Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Karl Campbell

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Ingeborg Reagan

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » would it hurt to die?


would it hurt to die?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i.imgur.com/YPR0Nex.gif http://i.imgur.com/6jZilMR.gif
♫ Adam Hurst — Seven Veils
would it hurt to die?
Antonia Underwood & Dorothea Jones
улицы Арденау, Великобритания; июнь 2014 года
Иногда горе связывает незнакомых людей сильнее, чем общий повод для радости. Именно так и случилось у Антонии и Доротеи, ведь обе они стали свидетелями трагедиями, правда, для Джонс она ещё и личная.

+4

2

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngДоротее уже откровенно надоело вертеться перед зеркалом, но если учесть, что ей была назначена встреча с Дэвидом, подобное поведение было вполне объяснимо. Джонс, хоть и всегда доказывала, что девушки бывают не только милыми да томными, действительно хотела нравиться молодому человеку, с которым у них уже было несколько свиданий. Вряд ли это была та самая, первая настоящая любовь, но... Им было хорошо вместе. Он был забавным и заливисто смеялся, запрокидывая голову — и в такие моменты Дороти любовалась, зная, что сейчас начнёт смеяться сама. Да, пожалуй, именно так: ей, семнадцатилетней девчонке, нравился его смех.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngДо назначенной встречи оставалось ещё немного времени, но Джонс никогда не любила опаздывать, хоть и делала это с завидным постоянством — потому что ей нравилось провоцировать других на эмоции, даже негативные. Это было частью характера (откровенно отрицательной частью), но валлийка ничего не могла с этим поделать. Хотя иногда возникало подобное желание... Она поправила складки подол совершенно девчачьего платья, которое едва прикрывало коленки, и ухмыльнулась, думая, как это на неё не похоже. Пожалуй, им следовало отменить встречу: у Дэвида были какие-то там дела с отцом, который бросил семью, и сразу же — свидание с Доротеей, которая как раз закончился принаряжаться и удивляться тому, насколько отношения способны изменить человека. Насколько сильными были её чувства? Пожалуй, она, проявляя удивительную для своего возраста рассудительность, думала, что однажды она сможет с уверенностью сказать, что любит этого человека — не сейчас, нет. Потом. Только не учла многих факторов, исходя из которых это утверждение могло никогда не воплотиться в реальность. Бросив последний взгляд на своё отражение в зеркале и подмигнув ему, русоволосая подхватила ключи и открыла дверь.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngВ её жизни было не так уж и много приятных моментов, которыми действительно хотелось поделиться с миром. Обычно Доротея бунтовала — просто для того, чтобы находиться в центре внимания, которого ей отчаянно не хватало с самого детства. Обычно она предпочитала быть душой компании и главной в делах, которые касались каких-то шалостей. Для чего ещё жить, если тратить своё время сугубо на учёбу или другие скучные вещи?.. Подобный расклад был не для неё. А ещё, быть может, потому что Доре нравилось дразнить Барнабаса, который далеко не всегда справлялся с ролью старшего брата. Вот как раз он был действительно скучным человеком с не менее скучным образом жизни. Хотя зачем сейчас думать о том, о чём не хочется, в то время как душа поёт, а тело просится в пляс?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна даже шла немного вприпрыжку, негромко мурлыкая в такт мелодии, что звучала в наушниках. Погода располагала к прогулкам, и Джонс задумалась, а не зря ли она согласилась на кинотеатр... Хотя погулять они могут и после. В кино показывали какой-то комедийный боевик — на самом деле русоволосая девушка не вникала в подробности, просто соглашаясь с тем, что ей предлагали. Знала, что они прекрасно проведут время. С остальным можно было примириться.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngК месту встречи она всё же пришла заранее. Неподалёку находился парк, и валлийка, обернувшись, а после посмотрев на часы, решила отправиться туда: у неё оставалось тринадцать минут, которые девушка провела за прогулкой. Вернувшись ко входу в парк, она снова бросила взгляд на часы, а дальше время словно бы замедлилось. Стоило поднять голову, как Джонс увидела мчащийся по проезжей части мотоцикл — в водителе она безошибочно опознала Дэвида. Улыбнулась, думая, что он не опаздывает, и тут же сердце тревожно сжалось: что-то шло не так. Что-то шло совсем не так... Дороти рванула вперёд, хотя ничего бы не смогла сделать, и ей оставалось только беспомощно наблюдать, как...
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Дэвид, нет! — её крик заглушил скрежет о металл. Рядом закричал кто-то ещё, но Дора уже ничего не слышала — ноги сами несли её к месту аварии. В будущем ей не раз и не два будет в кошмарах сниться то, как молодой человек, не сумев справиться с управлением, врезается в дерево, а пока она видела только груду металла, которая раньше была мотоциклом. И неподвижное, застывшее в странной позе тело. Сердце пропустило удар, ещё один... А после попыталось вырваться из груди. Доротея, чувствуя, как глаза застилают слёзы, бросилась к Дэвиду. Она что-то кричала, отмахивалась от людей, которые пытались её оттеснить, и всё это казалось страшным сном. — Очнись, Дэвид, очнись! Пожалуйста! ПОЖАЛУЙСТА! — где-то в глубине души она уже поняла, что всё кончено, но разумом отказывалась в это верить. Не может такого быть! Сейчас он встанет, отряхнётся — целый и невредимый — и они посмеются над тем, что случилось. А, может, просто сама Джонс всё ещё спит, и всё это ей снится, потому что такого не может быть. Нет, не может. Она не чувствовала, как, падая на колени рядом с телом юноши, обдирала кожу, или как звала его. Или как кто-то пытался ласково оттащить её назад, не слышала голосов, весь мир словно был поглощён туманом. Она ухватилась за безжизненную руку, затянутую перчаткой без пальцев, и просила его прийти в себя.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngКажется, сегодня они не пойдут в кино. Да и вообще не пойдут — никогда и никуда.

+1

3

Антония Андервуд родилась и прожила всю свою жизнь в Уитхорне. Этот городок не славится ничем особенным, кроме как живописной сельской местностью и недалекостью здешнего населения. Люди в этом городе, как правило, не видели ничего дальше своего носа, вся жизнь для них сосредоточена в городских сплетнях и в страхе перед карой Божьей. Попадая в Уитхорн, вы будто попадаете в прошлое: люди одеты так, будто застряли в прошлом веке, отсутствуют привычные для жителей крупных городов способы развлечения. Люди не приезжают сюда за тихой жизнью, люди сюда никогда не приезжают, но и уехать из маленького шотландского городка тоже совсем не просто.
Тони не отличается от обычного жителя Уитхорна. Радости жизни большого города ей совершенно не знакомы. Антония никогда в жизни не покидала границы города, будто неведомая сила ее всегда удерживала от этого простого шага — сначала отец, позже страх, затем привычка. Замкнутый круг одинокой и забитой девочки превратились в череду последовательную для таких, как Антония, то есть нормой жизни. Но иногда в нашу жизнь врываются изменения, о которых мы не можем даже подумать. Они врываются в нашу жизнь стремительно и иногда даже не спрашивают о наших желаниях.
Встреча с Энтони была совершенно обыденным событием в жизни Антонии. Работая медсестрой в местной больнице, девушка каждый день встречала людей, каждый день разговаривала с ними и никогда это не становилось чем-то из ряда вон выходящего. До Энтони. Молодой и поддающий надежды доктор вернулся в родной город, бросив все свои возможности в большом городе. О нем щебетали все без умолку, называя красавцем, талантом от Бога, невероятно интересным молодым человеком с огромным сердцем. И все это оказалось чистейшей правдой. Казалось, что знакомство с Энтони — это то, чего Антония ждала столько лет. Его трепетное отношение к ней, его неподдельная забота, внимание подкупали, очаровывали и увлекали в свои сети, тем самым начиная для девушки новую, более настоящую жизнь. Мисс Андервуд благородно позволяла молодому доктору любить ее, позволяла себе наивно полагать, что она в некоторой мере, тоже влюблена. Как опрометчиво с ее стороны.
Энтони был совершенно нетипичным жителем Уитхорна. После окончания школы он уехал учиться в столицу Шотландии, покинув родной городок на долгие годы. Он был там, где многим жителям Уитхорна и не снилось. Вкус другой жизни был им распробован, оценен и одобрен, поэтому возвращение домой далось Энтони нелегко. Все, что окружало его вокруг, казалось таким убогим, таким сельским и скучным. Люди были глупы, ограничены и не хотели ничего с этим делать. Чем же отличалась от всех них Антония? Очевидным страхом перед всем новым, а не нежеланием познать новое. Поэтому Энтони поставил для себя цель рассказать Тони обо всем, что он знает и видел, а также показать ей все то, что поразило его воображение. Арденау был первой остановкой.
Упрямством Антония никогда не отличалась. Страх перед неизведанным одолевал ее, но нежеланием спорить с Энтони было намного сильнее. Покорно, со смирением, которое свойственно мисс Андервуд благодаря жесткому воспитанию покойного отца, девушка с уверенной благодарностью отправилась в будущим женихом в небольшое путешествие.
Разумеется, путешествие произвело на Антонию по-настоящему неизгладимое впечатление. Выбраться из своей деревни и посмотреть самый потрясающий город — похоже на настоящую сказку. По-детски впечатлительная Антония с каждом минуты все больше и больше влюблялась в неизведанный ей ранее мир. Находясь здесь, в Арденау, девушке казалось, будто ничего плохого не может случиться, будто все что в ней было раньше — осталось в прошлом, а теперь, ее точно ждет счастливая жизнь.
В этот последний вечер в Арденау Антония решила прогуляться одна. Завтра ее уже ждет обычная жизнь в Уитхорне, снова работа, снова повседневные дела. Но сегодня она еще здесь и может насладиться каждой минутой своего прибывания. Размеренным шагом девушка прогуливается по парку, будто находится в сказке, а не в обычном мире. Все, что окружает ее, умиротворяет, все это кажется другим миром, не ее привычным. Как здесь может случиться что-то плохое?
Звонкий скрежет металла отозвался знакомым чувством тревоги. Мгновенная реакция, натренированная ужасным чувством всегда быть наготове. Обнаружив источник звука, через секунду Антония уже мчалась туда. Не для того, чтобы оказаться в центре чего-то ужасного, скорее из желания что-то сделать, помочь. Но помогать было уже некому. Девушка, которая, очевидно, знала пострадавшего, сидела на коленях перед ним, всхлипывая и выкрикивая имя незнакомца. Антония пыталась убедить девушку встать, пыталась ободрить ее бесполезными словами, но все это не имело никакого значения для убитой горем незнакомки. Антония еще раз взглянула на молодого человека. Невероятно жуткая картина, несчастный был мало похож на самого себя, Антония четко понимала это, даже не зная молодого человека. Она дотронулась до его запястья, только чтобы убедиться в очевидном — пульса не было, не было и шанса. Тони ласково обняла незнакомку за плечи.
— Идем, тебе не нужно смотреть на это. — Антония прошептала это очень тихо, ободряюще обнимая плечи девушки. Она была совсем юной и эта трагедия точно оставит отпечаток на ее молодом сердце. Антония из-за всех сил хотела помочь, но понимала, что никто сейчас им не поможет.
Мисс Андервуд помогла девушке встать на ноги и повела подальше, цепляясь за секунду растерянность незнакомки. Сейчас она поймет, что ее увели от ее любимого? Родного? Не важно, близкого. А значит, задача Антониии приложить все усилия, чтобы осознание произошедшего пришло к девушке не в полном одиночестве, а с поддержкой Антонии. Это меньшее, что она может сделать.

+1

4

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngНаверное, это сон. Знаете, временами Доротее Джонс снятся сны, от которых она просыпается в холодном поту, а после не может уснуть. Они долго остаются где-то на подкорке мозга и не оставляют в покое, мучая и мучая... Наверняка ведь это и правда сон, такого не могло произойти на самом деле. Дэвид прекрасный водитель, он не мог разбиться на мотоцикле — для него это нелепая смерть. Нелепая, глупая... Да, определённо, это сон. Убедив себя в этом, Дора подняла одну руку, чтобы ущипнуть себя за предплечье другой. Зажмурила глаза, полные слёз, снова открыла... Но кошмар никуда не исчез — она всё так же видела перед собой расплывчатый силуэт; кто-то трогал девушку за плечо, ей что-то говорили, уже слышался вой сирен... А Джонс словно впала в состояние ступора. Она не могла даже пошевелиться и сидела на коленях, держа в одной руке окровавленную руку Дэвида. Словно изваяние.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Это какая-то глупая шутка... — получилось на выдохе. Свободной рукой русоволосая зажала рот и крепко зажмурилась, еле-еле сдерживая рвущийся наружу стон. Господи, ну как же так? Ему ведь всего восемнадцать, и у него столько планов! Дороти, сама того не желая, начала вспоминать, как несколько дней назад они говорили о будущем, не совместном — абстрактном: Дэвид рассказывал, что хочет отправиться на своём мотоцикле в путешествие по Шотландии и Ирландии. А потом, может, ему как-нибудь повезёт попасть в Европу. Увидеть Эйфелеву Башню, погулять по пражскому старому городу, поесть джелато в Риме... И всем этим мечтам не суждено сбыться. Ни одной из них.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngВ какой-то момент Джонс перестала соображать, что происходит. Она больше не кричала, не плакала, хотя слёзы катились по щекам, только кусала губы и мелко дрожала от пережитого стресса. Возможно, именно по этой причине Дороти не сопротивлялась, когда незнакомая блондинка, обняв её за плечи, постаралась увести её подальше от места происшествия. Что там говорят о стадиях отрицания? Дора даже не знала, на какой из них находится... К чёрту все эти стадии. К чёрту, к чёрту, к чёрту! Она слышала убаюкивающий голос, но не могла разобрать слов; тупо смотрела перед собой, ничего толком не видя, и прижимала ладони к груди в области солнечного сплетения. Что же это такое происходит? Как же так получилось? Сердце стучало в ушах, перекрывая любой другой шум, и это раздражало русоволосую. Раздражало так сильно, что в определённый момент она тряхнула головой, пытаясь отогнать ненавистный стук, и только сейчас, кажется, начала приходить в себя. Или всё же нет?.. И что в данном случае значит — прийти в себя?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Я должна... — пробормотала Дора, остановившись. Обернулась, будто что-то потеряла, — Я должна вернуться... Там, наверное, приехала скорая. Будет лучше, чтобы, когда Дэвид очнётся, кто-то был рядом с ним. Да, всё так... — она кивнула самой себе, приняв какое-то решение, и только сейчас посмотрела на свою спутницу. Непонимающе заморгала и нервно скривила губы в улыбке: — Ему не будет комфортно в одиночестве. Лучше ведь, когда кто-то рядом, разве нет? — резко развернувшись, Джонс явно собиралась взять курс обратно, но её не пускали. И девушка не понимала, почему. Ведь Дэвиду и правда будет лучше, если рядом окажется знакомое лицо. Каждому было бы лучше. И всё же её не пускали, а Дора не понимала, почему. Совершала робкие попытки вырваться, но незнакомка была настойчива, а валлийка ни в какую не хотела принимать за правду то, что её друга больше нет. Ну как это нет, если вот, они говорили с ним около часу назад? Дэвид напоминал о встрече, чтобы Доротея не опоздала. И она пришла вовремя, даже немного раньше... Внутренний голос пришёл на выручку: он умер, его больше нет. И Дороти застыла, смотря на девушку, которая всё так же говорила что-то ласковое, утешительное.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Он умер, да? — севшим от нервного напряжения голосом спросила Джонс и, получив в ответ сочувственный взгляд, всхлипнула. Закрыла лицо ладонями и уткнулась доброй незнакомке в плечо. Не хотелось верить, что жизнь бывает так жестока, ну почему, почему она забирает тех, кому ещё жить и жить? У кого всё впереди? У кого было столько планов... Это невыносимо. Никогда раньше валлийка не сталкивалась со смертью столь... Близко. Раз за разом она, сама того не желая, прокручивала к голове то, как всё произошло и слышала скрежет металла. Слышала свой голос — словно издалека... — Ну как же так? Почему так? Почему?! Он не мог! Он отлично водит!.. — правда, далеко не всегда это гарантия успеха. И в этом случае никакой водительский опыт (а сколько его может быть у восемнадцатилетнего парня?) не мог спасти. Какая теперь разница, в чём была причина аварии, если результат-то один, и этого не изменить. Иногда жаль, что нельзя повернуть время вспять.

Отредактировано Dorothea Jones (2017-05-11 23:19:53)

+1

5

Антонии не раз приходилось смотреть Смерти в лицо. Видеть, как жизнь покидает жизнь человека не так сложно, как может показаться. В стенах больницы тебя охватывает невообразимая, удивительно ужасающая аура, благодаря который ты уже не ты, твоя работа становится тем, что ведет тебя сквозь дебри ужаса и смерти. Страх в глазах людей не пугает тебя, не страшит и не останавливает, крики не заставляют сжиматься, вид крови не сдавливает горло. Антония перестает быть собой, она становится бесстрашной медсестрой, полной смелости, силы и терпения. Когда перед ней последние минуты своей жизни проживает старик, девушка держит его за руку из-за чувства долга. Она хладнокровно перебинтовывает раны пострадавшего в аварии, не обращая внимания на те ужасы, что оставили за собой битва железных драконов на дороге. То, что другим может показаться ужасающим зрелищем, не кажется таким отвратительным, и становится обыденным, частью привычной жизни. А смерть — последовательность, неизбежность. Смотреть на нее со стороны — рутина и прямая обязанность.
Но быть свидетелем несчастного случая — совсем другая история. Жизнь, которая обрывается вне стен больницы — неожиданно и так жестоко — иная реалия. В привычном мире ты знаешь как все устроено, но здесь, когда мир вокруг тебя совсем другой, Антония сбита с толку, обезоружена таким несчастьем. Она чувствует несправедливость, весь ужас происходящего. А самое главное — свидетелем этого кошмара стала девушка, которая сейчас рыдала на плечах мисс Андервуд. Это невыносимо — прочувствовать всю боль потери близкого человека, но стать свидетелем такого несчастья — размах другого масштаба. Растерянная и наполненная ужасом, Антонии казалось, будто все она делает неправильно, словно сейчас еще и жизнь незнакомки зависит от каждого движения Тони, каждого слова, жеста, мимики. Один промах — и никакого шанса все исправить.
— Пожалуйста, не нужно возвращаться... к нему, — Антония ласково держала девушку за плечи, но каждый раз, когда та пыталась вырваться и направиться к своему пострадавшему другу, в Тони просыпалась сила, которая так часто спит в женщине, но пробуждается в самый нужный момент. — Я обещаю, все будет хорошо, вот увидишь, — Тони по-матерински нежно обняла девушку, позволяя той выпустить все свои чувства, точнее малую часть того, что девушка может сейчас выплеснуть, не осознавая всего до конца. Те банальные слова, что произносила Антония не могли помочь девушке, не могли решить ее проблемы или, например, повернуть время вспять, исправив, возможно, величайшую горесть ее жизни. Зато она могла быть рядом, огородить ее в эти минуты от кошмара, который ворвался в ее жизнь так стремительно. Своим голосом она была способна принести хоть немножко спокойствия, ведь слова сейчас значили не так много. — Послушай, все наладится, потом будет лучше, — как мантру, продолжала мисс Андервуд, убеждая девушку в том, что действительно когда-нибудь станет правдой. Не сейчас, не завтра, но точно когда-нибудь.
Антония вспомнила, как умер ее отец. Спокойно, мирно, во сне, рядом со всем своим самым любимым — библией и портретом жены. Его жизнь оборвалась неожиданно и очень быстро, не принося ему никаких мучений,никакой боли и никакого ужаса. Этот молодой человек умер молодым, его ожидала счастливая и долгая жизнь, полная любви и счастья Но смерть таким жестоким образом оборвала будущее, которое уже никогда не исполнится. Справедливо ли это? Он мучился, страдал, его уход не был таким легким, как у бывшего судьи Андервуда. Почему все это происходит именно так? Человек, который заслуживал боль и страдание, человек, который должен быть почувствовать страх неизвестности, ушел легко и просто. Тот, кто еще не успел совершить ничего плохо, не успел сделать ошибок, насладиться жизнью, почувствовать счастье, не просто умер, но еще и страдал, покидая этот мир. Где здесь справедливость? Снова Тони убедилось, что нет в этом мире такого понятия, как «справедливость», есть только суровая жизнь и неважно, кто руководит ей, все равно с людьми играют жестокие шутки.
Терпеливо, Антония позволяла девушке рыдать на ее плече. Мисс Андервуд ласково гладила девушку по волосами. Всхлипы незнакомки были остры, как нож и ранили Тони в самое сердце. Ей неизвестно сколько страданий ждет еще впереди несчастную. Возможно она сама завтра станет жертвой несчастного случая? Или будет совершать в будущем такие поступки, которые невозможно оставить безнаказанными. Но сейчас Антония изо всех сил мечтала помочь ей, забрать хоть грамм страданий девушки, чтобы облегчить ее ношу.
— Я не знаю почему такое произошло, — ответила на вопрос Антония. Был ли он риторический? Неважно, девушке необходимо услышать то, что так спокойно и так сочувственно говорила молодая женщина. — Я не знаю почему так происходит, но ты должна быть сильной и должна примириться с тем. Что в жизни всегда происходит что-то плохое! — Тони крепко сжала руку девушке, отработанный жест участия, сочувствия в эту минуту был как никогда искренним. — Но нужно вспоминать то хорошее, что случалось с тобой... и с ним. И вспоминай об этом, думай об этом и тогда он никогда не уйдет.

Отредактировано Antonia Underwood (2017-06-22 18:32:28)

+1

6

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngЛюди умирают — это непреложная правда жизни, с которой сложно поспорить, даже если отчаянно хочется — доказывать своё до хрипоты. Говорить, что нельзя, нельзя забирать тех, кто только начинает жить, да и вообще каждый человек кому-то дорог. В какой-то степени эгоистично, но что делать тем, кто остаётся? Как учиться справляться с этой болью? И пускай говорят, что время лечит (это утверждение даже недалеко от истины), но какую цену нужно за это заплатить? Сколько слёз выплакать, сердечных ран залечить? И пускай для кого-то смерть — избавление, то вряд ли она является таковой для окружающих. Доротея, к примеру, сейчас чувствовала себя опустошённой; словно кто-то выкачал из неё всю жизненную энергию. Но это она — девушка, которая знакома с Дэвидом не так уж давно, а что будет с его близкими? Его родителями, которые души в сыне не чают? В младшей сестре, для которой он заключает в себе практически целый мир, являясь опорой, защитой и лучшим другом? Что будут делать эти люди, как они справятся со своим горем, когда так тяжело Доротее? Как справится она сама?.. Впрочем, мысли её сейчас путались, не получалось сформулировать их во что-то чёткое, конкретное.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngИ вот сейчас ей, совершенно несчастной, разбитой и опустошённой, кажется, словно всё это — кошмарный сон, и надо очнуться как можно скорее, пока не стало слишком плохо. Да куда уж хуже? Душа ведь болит. Не верила, что такое бывает, но, оказывается, вот оно — то самое чувство, о котором в книгах пишут! Глупая, глупа, недоверчивая Дора. А сейчас — что ей делать сейчас? Уж лучше сон, в котором Дэвид жив, чем реальность, в которой он мёртв. Слёзы катились по щекам, не переставая; Джонс глотала их, слизывая солёную влагу с губ, часто моргала, как будто мир вокруг расплывался — а ведь так оно и было.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Почему не нужно..? — лепетала она, стискивая руки в кулаки и расслабляя их. Раз, два, три, четыре... Так больно. Почему моральная боль ощущается физически, сваливается на тело тяжёлым грузом, придавливает собой так, что дышать сложно? Доротея задыхалась от захлестнувших её эмоций: боль, страх, досада, всё смешалось, а голова и вовсе закружилась. Девушка даже не заметила, насколько крепко вцепилась в одежду незнакомки, словно и она, эта добрая душа, может уйти, исчезнуть, как мираж. Как всё в жизни Дороти. Как Дэвид. — Но он же... Он там один. — несколько мгновений она всё ещё порывалась отправиться на поиски молодого человека, а потом то ли в ступор впала, то ли смирилась с тем, что её не пустят. Руки валлийки обхватили незнакомку; русоволосая прижалась к девушке так, словно та была последним человеком на земле — самым важным и дорогим. А ведь сейчас, в данный момент, именно так оно и было: одна она совершенно точно не справилась бы с тем, что свалилось, словно снег на голову. А он там и правда один — на холодной земле, и ему больно, ему ведь так больно... Никто не заслуживает подобной участи, и Дора вообще не понимала, как же так случилось. Да, мотоцикл — это всегда опасно, но парень был достаточно осторожен... Что же произошло на этот раз?..
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна плакала, плакала, плакала, не в силах успокоиться; всхлипы звучали то громче, то тише, но были полны боли и отчаяния. И плевать, как это выглядит со стороны, как на них смотрят люди — валлийка не замечала ничего и никого вокруг, только слушала успокаивающий голос молодой женщины и думала, как же может быть хорошо, если вот она тут, а он — мёртв? Человек, у которого всё впереди... Должно быть?
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png— Но ведь он... Ему... — всхлип, — Всего... Семнадцать! Семнадцать... — семнадцать. Господи, как же он молод... Доротея не заметила, как они снова пошли — как не заметила, куда именно. Ей было всё равно. Только бы чувствовать тепло чьей-то руки в своей и знать, что она не одна. Слёзы, казалось, не заканчивались, но теперь её шумная истерика сменилась тихим, молчаливым горем, и Джонс, кусая губы, никак не могла сфокусировать свой взгляд на чём-то одном. Опомнившись на мгновение, она спросила, едва шевеля губами: — Куда мы идём? — но вопрос был продиктован скорее нежеланием молчать, чем искренним любопытством. Куда бы они ни шли, это бессмысленно — Дэвида всё равно не вернуть. Дороти трясло, но сейчас она была хотя бы в состоянии куда-то идти, да вот только куда? Впрочем, это действительно не так уж и важно. В глубине души она была благодарна этой доброй блондинке за то, что та была рядом — совершенно незнакомый человек хотел помочь, но пока что эта мысль не до конца оформилась в русоволосой голове. Негативных эмоций было гораздо больше, и они подавляли эту положительную. Что же теперь делать?.. Она понятия не имела, как с этим жить дальше. Люди как-то живут, как-то справляются, но она ни разу с подобным не сталкивалась, и теперь совершенно растерялась. Как же всё-таки несправедливо! Но вряд ли приходилось говорить об этом понятие, когда в игру вступает случай.

Отредактировано Dorothea Jones (2017-07-17 23:07:25)

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » would it hurt to die?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC