Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » it's Vegas baby


it's Vegas baby

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2whfQ.gif http://funkyimg.com/i/2whfN.gif http://funkyimg.com/i/2whfP.gif
Jennifer Lopez - Let's Get Loud
it's Vegas baby
Erida Prescott, Barry Prescott
Сентябрь 2014; Лас-Вегас, штат Невада, США
Просто Эрида. Просто Барри. И просто "Это Вегас, детка!".

Отредактировано Barry Prescott (2017-08-10 17:58:04)

+6

2

♫ Wilco - How To Fight Loneliness

В правом углу экрана ноутбука активно замигал значок, сообщающий о прибытии нового письма на почтовый ящик. Всплывающее окно любезно продемонстрировало краткую информацию об адресате, и Барри, в этот момент как раз активно дожевывающий свой обеденный бургер, едва не поперхнулся.
Потребовалось около пяти минут, несколько глотков любимой кока-колы, да картошка-фри в качестве закуски, дабы инспектор Прескотт относительно пришел в себя, и не начинал нервно дергать пальцами обеих рук по гладкой столешнице при виде сакральных строчек. Казалось бы, ну что могло до такой степени лишить самообладания обычно относительно сдержанного мужчину? Увы, но ответ прост, и даже примитивен, каковыми оказываются все проблемы нашей жизни при детальном осмотре. Два слова, и наш молодой и добродушный "Брюс Беннер" мигом превращается в огромного зеленого монстра, готового крушить все на своем пути. Благо, Халка в Арденау вполне могли успокоить пончики из ближайшей от полицейского участка пекарни, и именно туда Барри и отправился, закрыв крышку ноутбука и даже не думая открывать злосчастное письмо. По крайней мере, не сейчас.
Прогулка позволила мозгам немного проветрится, и, вернувшись на рабочее место, инспектор не стал откладывать дело в долгий ящик, догадываясь, что неприятных последствий ему едва ли удастся полностью избежать. Оставалось лишь по возможности уменьшить сопутствующий ущерб, а Боги свидетели, у Бартоломью подобный опыт в жизни уже имелся.
Итак, что у нас имеется по факту? По факту у нас имеется Джон Прескотт, который в теории должен был сейчас находится где-то в Америке. Но, судя по письмо, которое колдун прислал своему старшему и единственному сыну, этот самый мистер Джон, Прескотт, разумеется, остановился в мотеле, совсем недалеко от Арденау, и упорно наставил на встречи. Барри скрипел зубами, да так, что сводило скулы, и готов был начать писать гневный ответ, но внезапно сам же себя и остановил. Да, он может отказаться, но отец умеет быть упрямым, когда очень сильно чего-то хочет. Проделать путь до Британских островов его сподвигла явно чертовски важная, в его личном понимании, разумеется, причина. Если увидеть сына не получится, Джон отправиться дальше. И если не Эрида, так мама окажутся под прицелом этого подонка, а Барри никак не мог этого допустить.
Кратко пропечатав время и место, детектив откинулся на спинку стула, и, проведя указательным пальцем по подбородку, и с задумчивым видом покосился в окно. Накрапывал дождик, а в голове Барри постепенно рождался план. Несколькими кликами проверив возможность его реализации, Прескотт тут же приступил к реализации первого этапа, суть коего заключалась в "долгожданной" встречи с папенькой.

Невзрачная забегаловка возле заправки, той самой, которая содержала мотель, ставший временным пристанищем для гостя из-за океана, встретила полицейского тишиной, хотя несколько посетителей сидело за столиком в самом отдаленном от входа конце. Наметанный взгляд Барри тут же определил, что компашка явно замышляет что-то не совсем законное, но не стал вмешиваться - в конце-концов, он явился в это подозрительное местечко совсем не в качестве представителя закона.
Его взгляд быстро наткнулся на знакомую, но уже успевшую заслониться в памяти легким туманом фигуру, и лицо тут же помрачнело, а руки невольно сжались в кулаки. Кашлянув, Барри приблизился, опускаясь на стул, и пристально уставившись на сидевшую напротив фигуру.
- И?
Джон скривил губы в подобии улыбки, помешивая ложкой мутное содержимое небольшой белой чашки. Кажется, это был кофе, но с уверенностью младший Прескотт утверждать не мог.
- Может, хотя бы соизволишь поздороваться? - отец склонил голову, слегка сощурившись. Барри тут же стало не по себе. Удивительно, но даже сейчас, когда вся пелена спала, а подростковые комплексы, в теории, остались позади, этот человек одной своей фразой, одним кивком головы мог заставить сына испытывать неловкость. Как тогда, много лет назад, с надрывом в голосе заявляя, что отпрыск ни на что полезное негоден, и окончательно его разочаровал.
Виновный только в том, что умудрился родится без магических способностей, Барри постарался отгородиться от невеселых детских образов, и, облокотившись локтями о столешницу, не спешил проявлять ни капли любезности.
- Быстро говори, зачем явился, у меня много работы.
- Мне нужно видеть Эриду, - слегка помедлив, Джон все же ответил, резонно предположив, что раз сынишка его теперь коп, то наверняка вооружен, и может быть даже опасен. С защитой магических амулетов, сделанных лично для него заботливой сестрой.
- Этого никогда не будет, - отчеканил Барри, собираясь уже было встать, но отец успел вцепиться длинными пальцами за локоть. Да с такой силой он вцепился, что Прескотт даже дернутся не успел. Молодой мужчина выдохнул, возвращаясь на место, и правой рукой освобождаясь от неприятного прикосновения.
- Ты не имеешь права прятать ее от меня. Ни ты, ни твоя мать, - голос Джона стал низким, и даже якобы угрожающим, но Барри это не проняло. Он усмехнулся.
- Только не говори, что через столько лет в тебе проснулись отцовские чувства. Надумал ее втянуть во что-то? Завидуешь, что она, в отличие от тебя, более чем успешная ведьма? Только попробуй ее тронуть хоть пальцем, тогда я...
- И что ты сделаешь? - Джон снова щеголял кривыми зубами, даже не пытаясь скрыть издевки в голосе. - Ты же ни на что не годен, жалкий человечи...
Договорить старший Прескотт не успел, потому как Барри был уже на ногам, что есть силы хватая родителя за изрядно так помятый шиворот. Ну а дальше... Дальше стоит вспомнить метафору с Халком, и все быстро встанет на свои места.

Барри устало переступил порог их с Эридой квартиры уже ближе к вечеру. Костяшки пальцем все еще покалывали, кое-где даже можно было разглядеть едва заметные ссадины, но, в общем и целом, мужчина выглядел хорошо. А если сравнивать с неким господином Джоном, то и вообще отлично.
Да, буквально несколько часов назад он набил морду собственному отцу, и не испытывал ровным счетом никаких угрызений совести по этому поводу. Кроме, пожалуй, одного - давно пора было это сделать. Но едва ли сегодняшний инцидент в самом деле стоит считать актом давно затаившейся вендетты. Прескотт не собирался этого делать, все случилось само собой.
Тогда, в пылу драки, Барри даже не заметил, как его сознание отключилось, зато стройным потоком хлынули воспоминания. Вот ему девять, и отец уверенным рывком толкаем мальчишку в ледяное озеро. На дворе февраль, а он без теплой куртки. Помнится, после этой попытки Джона проявить в нем магические способности, Барри провалялся с ангиной недели две.
А вот уже двенадцатое день рождение отгремело, и велосипед, которым младший Прескотт до этого уверенного рулил, резко сворачивает влево. Барри, разумеется, равновесия не удержал, повалившись на обочину, содрав себе лицо и заработав ушиб локтя, боль от которого тут же со всей силы пронзила сознание. Отец стоял неподалеку, и не спешил помогать - тогда еще мальчик не мог сказать с уверенностью, была ли это вина Джона, но уже потом, проанализировав события, и поглядывая на шрам на правой лодыжке, оставшийся после того случая, быстро сложил два и два.
Мистер Прескотт был искренне разочарован неудачами сына, и решил прибегнуть к последней, самой отчаянной, мере. Барри до сих пор в кошмарах иногда чувствует, как горло душит едкий дым, и слышит, как где-то там, за стенкой, кричит Эрида. А он беспомощно молотит в дверь, и умоляет отца прекратить. Видя в ответ равнодушное лицо, и алчный взгляд, в котором уже постепенно начало отражаться понимание, что и в этот раз все напрасно.
Да, Прескотт совершенно не стыдился того, что встретил родителя так невежливо. Более того, он даже хотел было пожалеть, что, дескать, мало папеньке досталось, но право слово, не настоящий же он Халк. Так, гипотетический. Как бы то ни было, Барри подозревал, что на этом история не закончиться. Что Джон хочет увидеть Эриду, и он ее увидит. Все, что остается делать Прескотту - свести шансы этой крайне нежелательной встречи до возможного минимума. И вот тут то как раз в силу и вступает вторая, и куда как более приятная, фаза плана, пусть и поспешно разработанного, но от того не становящегося менее гениальным.
- Мы едем в Вегас! - жизнерадостно сообщает Прескотт вальяжно развалившейся сестре, которая с аппетитом поедала попкорн и с интересом поглядывала на экран телевизора. Удивленно вскинув брови, Эрида перевела взгляд на брата, и приоткрыла рот. Но Барри не собирался слушать никакие контр-аргументы, а потому поспешно вскинул ладонь, пресекая тем самым любые споры. - У тебя отпуск. У меня отгулы. На несколько дней хватит. Да и когда это мне приходилось уговаривать тебя на очередную авантюру? - Прескотт скептически фыркнул, бросая рабочий пиджак на спинку ближайшего стула. - В любом случае, билеты я уже купил, так что собирайся! Выезжаем в три часа утра.
Эрида, подскочив с дивана, и рассыпав при этом попкорн по всей комнате, что-то там начала говорить, но Барри не слушал. Через полчаса оба с усердием приступили к сборам, благо, умение путешествовать налегке явно являлась семейной чертой.
Напоследок написав сообщение матери, вкратце обрисовывая ситуация и предупреждая о возможном визите нежданного гостя, Барри прилег поспать пару часиков, но у него совсем ничего не получилось, потому как раздавшийся со стороны кухни грохот и мертвого мог бы при необходимости поднять из могилы. Просто Эрида захотела приготовить им в дорогу сендвичей, и слегка не рассчитала. Что ж, питаться фаст-фудом едва ли будет для них в новинку, и оставшиеся пару часов они кое-какие пытались привести кухню в порядок. Но в итоге бросили этого неблагодарное занятие...

В шесть утра Прескотты уже сидели в самолете, и заказывали себе выпить. Барри так и вовсе хотел было разойтись, но все же вовремя остановился. Почти вовремя. Тем не менее, полет прошел более, чем успешно - они много смеялись, что-то там обсуждали, и в итоге разработали план, о подробностях которого поведаем позже. Разработала, конечно же, Эрида, ведь Барри, как полицейский, даже подумать о подобном не мог! Хотя ладно. Тот факт, что на территории США у него не было никаких полномочий, пусть немного, но все же смягчал тот грех, который Прескотт вот-вот собирался взять на душу. Исповедь по нем плачет, право слово.
Однако, многие согласятся с уроженцами Нью-Джерси, что хотя бы не попытаться обдурить казино - само по себе грешно. Конечно, даже идиот понимает, чем это может быть чревато, но ведьма Эрида, или не ведьма? А Барри просто красивый. И умеет широко улыбаться.
Очутившись в гостинице, немного отоспавшись и протрезвев, Прескотты переоделись, и вот уже, при всем параде, замаячили на пороге казино. На Барри был вполне себе приличный, пусть и не очень дорогой, костюм. Красное же платье Эриды могло свести с ума любого, но хук справа старший брат уже успел потренировать, потому горе тем смельчакам, кто решит в открытую продемонстрировать свое "безумие".
Оглядываясь, на первый взгляд ничем не отличающаяся от других посетителей парочка подошла к игровому столу. Барри кашлянул, перебирая фишки, и делая первую ставку. Эрида совсем скоро была рядом, сжимая в руках два бокала с виски.
- Ну, за нашу сегодняшнюю удачу, да, дорогая? - поиграв бровями, Прескотт сделал глоток, отмечая качество напитка, а после отставляя бокал в сторону. Он с нетерпением замер, ожидая, сработает ставка, или же нет.
И вот тут в плане как раз и начиналась та фаза, где во всей красе должна была вступить Эрида. Барри едва заметно покосился в сторону, вновь потянувшись за выпивкой.

+3

3

Телефонный звонок разбудил Эриду без малого в шесть утра. Ведьма проморгалась, нащупала смартфон и преувеличенно бодрым голосом человека, который, конечно же, не спал и совершенно не собирался этого делать, ответила. Звонил турист – уже немолодой и достаточно степенный американец, чтобы по возможности перенести запланированную экскурсию в Котсуолдс: его супруга слегла с температурой, и не могло идти речи, чтобы везти ее на территорию Оксфордшира и Глостершира, где она пока будет не способна насладиться «выдающейся естественной красотой».
Вылезая из-под одеяла и пытаясь найти в тумбочке блокнот с графиком, мисс Прескотт интересовалась, не нужно ли подсобить приезжим с поиском врача и покупкой лекарств. Ее вежливо поблагодарили за предложенную помощь, но сказали, что со всем справятся сами. «Точно?» - прижимая телефонный аппарат плечом к уху, подозрительно переспросила ведьма. На том конце телефонного провода рассмеялись: «Сразу видно, что вы американка. Англичане удовлетворились бы отказом, но мы так не можем. Если у нас спрашивают дорогу, мы предпочтем проводить человека до места, чтобы убедиться, что он не заблудился. Не волнуйтесь, врач уже приходил и все лекарства я купил. Но, если понадобится помощь, обещаю позвонить». Эрида тоже рассмеялась: «Ловлю вас на слове». После она замолчала ненадолго, перелистывая страницы блокнота: «На этой неделе, к сожалению, не получится. Может быть, следующие выходные, если вы не уезжаете?» Мужчина огорченно вздохнул – страну они с женой покидали в будущую субботу, и, видимо, его мечта увидеть «старую добрую Англию» так и останется всего лишь мечтой. Эрида неловко переступила с ноги на ногу и тоже вздохнула: «Приезжайте весной, там и скачки будут, и в последний понедельник мая – «Сырная гонка». Эта забава появилась еще лет двести назад: ежегодно с вершины холма скатывают трехкилограммовую головку сыра, за которой бросаются все желающие. Кто первым слетит с холма – тот и получает сыр. Люди со всего света приезжают посмотреть. Не поверите, но мне кажется, что главные фанаты – австралийцы», - тараторила ведьма, чтобы хоть немного утешить собеседника и убедить его, что в следующий раз поездка будет гораздо лучше. (К слову, на будущий год они с женой и правда приехали снова и были в диком восторге от посещения Котсуолдса, а «Сырная гонка» понравилась им не меньше, чем нравится австралийцам).
Мисс Прескотт положила трубку и с довольным урчанием растянулась на кровати, даже не подозревая, что на самом деле над ней нависла огромная тень и что ей лучше бы покидать вещи в рюкзак и действительно свалить из Арденау на пару дней. Но она не имела ни малейшего представления о том, что отец приехал по ее душу, не вспоминала о нем вообще и думала о совсем других, будничных и естественных, вещах. Блаженная мысль, что можно поспать еще не час, а парочку, шла рука об руку с другой – о нескольких, внезапно освободившихся днях, которые можно было даже назвать отпуском, и деньгах, уплывших прямо из ее рук. Проворочавшись и так и не уснув обратно, ведьма приготовила брату завтрак. На самом деле серьезный завтрак в их с Барри доме был огромной редкостью. От английского, традиционно состоящего из двух яиц, двух полосок бекона, двух сосисок и подогретой консервированной фасоли, оба Прескотта обычно воротили носы и солидарно провозглашали, что лучше хлопьев и тоста с арахисовым маслом еще никто ничего не придумал и вряд ли когда-нибудь придумает. Но на сей раз Эрида заморочилась с панкейками, которые щедро полила кленовым сиропом, и даже сварила кофе. А потом, когда она проводила страшно удивленного кулинарными подвигами брата на работу и позвонила договориться об отмене брони в гостиницах, Прескотт вышла на тропу войны. Воевать она собиралась не с соседями, не с инквизицией и не с теми, кто дискриминирует ведьм. Воевать она собиралась с самым отвратительным явлением на свете – с грибком, который уже некоторое время не только бич южной Европы, но, увы, и старушки Англии, где слишком дорогое отопление и неподъемные цены на дрова для камина, ну, и камины – опять же! – не во всех домах водятся. Как только начинало холодать, плесень выползала в ванной комнате из всех щелей и старалась захватить территорию в считанные дни. За несколько лет Эрида уже неоднократно выводила ее магией и читала нараспев заклинания, которые должны были предотвратить новое явление, но… Магия, видимо, могла все, но только не уничтожить окончательно и бесповоротно грибок, который переживет не только ядерную войну, но даже тараканов, выживших в упомянутой ядерной войне. Хорошо хоть, что плесень не хлопала глазками и не умела бегать, как бундимун в книгах про мальчика-который-выжил. Хотя, может, и плохо, что до домашнего вуайериста грибок не дорос – все веселее было бы, зарядка, а не топтание на одном месте.
Маленький генерал Эрида Прескотт, закрутив волосы в пучок и включив погромче музыку на ноутбуке, решительно ушла на фронт. Подпевая Нейлу Ханнону и его «Песне для Десятого» (I’ve had a merry time with you wooooooooowoow! Лучше всего - и громче по совместительству – у нее получался кусок с уооооу, естественно), она распрыскивала раствор хлорки из пульверизатора, чтобы удалить грибок на швах между плитками. Неравный бой был долгим, но настроя хватило не только на него, но и на последующие сражения уже с бардаком в квартире. К вечеру уставшая и крайне довольная собой Эрида сделала попкорн и плюхнулась на диван смотреть «Как я встретил вашу маму» - ситком нелепый, как все ситкомы, и в то же самое время такой житейский и такой понятный, что не любить его ведьма просто не могла.
Вот тут-то домой и явился Барри. Не размениваясь на приветствия, брат, ввалившийся в комнату, громко именуемую гостиной, жизнерадостно объявил: «Мы едем в Вегас!» Эрида отвела взгляд от экрана телевизора, приподняла бровь и сняла ногу со спинки дивана, перетекая в сидячее положение. Спорить с братом ведьма не собиралась, но только он выставил вперед руки, защищаясь от всех возможных контраргументов, ей страшно захотелось поартачиться и перечислить миллион причин, почему в Вегас они поехать не могут. Слетев с дивана, она все-таки попыталась выяснить, что за спешка, откуда столько энтузиазма, но Барри ее не слушал. Этим Эрида и воспользовалась. Она нахально сунула брату в руки опустевшее ведро с попкорном и, кивая на рассыпанные кукурузные зерна, заявила: «Ну, ты же соберешь все?» - и ретировалась в комнату. Правда, через секунду ее голова снова оказалась в дверном проеме:
- Вообще-то это будет леген – подожди-подожди! – дарно! – подняв в воздух указательный палец, процитировала она Барни-красоту и скрылась с глаз, чтобы вновь достать сумку, которая, ведьма считала так еще утром, ей в ближайшее время не пригодится.
Собралась ведьма в рекордные сроки, о которых обычно могут только мечтать мужчины, наблюдающие за сборами окружающих их женщин. Правда, Барри уже прилег и даже, кажется, задремал и не мог оценить супер-скорость. Но выдающиеся кулинарные таланты, запальчиво решила Эрида, он оценить в дороге сможет…. В общем, сил своих ведьма не рассчитала, сандвичи не получились, брат проснулся, и до утра они оба хохотали и убирались в ожидании больших приключений…

… Эрида любила Англию и хорошо ее знала, но так и не смогла до конца к ней привыкнуть. Ей не хватало простоты, легкости в выражении эмоций и солнца – всего того, что в достатке было в Америке. Счастливо втянув родной воздух носом, первое, что сделала ведьма, вернувшись на Родину, подбежала к незнакомой девушке и искренне сказала: «У тебя клевое платье». Девушка разулыбалась и поблагодарила, а мисс Прескотт улетела в стратосферу от счастья и мысли, что в Арденау на нее посмотрели бы как на душевнобольную, а в Лондоне и вовсе вызвали бы скорую. Но здесь, дома, такое поведение было в порядке вещей и воспринималось окружающими на «ура». Следующее, что сделала ведьма, - побежала в туалет на заправке. И нет, ей не приспичило по нужде. Она просто очень порадовалась смесителю, а не вот этой байде с двумя кранами, когда в общественных местах предлагалось смешивать воду прямо в раковине. Последняя особенность Англии бесила ее, пожалуй, больше всего и заставляла возмущенно спрашивать: «А вдруг до меня там мыл руки кто-то, кто только что в жопе пальцем ковырялся?» Представить, конечно, чопорного британца, ковыряющимся в жопе, - сложно, но у Эриды с воображением проблем не было.
Следующее, что сделала ведьма, когда они с братом уже проспались в гостинице и отдохнули, притащила им брендовые наряды. И это был еще один плюс Америки. Здесь все брали шикарные вещи на мероприятия, гуляли в них, а после праздника возвращали в магазин и получали назад свои деньги. Самое примечательное, что никто и никогда даже не спрашивал о причинах возврата. Ответ и так очевиден: «Это мне все равно больше не понадобится». Но на конкретный вечер Эриде и Барри действительно нужно было что-то такое-эдакое, чтобы пустить пыль в глаза.
Ведьма поотмокала в ванной, сделала укладку и накрасилась, делая акцент на губах, а после превратилась в принцессу, надев поистине волшебное красное платье в пол. Из украшений она позволила себе только цепочку с кулоном, свисающим до середины открытой спины.
- Ну, как? – спросила она, выходя из комнаты и поворачиваясь перед братом, хотя и знала, что для него и так всегда самая лучшая и самая красивая. Брат присвистнул, вызывая у ведьмы довольную улыбку, и она тут же повисла у него на шее, после чего помогла с бабочкой. Когда оба были готовы, мисс Прескотт оперлась на руку старшего брата, и в точно таком же положении вплыла вскоре с ним в казино.
Брат выкупил фишки и, кивнув Эриде, отошел к рулетке. Эрида же сходила в бар и взяла им по бокалу виски, хотя прекрасно осознавала, что ей было бы приличнее не пить ничего крепче вина. Покачивая бедрами и ловя на себе заинтересованные взгляды, ведьма протиснулась к брату и передала ему один из бокалов. Подошла она как раз вовремя – Барри делал ставку. Она прищурилась, глядя, как шарик бежит по игорному столу. Не вызывая ни у кого подозрений и не шибко обращая чужое внимание на этот незатейливый жест, Эрида прищелкнула пальцем по стенке бокала. Шарик остановился. Ставка Барри оказалась выигрышной. И следующая тоже. И еще одна.
- Новичкам везет, - обворожительно улыбнулась ведьма французу, который стоял по правую от нее руку и завистливо удивлялся чужому выигрышу. Она прильнула к брату и потерлась щекой о его руку. Барри чуть повернул голову, ласково улыбнулся и сделал еще одну ставку, пока еще не играя по-крупному и словно бы робея. Кто же из окружающих мог предположить, что он точно знает, что не может проиграть? А он это действительно знал. Смелый в своей простоте план «ограбить казино» Эрида предложила брату еще в самолете. Может, на мгновение мистер Прескотт и подумал о том, что сестра шутит или что это вопиющая, возмутительная наглость, но уже очень скоро согласился, что нет ничего страшного и ничего опасного в том, чтобы просто вовремя останавливать шарик. Между прочим, большинство крупье делают это и без магии, говорила ведьма, дурят народ – на этом весь бизнес и строится.
Рулетка крутилась. Ставки росли. На Барри внимательно смотрели. Особенно женщины, которые, кажется, все поголовно в него влюбились. Прескотт поставил все.
Шарик остановился. Прескотт выиграл. В этот момент женщины, которые недавно были просто влюблены в него, уже были готовы встать и уйти за ним на край света. Ну, или хотя бы до ближайшего гостиничного номера.
- Ааааа! – радостно взвизгнула среди всеобщего гомона мисс Прескотт и повисла на шее у брата, целуя того в щеку. – Это невероятно! Горжусь тобой, красавчик! Та блондинка напротив, кстати, очень даже ничего, и глаз с тебя не спускает с самого начала, а не только после того, как ты начал выигрывать, - шепнула она брату на ухо.
И вот тут-то радость испортили. К Барри и Эриде подошли сзади два крупных мужчины в черном. Один из них, к слову, со своим костюмом сливался.
- Молодые люди, пройдите с нами. Только без лишнего шума, пожалуйста, - негромко сказал белый американец, остановившийся рядом с Барри.

Отредактировано Erida Prescott (2017-07-16 03:04:41)

+3

4

Вероятно, в тот день на Барри Прескотта все еще воздействовал адреналин, образовавшийся в его организме с избытком после "встречи" с отцом. Потому что никак иначе объяснить нельзя тот факт, как за одну ночь пусть и любящий иногда подурачиться, но в остальное время соображающий вполне неплохо, полицейский окончательно превратился в идиота.
Он должен был понимать, или догадываться, а еще лучше - знать доподлинно, что в казино, а особенно в тех казино, которые находятся в Вегасе, наверняка присутствует защита от магического вмешательства со стороны клиентов. В противном случае, тогда уж владельцы этих самых заведений считались бы идиотами, а как думаете, насколько долго может продержаться идиот в рамках столь сомнительного бизнеса?
Ну, вот Барри и Эрида Прескотты как раз готовы продемонстрировать весьма поучительные примеры того, как нельзя делать. Даже если очень хочется, все равно нельзя.
Сестра говорила, что заклятие совсем пустяковое, и никто не заметит. Ага, конечно. То же самое, если бы владелец квартиры, пуская внутрь гипотетических арендаторов, и завидев в самый неподходящий момент пробегающую вдоль стенки мышку, начнет утверждать, что, дескать, она ведь меньше крысы, авось ее больше никто не увидит.
Впрочем, виноватых искать можно очень долго, но того факта, что Прескотты в конечном итоге вляпались, причем чертовски сильно, любой из исходов этих замысловатых умозаключений все равно не отменял.
А поначалу ведь события протекали просто вот невероятно волшебным образом. Солидный Барри, очаровательная Эрида, улыбки до ушей, и шарик, всегда останавливающийся очень вовремя. Прескотт сделал глоток из своего бокала, и глянул исподтишка на сидевшего рядом француза, которому явно приглянулась его спутница. Тип ему не очень понравился, возможно потому, что Барри в принципе не очень любил французов. Но сейчас, в любом случае, им с Эридой было совсем не до своей привычной в остальное время роли второго пилота друг у друга.
- Потом, - шепнул Барри, но блондинку все же оценил, даже подмигнул, салютуя бокалом. - Ты бы посмотрела на того завистливого француза. Но учти - если решишь переехать жить во Францию, я буду готов перекрыть Ла-Манш, но из страны тебя не выпущу.
Оба прыснули, тут же возвращаясь к своим баранам, точнее ставкам. Любовные похождения брата и сестры Прескотт это совсем другая история, и расскажем мы ее как-нибудь в другой раз. В данный же момент события развивались чертовски быстро, с той же молниеносной скоростью они еще и накалялись, что Барри даже обернутся не успел, как после очередного его блистательного выигрыша за спинами их обоих нарисовались высоченные амбалы в костюмах.
Говорил тот, что повыше, и по его лицу совсем нельзя было определить, что же он думает, хотя данная информация в любом случае едва ли представляла особую тайну. Барри заметно напрягся, пусть и поспешил улыбнуться, и вполне себе уверенно отстранился.
- А что случилось, позвольте спросить?
Не позволили. Прямо таки железобетонной хваткой схватив Прескотта за локоть, мужик с силой оттащил полицейского от игорного стола. Темнокожий занимался Эридой, практически не оставив той выбора, потому как магия, судя по всему, против этих двоих была бессильна.
- Да... что... вы себе... позволяете?! - слабые попытки Барри поднять шум остались незамеченными. Видать, не самая редкая картина внутри казино - двое чересчур удачных посетителя, которых под белы ручки выводят в неизвестном направлении. - Я полицейский, между прочим!
Последняя фраза возымела эффект, пусть и косвенный. Хмуро глянув на Барри, его конвоир, впрочем, не остановился, и совсем скоро они брели по какому-то ярко освещенному коридору, с пушистым красным ковром вместо паркета, и коричневыми обоями. Прескотта одолела внезапная догадка, почему в обстановке доминирует именно красный цвет, который, если верить психологам, вызывает лишнюю агрессию, но уточнять не стал.
Агрессии, судя по всему, среди местного народа и так хватало.
Через считанные минуты Барри и Эрида очутились в одной из многочисленных комнат. Тут стены были белыми, кафель на полу так же светлый, а вот какие бы то ни было окна отсутствовали напрочь. Зато была парочка стульев, стол, и огромное зеркало. Чем-то напоминало допросную комнату у них в участке.
Был еще один мужчина, стоящий к ним спиной - ростом гораздо ниже своих охранников, но при этом явно давящий авторитетом, потому как последние резко выпрямились по стойке смирно, и разве что честь не отдали.
Барри, впрочем, был смелее.
- Прошу прощения, тут явно произошла какая-то оши...
- Тихо, - негромко сказал неизвестный, наконец-то оборачиваясь в их сторону. Пшеничного цвета волосы торчали в разные стороны, светлая кожа была вся в угрях, нос с небольшой горбинкой, но больше всего поражали глаза. Голубые, словно поддетые каким-то магических туманом. Неужели правда магия? В любом случае, Барри сам не заметил, как его род захлопнулся, и больше он ни слова произнести не мог. - Кто тут у нас сегодня...
Мужчина, возраст которого было трудно определить, но едва ли больше сорока, обогнул стол, внимательно всматриваясь сперва в лицо Барри, а затем останавливая свой взгляд на Эриде.
- Этот сказал, что он коп, - наконец-то подал голос один из охранников.
Мужчина в ответ хохотнул.
- Да, он правда работает инспекторов в каком-то городишке на севере Англии. Тут он безвреден. Усаживайте обоих на стулья. И наручники.
У Барри по спине пробежались мурашки. Переглянувшись с Эридой, он скорее по инерции приземлился на стул, и почувствовал, как вокруг запястий защелкиваются наручники. Звук в этот раз был особенно неприятный, и какой-то слишком оглушительный, слово выстрел пистолета прямо над ухом.
- Он бесполезен. Жалкий человечишка, - пробормотал мужчина, ни к кому конкретно не обращаясь. Охранники отошли к двери, и, сложив руки за спиной, стояли неподвижно, будто статуи, которых, казалось бы, даже фонтан крови, льющийся прямо на их макушки, едва ли потревожит. - А вот эта сладенькая ведьмочка уже куда более интересный улов. Думала, я не учую твою магию?
Он склонился вплотную, едва ли не утыкаясь носом в щеку Эриды. И уже в следующее мгновение проводил мерзким, слизким языком у нее за ухом.
- Эй, ты сволочь! Не трогай ее! - наконец-то сбросив оцепенение, Барри вот прям как был, вместе со стулом, повалился в нужный бок, задевая мужика, и слегка отодвигая стул, на котором сидела Эрида, вправо. Благо, сама она не упала, и была пусть ненадолго, но все же лишена не самой приятной компании. Плечо неприятно ударилось об кафель, но голову удалось уберечь от серьезных травм. Хотя, может и не следовало, глядишь ума прибавилось бы.
Охранники оказались тут как тут, без особо труда поднимая Барри и ставя стул на место. Один из них вопросительно глянул на своего начальника.
- Какой дерзкий. И как же это ты внезапно стал столь активным? Защитные амулеты? - на его губах заиграла мерзкая улыбка, а лицо стало каким-то... масляным, скользким. Такие бывают у маньяков из самого трешового фильма ужасов. - Сестра потрудилась? Да, я уже смог прочитать, что вы родственники.
Он кашлянул, делая несколько шагов в сторону двери, сверяясь при этом с часами. С золотым, поблескивающим в лучах искусственного света, ролексом.
- У меня дела, но я скоро вернусь. А вы пока посидите, подумайте над своим поведением.
Дверь скрипнула, открываясь, затем захлопнулась вновь, и щелкнул замок. Благо, охранники тоже ушли, но перспективы оставшихся внутри пленников тоже были не очень радужными.
- Я так понимаю, магия не работает? - обратился он к Эриде, дожидаясь короткого кивка. - Лааадно...
Зажмурившись, и даже высунув язык от напряжения, Барри приступил к очень деликатным манипуляциям, ведь, упав вместе со стулом, умудрился ухватить с пола случайно завалявшуюся скрепку, которую заприметил еще ранее. А ведь любой уважающий себя коп должен уметь снимать наручники и при отсутствии ключа.
Тихий щелчок, и Прескотт уже может с облегчением вытягивать перед собой запястья. Поспешив освободить и Эриду, он встал прямо посреди комнаты, внимательно вглядываясь в злополучное зеркало.
- И есть какие-то идеи, как нам отсюда выбираться?

+2

5

Хорошо освещенный коридор, по которому вели брата и сестру Прескоттов, почему-то заставлял Эриду представлять, что она уже вступила в круг света в самом конце туннеля, и свет этот действительно знаменовал собою приближение поезда, готового смять идущих ему навстречу людей. К слову, на этом перегоне поезду, наверное, довольно часто попадались люди: в какой-то момент уборщикам надоело драить стены и полы, и они попросили управляющего выкрасить первые коричневой краской и укрыть вторые красными, глушащими звук шагов коврами, на которых кровь не так сильно заметна. Хотя, конечно, не исключено и то, что цвет покрытий выбран специально для большего раззадоривания подвижного состава. Как бы то ни было, перспективы неприятные, но пасовать перед лицом трудностей Ри не привыкла. Ведьма чуть слышно вздохнула и, закусив губу, скосила глаза на своего провожатого.
Она сконцентрировалась и напряглась, желая перегнать силу в кончики пальцев и засадить в конвоира обездвиживающим заклинанием, но ничего не произошло. Вот тогда-то девушка растерялась и конкретно так приуныла. Для нее было столь естественно и нормально всегда и во всем полагаться на магию, что отсутствие оной приводило в ступор. Это чувство напоминало о временах, когда нужно было отвечать на занятиях: ты вроде все учил и прекрасно владеешь материалом, но с учебником, закрытым и заложенным пальцем, держишься и говоришь гораздо увереннее, черпая силы в одной только возможности подглядеть при необходимости. Так и здесь: теоретически с большей частью жизненных напастей мисс Прескотт могла бы справиться, но с колдовством оно все как-то быстрее и надежнее. А теперь что? А теперь патовая ситуация. И Эрида начала думать, что если бы она сотрудничала с Церковью, то навредить ей, конечно, было бы не сложнее, но вероятность огрести потом за это от клириков – все-таки немного выше. Она снова вздохнула и малодушно пообещала не то себе, не то кому-то незримому, находящемуся нигде и везде одновременно и способному услышать мысль любого существа на земле: «Если останусь живой, обязательно получу патент». Впрочем, нужно заметить, что обещание это ведьма давала не впервые, но всякий раз, когда ей удавалось выбраться из передряги, оно уже не имело ценности, и все стремление к совместной работе с отцами-инквизиторами сводилось на нет мыслью: «Ох, и придет же такая глупость в голову!» И хотя по жизни мисс Прескотт довольно трепетно относилась к своему честному слову и не нарушала его, в данном случае, считала она, имеющего форму и силу слова она никому не давала, а значит, свободна от обязательств.
Оступившись на пороге и чудом не сломав каблук, ведьма скорее ввалилась, а не вошла в глухую комнату с белыми кафельными стенами. Общий вид помещения напомнил Эриде допросную в участке Арденау, только обычно, ожидая брата, она наблюдала за происходящим не изнутри, а с обратной стороны стекла. Вот бы и сейчас оказаться по ту сторону стены… Ведьма зябко потерла руки и скосила глаза на Барри, решившего взять слово. Держался полицейский уверенно и даже смог напустить на себя вид оскорбленной невинности, страшно возмущенной сложившимся положением дел.
Договорить мистеру Прескотту не дали: прерванный на середине слова, он еще шевельнул губами, но с них не слетело больше ни единого звука, несмотря на то, что каждая пуговица на одежде была зачарована его сестрой на защиту. Ри, как обозленная кошка, сузила глаза и дернулась вперед в отчаянном желании хотя бы выцарапать глаза обернувшемуся обидчику, но ее словно пригвоздило к месту взглядом незнакомца. Глаза у него были неприятные, белесые, а взор казался отсутствующим из-за клубящегося в них магического тумана, вот только почему-то Эрида ни на секунду не усомнилась: колдун абсолютно все видит и замечает. По его невыразительной команде служащие подтолкнули Прескоттов к стульям, грубо усадили, надавив на плечи, и защелкнули на запястьях откуда-то появившиеся наручники. Ведьма недовольно шевельнула плечом: в иных обстоятельствах наручники могли служить приятным дополнением, но явно не теперь. Она зло исподлобья уставилась на колдуна, от всей души желая ему сгореть на этом самом месте вотпрямщас, но тот, к сожалению, не пожелал умереть от самовозгорания и явно получал от происходящего удовольствие. Извращенец хренов! Еще и на личности перешел, наслаждаясь преимуществом. Урод. И шаг у него был мягкий, крадущийся, как у зверя, уже загнавшего жертву и смакующего собственный танец. Ри, насколько это было возможно, следила за его передвижениями взглядом, но потом он скрылся из поля зрения, заставляя ведьму нервничать. Ожидавшая нападения, она все равно непроизвольно вздрогнула, когда голос незнакомца раздался над самым ухом. Девушка сглотнула и напряглась, когда горячее дыхание коснулось ее щеки, а потом, когда склизкий язык со всех сторон неприятного ей человека прошелся по шее, содрогнулась уже всем телом. Барри, с которого слетели чужие чары то ли от гнева, то ли все-таки из-за защитной магии, подобного произвола допустить не мог. Брат всегда приходил ей на помощь. Отец и мерзкий тип, стоящий за спиной, могли снисходительно относиться к нему и не брать в расчет «жалкого человечишку», но Эрида всегда чувствовала себя защищенной в обществе старшего брата, несмотря на то, что в нем не было ни капли магического таланта. Правда, на сей раз она, зная, что свободы передвижения не предвидится, испуганно воскликнула: «Барри, нет!» Только возражений обозлившийся Прескотт не слышал. Он целенаправленно опрокинулся набок вместе со стулом, задевая колдуна и тот стул, на котором сидела младшая сестра, чтобы немного отодвинуть ее и оградить от опасности. «Что это даст? – нервно билось в мозгу у Эриды. – Отсрочка всего лишь. Но его же сейчас убьют, его сейчас убьют!» К горлу комом подкатила одуряющая паника, и возникло ощущение, что вот-вот этот человек из казино размозжит Барри голову. «Как не допустить? Как не допустить?!» - судорожно соображала ведьма и не могла придумать ни одного варианта, никакого, идиотского даже для нее, плана. «Можно попробовать сказать, что он ничего не сможет сделать Барри, что мой брат защищен чуть меньше, чем Пентагон… нет, не получится, этот мудак же смог лишить его речи…»
Но мудак, как оказалось, ничего делать не собирался. По крайней мере, сейчас. Может, у него действительно были какие-то еще дела, и ему не хотелось из-за спешки комкать развлечение. Барри привели в вертикальное положение, затем комната опустела, и неумолимо щелкнул замок. На короткое мгновение повисла тишина: Прескотты переводили дух. Барри первым нарушил молчание. Эрида виновато взглянула на него и коротко кивнула, не желая озвучивать, что не может колдовать.
- А ты что делаешь? – очень тихо спросила ведьма, глядя, как меняется выражение лица Бартоломью и как коротко и резко двигаются время от времени у него плечи. Вскоре что-то щелкнуло, и молодой мужчина невозмутимо положил наручники на стол. Эрида не удержалась и удивленно присвистнула, округлив глаза, а через считанные минуты и сама оказалась свободна. Она машинально потерла левое запястье и поднялась. Барри уже стоял на середине комнаты и думал, как бы отсюда выбраться. Ри подошла ближе и ткнулась лбом в лопатку старшего брата, признавая за собой вину в случившемся: это же она придумала «гениальный» план и подвергла их опасности, хотя должна была понимать, что без дополнительной охраны казино долго бы не продержалось на плаву. Вот только стенать и говорить о сожалениях времени не было. Она еще раз легонько боднула брата и встала с ним плечом к плечу, потирая подбородок.
- Интуиция подсказывает, что нам туда, - наконец сказала Эрида, бесцеремонно тыча указательным пальцем в сторону стекла. Она очень сомневалась, чтобы то можно было разбить стулом, но одна идея все-таки появилась. – Дай-ка мне запонку, пожалуйста, - развернув руку ладонью кверху и требовательно пошевелив в воздухе пальцами, попросила Ри. Барри приподнял брови, но спорить не стал, вытащил из петель рубашки застежку и положил ее на ладонь сестры. – Моя магия заблокирована, но здесь она есть… Очень похоже, что зеркало зачаровано. Если это действительно так, то от соприкосновения с ним запонка может активизироваться, решив, что на нее направлено заклинание, которое нужно отразить. Конфликт магии должен уничтожить эту преграду. Теоретически… Я очень надеюсь, но не уверена, - закусив губу, пояснила Эрида и швырнула запонку вперед. На какой-то момент показалось, что ничего не произошло, но застежка словно прилипла к стеклянной поверхности, а через секунду по той поползли трещины. Осколки хлынули на пол, освобождая новый проход. Эрида выдохнула, отирая лоб, прошла вперед, подняла запонку, чтобы отдать ее мистеру Прескотту, и очень скоро принялась очищать низ деревянной рамы от острых остатков стекла.
- Подсади меня, - попросила ведьма, которая могла бы перелезть и без помощи брата, если бы только была не в платье. Барри помог ей, а после перемахнул следом, оказываясь в комнате, похожей на предыдущую, но гораздо более комфортабельно обставленную. Кожаный диван, несколько кресел и низкий кофейный столик – такое чувство, что здесь собирались, как в VIP-зале кинотеатра и наслаждались тем, как пытают людей в соседнем помещении. Эрида огляделась, отмечая, что дверь находится не с той стороны, с какой была в комнате, где их держали. Она решительно подошла к двери, но, прежде чем опустить ручку, обернулась к Барри.
- Нас же видели не все служащие? Если вдруг кого увидим, напусти на себя очень важный вид и скажи, ну, не знаю, что ведешь проститутку боссу. Надеюсь, я еще выгляжу, как девочка по вызову высокого класса? – неуверенно спросила ведьма, оправляя прическу.
Потом она толкнула дверь, за которой простерся куда более уютный коридор, где, вероятно, людей обычно не мочили. Камер, как и в первом коридоре, тут не висело: вероятно, по понятным причинам здесь предпочли сделать «слепую» зону. Было пусто. Барри и Эрида переглянулись, решая, в которую сторону идти, и негласно пришли к одному мнению: сообразно любимой шутке, что им всегда надо налево, налево молодые люди и пошли. Хотелось верить, что лестница, ведущая к служебному выходу, где-то в этой стороне. И еще хотелось верить, что в этот самый момент никто за ними не наблюдает, устраивая для пленных голодные игры.
- Вот бы найти этого козла, - негромко сказала мисс Прескотт, - и вырубить. Уверена, это он меня заблокировал. Потеряет сознание, я верну силы и устрою ему, - пыхтела ведьма, но стихла, когда прямо по курсу открылась дверь и в коридор вышел еще один крупный мужчина в костюме.

Отредактировано Erida Prescott (2017-09-29 02:07:26)

+2

6

Барри и Эрида, когда случалось так, что они оказывались в полной заднице, а история показывает, что подобное отнюдь не редкость, имели одну обоюдную черту, взращенную в обоих, очевидно, еще с очень давнишних времен, уходящих своими корнями в период глубокого детства. Оба Прескотты никогда не опускали руки.
Ситуации случались чертовски безнадежными, и сегодняшний случай в Вегасе, пожалуй, вот-вот грозится выбиться в лидеры. Запертые черт знает где, охраняемые магией, но при этом сами не в состоянии ее использовать, молодые люди должны были противостоять довольно мощному колдуну, и это было... неприятно. Или, что скорее, даже страшно. Но Прескотты ведь храбрецы, верно? Ха-ха! Я смеюсь в лицо неприятности. А потом прячусь, пока она не пройдёт! - поспешная мысль мелькнула в голове бравого полицейского, когда тот молчаливо наблюдал за манипуляциями Эриды, при этом изо всех сил стараясь держать себя в руках и не поддаться порыву в самом деле куда-нибудь спрятаться, да подальше.
Конечно, Барри ни за что и никогда не признается, что в тот момент существенно так струхнул. Он знал, и очень хорошо это понимал, что паника делу не поможет, и что если они с сестрой хотят отсюда выбраться, держать себя в руках необходимо. Но, черт бы их всех побрал! Ведь сами же заявляют, что с "жалкого человечишки" нечего брать, и он скорее выступает обузой.
Барри глубоко вздохнул, чувствуя, как Эрида очутилась рядом, и уткнулась лбом в спину. Он скосил взгляд, и едва заметно улыбнулся, прекрасно зная, что таким вот молчаливым образом сестра показывает, что ей жаль. Решительно распрямив плечи, Прескотт развернулся к ведьме лицом.
- Отставить самобичевание. Вот обещаю, что через пару часов мы очутимся в баре, и ты загладишь свою вину, купив мне две лишних порции виски. А еще отыскав для меня ту блондинку, - Барри подмигнул Эриде, как бы резюмируя, что инцидент исчерпан.
Ведь для того, дабы достичь описанную господином полицейским картину, брату и сестре предстояло пройти еще очень долгий и очень извилистый путь.
Который начался с запонки. Эрида, подтвердив выводы Барри о том, что магия здесь блокируется, заявила, что выход вроде бы как есть. Прескотт не стал вникать в подробности ее объяснений, а просто молча протянул запонку, слегка нахмурившись. Конечно, Эрида не была уверена в результате. И конечно же, Барри даже не подумал ее останавливать.
Через считанные минуты оба убедились, что их нежелание в очередной раз соблюдать осторожность помогло им все же достичь нужного результата, а о том, что могло бы случиться в противном случае, Прескотты предпочитали не думать. По стеклу пошли трещины, и совсем скоро осколки повалились на пол, с оглушительным грохотом и треском.
- Это было круто, - совершенно искренне заявил Барри, помогая Эриде пролезть через проем, а после и вылезая сам.
Открывшаяся их взору комната была чуть более приятной чем та, другая, но, составив относительное представление о том, чем собирающиеся здесь люди занимаются, Барри почувствовал, как по спине пробежались мурашки. Эпитеты, невероятно точно характеризующие этих выродков, и мелькнувшие в сознании инспектора полиции Арденау, едва ли прошли бы цензуру, потому забудем об этом. Тем более, что у них с Эридой явно имелись куда более насущные проблемы.
- Когда выберемся отсюда, я доложу на эту шайку-лейку в ФБР, - уверенно сказал Бартоломью, следуя за сестрой в сторону двери. Да так и опешил, стоило Эриде закончить озвучивать собственный гениальный план. - Ты с ума сошла?
Впрочем, оценивающим взглядом фигуру сестры Барри окинул, и вынужден был признать, что идея может сработать. Нахохлившись, и скрестив руки на груди, Прескотт несколько мгновение молчаливо буравил Эриду взглядом. После опять вздохнул.
- Ладно. Будем надеяться, нам повезет.
Они вышли в коридор, и это был совсем не тот коридор, по которому их вели каких-то десять минут назад. Людей на горизонте не виднелось, и Барри даже воспрянул духом - может быть, им прям вот совсем повезет, и получится обойтись без операции с кодовым названием "проститутка для босса".
Но не тут то было.
Послышались шаги, и Барри резко махнул рукой, вынуждая сестру замолчать и остановиться. Панически оглядываясь, и понимая, что иного выхода нет, мужчина поспешил кое-как отряхнуться, и пригладить волосы, после чего подхватил Эриду под локоть, и изобразил на лице широчайшую улыбку.
Сделал он это как раз вовремя, потому как совсем скоро перед ними возникла фигура. Этот хмырь был поменьше тех двоих, которые выволокли товарищей из игорного зала, но тоже своим видом... внушал. И, вероятно, не только страх. Барри сглотнул, прокручивая в голове наспех продуманный замысел. Он продолжал улыбаться, впрочем, очень быстро понимая, что широкоплечий и кареглазый брюнет уделяет ему минимум внимания. И, говоря откровенно, слава всем Богам.
- Кто вы такие и куда намылились? - грубо заявил мужик, уставившись на Эриду.
Прескотт кашлянул, крепче сжимая руку сестры.
- К боссу. Вот, видите... Он захотел приятно провести время, - выдавил из себя Барри, с трудом сохраняя благодушное выражение лица и мысленно резюмируя, что с такими актерскими талантами ему прямая дорога в участники современных реалити-шоу.
- Новенький, что ли? - амбал коротко глянул на Прескотта, и тот в ответ лишь кивнул. - Вы не туда свернули. Я проведу.
Он подмигнул Эриде, и пропустил обоих вперед. Краем глаза наблюдая за его действиями, Барри напрягся, и явно не зря. Не успели они сделать и двух шагов, как мужик нахально схватил своими ручищами Эриду за ягодицы, и нагло при этом ухмыльнулся.
- Думаю, босс не будет против, если сперва я этой кралей развлекусь...
Барри думал, как всегда, не очень долго. Резко заставив Эриду продвинутся вперед, тем самым отдаляя ее от неожиданно возникшего "воздыхателя", Прескотт перегородил тому путь. Пожалуй, полицейскому помог эффект неожиданности, без которого явно пришлось бы совсем туго. Что есть силы зарядив охраннику между ног, Барри заехал ему кулаком по лицу, но уже через пару мгновений ощутил, как его самого без особого труда подхватили за шкирку, и что есть силы ударили спиной о стену.
- Эрида, долбани его по голове чем-нибудь!
Мы ведь говорили, что коридор был другой, и обустроен куда более уютно, верно? Каким-то чудесным образом тут нашлась тумбочка, и на ней стояла ваза. Декоративная, но достаточно тяжелая, чтобы, ударив ею по голове, можно было привлечь все внимание субъекта на себя. Именно это Эрида и сделала.
Отдышавшись за считанные мгновения, Барри вновь налетел на мужика. Схватка была короткой, но насыщенной. Потрепанный, с кровоточащей губой, ссадиной на брови, и внушительным синяком под глазом, Барри попытался поправить безнадежно испорченный костюм, и вынужден был в итоге отшвырнуть ошметки галстука. Не дешевого, между прочим.
- Блондинка больше на меня и не посмотрит, - с улыбкой резюмировал он, тут же скривившись. Шевелить губами было больно.
Вновь послышались шаги, на сей раз их было много. Они с Эридой переглянулись, и, не сговариваясь, кинулись к ближайшей двери. Не той, разумеется, из которой вышли.
Влетев в комнату, оба замерли, дожидаясь, пока шум стихнет. Как оказалось, в их сторону так и не свернули, ибо вряд ли воцарилась бы тишина, обнаружь другие завсегдатаи этого адского места бессознательное тело своего коллеги.
Только сейчас, позволив себе чуть-чуть расслабиться, Барри огляделся.
- Твою ж мать! - он присвистнул, замирая около двери, которая, оказывается, вела в чертовски роскошное помещение, напоминающее своей обстановкой чей-то кабинет. - Уж не в святая святых мы попали? - ухмыльнулся он, вновь ойкнув, и, попытавшись отодраться от двери, почувствовав, как болит правое плечо и левая лодыжка, что оставалось лишь удивляться, как бравый инспектор до сих пор на ногах стоит.

+2

7

Проституток Эрида видела, конечно; и низкого уровня – из тех, кто смело идет к притормозившей машине потенциального клиента, и более высокого класса – уверенно держащихся за столом в дорогом ресторане и ведущих наполненную псевдоэстетством беседу, но не оставляющих при этом никакого сомнения о своей профессии. Видеть видела, но близко общаться или хотя бы просто общаться как-то не доводилось, а потому и представления о правильном врольном поведении имела весьма смутные. Все ее представления, в общем и целом, исчерпывались художественными фильмами. Самый первый опыт сводился к посмотренному украдкой еще в детстве фильму «Честная куртизанка». Помнила оттуда мисс Прескотт не очень много. Пожалуй, помнила она всего-то, что главная героиня ходила со стопкой книжек на голове, чтобы выработать правильную осанку и походку; что у рыжеволосой, как все венецианские девушки легкого поведения, молодой дамы было очень гордое и преисполненное благородства лицо и что самые влиятельные мужчины города начали вставать со своих мест, чтобы перед лицом инквизиции защитить женщину, доставившую им немало удовольствия. Все. На этом память делала ручкой и скрывалась вместе с подробностями в неизвестном направлении. Но образ Вероники Франко и не подходил под обстоятельства: в конце концов, саму Эриду сюда «пригласили» явно без необходимости еще и беседы беседовать. Так что обращаться пришлось ко второму знакомому с детства образу – Вивиан Уорд и ее «тебя обнимают сколько-то там сантиметров счастья». Ну, то есть мисс Прескотт постаралась сделать вид одновременно и доступный, и с намеком на глубокий внутренний мир и наличие чувства собственного достоинства. Последнее очень явно проявилось, когда бугай, которого в иных обстоятельствах ведьма могла бы даже счесть привлекательным, схватил ее за задницу. Эрида вздрогнула и резко обернулась, забывая, что вообще-то ей полагается взглянуть на посягнувшего на ее сомнительную честь мужчину со смесью пафосного презрения («Я сюда для более достойных приглашена, идиот») и оценки («А вдруг все-таки и тебе по карману?»). Но исправить положение ведьма не успела, да и исправлять что-либо уже было бесполезно – вперед выступил Барри, который мог еще вытерпеть определение сестры как девушки из эскорт-службы, но реальных посягательств на нее хрен пойми от кого стерпеть уже не мог. И хук справа у него был, надо признать, ничуть не хуже, чем у Ричарда Гира. Объективно говоря, намного лучше! Но и противник попался гораздо крупнее актера, сыгравшего Фила. Так что принцессе все-таки пришлось идти на помощь рыцарю.
Тяжелую декоративную вазу Эрида схватила одновременно с призывом мистера Прескотта садануть чувака чем-нибудь по голове. О том, что таким увесистым предметом декора и убить можно, Ри, привычно сначала действующая, и не подумала, как не подумала, что ударить можно и под коленку, например. Но повезло. То ли силенок не хватило как следует вдарить, то ли голова у бугая была из чугуна сделана. Однако время было выиграно, Бартоломью перевел дыхание и отправил врага в нокаут. Эрида привалилась спиной к стене и смотрела на потрепанного брата, пытавшегося хотя бы условно привести себя в порядок. Получалось у него хреново.
- Никакого тебе виски в баре, - с притворной скорбью протянула Прескотт. – Мы вообще с сегодняшнего дня в режиме строгой экономии… я рассчитывала вернуть твой костюм в магазин, но он так выглядит, что у меня его и нищие теперь не возьмут… даже если сверху приплатить. Зато, - девушка вскинула бровь, - ты ошибаешься, и блондинка-то как раз очень даже купится. Ты же выглядишь как герой, которому срочно нужна доза утешения. А утешательная способность, - выразительно отмеряя руками размер груди, о котором сама Эрида могла только лишь мечтать, - у нее ого-го какая, даже я заценила.
Барри прыснул и тут же негромко охнул, непроизвольно поднося руку к саднящим губам. Он, может, и хотел что-то ответить, продолжая словесную пикировку, но покой мистеру и мисс Прескоттам только снился: приближающийся топот не оставлял сомнений, что пора куда-нибудь делать ноги. Спрятаться в легко просматриваемом коридоре было негде, кроме как за одной из немногочисленных дверей. Не сговариваясь, к ней брат с сестрой и кинулись. Они притаились в сомнительном укрытии, стараясь лишний раз даже не дышать. Казалось, что там, в переплетении коридоров, не люди, а какое-то мифическое существо, способное различить любое движение и среагировать на малейшую вибрацию воздуха. Но, конечно же, никто не был привлечен ни теплом тел, ни запахом страха, ни рваным дыханием. Опасность миновала, и неизвестные так и не прогрохотали ботинками мимо двери, забаррикадированной только лишь спинами Прескоттов.
Только теперь глаза у Эриды начали видеть. Нет, конечно же, ведьма и до того не теряла способность воспринимать окружающий мир, но, занятая другими проблемами, она смотрела вокруг и ничего толком не осознавала. А осознавать было что…
Помещение было роскошным. Несколько аляповатым и безвкусным (кто же мешает барокко и модерн, не понимая, что кресло в стиле Буль и лампа от Тиффани не должны жить рядом друг с другом – они могут сосуществовать вместе только в антикварном магазине, как котята на передержке), но очень дорогим. Мисс Прескотт шагнула вперед, с интересом озираясь.
- Похоже на то, - протянула ведьма, подходя к довольно-таки грузному столу – явный новодел «под Чиппендейла», но из хороших пород дерева. Это вам не IKEA, где обычно закупались Прескотты, если им нужна была какая-то новая мебель.
Без всякого смущения Эрида начала хлопать ящиками, открывая и закрывая их. В одном она обнаружила ворох бумаг, которые просмотрела мельком, ничего в них не понимая и потому не особо проникаясь содержанием. В другом рядом лежали пистолет и презервативы. Пистолет она всучила брату, мол, не помешает, а на презервативы скривилась: «Фуууу». Против резины она, правда, ничего не имела, но одна мысль о том, что кто-то занимается сексом с белоглазым мерзким колдуном, вызывала отвращение. В третьем ящике нашлась… банальная аптечка с лекарствами от кашля, головной боли, изжоги и поноса – все, как у всех. Зато один из последних ящиков был заперт на ключ, что страшно возбуждало любопытство. Оглядев столешницу и обнаружив скрепку, Прескотт разогнула ту и пошерудила в замочной скважине. Получилось у нее не так эффектно, как у Барри с наручниками, и провозилась она гораздо дольше, но все же ящик поддался и открылся. В нем обнаружился гримуар, спрятанный под несколькими папками с досье на клиентов. Этой находкой Прескотт заинтересовалась больше всего и, плюхнувшись в хорошо сохранившееся барочное кресло, открыла книгу. Она сама не знала толком, что ищет, но женская интуиция, работающая даже без магии, подсказывала, что секрет силы владельца казино хранится где-то на этих страницах. Чуйка не подвела. И пока Барри осматривал смежные комнаты, Эрида докопалась до создания двух занятных артефактов: один из них увеличивал силу своего создателя, когда тот находился в относительной близости, а другой позволял распознавать чужие способности и при необходимости ставить на них блок.
- Барри! – позвала ведьма брата. – Я, кажется, кое-что интересное обнаружила.
Когда всклокоченный Прескотт нарисовался в непосредственной близости, Эрида повернула книгу переплетом к себе, а страницами к нему.
- Вот если бы ты был преступником, где бы ты спрятал эти две стеклянные херовины, - она перегнулась вперед, тоже зачем-то заглядывая в книгу и тыкая пальцем в изображение конуса и сферы, - которые мешают приличным ведьмам колдовать?
В общем-то, ответ был прост: такие важные вещицы должны храниться в сейфе. Оставалось только этот сейф найти. Эрида приступила к поискам с бо-о-ольшим энтузиазмом. Они вместе с братом отгибали углы ковров, простучали паркет в самых подозрительных местах, даже под диванчик заглянули. После на этом самом диванчике и сели очень грустные. Сидели и, нет, увы, не курили, смотрели на картину – она была что-то очень похожа на картину «Мост Чаринг-Кросс, Лондон» Моне, украденную пару лет назад, но, наверное, все же была подделкой.
- А может?! – в один голос спросили Прескотты, переглянувшись, и на перегонки бросились к картине. Отодвигалась она элементарно – вообще старомодно крепилась на петлю и открывалась, как дверь. И за этой художественной дверью крылся металлический ящик.
- Ты же можешь с этим справиться? – неуверенно протянула Эрида, смутно представляя брата уж совсем на темной стороне силы. – На крайний случай у тебя есть вторая запонка…
Эх, не было на них Судьи с того света – имечко-то какое говорящее! – любезно уточняющего: «Вам не говорили, что любопытство может быть смертельным?» В данном случае, в прямом смысле всего этого набора слов. Потому что знакомый, но оттого не более приятный голос со спины уточнил:
- Вам помочь?

Отредактировано Erida Prescott (2017-11-27 21:08:44)

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » it's Vegas baby


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC