Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетзанятые имена и фамилии
шаблон анкетыправилахотим видеть
персонажиматчастьвнешности
НЕ ВИЖУ ЗЛА
Rhiannon McCécht

НЕ СЛЫШУ ЗЛА
Rafael Cromwell

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Matt Constantin

В общем и целом, Маккарти хватило трех минут в обществе просветленного и обновленного Прескотта («Мира, а к нам в участок твой брат не заходил случайно? Церковью что-то повеяло от этого мирского…»), чтобы испытать те же чувства и осознать, насколько пустой стала голова. [продолжить]



Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » I love to sail forbidden seas


I love to sail forbidden seas

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://funkyimg.com/i/2n9L8.gif http://funkyimg.com/i/2n9Lm.gif
The Pink Panther - Theme Song
I love to sail forbidden seas
Clara Aragonés as Clara Quirke & Robert Braithwaite as Robert Selwyn
Национальный музей Мехико, Мексика; 13 июля 1981 года.
История о том, как авторитетный начальник отдела тайн необдуманно пускается в авантюру, а у рискованного археолога хватило ума поддержать его без лишних раздумий.


[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:52:42)

+3

2

Клара Квирк, как одна из тех ненормальных, искренне увлеченных собственной работой, очень редко ловила себя на мысли, что в рабочее время ее одолевает безудержная скука. Отправляясь на раскопки, она и не скучала никогда — увольте, это же настолько глупо и неестественно, хотя, вероятно, кое-кто может и не согласиться с умозаключениями молодой волшебницы.
Но сейчас речь идет не о различии предпочтений, и не о том, что каждый выбирает себе обертку по вкусу, а об исключительном нежелании мисс Клары торчать в музее, изображая из себя среднестатистическую сотрудницу, и отрабатывать положенные часы, выполняя обязанности надсмо... В смысле, смотрителя.
Сегодня ведьма была отправлена в зал, посвященный Древнему Востоку. Третий раз рассказывая особо любопытным посетителям историю одной из жемчужин коллекции, а именно — уникального собрания древностей Междуречья за пределами Ирака, Клара только и думала, что брошюры, очевидно, создаются для особо-одаренных личностей, остальные же считают ниже своего достоинства хотя иногда заглядывать туда.
Злясь на то, что не получилось в этот раз от этих «общественных начал», и подумывая, а не злоупотребить ли использованием магии, наложив очередной Обливиэйт на ворчливого главного смотрителя музея, Кларисса завершила краткий экскурс, после чего успешно откланялась, и с вежливой, но усталой, улыбкой побрела вдоль экспонатов, прикрыв глаза и вдыхая полной грудью затхлый аромат давно и безнадежно закрытого от разнообразных ветров помещения.
Раздумывая над еще одним преимуществом профессии археолога, а именно — о возможности проводить время на свежем воздухе, Квирк была остановлена другой коллегой, низкорослой блондинкой по имени Лесли.
- Клара, ты слышала новость?
Едва не налетев на девушку, Кларисса обхватила ее плечи ладонями, и уже через мгновение отстранилась, с удивлением глядя на неожиданную собеседницу.
- Эм, нееет... А что пожар? Пора выносить самые ценные экспонаты? - с явно выраженным сарказмом отвечая на совершенно бессмысленный вопрос, Клара получила в ответ лишь испуганный взгляд и недоуменно хлопающие ресницы.
- Что? Какой пожар?! Фу, Клааара... - Лесли махнула рукой. - Не люблю я твои шутки. Тут такооое произошло. Пошли, я тебе покажу!

Через полчаса Клара уже на всех парах неслась в сторону Министерства Магии. Отдел Тайн встретил ее привычными темными коридорами, но Кларисса отлично знал маршрут, по которому необходимо следовать.
Не утруждая себя стуком, Квирк ворвалась в кабинет господина Роберта Селвина, который не продемонстрировал ни капли изумления, увидев на своем пороге взъерошенную волшебницу.
- У меня новость! - влетая в кабинет, и не дожидаясь особого приглашения, Клара уже через мгновение сидела на стуле, предназначенном, очевидно, для тех немногочисленных посетителей, которые решались войти в рабочее помещение главы самого загадочного отдела британского Министерства. Отдышавшись от поспешной ходьбы по коридорам, Квирк уперлась ладонями о края стола, наклоняясь вперед. - До меня дошла информация, что на раскопках древнего Мачу-Пикчу группой мексиканских археологов найден интересный артефакт, который магглы доставили в национальный музей антропологии, который в Мехико, - Клара сдула со лба непослушный локон, тут же продолжая. - Это камни. Три огромные глыбы, почти неподъемные. Ну, магглы умеют быть упорными, когда надо. Потому они их подняли.
Девушка подскочила на ноги, принявшись мерить шагами комнату. Грудь все еще тяжело вздымалась, а в глазах блестело предвкушение скорой и особо ценной добычи.
- Магглы предполагают, что это три Священных камня предков. Считалось, что подобные артефакты не сохранились до нашего времени, но, как это обычно бывает, подобные предположения были истинными до поры до времени, - Клара вскинула ладонь, резко останавливаясь прямо напротив Селвина. - По легендам, эти камни использовались для связи с предками. Для получения советов, в особых случаях — пророчеств. Которые отличались чрезвычайной точностью. Мудрость предков, мол, все дела.
Клара приблизилась к столу.
- Я слышала, но уже в магических кругах, что эта связь с предками и пророчества — не просто так. Мол, при изготовлении камней использовался магический материал, или же зачарованное сырье. Возможности изучить подобное явление у меня еще не было, потому не могу сказать точно, - волшебница улыбнулась, снизив голос практически до шепота. - Неизвестно также, вызывали ли они души тех, кто решил стать призраком, или же тех, кто ушел дальше... В любом случае, ритуал чертовски интересен. И, что самое главное, до сего времени совершенно неизученный.
Вновь усевшись, закинув ногу на ногу и обхватив переплетенными пальцами колено, Клара склонила голову поглядывая на сохранившего серьезный вид Роберта.
- В общем, я решила, что тебе стоит знать. А что уж делать с этой информацией... В твоих руках, господин начальник.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:52:56)

+1

3

Те, кто полагал, что Роберт Селвин — подлец и прилежный выпускник Слизерина, ежедневно повторяющий заповеди своего факультета, не очень-то далеки были от истины. А как еще назвать человека, который за четыре месяца до свадьбы разрывает помолвку, мотивируя это тем, что, видите ли, нашел для себя идеальную женщину? Мистер Роули справедливо полагал, что ни один порядочный человек подобного не сделает, и не удивительно, что бросил в лицо несостоявшемуся зятю перчатку, вызывая того на дуэль. Хуже было только то, что мистер Селвин на нее не явился. Просто в это же самое время начальник Отдела Тайн наблюдал за экспериментом, в ходе которого человеческая оболочка, лишенная души после поцелуя дементора, была любезно подтолкнута к Арке Смерти, а после еще несколько часов дискутировал с участниками проектов, почему Арку не устраивает только материя. Спохватился волшебник за несколько мгновений до того, как по Лондону поползли слухи о его трусости и позоре. Подобное внимание было бы ему, конечно, лестно, но нежелательно, вот и пришлось воспользоваться маховиком времени в корыстных целях, отправить мистера Роули в Мунго и со спокойной совестью вернуться домой. Окольными путями, безусловно.
Те, кто полагал, что Роберт — замечательный человек, тоже не сильно заблуждались, однако, возможно, вкладывали в это слово не совсем верное значение. Замечательным в нем был ум, замечательными были коммуникативные навыки и ловкость в расположении к себе людей, замечательной была и преданность своему делу и, наверное, своим людям, большего и лучшего от него требовать было бы весьма затруднительно. К слову, о деле. Одни предполагали (Селвин никогда не распространялся о работе, отшучиваясь, что находит неприличными разговоры о деньгах в приятной компании), что у него ферма единорогов, и он поставляет шерсть, рога и кровь волшебных существ на рынок — конечно, те лишены некоторых волшебных свойств по сравнению с взятыми у животных в естественной среде обитания, но все равно пользуются большим спросом. Другие поговаривали, что он оказывает консультационные услуги и услуги по оценке предметов антиквариата для тех, кто не хочет бросать тень на свое доброе имя посещением лавки Борджина и Берка. Сходились во мнении только о том, что Роберт происходил из рода Селвинов, разбогател, был обходителен, любезен и коллекционировал всякую всячину. При таком портрете большинство говорили с ним о чем угодно, и вот на одном из приемов мистер Паркинсон пошутил, мол, слышал, будто глупые магглы где-то в Мексике достали три огроменных булыжника и теперь носятся над ними, называя артефактом — нечего, будто, волшебникам древности делать больше, чем искусственно камни создавать. Роберт посмеялся. Правда, над Паркинсоном — ничего толком не понимающим в артефактах, кроме того, что некоторые из них могут убивать. Жаль, разделить истинную причину своего веселья было не с кем.
С трудом досидев до конца обеда, мистер Селвин, сославшись на неотложные дела, о которых забыл, а вот теперь вспомнил, разве что не бегом бросился прочь из гостеприимного, но очень скучного для него дома и первым делом в Лондоне купил маггловскую газету, сообщающую о сенсационной находке. Бла-бла-бла, половину текста, повествующего о трех конусообразных камнях, мистер Селвин пропустил, потому что читал в свое время хроники испанских завоевателей, и краткая выжимка из оных, перемешенная с отсебятиной журналиста, ни в какое сравнение с оригиналом не шла. Но вот на том моменте, что специалисты со всего света съезжаются, чтобы установить атрибуцию музейного экспоната, он задержал свое внимание. План был готов быстро. Зато сотрудники транспортного отдела были очень недовольны тем, что им придется задержаться.
К тому моменту, как Кларисса Квирк спустилась в Министерство Магии, Роберт был в своем кабинете, уже отправил домой записку, что его задержит работа, и освежал в памяти упомянутую хронику. Дверь его кабинета распахнулась, хотя предварительно никто не стучал, чтобы предупредить о последующем вторжении. Это было в порядке вещей, поэтому ничего удивительного Селвин, поднимая голову, не усмотрел.
- О! А я как раз собирался послать за тобой, - едва заметно усмехнувшись, вместо приветствия сообщил волшебник и положил руки ладонями на стол, всем своим видом демонстрируя, что он есть одно сплошное внимание, которое ничто и ни при каких обстоятельствах не может отвлечь от новостей, принесенных археологом. Ни разу он не перебил тараторящую Клариссу, которая, казалось, не может отдышаться. Оставалось только определить, так ли она спешила в Министерство или ее просто переполняет восторг, мешающий сделать лишний глоток воздуха, на который попросту в груди не хватает места.
- У тебя есть новость, а у меня есть... - он открыл ящик и водрузил на стол гнутую консервную банку, которая отнюдь не выглядела так внушительно, как хотелось бы Роберту, и здорово смазывала внешним видом эффектность его слов, - порт-ключ. Выглядит, конечно, не ахти, но в это время лучшего просить не приходится, - закончил Селвин и свободно откинулся на спинку кресла, склоняя голову набок. - У меня, видишь ли, тоже не было возможности изучить это явление, но очень хочется. Не желаешь составить мне компанию в Мехико? - в лоб спросил мужчина, проводя кончиком пальца по жестяной крышке. Только чудом не порезался. - Я прочел, что к завтрашнему дню туда слетятся лучшие эксперты со всего света, чтобы установить, действительно ли это Священные Камни, но мы же с тобой знаем, что лучше нас специалистов не найти, - очень нескромно заявил мужчина и на мгновение прикрыл глаза. - Предлагаю заявить о нашем участии в экспертизе. Только, Клара, оденься, как эксперт. И не забудь об очках. Они и солиднее делают, и врать с ними легче, - добавил Роберт, извлекая очки из очечника и деловито водружая их на нос, чтобы указательным и средним пальцами подтолкнуть их чуть ближе к переносице. - Остановимся в отеле Downtown, зачаруем кого надо, нас внесут в списки, оценим, заберем. Оу, я, кажется, забыл спросить, у тебя нет планов на вечер и на завтра? А то их отменить придется, - с ложным сожалением протянул мужчина, которому даже в голову не пришло спросить, а согласна ли Квирк так неожиданно метнуться на другой конец света. Сам этот вопрос казался ему, пожалуй, нелепым, ведь она, конечно, согласится — такая великая находка! Если только артефакты настоящие.
- Все, через полчаса я за тобой зайду. Через тридцать одну минуту и двадцать семь секунд, - сверившись с часами, которые были у него абсолютно точными, что ни удивительно при его деятельности, Роберт хлопнул по столу ладонью, - порт-ключ сработает.
Сам он быстро собрал вещи на подставной квартире, которая чаще была для него перевалочным пунктом, переоделся в серо-стальной костюм, а в назначенный срок позвонил в дверь Квирк. Открывала она ровно минуту, поэтому у Селвина хватило времени только на то, чтобы убедиться, саквояж при ней, вытянуть в коридор (на ходу Квирк запирала дверь) и протянуть ей банку. Только женские пальцы коснулись металла, местами проржавевшего, как порт-ключ сработал.
Вскоре два человека оказались в самом сердце Мехико, совсем недалеко от старейшей гостиницы. Никто их, появившихся из ниоткуда, не заметил, как всегда не замечают очевидных вещей и того, что лежит на самом видном месте.
- Была здесь уже? - спросил волшебник, выбрасывая уже ни для чего не пригодную банку в мусорный бак. Он обернулся, чтобы сказать, куда им следует идти, но вместо этого заметил: - Прекрасно выглядишь, Клара, - а потом забрал у девушки сумку и подставил локоть, мол, опирайся, на каблуках по мостовой, наверное, не очень удобно. - Замечательный отель, построен в XVII веке из красных вулканических пород, из которых ацтеки строили пирамиды. Там прекрасные внутренние дворики, а ресторан на третьем этаже — просто загляденье, хотя бы с той точки зрения, что из окна виден весь старый город. Правда, я не успел озаботиться номерами, - сказал Роберт, когда они уже подходили к зданию. Он открыл перед Кларой дверь, позволяя ей войти первой, а потом устремился к ресепшену. И вот тут-то ждал небольшой сюрприз, потому что свободный номер остался только один. Селвин потер подбородок и обернулся к Клариссе: - Не боишься меня скомпрометировать? Если что, можем поискать другое место, но мы потеряем столько времени...

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][STA]Domina omnium scientiarum[/STA][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png
[/SGN]

Отредактировано Robert Braithwaite (2017-01-11 23:50:40)

+1

4

Склонная поддаваться на авантюры, особенно когда речь шла об очередной профессиональной находке, Клара редко задумывалась о последствиях, хотя едва ли ее можно было назвать легкомысленной особой. Скорее, она просто увлекающаяся, со всей настырностью хватаясь за каждый, даже самый малейший, шанс добраться до чего-то действительно ценного и интересного.
Роберт совершенно не удивился, когда археолог закончила свой торжественный рассказ, выжидающе уставившись на начальника, после даже не пытаясь скрыть удивление во взгляде, которое, правда, улетучилось через считанные мгновения.
- Твоя осведомленность поразительна! Хоть какое-нибудь событие в нашем быстротечном мире проходит без твоего ведома, господин Селвин? - с саркастической улыбкой на губах, Квирк вновь вскочила на ноги, и, глянув на часы, развернулась в сторону выхода. - Полчаса, говоришь? Что ж, не будем зря терять время. Ведь уж кому, как не нам, знать о его ценности.
Уже у самой двери оборачиваясь лицом к хозяину кабинета, и вкрадчивым голосом заканчивая свой короткий ответ, при этом прищурив взгляд, волшебница с тихим скрипом вышла в коридор, и была такова, оставляя после себя лишь ненавязчивый шлейф из аромата ее любимых пряно-древесных духов и корицы, булочку с которой ела на обед.
Несложно догадаться, насколько привычной к путешествиям была мисс Кларисса Квирк, потому сборы всего необходимого для сей миссии, ставшей результатом экспромта, не заняли более пяти минут. Компактная дорожная сумка уже покоилась в коридоре, а Клара застегивала последние пуговицы на блузке, когда в дверь позвонили.
Уже через полторы минуты оба исчезли, захваченные пришедшим в действие порталом, объявляясь в самом сердце оживленного Мехико, с любопытством оглядываясь по сторонам.
- В самом городе была только один раз, на научной маггловской конференции. Но раскопок в разных регионах Мексики посетила не мало, - ответила Кларисса, опуская ладонь на изгиб локтя Роберта Селвина, и улыбкой отвечая на брошенный как бы между прочим комплимент. - Благодарю, Роберт, ты как всегда невероятно галантен. А, так ты имел ввиду отель, выбранный тобою для нашего... кхм... визита? - внимательно выслушав короткий экскурс в историю постройки находящего прямо перед двумя англичанами здания, Клара добавила. - Место жительство, даже если это всего на пару дней, ты тоже умеешь выбирать. С размахом.
Не успев ничего ответить на комментарий Роберта о номерах, которые пока еще, судя по всему, в распоряжении ученых отсутствовали, Клара так и влетела в холл гостиницы со слегка приоткрытым ртом, привлекая внимания администратора, удивительно вскинувшего брови и внимательно приглядывающегося к новым посетителям.
Селвин отправился прямиком к стойке ресепшена, пока Клара отошла в другую сторону, разглядывая на самом деле весьма интересную и во всех смыслах роскошную обстановку, национальные мексиканские мотивы в которой угадывались без особого труда.
От созерцания отделки и замысловатых узоров на ближайшей стене Квирк отвлек голос Роберта. Резко разворачиваясь в его сторону, и с иронией глядя в глаза мужчине, Клара только головой покачала, тут же подаваясь вперед.
- А тебя еще есть, куда компрометировать? - шепотом спросила она, тут же обвивая рукой его шею и добавляя, куда громче, намеренно привлекая внимание как служащего ресепшена, так и всех многочисленных постояльцев отеля, решивших именно сейчас спустится в холл. - Дорогой, ну что ты, право слово, как чужой? - вальяжной походкой парочка приблизилась к администратору, и Клара склонилась вперед, упираясь ладонью о стойку и беззаботно заявляя. - Давайте нам ключ от номера! Надеюсь, кровать там истинно королевская?
Подмигнув молодому человеку, жгучему брюнету со смуглой кожей, который понимающе закивал и оценивающе окинул женскую фигуру, Клара сжала пальцами брелок с выведенным на его поверхности витиеватым номером и вернулась к Роберту, решительно уводя того в сторону лифта.
- Ты уж извини, но, чтобы зря не терять время, нам нужно выглядеть как можно более естественно. И, привлекая побольше внимания такими вот... скажем, интимными подробностями, мы утаиваем на самом деле важные факты, - они стремительно поднимались на нужный этаж. Клара наконец-то перестала виснуть на шее мужчины, и стояла чуть в стороне, скрестив руки на груди, и посчитав нужным объяснить свое поведение, дабы не возникало недопонимания. - Хотя, я уверена, что ты мои мотивы разгадал правильно. И даже не удивился, верно?
Двери лифта распахнулись, давая гостям возможность выйти в коридор. Нужный номер оказался справа, и совсем скоро оба очутились внутри. Клара выглянула в окно, отодвигая штору, и оценив краем взгляда, что кровать на самом деле внушительных размеров. Часы показывали одиннадцать часов утра - ровно шесть часов разницы с лондонским временем.
- Что ж, основная встреча экспертов назначена на завтра, правильно? - Квирк отвернулась от окна, и сделала несколько шагов влево, сцепив руки за спиной. - Но, может, нам стоит появится в музее сегодня? Оценить ситуацию, прощупать почву, представиться... Возможно, получиться взглянуть на артефакт уже сейчас. Не уверена, что мы сумеем сразу определить их подлинность, а также все сопутствующие свойства, но мне уже не терпеться своими глазами увидеть легендарные камни, переполошившие всех без исключения историков нашей планеты!
Опустившись на кресло, что находилось неподалеку от окна, и только сейчас замечая дверь, аккурат напротив входной, Клара воскликнула.
- О, тут еще и балкон имеется? И вид открывается великолепный... Прелестное место, мистер Селвин, я однозначно одобряю!

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:53:10)

+1

5

Не зря люди говорят, что все обманы держатся на честном слове и что нет ничего подозрительнее честного слова, подкрепленного честным взглядом, в котором оно вообще-то никогда не нуждалось. У мистера Селвина, далеко не всегда щепетильно относящегося к заверениям, кои он щедро раздавал ничего не значащим для него людям, взгляд честным был практически всегда. Впрочем, стоит признать, что Роберт в принципе отличался, по мнению некоторых его знакомых дам, удивительно правильным видом, будто вот-вот прямо так, живым, попадет в рай и займет там причитающееся ему по закону место. Лицо Роба с правильными и красивыми чертами, едва ли не только на работе способное принять выражение серьезности, озабоченности и даже недовольства, будто специально было создано природой для того, чтобы его  обладателю было проще втираться в доверие и водить за нос тех, кому целители выписали рецепт от бессонницы – меньше знать. Такие лица замечательно подходили актерам, гениям и аферистам, что успешно сочетал в себе начальник Отдела Тайн. И если он и удивился в самом начале, что Кларисса решила разыграть даже больший спектакль, чем планировалось изначально, то очень скоро поборол в себе это чувство. В конце концов, волшебник, попадавший в разные ситуации, полагал, что рушить легенду, даже появившуюся случайно, нельзя, нужно просто импровизировать. Так через какое-то мгновение приподнявшиеся было брови вернулись на положенное им место, а ладонь, напротив, легла на такое, за какое обычно по рукам и получить можно. Мистер Селвин, взглянув на Клару не с очень-то поддельным восхищением – он всегда отдавал должное ее авантюризму, устроил ладонь на ее пояснице, а после скользнул по прохладной ткани блузки ниже. Мужчина, отведя мисс Квирк за спину волосы, склонился к своей спутнице, и со стороны могло показаться, что он целует ее в шею.
- Всегда есть место для нового компромата, Клара.
Невыразимец (и самую малость проходимец по совместительству) выпрямился и, собственнически прижимая невысокую волшебницу к своему боку, вместе с ней вразвалочку вернулся к стойке ресепшена, на которую археолог и облокотилась. Пышная грудь чуть приподнялась и очертилась еще более выгодно, отвлекая служащего отеля даже больше, чем кокетливый тон англичанки. Роберт рассмеялся, не предпринимая попыток замаскировать смех под кашель и прикрыть рот рукой.
- Ну, как почему я, как чужой? – пожал он плечами в деланном недоумении, но продолжал, обращаясь в большей степени не к Кларе, а к представителю обслуживающего персонала, чтобы окончательно забить тому голову подробностями личной жизни и переключить его внимание с подозрительной заминки в самом начале беседы. – Работаем вместе, и за служебный роман оба можем потерять места. – На эти доверительные слова темноволосый смуглый молодой мужчина отреагировал именно так, как и положено было реагировать людям его профессии. Он оторвал взгляд от аппетитных форм Клариссы, поднял глаза на ее спутника и понимающе улыбнулся, будто на ментальном уровне происходил примерно следующий диалог: - Так что вы видели? - Ничего не видел, сэр, абсолютно ничего. Сотрудник Британского Министерства Магии добродушно кивнул и, когда Клара ловким движением забрала выданные ключи, вместе с ней пошел к лифту. Оба весело смеялись и переглядывались. В глазах ресепшиониста они были успешны, красивы и нарушали установленные высшими чинами правила, что заставляло им пособничать. Он только не видел, что, когда двери лифта закрылись за влюбленной парой, они разорвали объятия и встали плечом к плечу, а выражения их лиц стали не то спокойными, не то все-таки задумчивыми.
- Не ожидал, если ты об этом, - признался мистер Селвин, поворачивая голову и чуть склоняя ее к плечу. – Но возражений не имею. Ты права, что таким образом проще отвлечь внимание от нашей цели, да и отношения всегда могут послужить отличным алиби. Разве что… - задумчиво продолжал волшебник, и между бровей у него залегла легкая складка, хотя сам он улыбался. – Давай этот спектакль останется между нами. Арчибальд, полагаю, ничего не заметит, даже если ему в лоб сказать, а потом еще и доказательства предъявить, но моя, - он замолчал, подбирая подходящее слово для отношений, которые не были закреплены ровным счетом ничем и никакими обещаниями в том числе, - невеста – аврор, и это может быть очень опасно для нашего здоровья, - отшутился Роберт. Но, подумав, мужчина куда более честно добавил: - Мне не хотелось бы давать ей новых поводов для сомнений, их и без того немало.
С тихим скрежетом распахнулись створки лифта, и Роберт следом за Кларой покинул кабину. Мужчина сунул руку в карман брюк и дождался, пока археолог, рванувшая на другой материк без всяких сомнений из любви к искусству и ради науки, открыла дверь. И пока молодая женщина смотрела в окно, мистер Селвин оглядел номер. Он рассчитывал на то, что по-джентльменски уступит даме кровать, а сам устроится на диване, вот только оного в просторном номере почему-то предусмотрено не было.
- Правильно, - подтвердил слова Квирк волшебник, попутно сняв пиджак и пристроив его на спинке стула, вплотную придвинутого к письменному столу. – И зарегистрироваться не помешает заранее, ты права, вот только давай сначала выпьем кофе, - предложил Селвин, ослабляя узел галстука и посмеиваясь над тем, как непринужденно невысокая темноволосая ведьма с выразительными серо-голубыми глазами плюхнулась в кресло, чтобы через мгновение оповестить своего спутника о наличии балконной двери. – Да, там еще столик стоит, поэтому кофе мы можем выпить там, а вечером закажем шампанское, чтобы отметить путешествие. И, кстати, я иногда курю. Ты не будешь против, или мне стоит выходить на улицу? – полюбопытствовал мужчина, подходя к кровати и поднимая черную телефонную трубку, чтобы набрать в соответствии с инструкцией номер ресепшиониста, через которого и заказал две чашки кофе и две фриттаты по-мексикански. Через полчаса, за которые волшебники успели освежиться и насладиться видом из окна, постучался официант, толкавший перед собой передвижную тележку, на которой стоял сервированный поднос. В Гравесдене обычно тележки разъезжали сами собой – не обошелся Роберт без привычного сравнения маггловского и магического миров.
Волшебники поели, наслаждаясь видом и не испытывая никаких мучений от солнечного жара: Клара была привычной к любым погодным условиям, а Роберт – просто выносливым. Затем, оставив столовые приборы, чтобы их прибрали позже, мужчина накинул пиджак и вышел, придерживая перед Квирк дверь. Путь их лежал к Национальному музею антропологии, который был расположен на юго-востоке Мехико, в парке Чапультепек. Разве что попали они туда не с помощью городского транспорта, а просто-напросто парно аппарировав, чтобы несколькими мгновениями спустя пройти мимо теотиуаканского монолита, изображающего бога дождя Тлалока или Чака, как его называли индейцы племени майя. Отчего-то было жаль, что создатели не добавили ему традиционных четырех больших кувшинов, в которых содержались дождь, засуха, болезни растений и ливни. Да и змееподобного посоха у семиметрового символа музея, стоящего здесь уже более сорока лет, тоже не было. Само здание было, по мнению Селвина, тяжелым, а не внушительным, но о вкусах он не спорил. Разве что шутливо приобнял Клару и перед самым входом в музей заметил:
- Мы с тобой практически вернулись к истокам, как познакомились. Разве что теперь я тобой восхищен еще больше, - после он достал из увеличенного с помощью чар кармана очечник и нацепил очки на нос, пододвигая их к переносице поближе. – Вот, теперь я даже почти в том же образе. Идем, - кивнул он, пропуская археолога вперед. В дверях их встретил невозмутимый страж порядка музея, к которому мистер Селвин и обратился.
- Добрый день, мы специалисты из Лондона и хотели бы зарегистрироваться для участия в назначенной на завтра экспертизе Священных камней предков, а также взглянуть на них уже сегодня, если это возможно.

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][STA]Domina omnium scientiarum[/STA][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png
[/SGN]

+1

6

Забавно было слышать, когда Роберт, очутившись в лифте, поспешил попросить свою спутницу о неразглашении того маленького инцидента, случившегося около ресепшена, целью которого было исключительное желание сохранить в тайне истинную цель визита странной парочки, что явились в мексиканской гостинице прямиком из Лондона. Клара окинула начальника красноречивым взглядом, прежде чем скрестить руки и громко хмыкнуть, покачиваясь в такт движения лифта, самые лучшие годы которого уже явно успели пройти задолго до нынешней поездки.
- Не переживайте, господин Селвин, я отнюдь не стремлюсь прослыть коварной разлучницей, так что... - она на мгновение запнулась, словно подбирая нужные слова. - Так что из моих уст ваша невеста ничего не услышит. Да и нечего ей слышать, верно? Все наши поступки продиктованы исключительно великой целью!
Торжественная фраза как раз предшествовала выходу из лифта.
Дальнейшие события развивались стремительно. Кларисса, в отличие от Роберта, не сразу обратила внимание, что в номере имелась лишь одна кровать, и ни дивана, ни даже маленькой кушетки не виднелось. Пожалуй, сей факт станет причиной очередной не самой однозначной ситуации, но мисс Квирк предпочла подумать об этом после.
Однозначно, будь та женщина, которую глава Отдела Тайн упомянул в качестве своей невесты, знакома с Клариссой Квирк лично, то наверняка поняла бы, что ей на самом деле нечего беспокоиться. И дело даже не в том, что сердце археолога тоже как бы не было совсем уж свободно. Точнее, не только в этом.
Несмотря на всю привязанность, испытываемую Кларой в адрес Арчибальда, главное место как в ее сознании, так и в душе, занимала исключительно наука. Пусть некоторые ученые, отличающиеся особым снобизмом, и отказываются считать археологию настоящей наукой, лучше бы они не озвучивали подобного мнения в присутствии мисс Квирк. Иначе схождение снежной лавины в непосредственной близости покажется им не такой уж критичной опасностью.
Но суть не в этом. Полностью преданная своей работе, причем всем без исключения аспектам оной, Кларисса мало уделяла внимания своей личной жизни, а, увлекаясь очередной находкой, забывала обо всем на свете. В этом плане они с младшим Уизли были в каком-то смысле идеальной парой — да, Клара все же была более приземленной, нежели сотрудник комнаты пророчеств, до звания «потенциальной жены, матери семейства и хранительницы домашнего очага» ей было еще ох как далеко.
Она умела флиртовать, когда того требовали обстоятельства, либо же когда собеседник вызывал в ней искреннюю человеческую симпатию, она никогда не давала обет о соблюдении целибата, но в беспорядочных интимных связях никогда замечена не была, а Роберта Селвина уважала, в первую очередь как начальника, как весьма неординарного волшебника, и как хорошего друга... Хотя и понимала, что этот харизматичный мужчина наверняка скрывает куда больше, чем делиться даже с самыми близкими людьми.
- Можешь курить, - махнула рукой Клара, и улыбнулась. - Но спасибо, что поинтересовался моим мнением. Обычно мужчины, с которыми меня сталкивает работа, дымят, как паровозы, и совершенно не беспокоятся касательно реакции окружающих дам. Хамы, не так ли?
Идея выпить кофе показалась девушке также весьма привлекательной, и уже через полчаса оба устроились на балконе, сжимая в руках элегантные кружки с ароматным напитком и поедая свою порцию изумительной фритатты.
Дальнейшая прогулка, прерванная легким хлопком аппарации, до здания музея не заняла много времени. Очутившись перед лицом охранника, и предоставив Роберту, уже успевшему обеспокоиться маскировкой, представиться, Клара извлекла из кармана собственный очки, с широкой темной оправой, выглядевшие нелепо на лице девушки, и делавшие ее и без того крупные глаза еще больше. Страж порядка в музее, уставившись на мисс Квирк, удивленно воззрился на ее образ типичной лабораторной мыши, но ничего не сказал. Кларисса догадалась, что, скорее всего, он был не очень в ладах с английским.
Тем не менее, документы он попросил, и внимательно изучив специально зачарованные бумажки, коротко кивнул, указывая пальцем в нужном направлении.
Величественный холл музея был малолюдным, словно затаившимся перед чем-то очень большим, сродни взрыву, способному разнести все вокруг. Лондонские эксперты были отправлены в кабинет секретаря смотрителя музея, на деле оказавшимся очкастым темноволосым юнцом, лет 20 от роду, едва ли больше. Слегка опешив от экстравагантной парочки, он быстро взял себя в руки. Важно поправив очки, Клара подумала, что излишнее внимание могло бы помешать, но в компании разномастных ученых, явившихся в Мехико со всего света, они быстро сумеют затеряться в толпе. И скорее стали выделяться бы при прямо противоположных условиях.
- Доброго дня. Мы представители Британского музея, только несколько часов назад прибыли в Мехико, желая принять участие в завтрашней экспертизе. Я, надеюсь, вы понимаете, о чем речь, - надменно заявила Клара, чем еще больше смутила юнца. Наклонившись к его столу, англичанка продолжила. - И если вы скажете сейчас, что мы не имеем права взглянуть на артефакты уже сегодня, я устрою международный скандал! Вы не имеете права скрывать уникальную историческую находку!
Хлопнув ладонью по столешнице, Квирк выглядела невероятно решительно. Опять таки, подобная шумиха была инициирована исключительно для того, чтобы лишить мексиканцев любого желания связываться со странной девицей дольше, чем того требуют формальности. Да и более спокойный с виду Роберт будет отлично контрастировать на фоне Клары, а, как известно, с помощью системы «я хороший, она плохая» можно многого добиться.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:53:23)

+1

7

- Клара, - сказал волшебник, прислонившийся бедром к краю стола, и сложил руки на груди, - мы больше не нуждаемся в твоих услугах.
Сказать, что на лице невысокой, плотно сбитой волшебницы отразилось искреннее недоумение, не сказать ничего. Но вопрос, готовый сорваться с губ, Роберт опередил.
- Ты что, газеты не читала?
Она ответила очень выразительным взглядом, в котором сквозило ироничное: «Я два часа назад вернулась из пустыни, туда верблюды к завтраку «Пророк» не доставляют». Селвин непрозрачный намек на то, что он сморозил глупость, понял и вздохнул, после чего опустился в кресло и вытянул под столом длинные ноги, после скрещивая те в лодыжках.
- Новый Министр заинтересовался нашей работой, но, в отличие от миссис Бэгнольд, он осел и усмотрел в том, что делают некоторые из нас, угрозу для себя. Невыразимцев начинают потихоньку трясти и обвинять во всех смертных грехах. Разве что не сказали, будто это мы Того-Чье-Имя-До-Сих-Пор-Не-Называют в колбе вырастили, - тихо, но невесело рассмеялся светловолосый мужчина, сползая по креслу, чтобы было удобнее. Хоть где-то должно же быть комфортно, несмотря на то, что в любимом департаменте в большинстве помещений чувство уверенности пропало. Не потому, что Роберт боялся, а потому, что ужасно раздражался тому, что в чести стала узость мысли и что в отделе появились прихвостни Фаджа, одни из которых публиковали работы о технической невозможности исследования вселенной, другие – о нереальности перемещения во времени на длительный срок. Словом, не обнародуя тайны проектов, все равно пытались убедить мир в их несостоятельности. А самого Роберта обвиняли в растрате средств. Во всяком случае, официально. Неофициально считали, что он в принципе на жизнь Министра покушается. Больно она ему нужна, право слово. - Пока удается скрывать имена тех, кто помогал проектам за пределами этих стен, но я не уверен, что так будет и дальше. Мне не хотелось бы, чтобы на тебя вышли. Считай, что это благодарность. К тому же, Фадж остановил финансирование, и Отдел Тайн не может платить те суммы, о которых мы с тобой договаривались. Фактически нам просто пытаются перекрыть кислород, не давая возможности закупать нужные артефакты, необходимые снадобья и отправлять сотрудников на поиски предметов, которые нельзя приобрести за деньги.
Клара выпятила нижнюю губу и села, сцепив на столешнице руки в замок. Она недолго помолчала, а потом поинтересовалась, неужели начальник Отдела Тайн собирается сдаться. Тот очень выразительно фыркнул, как делал всегда. Женщина кивнула и заявила, что тогда до лучших времен и из интереса поработает, в конце концов, у них есть цель… а оплатит средства для ее достижения Роберт потом и обязательно с процентами.
- Договорились, - рассмеялся мужчина, зачесывая пятерней волосы назад. – На самом деле, - доверительно сообщил он, подаваясь вперед, - я и не хотел, чтобы ты ушла.
И в кабинете повисло негласное признание обоих волшебников, что победить научных сотрудников Министерства Магии нельзя, потому что они действительно слаженный механизм. Не только Роберт и Клара, а все те, кто работал над проектами Отдела Тайн, были отличной командой, даже больше – они были лучше любой команды, какую только можно себе представить. Так было в начале. Так было в конце. И так было в Мексике. Недавно прибывшие из лондонской летней прохлады волшебники не были утомлены перепадом температуры, не изнывали от оглушающей и изматывающей жары и не жаловались на расплавившиеся мозги. Напротив, они с завидной легкостью подхватывали любое начинание напарника, словно у них уже заранее был готов план и план этот был «не действовать экспромтом». Во всяком случае, волшебники мастерски напускали на себя несколько раздраженный затянувшимся ожиданием вид, когда плохо знающий английский язык (и тут они традиционно цокали языками, мол, как можно?) долго и трогательно проверял предоставленные документы. И так же ладно Квирк и Селвин разыгрывали традиционную, очень действенную пьесу, где есть и кнут, и пряник. Кнутом на сей раз выступила Клара, которой, надо признать, шел не только кокетливый образ соблазнительницы со стажем. Она вылупилась на молоденького секретаря и напустилась на него так яро, как это делают все тихие библиотекарши, стоит только допустить ошибку в читальном зале. Да, на библиотекаря Квирк в ту минуту здорово смахивает. Роберт, которому досталась роль тихого, немного забитого человека, нервно сглотнул и скосил на Клару глаза, после чего очень медленно заговорил. Так медленно, как ни один уважающий себя англичанин разговаривать не станет. Цель была очень простая, чтобы смысл его слов дошел не только до археолога, но и до служащего музея.
- Ты собираешься звонить в ИКОМ и заявлять об ущемлении наших прав или сразу в ЮНЕСКО? – разве что не заикаясь, уточнил Роберт и с жалостью воззрился на молодого человека. Большие и светлые глаза его стали влажными… Но кто мог предположить, что только из-за того, что он очень долго, не моргая, смотрел на лампу, пока не почувствовал резь. – Он ведь препятствует одной из главных целей Международного совета музеев – налаживанию сотрудничества между учреждениями и специалистами различных стран, а за это помнишь, что бывает? Ты же не могла забыть, как недавно уволили Кларка, напрочь испортив ему репутацию? Он теперь – ужасно! – попрошайничает у Трафальгарской площади: его никто не берет на работу… - тихо, но не забывая про должный надрыв говорил Селвин.
Нахмурившийся от натуги молодой человек, старающийся перевести все произнесенное, наконец, побледнел: с работой в Мексике было сложно и лишиться как ее, так и перспектив на дальнейший карьерный рост парень не хотел. Но и решиться сдаться так просто, смутно ощущая подвох, он никак не мог.
- Ты правда способна испортить ему будущее? – робко протянул Роберт и весь сжался под взглядом Клары, которая в ту минуту определенно выглядела, как человек, не просто способный это сделать, но желающий того всеми фибрами своей души. Селвин вздохнул, кивнул, украдкой взглянул на мальчика полными сочувствия глазами и спросил: - Могу я воспользоваться телефоном? Мне надо…
- Вы свободно можете пройти в помещение, где хранятся камни! – наконец-то, не выдержал напора молодой человек и подорвался со своего места, чтобы проводить англичан к великой находке. По пути он с большим трудом и чудовищными ошибками поведал, что не далее, как сегодня утром еще не подверженные экспертизе камни предков пытались украсть, что было вообще-то глупой затеей, исходя хотя бы из их размера, но на всякий случай артефакты были перемещены из зала в хранилище. К слову, поймать грабителей так и не удалось. Роберт торопливо переглянулся с Квирк.
Хрустнувшим в замке ключом мальчишка открыл дверь, а потом зажег свет. Он хотел было пойти следом за археологом и невыразимцем, но его окликнула смотритель какого-то из залов, и он побежал на зов, пообещав вернуться через пару минут.
- У нас не очень много времени, - подталкивая Клару внутрь, тихо сказал Роберт. – Нам надо знать, те ли это камни, что нужны нам на самом деле. Если это действительно они, у нас будет время до экспертизы подготовить копии и увести завтра артефакты, как только результаты станут известны. Хотя… - он выглянул, оценивая обстановку. Секретарь явно собирался возвращаться, а компании ой как не хотелось. – Если вдруг дверь заклинит… Осматривай пока со своей археологической точки зрения, - заявил Роберт, дергая на себя дверь. Только коридор остался по ту сторону деревянной поверхности, мужчина достал волшебную палочку и принялся чаровать над замком, изменяя пазы так, чтобы ключ вошел, а отпереть механизм не мог.

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][STA]Domina omnium scientiarum[/STA][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png
[/SGN]

+1

8

Несмотря на тот факт, что Роберт Сэлвин вроде бы как считал каким ни каким, а все же начальником Клариссы, она с самой первой их встречи не относилась к мужчине с должным пиететом. Стало ли причиной того экстравагантное появление Роберта тогда, в далеком семьдесят пятом году, в британском музее и под диковинным прикрытием, или это уже особенности нрава самой Квирк, которая в принципе не умела проявлять должное уважение к людям, стоявшим выше нее по карьерной лестнице, но факт того, что сам мистер Сэлвин отнюдь не смущался подобному положению вещей, превращал двоих волшебников в отличную команду, способную устрашить любого маггла.
Впрочем, того скромного мексиканца, чей английский с каждым новым словом звучал все хуже, расколоть было совсем несложно. И если Клара была полна намерений, в случае необходимости, напустится на паренька со всеми имеющимися у нее угрозами, а их у темноволосой дамочки было немало, уж поверьте, то глава британского Отдела Тайн весьма ладно выполнял роль «доброго молодца», пытающегося, пусть и практически безуспешно, поумерить пыл своей напарницы, и сочувственно поглядывающий на молодого человека, которого занесло на работу в этот треклятый музей.
Только большой опыт в подобного рода авантюрах позволил Кларе не рассмеяться в тот самый момент, как Роберт, со слезами на глазах, принялся описывать влиятельные организации, в которые тут же стоит позвонить, в виду ущемление прав участников международной конференции, а также личность неведомого «Кларка», который, допустив такую же оплошность, как и сидящий за столом юноша, теперь вынужден был просить милостыню вблизи Трафальгарской площади.
Вид Квирк остался суровым. Мысленно она хохотала, от души признавая непревзойденное умение Сэлвина в точности изображать нужную эмоцию в самый нужный момент, чтобы его фразы не звучали наигранно, но в то же время влияли на собеседника так, как того желал сам Роберт.
- Если он сейчас же не сделает то, что должен, - ответила Клара мужчине, полностью игнорируя присутствие мальчишки, на которого и без того было уже больно смотреть. - Я лично прослежу за тем, чтобы это отразилось в его личном деле. Какой позор! Ни одно уважающее себя научное заведение больше не захочет брать его на работу!
Неопытность — вот главная черта, способная угробить судьбу практически любого. Зная этот мексиканец получше свои права и обязанности, отослал бы он этих обнаглевших британцев с первых же мгновений разговора, а вместо этого продолжал слушать, тщательно изучая все предоставленные бумаги, и нервно посматривал то на одну, то на второго…
Его пальцы подрагивали, а в глазах читался немой риторический вопрос - «за что мне все это?». Кларисса, при иных обстоятельствах способная приветливо улыбнутся, и успокоить юнца, была непоколебима. Все время, когда дело касалось необходимости добыть новый артефакт, приветливая и улыбчивая болтушка Квирк куда-то исчезала. Археолог, посвятивший практически всю свою сознательную жизнь любимой работе, занимал ее место, а уж с ним то лучше лишний раз было не связываться.
Некоторые свидетели могут подтвердить это высказывание. Другие сделать этого уже не в состоянии, а не это ли главное доказательство того, что все упомянутое правда?
Ответить на последующие слова Сэлвина Клара уже не успела — желаемое было достигнуто, все и без того хлипкое упорство молодого юноши было сломлено. С трудом пытаясь скрыть истерические нотки в голосе, и понимая, что у него этого совсем не получается, мексиканец провел нетерпеливых иностранцев в помещение, где хранились камни. Квирк, скрывая, и у нее  то это получилось очень уж умело, победоносную улыбку, она едва заметно подмигнула Роберту, и двинулась туда, куда их вел перепуганный мистер.
Стоило обоим оказаться в комнате, где находились вожделенные древние камни, как весь окружающий мир для мисс Клариссы Квирк существовать перестал. Она лишь отрешенно кивнула Сэлвину, прежде чем приблизиться к величественным глыбам, которые даже в закрытом помещении, тусклое освещение которого оставляло желать лучшего, выглядели внушительно.
Волшебница замерла, отгородившись от всего. Она не знала, как Роберт собирается справляться с преградами, если таковые еще возникнут на пути археолога и отнюдь не рядового сотрудника лондонского Министерства Магии.
Полностью сосредоточившись на ценной находке, Клара прикрыла глаза. Зачастую, древняя магия ощущается нутром, и любой волшебник, оказавшись поблизости со «Священными камнями предков», обязан был ощутить то тягучее чувство, словно его затягивает опасный и стремительный водоворот. Клара едва слышно охнула, резко обернувшись к Роберту.
- Ты это чувствуешь? - она вопросительно изогнула бровь. - Да, это те самые камни. Сэлвин! - грозно заявила Квирк. - Мы обязаны их добыть. И изучить, - она схватила мужчину за шиворот, и дернула на себя. - Извини, кажется я увлеклась.
Отстранившись и внимательно прислушиваясь, Кларисса приблизилась к двери, за которой послышались отчетливые шаги. Она прикусила губу, и вновь вцепилась в Роберта, на сей раз в локоть, крепкой хваткой.
- Я думаю, рисковать нельзя… Останемся тут до завтра, до основной программы этой конференции. А потом… - она вновь глянула на огромные глыбы, располагавшиеся за спинами обоих волшебников. - Мы не можем переместить их с помощью магии. Придется украсть. Нагло спереть. По-маггловски.
Клара глянула на начальника, и приосанилась, готовая встречать незваных гостей, и, при необходимости, держать оборону. А оборона, судя по всему, потребуется, и еще какая…
В помещение ворвались двое. Тоже в очках, мужчина и женщина. Точнее, дородная дама средних лет и худощавый, если не сказать хлипкий, мужик примерно ее же возраста. Четыре пары глаз уставились друг на друга.
- Прошу прощения, вы кто? - обратилась к Кларе и Роберту женщина, со славянским акцентом, но на вполне приличном английском. Квирк не могла утверждать с полной уверенностью, но, кажется, они были поляками.
- Мы сотрудники британского музея, - бодро отрапортовала Кларисса, глядя на неказистую парочку поверх своих внушительных очков. - Мы пришли осмотреть экспонат… Удовлетворить научное любопытство, если можно так выразиться. А вы?...
- Я Агнешка Ржевуска. Это мой коллега, Амадей. Судя по всему, наши с вами цели одинаковы… Лондон, значит? - Агнешка приблизилась, сосредоточивая свое внимание на Роберте. - Бывала я в Лондоне. Но вас совсем не помню.   http://i.imgur.com/qHGOn8j.png
Отчего то у Клары возникло четкое ощущение, что самые большие проблемы в этом деле у них с Робертом возникнут совсем не с руководством мексиканского музея... А с этой странной польской парочкой, ведущей себя очень схоже с двумя другими международными экспертами, явившимися прямиком из центра Лондона.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:53:44)

+1

9

Границы между черным и белым на самом деле очень размыты – это знает всякий, имеющий хоть какой-то опыт за плечами. Например, ученые ставящие опыты на крысах относятся к испытуемым в лаборатории, как к вещам, но в то же время вполне могут иметь мышку в качестве домашнего любимца, и когнитивного диссонанса у них не случается. Начальник Отдела Тайн вот общался с людьми, имел друзей, даже семью завел, но в то же самое время философски воспринимал тот факт, что в его департаменте ставят эксперименты на людях – да, преступниках, да, убийцах, но все-таки людях. И так же точно спокойно он, обожавший налаживать межличностные связи, использовал мало знакомых, а иногда и хорошо знакомых в интересах не то собственных, не то общественных – граница между этими понятиями в его случае тоже была весьма условной. В данном случае внешность практически всегда играла на руку мистеру Селвину. Ведь во всех школах мира, даже в школе Волшебства и Чародейства, забывают между чтением действительно важных, имеющих серьезную научную базу дисциплин привить студентам навык не верить тем, кто красив и кто кажется исключительно порядочным и добрым, то есть обращать внимание не на форму, а на содержание. Вообще-то, говоря по правде, об этом нередко пишется в сказках… Да что там!? Едва ли не все сказки базируются на данном постулате, вот только достигшие определенного возраста дети отмахиваются от старых книжек и гордо заявляют, что усвоили урок и не нуждаются ни в его повторении, ни в проверке знаний. Усвоить-то, может, и усвоили, но – ах, какая жалость! – на практике применить не успели. Дети вырастают, превращаются без всякой магии в молодых мужчин и женщин и оказываются абсолютно неподготовленными к тому, что некоторые люди на самом деле не только знакомы с понятием мимикрии, но и умеют выдавать себя за других, кем никогда не являлись, не являются и являться не будут, хоть ты тресни. Стоит «подражателю» любезно улыбнуться, напустить на себя участливый вид или выслушать, как собеседник, нуждавшийся в улыбке, внимании и поверенном, готов идти за ним едва ли не на край света, забыв поинтересоваться, а были ли какие-нибудь корыстные интересы и скрытые мотивы у ангела, одарившего их заботой. Про себя Роберт называл это эффектом Гамельнского крысолова, который, к слову, не всегда был длительным, но обычно достаточно долгим для того, чтобы можно было претворить в жизнь намеченные планы.
Вот, скажем, его участливость вкупе с агрессивным тактическим ходом Клары дала толчок неопытному сотруднику музея, а заодно превратила в его глазах Роберта едва ли не в лучшего друга,  готового всеми силами ратовать за его благополучие. Однако тот же самый финт явно не прокатил бы с – как там ее? – Агнешкой. От дородной дамочки, прячущей второй подбородок между первым и третьим, исходила такая волна неприязни, что по сравнению с ней энергия священных камней предков казалась жалким детским лепетом. И добрые три четверти этой самой неприязни приходились на начальника Отдела Тайн, которого так выразительно буравили взглядом, что впору было проверять пиджак на наличие образовавшейся под нагрудным карманом дырки. Мистер Селвин, лучезарно улыбавшийся, будто действительно был рад встрече, коротко взглянул на руки полячки, убеждаясь, что обручального кольца на безымянном пальце у нее нет. Понятно, мало того, что хамка, так еще обижена жизнью и на мужчин смотрит, как на врагов всего человечества. Бдительность подобной особы доброжелательностью не усыпишь. Таких надо только выбивать из колеи и платить им их же любимой монетой. Роберт на мгновение прикрыл глаза, вздохнул и поправил очки – не нравились ему такие маневры по отношению к женщинам, но что делать, если надо отвлекать внимание?
- А я не удивлен, - очень любезно ответил мистер Селвин, наморщив нос, будто от долгого ношения очков у него между бровями засела головная боль. – Давно, должно быть, бывали?
- По осени! – даже с неким ликованием сказала г-жа Ржевуска, выпившая, видимо, все соки из своего напарника – Амадея, отличавшегося такой болезненной худобой, что создавалось впечатление, будто маггл несколько месяцев провел в обществе дементоров.
- Очень обтекаемый ответ. По осени мы были на раскопках в Толедо – знаете ли, там постоянно копают, - но не исключаю, что у Вас глаза немного заплыли, - мягко и напевно произнес Роберт, протягивая руку назад и обхватывая ладонь Квирк пальцами. – Мы вообще-то здесь уже закончили, до свидания! – он махнул свободной рукой «коллегам» и потащил Клариссу к выходу, пока Агнешка хватала ртом воздух, а Амадей, которого не удосужились даже по фамилии назвать, медленно, но очень выразительно зеленел.
Проходя мимо служащего Национального музея, Роберт, вроде бы обращаясь к Кларе, но на деле адресуя реплику клерку, заметил очень грустным голосом:
- Кажется, я ей не понравился. Сейчас ведь начнет звонить в Британский музей, требовать нас заменить кем-нибудь другим. А, стоп, мы же ей не представились… значит, попробует у местных сотрудников выпросить наши данные сначала. Уверен, этой даме плевать, что это противозаконные действия… - краем глаза он проследил за выражением лица молодого человека, потом «неожиданно» его заметил, тепло простился и ускорил шаг. Стоило только скрыться из поля зрения служащего, как сам Роберт посерьезнел и задумчиво потер подбородок, но серьезность весьма скоро исчезла с его лица. – Мне она, впрочем, тоже не понравилась. - Более никак не комментируя случившееся, волшебник вдруг заметил: - Знаешь, я предлагаю вернуться в отель и немного отдохнуть. Все-таки разница во времени, - он пожал плечами.
Квирк, если и была удивлена, лишних вопросов не задавала. Она вообще была на редкость понимающей женщиной, которая поначалу всегда придерживалась плана: не спрашивай, пока сами не сломаются. Но Роберт ломаться не собирался, во всяком случае, пока. Он предпочитал покурить по дороге, поговорить о том, что заслал в Толедо, где в лабиринтах по осени Клара обнаружила рецепт эликсира жизни, колдомедиков, которые предприняли попытку на старом месте сварить нужное зелье. В номере он и вовсе принял душ, вышел из ванной комнаты в синей шелковой пижаме и действительно залег спать, попросив Клару задернуть шторы перед тем, как она сама изволит лечь. Самое главное, он даже уснул. Вот только ровно в час после полуночи мужчина открыл глаза, будто сна и не было. Пошарив рукой по прикроватной тумбочке, он зажег свет на конце волшебной палочки, налил в стакан воды, сделал несколько глотков, а потом осторожно тронул Клару за плечо. Квирк, разметавшая волосы по подушке и сбившая одеяло себе под бок, спала крепче, чем Роберт ожидал.
- Клара, вставай, - тихо позвал волшебник, и вот тут-то археолог, будто услышала звон будильника, подскочила, часто моргая. Роберт невозмутимо поправил подушку и откинулся на спинку кровати, складывая руки на груди и поворачивая к Квирк голову. – Я видел три вещи: что охраны в нужном нам коридоре нет, что камера слежения только одна и что у тебя в сумке лежит мешочек перуанского порошка мгновенной тьмы. Его можно распылить в коридоре, осветим себе путь Люмосом, - волшебник деловито шмыгнул носом. – У нас будет время забрать камни и наколдовать муляжи, чтобы завтра быть очень наглыми ворами и прийти на выставку, если нас пропустят… Только вот я не знаю, они в твою сумочку влезут?.. И, кстати, миленький пеньюарчик.

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][STA]Domina omnium scientiarum[/STA][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png
[/SGN]

+1

10

Клара за годы своей работы в разных странах встречала огромное количество людей, и мысленно делила всех новых знакомых на три типа — работающие с ней заодно, безобидные, по сути бесполезные, и те, которые определенно в дальнейшем еще могут стать причинами больших проблем. Селвин был из первых, тот молодой маггл, сотрудник мексиканского музея, явно из вторых, хотя при удачно сложившихся обстоятельствах и от него еще может быть толк, а эпатажная парочка, объявившаяся так неожиданно, буквально излучала громадный потенциал по созданию неприятностей и обладанию способности вставлять палки в колеса.
Квирк хмыкнула. Что ж, она любит трудности, и никогда не избегает брошенных таким вот откровенным образом вызовов. 
Госпожа Ржевуска лихо набросилась на Роберта, и Кларе оставалось только стоять в сторонке, с трудом сдерживая мерзкое хихиканье, готовое вот-вот сорваться с ее уст. Начальник не менее лихо отбился от всех нападок темпераментной славянки, и уже через пару минут жители Соединенного Королевства гордо покидали здание музея, намереваясь отдохнуть немного после «длительного» путешествия. Мисс Квирк мысленно аплодировала, как ловко глава Отдела Тайн решил проблему гипотетической говорливости того самого юного мексиканца, бросив всего несколько фраз, якобы обращенных к Клариссе, на которые та чинно покивала, поддакнув, и кинув через плечо взгляд на парнишку, заставив того вспыхнуть, как перезрелый помидор, когда он понял - его подслушивание обнаружили. Наивный мальчик. Его даже гипотетически жаль, что так не вовремя оказался не в том месте. 
Совсем скоро они с мистером Селвином вернулись в гостиницу, и некоторое время правда посвятили отдыху. Клара сходила в душ, обрадовалась, что не забыла прихватить вещи для сна, и, когда Роберт уже полчаса как предавался блаженным грезам, сама опустила голову на подушку, тут же позволяя сознанию полностью отключиться.
Сладкий сон молодой волшебницы был прерван самым что ни на есть наглым образом. Чувствуя, как кто-то дергает ее за плечо, Квирк сперва не поняла, где она находится, и что это за смелый индивидуум, рискующий сейчас же получить по голове. Затем прямо над ухом раздался голос Селвина, заставивший Клару окончательно проснуться и тут же вспомнить, что к чему.
Она ошалело посмотрела на начальника, который невозмутимо завел речь о делах насущных. Садясь на кровати, и убирая спутанные пряди волос с лица, женщина часто заморгала, переводя взгляд на свой пеньюар, а затем, прищурившись, глядя прямо на своего компаньона в нынешнем преступлении, которое вполне может войти в анналы воровской истории, если о нем когда-либо узнают, конечно же.
Ведь хороший преступник всегда умеет заметать следы.
- Твоя наблюдательность похвальна. Порошок у меня есть, охраны там правда нет, а сумка… - Квирк усмехнулась. - Пожалуй, можно рискнуть, должны влезть.
Заклинание незримого расширение, наложенное уже лет шесть назад на миниатюрную дамскую торбочку, работало исправно, и не раз выручало археолога, вынужденную по требованиям профессии, да и не только, таскать с собой постоянно много бара… В смысле, очень важных и полезных вещей.
Пожалуй, Священные камни предков, обнаруженные на раскопках древнего Мачу-Пикчу, станут одной из самых ценных нош, когда либо находившихся внутри этой безразмерной сумки. Впрочем, далеко не самой. Как бы то ни было,  наши авантюристы очень быстро обсудили все остальные подробности наспех составленного плана, и были готовы импровизировать, уверенные в себе и не посчитавшие нужным подождать до утра с его исполнением. 
Как бы подобная самоуверенность не вышла затем боком… Но ведь будущее покажет в любом случае.
Клара Квирк и Роберт Селвин успешно пробрались в музей, и уже очутились около нужного коридора. Перуанский порошок мгновенной тьмы был наготове. Клара глянула в последний раз на волшебника, тот едва заметно кивнула, и чародейка извлекла щепотку, мгновенно ее распыляя в коридоре с единственной камерой слежения, поставленной для охраны беспечными мексиканцами.
Два британских мага успешно преодолели единственный участок пути, где их могли засечь, и без лишнего труда проникли в хранилище.
Древние камни стояли подальше в углу помещения, в том же положении, в котором Клара и Роберт их оставили. Вновь почувствовав то окрыленное ощущение, что всегда появляется в душе археолога, когда перед глазами возникает артефакт, давно разыскиваемый, очень желанный и чертовски ценный, и до достижения цели остается совсем чуть-чуть… Только руку протянуть, и придумать, как переправить древнюю, хранящую в себе множество тайн, глыбу камней.
Только вот что-то в этот раз было не так. Внутри все похолодело, и Клара не сумела удержать дрожь, спеша приблизиться к артефакту.
- Рискованно применять на них любую магию, но придется левитировать, иначе мы их в сумку не запихнем, - прошептала между делом Квирк, полностью поглощенная разглядыванием валунов, в то время как Роберт следил за окружающей обстановкой.
Клара подняла палочку, готовясь взмахнуть, как внезапно совсем рядом раздались поспешные шаги. По опыту Квирк могла сказать точно, что приближающихся к ним людей было несколько. Но ведь порошок действовал безукоризненно, магглы не смогут преодолеть коридор. Неужели волшебники? Притом достаточно опытные и умные, потому как далеко не каждый Люмос сумеет преодолеть вызванную редкой и древней магией темноту. 
Клара встрепенулась, понимая, что нужно поторопиться. Ведь необходимо еще успеть подготовить замену, и Роберт, даже без слов, красноречиво подгонял археолога, но та внезапно замерла, во все глаза уставившись на камни.
- Это не настоящие, - ее резкий шепот пронзил тишину, прерываемую до этого лишь едва слышными шорохами и теми самыми шагами, что неумолимо приближались. - Это обыкновенные камушки. В прошлый раз были подлинные артефакты, излучающие мощный магический заряд. Сейчас их уже успели подменить.
Широко распахнутыми глазами уставившись на Селвина, Клара обернулась ко входу. Дверь распахнулась, лица Агнешки и Амадея возникли в проеме, при этом первая даже не скрывала ехидной улыбки.
- Так-так, - ее отвратительный английский неприятно резанул по слуху. - Что у нас тут? Попытка кражи?
Амадей же, до этого изображавший неподвижную и бесполезную ветошь, внезапно нахмурился, тут же оживился, и бросился к камням, что-то выкрикивая по-польски, довольно громко, из-за чего Клара мгновенно замахала руками, вынуждая того немного притихнуть.
- Или не попытка? - у Агнешки округлились глаза. - Это ведь подделка?! Где оригинал?!!
Она подлетела к Селвину, и без малейшего смущения схватила того за грудки, со всей силы своего могучего тела встряхивая худощавого мага.    
- Эй, тихо, - Клара сжала локоть Роберта и оттащила того от темпераментной пани. Прищурившись, она приблизилась к Агнешке, поджав губы и прикидывая, стоят ли эти пройдохи хоть толики доверия. Ответ был прост — нет, конечно. Но выбора то особого все равно не имелось. - Давайте забудем о намерениях. Поговорим о результате, - Кларисса указала рукой с крепко зажатой в ней волшебной палочкой на грубые подделки. - Кто-то опередил и нас, и вас. Есть у меня подозрение, что это простецы. Потому что это просто грубо обтесанные камни, по форме лишь слегка напоминающие оригинал. Маг уж всяко трансфигурировал бы получше, - Квирк с отвращением отвернулась от форменного безобразия, что возникло у нее перед глазами, и лишь посетовала, что для определения этой фальшивки ей понадобилось так много времени, и это, в общем-то, можно было списать на плохое освещение и поспешность, с которой вынуждена была действовать ведьма, но Клара не искала себе оправданий. Амадей то побледнел и чуть чувств не лишился сразу же, только очутившись в этой комнате. - Кто-то их спер. И надо поспешить его найти. Для всеобщего блага.
Она обменялась красноречивыми взглядами с Селвином, и замерла, чувствуя, как внутри поднимается злость.
Клара не любила, когда ее умудрялись так глупо и банально обдурить.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:54:55)

+1

11

- Ты куда?
- Выходить из себя. ©

Был у Роберта Селвина один большой недостаток… Нет, на самом деле, недостатков в нем хватило бы на несколько человек с лихвой, и самым главным являлось раздутое эго и огромное самолюбование, отличающее только тех мужчин, которые красивы и умны и, что хуже, прекрасно осведомлены об этом. Еще он не шел на компромиссы. Точнее шел на них в известной степени и только до поры, а так сделок он не заключал даже с собственной совестью. Последнюю волшебник вообще предпочел накрыть подушкой, подавив ее робкий писк в самом зародыше, - что-то в духе «ударим крепким сном по мукам совести». Но речь пойдет совсем о другом. Начальник Отдела Тайн был от рождения напрочь лишен смирения и не умел останавливаться, не получив желаемое и довольствуясь малым. Для него не существовало такого объяснения, как «не вышло, потому что обстоятельства оказались сильнее». Как могут какие-то там обстоятельства – понятие весьма эфемерное и размытое - оказаться сильнее человека, больше его возможностей и грандиознее его желаний, если все и всегда можно при должном старании прогнуть под себя? Жизнь же с завидным упорством пыталась убедить его в обратном. Но на сей раз, когда заветная цель была так близка, уже ничего не могло случиться – в этом волшебник был уверен так же сильно, как в том, что его зовут Робертом. Вот и пребывал в очень уж радужном настроении, к которому уже давно привыкли его подчиненные. Например, посмотри кто-нибудь из них со стороны на променад руководителя и Клариссы, обязательно заметили бы, что Селвин точно не был бы собой, если бы, пока Клара распыляла в коридоре перуанский порошок мгновенной тьмы, не сетовал: «Дорогая, ну, что ты в самом деле? Надо было его на ладонь насыпать и сдувать, как воздушный поцелуй. Это было бы намного эффективней… ладно, во всяком случае, эффектней». И заметили бы еще, что он бы не был собой еще, если бы, увидев заветные булыжники вновь, шутливо не заметил: «Даже жаль, что они так легко нам достались, не надо, например, в охраняемый зал из вентиляционного люка по веревкам в черных костюмах спускаться. Ты бы в таком, Кларита, была просто обворожительна». Устремившаяся к священным камням волшебница не обижалась и не оскорблялась, только хмыкнула и рукой махнула, мол, прекрати подтрунивать. Вместо ответа англичанин просто сцедил в кулак усмешку и, предоставляя археологу возможность побыть немного наедине с артефактом, отвернулся к двери, чтобы на всякий случай наложить охранные чары. Вот только сделать этого мужчина, который еще мгновение назад уверенно кивал на слова Клариссы о левитации, словно она спиной видеть могла, не успел. Он только начал нараспев читать заклинание, когда был прерван возгласом Клары. На мгновение Роберт замер, а после так резко развернулся, что волшебная палочка в его руках заискрила.
- Как это не настоящие? – не то возмутился, не то растерялся волшебник, очень быстро потерявший благостное расположение духа. В несколько шагов он преодолел расстояние, разделявшее его и священные камни предков, и склонился к грубо отесанным камням, разве что носом не упираясь в поверхность одного из них. Поджав губы, Роберт сделал пасс волшебной палочкой, но магического резонанса не было. Зато был другой сюрприз – распахнувшаяся дверь и две фигуры на пороге. Селвин обернулся. – Клара, радость моя, я начинаю злиться, - негромко заметил начальник Отдела Тайн, глядя на свою спутницу. – Не хранилище, а проходной двор какой-то.
Может быть, Квирк и сказала бы что-то утешительное, но Агнешка – а на пороге была именно она вместе со своим тщедушным спутником, который молча хватал воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег, – не дала ей этой возможности. Полячка с удивительной для своей комплекции скоростью подлетела к англичанам и схватила Роберта за лацканы пиджака, вознамерившись, вероятно, вытрясти из него душу – не знала, наивная, что наличие у Селвина оной находится под очень большим вопросом. Волшебник, у которого в глазах появился недобрый, мстительный огонек, однако, с не вызывающей сомнения миной искреннего изумления перевел взгляд на цепкие пальцы и выразительно поднял брови. Грубо перехватывать руку Агнешки за запястье и отцеплять истеричку от себя он не стал. Выражение лица постепенно становилось брезгливым – естественная реакция жителей Туманного Альбиона на всякое нестандартное поведение.
- Мэм, будьте так любезны…
Мэм любезна не была. Из двух присутствующих в помещении женщин милой была только Клара, предпринявшая попытку спасти начальника от полячки, которая возмущалась так, словно над ней надругались или, напротив, не надругались, когда она так этого ждала. Роберт благодарно кивнул Квирк и без должного пиетета к постаменту, на котором некогда стоял великий во всех аспектах артефакт, уселся прямо на камень. Привалившись спиной к грубой подделке, он сложил на груди руки и недовольно постукивал носком ботинка по полу, переводя взгляд с одного на другого участника событий. Клара – разумнейшая из женщин – объясняла, что нужно работать сообща. Агнешка вопила, что не собирается сотрудничать с мерзкими английскими ворами. Словом, окружающие спорили. Он злился. Злился, правда, в первую очередь не на стоящий гомон, а на то, что кто-то первым умыкнул желанную добычу. Роберт вздохнул и переглянулся с Кларой. Через мгновение прозвучал его негромкий вопрос:
- А вы в Дурмстранге учились?
- ЧТО?! – опять возмутилась Агнешка.
- Да, - одновременно с ней ответил Амадей.
- Да ничего, просто в человеческой природе удивляться неожиданным вопросам и на время забывать о былом диалоге, - очень флегматично сообщил Селвин, который, правда, преследовал своим вопросом еще одну цель – выяснить, кто из двух соперников-союзников более сильный и знающий чародей. – Мы с Лукрецией, - невозмутимо представил Роберт Клару чужим именем, - прибыли в Мехико, чтобы в числе других волшебников охранять артефакт. Собственно, не справились с этой задачей и теперь должны их вернуть. Вы, полагаю, прибыли за тем же самым, верно? – елейно уточнил мужчина, предполагавший, что Агнешка и Амадей действительно прибыли в Южную Америку за тем же, за чем и они с Квирк, и это точно была не охрана артефакта. – Что мешает нам выполнить нашу великую миссию сообща? Вот и я думаю, что ничто не мешает, - затараторил Роберт, не давая возможности полякам вставить слово. – Если камни забрали не дилетанты-волшебники, а простецы, далеко с таким грузом уйти они не могли. Варианта два. Если воры чужаки здесь, то сейчас они прут священные камни по коридорам музея на какой-нибудь тачке. Второй вариант интереснее. Если воры сами сотрудники музея. Тогда камни могут быть спрятаны в любом другом хранилище, - разговаривал он, надо заметить, по большей части с Клариссой, справедливо полагая, что только с ней и можно вести цивилизованный диалог. Но и на польских знакомых тоже пришлось обратить внимание. - Амадей, скажите, как у вас с заклинанием подчинения воли? В Дурмстранге же этому учат, правда? – любезно поинтересовался Селвин, легко и непринужденно поднимаясь.
Амадей неопределенно хмыкнул. Роберт его понял, пожал плечами и протянул руку Кларе.
- Тогда сейчас мы идем туда, где хранятся записи с камер, и вы, Амадей, очень любезно просите нам показать их.
- А по какому праву вы здесь раскомандовались? – возмутилась Агнешка, которой, кажется, ничего не нужно было в этой жизни так сильно, как вдоволь наораться и поскандалить.
- Главным образом, потому что я красивый, - сообщил Роберт и, склонившись к Кларе, невозмутимо добавил: - Не расстраивать же их, что я еще и умнее.
Квирк улыбнулась, а Роберт, сжав ее пальцы, повел волшебницу к выходу.
- Вы, кстати, с нами? Они с нами, - кивнул он, покидая хранилище и бодро направляясь в ту сторону, где была комната охраны. В конце концов, было очень логично предположить, что именно здесь можно отследить все залы. У двери Роберт посторонился, очень вежливым жестом предлагая Амадею пройти вперед и мучась желанием прямо сразу огреть его по голове. Удивленный и подозрительно сонный охранник открыл дверь и с удивленным вскриком потянулся к пистолету, но польский волшебник опередил его, и его спутники как-то очень быстро простили ему использование непростительного заклинания. Сам не свой, невысокий, полный маггл развернулся и прошел к экранам, готовый показать чародеям все, что им только угодно.

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][STA]Domina omnium scientiarum[/STA][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png
[/SGN]

+1

12

Присутствие странных коллег, которые наверняка могут оказаться соперниками, определенно смущало, но глупо было полагать, что с такими совсем не впечатляющими трудностями будет очень сложно справиться.
Собственно, Кларе только то и оставалось, что стоять в сторонке, наблюдая за выступлением «на бис» Роберта Селвина, который периодически к ней обращался, выстраивая очень правдоподобную легенду, и если не убеждая в ней поляков целиком и полностью, то существенно утихомиривая пыл неудержимой Агнешки.
И пока эта парочка мило ворковала друг с другом, Кларисса поглядывала на Амадея. Что-то ей подсказывала, что из этих двоих именно тощий и нелепый с виду мужчина может представлять опасность. По крайней мере, сама Квирк, намереваясь выкрасть что-то очень ценное, послала бы на делу двоих — тарана, с ролью которого успешно справлялась дородная Агнешка, привлекая все внимание на себя, и невзрачную тень, которую сломать то вроде как можно без лишних усилий, но которая голыми руками может порешить так много врагов, что любой таран позавидует.
Амадей стоял тихо и в стороне, предоставляя своей знакомой возможность решать все самостоятельно. Но Клара видела, что его правая рука спрятана в кармане, где наверняка находится волшебная палочка, и мужчина явно готов пустить ее в ход, как только ситуация накалиться до непозволительных пределов.
Впрочем, Селвин не позволил этому случиться. Повернув все дело так, что поляки теперь выглядели форменными олухами, занимающимися непонятной болтовней, тогда как украденные камни с каждым мгновением становятся все более недостижимыми, Роберт принялся деловито распределять обязанности.
Выяснив, что от умений Амадея англичане также могут извлечь пользу, глава Отдела Тайн невозмутимо изложил свои намерения, и так же быстро осадил надумавшую было бушевать Агнешку.
Клара лишь глаза закатила, да с трудом сдержала смех, тут же отправляясь следом за начальником.
У двери помещения, где восседали охранники, Роберт замер, освобождая дорогу полякам. Агнешка, тяжело дыша, держалась рядом с Амадеем, все еще посматривая с подозрением как на Селвина, так и на Клару.
- Между прочим, я проходила обучение в той же школе, и тоже владею определенными навыками… - начала волшебница, но Квирк быстро приложила палец к губам, красноречиво на ее посмотрев.
- Позже поговорим о ваших, я уверена, выдающихся способностях, мисс Ржевуска.
Не успела она закончить свой едва слышный ответ, как характерная вспышка известила присутствующих об использовании заклинания подчинения. Маггл, надумавший было возмущаться, покорно поплелся к мониторам, на которых и правда можно было проследить все залы.
Сотрудник охраны музея быстро нашел запись из нужного им помещения. Оставалось только удивляться, как мексиканцы оставили без присмотра само хранилище ценных артефактов, но благо хотя бы коридор, к нему ведущий, просматривался довольно хорошо.
Взяв промежуток времени с момента закрытия музея, волшебники склонились над экраном, просматривая запись на быстром воспроизведении, позволяющем, впрочем, уловить любое подозрительное движение.
Клара стояла к монитору ближе всех. От напряжения она губу прикусила, и с силой сжала пальцы правой руки в кулак. Охранник, с отрешенным взглядом, сидел рядом, полностью готовый выполнить любой приказ мага, который его зачаровал.
- Стоп! - Кларисса махнула ладонью, заметив, как на экране появились две фигуры, одетые в форму сотрудников музея, которые катили огромную каталку, вполне достаточную, чтобы спрятать в ней камни, и направлялись прямо ко входу в хранилище. - Кто они? И что в каталке? - обратилась она к охраннику, а после взглянула на Амадея.
Амадей кивнул, и маггл тут же заговорил.
- Это уборщики. После закрытия музей от посетителей они должны пройтись по всем помещениям. В каталке принадлежности для уборки… - абсолютно невыразительным тоном ответил мужчина.
- Уборка, говоришь, - Клара выпрямилась, приближаясь к Роберту. - Не знаю, как тебе, но мне хранилище не показалось особенно чистым, - затем вновь вернулась к охраннику. - Продолжай.
Запись опять полетела вперед. Где-то через полчаса уборщики вернулись, с трудом передвигая каталку, и это случилось за каких-то пять минут до того, как весь коридор погрузился в кромешную тьму.
- Замечательно, - резюмировала Клара.  - Полагаю, это простецы. Воспользовались практически полным отсутствием охраны артефактов, и решили спереть ценную находку. Гениально просто! - пытаясь скрыть возмущение, Квирк выдохнула. - Но далеко уйти они не успели. Эти уборщики, - волшебница ткнула охранника кулаком в плечо. - Ты их знаешь? Они работают тут?
- Да, где-то неделю как устроились. Один из них, кажется, чуть раньше. Тут текучка кадров большая, по именам всех не упомнишь… Но эти вроде бы всегда старательно выполняли свои обязанности, и чаще всего в ночную смену работали.
- Ну конечно, - Кларисса хмыкнула. - Изучали план здания. Так что, вполне возможно, они правда прячут находки в каких-то подсобных помещениях. Надо бы проследить их передвижения.
Последующие минут пятнадцать все четверо магов пытались разобраться с записями всех немногочисленных камер, имеющихся в музее. Их было правда очень мало, потому увидеть полную картину не представлялось возможным, но примерно удалось разобраться — последний раз камера их засняла у западного крыла, где как раз находились подсобные помещения для сотрудников музея.
- Нам надо туда, - едва слышно шепнула Клара Роберту, чувствуя, как нестерпимое желание поскорее добраться до обнаглевших магглов не дает ей стоять спокойно на одном месте.
Агнешка и Амадей замерли рядом, с широко распахнутыми глазами.
- Вы неплохо разбираетесь в маггловской технике, - проворчал Амадей, в ответ на что Клара лишь беззаботно улыбнулась.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

Отредактировано Clara Aragonés (2017-10-16 23:56:10)

+1

13

Было бы несправедливо сказать, что Роберт Селвин, как истинный слизеринец, не любил магглов. На самом деле, как истинный сноб, он не особенно жаловал людей в целом, особенно среднестатистических, у которых был удивительно низкий полет мысли, чей размах крыльев назвать широким не получалось при самом большом на то желании. Вот и магглы, пожелавшие изъять из хранилища камни, которые были много дороже, чем обычные драгоценности, не понравились волшебнику сразу. «Скажите на милость, - сетовал про себя начальник Отдела Тайн, внимательно следивший за движением на экране, - на кой черт они вам сдались? Сбыть целиком их можно разве что какому-то психопату, желающему из них сделать каменную ванную. А по частям – лже-амулетами, не имеющими силы – продавать глупо: никакие старания не окупятся». Роберт чуть заметно хмурился, и между светлых бровей залегла тяжелая задумчивая складка. Но неожиданно – хорошо, что внимание окружающих было приковано к простецам и тележке – лицо его просветлело, как светлело всегда, когда мужчине приходила в голову идея. На сей раз озарение сводилось к тому, что простецам действительно вышеупомянутые камни ни к чему, ведь для обогащения гораздо проще было бы забрать из кладовых ювелирные изделия, а вот волшебникам… Волшебники могли для черновой работы нанять магглов, чтобы впоследствии отвести от себя всяческие подозрения.
- Ага, гениально, - рассеянно подтвердил Роберт, постукивая костяшкой пальца по нижней губе и глядя поверх плеча обернувшейся к нему Клары, испытующе смотрел на Агнешку и Амадея. Лучше бы смотрел на всклокоченную, раскрасневшуюся от гнева и азарта Квирк – эстетического удовольствия получил бы намного больше и не заработал бы неприятной головной боли, пытаясь разгадать: поляки очень убедительно разыгрывают неведение или на самом деле не причастны к ограблению музея, который ограбить собирались британцы. В любом случае, грозила им в конце схватка только с напарниками-конкурентами за обладание реликвиями или поединок с неким мистером «икс» тоже маячил на горизонте, нужно было оставаться настороже.
Агнешка подозрительно прищурилась, глядя на задумчивого мужчину, но тот лишь встряхнулся, белозубо улыбнулся и дурашливо пожал плечами, после чего с самым что ни на есть серьезным видом принялся вместе со всеми разбираться в передвижениях магглов. Вот только Роберт, знавший, что Квирк бдит, и доверявший археологу всецело, искал совсем другое. Он искал решение… и нашел его.
Стоило только темноволосой волшебнице жарко зашептать ему о необходимости оказаться в западном крыле, а полякам – прислушаться к разговору, как мистер Селвин неожиданно устроил ладонь на ягодице мисс Квирк, которая не иначе как от грандиозного удивления из-за домогательства во время миссии не залепила ему пощечину. 
- Дорогая, а ты не поцелуешь меня на удачу? – дурашливо поинтересовался Роберт, глаза которого оставались, однако, очень серьезными. Мужчина под изумленными взглядами остолбеневших поляков подался вперед, нетерпеливо касаясь губами губ мисс Квирк. Глаз, правда, он не закрывал и на мгновение скосил их в сторону наблюдателей, убеждаясь, что другой маневр остается не замеченным. Ведь он осторожно запихивал в задний карман археолога маховик времени, парой минут ранее вытащенный из внутреннего кармана своего пиджака. А мгновением позже, ласково (во всяком случае, так казалось со стороны) обхватив женское лицо ладонями и прислонившись лбом к ее лбу, Роберт за вуалью темных волос Клары одними губами произнес: - Скажешь, что тебе надо в уборную. Воспользуйся временем, узнаешь, кто, где, что и зачем.
На самом деле, удивительным было уже то, что мистер Селвин не пожелал отлучиться в уборную сам, не предупредив никого. Оставить изумленную публику в гордом одиночестве и в тишине, сменяющейся слаженным перемыванием его костей, было бы вполне в духе начальника Отдела Тайн: ему ведь редко когда приходило в голову поделиться планом целиком и полностью, а не по частям. Зачем, всегда изумлялся мужчина, вы разве сами не догадались? Тут же, глядите-ка, не бросил в непонятной ситуации археолога, чтобы разбиралась в его отсутствие со всем одна и отбивалась заодно от возмущенных поляков, а сам принял на себя роль отбивающейся стороны.
Просто потому, что волновался за ценный кадр.
Нет.
Просто потому, что знал, что означает изменившее цвет на розовый зелье Моулы Али-бен-Мусса-бен-Рашид-эль-Алами.
Он беззаботно сунул руки в карманы брюк и качнулся с пятки на носок, полной грудью вдыхая не слишком-то свежий воздух подсобного помещения.
- Так мы идем? – изумленно поинтересовался Селвин с таким видом, словно не сам всех задерживал, и распахнул пошире дверь, сопровождая это движение приглашающим жестом. От щедрот его души поляки отказались, буравя англичанина подозрительным взглядом. – Подозреваете, что я вас по затылку ударю? – фыркнул мужчина и снова пожал плечами. – Так не переживайте, я ваши чугунные головы не пробью в любом случае, - поспешил заверить он собеседников.
Последние несколько секунд молчали – вероятно, медленно, но верно подходили к мысли, что их сейчас оскорбили. Хотя, если быть честными, то по взгляду Амадея было понятно, что он сразу все понял, не одобрил, но затаил гнев. Роберт это видел, понимал и откровенно забавлялся.
- Да как вы смеете! – возопила Агнешка, всей своей массой надвигаясь на Селвина. Видимо, до мысли об оскорблении она все-таки дошла и теперь горела жаждой мести и членовредительства.
Роберт рассмеялся, поднял руки в жесте полной и безоговорочной капитуляции и первым прошмыгнул в дверь, что спасло его от неминуемой расправы. Следом за ним вышли и остальные.
- На самом деле, у нас не так уж много времени, пока местные служители магического правопорядка не узнают о применении заклятия Империуса. Кстати, не знаете, какое наказание за нарушение закона об использовании непростительных в Мексике? – жизнерадостно поворачивая направо, поинтересовался Селвин. Чтобы видеть лица других волшебников, он развернулся к ним и очень бодро шел спиной вперед.

[NIC]Robert Selwyn[/NIC][AVA]http://tfww.rusff.ru/img/avatars/0013/09/5d/221-1440893183.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/t/B9oMG.png[/SGN]

Отредактировано Robert Braithwaite (2017-10-16 23:41:25)

+1

14

На протяжении долгих лет работы как в отделе тайн, так и на должности археолога, а по совместительству одного из кураторов Британского музея, Клара Квирк многое повидала. Пальцев обеих рук не хватит, дабы доподлинно сосчитать количество охотников на древности, встречающихся на ее пути.
Попадались идейные, по типу самой Клариссы, хотя куда там, наша Клара ведь уникальная. В любом случае, тех, кто ратует за полезное использование ресурсов древности ради великих целей было не так много. Основная масса беспринципных археологов были продажны, как девицы легкого поведения, а то и похлеще. Подобные индивидуумы возмущали Клару в особенности — уважающая честную конкуренцию, она готова была пойти на все, дабы оставить таких вот недостойных мужчин (да, в основном это были мужчины), магглов и волшебников, с носом.
Эти же лже-уборщики, так ловко умыкнувшие ценные камушки не только из-под носа самой Клары Квирк, но и в присутствии самого Роберта Селвина, явно нарывались. С другой стороны, присутствие поляков несколько сковывало сотрудников лондонского Отдела Тайн, потому пришлось прибегнуть к ухищрениям.
Работая Клара в этом музее в гордом одиночестве, и не имея в своем распоряжении маховика времени, она бы действовала иначе. Может все же рискнула заключить хрупкий союз со своими коллегами-соперниками, дабы потом обмануть их в последний момент, как делала уже не раз, в наиболее безвыходных ситуациях. Но, благо, не пришлось слишком изощряться.
Пережить все последующие события и не ударить в грязь лицом, точнее коленом по причинному месту некоторых, Клариссе помогла железобетонная выдержка и умение сохранять невозмутимое выражение лица в любых ситуациях.
И не то чтобы она так уж сильно возмутилась, когда Роберт ее поцеловал, но событие сие произошло просто уж совсем неожиданно, и девушке потребовалось несколько мгновений, дабы собраться с мыслями.
Она знала, что Селвин никогда и ничего не делает просто так. Значит, у него в голове возник план, и действительно, еще через считанные секунды в карман Клары перекочевал мааховик времени.
После поцелуя, который, по мнению определенных людей, вероятно все же несколько затянулся, у Квирк дыхание сперлось, щеки заалели, а сердце пропустило пару увесистых ударов, но, в конечном итоге, волшебница взяла себя в руки, и едва заметно подмигнула предприимчиво начальнику. Прикусив губу, она выдохнула, и отвела взгляд, поправляя кудрявые волосы, и совершенно невозмутимо глядя на сопровождающих их поляков.
- Господин и дама, как вас там? Прошу прощения, у меня отвратительная память на имена… Если вы не против, я вас покину на пару мгновений. В уборную надо. Но не переживайте, я оставляю вас в очень надежных руках, - приобняв Роберта за плечи, и для достоверности еще раз чмокнув того в щеку, Квирк выпорхнула из двери, и совсем скоро испарилась в темных коридорах.
Вот теперь то и начиналось самое интересное, потому все размышления о пережитых только что эмоциях Клара предпочла оставить на потом. Если вообще когда-нибудь захочет к этому вернуться. Ведь смешивать работу, и, прости Господи, личные чувства, это ведь так непрофессионально! Впрочем, в случае с Арчибальдом Клару эту не остановило. Но Арчибальд был вообще отдельной историей, которой едва ли суждено закончиться хорошо, потому об этом следует забыть.
Как и о Роберте, его горячих губах и пронзительных глазах. Кларисса хмыкнула. Надо будет все же донести до начальника Отдела Тайн, что целуется он весьма недурственно. Правда, он наверняка и сам это знает.
Скрывшись в укромной нише между тупиковой стеной и поворотом, который вел непойми куда, Клара достала маховик. Отмотав нужный, по ее мнению, промежуток времени, и ощутив уже знакомое мельтешение, когда создается впечатление, что еще чуть-чуть, и ты взлетишь, Квирк выдохнула, вновь чувствуя под ногами твердую и стабильную почву, и поспешила выполнять придуманный впопыхах план.
Грабителей, которые так вероломно обдурили ее и Селвина, Клара обнаружила очень быстро. Прислушавшись к их разговора, она убедилась, что это правда магглы, и камушки они воруют, судя по всему, по чьему-то заказу.
Это Квирк уже совсем не понравилось. В голове возникла шальная мысль сработать на опережение, и, раз уж время у нее есть, умыкнуть артефакт первой, заменив бесценную вещь подделкой.
Идея была очень привлекательной. С помощью волшебной палочки и увеличенной магией сумочки ее даже вполне можно было бы реализовать. Клара замешкалась. Нужно было побеспокоиться о злосчастной камере, и о маскировке...

Время, данное ей маховиком, вышло. Квирк вернулась ровно к тому месту, запыхавшаяся, еще более растрепанная, но с довольной улыбкой на лице. Сумочку она прижимала к себе, и, выходя из-за поворота, где, предположительно, находилась уборная, запихнула маховик за пазуху и поправила волосы, пытаясь убрать с лица румянец, явно свидетельствующий о крайней степени возбуждения. Руки и плечи ныли, но все на деле оказалось куда проще, чем ожидалось. И куда интереснее. С последним еще предстояло разобраться.
Бодро шагая по бетонному полу, англичанка не рассчитывала на подвох, полностью уверенная в их с Робертом превосходстве над противников.
Завернув за очередной поворот, и даже подумав, что она слышит голос Селвина, Клара наткнулась на высокую фигуру поляка, с палочкой наготове, да так и замерла.
- Амадей? А вы разве не со своей спутницей и Робертом ушли?
По идее, после той сцены в будке охранника прошло не больше пары минут. Роберт не мог отпустить этого подозрительного типа так быстро! Неужели что-то случилось?
Кларисса попыталась извлечь палочку из внутреннего кармана как можно незаметнее, но Амадей лишь закачал головой.
- Руки на виду держи, красавица. Мне, понимаешь ли, тоже в уборную захотелось, - подозрительно рассматривая Квирк, Амадей пытался уловить подвох, но до сих пор так и не смог этого сделать. - Смотрю, переживаешь из-за своего кавалера? Успокойся, с ним все в порядке. Агнешка умеет быть убедительной, когда того хочет. Да, Агнешка?
Дородная баба выползла из сумрака, в руке ее была зажата палочка. Левой же ладонью она крепко держала плечо Роберта, с силой упираясь кончиком той самой палочки в ребра мужчине.
Клара нахмурилась, но пока молчала. Нельзя недооценивать своих противников, ох нельзя! Но, вот что интересно, которые их присутствующих сегодня все же допустили столь фатальную ошибку?
Квирк выдохнула.
- Что вы в самом деле, а? Не успела я уйти в уборную, а вы уже навязываете нам какие-то непонятные ролевые игры? Простите, но мы люди приличные, правда, Роберт?!
В этот момент Селвин зашевелился, отвлекая Амадея и заставив того отвернуться, а Клара, воспользовавшись этим мгновением, и сильно рискуя, что есть силы зарядила своей скромной дамской сумочкой по затылку поляка. Тот вырубился мгновенно.
- В маггловских методах обезвреживания противников я тоже ориентируюсь, - выхватив его палочку, девушка направила ее на Агнешку, но необходимости не было. Роберт уже успел взять ситуацию под свой контроль.
- Выкладывайте все, как на духу. Это ведь вы наняли тех магглов? К чему весь этот цирк?
Роберт посмотрел на Клару с удивлением, на что та ответила не менее красноречивым взглядом, и оба поняли друг друга без слов.
Ситуация с ценными камнями подходила к своей кульминации, но самая развязка была еще впереди.

[NIC]Clara Quirke[/NIC][STA]the only water in the forest is the river[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D23v5hf.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/LQd7mhu.png
— Это почти невозможно.
— Мне нравится слово «почти». ©
[/SGN]

+1


Вы здесь » Actus Fidei » Alia editio » I love to sail forbidden seas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC