Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА: Matt Constantin
Ну и к тому же… да, это было очень глупо и совершенно неуместно, но Эймос был слишком привлекательным представителем противоположного пола, чтобы позволять себе приходить на работу в джинсах и футболке с невыщипанными бровями. Марие приходилось по двести раз на дню мысленно повторять самой себе, что она устроилась сюда на работу, но как бы тщательно ведьма не пыталась сосредоточиться на входящих письмах, мысли о том, как хорошо новая рубашка сидит на ее начальнике, нет-нет да и залетала в голову девушки. [читать дальше]

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Don't you care about me?


Don't you care about me?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/Pm5WHft.gif https://i.imgur.com/m2NbZ9l.gif
https://i.imgur.com/vFQzk5b.gif https://i.imgur.com/FoZLdPN.gif
Fever Ray – Seven
Don't you care about me? I don't think so.
Robin Mitchell & Niioll Hayes
Май 2016 года; Чилликот, Иллинойс, США
- Ты мне не мамочка, Хэйс!
- Я хуже, чем твоя мамочка, Митчелл!

Отредактировано Niioll Hayes (2018-01-13 21:26:56)

+3

2

Робин проснулась поздно. Электронные часы на прикроватной тумбе показывали начало седьмого, солнце садилось и в комнате было душно (как и прогнозировали синоптики, из-за сухих западных ветров лето в Техасе началось с испепеляющей жары и удушающей духоты). Подняться с кровати стоило ей неимоверных усилий. Аккуратно приподнявшись, она опустила ноги на пол и тут же почувствовала резкую боль в правом боку, которая растеклась по всему телу. Из груди вырвался приглушенный стон и к глазам подступили слезы. Выписывая ее из больницы несколько дней назад, врачи (помимо того, что сунули Карле кучу рецептов на лекарства) настаивали на соблюдении и без того всем известных требований: полный покой, никаких стрессов и главное, избегать резких движений. С первыми двумя пунктами Робин более менее справлялась (что может случиться, когда ты под действием сильных антибиотиков ощущаешь себя амебой и пребываешь в постоянном состоянии полудремы не в силах подняться с кровати?), а вот без резких движений не обходилось, и тогда сломанные ребра взрывались адской болью. Как сейчас. Несколько минут она сидела на краю кровати, вцепившись пальцами в простыни и зажмурив глаза, пока болезненные ощущения немного не утихли. И только тогда Робин потянулась к стакану с водой (она помнила, что ночью раза два или три просыпалась, чтобы несколькими глотками воды избавиться от неприятной сухости во рту, и поэтому немного удивилась, когда увидела, что он снова полон). Она немного отпила, отмечая, что вода холодная, а это означало, что кто-то совсем недавно заходил проверить ее самочувствие.
Через двадцать минут, превозмогая себя, стиснув зубы и держась рукой за правый бок, Робин вышла из комнаты и спустилась вниз. Cо вчерашнего вечера у нее во рту не было ни крошки и она намеревалась чем-нибудь перекусить. Например, сэндвичем с арахисовым маслом. Да, она сейчас с удовольствием бы съела сэндвич с арахисовым маслом и добавила бы еще бананов, и, может быть, пару ложек клубничного джема. Добравшись до кухни, Робин, размышляющая о том, что возможно бананов может не оказаться и придется обойтись только одним джемом, не сразу заметила в полумраке устроившегося на высоком стуле за разделочным столом Нила, который уставившись в ноутбук, что-то изучал. Только когда его пальцы с характерным звуком быстро забегали по клавиатуре, вздрогнув от неожиданности, Митчелл поняла, что не одна.
— Мамочка приехала, — констатировала Робин. Собственный голос, хриплый и глухой, показался незнакомым. Она щелкнула выключателем на стене, под потолком ярким светом вспыхнула лампа. Теперь понятно кто позаботился о том, чтобы Митчелл не умерла от жажды. — Стакан воды я и сама себе могу принести.
Приезд Хэйса не стал неожиданностью. Наоборот, какое-то время после того, как она оказалась в родном доме в Далласе, Робин гадала, когда же на пороге окажется Нил, готовый следить за тем, чтобы она выполняла все указания врачей, принимала вовремя лекарства и в случае чего, потакать всем ее капризам. И к удивлению законницы, он появился не так скоро как она ожидала, поэтому у нее было немного времени побыть одной. В отличии от отца и Хэйса, Тревор и Карла старались не нарушать личного пространства внучки и знали лучше, чем кто-либо, в какие моменты ее лучше не трогать.
Однако надо отдать Нилу должное. Он был первым, кого увидела Робин, когда очнулась в палате реанимации. По словам Карлы, Хэйс очень сильно пережал и провел несколько ночей у ее постели, не смыкая глаз. А после того, как он убедился, что с Митчелл все в порядке, спустя день, уехал на какое-то задание в соседнем штате, а потом собирался навестить семью. И вот он здесь. Рада ли была она его видеть? Скорее нет, чем да.
— И давно ты приехал? И где Карла и Тревор? — все таким же тихим голосом поинтересовалась Робин и сделала глубокий вдох. Из-за тугой повязки под ночной рубашкой, дышать было тяжело и иногда приходилось делать глубокие вдохи (что, как и резкие движения, отзывалось болью в ребрах и груди), потому что в легких не хватало воздуха. Пока Нил рассказывал о том, у мистера и миссис Мителл появились какие-то дела (подробностей они не сообщили), внимательно за ней наблюдая, Робин сделала несколько шагов к окну, чувствуя как холодный кафель холодит босые ноги, и заглянула в верхний шкафчик рядом. Кривясь от боли, она достала банку с арахисовым маслом.

Отредактировано Robin Mitchell (2017-09-09 17:35:39)

+2

3

- Еще полчаса назад не могла, - проговорил Хэйс, не отрывая взгляда от монитора, но боковым зрением он видел как Робин передвигалась по кухне, и практически на себе чувствовал как ей тяжело это делать.
Он действительно заходил к ней около получаса назад, чтобы проверить как она и принес стакан с водой. Ночью Нил тоже несколько раз заглядывал в комнату Митчелл, проверял опять же наличие воды и общее самочувствие.
За последние несколько недель он практически не спал. Сначала он узнал, что девушка попала в больницу и бросив все сорвался в штаты. Какие-то дела он мог вести и оттуда, а в остальном Орден справится и без него. Нила нельзя назвать незаменимым работником, поэтому вряд ли кто-то вдруг захочет узнать его бесценное мнение по той или иной ситуации. К тому же, он собирался навестить семью и заодно проверить сообщения об одушевленных в том же штате.
Но на первом месте была Робин. Хэйс не спал трое суток, сидя у ее постели. Когда на третий день Тревор зашел в палату сообщить, что врач доволен результатами и жизни Робин ничего не угрожает, Нил был похож на человека, которого пару дней назад похоронили, но он выбрался из могилы и вернулся. Но держался Хэйс так, будто не было трех бессонных дней, он был бодр и полон сил, и если бы понадобилось, он не спал бы еще столько же. Убедившись, что все будет в порядке, посмотрев в глаза очнувшейся Робин, он уехал, велев Тревору позвонить ему в случае любых изменений.
Нил знал, что Митчелл взбесится, когда он приедет, и что она будет всячески противиться его заботе, но когда в последний раз он спрашивал у нее на что-то разрешения. Хэйс был также упрям и бескомпромиссен, если он что-то решил, что это решение не подлежит никакому обсуждению, и не дай Бог, его кому-то оспорить. Поэтому когда вчера около полуночи Хэйс появился на пороге дома, Карла и Тревор поняли, что им предстоят тяжелые дни, ибо противостояние двух титанов только начинается.
- Вчера ночью, около полуночи, кажется. Он приехал без предупреждения, отправив вперед Джина, чтобы он разведал обстановку. едва Робин показалась на кухне, Юджин Делавер Третий, третий и самый бесполезный сын некоего графа, убитый в пьяной драке в прошлом веке, ретировался, оставив их наедине. Он все еще продолжал думать, что у Нила и Робин может что-то получиться. В глубине души, где-то очень глубоко, Нил, наверное, тоже на это надеялся, но он был рационален и понимал, что они попробовали, ничего не вышло, и второй раз на эти грабли он наступать не хочет. Поэтому сейчас все мысли Хэйса сосредоточены на работе.
- Не знаю. Они сказали, что у Тревора есть какие-то дела в городе, и уехали едва рассвело.
Он захлопнул крышку ноутбука, чтобы не давать лишних поводов для расспросов. У каждого законника были свои дела, личные и не очень, но Нил скрывал все и всегда. Такова была его натура. Он предпочитал работать один, хотя последние пару лет часто ездил вместе с Ханной на ее задания. Ему было скучно сидеть в Арденау, а катаясь по стране можно найти больше одушевленных для изучения, и они куда разнообразнее тех, что создаются в лаборатории.
Нил встал, подхватив со стола пустую чашку, где еще полчаса назад был свежесваренный кофе и подошел к Робин. Его обычной одеждой были брюки простого покроя, удобные ботинки, пиджак или куртка. Нил одевался удобно, просто, не броско и недорого. Сейчас он стоял перед девушкой в белой футболке и штанах, похожих на спортивные, и Робин была первой за последние пару лет, кто видел его в пижаме, и он тоже был босым.
- Дай открою. Хэйс знал, что Робин не позволит, поэтому протянул руку, забирая у нее банку. - И я хуже, чем чья-либо мамочка, Митчелл. Я не Карла, не Тревор, и не буду потакать твоим капризам, и я не уеду пока не буду уверен, что ты в состоянии сама переодеться. Злость и удивление, промелькнувшие в глазах законницы, вызвали усмешку. Нет, Нил не помогал переодевать Робин, и заходил в ее комнату только чтобы принести воды, но ему нравилось дразнить ее, как когда-то в годы их учебы и его обучения у ее отца.

Отредактировано Niioll Hayes (2017-11-26 10:44:07)

+2

4

Была банка в руках и вот ее нет. Хейс наглым образом забрал арахисовое масло из рук законницы, решив, что она сама не в состоянии открутить крышку. Ну, и ладно. Раз ему так хочется возиться с ней, открывая крышки банок и подтирая задницу - пожалуйста. Его извращенных понятий о заботе и внимании Митчелл все равно никогда не понять.
— Может ты и ванну со мной принимать будешь? А то знаешь, теперь это как сложно одной делать и раз уж ты добровольно записался в мои няньки,.. — съязвила Робин.
Придерживая больной бок, она направилась к стулу, на котором до этого момента сидел Хейс, уткнувшись в ноутбук. К слову, стоило на кухне появиться Митчелл, он захлопнул его и отодвинул на середину разделочного стола. Наверно, на случай, если она вдруг решит сунуть нос в его дела (чего бы Робин точно не стала делать). Интересно, с каких пор у Нила секреты от нее?
Робин, кривясь от боли и не сдержав глухой стон, забралась на барный стул. Тело ломило и грудь сковало напряжение из-за чего приходилось стараться держать спину прямо, в противном случае всю правую сторону мгновенно обжигала сильная вспышка боли. Она втянула воздух через нос и сквозь стиснутые зубы шумно выдохнула. Если не делать резких движений, неприятные ощущения почти не беспокоят, и сидеть в таком положении терпимо.
— Так и будешь стоять или уже сделаешь мне сэндвич? Кроме воды, мне вроде как еще есть полагается, — Робин ехидно улыбнулась и обхватила себя руками.
Дважды его просить не пришлось. Законник принялся шарить по шкафам и греметь посудой, доставая все необходимое. Обрадовал, что капризам потакать не собирается, а сам намеревался проторчать тут пока она не будет в состоянии переодеться. Также он сказал? Ну, пусть теперь готовит бутерброды и таскает воду в комнату. Так он быстро сбежит отсюда.
—  У тебя разве нет каких-то важных дел? Проверки, задания? Или ты так просто послал все на хрен на несколько недель? Мне кажется, я еще не скоро смогу сама переодеваться. Тебе может заняться нечем кроме как торчать тут со мной? Давай я попрошу Тревора, и он быстренько найдет для тебя дело.
Упрямство Нила раздражало. Почему бы ему не оставить ее в покое и не попадаться на глаза ближайшее время? Робин нужен был покой, а с Хейсом этого покоя невозможно добиться. Они так и будут все время препираться и грызться из-за всякой ерунды. В ней самой упрямства ровно настолько, чтобы была возможность дать Нилу отпор, поэтому маленькая “война” будет продолжаться до того момента, пока Робин не пойдет на поправку или он перестанет вести себя и впрямь как бешеная мамашка. Митчелл не нужна ни его жалость, ни помощь. Вообще ничего не надо.
Риган не стал бы ее жалеть. Он вообще сделал бы вид, что ничего не случилось. Это были всего лишь догадки, но Робин казалось, что за несколько недель, она успела узнать о нем достаточно, чтобы сделать такие выводы. Но пока они никак не подтвердились. В последний раз они виделись за два или три дня до похищения. А потом он пропал и даже ни разу не позвонил. Страж и понятия не имел о том, что с ней произошло, а может и имел и намеренно держался в стороне. Все равно от нее такой толку мало.
— Кстати, а где Юджин? — задумчиво осмотрев кухню, спросила Робин. Светлый души здесь не было. Как обычно бродит по дому или подслушивает из какого-то укромного уголка. У Юджина была удивительная чуйка на те моменты, когда лучше всего не попадаться на глаза законнице, и поэтому он прятался от греха подальше.
— Он не хочет со мной поздороваться? — Вопрос был адресован не Хейсу, а душе, которая была где-то поблизости, но показываться не желала.

Отредактировано Robin Mitchell (2017-11-26 02:12:04)

+2

5

- Если понадобится, то буду, - в тон девушке ответил Хэйс. Он понимал ее и, наверное, окажись в подобной ситуации вел бы себя точно также. Хотя вряд ли бы кто-то его опекал также, кроме Миранды, но ей бы он сказал все только постфактум, ибо отрывать сестру от работы Нил не собирался, а все остальные и не заметили бы отсутствия Хэйса, потому что его пропажи последнее время стали слишком частыми. Много работы, исследования, проверки. Даже Чэд не всегда знал где его ученик, хотя Нил рассказывал ему почти все, опуская некоторые подробности и детали.
Законник подавил в себе желание подойти к Робин и помочь ей сесть. Он слишком хорошо ее знал, и знал, что если он попытается, то она ударит его его же ноутбуком. Поэтому он остался стоять на месте, в отражении стекла на шкафчике наблюдая за девушкой. Что именно случилось с Робин, Нил не знал, никто ему ничего не рассказал то ли потому что не знали, то ли не хотели, чтобы Хэйс вляпался в то во что не следует.
- Нож, - Хэйс положил перед Робин на стол маленький ножик. - Хлеб, банка. Надеюсь сама справишься. Ты же сказала что сама в состоянии.
Он оставил все на столе перед Робин и отошел к чайнику, чтобы снова его согреть. Да, Хэйс противоречил сам себе. Он проявлял заботу, а потом резко делал вид, что ему нет дела, и сам не замечай как перескакивает с одного состояния в другое.
- Не обольщайся, Митчелл, я здесь не только ради тебя - Нил щелкнул кнопкой чайника, отключая его. - Чай или кофе? Он поставил еще одну чашку рядом со своей. - Я ездил в Монтану. И у меня куча дел здесь, и в соседнем штате. Так что считай, что я просто тут проездом. Заодно решил поиграть в маму-утку, чтобы позаботиться о тебе.
Хэйс умолчал о том, что перед поездкой к семье он просидел несколько суток у кровати Робин, и ушел только когда она пришла в себя. Это ни к чему. Ведь явно не его она ждала увидеть, но пришел только Нил, увы.
Его чувства к Митчелл были смесью обиды, ревности, привязанности и своеобразной любви. Это было не так, как пишут в книгах. “Он ее увидел и сразу влюбился”. Нет, Нил не сразу стал обращать внимание на Робин, как на девушку. Она была дочерью его наставника, потом его напарником в некоторых заданиях и поездках. Они всегда неплохо ладили, шутили и веселились. Пока не попытались перейти на новый уровень. Что именно пошло не так Нил не знал, да и сама Робин, наверное, не смогла бы ему объяснить, но не смотря на все это он чувствовал ответственность за нее и они же решили остаться друзьями, а друзья обычно заботятся друг о друге. Даже такие поганые друзья, как Нииол Хэйс.
- В Мэдисоне надо проверить сообщения об одушевленных. Хэйс сел напротив Робин. Он бы сделал ей сэндвич, сделал бы и что-то посерьезнее, но упрямство в этот раз было сильнее, поэтому он просто сидел и потягивал кофе, наблюдая как девушка справляется сама. Она же этого хотела.
- Не знаю, был здесь до твоего прихода, - Нил пожал плечами, подвигая к себе ноутбук и поднимая крышку. Джин все время исчезал в тот момент когда считал что его приятеля нужно оставить одного, но эти моменты он определял сам, и иногда Нил предпочел бы, чтобы Делавер остался с ним. - Их сиятельство не имеют привычки докладывать о своих исчезновениях. Как и о появлениях. Прошлой ночью Юджин явился в комнату Нила в четыре утра, разбудив того воплями о том, что он нашел такое шикарное заведение, хотя и не понял что это, но там раздеваются женщины, и Нил просто обязан туда сходить. Рассказывать о стриптиз-клубах у Нила не было никакого желания, поэтому он просто отмахнулся от души, попросив отложить этот разговор на утро, и до прихода Робин они как раз обсуждали это. - Наверное пошел искать очередной стриптиз-клуб, чтобы попялиться на голых девиц. Это его новое увлечение.
Нил ничего не имел против увлечений Джина, и даже в какой-то степени его поддерживал, но у него не было ни времени, ни желания куда-то ходить, да и денег у него было не так много. Он изрядно потратился на перелеты, поэтому сейчас должен был как следует поработать в штатах, чтобы его поездка окупилась.
- Тревор ничего не знает или бережет мою психику и поэтому не рассказывает что с тобой случилось? - глядя на Робин поверх крышки ноутбука. Терпение штука странная. Иногда оно может держаться годами, а иногда ломается через пару минут разговора. Нил вообще никогда не отличался терпеливостью, и сейчас был тот случай, когда чаща оказалась меньше содержимого и он решил спросить прямо и в лоб.

+1

6

Надо признать, ее бесил ни сколько сам Хэйс, а то с какой легкостью он бросил все дела, наверняка даже не задумавшись о последствиях, и тут же примчался в Америку. Да, дело не пустяковое и при более трагичном раскладе ему бы вообще пришлось перелететь океан ради того, чтобы кинуть горстку земли на ее могилу, но с ней все в порядке. Вот она, сидит, не совсем целая, но живая. И ее вполне бы устроил телефонный звонок от него из Англии, потому что тогда бы разговор вышел намного приятнее.
Митчелл всегда раздражала чрезмерная опека со стороны отца, внезапно опомнившегося после смерти жены. Он вдруг осознал, что у него есть дочь, и что о ней надо заботиться, но забота с годами становилась навязчивее. Для него не существовало понятия “личная жизнь”, он должен был быть в курсе всего и вся, и пытался защищать от всех напастей, будь то реальные или надуманные. Нил перенял у него этого привычку вскоре после знакомства с Робин. Считал, что тоже в ответе не просто за свою напарницу, а за дочь наставника, а это очень весомый аргумент в таких вопросах. Только вот сама Робин очень скоро начала задыхаться. Ей не хватало свободы. Она хотела сама разбираться с нагрубившими ей стражами во время проверок, а не прятаться за спиной папочки, откровенно запугивавшего членов Братства за то, что те посмели рот открыть в адрес его дочери. Она хотела сама таскать все это тяжеленное оборудование для проверок кинжалов, а не позволять это делать Нилу. Да даже первого одушевленного, встреченного ею вне стен Университета, где с ними знакомили на соответствующих предметах, Робин не дали уничтожить самостоятельно: сначала подключился Хэйс, а когда у него не вышло, на помощь пришел Чэд. Тогда еще, во время практики, она как-то мирилась с их желанием защищать ее и помогать. Митчелл никуда было от этого деться. Тем более, что с Нилом ее связывали куда как больше, чем просто дружеские отношения и его забота была объяснима.
Но она все равно от них сбежала. После практики. Оставила эту сладкую парочку вдвоем. Стоили друг друга. Робин всегда чувствовала себя третьей лишней. В лице Нииола Чэд нашел сына, которого у него никогда не было и о котором он, может быть, мечтал все эти годы. Им было о чем поговорить, у них было достаточно общих интересов, а то, что Хэйс так рьяно презирал Братство Стражей, только усиливало их связь.
И вот началась ее любимая игра “кто упрямей”. Митчелл предложила другу поухаживать за ней, чего он так хотел, а вместо этого он предложил ей справиться самой. Но хорошо, что хотя бы налил чаю по ее просьбе.
— Я бы на твоем месте составила ему компанию. Ты сам давно-то там был? — язвительно спросила Митчелл. Она перевела взгляд с Нила, который, усевшись за стол, спрятался за ноутбуком, на еще дымящуюся чашку с чаем. Робин с сожалением отметила, что сэндвич ей уже совсем не хочется, и не только потому что Хэйс отказался ей его сделать. Каждое движение, каждый вдох отдавался болью в груди и в правом боку, и лишний раз шевелиться ей не хотелось, даже из-за гребанного бутерброда.
Стиснув зубы, законница чуть наклонилась вперед и двумя пальцами отодвинула в сторону тарелку с хлебом. Но не удержалась от того, чтобы засунуть эти же самые пальцы в банку с арахисовым маслом, при это ощутив, как заныли ребра.
— Ну, вообще, я думала, ты мне что-нибудь расскажешь об этом, — пробубнила Робин, слизывая арахисовое масло с указательного пальца. Увидев сегодня Хэйса она и впрямь решила, что он сможет что-то прояснить. Потому что от Тревора ей так ничего не удалось добиться, впрочем как и самому Нилу. Дед либо действительно не был в курсе того, что произошло или, как сказал Нииол, решил поберечь психику всей семьи (после стольких лет Нил уже тоже считался членом семьи Митчелл). — Я только знаю, что меня хорошенько потрепали.
Короткий смешок, сорвавшийся с ее губ, обернулся очередным приступом боли. Митчелл на пару мгновений зажмурилась и как только отпустило, медленно выпрямилась, открыв глаза.
— Ты не пытался что-то узнать не через Тревора? Наверняка должны быть какие-то отчеты. Кто вообще разобрался с этими ребятами и вытащил меня и других?

Отредактировано Robin Mitchell (2018-04-01 15:23:34)

+1

7

- Если тебя интересует моя личная жизнь, то можешь выдохнуть, с ней все в порядке и я не объявлял обет безбрачия, - хмыкнул Хэйс, размешивая сахар в чашке. Он редко пил сладкий чай, только когда его донимали мигрени, а последние несколько дней он почти не спал от головных болей, которые не снимали даже обезболивающие. Когда-то Карла посоветовала ему пить крепкий сладкий чай, и хотя Нил вырос в индейской резервации, он не особо верил народным средствам, но чай пил, и это реально помогало. Не сразу, но все-таки.
С личной жизнью же был полный бардак. Нил забросил все, кроме работы, хотя пару раз на его горизонте снова появлялась Кара, и с ней Хэйсу было спокойно, как будто он снова возвращался во времена учебы, когда она только наставляла его, поучала и шпыняла, но она помогла ему стать тем, кем он был сейчас - весьма неплохим законником. Конечно, Чэд приложил к этому больше усилий, и его Нил любил, как отца. С Карой же отношения у них были весьма специфические и пересекались они редко, но это не мешало обоим считать что их отношения находятся в статусе friends with benefits.
Знала ли Робин про это? Возможно. Хотя Нил был склонен считать, что ей наплевать на него и на все, что он делает. Митчелл это очень ярко показывала и пару раз даже сказала вслух, и Хэйс даже обиделся на нее, но когда узнал во что она вляпалась тут же отложил все дела и приехал в Штаты.
- Интересно, - пробубнил законник, выслушав, что Робин ждала от него объяснений о случившемся. Ему никто ничего не говорил. Чэд молча, Тревор делал вид, что не в курсе. Даже Юджину не удалось ничего разузнать, а уж этот, прости господи, офицер был охоч до любых слухов и сплетен.
- Спасибо за подсказку, мамочка, - съязвил Хэйс, сделав пару глотков из кружки, и потер глаза. От мигрени у него нарушился сон и в глаза будто насыпали песку, но он никогда не жаловался и сейчас не намерен был подавать вида. - Напрямую не выйдет. Кажется, ты вляпалась в какое-то отменное дерьмо, раз все так всполошились.
Нил несколько раз щелкнул кнопкой мыши, переходя по ссылкам, затем резво застучал по клавишам, печатая сообщение. У него было достаточно знакомых, которые могли бы помочь. Он мог бы написать Ханне, попросить ее разузнать через стражей, но тогда пришлось бы рассказывать всю историю, а они оба старались личную жизнь не вмешивать в свое приятельство, потому что мир между ними пока что был очень хрупкий.
- Мира передавала привет, она звонила на днях. Нил как-то давно познакомил Митчеллов с сестрой, когда она перебралась в Арденау. Чэд помог найти ей учителя, но при условии, что девушка будет помогать Ордену. Брат и сестра Хэйсы не жаловали стражей, поэтому Миранда с радостью согласилась и сейчас вполне неплохо справлялась, работая в лаборатории по изучению одушевленных. У нее всегда был талант к науке, а не к магии больше. Колдуньей она была весьма посредственной, что девушку вполне устроило, а вот как ученая, она пригодилась больше. И Нил очень гордился сестрой. Впрочем, он гордился бы ею даже если бы она работала с МакДональдсе и стала бы работником месяца там.
Он снова написал несколько сообщений, периодически кидая взгляд на Робин. Иногда он пытался понять, что же в ней его так зацепило, что теперь он готов проглотить все обиды, забросить все дела и мчаться на другой конец света, чтобы помочь ей или просто убедиться, что ее жизни ничего не угрожает. Но так и не понял за все годы их знакомства. Митчелл была его близким другом, напарницей, пока не сбежала в другую страну, мотивируя это тем, что хочет работать одна. И будь Хэйс чуть глупее, он бы поверил, но он знал, что тут что-то другое. Они давно не дети, и все проходит, и они выяснили все отношения давно, решив остаться друзьями, но все семейство Митчеллов упорно сватало их. Да, Нил был бы не против такого расклада, но он не собирался идти на поводу у окружающих и отталкивать от себя Робин, поддаваясь всеобщей истерии. Он любил Карлу и Тревора, любил Чэда, но всегда резко пресекал подобные разговоры, когда они начинали говорить, что “Вы были такой красивой парой...” Были. Но сейчас их сложно даже друзьями назвать, хотя может это просто Хэйсу все придумалось, и у них все отлично, по дружески отлично.
Мотнув головой и поморщившись от укола боли в висках, Нил вытащил из пачки сигарету и, прикурив, затянулся, с наслаждением вдыхая дым. Он обещал Карле бросить, но это только кажется легко, и ее сейчас нет рядом, чтобы прочитать ему нотацию, поэтому он лишь привстал со стула и открыл окно, чтобы дым уходил на улицу. - Так, - проговорил он с сигаретой в зубах. - Похоже почти никто ничего не знает толком. Мне обещали выслать файлы отчетов через пару минут, посмотрим что в них… Что? У меня есть знакомые в архиве. Я не только за одушевленными гоняюсь и протираю штаны на коврике подле твоего отца, знаешь ли. Иногда я и полезные связи налаживаю. Хэйс посмотрел на девушку сквозь дым и усмехнулся. Он знал, что все считают его прихвостнем Чэда. Даже Робин так думает, хотя и никогда не говорила это прямо, но Нииола никогда особо не волновало чужое мнение. Он просто работал. От игры в гляделки обоих отвлек звук пришедшего письма.
Пробежав глазами отчет Нил зацепился за две знакомые фамилии. Он знал законницу, которая во всем этом участвовала, не лично, но знал. И кто же не знает Гая Ригана. При виде его фамилии в отчетах, Хэйс так сжал челюсть, что еще немного и у него бы треснули зубы. - И тут ничего, - резко ответил он, закрывая окошко почты и затем крышку ноутбука. - Они все засекретили. В это можно было поверить. И стражи, и законники не отличались особым желанием делиться информацией даже со своими.

Отредактировано Niioll Hayes (2018-03-26 13:22:21)

+1

8

— Главное, что я из него выбралась, — пробормотала законница. В последнее время слишком часто это стало происходить. Все это дерьмо, о котором говорил Нил. В какой момент все пошло наперекосяк? Может быть, это какая-нибудь порча или проклятие, которое должно было в конечном счете отправить ее на тот свет? Робин что-то не припомнит, чтобы переходила дорогу какому-то колдуну или ведьме. Да даже не сказала бы, что вообще пересекалась с кем-то подобным в последнее время. Тогда что? Откуда это стремление загнать себя в могилу раньше времени сначала бросаясь прикрывать грудью едва знакомого стража и потом влезая в дело о похищении людей с Даром? Она никогда не страдала от переизбытка героизма в крови и прежде чем что-то предпринимать обдумывала каждый шаг. А тут… Провал по всем статьям. Поэтому у нее сломаны справа два нижних ребра, тело превратилось в один большой ноющий синяк, а на руке еще не до конца зажила рана от когтей ниляды (или благодаря стараниям Ригана, пытавшегося доказать свое превосходство не словом, а силой).
Нырнув в ноутбук, Нил застучал по клавишам. Вид у него был сосредоточенный и задумчивый, хотя волновавший их вопрос не требовал особых потуг. Наверно, все дело в его очках, как у героя Тома Хэнкса в “Поймай меня, если сможешь”. Митчелл понятия не имела, чем руководствовался друг при выборе такой оправы. Может быть, хотел походить на того же Тома Хэнкса. А может быть, это все его чувство стиля. Все же эти очки из далеких шестидесятых в сочетании с костюмами, из которых он не вылазил, ему очень шли. Но не сейчас, когда он в пижамных штанах и разношенной футболке. “Домашний” Нил ей не нравился, но не так сильно, как “заботливый и преданный”. Второй раздражал.
— Надеюсь, дела у нее намного лучше, чем у меня, — ответила законница.
Робин совсем не интересовалась жизнью сестры Хэйса. Поэтому в моменты, когда Нил передавал что-то от нее, Митчелл начинала испытывать угрызения совести. Сразу появлялись мысли о том, что может стоит позвонить или написать. Сделать хоть что-нибудь, чтобы это неприятное чувство, перестало ее донимать. Точно такое ощущение все чаще стало возникать и из-за самого Нила. Она была с ним слишком резкой и иногда могла наговорить всякого. Но даже не смотря на это, Нил чуть что, все бросал, бежал к ней и не задумываясь принимался решать ее проблемы. Как сегодня.
Хэйс не отлипал от экрана компьютера, кому-то что-то печатая. Наконец он закончил и закурил. Если бы это застала Карла, оттаскала бы его за уши. Хотя бы потому, что он курил на ее кухне. Но бабушки здесь не было, а Робин к этому относилась терпимо. Сама она не курила, но запах табака и дыма ей нравился.
В своих квадратных очках и с зажатой сигаретой в зубах Нил смахивал на персонажа какого-нибудь гангстерского триллера.
— Серьезно? — Робин изумленно выгнула бровь, услышав, что законнику удалось уговорить кого-то выслать отчеты о поимке ее похитителей. — Интересно, и что это за знакомые? Та самая “личная жизнь”?
Законница, поморщившись, заерзала на стуле. Сидить в одной позе было тяжело: спина затекла, а задница онемела. Она уселась поудобнее и обхватила себя руками за талию. Несколько минут они с Нилом сверлили друг друга взглядом. Митчелл прикидывала действительно ли он себе нашел подружку или только прикидывается. Не то, чтобы ее это особо волновало…
Звуковое оповещение о новом сообщение на почте заставило ее вздрогнуть и на какое-то время забыть о личной-жизни-Хэйса-которая-была-в-порядке.
— В смысле засекретили? — Митчелл сползла со стула. Держась за ноющий бок, она подошла к Нилу и потянулась к уже закрытому ноутбуку. — Дай взглянуть. Может быть, тебе прислали какие-то не те отчеты.

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Don't you care about me?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC