Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Robert Braithwaite

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


Осознание того, что она могла бы всё это увидеть, не давало ей покоя, но Цветаева зареклась рассматривать своё будущее еще в тот момент, когда в ней проявился сей дар. "Ничего хорошего из этого не выйдет", – убеждала она себя. А, может, вышло бы? Может, предвидь она всё это, её жизнь была бы более счастливой? [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » vacation


vacation

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/gmhsi8d.png
Vacation
Wilhelmina Björklund, Anna-Maria Vindecker
конец сентября 2017 года; Германия, Саксония
Две девушки просто хотели развеяться - одна после затяжного пребывания в коме, а другая после длительной игры в "прятки" с Инквизицией - но в итоге по приезде в дом радушных знакомых обе оказываются втянуты в череду загадочных и леденящих кровь событий.

Отредактировано Anna-Maria Vindecker (2017-06-05 22:00:32)

+5

2

 В какой-то момент ей начало казаться, что всё плохое осталось далеко позади: несмотря на то, что на дворе только-только заканчивался первый месяц осени, а пришла она в себя лишь в начале июня, Мине ясно представлялось, что те три с половиной месяца комы имели место в другой жизни. Давным-давно, быть может, даже не с ней. О произошедшем напоминали лишь редкие обеспокоенные взгляды родных, да холод, который ведьма должна была теперь ощущать до конца жизни. По крайней мере, так думала сама Бьёрклунд – виновник всего произошедшего ответить ей попросту не мог. А, может, это она была тем самым виновником, ведь груз ответственности прежде всего лежал на ней. Кто согласился отдать свою кровь, понимая, какими могут быть последствия? Корнелиус, о котором Мина и не вспоминала до злосчастного февраля 2016-ого года, был лишь исполнителем: ему дали средство и возможность, и колдун весьма успешно ими воспользовался. Что немаловажно, успешно и осторожно – шведка даже не могла с уверенностью сказать, использовал ли он её кровь на полную мощь или решил сделать её лишь одним из множества компонентов, уменьшив дозу и одновременно преподав высокомерной молодой магичке урок. Возможно, когда-нибудь она даже поблагодарит его за этот урок. Возможно.
 Решение отправиться в Германию было практически спонтанным: у чистокровных подобное частенько случается, если вдруг какая-нибудь безумная идея ударит в голову. Хотя почему отдых заграницей стоит относить к безумным идеям? У нормальных же людей во время таких поездок ничего экстраординарного не происходит.
 – Вы собираетесь этой зимой в Стокгольм?
 Всё семейство в тот день собралось в гостиной: за столом присутствовали не только Бьёрклунды-тире-Кроуфорды, но и их гости, которых на тот момент было не так уж и много (особенно если вспомнить, что в своё время поместье Тересии едва не превратилось в некое подобие общежития – весь абсурд ситуации состоял ещё и в том, что зачинщиком таких перемен стала Вильхельмина, у которой доселе особой любви к большому скоплению людей не наблюдалось). Те самые гости в лице Тристана и Ганса, о чём-то в полголоса переговаривающихся на другом конце стола, затихли буквально на несколько секунд, а потом продолжили своё бурное обсуждение, ведь вопрос хозяйки дома предназначался точно не им; Филип и Мина же, в свою очередь, переглянулись и выдержали паузу. Они оба прекрасно знали отношение Тересии к шведским родственникам и, пускай характер у бабушки был не такой уж и вспыльчивый, говорить на эту тему лишний раз всё равно никто бы не рискнул. Тем более, что из года в год разговор повторялся с точностью до запятой.
 – В этот раз поедем туда после Рождества, – осторожно начал Лип, окидывая взглядом родителей, которые, похоже, были не готовы к изменениям – обычно младшие представители семейства собирали вещи и отчаливали незадолго до 25-ого декабря, дабы оказаться в предместьях Стокгольма полными сил и готовыми к празднеству. – Мне необходимо будет разобраться с кое-какими рабочими делами, а для этого надо быть в Лондоне в последних числах декабря. С Сивардом мы это обговорили, – стоило мужчине произнести это имя, как выражение лица Тересии переменилось. Ненадолго, но Хель успела уловить те нотки грусти, которые обычно бабушка предпочитала ото всех скрывать. Бьёрклунд пыталась лишний раз не вдаваться в подробности взаимоотношений в старших кругах семейства, но она знала наверняка, что до ухода Тересии из семьи у неё были тёплые отношения со старшим братом – в то время, как Арнборг только изображал радушие по отношению к младшенькой, Сивард был для неё кем-то вроде Филипа для Мины. Шведка попыталась представить, что было бы, если бы им с Липом пришлось оборвать общение на несколько столетий, но уже спустя минуту поджала губы и опустила взгляд на тарелку – не самая приятная перспектива.
 – Мина?
 Голос Тересии вывел колдунью из раздумий и заставил вновь влиться в общее обсуждение. Взрослые ожидали её ответа. Филип, в свою очередь, был занят поеданием ягнёнка. Альвар же, явно поглощённый собственными размышлениями, размеренно водил ножкой бокала по столу, вырисовывая одну лишь ему известные узоры. Хорошо хоть, что Тристан и Ганс продолжили обсуждать что-то своё – звуки их тихих переговоров, готовые вот-вот сорваться на возмущение в полный голос, по-своему успокаивали.
 – Я поеду с Филипом, бабушка, – наконец отозвалась Вильхельмина, встречаясь глазами с Тересией, – Мы полетим сразу из Лондона, верно, Лип? Пока он будет разбираться со своими делами, я пройдусь по магазинам, посмотрю, что изменилось со времён последней поездки.
 А ведь та была действительно давно – ещё до того, как ведьма угодила в магическую кому и даже до прошлогоднего Рождества, которое, в свою очередь, прошло по всем канонам семейства. На самом деле, целью нынешней поездки в столицу Великобритании были совсем не магазины и даже не всевозможные фестивали, которые имели привычку случаться в канун всевозможных праздников во всем мире, а в таком крупном городе, как Лондон, тем более. Истинной причиной, почему Хель так легко согласилась с планом Филипа прибыть в Швецию чуть попозже, был один вечно занятой клирик, которого только каким-то чудом удалось уговорить провести Рождество вместе. Будучи не особо верующей (если не считать, конечно, Одина и компанию), Мина не чувствовала в этом праздники религиозной составляющей, однако атмосфера тепла посреди зимы и всеобщего счастья действовала даже на неё, чему ведьма нисколько не сопротивлялась. Провести этот праздник с человеком, которого она теперь считала одним из самых близких? Конечно же да. И лучшего повода остаться на Туманном Альбионе (куда в этом году удалось вырваться и Мэтту), чем работа кузена отыскать вряд ли удалось бы. Кроуфорд, в свою очередь, вопросов особо и не задавал: наоборот, колдун вздохнул с облегчением, когда понял, что развлекать младшую сестру самостоятельно ему не придётся, да и лететь всё так же одному в Швецию, в одиночку выслушивая претензии о его непозволительном опоздании, тоже. Одним словом, все остались довольны.
 На этом разговор за столом мог бы и завершиться, если бы не Альве, который как будто неожиданно пробудился ото сна и посмотрел на сидящую напротив него Вильхельмину. Девушка поймала его взгляд, выразительно вздёрнув бровь.
 – Я слышал, что тебе хотелось проветриться, – как ни в чём ни бывало начал молодой человек, хотя шведка могла поклясться, что в его ледяных глазах сверкнул недобрый огонёк. Впрочем, что-что, а глаза у них двоих были предельно одинаковые – холодные, светлые, для многих не самые приятные. – Германия? Я бы на твоём месте выбрал какую-нибудь Турцию или Грецию, там гораздо теплее для промёрзших косточек…
 – Альвар, я бы попросила так не выражаться за общим столом, – вмешалась в диалог Тересия, к этому моменту уже мирно поедавшая десерт, поданный одной из служанок. Мина редко делилась своими ощущениями после комы, однако каждый, кто был в тот роковой февральский день в доме, мог видеть, как её, с уже посиневшими губами и максимально бледной кожей, принёс в дом Джейкоб Файр, который совершенно случайным образом оказался тогда в лесу. Одному лишь богу известно, но, возможно, именно тот отрезок времени, что колдунья успела провести на морозе до прибытия стража, теперь аукался ей в настоящем.
 – Я лишь хотел сказать, что у меня имеются там знакомые. Приятное семейство, которое некогда приглашало меня погостить в благодарность за спасение их дочурки. Простая простуда, не более, но вы же знаете, как люди умеют поднять панику. Думаю, они не откажут, если взамен меня явится моя родственница. Можешь прихватить кого-нибудь с собой – дом большой, места хватит.

***
 Конечно, с одной стороны соглашаться на предложение Альвара было не очень разумно: их подростковые войнушки быстро трансформировались во взрослую нелюбовь друг к другу, и Мина не представляла, на что способен её дальний родственник, если вдруг тот захочет ей насолить. С другой стороны, навряд ли он повёл бы себя таким образом в присутствии других людей, зная, что в гостях Хель будет грозить опасность. «Бабушка его со свету сживёт, если что-то случится», – размышляла девушка, уже неделю спустя пакуя вещи и время от времени почёсывая Бьёрна за ушком. Бедный львёнок (хотя называть его таковым было бы ошибочно – домашняя зверушка и по совместительству друг колдуньи уже успел превзойти её в размерах едва ли не в два раза) ещё не подозревал, что хозяйка собирается в очередной раз покинуть его, теперь, правда, на куда более короткий срок. Когда на смартфоне высветилось имя Анны-Марии, а в открывшемся сообщении значилось что-то вроде: «Я на месте», Бьёрклунд проверила рюкзак со всякой мелочёвкой и поспешила вниз, оставив возможность дворецкому Густаву отнести её чемодан к машине. Внизу, возле роскошной широкой лестницы, ведущей на второй этаж, оказалась Виндекер – и Мина, ведя себя как можно тише, подкралась к подруге со спины, после чего неожиданно обняла её с громким улюлюканьем.
 Поездка до Саксонии оказалась долгой, но оттого не менее интересной – приземлившись в Дрездене, девушки высмотрели нужную им машину (как оказалось, знакомые Альвара нужды не испытывали – после ужина Вильхельмина узнала, что они проживают в своём поместье загородом, у них небольшой штат прислуги, в число которых входит и личный водитель, который должен был встретить их с Аней в аэропорту) и приготовились к двухчасовой поездке до дома принимающей стороны. В конечном итоге, на месте они оказались уже ближе к ночи: на улице стемнело, а потому со стороны поместье могло показаться даже жутковатым, если не сказать страшным. Но что может испугать ведьм?
 – Я отнесу вещи в вашу комнату, – вежливо сообщил им дворецкий (который, как оказалось, и исполнял роль их водителя), стоило гостьям войти в дом, после чего мужчина стал подниматься по ступеням наверх, а девушкам представилась возможность осмотреться. Они оказались в просторном холле, боковые стены которого были увешаны портретами семейства (и большую часть из них наверняка составляли давно почившие предки). По бокам также находилось несколько дверей (как объяснил дворецкий Йорг, по правую руку располагались кухня и оранжерея, а по левую – библиотека и подсобные помещения), напротив же входа расположилась массивная лестница, ведущая на второй этаж, к покоям хозяев, гостей и прислуги. Левое крыло было целиком посвящено первым, в то время как слуги довольствовались парочкой комнат с правой стороны.
 – Наверное, стоит поздороваться с хозяйкой, как думаешь? – предложила Мина, уверенным шагом направившись к лестнице. Альвар успел предупредить, что хозяин, Манфред Коль, часто находится в разъездах, поэтому во время их отдыха в доме из семьи будут присутствовать его вторая жена Линда, дочь Джейн, приходящаяся ей падчерицей, и сестра мистера Коля, Георгина.
 Отыскать комнату Линды не составило труда, но как только Вильхельмина захотела постучать в дверь, из-за угла показался Йорг.
 – Фрау Коль в данный момент отдыхает. Она будет рада принять Вас завтрашним днём, а пока можете пройти в отведённую комнату. Если пожелаете отужинать, необходимо лишь набрать номер на телефоне, установленном в комнате, и тогда служанка принесёт Вам то, что захотите. Прошу учесть, что выбор блюд ограничен – все они указаны в небольшом меню, которое Вы можете посмотреть на столике рядом с телефоном. Приятного Вам вечера, фройлян.
 Дворецкий исчез так же быстро, как и появился, а ведьмам ничего не оставалось, кроме как проследовать в их комнату.
 – А потом ещё говорят, что у меня в доме дух аристократии силён, – усмехнувшись, пробормотала Мина, падая на одну из постелей. – Спасибо хоть, что не будут морить голодом. О, и что не пришлось прибегать к магии для перевода того, что он говорил! Но тут уже стоит благодарить Альвара – согласно его словам, это Линда настояла на том, чтобы муж нанял дворецкого, говорящего по-английски.

+3

3

Во второй половине сентября в Арденау заметно потеплело, ветер сменил свое направление, а из-за огромных «ватных» облаков вышло солнце, на которое тут же вылезли погреться четвероногие обитатели города – в общем, типичное «бабье лето». На фоне всего этого Анну тоже потянуло на улицу: девушка сделала несколько коротких вылазок на местный рынок, разок прокатилась по городу на взятом в аренду велосипеде… В общем как могла старалась развеять собственное одиночество. Кристоф был на задании, на сеансы к Паулине она ходила не чаще раза в неделю, Мэтт сутками напролет сидел у себя на работе… А больше она в этом городе никого особо и не знала – была еще только Мина, но шведка только недавно перенесла тяжелую хворь (насколько это было известно самой Виндекер, потому что в своем разговоре Хель не особо распространялась касательно причины своего столь долгого отсутствия) и пока еще не могла слишком часто покидать стены поместья. И тем не менее, именно Бьёрклунд принадлежал звонок, заставший Анну на одной из ее прогулок.
- Алло-о-о, - протянула девушка, зажав телефон между плечом и ухом. И тут рядом с ее ногой раздалось пронзительное тявканье – Виндекер даже вздрогнула от неожиданности. В метре от нее с поводка рвалась одна из этих маленьких пушистых мочалок, от которых шума больше, чем пользы. Анна презрительно скривилась, - Фу! Это я не тебе… - но собака и не думала реагировать, продолжая вырабатывать децибелы помех. Мария подняла глаза на хозяйку, но та увлеченно болтала с какой-то женщиной и, очевидно, совершенно не обращала внимания на свою шавку. Тогда рассерженная ведьма зло зыркнула на псину, и та неожиданно умолкла, после чего, поджав хвост, убежала в противоположную от девушки сторону. Англичанка удовлетворенно кивнула.
- Прости, тут просто шумно. О чем ты говорила?.. – а Мина говорила о том, что ей неплохо было бы немного развеяться после стольких месяцев заточения, и – вот удача! – у ее знакомых, которые так любезно пригласили шведку погостить в их поместье в Саксонии, как раз есть еще одно свободное местечко. И Бьёрклунд взяла на себя смелость предположить, что Анне тоже было бы неплохо ненадолго сменить обстановку. Девушка звонко рассмеялась в ответ, мгновенно позабыв об инциденте с собакой и чуть было не испорченном настроении, - О, Мина, ну почему ты такая милая? – по ту сторону трубки сейчас наверняка в очередной раз подивились наивности Виндекер, но что поделать – в случае с англичанкой Вильхельмина действительно не раз проявляла заботу и щедрость, - Конечно же я согласна! Когда вылет?

На сборы ведьме давалась неделя – плевое дело, учитывая, что Мария была готова уже через два дня. Самым сложным моментом подготовки было, как ни странно, даже не выбор подходящего гардероба, а переговоры с Кристофом, у которого при упоминании поездок к друзьям-колдунам (или же «с» ними – не суть) все еще нервно дергалось плечо. Но после того, как Мэтт поручился за порядочность и надежность Мины (кто бы мог подумать, что помощь придет именно с этой стороны…), монах все же отступил и дал «добро» - при условии, что девушка будет отзваниваться ему каждый день. Виндекер закатила глаза, но, стоило признать, это было меньшим из всех условий, которые мог бы поставить ей француз. Так что Бог с ним, от нее не убудет раз в день набрать его номер.
И вот день «Икс» наконец настал. В доме царила приятная нервозность: Анна-Мария в спешке бегала по квартире в поисках тех мелочей, которые принято собирать в последнюю минуту, а Мэтт как всегда собирался на работу.
- Ты же подвезешь меня до Мины? – суетливо кинула она в сторону Константина, который уже завязывал шнурки на своих начищенных ботинках, готовясь выходить. Мужчина удивленно вскинул брови.
- Я думал ты вызвала такси, - резонно заметил клирик, учитывая тот факт, что накануне Анна ничего не говорила ему на тему транспорта.
- Нет конечно, я же знаю, что ты на машине! – в голосе ведьмы проскользнуло отчаяние и она подняла на румына жалобные, поддернутые пеленой из слез глаза, после чего расстроенно добавила, - Неужели ты даже не попрощаешься со мной?..
Инквизитор, поджав губы, посмотрел сначала на поникшую англичанку, потом на свои наручные часы и тяжело вздохнул.
- Только быстро, - кисло отозвался он под аккомпанемент радостного визга колдуньи, - Иначе я опоздаю на допрос. Где твои вещи?
- Чемодан в комнате, - живо скомандовала девушка, убирая билеты и документы в небольшой дорожный рюкзачок. Губы, так уж и быть, накрасит в машине, - А может ты просто не хочешь лишний раз маячить у дома Бьёрклундов из-за их особого отношения к тебе? – лукаво заметила Виндекер, натягивая новые, белоснежные кеды, купленные специально к поездке. Мэтт коротко рассмеялся.
- Ну да, отношение там действительно особое, - не без смеха согласился румын, будучи уверенный в том, что они с Анной сейчас говорят о прямо противоположных вещах, - Но как говорится волков бояться – в лес не ходить, - бодро заключил Пес Господень, выходя за порог квартиры, - Ключ не забыла? Тогда закроешь дверь.
До поместья Мины докатили с ветерком – Анна и не думала, что Мэтт может так шустро ездить – и пока мужчина вытаскивал ее ручную кладь из багажника, англичанка выпорхнула из машины и побежала в сторону двери, напоследок крикнув, - Я быстро!
Когда шведка набросилась на нее со спины, Мария коротко и пронзительно взвизгнула, а после рассмеялась и крепко обняла подругу, про себя отмечая, что Хель здорово потеряла в весе, да и на остальном внешнем виде Бьёрклунд недавно перенесенные переживания явно оставили свой отпечаток – волосы потускнели, а кожа из аристократически-бледной стала скорее болезненно-серой. Зная девушку, Виндекер постаралась скрыть собственные эмоции по данному поводу, но в глубине души ей было жалко (!) шведку – судя по всему бедняжка пережила нечто действительно страшное.
Когда они вышли на улицу, Константин все еще стоял, оперевшись спиной на машину. Мужчина коротко кивнул Мине в знак приветствия, а Анна неожиданно смутилась сложившейся ситуации – наверное не стоило просить Мэтта везти ее сюда, в конце концов он был куратором семьи Хель, и когда та в первый и последний раз рассказывала о нем Марии (а происходило это в те дни, когда она еще жила у шведки и не знала, что заглядывающий к ним на чай инквизитор – «сожитель» ее будущего попечителя; во истину говорят, что мир тесен), то у англичанки сложилось впечатление, что ее подруга не очень то жалует данного представителя Святой курии. Не очень приятная ситуация. Виндекер нервно закусила кончик пальца и бросила быстрый взгляд сначала на подругу, а потом на клирика, однако те выглядели на удивление спокойно – даже перекинулись друг с другом парочкой вполне дружелюбных фраз – и девушка позволила себе немного расслабиться.
- Ну-у… ты в принципе можешь уже ехать, - сказала ведьма, ненавязчиво подтолкнув мужчину в сторону машины. Инквизитор закатил глаза, передразнивая свою подопечную ее же недавними словами:
- Что, даже не хочешь попрощаться со мной? Вот так всегда: сначала ты растишь их, а потом они стыдятся появляться с тобой на людях, - театрально вздохнул румын, и Анна коротко прыснула, подходя ближе и позволяя ласково потрепать себя за ухо, - Если что случится – звони, - бросил он напоследок, получив в ответ дружное «Ага». Виндекер переглянулась с на мгновение переменившейся в лице Миной, и хихикнула: очевидно, шведка все еще продолжала ощущать на себе ответственность за свою ветреную подругу и по привычке демонстрировала это свое патронажное отношение.
- И вообще не каркай – с чего это вдруг «что-то» должно случиться, - девушка нервно дернула плечом и по привычке отбросила назад густые волосы, - Мы просто погостим у этих людей пару дней и все.
- Прости, Анна, но ты не умеешь выходить из дома так, чтобы не влипнуть при этом в какие-нибудь неприятности, - шутливо отозвался мужчина, открывая водительскую дверь. «Вы обе не умеете» - сказал бы он, будь ситуация немного иной, но, увы, окончание фразы так и осталось лишь на языке у инквизитора.
- Ты кажется куда-то там опаздывал, - язвительно заметила ведьма, состроив мужчине недовольную рожицу. Густав тем временем уже погрузил вещи своей молодой хозяйки в багажник, а значит они были готовы отбывать в аэропорт. Анна вслед за подругой тоже направилась к машине.
- Не забудь позвонить Кристофу, как доедете, - крикнул ей вслед Константин через опущенное водительское стекло и, получив утвердительный кивок, коротко махнул на прощание рукой и дал по газам, оставив на месте себя облако дорожной пыли.
- Ты права – они все жутко занудные, - как-то слегка виновато пошутила Мария, стоило им оказаться внутри машины. Мина понимающе покивала головой.
Перелет прошел незаметно: девушки сначала обменивались последними новостями из своей жизни, потом пытались составить расписание посещения местных достопримечательностей, в процессе чего Хель также рассказала о людях, у которых им предстояло жить, а затем даже не успели досмотреть какую-то новую дурацкую комедию, которую шведка скачала на свой ноутбук, как стюардесса уже объявила о скорой посадке.
Дрезден встретил двух ведьм не самой теплой погодой – подумать только, где-то в это время года могло быть промозглей, чем в Англии? – зато вполне комфортабельным автомобилем и личным водителем. За это лично Анна могла простить даже прохладный ветер и свинцовые тучи над головой - тем более что к концу недели обещало распогодиться.
Вблизи поместье казалось внушительнее, нежели издалека – и куда более пугающим, хотя Виндекер готова была отдать на отсечение руку, что это по большей части из-за вечерней игры света и тени. По крайней мере их сопровождающий вовсе не выглядел персонажем из сериала «Семейки Аддамс» - разве что не отличался особой разговорчивостью, но это вполне можно было списать на то, что ему приходилось следить за дорогой – на улице быстро смеркалось.
Анна, за последние годы жизни с Кристофом уже успевшая отвыкнуть от такой роскоши, как личная прислуга, пребывала в радостном возбуждении от происходящего, хотя, признаться честно, девушка уже настолько привыкла жить за чужой счет, что подобное положение дел начинало входить у нее в привычку.
- Да, думаю стоит выразить ей нашу благодарность за гостеприимство, - разумно сочла англичанка, говорившая сейчас на полтона ниже обычного – почему-то собственный голос казался ей непривычно громким в этом массивном и уже спящем доме. Ощущение словно ты в музее, и из-за поворота вот-вот покажется сухонькая старушка-смотритель и сделает замечание касательно нарушения порядка.
Однако поприветствовать фрау Коль им так и не удалось, поскольку прямо у дверей ее спальни их выловил дворецкий (который появился настолько неожиданно, что Мария даже непроизвольно вздрогнула, словно ее поймали за руку во время взлома чужого имущества), и девушкам ничего не осталось кроме как, пожав плечами, направиться в отведенную им комнату.
- Надеюсь в этом меню присутствует пицца, - пошутила Виндекер, стоило только Йоргу снова скрыться за поворотом, и девушки тихо прыснули.
- Я бы не сказала, что порядки в вашем поместье сильно отличаются от здешних, - пожала плечами Анна-Мария, забираясь с ногами на кровать и вываливая на покрывало содержимое своего рюкзака, - Разве что в отличии от этого места, у вас в особняке царит вечный “Кошкин дом”, - рассмеялась колдунья, по игривой интонации которой можно было сделать вывод, что данное обстоятельство она записывает семейству Бьёрклундов в “плюс”.
Ведьмы не придумали развлечения лучше, чем будучи в мрачном безмолвном поместье посмотреть какой-нибудь фильм ужасов. Атмосфера была весьма располагающей - возможно даже слишком, учитывая, что к середине фильма, когда где-то в коридоре хлопнула какая-то дверь, обе подруги коротко вскрикнули.
- Я не пойду проверять, что это было, - испуганно пискнула Мария, - Во всех ужастиках первая жертва именно так и умирает, - англичанка издала нервный смешок, и широко зевнула. Признаться честно, долгая поездка до места назначения заметно вымотала ворожею, и если бы не напряжение, нагнетаемое кинолентой, она бы начала клевать носом еще двадцать минут назад, - Прости, я наверное лягу спать - кажется саксонская погода дурно на меня влияет, - театрально вздохнула Виндекер, приложив тыльную сторону ладони ко лбу. Мина согласилась, что лучше встать завтра пораньше и познакомиться с местными обитателями и окрестностями.
И стоило только голове шатенки коснуться большой тяжелой подушки, как через некоторое время она провалилась в глубокий давящий сон.

Отредактировано Anna-Maria Vindecker (2018-02-15 15:10:07)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » vacation


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC