Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 годов

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
набор закрыт

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
набор закрыт

Стоя на пороге дома, в котором родилась, Эльфрида испытывалась чувство приятной эйфории, смешанное с нервозностью. Все это клокотало где-то внутри, в груди, подступая комом к горлу и заставляя ведьму изредка подавлять икоту. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » crazy snowman


crazy snowman

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Из документальной хроники

http://s9.uploads.ru/7oMaG.gif
http://s6.uploads.ru/0Z7Sr.gif
http://sf.uploads.ru/FONCy.gif
http://s2.uploads.ru/1qnr8.gif
http://s4.uploads.ru/ov3zd.gif

crazy snowman
Peter Maxwell feat. Mary-Kate Brown
15 сентября 2016. Гренландия.
Любой обучающийся рано или поздно начинает желать самостоятельности. Наставник становится камнем преткновения перед дверью независимости и принятия собственных решений, за которые ты расписываешься сам и в которых ты – главный режиссер. Но когда дверь открывается и перед тобой стоит сложная задача, которую ты должен решить сам и ты уже не можешь обернуться и спросить: «а как правильно?», появляется желание вернуть обратно то время, когда самым важным документом, который тебе могли доверить, была опись материалов проверки. Самостоятельность пугает. Но только она и двигает нас вперед. Важно просто вовремя это понять. Как сделают эти двое. Возможно, сделают.
ЭмКей не горела желанием ехать на край света с золотым мальчиком, который, скорее всего, даже не знает значения слова «одушевленный». Питер не испытывал никакой радости от совместной поездки с какой-то выскочкой с горы, которую раньше в глаза не видел. Они оба проклинали своих наставников за то, что те поленились поехать в Гренландию и поручили разобраться с местным снеговиком своим ученикам. И они оба боялись сделать что-то не так, ведь тогда все сочтут их не способными справиться даже с такой простой задачей, не то что доверить что-то сложнее. Получится ли у наших героев поладить друг с другом ради достижения одной цели? Об этом вы узнаете в следующем выпуске программы «В мире животных».

Отредактировано Peter Maxwell (2017-01-22 22:14:02)

+4

2

Великобритания никогда не славилась теплым и солнечным климатом, поэтому необычный желтый шар, который сегодня появился на небе, испугал большую часть британцев и ввел в состояние когнитивного диссонанса буквально всех, включая Питера Максвелла, который проснулся не от того, что в 07 часов 00 минут зазвучал будильник, а от того, что сквозь плотные бардовые шторы ему прямо в глаз устремился луч солнца, сначала ошибочно принятый за слишком яркий фонарь. Со словами «нифига себе», Питер заглянул в шкаф и осмотрел его содержимое на предмет подходящей одежды: всё-таки не каждый день в Арденау гостит солнце, нужно быть при параде (прим. «в пляжном одеянии»). Во время копания, с верхней полки выпала летняя рубашка. Посчитав это не чистой случайностью, а судьбоносным знамением, Питер Максвелл не стал тратить драгоценное утреннее время на поиски чего-либо другого, более подходящего под цвет бежевых носков.
Его утро, как правило, начиналось довольно прозаично: подъем, завтрак, умывание (да, именно в такой последовательности, питаться ему обычно хотелось больше, чем быть свежим и чистым), одевание, дорога до работы, обход важных кабинетов (прим. «важный кабинет» - т.е. альтернативно «кабинет руководителя отдела», «отдела кадров», «бухгалтерия», «канцелярия», «милая блондинка в конце коридора»), получение пиздюлей от Ривза, получение заданий от Ривза, начало выполнения заданий для получения пиздюлей. Далее следует предобеденное время, но до него ещё нужно дожить.
Сегодня Теренс встретил Питера улыбкой, что изначально выглядело подозрительно и весьма настораживало. Сначала Максвелл подумал, что Ривзу подняли зарплату или перечислили на карту премию в размере оклада за год, но когда последний начал говорить, Питеру стало понятно, что его улыбка вызвана вовсе не финансовой радостью, а кое-чем иным. – Бывал в Гренландии? – Не зная Ривза, Питер бы решил, что наставник хочет завести непринужденный разговор и интересуется жизнью своего подопечного, но Питер знал Ривза, поэтому вопрос про Гренландию изначально был идентифицирован им как «вопрос с подвохом», только вот в чем именно подвох?!
- Нет, а что? – Словно в замедленном режиме, Питер мееееееедленно сократил шаг, аккуратно и плавно положил солнцезащитные очки к себе на стол и целенаправленно проследил за движениями Теренса, ожидая от него следующего комментария. – Да я нам тут билеты купил, путешествие на двоих, но потом подумал, что у меня работа, все дела, поэтому ты поедешь с девушкой.  – Ривз достал из выдвижного ящика два билета и бросил их на стол, продолжая улыбаться во весь рот. Питер, немного растерянный и подофигевший, нервно сглотнул и уставился на Ривза. – Какой девушкой? У меня нет девушки.
- Да? Я думал есть. Ну ладно, это не беда, я тебе её нашел. Встретитесь в аэропорту. Да и кстати, вылет через полтора часа. Если не успеешь, вылетишь из Ордена быстрее, чем закончится регистрация на рейс. – Питер знал, что Ривз любитель пошутить, но последнее высказывание было мало похоже на шутку, а дорога до аэропорта составляет как минимум 50 минут. За сколько там у нас регистрация заканчивается? То то же. Резко спохватившись, Максвелл быстро подбежал к столу Ривза и схватил два билета. На подробности не было времени, поэтому он решил добежать до автомобиля и выяснить всё остальное уже в дороге. Пулей вылетев в коридор, Питер ошарашил нескольких прохожих и задел локтем папку бумаг в руке у милой блондинки, которая после такого явно не захочет идти с ним на свидание. – Простите, извините, простите… - Далее его след простыл.
- Так объясни, зачем вообще мне лететь в Гренландию? Что там? И кто такая… - Питер прищурился и прочитал ещё раз по слогам имя, указанное на втором билете. - …Мэри-Кейт Браун?
- В городе Кекертарсуатсиаат зафиксировано три случая аномального поведения снеговика. Я, конечно, не в курсе твоих познаний насчет снеговиков, но обычно они стоят на одном месте и ждут, пока их развалят дети или переедет грузовик. Снеговик в Кекер… короче, тот снеговик никого не ждет и сам ходит к детям, более того, не только к детям, но и к лицам более старшего возраста. Ваша задача – выяснить, что там происходит, и ликвидировать проблему. Задача ясна? Мэри-Кейт Браун – это твоя напарница на сегодня. По словам её наставника, она что-то понимает в одушевленных. Ты вообще мало что понимаешь в чем-либо, поэтому тебе будет полезно. Пока. – Теренс не особо любил церемонии, поэтому положил трубку до того, как Питер открыл рот. «Что за хрень?!». Питер бросил трубку на соседнее сиденье и нажал на газ сильнее. До окончания регистрации оставалось 30 минут. Аэропорт находился не в десяти минутах от Арденау, поэтому сейчас было крайне важно в пять раз превысить допустимую скорость и оставить позади как можно больше вялотекущих водителей.
Несколько раз находясь на грани дорожно-транспортного происшествия, получив как минимум десять новых седых волос, Питер Максвелл оказался в аэропорту. Знакомиться с напарницей у него не было времени, поэтому он просто всучил ей её билет и побежал к стойке регистрации. Они были последними. Всё произошло слишком быстро и хаотично. И лишь оказавшись на сиденье в салоне самолета, Питер повернул голову и сказал: «Здарова!». И тут он заметил одну небольшую проблемку: его напарница была одета явно потеплее... 

+2

3

Утро выдалось солнечным, а потому Мэри-Кейт задержалась на прогулке с Бартом минут на двадцать дольше обычного, понимая, что до самого вечера увидеть солнце ей вряд ли удастся, потому что сначала Дэмиан отправит ее куда-нибудь в архив доставать ему дело о кинжале стопятьсотлетней давности, потом она будет это самое дело разбирать на атомы, а потом собирать обратно, пока не получится ровно то же самое, что было до процесса разборки, а после дед запрет ее в Лаборатории и не выпустит, пока на часах не стукнет полночь, чтобы она вдруг не вздумала отправиться куда-нибудь развлекаться вместо того, чтобы не свалиться без сил где-то между входной дверью и подстилкой пса.
перед псом ей было даже немного стыдно, ведь чаще нее с ним гулял соседский мальчишка, которому она приплачивала по доллару за каждую прогулку и иногда пару интересных баек из жизни законников или стражей, если удавалось услышать какую-нибудь новую сплетню. Мальчишка был не против, Барт вроде бы тоже не жаловался, так что голос совести вопил не слишком истошно, позволяя ЭмКей существовать в своем привычном режиме без нервных срывов и истерик по поводу того, что она живодерка и ужасная хозяйка такого чудесного пса.
Отведя Барта домой, Мэри-Кейт запрыгнула в автомобиль и отправилась в штаб-квартиру, остановившись по пути в небольшой кофейне, в которой обычно заказывала кофе и пончики для себя и Грэхема. Это был ежедневный привычный ритуал, к которому они оба с наставником привыкли, но сегодня что-то явно пошло не так и заметила она это уже у двери в кабинет. Дверь была открыта. Это означало одно из двух: либо она забыла запереть ее вчера, либо Грэхем пришел туда раньше нее. Дверь она не забывала запирать никогда, следовательно...
- Ну ни черта себе, - ахнула Браун, заходя внутрь и смотря на наставника, что сидел на своем столе и пялился в какие-то документы, - это дверь в параллельную реальность? У меня сломались часы? Конец света объявили?
- Да я сам в шоке, - отмахнулся от утреннего сарказма наставник, откладывая бумаги в сторону, - это что у тебя там? Пончики?
- Твои с шоколадом, - уточнила Браун, передавая наставнику стакан кофе и коробку с выпечкой, - тебя из дома выгнали и ты ночевал тут?
- Не, - Дэмиан уже жевал, - с утра пораньше вызвали на ковер, выдали новое задание, так что сегодня ты летишь в Гренландию.
- Что значит Я лечу в Гренландию? - Мэри-Кейт взяла в руки документы, которые до этого рассматривал Дэм, а сейчас он жестами указывал ей на них.
- Это значит, что я туда не лечу, я тут подумал, что ты что-то дохрена умная, так что справишься сама. Ну или почти сама.
- Кекертарсуатсиаат? Питер Максвелл? - сложно было понять, в каком из вопросов прозвучало больше недоуменного удивления.
- Ого, ты с первого раза это произнесла? - Дэм покачал головой, как бы показывая, что он дофига впечатлен, - Ага, он привезет билеты в аэропорт, встретитесь там. Советую уже отправляться, а то ты ездишь со скоростью улитки.
- Я езжу по правилам.
- Ну да, я так и сказал.
Закатив глаза к потолку, Мэри-Кейт, подхватив стакан с кофе и откусывая на ходу от пончика, помчалась снова к автомобилю, а потом и вовсе домой - в Гренландии было явно прохладно, нужно было взять хотя бы пуховик.

Браун выглядывала Питера Максвелла в каждом прохожем, в каждом человеке, что подходил к стойке регистрации на ее рейс. Конечно, задачу бы облегчил тот момент, если бы она знала, как выглядит Питер Максвелл, но обходиться приходилось только тем, что имелось. То есть практически ничем. Наконец, когда время регистрации практически истекло, внутрь вбежал сумасшедшего вида молодой человек в легкой рубашке и, всучив ей билет, помчался дальше. Кое-как, но они все же успели. Заняв свои места в салоне самолета, запыхавшиеся, взъерошенные и явно оба удивленные, Питер и Мэри-Кейт уставились друг на друга в тишине, пока Максвелл, наконец, не брякнул свое приветствие.
- Здорова, - проговорила Мэри-Кейт, глядя на парня округлившимися от удивления глазами, - то есть ты вот так вот летишь в Гренландию? Ты не перепутал ее с Гавайями?

Отредактировано Mary-Kate Brown (2017-01-26 18:22:22)

+2

4

Питер посмотрел на Мэри-Кейт, затем на себя, затем снова на Мэри-Кейт и снова на себя. Её комментарий про Гавайи показался ему весьма разумным. И своевременным. Гренландия – это же огромный заснеженный остров. Почему он раньше он об этом не подумал? Хотя, даже если бы и подумал, что бы он мог изменить? До регистрации оставались считанные минуты и ему явно было не до утепления. Между тем, девушка всё ещё ждет ответа и если он продолжит перебрасывать взгляды с себя на неё и обратно, то она посчитает его имбецилом. – Эээ… ну… так специально задумано! – Главное, выглядеть уверенно. Питер вдохнул полной грудью и поправил осанку, напоминая то ли павлина, то ли петуха. – Кхм. Я просто не люблю брать с собой багаж, даже ручную кладь не люблю, она у меня вечно теряется. – Отмахнувшись, словно это абсолютно нормальная ситуация для него, Питер продолжил импровизировать. - Зайду в аэропорту в какой-нибудь магазин одежды и куплю себе что-то типа лыжного костюма. Там же есть магазины одежды? – По правде сказать, Питер вообще не особо понимал, куда они летят. До сегодняшнего дня он вообще не был в курсе, что в Гренландии есть аэропорты. Что там вообще есть люди. Он думал, что там живут только тюлени и белые медведи. Ряд пессимистичных выводов натолкнул Питера на выяснение вопроса о том, а как именно они добираются до Кекер… Ну, короче, до пункта Б. Законник начал копаться в кармане переднего сиденья, в который засунул всё то, что было у него в руке. Максвелл достал распечатку билета и внимательно посмотрел на пересадочный пункт: Копенгаген. – Ну конечно! Я куплю одежду в Копенгагене! – Радостно заулыбавшись собственной внезапно появившейся находчивости, Питер посмотрел на спутницу, но та явно не разделила его радость. Скорее, наоборот. Впрочем, если бы Питер замерз во льдах Гренландии, у неё бы отпал лишний балласт.
Просматривая билет дальше, Максвелл понял, что из Копенгагена буквально через три часа после приземления они отправляются в Нуук. Странность этого названия наталкивает на мысль, что этот город находится уже на территории Гренландии. Следовательно, в цивилизованном мире ему остается быть ещё… семь часов. Ну если считать самолет Эйр Гринланд – цивилизацией. На Нууке их путь следования, согласно этому билету, заканчивается. Но им же нужно прибыть в город «с названием из многих букв первая К», следовательно, как? А вот здесь возникает вопрооооос… Максвелл решил более подробно изучить карту Гренландии по прибытии в Данию. Хотя, может… - Слушай, а как мы будем добираться до Кекер… Кекер… ээ… ну, короче, до этого города из Нуука? Ты не в курсе? – Питер внимательно посмотрел на Мэри-Кейт. Она создала впечатление более подготовленного к путешествию человека. Хотя, вполне возможно, у неё просто наставник не такой придурок и сообщил ей о задании хотя бы на час раньше, чем Теренс, мать его, Ривз. Выяснив у Мэри-Кейт, что они прибудут в город «из многих букв первая К», который оказался деревней, на корабле, Питер Максвелл закрыл глаза, уткнулся затылком в подушечку кресла и уснул.
- Уважаемые пассажиры, мы прибываем в аэропорт Копенгагена. Пожалуйста, пристегните свои ремни, поднимите столики и поставьте спинку кресла в вертикальное положение… - «Бла-бла-бла». Питер Максвелл знал эти стандартные фразы как Отче наш. Разве что мог перепутать последовательность спинок кресла и ремней, и то чисто из-за хронического недосыпа. Ну ничего, всё впереди. Им ещё предстоит перелет до Нуука, а там переплыв на корабле… или что там корабли делают, ходят? Иногда Питер жалел, что учился не в обычной школе. Простые смертные уделяют больше времени изучению обычных, банальных вещей, а не теории уничтожения Темных и создания Одушевленных. Питер часто ловил себя на том, что не знает каких-то банальных жизненных мелочей, вроде хождения/плавания кораблей. И это не потому, что он такой тупой, а потому что в то время, как обычные дети умножали в столбик и изучали строение внутренних органов мертвых лягушек, он учил теорию и практику свойств кинжалов, виды фигур и знаков, по три часа в день тратил на фехтование, и еле успевал спать. Обычная жизнь проходила мимо него. Он был похож на пришельца с Луны. Питер был уверен, что большинство его однокурсников и других законников и стражей знали все эти мелочи, но ему всегда хотелось задать им один простой вопрос: как вы, мать вашу, успеваете всё? Все вокруг были похожи на Мэри Сью и Марти Стю, а он один такой себе тупой болванчик, упавший на Землю с другой планеты. На этой незабываемой ноте они приземлились. Надо утеплиться.
- Так, я пойду поищу здесь что-нибудь на случай похолодания, а ты… ну, в общем, делай что хочешь, но через три часа у нас самолет, поэтому через два часа я жду тебя у входа в пункт досмотра. – Максвелл был уверен в том, что у его спутницы не было желания шататься за ним по бутикам, поэтому он быстро направился в сторону первого попавшегося на глаза магазина с одеждой. К сожалению, в нем кроме легкой куртки ничего утеплительного не было, но зато продавщица подсказала, где в этом аэропорту он сможет кардинально сменить имидж с летнего на зимний. Добравшись до нужного магазина, Питер не стал включать своего внутреннего метросексуала и сразу спросил у консультанта, в чем он сможет ходить по Гренландии и не сдохнуть при этом от холода. Выбор пал на утепленный зимний спортивный костюм, который обычно покупают на горно-лыжный курорт в Альпы. Питер не особо понимал, какая температурная разница между заснеженными вершинами Альп и Гренландией, но консультанту поверил. В крайнем случае, по возвращении напишет жалобу. Если вернется.
- Ну что, летим дальше? – Радостный от новой экипировки, Питер Максвелл подошел к своей спутнице, которая преданно ждала его около пункта досмотра, и улыбнулся своей самой обезоруживающей улыбкой.

+1

5

Судя по всему в напарники ей достался сегодня представитель подвида Раздолбай обыкновенный, что саму законницу не то, чтобы не обрадовало, но и не особенно вдохновило. В конце концов, о том, что ей придется быть еще и нянькой, приглядывая за придурком, который не может даже одеться по погоде, ее никто не предупреждал. И подписываться на это она не собиралась. Впрочем, ее никто и не спрашивал, так что беситься по этому поводу смысла особого не было. Мэри-Кейт продолжала смотреть на Питера, не скрывая удивления и не позволяя своим бровям опуститься на их обычное место, хотя они и сами не особенно торопились это сделать. Парень нес откровенную чушь про то, что он что-то там не любит, хотя мог бы прямо признаться, что не любит он думать наперед, а не таскаться с багажом, впрочем, это было совершенно не ее дело, если он там замерзнет насмерть в течение первых двадцати минут по прилету - это будут не ее проблемы. Пожав плечами, Браун хмыкнула и покачала головой.
- В Копенгагене, да, - кривая ухмылка, которую девушка даже не попыталась скрыть, - повезло тебе, я смотрю, деньги хоть взять не забыл или их ты тоже все время теряешь? - промолчать и не съязвить было выше ее сил, но Максвелл, кажется, особо не обиделся. Судя по всему, его вообще было непросто обидеть, хотя Мэри-Кейт такой цели перед собой и не ставила.
- До Кекертарсуатсиаата? - уточнила она, с трудом сдерживая смех от попыток Питера произнести название города, - Мы поплывем. На корабле, разумеется, - решила уточнить девушка, - вода холодная, даже куртка из Копенгагена тебя не спасет, - в очередной раз не сдержавшись, съязвила и едва удержалась, чтобы не показать Максвеллу язык.
Откуда появилась эта детскость и легкость в общении, было сложно сказать, но с этим абсолютно точно нужно было что-то делать, пока Питер не вышел из себя и они не провалили задание, потому что что вместо Снеговиков станут развоплощать друг друга
Посмотрев на то, как парень закрыл глаза и отвернулся от нее, всем своим видом показывая, что разговор продолжать не намерен, а намерен, так сказать, продрыхнуть все время полета, ЭмКей особенно не расстроилась. В конце концов, у нее был iPod, который уже не раз спасал ее от одиночества и от навязчивой болтовни, в которую она встревать не собиралась. Стоило ей прикрыть глаза и откинуться на спинку кресла, как ее саму унесло на волнах Röyksopp в сонное царство Морфея.
Проснувшись от того, что ее аккуратно тормошила за плечо стюардесса, ЭмКей не сразу поняла, где она находится, а, обернувшись и увидев сонную морду Максвелла, вспомнила о происходящем и чертыхнулась на ирландском.
Точно, мы же летим в жопу мира сражаться со снеговиками, как можно было забыть.
Пообещав себе мысленно по возвращению высказать Грэхему все, что она о нем думает, Мэри-Кейт взглядом проводила удаляющуюся спину Максвелла, решив не напрашиваться с ним в великий поход за теплыми вещами. Она надеялась, что с этим он справится и без нее. Впрочем, он ее и не приглашал. Пожав плечами, Мэри-Кейт нашла ближайшее кафе, заказала салат и чашку горячего кофе и стала просматривать новости о происшествии со снеговиками в интернете. Занятие увлекло ее ровно на два часа и к моменту встречи с Питером Максвеллом Мэри-Кейт имела довольно неплохое представление о том, с чем и предстоит иметь дело.
Второй раз за день законнице пришлось ожидать своего спутника, как будто, выбор куртки был таким долгим занятием. Даже она не тратила на шоппинг так много времени, хотя вообще-то была девчонкой. Хотя, стоило отдать ему должное, теперь он сможет даже ей помочь, а не повиснуть на шее окоченевшим трупом. Это воодушевляло, чего нельзя было сказать о придурковатой улыбке, которую сам Питер наверняка считал великолепной и обаятельной.
- Симпатичный костюмчик, - резюмировала законница, окидывая обновки Максвелла оценивающим взглядом, - тебе говорили что-нибудь о том, где мы остановимся на ночь или нам нужно забронировать жилье самостоятельно? Потому что мне выдали настолько мало информации, будто надеются, что я не вернусь.
Ага, вот прям сейчас. Не дождешься, Грэхем.

+1

6

Питер прекрасно понимал, что с Мэри-Кейт у него общение не заладилось, но его это не особо парило. Его вообще не особо парило мнение окружающих людей. Максвелл привык к тому, что его обсуждают у него за спиной, считают папенькиным сынком, золотым мальчиком, которому всё купили его родители, что диплом Университета ему тоже купили, как и квартиру в Арденау и будущую должность в Ордене, всем всегда было интересно заглянуть в его кошелек и посчитать деньги его отца. Питер уже привык к такому раскладу и начал плевать с высокой колокольни на мнение других примерно лет десять назад. Да, квартиру ему купили, да, он прекрасно понимал, что многие преподы в Университете боялись ставить ему неуд чисто из-за страха перед Максвеллом-старшим, хотя он частенько заслуживал эти неуды, да, будущую должность он получит не без помощи отца. Да, всех начинает колбасить от того, что они будут ходить младшими сотрудниками хренову тысячу лет, а он сразу станет каким-нибудь замом; от того, что у него есть деньги на билет до Ниццы, а у них нет даже на поезд до соседней деревни. Если так на минуточку призадуматься, будь они все детьми богатых родителей, они бы при любой возможности получить какую-то преференцию благородно бы отказывались? Ага, куда там. Отрастили бы ещё третью руку и протянули её, чтобы больше досталось. Люди, которых больше всего что-то бесит, как правило ведут себя ещё хуже на месте тех, кто их бесит. Обида и жадность делают с людьми страшные вещи. А Питер просто пользовался тем, что имел. Так делает 99% людей на Земле, так что в этом такого?
- Спасибо, это из последней коллекции. – Питер улыбнулся, не вкладывая в эту улыбку никакого двойного смысла. Он вообще никогда и никуда не вкладывал несколько смыслов, делал и говорил то, что думал. И честно показывал свои отрицательные стороны, просто не все хотели их замечать, поэтому часто под конец говорили: «Какая же он мразь!» Может стоило не надевать розовые очки просто?
- Забронировать жилье? Ты реально думаешь, что в том месте, куда мы едем, предусмотрена функция бронирования? – И тут Питер заржал как лошадь. Некоторые пассажиры обернулись назад, чтобы посмотреть, кому это очень весело. Нет, ну реально насмешила. – Во-первых, может мы там не задержимся на несколько дней, а управимся за раз. С другой стороны, обратных билетов у нас нет, когда корабль обратно отходит мы не знаем, может только завтра, а может и сегодня, а может вообще через неделю. Ты такая предусмотрительная, не изучила этот вопрос? – Питер не изучил. У него не было времени изучать. Он вообще несколько часов назад ещё не подозревал, что отравится за границу. За границу Арденау. – Во-вторых, я, конечно, с эко-туризмом знаком мало, но в деревнях, а тем более в гренландских деревнях, не то что Интернета нет, там даже проводной телефон может максимум один на деревню быть и коммуницируют они друг с другом, видимо, путем зажигания факелов на холмах. Поэтому забронировать жилье ты сможешь только на месте, путем стука в дверь в дом одинокой женщины 50-60 лет со слезной просьбой пустить на ночлег. Я вообще не совсем понимаю, как до Ордена дошла информация о каком-то снеговике и зачем она вообще доходила, я на 50% уверен, что у них там медвежьего жира перепили.
Далее Питер с Мэри-Кейт направились на посадку до Нуука. Самолет будет лететь примерно 5 часов, а значит дабы избежать лишней болтовни, Питер снова сделает вид, что уснул. Ему казалось, что Мэри-Кейт этот вариант вполне устраивал. Питер вообще испытывал чувство удовлетворения, когда не нравился какому-то человеку. Сразу очерчены рамки общения, понятен его характер, всё предельно прозрачно.
Максвелл успел посмотреть прогноз погоды в Нууке на сегодня и увидел, что средняя температура будет держаться около 4 градусов Цельсия. Кстати, его удивило, что абсолютный минимум там не такой уж и большой, как, например, в сибирской тайге. Всё дело в теплом течении, которое омывает берега западной части Гренландии. Поэтому не всё так плохо. Даже если добавить влажность, в горно-лыжном костюме он сдохнуть сможет только если течение сменит своё направление, а Земля выйдет из орбиты. Но вряд ли они пойдут на такой шаг ради Питера Максвелла.
Заняв своё место в салоне воздушного судна, Питер уснул, сделав этим счастливыми как минимум двух людей: себя самого и Мэри-Кейт Браун, которая, конечно же, мучилась вопросом, как бы ещё начать разговор с таким очаровательным спутником.

+1

7

- Даже не сомневаюсь, - ответила ЭмКей, улыбаясь и закатывая глаза к потолку, показывая, что, в общем-то, настроена довольно дружелюбно, - по крайней мере, теперь ты не умрешь от переохлаждения, это уже хорошо.
Если до этого момента интеллектуальным звеном в их дуэте Мэри-Кейт считала себя, то, стоило Питеру заговорить, отвечая на ее вопрос, ей пришлось принять, что, возможно, Максвелл не так уж и глуп, каким хотел показаться вначале. А вот она, юная законница Браун, вероятно, не настолько и умна, если не предвидела таких очевидных вещей как отсутствие коммуникации в столь отдаленном и немногочисленном населенном пункте. ЭмКей залилась румянцем и хлопнула себя ладонью по лбу, показывая, что вполне осознает всю тупость ситуации и своего поведения.
- О, Святой Патрик, я - жертва цивилизации, ты прав, Питер, ты прав, я даже не подумала о том, что у них там нет интернета, - покачав головой, Мэри-Кейт все никак не могла перестать поражаться собственной поверхностности, - Не изучила, конечно, потому что времени у меня было на все это столько же, сколько и у тебя, а потратила я его на просмотр этих идиотских роликов, - включив видео в телефоне, она сунула его прямо под нос Питеру, - чтобы знать, с чем нам придется иметь дело. Все, что я поняла, что одушевленные не проявляют агрессии, по крайней мере, пока, жертв не было и все это воспринимается на данный момент как забава, но мы-то с тобой знаем, что так может быть не всегда, - во всяком случае, она надеялась, что знала об этом действительно не только она одна, но и Питер, хоть и не выглядел прилежным учеником Университета, должен был быть в курсе событий хотя бы примерно, - эти видео выложила группа туристов, которые... хрен их знает, что они там делали, там же, кроме рыбы и ловить-то нечего... В общем, нет, я понятия не имею, что мы будем с этим делать, так что да, разберемся на месте.
Она не любила попадать впросак, но вполне умела принимать собственные промахи так, чтобы не убиваться потом самоанализом на протяжении остатка дня. Так что, пожав плечами и вздохнув, Браун направилась вслед за Питером на посадку, чтобы занять свое место в самолете. Было очевидно, что отношения с Максвеллом у них не сложились с самого начала, хотя Браун, в общем-то, ничего специально для этого не делала. Впрочем, не то, чтобы она сильно расстраивалась на этот счет - большую часть своей жизни она избегала социальных контактов, стараясь не сближаться с людьми ближе обычного, ограничиваясь поверхностными приятельскими отношениями. Так что следующие пять часов она собиралась занять себя чтением архивных документов, которые дед заставил ее отсканировать в библиотеке Университета, чтобы подготовиться к написанию очередной главы в их научной работе. Несмотря на то, что всю основную работу делала она, Мэри-Кейт, дедушка считал, что толку от нее мало, а потому он всегда тщательно пропесочивал все ее идеи, наброски и предположения, нещадно перечеркивал написанные труды и выкидывал в урну смятые листы. Так что, пока у нее было время на подготовку, следовало использовать его на полную и ЭмКей надеялась, что в Питере не проснется внезапная тяга к разговорам и желание исправить ситуацию в их взаимодействии. И Максвелл, нужно сказать, надежды ее оправдал...
- Надо будет поблагодарить его за это, что ли, - пробормотала Браун, искоса поглядывая на вмиг уснувшего парня.
Как будто он неделю не спал, ей-богу. Небось, тусил всю ночь в каком-нибудь клубе или че там сейчас нормальные люди по вечерам занимаются?
Впрочем, уже через полтора часа полета и чтения наискучнейших научных изысканий, Мэри-Кейт сдалась и уснула сама.

+1

8

Рассматривая видеоролики, которые ему показала Мэри-Кейт, Питер невольно улыбался тому, что в них происходило. Снеговик, пристающий к прохожим и выполняющий сальто на сноуборде, - где бы он ещё такое увидел, как не на работе в Ордене Праведности? Чего-чего, а подобных ситуаций им хватало. А все негативные моменты со временем ты начинаешь воспринимать с юмором, иначе без него можно свихнуться.
Когда самолет начал приземление, Питера разбудила бортпроводница. Судя по заспанному виду Мэри-Кейт, последняя тоже проспала половину пути. Когда самолет приземлился окончательно, Максвелл собрал ручную кладь, надел теплую куртку и вместе с напарницей вышел из салона самолета. Пройдя через небольшой аэропорт, они вышли на улицу, где пассажиров уже поджидали таксисты, навязчиво предлагающие свои услуги. В таких регионах, как Гренландия, каждый клиент на вес золота, поэтому таксисты чуть не выхватывают из рук сумки, лишь бы заполучить хотя бы одного пассажира и подзаработать, чего не скажешь про Лондон, где если ты сам не подойдешь к такси, на тебя никто даже не посмотрит. Питер не собирался отказываться, поэтому согласился на услуги первого же таксиста с явно гренландской родословной, судя по внешнему виду. Погрузив в авто вещи, они направились в морской порт, где нужно будет приобрести билет на паром. Дорога составила всего 10 минут. Кажется, столица Гренландии была даже меньше, чем Арденау, который Питер всегда считал провинциальной деревней. Пожалуй, после этой поездки он поменяет своё мнение.
В порту им сообщили, что сегодня и вообще в ближайшие дни паромов до Кекертарсуатсиаата не предвидится. Спроса нет, а значит нет и предложения. На вопрос: «А как ещё можно добраться до Кекертарсуатсиаата?», ему показали на одиночные катера, пришвартованные с другой стороны причала. Питер отошел в сторону, где его ожидала Мэри-Кейт и показал на катера. – Нам нужно будет договориться с кем-то из них, чтобы они доставили нас до Кекер-тар-суат-си-а-ата. – Еле проговорил Питер. – Паромы сейчас не ходят. – Грустно вздохнув, сообщил Максвелл. Покрепче прихватив свою ручную кладь, Питер направился к катерам. Хорошо, что в Копенгагене он предусмотрительно обменял фунты стерглингов на датские кроны. Без них здесь им делать было нечего. А вот со знанием датского, а тем более гренландского языка возникли проблемы…
- Хэй, сэр, здравствуйте. Вы разговариваете на английском? – Пожилой моряк, разбиравший какие-то коробки на одном из катеров, поднял голову и посмотрел на двух подошедших законников. Кажется, с английским языком у него возникли проблемы. Или слухом. Мужчина вопросительно глянул на Питера и отрицательно покачал головой. – Ingen.
Максвелл выдохнул и на секунду задумался, как бы объяснить этому мужчине, что им необходимо добраться до Кекертарсуатсиаата. – Нам нужно добраться в Кекертарсуатсиаат. Понимаете? Кекер-тар-суат-си-а-ат. – Для наглядности Питер указал на себя, Мэри-Кейт, катер, на котором находился моряк, и показал что-то вроде жеста «идти». – Кекер-тар-суат-си-а-ат. – В ответ моряк оживился и переспросил: Qeqertarsuatsiaat? Du har brug for Fiskenæsset?
- Ээээ… - Питер неуверенно глянул на Мэри-Кейт. Последняя фраза могла означать всё, что угодно, поэтому Питер решил повторить ещё раз. – Кекертарсуатсиаат. Нам нужен Кекертарсуатсиаат. Вы сможете нас довезти? – Максвелл ещё раз указал на себя, Мэри-Кейт, катер моряка и показал жест «идти». Затем ещё раз показал на себя и повторил: Кекертарсуатсиаат.
Пожилой мужчина положительно закачал головой и жестом пригласил их на катер. Питер глянул на Мэри-Кейт и направился на судно. – Надеюсь, что он понял и мы попадем в Кекертарсуатсиаат, а не на другой конец Гренландии. – Впрочем, другого выбора у Питера и Мэри-Кейт не было. Паром они могли прождать здесь месяц, а с одушевленным нужно разобраться как можно скорее. Забравшись на катер, Питер отнес свои вещи в каюту, которая здесь была всего одна, и снова поднялся на палубу. Пожилой моряк кинул им по теплой куртке. Насколько Питер успел изучить карту Гренландии, плыть им примерно 100 миль. В скоростях катеров он не особо разбирался, но часа три-четыре им точно придется провести в открытом океане, со всеми его холодными ветрами и качкой. – У тебя морской болезни нет? – Спросил Питер у Мэри-Кейт, когда они отчалили от причала и немного отплыли от порта. Питер несколько раз выходил в море, не в таких условиях, конечно, но всё же… Если находиться на палубе и следить за горизонтом, то можешь даже и не почувствовать тошноты, а вот если на таком маленьком судне спуститься в каюту, то лучше сразу нацепить себе на шею ведро.

+1

9

Мэри-Кейт наблюдала за Питером, пока тот ухмылялся, глядя на веселящихся оживших снеговиков на видео. Ей не хотелось быть занудой, ведь зрелище действительно было занимательным и, на первый взгляд, безобидным, но им ли не знать, на что действительно могут быть способны одушевленные... Ей хотелось одернуть парня и попросить его быть серьезнее, ведь они пока еще не знают, какова обстановка в настоящее время, возможно, уже появились жертвы. И все же, обдумав все обстоятельнее, она решила промолчать, понимая, что у них еще будет время для того, чтобы поворчать друг на друга и собраться для важного задания. В конце концов она была ему не нянькой, мамкой или наставником, а всего лишь напарницей, которую так же по прихоти злой судьбы и лени Дэмиана Грэхема бросили в эту ледяную пучину абсурда без конкретных указаний и плана действий.
Стоило им сойти с трапа самолета, как Питер тут же принялся разруливать сложившуюся ситуацию и искать пути решения их небольшой проблемы, возникшей в процессе попытки добраться до конечного пункта Б. Если трудностей с такси не возникло от слова совсем, то с паромом дела обстояли ровно наоборот: желающих отвезти их к порту таксистов было великое множество, количество же паромов, желающих перевезти их по воде в Кекер-как-его-там, стремилось к нулю. Впрочем, как выяснилось, паниковать было рано - у них еще была возможность договориться с частниками на небольших катерках, которая давала им обоим надежду на то, что они смогут доказать наставникам, что не бестолочи безмозглые, а право имеющие. И пока Питер использовал все свои коммуникативные навыки, активно жестикулируя и с трудом произнося название пункта назначения, ЭмКей размышляла поможет ли им гугл-переводчик или только усугубит ситуацию, как случилось с ней в прошлый раз, когда она попыталась поговорить с продавцом собачьих игрушек из Китая... впрочем, Питер, кажется, справился со всем самостоятельно. Насколько удачно, время покажет, а пока Мэри-Кейт была благодарна парню за то, что он сделал все, что было в его силах.
- Надеюсь, снеговики еще не сожрали там весь народ, - проговорила ЭмКей, взбираясь на борт лодки, чтобы оставить свои вещи в каюте.
Оставив сумку на одной из полок, Мэри-Кейт вышла на палубу и проводила взглядом медленно отдаляющийся берег, пока, наконец, не подошла к Питеру, засовывая руки в карманы пуховика. Из-за воды, которая теперь была повсюду, температура воздуха опустилась на пару делений термометра и сразу стало как-то зябко.
- Скоро узнаем, - произнесла законница, пожимая плечами и отвечая на вопрос Максвелла.
До сегодняшнего дня она никогда не плавала на катерах или лодках. Ее последним путешествием было задание в Италии, до которой они с Грэхемом добрались на самолете, до этой поездки Мэри-Кейт не покидала границ острова, перемещаясь лишь между Англией и Ирландией, чтобы навестить родителей в Дублине. О морской болезни она была наслышана, но никогда не испытывала любопытства по поводу наличия оной у себя самой.
- Когда и как я должна понять, что что-то идет не так? - если честно, то теперь она даже начала немного нервничать, так что вцепилась в борт катера пальцами покрепче, вынув руки из карманов пуховика.

+2

10

Питер уселся на деревянное сиденье на задней части палубы, мощеное специально для пассажиров катера, и поплотнее прижал руки к телу, уповая на то, что это поможет ему перестать стучать зубами. На нем был теплый спортивный костюм, предназначенный для ношения на горнолыжных курортах, и теплая куртка, которую им дал старый моряк, но этого было совершенно мало для того, чтобы почувствовать себя комфортно. Холодный морской воздух усугублял ситуацию, а идти по морю им ещё как минимум часа три-четыре, и то лишь при благополучном раскладе предстоящего путешествия. Вполне вероятна ситуация, на которой им по дороге встретится айсберг или ещё какое-нибудь ледовое препятствие. Это ведь Гренландия, здесь возможно что угодно!
- Ну… - Питер почесал затылок, вспоминая весь свой жизненный опыт в сфере морских болезней. – Тебя начнет «штормить». Будет кружиться голова, появится тошнота. Главное, не спускайся вниз в каюту, и следи за горизонтом. Когда глаза видят, что ты движешься, то этот рефлекс не срабатывает, а когда картинка вокруг не меняется, но тело чувствует, что тебя изрядно шатает, то штормить начинает не по-детски. – Максвелл скривился, вспоминая как одного его друга по прибытию в порт увозила скорая помощь, к тому времени лицо бедолаги стало практически зеленым, а химический состав Средиземного моря пополнился молекулами фастфуда и градусами алкоголя. На самом деле, такие трабблы встречаются не у каждого второго, но всё-таки бывает. – Если что, океан готов принять твой завтрак. Что там было: омлет и пироженка? – Законник рассмеялся и глянул на Мэри-Кейт. Максвелл очень надеялся, что ни он, ни она не повторят участь его друга на Средиземном море. На этот раз они прибудут не в Ниццу, а в Кекертарсуатсиаат, кто знает, какая у них медицина и есть ли она вообще.
К счастью Питера, Мэри-Кейт и пожилого моряка, дорога прошла успешно. Примерно через четыре часа они оказались в порту Кекертарсуатсиаата, который больше был похож на импровизированный причал. Максвелл не был уверен в том, что вместе с ним на берег сошли все его 32 зуба: уж слишком резво он стучал ими в последние два часа их морского путешествия. Встать ногами на не двигающийся/шатающийся/качающийся берег было нереально классно. И непривычно. Так, что ему понадобилось несколько минут, чтобы перестать чувствовать качку. – Так, и куда дальше? – Обратился он то ли к Мэри-Кейт, то ли к воздуху, то ли к самому себе. Увидев на другой стороне причала человека, Питер, закинув рюкзак за спину, помчался к нему. – Хэй, сэр! Здравствуйте! Вы говорите на английском? – Законник внимательно глянул на мужчину, наблюдая за его реакцией. Судя по всему, как и пожилому моряку, могучий английский язык этому кекертарсуатсиаатцу не был известен. – Черт, похоже он тоже не знает английский. Мэри-Кейт, ты датский или хотя бы немецкий знаешь? – Питер с надеждой глянул на Браун, но ответ последовал отрицательный. Черт. Подняв голову, он осмотрелся вокруг и попытался придумать, как можно изобразить его вопрос касательно того, где снеговик. Внезапно ответ родился сам по себе. Стукнув себя по лбу, Питер достал из сумки планшет, на который предусмотрительно сохранил видеоролики про снеговика, включил его и показал мужчине. – Снеговик. Где нам найти снеговика? – Питер пальцем указал на экран планшета, на котором крутился ролик про снеговика, и показал жестом что-то вроде «Где он?». Правда, со стороны это больше походило на взмах руками впечатлительной барышни. – Где он? Нам. Нужен. Снеговик. – Питер ещё раз указал на экран.
- Dæmon. En dæmon. – Мужчина пальцем указал на изображение снеговика на планшете Питера. Законник вопросительно сморщил лоб и посмотрел на Браун. – Демон? По-гренландски «снеговик» - это «демон»? – Спустя секунду Питера осенило: для местных жителей этот снеговик – это не одушевленный из снега, а бес, посланный их богами за грехи. – Где dæmon? Нам. Нужен. Демон. – Произнес Максвелл и посмотрел на мужчину, чувствуя себя то ли темным колдуном, то ли клириком. Ответ появился сам собой. Откуда-то издалека послышался пронзительный женский крик. Молодые законники переглянулись и помчались на этот шум. Наверняка, это он, тот, кого они ищут. Пришел встретить долгожданных гостей.

+1

11

Девушка с трудом проглотила ком, образовавшийся в горле, и покрепче вцепилась в поручень, неотрывно глядя на горизонт, как посоветовал ей Питер. Она переживала - не очень-то хотелось предстать в неподобающем виде перед Максвеллом. Не то, чтобы она думала, что он такой уж мерзавец, но рисковать все же не хотелось - лишние пересуды и смешки за спиной на работе ей были совершенно ни к чему. Несмотря на то, что вел себя Питер вполне пристойно, она не забыла о том, что он разгильдяй, а доверять такому человеку свою репутацию было безответственно.
- Надейся, что не узнаешь этого, - пробормотала она страдальческим голосом и, с трудом оторвав замерзшие пальцы от поручня, медленно опустилась на скамью рядом с парнем, - хотя от пироженки я бы сейчас не отказалась. И от горячего кофе. С корицей и виски, - размечтавшись вслух, она не заметила, как тревожные мысли медленным, но уверенным строем пошли прочь из ее головы.
Сидя бок о боком с Питером, ЭмКей не могла не заметить, что парень кутался в свой лыжный костюм и теплую куртку, которую им отдал их капитан. Было действительно зябко и она сама начала потихоньку трястись, когда вспомнила, что вообще-то ведьма и даже кое-что такое умеет. Схватив парня за руку, она вспомнила фокус, которому ее научили и пустила по их телам согревающую волну. Эффект должен был продержаться пару часов, затем действие следовало повторить. Получалось у нее не всегда, но сейчас, кажется, вышло неплохо.
- Лучше? - спросила она у Питера, убирая руку и переводя взгляд на горизонт, вспоминая о морской болезни, которой вроде бы удалось избежать.
Что ж, это не могло не радовать, хоть что-то в этом путешествии шло так, как нужно. Остаток пути они провели, почти ничего не говоря, лишь изредка обмениваясь какими-то наблюдениями или предположениями о том, что ждет их впереди. Наверное, сказался холод, который во второй раз у ЭмКей прогнать не удалось, пришлось слушать бряцанье зубов друг друга и надеяться, что они как можно быстрее достигнут берега.
Когда же это, наконец, произошло, им понадобилось пару минут, чтобы прийти в себя и перестать раскачиваться на ходу так, будто они все еще находились в лодке. Ощущение было забавным, а для ЭмКей еще и новым, напомнило ей долгие переезды в поезде, когда, спускаясь на перрон, еще некоторое время ощущаешь неровный ход колес под своими ногами. Это было забавно, так что ЭмКей улыбалась, пока Питер вдруг не рванул куда-то, словно его ужалила ледяная оса. Браун пришлось подобрать свое мечтательное настроение и побежать следом за Максвеллом, что она и сделала. Питер обнаружил старика и пытался добиться от того хоть какой-то информации, которая могла бы им помочь разобраться с тем, куда двигаться дальше и с чего вообще начать, но старик их не понимал.
- Нет, только ирландский, - развела руками девушка, понимая, что к заданиям в гренландской глуши ее жизнь не готовила.
Да и Грэхем тоже. Ему она собиралась еще все это дельце припомнить. Браун надеялась, что наставнику сейчас хотя бы икается, пока он там есть пончики в своем теплом уютном кабинетике. Проследив за тем, как Питер выудил планшет и включил на нем видео со снеговиками, ЭмКей удовлетворенно подумала, что их них еще может выйти толк. Если наставники собирались избавиться от них в снегах Гренландии по принципу спартанцев, то не тут-то было. Не такая уж и глубокая эта ваша яма, выбраться из нее еще очень даже можно.
- Сомневаюсь, они воспринимают их как нечисть, - подсказала Браун, успев нахмуриться и прикусить губу, она уже собиралась достать жетон, на котором было выбито ее имя, чтобы ускорить мыслительный процесс старика, показав ему, что они не праздно шатающиеся туристы, а по делу и все такое, когда раздался женский визг, заставивший их с Питером переглянуться и броситься одновременно в сторону, откуда послышался звук.
Она ожидала увидеть что угодно: окровавленного снеговика, пожирающего чью-то руку, армию окровавленных снеговиков, доедающих небольшую деревеньку, но только не голую женщину, прыгающую с разбега в сугроб.
- Оу, - произнесла Браун, резко останавливаясь и давая себе время переварить ситуацию, но не успела она это сделать, как из дома тут же выбежал бородатый мужчина и вылил на них с Питером ведро холодной воды, прокричав что-то непонятное и рассмеявшись им в лицо, - что за хрень?!
Мэри-Кейт могла поклясться, что почти физически увидела приближение мороза, который резко впился в нее свои холодными пальцами и заставил снова застучать зубами, но теперь уже не только от холода, но и от злости. Она непонимающе посмотрела на Питера, но тот казался таким же растерянным, как и она.
- Это у вас тут так всех приветствуют или вы именно законников не любите?!
Но мужчина лишь залепетал снова какую-то тарабарщину, хотя по выражению лица его можно было понять, что ему жаль. Он тут же схватил ее Питера и за руки и потащил в сторону дома. Браун не стала упираться, так как надеялась, что внутри сможет хоть немного отогреться, что, впрочем, было безответственно и глупо, вдруг это был не просто деревенский простофиля, а самый настоящий маньяк. Который обливал людей водой и, если они не замерзали на морозе, добивал сам, а затем расчленял тела и делал из них мыло. Или пирожки. Или и то, и другое.

+2

12

Приближаясь к тому месту, с которого исходили женские крики, Питер мысленно освежал в памяти все свои знания об Одушевленных. Естественно, он уже думал о них во время перелета и даже пытался думать во время четырехчасовой переправы на катере, однако в последнем случае ему мешал дикий холод и желание согреться, которые в совокупности мешали возможности думать вообще, как одному из качеств человека. Теперь же, когда цель была так близка, что до неё можно было подать рукой, ногой и снежком, в этих знаниях была гораздо большая необходимость, чем в девяти тысячах метрах над землей в мягком кресле самолета. Когда перед ним с Мэри-Кейт промчалась голая женщина и прыгнула в сугроб, Питер посчитал это сигналом к тому, что, скорее всего, одушевленный снеговик проник к ним в дом и следовало идти именно в том направлении, а женщина попросту убегала от него и, так как снеговик застал её, скорее всего, во время принятия душа, выбежала в чем было… то есть, ни в чем. Питер Максвелл считал так ровно до того момента, пока на них не вылили ведро холодной воды. Бородатый мужчина, сотворивший это, не остановился и принялся смеяться, отчего весьма и весьма разозлил Питера. Законник быстрым шагом подошел к нему и, обеими руками резко схватив за воротник свитера, со всей злости потянул к себе. - Черт возьми, мы сюда не водные процедуры приехали принимать, а остановить гребаного снеговика, пока он не смел эту глушь с лица земли. Какого хрена вы творите?! – Максвелл достал свой жетон и сунул ему его в лицо. Казалось бы, ещё секунда и Питер бы врезал этому идиоту по его волосатой роже, не посмотрев на то, что находится при исполнении своих обязанностей и должен вести себя толерантно по отношению к подобного рода кретинам. Судя по выражению лица этого незнакомца, ни слова из вышесказанного он не понял, но злость на лице Питера дала ему понять, что выливать им на голову ведро холодной воды не стоило. Когда мужчина жестом дал понять, что признает свою вину, Питер отступил. Максвелл, в свою очередь, извиняться не планировал. После того, как участники инцидента немного успокоились и Питер, наконец, почувствовал леденящее действие холодной воды и мороза, мужчина схватил за руки двух законников и отвел их в дом. Как бы зол не оставался Максвелл, он посчитал это хорошей идеей и не сопротивлялся, потому что ещё секунда – и он бы сам превратился в снеговика. Как и Мэри-Кейт, следовавшая рядом и выглядевшая взволнованной. Судя по её взгляду, она немного побаивалась заходить в дом к незнакомцу, тем более после того, что последний натворил. Питеру же было всё равно. В любом случае, он всегда мог продолжить свои недавние действия и уложить этого бородача одним махом.
Когда троица вошла в дом, гренландский незнакомец предложил им место у камина. По крайней мере, его жест был расценен как предложение, так как его речь по-прежнему не отличалась понятностью для британских гостей. Спустя секунду он поставил перед ними две огромные кружки горячего напитка, по аромату напоминавшего травяной отвар от кашля. – Это не похоже на какое-то зелье? – Шепотом он спросил у Браун. Всё-таки его спутница была наполовину ведьмой, а значит должна была в таком разбираться. Девушка лишь пожала плечами, не зная ответа на этот вопрос. Несколько минут Максвелл опасливо смотрел на эту кружку и принюхивался к напитку, пытаясь понять, из чего он сделан и можно ли его пить. С одной стороны, травяной напиток привлекал его тем, что он был горячим и от него они согреются гораздо быстрее, с другой стороны, лучше он будет греться немного дольше, но зато не протянет копыта в этом сарае, так и не добравшись до снеговика. Они совершенно ничего не знали об этом мужчине: вполне вероятно, что он является каким-то местным колдуном и именно он виновен в том, что в снеговике зародилась темная сущность, а теперь, увидев, что его творению могут помешать два неопытных законника, решил прикончить их своими травками-муравками.
- Да вы не бойтесь, это обычный чай. К нам сюда не завозят цейлонский байховый, поэтому обходимся местными травами, которые собираем в теплую пору года. – От неожиданности Питер дернулся и «местный чай» из кружек немного пролился на стол. Женщина улыбнулась и взяла в руки полотенце, висевшее на спинке стула. – Сейчас вытру. – Законник был немного в шоке, услышав английскую речь со смешанным акцентом. Максвелл мельком глянул на Мэри-Кейт, которая также явно не ожидала услышать здесь британскую речь. Продолжив рассматривать женщину, Питер не сразу понял, что если снять с неё одежду и поставить перед сугробом, то она как две капли воды будет похожа на ту, которая сигала в него пять минут назад. Женщина кажется поняла в чем дело и поспешила всё объяснить. – Вы извините, что так получилось. Дело в том, что к нам сегодня должны были пожаловать друзья, которые в прошлый раз здорово нас разыграли. Мы думали им отомстить, а тут явились вы. Мы не сразу поняли, что вы – это не они.
Питер глянул на ЭмКей, пребывая в небольшом ахуе. Он не особо разбирался в сельской жизни и, как городское дитя, считал, что в городе развлечений куда больше и они куда интереснее. Видимо, он ошибался. Законник перевел взгляд на женщину. – А у вас всегда так весело? – Скорее, это было сарказмом. Возможно для местных жителей поливать друг друга холодной водой и прыгать голышом в сугробы – это весело, но они сюда приехали на дело и терять время на изучение местных обычаев ему не очень-то хотелось. – Жизнь здесь довольно… своеобразна. – Женщина улыбнулась и села за стол, напротив законников. – Я переехала в Гренландию, когда мне было тринадцать лет. Мои родители – ученые-климатологи, их направили на местную станцию, а так как меня оставить было не с кем, я приехала сюда вместе с ними. Сама я с Аляски. Климат здесь более жесткий, но к вечным снегам я привыкла ещё с детства. И кстати, прыгать голышом в сугроб я научилась на Аляске. – Женщина рассмеялась, а вот Питеру эта шутка показалась сомнительной. Ему вообще было не до веселья с тех пор, как он спустился на эту землю с трапа самолета. Максвелл успел заметить, что этой женщине с виду не больше тридцати пяти лет. И что, все эти двадцать лет она провела здесь, в этой глуши? Сам Питер скорее бы повесился, чем променял бы возможность жить в городе, да пусть даже на той же Аляске, где покуда больше условий для жизни, чем в этом Кекертарсуатсиаате. А выйти замуж за местного бородача – такое можно было учудить только от больной любви, не меньше. Но времени выяснять историю жизни этой незнакомки, имени которой они, кстати, так и не знали, у законников не было. – Слушайте, это всё очень интересно, но мы законники. – Для наглядности Питер показал свой жетон. – К нам поступил сигнал, что у вас здесь разгуливает одушевленный снеговик и мы приехали сюда из Великобритании, чтобы разобраться с ним. Мы бы с радостью посидели тут с вами, попили этот чай из травок-муравок и послушали историю вашего переезда из Аляски в Кекертар… - Питер глубоко вдохнул и решил не мучить себя ещё одной возможностью озвучить название этого славного городка. - … этот город, но нам стоит спешить, потому что, судя по той информации, которая была нам предоставлена специалистами из Ордена Праведности, этот снеговик безопасен лишь до поры до времени. Никто не знает, когда он может перейти в фазу нападения и начать мочить всех местных жителей и вас в том числе. – Речь Питера не терпела пререканий. Он ожидал максимально быстрого пояснения, как добраться до одушевленного снеговика, и возможно удачи. Большего он не ожидал и не собирался слушать.
- Снеговика? Так его уже это… Вчера днем приезжали ваши коллеги с Исландии и сделали всё, что было нужно. Мы поэтому и ждали сегодня друзей, собирались праздновать исчезновение этого чудища. – Женщина быстро пролепетала радостную для себя информацию, но до Питера не сразу дошел её смысл. – Вы хотите сказать, что одушевленный уже уничтожен? – Максвелл внимательно посмотрел на женщину, пытаясь не только услышать, но и прочитать по губам о том, что они, мать его, проехали через пол земного шара, чтобы узнать, что вчера приезжали какие-то гребаные коллеги из Исландии и уничтожили снеговика. Через пол, мать его, земного шара. На двух самолетах и ржавом корыте под названием катер. Он отстудил себе все возможные места, чтобы услышать, что вчера его коллеги из Исландии сделали то, ради чего он ехал. – Твою мать! – Питер стукнул кулаком по столу, разливая все остатки травяного чая. – Но… разве вам не должны были сообщить? – Женщина непонимающе глянула на двух законников. Максвелл посмотрел на ЭмКей. Если эти исландские законники приезжали сюда ещё вчера днем, то или Ривзу, или наставнику Браун должны были сообщить о том, что миссия уже выполнена и они могут отзывать своих людей обратно. Где Питер и ЭмКей находились вчера днем, ну окей, вечером? В аэропорте Копенгагена, где, к слову, есть связь и она очень хорошо ловит. Тогда какого хера им ни о чем не сообщили? Питер надеялся, что Мэри-Кейт прочитала по его взгляду всё то, что он хотел произнести вслух, но не решался сделать при дамах.
- Ну раз уж вы сюда добрались, а паром обратно будет не скоро, может поужинаете с нами? – Видно, что женщина пыталась разрядить сложившуюся обстановку. Питер продолжал сидеть и молча смотреть в одну точку, скрипя зубами. Ему казалось, что ещё секунда и он не выдержит и пойдет искать какого-нибудь другого снеговика, чтобы отвинтить ему башку с морковкой по центру. – Муж сейчас как раз готовит акулу. Она очень вкусная, вот увидите. У себя в Англии небось не пробовали такого. Гренландскую акулу очень трудно поймать, это вам не та, которая на островах под солнцем на поверхности плавает. – Но Максвелл уже не слушал всё, что было произнесено после «разве вам не должны были сообщить?». Его нервная система была опустошена и все их последующие действия он передал под руководство Мэри-Кейт.

Отредактировано Peter Maxwell (2017-09-16 23:53:30)

+2


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » crazy snowman


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC