Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 годов

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
набор закрыт

Стоя на пороге дома, в котором родилась, Эльфрида испытывалась чувство приятной эйфории, смешанное с нервозностью. Все это клокотало где-то внутри, в груди, подступая комом к горлу и заставляя ведьму изредка подавлять икоту. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » поймай меня, если сможешь


поймай меня, если сможешь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/bc/7b/a2/bc7ba210a1365f4791a1c8a61679461a.gif
http://24.media.tumblr.com/09c0b0540ed3e4ecb3f9fff5f4ee09cc/tumblr_n08297PliR1ru3jqfo4_500.gif

поймай меня, если сможешь
Aurora LaRosa & Rainer Könning
28 февраля 2017 года, г. Верона (Италия), дом ЛаРоза
11.02.2017 в пригороде Манчестера было найдено расчлененное тело девушки с признаками насильственной смерти. При осмотре места происшествия были обнаружены следы, свидетельствующие о том, что девушка была расчленена в ходе магического обряда. Позже была установлена личность потерпевшей - Италия Уорвик, молодая ведьма из Манчестера. Полиция Соединенного Королевства в сотрудничестве с клириками проводят расследование по факту убийства. В ходе расследования детективы к числу подозреваемых добавляют гражданку Итальянской Республики Аврору ЛаРоза, родную тетку Уорвик. Таким образом, теперь в это дело вмешивается Интерпол. Для проведения следственных действий и отработки версии в Италию был направлен сотрудник Интерпола - Райнер Кённинг.

Отредактировано Italy Warwick (2017-03-22 00:00:35)

+1

2

[NIC]Aurora LaRosa[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/kRMJI.png[/AVA]
Играл похоронный марш Шопена. На лицах, окружавших гроб, была печаль, тоска, скорбь. Лицо Авроры выражало недоумение. Про себя она множество раз повторила одно и то же: «Что пошло не так?». Что пошло не так? Молчаливый вопрос касался отнюдь не официальной причины похорон, хотя…
Все были одеты в черное. ЛаРоза ценила в черном цвете его многозначительность. Этот цвет несет в себе пустоту, страх, загадку, тайну, бесконечность. Черный цвет впитывает в себя абсолютно все цвета, а потому люди предпочитают черный цвет в одежде, когда хотят скрыть все свои эмоции. Они считают, что в черном платье или костюме будут выглядеть нейтрально, никто не увидит их горя, или их радости, а может их безумия. У многих черный цвет ассоциируется с похоронами, так как именно на таких мероприятиях на небольшой территории собирается максимальное количество людей, желающих надеть на себя максимальное количество черного цвета. Он красноречиво передает настроения каждого присутствующего. ЛаРоза любила черный цвет, а значит её нахождение здесь подкреплялось не только традиционной необходимостью, но и эстетическим удовлетворением. Хоронили Италию Уорвик, 27-летнюю девушку, потомственную ведьму. Её сфера деятельности определила и соответствующий контингент, присутствующий здесь. Ведьмы, клирики, лица неопределенного статуса, родственники. Последние находились в меньшинстве: Аврора и Астерия ЛаРоза, Феб и Изабелла Грациани – тетка, кузина, дедушка и бабушка соответственно. Других родственников у Италии Уорвик не осталось. Церемония была формальностью: девушку хоронили в закрытом гробу, а значит никаких прощальных взглядов на её облик не было. Аврора была весьма опытной в похоронах родственников. Меньше года назад она «потеряла» супруга. ЛаРоза усмехнулась. Весьма забавно, ведь никто до сих пор не догадался, что потеряться ему помогла она же сама. И теперь, спустя почти год, Аврора ЛаРоза снова надевает черное платье. Жаль только, что на этот раз она запачкала руки зря.
Гроб опустили в землю и все пришедшие по очереди стали бросать в яму горсть земли. Когда прощальная церемония закончилась, все направились в дом Италии на окраине Манчестера. Теперь этот дом по наследству перешел к ближайшему родственнику Италии – Изабелле Грациани. Мать Авроры даже не собиралась заниматься этим имуществом, а значит скоро дом будет выставлен на продажу. Аврору продолжал мучать один единственный вопрос: «Что пошло не так?». Что пошло не так…?
Аврора ЛаРоза всегда весьма ревностно относилась к благам, которые имели чистокровные ведьмы. Женщина вместе с сестрой-близнецом росла в чистокровной семье, однако похвастаться тем же не могла. Их законный отец не был их биологическим отцом. Изабелла Грациани не отличалась верностью и в очередной раз её беглая влюбленность на стороне закончилась беременностью. У Феба и Изабеллы не было совместных детей и последняя уговорила супруга оставить этих. В результате родились две дочери-близняшки: Веста и Аврора. Они всегда были как белое и черное, ангел и демон. Веста была Солнцем в их семье, а Аврора – её черной тенью. Так продолжалось до тех пор, пока Веста не сбежала за неделю до своей свадьбы с колдуном из Англии. С тех пор в их семье не стало Солнца и всё внимание переключилось на ту, которая всегда оставалась в тени – Аврору. К слову, жених Весты тоже достался ей. Тот самый жених, которого Аврора закопала в прошлом году.
Аврора всю жизнь ненавидела свою мать за то, что та родила её от обычного колдуна. Она смотрела на то, как мать из года в год выглядит, казалось бы, только моложе, а сама Аврора стареет. Однажды, при «инвентаризации» древних гремуаров семьи Грациани Аврора узнала об одном древнем обряде, который проводился для возврата молодости. Его уже давно никто не использовал и техника его проведения давно позабыта. Суть этого обряда состоит в том, что его исполнитель убивает человека, в котором течет кровь исполнителя, и возвращается в тот возраст, в котором находился на момент смерти убиенный, перенимая его. Конечно же, Аврора заинтересовалась этим обрядом и навела про него некоторые справки. В старину ради такого обряда ведьмы специально рожали детей и убивали их, чтобы вновь становиться детьми. Весьма жестоко, даже по её мнению. У Авроры был только один ребенок: Астерия. Но убить свою дочь она не могла. Как бы сильно женщина не хотела вернуть свою молодость, смерть родной дочери того не стоила. И тут ведьма вспомнила ещё об одной родственнице, в которой течет её кровь: Италии Уорвик, дочери её покойной сестры-близнеца Весты. Последняя, как и её дочь, была нежелательным довеском в их семье. Италию было не жалко. Более того, Италию было не жалко даже спустя два года тесного общения, которым семья ЛаРоза окучивала её, дабы отвести от себя дальнейшие подозрения. Аврора неоднократно посылала Астерию в Великобританию, чтобы та сдружилась с кузиной.
11 февраля 2017 года труп Италии Уорвик был найден в лесу Манчестера. В расчлененном виде. Аврора очень не хотела пачкать свои руки подобным образом, она же леди. Но ритуал того требовал. Подробности произошедшего были известны только Авроре. Астерия помогала ей, но к ритуалу ЛаРоза старшая её не допустила. Аврора отчетливо помнила каждое мгновение этого события. Было очень просто заманить Италию в лес. Она, как и чокнутая Веста, после фразы «Мне нужна помощь» сразу же мчалась туда, куда ей скажут. Вроде бы умная девочка, так и не поняла, что в полнолуния в лесу просто так не гуляют. Аврора помнила, как сочилась её кровь. Это выглядело мерзко, грязно, противно. ЛаРоза терпеть не могла вид крови, но желание выглядеть молодо брало верх. Она не хотела расчленять Италию, но того требовал ритуал. И всё равно что-то пошло не так… Что?
Аврора взглянула на своё отражение в зеркале. Всё та же 47-летняя женщина, всё те же морщины, всё та же стареющая кожа. Что. Пошло. Не. Так.
Когда прощальный вечер подошел к концу и гости разошлись, Аврора направилась в гостиницу. Она не собиралась проводить эту ночь в доме Италии Уорвик. На следующий день они отправились домой – в Верону. Все формальности должен был уладить юрист. Перелет прошел спокойно. Аврора с дочерью жила отдельно от своих родителей, в доме, доставшемся от покойного супруга. Календарь показывал, что сейчас 15 февраля. Полиция довольно быстро идентифицировала личность Уорвик. Аврора рассчитывала на более длительные поиски, видимо, кто-то заявил о пропаже девушки раньше, чем о ней планировала заявить ЛаРоза. Пока что всё было спокойно. Аврора знала, что не нужно слишком активно вмешиваться в расследование, иначе это влечет за собой определенного рода подозрения. Нужно сохранять естественное поведение.
28 февраля 2017 года в их дверь постучались.

Отредактировано Italy Warwick (2017-03-24 20:03:15)

+1

3

- Красивая… - Райн с сожалением отложил фотографию молодой девушки на край стола. Русые волосы и большие, открытые глаза теперь навсегда отпечатались в памяти колдуна. Их учили не вникать в дела, не принимать все слишком близко к сердцу, чтобы не дать чувствам взять верх над холодным разумом. Но иногда попадались дела, особенные дела, на которые невозможно было смотреть сквозь пальцы. Те, что запоминались навсегда, врезались в память, как одни из самых ужасных, даже можно сказать – чудовищных.
Растерзанный труп молодой девушки в лесу под Мачестером был одним из таких. Дело передали в Интерпол, как только полиция установила личность убитой. Италия Уорвик, родившаяся на территории Великобритании, итальянка, как и говорило ее имя.
- Ее уже отправляют домой, - Аллард положил трубку и привычным движением руки убрал лезущие в лицо волосы.
- Угу, - задумчиво протянул Кённинг, все еще не отводя взгляда от фото. На ней Италия – жизнерадостная молодая девушка двадцати семи лет с планами на будущее, которым уже никогда не суждено сбыться.
- Эй, - Алл встал со своего места и присел на край стола напарника, отвлекая Райна от полета в облаках. – Давай начнем сначала. У нее были враги?
- На сколько можно верить ее окружению – нет. Она долгое время работала на Церковь… Кстати, что говорят клирики? – Райнер постучал по столу ручкой, которую все это время вертел в руках.
- Ничего, - Уидман покачал головой и кудри снова разлетелись в разные стороны. – Ты же знаешь церковников – они не любят делиться информацией. Скорее всего тоже ведут свое расследование…
- Нам было бы проще работать вместе, - Кённинг пожал губы.
- Кто ж спорит, - Алл громко хмыкнул, всем видом показывая, что имел он всех в виду.
- Если это кто-то со стороны ее… работы, - Райн поднял брови и бросил ручку на стол, - И клирики нас опередят, мы никогда не достанем виновного.
- А со стороны семьи? – Уидман резко развернулся и стал копаться в бумагах, словно кое-что вспомнил.
- Они все в Италии.
- Не.. все, - Алл обожал дробить предложения. – Взгляни. Аврора ЛаРоза, ее родная тетка по матери. Два года назад она внезапно, - Аллард сделал особое ударение на последнем слове, - прониклась особой любовью к племяннице, хотя всю ее жизнь отрекалась от нее как могла. К тому же на момент убийства она как раз была на территории Британии.
- Покажи, - Райнер вскочил с места и схватил протянутый лист бумаги. – Хм, и ее дочь, Астерия, тоже была здесь. Думаешь, это кто-то из них? А мотив?
- Это ты мне скажи, брат, - развел руками Уидман, - Ты у нас по части колдунов. Ты же видел труп, либо это какой-то серийный маньяк, либо это своего рода ритуал. – Подобных случаев до этого не было – агенты все тщательно проверили и не только на территории королевства.
- Я краем уха слышал о чем-то подобном, - Кённинг достал из папки фотографии с места убийства. Как бы не было неприятно на них смотреть, мужчина еще раз окинул их взглядом, пытаясь выцепить то, что упустил в прошлые разы. - In reditu ab adolescentia. Так его называла моя мать. Ритуал возвращения молодости. Говорили, что ведьма может вернуться в возраст убиенного родственника, если все сделать правильно.
- Никогда о таком не слышал, - напарник нахмурился и сложил руки на груди.
- Не удивительно, - пожал плечами колдун, - Я сам слышал о нем лет так двести назад в одной из таверен под Мюнхеном. Мне не было любопытно, но разговаривающие за соседним столом ведьмы и не думали шептаться. На сколько я знаю, наутро они были сожжены инквизицией. Я так и не узнал, успели ли они совершить то, что планировали или только трепались об этом.  – Кённинг сложил все бумаги обратно в папку.
- Значит, у нас есть мотив. – Алл ехидно усмехнулся.
- И подозреваемая. – Райн поддержал напарника.
- Италия, жди нас. – агент поднялся с места, - Я за билетами.

- Кажется, это ее дом, - Алл заглушил мотор и снова поправил волосы. – Недурно.
- Ты еще мой не видел, - усмехнулся Райнер, вспоминая свое помпезное поместье, из которого сбежал при первой же возможности. Подойдя к двери, он настойчиво постучал. Им открыли спустя полминуты. На пороге оказалась женщина, в которой напарники узнали Аврору.
- Здравствуйте, - Кённинг обратился к женщине на английском, - Я агент Кённинг, это мой напарник агент Уидман. Интерпол, - мужчина продемонстрировал свой значок и внимательно пронаблюдал за реакцией мисс ЛаРоза. – Мы хотим задать вам несколько вопросов.

Отредактировано Rainer Könning (2017-04-29 17:04:47)

+1

4

[NIC]Aurora LaRosa[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/kRMJI.png[/AVA]
Аврора была рада гостям только в том случае, если сама их звала и несколько раз повторила о своем приглашении, потому что единичное приглашение в некоторых случаях может означать лишь жест вежливости, а не реальное желание лицезреть этот субъект у себя дома. Сегодня Аврора гостей не ждала, поэтому выждала примерно 30 секунд и специально ставила чашку на блюдце настолько долго, насколько можно было, при этом находясь примерно в 3 метрах от входной двери, на креслах в гостиной, которую самолично обставила год назад, через неделю после смерти супруга. В ее душе царило торжество, а комната выглядела слишком хмуро и её такой расклад не удовлетворял. Когда женщина открыла дверь, на пороге стояло двое мужчин. Один из них начал говорить и из начала беседы ЛаРоза поняла, что к ней пожаловали гости из Интерпола. Даже если бы к ней без приглашения пришла её ненавистная, двадцать лет как мертвая сестра-близнец, она была бы этой встрече более рада, чем встрече с двумя сотрудниками Интерпола. Что это за организация вообще такая? Почему они мелькают в каждой сводке новостей? Это полиция или кто? Чем они вообще занимаются? Какого чёрта они делают у меня дома? В любом случае ей не оставалось ничего другого кроме как впустить в дом этих незваных гостей. Этого требовали как минимум правила этикета. Чертовы правила этикета. - Здравствуйте, агент Кённинг, агент Уидман. - Аврора сделала легкий кивок головой обоим мужчинам. - Проходите. - Женщина жестом указала на кресла, которые стояли в нескольких метрах от входа. Ведьма посчитала, что их дом слишком велик, чтобы каждый раз водить гостей по стометровому коридору и давать им возможность лицезреть все их тайны. Именно поэтому при ремонте Аврора указала дизайнерам на то, что около входа должна располагаться мини-гостиная.
Когда мужчины заняли свои места, ЛаРоза улыбнулась и осмотрела их более внимательно. - Вы как раз успели к чаю. - Женщина подошла к столику, на котором минуту назад оставила чашку с блюдцем и налила по чашечке ароматного Эрл Грея гостям. Когда все приготовления к увлекательной беседе были завершены, ведьма опустилась в кресло и взглянула на того мужчину, который показался ей более словоохотливым. - Чем могу быть полезна? - Аврора догадывалась с чем пожаловали эти незваные гости. Конечно же им хотелось сунуть свой нос в дело Италии Уорвик. Что же, главное вам самим не пожалеть в итоге об этом. Долгие годы тренировок и прошлогодний опыт с погибшим супругом научили Аврору мгновенно находить себе алиби, оправдание, вызывать у себя слезы в моменты повествований о печальной участи погибшего и проявлять прочие признаки, которые свидетельствовали бы о том, что Аврора никакого отношения к делу не имеет. В прошлый раз у неё все прошло удачно и поэтому женщина была уверена в том, что удачно замаскировала все и на этот раз. Тем более, в прошлый раз делом ее супруга занимались куда более опытные следователи, а этим, кажется, не было и сорока. - Хотя, кажется, я знаю, что вас привело сюда. Моя племянница, так ведь? Очень, очень страшная смерть... - Ведьма нарочито подчеркнула ударение на "очень" и опустила покрасневшие глаза вниз, как это обычно делают, вспоминая что-то очень грустное. Авроре сильно стараться не пришлось, было достаточно лишь вспомнить своего маленького котенка Дони, которого переехала газонокосилка пару месяцев назад. Кровь забрызгала весь газон. Садовник, конечно, был оштрафован и уволен с самой отрицательной характеристикой, какую только можно было придумать. Его, скорее всего, не возьмут больше даже в уборщики унитазов в тюрьме, и поделом. - Вы ведь выяснили, что с ней произошло? Хоронили в закрытом гробу... Мы даже не смогли с ней попрощаться, как следует. - Ведьма глянула на мужчин круглыми чистыми глазами, такими, как когда-то смотрела ее сестра - Веста, а затем дочь Весты - Италия, демонстрируя заинтересованность в информации о причинах смерти её племянницы. Аврора знала, что несколько дней назад её мать, Изабелла, звонила в британскую полицию, чтобы спросить, нашли они что-то или нет, но ответ был отрицательным. Мать Авроры интересовалась искренне, так как истинную причину смерти своей внучки Италии не знала. Единственная, кто должна была догадываться о ней - Астерия, но дочь никогда и слова об этом не скажет. Тем более, полиции. Аврора хорошо её воспитала в плане верности матери.

+1

5

Что самое главное в работе полицейского? Ну, или агента, но сути это не меняет. Обязательно ли следовать протоколу? Конечно. Важна ли статистика раскрываемости? Безусловно. Но больше всего Райнер ценит в служителях закона не строгое подчинение и не высокие показатели, а чутье. То самое, которое без видимых на то причин, подсказывает, в какую сторону двигаться, и может ли быть конкретный человек убийцей или он лишь жертва обстоятельств. Можно быть самым блестящим учеником в академии, можно быть любимцем высших чинов, за тобой может стоять кто-то свыше, но, если в тебе нет ничего от ищейки, то тебе не место на оперативной работе. Так, по крайней мере, считал сам Кённинг. Он много раз убеждался, что иногда нужно отойти от строгих инструкций, ведь человеческая жизнь это не алгоритм к действию, а люди – не роботы, а живые материи с собственным, уникальным разумом. 
Женщина слегка кивнула, пропуская мужчин в дом. Легкая полуулыбка коснулась уголков ее губ, но не затронула глаз, что свидетельствовало о том, что госпожа ЛаРоза была отнюдь не рада гостям. Впрочем, ей стоит отдать должное – ведьма держалась так, как подобает настоящей леди, на агенты сделали вид, будто не заметили этой напускной вежливости.
В мини-гостиной, куда проследовала троица, было тихо и уютно. Райнер пробежался взглядом по книжной полке, выуживая скудный ряд фоторамок. Конечно, дом был достаточно огромен, чтобы делать выводы по одной небольшой комнате, однако, ни на одной из фотографий Кённинг так и не обнаружил улыбчивой русоволосой девушки.
- Благодарю, - немец удобно уселся в кресле, но к предложенной чашке чая так и не притронулся. Однажды он уже имел дело с последствиями подобного поступка, и теперь тридцать раз подумает, прежде чем что-то есть или пить в гостях у ведьмы. Аллард же уже посербывал чаек, всем своим видом показывая, что только и ждал, чтобы его чем-нибудь угостили.
- Именно, - колдун улыбнулся, пристально глядя в глаза итальянке. Нужно было отдать ей должное – женщина мастерски держалась, ее голос не дрожал, а взгляд не метался в сторону. Обычно так ведут себя невиновные. Или искусные лжецы. Кем на самом деле является миссис ЛаРоза, сейчас и предстояло выяснить. – Мы еще выясняем, - уклончиво ответил на вопрос Райн. - Расскажите нам об Италии Уорвик. Какие у вас были отношении с племянницей? – в отличие от остальных своих коллег, Кённинг не доставал блокнот для ведения записей. За долгие годы службы (и жизни) мужчина натренировал память, чтобы запомнить детали, полученные при подобных беседах. Куда более важно было читать эмоции с лица подозреваемой в убийстве.
- А как к кузине относилась ваша дочь? - мужчина деловито нахмурился, словно вспоминая что-то, - кажется, ее зовут Астерия? – Райнер прекрасно помнил, как зовут дочь этой женщины, ведь на имя этой девушки был взят обратный билет до Италии, как раз через два дня после убийства Уорвик. Но прикинуться дурачком было лучшей из тактик колдуна. Немногие воспринимали его всерьез, ведь на вид ему было далеко не триста с гаком. Именно подобное поведение зачастую давало мужчине фору, располагая к себе и заставляя подозреваемых расслабиться и совершить ошибку.

+1

6

[NIC]Aurora LaRosa[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/kRMJI.png[/AVA]
Когда агент Кённинг начал задавать вопросы, началась худшая часть этой встречи. Но между тем, они были вполне стандартными. В первую очередь полицейские выясняют у родственников взаимоотношения, а затем самый банальный вопрос: "Где Вы находились в тот вечер?" Конечно же Аврора уже имела тысячу и один вариант того, где она находилась в тот вечер, учитывая, что тогда она была в Великобритании. Они ведь не планировали застать её этим вопросом врасплох? Если планировали, то им придется изрядно потрудиться, чтобы опровергнуть её варианты развития событий, ведь как всем известно, существует такое понятие как презумпция невиновности, по которой все сомнения толкуются в пользу подозреваемого. Пока стопроцентно не будет доказано, что Аврора находилась в день смерти Италии в Манчестере, последней видела племянницу и имела неопровержимый мотив, они не смогут приговорить её к наказанию. Ведь, если уж на то пошло, может она действительно невиновна? По той версии, которую должны будут проглотить эти сотрудники Интерпола.
- Хм, отношения с племянницей... Скажу честно, они не были теплыми. Все-таки её мать сбежала из нашей семьи ради какого-то нечистокровного колдуна из Великобритании за неделю до свадьбы: вся семья тогда была в шоке. Я долгие годы была обижена на сестру за это предательство и, может в этом и моя вина, но после того, как мы познакомились с Италией, я так и не смогла стать для неё той тетей, какой могла бы быть. - Аврора отложила чашку в сторону. Говорить о том, что у них были теплые, искренние чувства было бы откровенно глупо. Всем в округе было известно, что семья практически ненавидела Весту и её муженька за то, что последняя опозорила их за неделю до свадьбы. Между тем, семья Грациани быстро нашла решение: выдать замуж вторую дочь. Конфликт с семьей ЛаРоза тем самым был улажен. - В последние годы мы пытались забыть старые обиды и наладить отношения с Италией. Инициатором стала моя мать, Изабелла. Она захотела поближе познакомиться с внучкой. Почувствовала родную кровь. Не знаю, почувствовала ли её я... - Аврора задумчиво глянула на пол. Она действительно не знала, почувствовала она её в итоге или нет. Для обряда нужна была именно родная кровь, поэтому на сознательном уровне у неё не было сомнений в родственных связях между ними, но вот на чувственном уровне... Наверно, нет, раз ведьма решилась так зверски расправиться с собственной племянницей. Вряд ли это можно назвать проявлением родственных чувств. Разве что в каком-то слишком извращенном смысле.
- Чего не скажешь о моей дочери. Астерия очень прикипела к кузине. Она несколько раз жила у неё непродолжительное время. Мне казалось, что они подружились. Но это можно понять: современное поколение более свободно от предрассудков. Тем более, она была не особо в курсе истории Весты и восприняла Италию как счастливо обретенную двоюродную сестру. Астерия всегда хотела младшего брата или сестру, но мы с мужем решили ограничиться лишь одним ребенком. Это было решение супруга, он не очень любил детей. - Наличие мертвого супруга было очень выгодно в том контексте, что на него можно было взвалить все свои огрехи, ведь ни у кого не будет возможности поднять его с могилы и спросить: "А это правда?" На самом деле Авроре была не по душе мысль рожать во второй раз. Первый раз оказался очень сложным для неё и она не хотела лишиться жизни из-за ещё одного ребенка, а также плодить нечистокровных ведьм, за что отдельная благодарность её матери, которая подпортила их род своей интрижкой на стороне.

+1

7

Нужно было отдать должное сеньора ЛаРоза – держаться лицо она умела, и рпо себя кённинг отметил эту ее черту. Но сказать однозначно, скрывается ли за этой вежливой холодностью и четко сыгранной скорбью что-то незаконное или Аврора просто не любила убитую и была рада, что по случайному стечению обстоятельств ее не стало, агент не мог. Единственное, что он знал – Аврора далеко не просто человек, а змея, готовая с ледяной улыбкой в миг вонзиться в сонную артерию, стоит только потерять бдительность. Мужчина поменял положение в кресле на более удобное и продолжил.
- Хотите ли Вы сказать, что... не знаю… были рады смерти Италии? – он задал вопрос с такой непосредственностью, словно говорил не о гибели человека, а о проигрыше футбольного клуба. За триста лет Райнер так и не смог спокойно относиться к смерти, хоть она преследовала его всю жизнь. – Позволите мой коллега поговорит с Вашей дочерью? Она дома? – как-то невзначай поменял тему Кённинг. Алл оторвался от чашки и вопросительно взглянул на коллегу. Потом, спустя секунду, он словно что-то вспомнил и, спохватившись, быстро поднялся с кресла.
- Разрешите я пройду наверх? – откланявшись, агент вышел из гостиной, оставляя Райнера наедине с Авророй.
- Убьем двух зайцев одним выстрелом, - пошутил Райн, расплываясь в обезоруживающей улыбке. Подтянув к себе чашку, мужчина коснулся чая одними губами, не делая ни глотка – лишь очередной жест вежливости. – М-м-м, прелестный аромат, название не подскажете? – снова улыбка. – Кстати, - вернув чашку на столик, Райнер передвинулся на край кресла. – Можете сказать, когда в последний раз видели племянницу? Вы были вместе с дочерью? Эта информация очень нам поможет для восстановления событий последних дней жизни мисс Уорвик. - теперь он достал блокнот, но записи вел весьма формально, итак запоминая все, что говорит сеньора ЛаРоза.
- Еще вопрос, мисс... все-таки мисс или миссис? – снова ненужный вопрос для отвлечения внимания, - Могу я поинтересоваться, что вы делали в Британии на момент убийства Вашей племянницы? – агент внимательно следил за реакцией Авроры, но женщина оставалась сидеть с невозмутимым видом. Больше всего Райнер обращал внимания на глаза и руки женщины, чтобы понять, нервничает ли она или совершенно спокойна. – Во время вашего визита в Соединенное Королевство Вы встречались с мисс Уорвик? Она не показалась Вам странной или взволнованной? Может, она говорила Вам или Вашей дочери, что ее кто-то преследует? Понимаю, вопросы могут показаться странными, но даже мелкие детали смогут помочь нам продвинуться в деле.
Райнер развернул блокнот и стал рисовать цветочки, изображая активную писательскую деятельность. Аврора, как он и предполагал, оказалась крепким орешком. Сказать однозначно, причастна ли она к убийству своей племянницы Кённинг не мог, но и с уверенностью доказывать обратное не стал бы. Аврора ЛаРоза оказалась очень непростой личностью, поэтому мужчина старался пристальнее к ней присматриваться, но, в то же время, не терять маски дурачка.
Именно в это время вернулся Аллард. Кённинг быстро закрыл блокнот, потому что за его спиной показалась девушка возраста примерно такого же, как и убитая Италия. Райн вежливо встал и поприветствовал вошедшую, выразив свое соболезнование. Астерия сухо поблагодарила, плотнее укутываясь в длинную шаль, хотя в самом доме было более чем тепло. Колун отметил про себя бледность лица юной мисс ЛаРоза.
- Вам не здоровиться? У Вас болезненный вид, - нарочно отметил мужчина, дабы спровоцировать девушку. Темноволосая тут же взглянула на мать.
- Да, простите, видимо, съела что-то не то, - тихим голосом ответила она, и больше не произнесла ни слова.
- Может, вызвать врача?...
- Не стоит, - слишком резко ответила девушка, и Кённинг поспешил замолкнуть.
- Что ж, на этом у нас пока все. – Агент повернулся к матери Астерии и не мог не отметить, как Аврора едва заметно выдохнула. – Если вы что-нибудь вспомните, - он обратился к обеим женщинам, - звоните по этому номеру, - он протянул колдунье визитку, уверенный как в том, что ее тут же выкинут, стоит Кённингу покинуть дом, так и в том, что они еще встретятся.
Не доверял он этой Авроре ЛаРоза. А к своему чутью Райнер привык прислушиваться.

+1

8

- Ох, господи, нет, конечно! – Аврора очень эмоционально продемонстрировала удивление, если не шок. Могла ли испытывать родная тетка радость от смерти племянницы? Разве что психически больная. И пусть этот напускной шок был притворным, но всё-таки отчасти это было проявлением её настоящих чувств по поводу смерти Италии. Была ли она рада? Она же не совсем больная, чтобы испытывать радость от смерти! Смерть племянницы была вынужденной, Аврора долго не решалась на этот шаг, но собственное благополучие было выше жизни какой-то там бедной родственницы. Это лишь вопрос приоритетов. Не каждый в этом мире ставит интересы другого выше собственных. Но радость… Нет, радости это не доставляло. Если бы у Авроры всё получилось и она снова бы стала молодой, как планировала, то она была бы рада результату, именно результату, а не самому процессу и тому, что было необходимо сделать для его совершения. Была ли она рада? Нет. Однозначно нет. А теперь тем более, ведь она использовала свой единственный шанс снова стать молодой. Если бы Италия ещё была жива, Аврора бы получше подготовилась к ритуалу и поняла, что сделала не так, а теперь ни одного молодого кровного родственника, кроме Астерии, у Авроры не осталось и ритуалу не суждено будет свершиться. На убийство собственной дочери она не пойдет. ЛаРоза не знакомо чувство любви в том проявлении, в котором оно знакомо большинству людей, но она видит разницу между родной дочерью, которую она родила и воспитала, и бедной родственницей с дальних земель, которая что она есть, что её нет – один черт. – Как можно испытывать радость от смерти племянницы? Мы, конечно, не были близки, но всё-таки… молодая девушка, вся жизнь впереди, как от такого можно испытывать радость?
Далее агент Кённинг спросил о том, дома ли Астерия. Его напарник собирался задать ей пару вопросов, отчего Аврора почувствовала легкое волнение, которое, впрочем, быстро прошло. Она знала, что подобные эмоции в общении с полицией недопустимы, они испортят все её старания и удачную актерскую игру. ЛаРоза быстро взяла себя в руки и сделала вид, будто её этот вопрос совершенно не волновал. Астерия умная девочка, умная и хитрая. Она быстро поймет, к чему ведет разговор и сориентируется по ситуации. Аврора была уверена в том, что она не скажет лишнего. Тем более этот напарник агента Кённинга не был похож на современного Шерлок Холмса и вряд ли сможет запутать Астерию и выведать у неё скрываемую информацию. – Астерия? Да, кажется, она должна быть дома, если конечно не ушла куда-то с подружками. Дом большой, за всеми не уследишь. – ЛаРоза улыбнулась и встала с кресла, показывая дорогу агенту Уидману. Она указала на лестницу и посмотрела на полицейского. – Её комната первая слева, салатовая дверь. Если она дома, то должна быть там. – Когда агент Уидман поднялся наверх, Аврора вернулась в гостиную.
- Эрл Грей. – Ответила ЛаРоза, усаживаясь обратно в кресло. Агент Кённинг не так прост как кажется. Вопросы о названии чая, улыбки, шутки, всё это было похоже на такую же игру, которую ведет Аврора. Вопрос лишь в том, кто кого переиграет. – В последний раз? Хмм… - ЛаРоза посмотрела в пол, вспоминая, когда она её должна была видеть в последний раз по её предварительно продуманной теории. Агент Кённинг продолжил задавать вопросы, отвлекая внимание Авроры. – Миссис. Вдову называют миссис. – Ну конечно же они знали, что Аврора была в Британии на момент смерти Италии. Сейчас это не так трудно выяснить. – После смерти супруга мне по наследству перешел его бизнес. Одно из его детищ – проектно-конструкторское бюро – не так давно заключило контракт на проект здания в окрестностях Лондона. Заказчик оказался то ли слишком капризный, то ли сам не знает, чего он хочет, то ли на грани банкротства, а потому и оттягивал прием работ. Такое, к сожалению, очень часто случается в нашей деятельности. Когда он в третий раз направил нам требование исправить то, что ему не нравится (хотя я уверена в своих сотрудниках и их профкомпетентности), я решила сама лично слетать в Лондон и выяснить, что с ним не так. В Британии мне удалось выяснить, что его финансовое состояние в порядке, но подобное поведение при принятии работ по контракту для него норма. Все его бывшие контрагенты не хотят заключать с ним больше никаких сделок, потому что все их работы он принимает очень долго и муторно. Спустя несколько дней переговоров, мне удалось убедить его принять последний вариант нашего проекта в обмен на финансовые уступки. Лучше мы получим чуть меньше прибыли, чем будет возиться с ним ещё год. Как понимаете, увидеться с Италией у меня так и не получилось. Всё время, что я пробыла там, я как ужаленная носилась по Лондону и выясняла всё про этого заказчика. Мы созвонились с Италией, но она тоже была чем-то занята, поэтому разговор был коротким. Я не заметила какой-то странности в её голосе или взволнованности. Она как всегда была погружена в свою работу и гонялась за очередным темным колдуном. А ведь я её предупреждала, что до добра это не доведет. Её родители тоже любили гоняться за ведьмами, верно служили Церкви и к чему это их привело? Правильно, к смерти. Ничего хорошего в этой Церкви нет.
Аврора глубоко вздохнула, изображая уверенность в своих догадках. Она скрестила руки на груди и посмотрела в окно. Интерпол наверняка выяснил, что вместе с ней Британию посещала и её дочь, ведь билеты до Лондона были куплены именно на её имя. О том, что Аврора была в Манчестере, никто не сможет выяснить: от Лондона до Манчестера ЛаРоза добралась на такси, которое заказывала с уличного телефона, никак не озвучивая свою личность. Таких такси тысячи, а то и миллионы. Лондон – огромный город и десятки тысяч людей каждый день разъезжают из него по разным городам. Невозможно отследить их движение, имея при себе даже новейшие технологии. – Астерия летала вместе со мной, но её больше интересовал шоппинг, поэтому мы встречались только ночью в отеле, всё остальное время она занималась тратой денег во всевозможных магазинах. Не знаю, может она сможет рассказать что-то полезное вашему напарнику. Я у неё уже спрашивала, что она думает по поводу смерти Италии. Дочь уверена, что племянница попала в какую-то передрягу с колдунами, она всегда ходила по острию ножа с этой своей службой Церкви.
Когда Астерия спустилась вниз, её внешний вид очень обеспокоил Аврору. Неужели этот агент Уидман оказался профи своего дела и раскусил юную ЛаРоза? Нет, этого не может быть. Астерия видно сильно перенервничала. Черт, нужно было лучше её подготовить. Когда агент Кённинг сообщил, что на сегодня их беседа закончена, Аврора еле заметно выдохнула. Ну наконец-то. Всегда приятно заканчивать неприятные разговоры. – Обязательно. Надеюсь, все виновные получат по заслугам. Всего доброго, агент Кённинг, агент Уидман. – ЛаРоза проводила их до двери и когда последние сели в машину и направились на все четыре стороны, устроила допрос дочери на предмет того, что она успела им наговорить.
[NIC]Aurora LaRosa[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/m8kIU.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/B6C1z.png
графика от VIVANCIA
[/SGN]

Отредактировано Italy Warwick (2017-09-17 18:48:58)

+1

9

  - Что думаешь? – спросил Райнер, стоило напарникам сесть в автомобиль. Он отчего-то не сомневался, что мужчина согласится с его мнением.
- Они в этом явно замешаны, но эта Аврора играет просто профессионально. Чего не скажешь о ее дочери, - на лице русоволосого мужчины появилась удовлетворительная улыбка. Кённинг завел мотор и отъехал от дома ЛаРоза, не имея никаких оснований оставаться там.
- Что удалось узнать? – колдун перестроился в левый ряд и погнал форд по оживленной улице.
- Не скажу, что очень много, - Уидман хмыкнул в усы, но поведение девушки так и кричало о том, что она знает больше, чем говорит.
- Нам надо сопоставить факты. Расспросил ее о том дне, когда убили мисс Уорвик? – Аллард кивнул и раскрыл блокнотик. – Говорит, что поехала в Лондон ради нового шмотья, - на слэнге Уидмана это означало шоппинг, - Но! – Мужчина поднял вверх указательный палец, пока она вешала мне лапшу на уши я навел справки по ее кредитке – она, и правда, покупала много одежды и обуви и даже нижнего белья всевозможных брендов. Однако, в тот день она вообще не совершила ни одной платежной операции.
- Работаешь на опережение, - похвалил друга Райнер.
- Когда я ее об этом спросил, то она сразу побледнела так, словно проглотила дохлую крысу. Объяснила тем, что ей не здоровилось, и она весь день провела в номере вместе с матерью.
- А миссис ЛаРоза говорит, что увидела дочь аж к вечеру. Алл, позвони коллегам в Лондон, пусть отправят кого-то в это проектно-конструкторское бюро и спросят, была ли Аврора в тот день на работе и в котором часу покинула здание. – Уидман кивнул и достал телефон. – А я пока наберу судмедэкспертов и узнаю, нет ли чего нового для нас.

Участок государственной полиции, где разместились агенты, находился на берегу реки Адидже – довольно оживленной части Вероны. Февральский день был относительно теплым – к полудню вышло солнце и температура перевалило за пять градусов тепла. Прикупив пиццу в пиццерии на другом берегу реки, напарники удобно умостились на лавочке и, поедая шедевральное произведение искусства, стали обсуждать дело.
- Дело стало проясняться, - жуя, произнес Райнер. На момент убийства ни у Авроры, ни у ее дочери нет достоверного алиби. Никто не может в точности сказать, когда ушла миссис ЛаРоза, но все убеждены, что это была первая половина дня. К тому же я взял распечатку звонков с телефона Италии. Как утверждает Аврора, то она разговаривала с племянницей довольно недолго, но, судя по длительности, они проговорили целых пять минут. – Кённинг едва не испачкал лист бумаги соусом от пиццы, - Получается, что в тот день мать и дочь бесследно исчезли с радаров на почти двенадцать часов.
- Это не делает их виновными, - пожал плечами Аллард, и Райн не мог не согласиться. – Каков мотив? Думаешь, это все-таки этот… ритуал?
- In reditu ab adolescentia? Да, это вполне может объяснить столь зверский способ убийства. Она либо скрыла иной мотив, спихнув все на темных колдунов, либо, и правда, верит, что принесенный в жертву родственник подарит ей долголетие, - резюмировал Райнер. Теория была сыровата, а улик с гулькин нос. Именно в этот момент раздался телефонный звонок. Кённинг поднял трубку, после чего сразу поставил на громкую связь.
- Говори, Кэти, ты на громкой. – обратился Райнер к ведущему судмедэксперту и паталогоанатому по данному делу.
- Ребят, я кое-что на теле жертвы. Поначалу я подумала, что это волос жертвы – цвет и длина совпадают. Но ДНК показало лишь частичное совпадение с убитой мисс Уорвик.
- Частичное, что это значит? – не вкурил Уидман.
- Это значит, что наш убийца находится с жертвой в родственной связи. При чем, не слишком близкой. Это не сестра и не мать, что-то подальше…
- Как на счет тетки или кузины? – расплылся в улыбке Райнер, уже зная ответ.
- Да, это вполне мог оказаться кто-то из них или даже обе сразу. – Ответила Кэти. Кённинг нахмурился.
- Обе сразу?
- На месте преступления были найдены две пары ботинок. Обе пары размером 5.5. Рисунок был практически стерт из-за чрезмерно увлажненности почвы, но мне удалось выделить каждый из них и даже узнать марку. Пришлю вам фото. – Кэтрин была невероятно довольна собой, это было слышно даже через телефон.
- Ты наша спасительница. – Улыбнулся Райнер и нажал кнопку отбоя. – Выбей нам ордер на обыск, попробуем найти следы преступления в доме ЛаРоза. - обратился Райн к Уидману и направился к машине.
- Думаешь, они на столько глупы, чтобы привезти обувь к себе домой? – Алл вскинул брови наверх.
- Будем надеяться, что да.

+1

10

Аврора удобно разместилась в кресле, подложив за спину несколько мягких подушек и наслаждаясь комфортом. Напротив неё сидела Астерия, выглядевшая весьма болезненно и встревоженно. – Что ты им сказала? – ЛаРоза старшая внимательно смотрела на дочь и ждала от неё четкого ответа, а не бессвязного девичьего лепетания и слезливых всхлипов. Аврора ненавидела сопли и страдания, в них не было никакого толку. Жесткости этой женщины можно было позавидовать, особенно нежным мужчинам, каким, к слову, был её бывший супруг. – Он спросил, где мы… где мы были, когда… ну, когда всё произошло. – Астерия всхлипнула и стыдливо вытерла нос платочком. От этого жалкого зрелища Аврора закатила глаза вверх. – Я ответила, что мы были в Лондоне. Ты занималась работой, а я ходила по магазинам. – Девушка продолжила держать платок у лица и начала выдерживать ненужную паузу, что только раздражало Аврору. – Ну, и? Что ты ему ещё сказала? Почему ты спустилась вниз в таком бледном виде? – ЛаРоза внимательно всмотрелась в лицо дочери. Оно по-прежнему оставалось болезненно белым, а теперь к болезненности добавилась ещё и заплаканность. - Полицейские уже ушли, чего рыдать? Это перед ними нужно было устраивать драму, а не передо мной! Что ты им наговорила? – Лицо Авроры начало выражать ярость, отчего дочь пустилась в плач пуще прежнего. Астерия резко всхлипнула и принялась громко рыдать, опустив лицо в ладони. – Он… он узнал, что в тот день я ничего не купила… у них откуда-то была выписка из банка. Я сказала, что весь день провела в номере с тобой. Мама, ну это ведь алиби, правда? Что мы с тобой были вместе в гостинице в Лондоне и никуда не уходили? Теперь ведь они не смогут ничего доказать? – Астерия поднялась с кресла и опустилась в ноги матери, продолжая всхлипывать. Аврора опустила ладонь ей на волосы и принялась их гладить, как в детстве, когда маленькая Астерия разбивала коленки на улице и возвращалась домой в слезах. Алиби… алиби, алиби. ЛаРоза освежила в памяти недавний разговор с агентом Кённингом. Согласно тем показаниям, которые дала она, в день смерти Италии Аврора весь день моталась по городу, разрешая дела проектного бюро. Если сейчас эти два агента сопоставят показания матери и дочери, то поймут, что одна из них лгала, а возможно и обе сразу. Аврора подумала, что можно будет сделать в таком случае, и решила, что если уж понадобится объяснять несостыковку в показаниях, то её причиной станет болезненное состояние Астерии в тот день: девочка запуталась, её лихорадило и половину дня она вообще проспала, поэтому не могла знать точно, что её мать в этот момент была на встречах. – Разница в показаниях – это не повод для обвинения, милая. В следующий раз просто будь внимательнее в том, что говоришь. А ещё лучше – молчи. Молчание – золото. – Аврора встала с кресла, отодвигая от себя дочь, и направилась в свою спальню. У неё начиналась мигрень, а лучшим лекарством от головной боли ЛаРоза считала крепкий сон.
Ведьма проснулась ближе к вечеру. Судя по аппетитному аромату, который Аврора учуяла, спускаясь по лестнице в сторону кухни, их домработница приготовила что-то вкусное. Обычно ЛаРоза старшая давала указания на этот счет, но сегодня она проспала всю вторую половину дня, поэтому заказ сделала, скорее всего, Астерия. Аврора подумала, что девушке следует пропить курс успокоительных. Всё же, она пошла в своего отца, такая же нежная и пугливая. Ничего схожего со стальной жесткостью Авроры. – Что у нас сегодня, Клара? - Войдя на кухню, она спросила у домработницы. Полнотелая женщина бросила в сторону кухонные тряпки и, улыбаясь, обернулась к хозяйке. – Лазанья, синьора. – Аврора подошла ближе, наслаждаясь приятным ароматом соуса, готового фарша и сыра. – Это хорошо, я люблю лазанью. – С чувством удовлетворения ЛаРоза покинула кухню и направилась в комнату Астерии, чтобы посмотреть, как она там. Её интересовало, всё так же болезненно выглядит её дочь или уже пришла в себя и бодро ждет ужина. Аврора была уверена, что Астерия попросила Клару приготовить лазанью только для того, чтобы задобрить мать. Все прекрасно знали, как Аврора любит это блюдо и использовали его в своих корыстных целях. Внезапно в дверь постучались. Клара была занята, поэтому Аврора развернулась на полпути подъема по лестнице и подошла к двери, чтобы открыть ещё одним нежданным гостям. Сегодня какой-то парад нежданных гостей?
- О, это снова вы. - Лицо Авроры резко потускнело и выражало явное отсутствие радости от очередной встречи с агентом Кённингом и агентом Уидманом. Уже второй встречи на сегодняшний день. Правда, на этот раз агенты пожаловали с друзьями в форме, которых Аврора успела насчитать штук пять. Выглянув наружу, ЛаРоза заметила, что на этот раз они прихватили с собой ещё и собаку. Было понятно, что дело запахло жареным. Врываться в их дом ближе к ночи, в компании с пятью полицейскими, да ещё и собакой… Что-то в плане Авроры пошло не так. – В последний раз я видела такое количество полицейских и собак в одном месте, когда в Риме промышляли террористы. – Аврора обращалась к агенту Кённингу, потому что было очевидным то, что эту компанию возглавлял именно он. Агент Кённинг попросил впустить их в дом. – Извините, но у меня аллергия на собак и полицейских. Войти можете только Вы с коллегой. – На что проследовал ответ, что на этот раз аллергию на собак и полицейских придется купировать таблетками, потому что они пришли выполнять свою работу. Агент Кённинг протянул Авроре ордер на обыск. Ведьма внимательно ознакомилась с ним и подняла голову в сторону Райнера. – А что вы собираетесь здесь искать? – Ответа не проследовало. Одно лишь «извините, но всё-таки мы пройдем». ЛаРоза едва успела отпрыгнуть в сторону, как в её дом ворвалась целая бригада полицейских во главе с собакой и агентом Кённингом. Авроре действительно было интересно, что же они собирались найти в её доме. Никаких вещей на месте преступления она не оставляла, кинжал, которым лишала Италию жизни, уничтожила сразу после ритуала и никаких следов от него не осталось. Женщина была уверена, что полицейские уйдут отсюда ни с чем, но зато добавят работы Кларе, которой придется оттирать с паркета следы грязных лап этой псины. И Аврора не знала точно, кого именно она имела в виду под псиной.
- Нашли! – Послышалось откуда-то со стороны гардероба. Аврора резко обернулась и быстрым шагом направилась в гардеробную. Неужели они опустились до того, что решили подкинуть ЛаРоза наркотики и повесить на неё незаконное хранение, лишь бы повесить на неё хоть что-нибудь? Она была наслышана о том, что это очень часто практикуется в правоохранительных органах. Добравшись до гардеробной, Аврора увидела полусапожки в руках одного полицейского. – Это именно то, что Вы искали, агент Кённинг. – Радостно сообщил мужчина в форме. Аврора удивленно открыла рот. Она сразу узнала их. Это те самые полусапожки, которые были на ней во время ритуала и которые она приказала Астерии уничтожить. Вслед за Авророй в гардеробную примчалась ЛаРоза-младшая и, остановившись позади матери, так же испуганно открыла рот.
- Миссис ЛаРоза, к сожалению, вынужден Вас арестовать. – Твердо произнес агент Кённинг. Его слова Аврора расслышала не сразу. Она всё ещё не могла понять, что эти полусапожки делали в их доме. Ведьма резко обернулась и внимательно посмотрела Астерии в глаза. – ПОЧЕМУ они здесь? – Она спросила это так, чтобы её не слышал никто, кроме самой Астерии. Впрочем, теперь это уже было бессмысленно. Хотя… ЛаРоза резко обернулась в сторону Кённинга. - Вы хотите меня арестовать за то, что нашли в моем доме пару обуви? – Аврора удивленно глянула на Райнера. – На каком основании?
- На том основании, миссис ЛаРоза, что следы этой обуви были найдены на месте убийства Италии Уорвик. Также, как и ваши волосы. – Агент Кённинг держался уверенно. Аврора не могла поверить в то, что могла попасться на такой мелочи. «Также, как и ваши волосы». Эти слова снова и снова проносились у неё в голове. Как она могла не позаботиться о том, чтобы её волосы никаким образом не попали на тело Италии? Как она могла так сглупить? А обувь… Аврора резко обернулась в сторону Астерии. Девушка выглядела напуганной и растерянной. А ещё виноватой. Между тем, Аврора взяла себя в руки и обернулась к Райнеру.
- С чего вы взяли, что на месте убийства были найдены следы именно ЭТОЙ обуви? На них что было написано: эта обувь принадлежит Авроре ЛаРоза? А волосы. – Аврора театрально развела руками. – Волосы могли остаться на одежде Италии ещё со времен нашей последней встречи. Она могла одеть в тот день ту же вещь, в которой была во время нашей встречи, вот вам и волосы! Это ничего не доказывает, агент Кённинг. И не нужно вешать на меня обвинение, не имея в своем рукаве РЕАЛЬНЫХ доказательств! – ЛаРоза скрестила руки на груди и твердо смотрела в глаза агенту Интерпола. Она не собиралась сдаваться так просто. Им так просто её не сломать!
- Экспертиза покажет, кто прав, а кто виноват, миссис ЛаРоза. И я уверен, что сейчас вы очень сожалеете о том, что не добились того результата, который хотели получить. In reditu ab adolescentia? Я прав? – Агент Кённинг ударил по больному месту. Он догадался. Этот чертов полицейский догадался. Всё пропало… Она раскрыта…
Внезапно Аврора почувствовала прилив злости. Всей той злости, которая накопилась в ней за долгие годы. Ведьма громко закричала и окна, зеркала, стекла, всё что их окружало, разбилось и разлетелось во все стороны крохотными осколками. Она сконцентрировалась и направила миллионы этих осколков в сторону полицейских, которые еле успевали разбегаться в безопасные места. Но безопасных мест не было. Ненависть Авроры не имела предела, и она снова и снова собирала миллионы осколков воедино и кружила их по дому, заставляя всех присутствующих здесь бояться за свои жизни. Шкафы разрывались на мелкие части и начинали кружить вместе с осколками. Полки, диваны, кресла, всё разрывалось и вихрем проносилось по помещениям. Внезапно Аврора почувствовала сопротивление. Кто-то подавлял её силу. Ведьма осмотрелась и увидела, что это делал никто иной, как агент Кённинг. Чертов гад оказался колдуном. Теперь понятно, как он догадался. Он знал об этом ритуале.
Когда Аврора была полностью подавлена, оставшиеся в живых полицейские подбежали к ней и скрутили. По их лицам стекала кровь, что приносило Авроре крохотную долю удовлетворения. Кого-то она, кажется, успела убить. ЛаРоза выглядела, как безумная. Она со всей силы пыталась вырваться из рук полицейских, но Кённинг продолжал её подавлять, сдерживая невидимыми оковами.
- ДА БУДЬТЕ ВЫ ВСЕ ПРОКЛЯТЫ! ДА, ЭТО Я! – Она кричала со всей силы и глядела в глаза Кённингу, безумно улыбаясь. – Да, это я убила Италию. А хочешь знать, как я это сделала? – Аврора рассмеялась. – Я вспорола её живот, перерезая кишки одна за одной. Ждала, пока эта тварь истечет кровью. ПОКА ОНА СДОХНЕТ! ВЕДЬ ОНА ЕЩЁ ДЫШАЛА. А знаешь, что самое ужасное? – Аврора перестала сопротивляться и внимательно посмотрела в глаза Райнеру. – У меня ничего не получилось… У меня не получилось снова стать молодой. – Погрустнев, ЛаРоза опустила взгляд вниз. Несколько десятков секунд она стояла неподвижно и о чем-то думала. Видимо о том, как ей было грустно от того, что ничего не получилось. Она бы стояла так и дальше, если бы агент Кённинг не дал приказ везти её к клирикам. Под давлением полицейских ЛаРоза сдвинулась с места, но резко затормозила, проходя мимо дочери.
- А ТЫ! Ты… ТУПАЯ ИДИОТКА! – Женщина снова принялась вырываться и демонстрировать свою агрессию, поэтому агенту Кённингу снова потребовалось применить в отношении неё магию. Выходя из дома и усаживаясь в полицейскую машину, Аврора понимала, что всё было кончено…

[NIC]Aurora LaRosa[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/m8kIU.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/B6C1z.png
графика от VIVANCIA
[/SGN]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » поймай меня, если сможешь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC