неправильные тропы и Богу нет места в этих решениях. Тогда чему или кому он благодарен за женщину, чья любовь пробудила в нем желание жить?Только ее опрометчивому решению спутаться с таким безнадежным человеком, как Клинт. Любуясь ею, Эйвери каждый раз проклинал себя за то, что он каждый ее новый день делает хуже вчерашнего, но найти себе в силы, чтобы отпустить любимую женщину он не находил, она была смыслом его существования и причиной, чтобы просыпаться по утрам. Ради нее Клинт готов был на любимые жертвы, на любые преступления, но ради нее он был не готов сделать самого главного — просто отпустить ее.
Клинт вышел из машины, стараясь не хлопать дверью слишком громко, чтобы не разбудить спящую Ниссу. Девушка даже не шелохнулась, продолжая мирно спать в теплой машине, не замечая, как влажный воздух пробрался в их временную обитель Хватило всего несколько мгновений, чтобы вся одежда мужчины промокла до нитки, но свежий воздух перебарывал сон и помогал собраться с мыслями. Мужчина оставил попытки зажечь сигарету, хотя пара затяжек ему были просто необходимы. Вокруг была кромешная тьма, ни одного фонаря и ни одной проезжающий мимо машины, только мрак и густой сосновый лес. Машина стояла у самой кромки леса, скрытая темнотой и оберегаемая новым хищником здешних лесов — самим Клинтом.
Эйвери никогда не был в Алабаме, родился он далеко отсюда, в Джорджии, где и провел большую часть своей жизни. Но эти места были для Клинта особенными, здесь родилась Нисса, поэтому мужчина чувствовал особую связь с этими местами. Все что было так или иначе связано с Аниссой нравилось мужчине и интересовало на каком-то подсознательном уровне. Попробовать ее любимое блюдо, слушать ее песню, прочитать ее книгу было само собой разумеющимся, чем-то, что не требовало объяснений и оправданий, весьма естественный процесс. Так и бывает, когда мужчина и женщина — одно целое, не так ли?
Дождь закончился так же неожиданно, как и начался. Затих он практически в одно мгновение, и вокруг воцарилась пугающая и абсолютная тишина, будто в целом мире был только Клинт, Нисса и развалюха, в которой спала девушка. Мужчина вернулся в машину, промокший до костей, волосы липли ко лбу, но мужчина завел мотор машины и двинулся дальше, на юг, туда, где они должны быть в безопасности.
Первые лучи солнца озарили небо, раскрашивая его в причудливые цвета, которые так нравятся Ниссе. Клинт ласково окликнул любимую, эти рассветы одна из немногих радостей, которые у нее сейчас есть. Девушку сонно приоткрыли глаза и ее взгляд устремился не на пейзаж, а на мужчину. Взяв ее тонкую и маленькую руку в свою огромную, грубую и мозолистую, Эйвери поднес ее к своим губам.
— Доброе утро, — прошептал мужчина с улыбкой. Его суровое лицо так редко меняется, но когда дело касается Ниссы, все исключения из правил всплывают, меняя человека до неузнаваемости. Каким бы он не был, Анисса Уилан влияла на Клинта, как ни что и ни кто другой до нее. — Мы уже почти на месте.
Солнце поднималось с каждой секундой все выше и выше, озаряя дорогу, по которой ехали двое уставших путников. На горизонте виднелся дом, один единственной в этой глуши на многие километры, именно туда и держали дорогу преступники, чья жизнь сейчас зависела от хозяина этого захолустья. Клинт сжал руку своей возлюбленной, на том же интуитивной уровне понимая, что ей сейчас это необходимо, ведь встречи с отцами далеко не всегда происходят гладко.
[NIC]Clint Avery[/NIC] [STA]He will powder his guns[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2v7bf.png[/AVA] [SGN]So we lay in the dark, cause we've got nothing to say. Just the beating of hearts, like two drums in the grey. I don't know what we're doing, I don't know what we've done. But the fire is coming, so I think we should run.[/SGN]

Отредактировано Antonia Underwood (2017-07-06 18:13:04)

+1

3

Порой Нисса думала, что спутников у нее двое. Один - тот, которого она любила так отчаянно, так жадно, что не могла узнать саму себя. И второй, гораздо менее приятный - холодный и липкий. Ее страх.
Клинт был для нее целым миром - огромным и в то же время умещающимся в одном-едиснтвенном человеке. Она чувствовала себя рядом с ним в совершенной безопасности. И одновременно - отчаянно боялась. Боялась за него, потому что он избрал путь, который вел лишь к адским вратам, и боялась за себя, потому что шла по этой дороге рука об руку с ним. Оглядываясь назад, подкованная двумя годами обучения на факультете психологии в университете Алабамы, Анисса понимала, что ее сегодняшняя жизнь - прямое следствие ее детства. Сбежав из-под гнета одного тирана, она, не долго наслаждаясь свободой, попала под пресс второго. С той только лишь разницей, что Клинт любил ее по-настоящему, и никогда за прошедшие пару лет не решился обидеть. И все-таки Эйвери до тошноты напоминал ей отца: такой же порывистый, способный чрезвычайно быстро выйти из себя, категоричный, признающий только свою правду. В глазах Клинта плескалась та же животная сила и ярость, которая была действующим механизмом для всего остального, и он был точно так же очарователен, когда этого требовала ситуация.
Очень давно, когда отец не утопил свой разум и волю на дне бутылки, он тоже казался Ниссе харизматичным, привлекательным мужчиной. В их маленьком доме постоянно находились женщины, имен которых Себастьян (или просто Себ) Уилан никогда не запоминал, а за глаза и вовсе называл их просто “давалками”. В гостиной, принадлежащей отцу (потому что в их доме было всего две комнаты: та, в которой жила Нисса и та, которую отец захламил своим спортивным инвентарем и кубками по футболу, которые никому уже не были нужны) Анисса то и дело находила предметы женского гардероба (кружевные трусики, оброненные сережки) или использованные презервативы, валявшиеся рядом с пустыми бутылками скотча. Все ее детство прошло в окружении этих вещей, позже - в удушливом душмане перегара и в пьяных воплях. Несколько раз отец, озабоченный репутацией своей единственной дочери, заявлялся в школу, пьяный в хлам, и искал Ниссу по полупустым коридорам, во все горло крича ее имя: “где эта маленькая шлюха Уилан?”. А после этого семнадцатилетней девчонке приходилось забирать его из участка, потому что виски еще не успевал выветриться из Себа, а машину опять забрали за неуплату долгов,  и знакомый коп, Джереми, подвозил их до дома. Там отец извинялся, обещал, что такого больше не повторится, а через пару недель опять надирался в хлам. В выпускной вечер Анисса осталась дома, и вытирала с груди отца блевотину, которой он забрызгал ее вечернее платье.
Она получила стипендию и поступила в университет. Через три года бросила специальность, которая была Уилан по-настоящему интересна, потому что скрывать синяки и ссадины от однокурсников и преподавателей оказалось сложнее, чем в школе. А еще через пару месяцев сбежала из дома с бродячими музыкантами, жизнь которых показалась Аниссе чертовски романтичной. Они колесили по стране в разваливающимся фургоне, в котором воняло блевотиной, потом и готовой едой из Уолмарта, по выходным зарабатывали пару сотен баксов, давая уличные концерты, а по вечерам по очереди трахали на заднем сиденье маленькую шлюху Уилан.
Это кончилось бы не скоро, если бы сумело кончиться вовсе. Если бы в один из вечеров, который группа проводила в захудалом городишке в Джорджии, они не столкнулись со смерчем в лице Клинта Эйвери. Они были в каком-то грязном пабе, в котором давали концерт и рассчитывали сорвать куш. Анисса хорошенько набралась - она вообще набиралась почти каждый вечер, только так можно было хотя бы ненадолго забыть о горьком вкусе своей жизни. Едва стоя на ногах, она развязно флиртовала с одним из посетителей. Хэнку, солисту их паршивой группы, это не понравилось. Ему вообще не нравилось, когда трогали его “подружку”, хотя он разрешал залезать остальным ей под юбку. Начались мужские разборки, в которых каждый желал сверкнуть своими яйцами, а Нисса, выждав подходящий момент, во всеуслышание заявила, что Хэнку похвастаться нечем, потому что даже мизинец на ее руке намного толще его достоинства. Она была уверена, что он ее не ударит. А когда он ударил, даже не удивилась.
Ее светлые брови поползли вверх только когда незнакомый мужчина влез в пьяную потасовку и разбил бутылку о тупую башку Хэнка. Спустя час Анисса уже сидела в машине Эйвери, стараясь добраться до молнии на своем платье. Клинт схватил ее за руку и сказал, что она вовсе не должна этого делать. Кажется, именно тогда, впервые за долгое время, Нисса начала плакать.
Они были вместе уже несколько лет. За это время Уилан полюбила так горячо, как не любила никогда прежде. И ее любовь - ослепляющая, пьянящая, была главной причиной, по которой она поддерживала Клинта во всем, и по которой поддержала его совершенно безумное желание разбогатеть. В арсенале Эйвери были многочисленные штрафы, УДО по причинения тяжкого вреда здоровья, но это не остановило его в желании изменить их общую жизнь. Со слов Клинта выходило, что после “дела” они уедут куда-нибудь в Мексику или Канаду, где проживут долгую и счастливую жизнь, не зная нужды и отделавшись от бесконечной дороги, опостылевшей им обоим. Но по факту они оба попали в большие неприятности. Романтика преступления оказалась лишь пустым звуком, и вместо нее с ними был только удручающий страх.
Нисса неохотно распахнула глаза. Лучи рассветного солнца окрасили весь мир в золотые и оранжевые цвета, и в них ей показалось, что все произошедшее с ними - всего лишь дурной сон. Но на горизонте показался до боли знакомый дом, пришедший в упадок за минувшие годы: краска на крыльце облупилась и лопнула, несколько ступеней сгнили и провалились, на террасе стояло одинокое плетеное кресло с выцветшим пледом на нем.
Уилан повернулась к Клинту и сжала его руку в благодарном жесте. От касания его ладоней по телу привычно пробежала дрожь. Что бы ни происходило между ними, в какие бы неприятности они не попадали, и как бы временами Нисса не боялась, рядом с ним она ощущала смысл жизни. Он и был этим смыслом.
ー Я зайду первая, хорошо? ー женщина улыбнулась и прижала шершавую ладонь Эйвери к своим губам, чувствуя пульсацию венок под огрубевшей кожей.. ー Подготовлю отца к нашему приезду.
[NIC]Anissa Whelan[/NIC][STA]She's a rebel, she's a saint.[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2uJ9n.png[/AVA][SGN]For when your heart is spellbound and his heart is black, for when you don’t know if he will kill you with a kiss or with a knife, for when he says he only does it when he has to, you better hope you don’t give him a reason.[/SGN]

+2

4

Жить не может быть простой, когда обстоятельства складываются как нельзя хуже. Люди постоянно припоминают тебе твои ошибки, не задумываясь о том, что к ним подтолкнуло. Они, отчаявшиеся люди, всегда имеют за собой историю, которая поражает воображение, пугает деталями и смущает откровенностью. Но все мы с чего-то начинали, разница лишь в том, с хорошего или плохого.
Мать родила Клинта в шестнадцать, еще испуганной маленькой девочкой она не знала отца ребенка и всем своим нутром ненавидела своего сына. Будь она удачливее и умнее, этого бы не произошло, но одна оплошность ведет за собой другую, разрушая жизни, не ведая преград и страха. Насильник не был найден, но все соседи были убеждены, что это паренек, живший по соседству и уже судимый за изнасилование. Мать Эйвери выдержала ровно два месяца, прежде чем отдать сына в приют, избавившись от ноши, которая тяготила все ее существование. Богобоязненная родня осуждали ее за этот поступок, но юная душа уже была осквернена и все доводы родственников не были убедительны, поэтому исход был предопределен. Как выяснилось позже, жизнь девушки скатилась под откос, больше не видела она себя в этом мире, поэтому спустя несколько лет разгульной жизни, зависимости от наркотиков, она покончила с собой, не оставив после себя ничего, кроме нежеланного сына.
В таких маленьких городах в Джорджии как тот, где жил Клинт, детей не усыновляют, бракованные, они вынуждены вести свое существование со знанием того, что они никому не нужны. Клинт знал, что на другой стороне улицы стоит дом его недосемьи, где бы он мог расти, жить, но отвергнутый самим законом природы, Эйвери не питал иллюзии относительно существования, которое резко изменится на настоящую жизнь. Бежать некуда, надеяться не на кого, но мириться с этим невозможно — как загнанный зверь, такой ребенок взрослеет слишком рано, чтобы навсегда, в некотором роде, остаться тем никому ненужным сопляком. Из такой жизни ты выносишь только печальные уроки, подобное существование не может научить ничему хорошему и не способна сделать из тебя хорошего человека. Спроси Клинта сейчас, спустя столько лет, считает ли он себя хорошим человечек, он без сомнений скажет, что он может только стараться.
Первый раз он оказался в участке в двенадцать лет. Уже тогда он не был ребенком, а маленьким мужчиной со свойственным только ему мужеством не отрицавший свою вину. Знать что такое плохо не достаточно в ситуации, когда только на плохое и способен. Вечные драки не на жизнь, а на смерть давно были частью его сиротского существования, где только так можно было доказать свою правоту. С вечными ушибами, синяками, сломанными пальцами, носом Клинт был ходячей проблемой, настоящей катастрофой. Когда в шестнадцать от сбежал и покинул границы родного городка, многие его знакомые вздохнули в облегчением, не сомневаясь, что его жалкое существование не продлится долго.
Многие годы прошли прежде, чем он вернулся. Жизнь его не была добропорядочной, гордиться ей не было никаких возможностей. Оглядываясь назад, Клинт сожалеет о всем том, что он сделал тогда, когда жизнь ему казалось чертовски бесполезной штукой. Зачем стараться, когда эти усилия никто не оценит? Связи с людьми от которых нужно держаться подальше, вечный дебош, выпивка, которая лилась рекой. Больше десятка лет Клинт растрачивал свою жизнь на то, что, как ему казалось, он был достоин. Ни дома, ни семьи, люди, которым нельзя доверять, все это было нормой для Эйвери.
Он вернулся в родной город с надеждой все начать сначала. Разве не лучшее место там, где твои истоки? В том злосчастном доме все еще жила его бабка, увядавшая и готовая принять непутевого внука в качестве извинения за то, что не была с ним рядом, когда это было нужно. Она прожила еще год, одурманенная надеждой, что Господь помилует ее душу, если внук нашел в себе сил простить ее. Но он не нашел, каждый день он проживал с мыслью как ненавидит ее и все семейство, оставившее его одного в мире, где нельзя быть одиноким. Ее смерть не огорчила его, а скорее дала надежду, на то, что все рано или поздно заканчивается, как ее жизнь, например, так и его страдания, возможно. С продажи дома Клинт купил себе дом в соседнем городке, где осел на последующие десять лет, продолжая бороться со своими вредными привычками.
Встреча с Ниссой должна была изменить его, что в принципе и произошло. Клинт увидел ее и остатки его сердца забились с такой скоростью, будто готово выпрыгнуть из груди в тот момент, когда девушка на него посмотрит. Что этот ангел мог делать в этом месте в обществе такой компании? Мужчины любят обманывать самих себя, обожествляя женщин, но Эйвери не нужно было даже стараться, Анисса была воплощением его грез. Ему не нужно было спрашивать, на ее лице он видел тот же отпечаток трагедии, которая сопутствовала ей всю ее недолгую жизнь. Кто бы мог подумать, что эта встреча перевернет все с ног на голову? Клинт, лишенный любви всю свою жизнь даже не мог представить, что возможно испытывать такие чувства. Но больше его поражало, что кто-то способен чувствовать любовь по отношению к нему, брошенному и бракованному. Смысл его жизни сконцентрировался на Аниссе, на то, чтобы никогда не потерять ее и всегда быть рядом с ней. Любая ошибка, совершенная мужчиной после знакомства с Уилан, были совершенны ради его любви к ней.
— Если что, я рядом, — мужчина провел грубыми пальцами по губам Аниссы. Каждое ее прикосновение отзывалось в его теле трепещущим чувством и желанием никогда не отпускать от себя это хрупкое существо.
Сейчас, перебрасывая сумку с заднего сиденья вперед, туда, где еще секунду назад сидела Нисса, Клинт задавался одним вопросом. Стоило ли оно того? Сумка, набитая деньгами, грела мыслью, что с ней Анисса не будет ни в чем нуждаться, они уедут туда, где прошлая жизнь будет всего лишь отголоском, а они вдвоем — вечным настоящим и будущем. Эта мысль сподвигла Клинта на отчаянный шаг, сделав из Клинта Эйвери и Аниссы Уилан настоящих преступников. Вглядываясь в Анису, неуверенно идущую к входной двери дома, Клинт провел рукой по стволу пистолета, спрятанного в сумке вместе с банкнотами. Мужчина вытащил его и спрятал под одеждой, одержимой мыслью, что только так его любимая будет в безопасности.
[NIC]Clint Avery[/NIC] [STA]He will powder his guns[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2v7bf.png[/AVA] [SGN]So we lay in the dark, cause we've got nothing to say. Just the beating of hearts, like two drums in the grey. I don't know what we're doing, I don't know what we've done. But the fire is coming, so I think we should run.[/SGN]

+1

5

Дом, в котором Нисса провела большую часть своей жизни, почти не изменился. Вокруг него расстилался участок с пожухлой, не тронутой косилкой травой, в некоторых местах достающей Билан до колен. Она была примята только двумя дорожками автомобильных колес да тонкой насыпной тропинкой, сквозь мелкие камни которой мое пробивался бурьян. Когда-то Анисса любила этот двор, потому что только здесь, за четырьмя стенами, она ненадолго могла ощутить себя свободной. Даже теоретической возможности сбежать в те времена ей было достаточно.
Нисса остановилась у скособоченного крыльца. Когда-то белая краска на деревянных перилах облупилась и крошилась хлопьями. Сухой плющ обвивал террасу. Верхняя ступенька прогнила и зияла небольшой черной дырой. Аниса переступила через нее и уже на крыльце обернулась назад. Из-за отблеска солнца на машинном стекле она не видела лица Клинта, но была уверена, что он за ней наблюдает. Он всегда наблюдал, всегда находился где-то рядом, на расстоянии вытянутой руки, и за это Нисса была ему бесконечно благодарна.
Она кивнула и ободряюще улыбнулась. Скорее для себя, чем для Эйвери. В несколько шагов преодолела крыльцо и оказалась у сетчатой двери. Анисса присела на корточки, приподняла старый расколотый цветочных горшок у самого входа, герань в котором давно превратилась в одинокую сухую ветку, и под ним нашла заржавевший ключ. Все в этом доме было как прежде, если не брать в расчет запустение.
Девушка повернула ключ в замке и приоткрыла дверь. В лицо ей ударил запах затхлости и влаги, перемешанный с тошнотворно-знакомыми алкогольными испарениями. Нисса инстинктивно сделала шаг назад. Будь ее воля, она никогда бы не возвращалась в этот дом. Сохранила бы в воспоминаниях об отце только то немногое, что было связанно с ним хорошего: мороженное на местной ярмарке, редкие вечера на террасе в кресле-качалке с охотничьими байками и малоубедительными легендами, или то, как он трепал ее по светлым волосам, когда Анисса вела себя как положено было хорошей дочери. Этих воспоминаний ей хватало, чтобы любить отца, чтобы покрывать пылью забытья все то плохое, что еще могло причинить ей боль. Но их с Клинтом поступок не оставил никому из них вариантов. Возможно, это было глупо и предсказуемо - отправиться к единственному живому родственнику, но все что им сейчас было нужно - несколько дней без сумасшедшей гонки, чтобы спокойно обдумать дальнейший план действий.
В сотый раз повторив, что покупает верно, Анисса широко распахнула входную дверь, впуская в дом свежий воздух, и вошла внутрь. Здесь запустение казалось еще более масштабным. Оно соседствовало с откровенным бардаком и совершенным отсутствием женской руки. На полу была свалена куча тряпья, в которой Нисса не без отвращения узнала грязное постельное белье, кухонная раковина полнилась посудой, над которой витал тошнотворный душман, а все поверхности были заставленными пустыми бутылками и коробками из-под покупной еды. Нисса прошла дальше, ощущая, как сковывает ее тело дрожь узнавания и омерзения. Словно ей вновь было шестнадцать, и ее первоочередной задачей было вымыть здесь все и позаботиться об отце.
Не найдя никого в гостиной, молодая женщина заглянула в комнату, которая раньше была ее спальней. Со стен пропали ее фотографии и плакаты известных актеров, которые в юности казались Уилан олицетворением жизни, что она никогда не приобретет. Светлые обои с лиловыми бабочками пожелтели и кое-где отошли от стен. Письменный стол стоял на своем месте, но теперь был завален бутылками и бумажными обертками, кровать была не заправлена, рядом с ней - пепельница полная окурков.
Отца нигде не было. Судя по всему, он отправился в город или на очередное подобие своей работы. Так или иначе, Нисса была даже рада, что не нашла его в доме. Может быть, оттягивать их встречу было е лучшей идеей, но раз судьба сама предоставляла такую возможность, Милан не собиралась от нее отказываться.
Женщина вновь вышла на крыльцо и помахала Клинту рукой. Когда он оказался рядом, Нисса попросила его припарковать машину за домом (пусть соседей не было на многие мили вокруг, но рано или поздно незнакомая машина привлекла бы их внимание и, определенно точно, напугала бы вернувшегося отца). Пока Эйвери объезжал дом, Анисса нашла на кухне мусорные мешки и с остервенением принялась убирать бутылки и обертки от еды.
- Его нет дома, - сказала она, когда Клинт остановился на пороге. - Ну, - женщина неловко улыбнулась и обвела взглядом замусоренный дом. - Добро пожаловать в мою жизнь, дорогой.
[NIC]Anissa Whelan[/NIC][STA]She's a rebel, she's a saint.[/STA][SGN]For when your heart is spellbound and his heart is black, for when you don’t know if he will kill you with a kiss or with a knife, for when he says he only does it when he has to, you better hope you don’t give him a reason.[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2uJ9n.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » Sleeping with ghosts.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC