Добро пожаловать на Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики.


НЕ ВИЖУ ЗЛА
Lazaria Mayham

НЕ ГОВОРЮ ЗЛА
Christophe Leroy

Место действия: Арденау,
осень-зима 2017-2018 г.г.

сюжетматчастьfaqправила
гостеваяшаблон анкетывнешности
занятые имена и фамилииперсонажи
нужныехотим видетьблог амс


- Ты же не Еш… Ез… Е-рез-шаш? – глупо уточнила Брэйтуэйт, старательно, но не очень успешно, выговаривая фамилию друзей Радослава. – Что происходит? Тут как будто несколько дней никого не было… Они сбежали?Ведьма раздраженно бросит на пол надоевший сверток. [продолжить]


Вверх страницы

Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Do you have some problems?


Do you have some problems?

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://i.imgur.com/a41ZCue.png
Royal Deluxe – Im Gonna Do My Thing
Do you have some problems?
Raymond Cavendish & Aislin Gallagher
24 сентября,2015г.,
Октоберфест, Мюнхен, Германия.

Октоберфест считается большим праздником. Каждый год его посещают около 6 миллионов человек со всех континентов.
Именно здесь в разгар праздника начала буйствовать Хемена. Праздник таких масштабов для этой души - шведский стол.
Дело по усмирению этой кровожадной негодницы поручили Кавендишу и Галлахер, двум стражам, которые от встречи в неописуемый восторг не пришли... 

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-03-07 14:34:43)

+3

2

Завернуть на пути с охоты в Мюнхен было идеей близкой к гениальности. В этом не было никаких сомнений. Подсобил координатор, который, получив устный предварительный отчет о результатах охоты на железношеюю и клятвенное обещание письменного отчета, но не раньше, чем завтра, ухмыльнулся понимающе и помянул Октоберфест, справедливо полагая, что именно из-за этого страж и отказывается сдавать отчет вовремя. Свот его догадки рассеивать не стал. Просто соответствующим образом скорректировал свои планы, свернув на ближайшем съезде с автобана. Иногда и от координаторов, выходит, бывал прок.
Слегка покачивая головой в такт крутившейся в голове песне Metallica, Свот пробирался через плотную и, несмотря на достаточно ранний час (всего-то 11 утра) уже основательно веселую толпу. Занятием это было достаточно проблематичным даже при его росте, потому что немцы – народ рослый и плечистый. А немцы, нацеленные прибухнуть – вообще машины для убийств. Но и Кавендиш был по этой части не дурак. Потому у улыбчивой и грудастой девицы за стойкой оказался достаточно быстро. Сверкнув своей кривоватой улыбкой, заказал пиво. Темное, плотное, чуть сладковатое. И сразу практически два литра в огромной бадье с ручкой, которую только из уважения, как разжиревшую графиню называют «дамой», а не «коровой», коей она и является, все еще именовали кружкой. Все, как он любил.
Получив свою бадью, Рэй вывернулся из плотной толпы у стойки и, бросив прощальный взгляд в глубокое декольте барменши, направился к выходу из шатра. Уселся за какой-то ближайший стол, полный хмельных и веселых людей, перекинув ногу через скамейку. С кем-то чокнулся, кому-то просто салютнул, едва не облившись колышущейся над бадьей пивной пеной…Как вдруг почуял неладное. Причем «почуял» - это мягко сказано. Прямо у основания спины задрожало, завибрировало. Чертыхнувшись, Свот отставил кружку на стол и полез за сотовым в задний карман джинс. Морда его при этом мрачнела просто на глазах. К моменту, когда телефон оказался у уха стража, он был больше похож на смесь разбуженного вовремя спячки бурого медведя (потрепанный, вшивенький и очень злой) и ребенка, у которого отняли конфетку (пиво то выпить не дали).
Тяжело вздохнув, Свот отвел трубку от уха, хлопнул по плечу ближайшего немца, придвигая к нему кружку.
- Работа, мать ее, - Процедил по-немецки, поясняя широту своей души и, между делом, провожая кружку крайне грустным взглядом. Таким провожают первую красотку школы, которая должна была вот-вот, только что поцеловаться с тобой и дать себя полапить, а ты все испортил какой-то мелочью. И вот – щека горит от оплеухи, а она уходит, покачивая аппетитными бедрами.
Сжав зубы, Рэй рывком поднялся из-за стола. Взгляд, которым он окидывал толпу, был уже другой. Профессиональный. Сориентировавшись на местности, Кавендиш быстро двинулся сквозь толпу. Пока знал только одно – на празднике нашли тело. Судя по ранам, подозревают темную. Чтобы не перепугать толпу до полусмерти и не провоцировать давку, вызывают всех доступных стражей. Для начала – осмотреть тело. Если и правда темная, то обшарить все тихо и убить гадину, не вызывая паники, по возможности. Пока что Свот – ближайший из стражей, но в течение короткого времени к нему в напарники дадут еще кого-то. Встретятся у тела.
Выслушав брифинг, колдун вздохнул. Координатор на этот вздох тут же начал кипятиться, доказывая Своту, что без напарника в этот раз ну никак нельзя. Кавендиш промолчал.
У дальнего шатра организаторов, в которое и перенесли тело, Кавендиш оказался минут через пятнадцать. Быстро оглядев тело, или точнее то, что от него осталось, выругался.
Вот же ж блядь.
И ведь эвакуировать бесполезно…Потому что, если он прав (а он, конечно же прав), то эвакуировав людей, от темной они их не спасут. Тварь просто скроется вместе с туристами и продолжит убивать, меняя шкурки людей, в прямом смысле, как костюмы. Как же он ненавидел этих темных.
Выйдя из шатра, Свот набрал координатора, «радуя» их прекрасной новостью. Да-да, прекрасная маркиза, мы в жопе. Колдун даже собирался поставить координатора перед фактом – он начинает поиск, а «подмога» уж успевает как может. Да только знакомое лицо мелькнуло в толпе и, грациозно распихав локтями здоровенных мужиков, вынырнуло прямо к нему. И что-то подсказывало Кавендишу, что это прекрасное видение, он уже знал и где-то видел.
Прищурившись, страж протянул руку для рукопожатия, параллельно отбивая звонок координатора с коротким и емким «Поздно. Работаем.»
- Рэймонд, - Коротко представился, все пытаясь вспомнить, где он видел девушку. Но быстро забил, переходя к короткой вводной. – Все хреново. Здесь Хемена. Одного уже убила. Других просто пока еще не нашли, возможно. Надо распорядиться, чтобы искали. Может помочь в поиске нам.

+2

3

внешний вид

Убаюкивающая тишина. Такая успокаивающая, особенно после громкого будильника, который Джин предварительно забыла выключить. Не хватало только волн. Мощных, стремительных, тех самых, что способны выбить дух одним ударом и забрать с собой всю тревогу, унося ее как можно дальше от тебя. Как же их не хватало. Вместо них была гладь горячей воды в ванной. Задерживать дыхание под водой становилось трудно и Айслин вынырнула, убирая мокрые волосы с глаз и упираясь локтем в край ванной, переводя взгляд на вещи, лежащие на полу.
Вчерашняя охота порядком вымотала ирландку, во сколько вернулась – не помнит. Зачем смотреть на часы, когда от усталости готова уснуть, только переступив порог номера? Если бы не забыла отключить чертов будильник на мобильном, то спала бы еще час, а то и два. Как не прискорбно, но пора выбираться из горячей воды, дальше от манящей тишины, которую хотелось слушать и слушать, и желания не думать как можно дольше.
- Хью, напомни мне в следующий раз… - держа плечом телефон и говоря явно мимо микрофона, начала разговор без приветствия Джин.
- Что? Айслин, тебя нихрена не слышно… - буркнул наставник, в следующий момент булькнув в трубку.
- Ты что, уже пьешь? Ладно, не важно. Я привезу тебе сувенир из Мюнхена, как и договаривались.
- Обошлось без травм?
- Без, - закатывая глаза, ответила Айслин, и, улыбнувшись в трубку, сбросила начавшийся рассказ о прекрасном виски. Хью прекрасно знал, что ученица не любит допросы и рассказы о крепком спиртном с утра пораньше. 
Переодевшись и предвкушая завтрак, а после посещение грохочущего во всех уголках Октоберфеста, Айслин вышла из номера и, пока убирала ключ в карман, наткнулась на пожилую пару, с которой столкнулась вчера вечером. Пожилые туристы, накрахмаленные, с фотоаппаратами и всегда вежливой улыбкой, вчера слегка переполошились, когда наткнулась на ирландку в коридоре. Почему? Потому что Айслин была в перепачканной землей одежде, с растрепанными и слегка взъерошенными волосами и не в духе. Сравнить с ней сейчас – небо и земля. Обменявшись оценивающими взглядами, Джин вежливо кивнула и поторопилась уйти подальше от этих двух, автоматическим движением накидывая жилетку на плечи.
Сидя за столиком на веранде уютной и небольшой кафешки, Джин допивала свой кофе после весьма вкусного завтрака. Когда выдавалась возможность, Айслин всегда устраивалась в уголочке такой вот веранды и наблюдала за улицей и посетителями, изучала их эмоции и искренне улыбалась мелькающим счастливым лицам и звонкому смеху. Хотя бы на мгновение на душе становилось чуточку светлее. Последние капли черного кофе покинули чашку, а ирландка - кафе. Организм проснулся окончательно, а значит, что можно окунуться в толпу празднующих весельчаков, в желудках которых булькало пиво различных сортов. Присоединиться к их числу в столь теплый день – вот то, что доктор прописал и плевать, что на часах только-только стукнуло одиннадцать утра.
С небольшой кружкой, в которой осталась половина, Джин пробиралась через толпу, ломая голову, что привезти наставнику. Проспорила как-то раз, теперь будь добра – презент. Хлебнув темного вишневого, Айслин пробралась к сувенирной лавке и вздохнула. Фигурки грудастых немок, у которых грудь была больше чем все тело, лихие немцы в подтяжках и с круглыми задницами, а также  брелки с кружками пива, крендельками и прочей ерундой были в изобилии. И все такое… Никакое, что Джин аж тоскливо стало. Ухмыльнувшись и глянув на свою кружку, порадовавшись, что ее собственная грудь никогда не сломает ей позвоночник, решила привезти наставнику бутылку пива. И пусть отстанет.
Протиснувшись через толпу, оставив сувениры далеко позади, Джин разузнала, где можно прикупить необходимую бутылку у учтивого мужчины в шляпе и с лихими усами. В момент, когда он начал рассказывать о пиве, которое все еще было в кружке ирландки, в кармане ожил мобильный. Приготовившись вещать Хью об обломе с забавным презентом, Галлахер достала телефон и взглянула на экран.
- Милая, что-то случилось? – встревожился усач, глядя на изменившееся лицо девушки. А та лишь коротко улыбнулась, отдала ему кружку и отчалила обратно в толпу. Хорошо, что за завтраком выпила крепкий кофе…
Налет хорошего настроения пропадал с той скоростью, с которой Джин пробиралась через толпу, а делала она это быстро и ловко. В голове пульсировала мысль – полдень, несчетное количество людей кругом, где-то вообще яблоку негде упасть, а среди всего этого – темная, совершившая убийство. На сколько плохо дело только предстояло узнать.
Около шатра организаторов было также людно, как и у любого другого. Вот только здесь мелькала охрана, старающаяся максимально деликатно и мягко спровадить туристов, которым хотелось доконать организаторов своими вопросами и прочей ерундой. Легко, но ощутимо ткнув локтем широкоплечего туриста, чтобы посторонился, Айслин наконец-то выбралась из толпы и сразу же наткнулась на знакомое лицо. И сразу поняла, что денек выдастся непредсказуемым. Реймонд, чтоб его, Кавендиш. Светлые глаза с прищуром взглянули на ирландку, откуда-то сверху. Еще бы, ирландка была ниже его на голову, а то и больше, благо спасал небольшой каблук сапог.
У Хью бутылка бы из рук выпала...
- Айслин Джин, - ирландка пожала руку стража и сразу шагнула к шатру, уже спиной слушая новости от напарника. Услышав какая именно темная орудует на празднике, Джин оглянулась и сдержанно кивнула. Да, они  в полной заднице.
- Я мигом… - ирландца юркнула в шатер, взглядом находя того специалиста, который и был нужен. Времени было катастрофически мало, стоит замешкаться, промедлить и в шатре появится еще одно тело. Среди встревоженных лиц судмедэксперта можно было вычислить сразу. Одолжив у него одноразовую перчатку и присев около того, что когда-то было посетителем Октоберфеста, Джин пару секунд посмотрела на останки. Зрелище было ужасное и,мягко говоря, отвратительное. Фигура памяти скорректировала догадки ирландки, останки успели немного спечься под солнцем. Нельзя сообщать об опасности, нельзя поднимать панику, которой Хемена воспользуется обязательно. Остается искать иголку стоге сена. Только иголка больше походит на ядерную бомбу.
Как и обещала, много времени Айслин не отняла. Выходя из шатра, ирландка выкинула в урну перчатку и подняла взгляд на стража.
- У нее фора в полчаса. Нам помогут с поиском.
Хью рассказывал ей о своем знакомом страже. Кавендиша Айслин знала заочно еще до их первой встречи. Десять лет назад. Он мало изменился с тех пор, насколько помнила брюнетка, разве что прическу сменил. Они пересеклись случайно, когда наставник должен был встретиться со стражем, а параллельно дать совет своей ученице. Точно также Айслин тогда пожала руку Реймонду, которого Хью обычно называл полным именем и фамилией, добавляя что-то вроде ранее упомянутого «чтоб его».
Где та тишина,мягко давящая на барабанные перепонки? Где та горячая вода, обволакивающая тело? Это было явно не сегодня и кажется сном. Бегая взглядом по толпе и краем глаза подмечая стремительно выходивших из шатра, тех, что были готовы помочь в поисках, стражница прокручивала в голове все возможные варианты "старта". Айслин опять оказалась перед Рэймондом и коротко спросила:
- Что на счет Трикверта?

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-05 05:08:08)

+3

4

Не став препятствовать прыткой девице, Кавендиш только проводил ту взглядом. Вводную не дослушала, унеслась в шатер, похоже не доверяя мнению старшего стража. Любопытно. Айслин Джин, говорите? Свот коротко нахмурился, отходя в бок от общего потока людей и шатра. Опустился на корточки, вытаскивая кинжал из ножен. Нужно было подготовиться. Пожалуй, только это сейчас остановило его от того, чтобы выдвинуться на поиски темной самостоятельно, сбросив этой Айслин Джин смс-кой ее сектор ответственности. Она, похоже, девочка самостоятельная - расстроиться не должна была. Впрочем...Толку от этого маневра было бы чуть. Фигура поиска все равно привела бы ее в тот же район, что и его. Но тогда бы уже пришлось работать с совсем другой Айслин Джин. Злой и потенциально мстительной. Как и все женщины, когда им начинает казаться, что их не уважают.
Прикинув все "за" и "против", Кавендиш все же остался на месте. Когда девушка вернулась, он как раз заканчивал фигуру, светившуюся золотистыми "когтями" над пальцами правой руки. Еще одна светилась на носке тяжелого ботинка. В последний раз, когда он охотился за хеменой, ему пришлось поджечь ее колдовством, чтобы разрушить оболочку и ослепить ее на какое-то время. Благо, достаточное для того, чтобы вогнать кинжал в мерзкую желтоватую тушу. На Октоберфесте поджигать ничего было нельзя. А жаль.
- Ученица Хьюго? - Догадка посетила его совершенно внезапно и буквально секунду назад. Потому была высказана. Колдун не любил мелкие вопросики, вертевшиеся на подсознании. Лучше все решить до охоты. - Хорошо. Проинструктировала, как определить? Хотя, - Свот обвел взглядом шатры в отдалении. - Здесь сейчас каждый второй - вылитая хемена. Выглядит паршиво и лыка не вяжет. Пускай не мешаются и обеспечат периметр, когда определим место.
Полчаса значит? Плохо. Времени до смены шкуры оставалось совсем мало.
Заслышав о трикветре, Свот прошелся долгим оценивающим взглядом по фигуре девушки. Хмыкнул, коротко и не объясняя мотивов, отрицательно мотнул головой. Этот вшивый трикветр у него никогда не работал. Потому что нельзя одиночку заставить работать в паре и надеяться, что все пройдет гладко. Но сообщать об этом Айслин мужчина, конечно же, не посчитал необходимым, полагая, что все должно быть очевидным. Как и их нехватка времени.
- Начни фигуру поиска. Если у нее фора в полчаса - совсем скоро начнет искать новую шкуру. Если повезет - успеем поймать, когда будет менять, - Страж говорил, не отрываясь от своего занятия. Судя по тому, что связки на узлах фигур он делал самые базовые, он верил в то, что говорил. В несколько росчерков и полукругов "связал" четыре когтя между собой еще одной фигурой, центр, которой располагался на тыльной стороне его руки. - Высказать все, что думаешь обо мне - успеется. Начинай работать. Будешь моими глазами.
Закончив все необходимое, Свот выпрямился в полный рост. Взглянул на Айслин, оценивая ее отношение к происходящему. Хмыкнул.
- Двигаем. Я сразу за тобой.
Такую среди страшных и огромных немок не потеряешь. Впрочем. Последнюю мысль Рэймонд разумно не стал высказывать. Еще не хватало, чтобы девица ткнула его кинжалом, заявив, что заподозрила в помятой морде - очередную шкуру хемены.

+2

5

- Ученица Хьюго? - послышался низкий голос стража.
- Он отличный страж, но работать с ним без подготовки... Все равно, что дать первоклашке хлебнуть бурбона. Айслин, вот когда тебе ничего уже не будет в новинку и не останется того, что сможет напугать - вот тогда можешь с ним поработать. - именно это услышала от наставника ирландка, когда поинтересовалась, кто же этот знакомый. Хью всегда беспокоился о своей ученице, порой, слишком сильно. Галлахер понимала это, ведь, увы, поводов понервничать она предоставляла уйму. Поэтому взяла за правило выдавать наставнику минимум подробной информации, когда тот звонил справиться о ее делах.
- Именно, - коротко ответила Джин на неожиданный вопрос, доставая из жилета несколько браслетов. На них были  маленькие металлические диски с кривыми краями, на которых были видны знаки. Надев их на правое запястье, ирландка мельком глянула на стража и усмехнулась. Она-то наивная думала, что за десять лет сильно изменилась внешне, повзрослела, обзавелась грозным взглядом и прочее, прочее. Или же у Кавендиша идеальная память на лица и плевать на то, сколько времени прошло.
- Они будут искать тела и сообщать о любом человеке с разлагающейся плотью, - сказала Джин, поправив футболку так, чтобы лишь край жилета скрывал клинок.
Выдержав продолжительный и изучающий взгляд, заставив себя промолчать во благо дела, ирландка дернула уголками губ, когда отрицательно покачал головой. Галлахер добилась того, чего хотела и лишний раз мысленно улыбнулась наставнику, научившему на корню пресекать то, чего хочешь избежать. К слову, Хью частенько испытывал терпение ученицы применяя трикверт и заставляя подстраиваться под свои действия.
- Главное, чтобы не начала менять посреди толпы... - хемены не отличались умом, зато кровожадность была их коньком. Сменить одежку посреди толпы пьющих и жующих крендельки туристов... Почему бы и нет? Тогда задача стражей упростится до невозможно - бежать на пронзительные крики, против течения обезумевшей толпы. Перспектива еще та. А про последствия вообще можно не говорить.
Быстро начертив пальцем фигуру поиска на левом запястье, рядом с татуировкой, ирландка поджала губы. Местоположение этой мерзкой темной никогда нельзя было точно определить таким способом. Но пусть сначала простая фигура покажет хотя бы локацию, дальше уже можно будет ее усилить,если потребуется.
- Высказать все, что думаешь обо мне - успеется.
Айслин перевела взгляд на опять возросшего над ней стража. Вздернув левую бровь, теперь уже она пробежалась оценивающим взглядом по мужчине. Охота будет занятной. Оценив и внешний вид, и серьезное выражение лица, и когтистую лапу, отливающую золотым блеском, Джин усмехнулась и посмотрела в глаза Кавендишу, чуть приподнимая подбородок и прищуриваясь.
- Зачем мне это? - поинтересовалась она и усмехнулась в ответ на его следующую фразу, что она будет его "глазами". Десять лет назад она на него с такой долей сарказма не смотрела.
- Не переживай, я тоже не очень люблю работать в команде.
Развернувшись на каблуках и шагнув  в толпу, Галлахер предпочла бы запустить Кавендиша вперед - за такой широкой спиной никакая толпа не страшна. Но, как и ранее до этого, прекрасно справилась сама. Пройдя несколько метров вперед, оглянувшись через плечо на рядом идущего Рэймонда, Джин заметила неподалеку двух парней, что были в шатре организаторов. Они двигались  в том же направлении, вглядываясь в лица. Тонкой невидимой нитью фигура поиска словно потянула за тонкое запястье в другую сторону и Айслин остановилась. В нее чуть не врезалась хмельная парочка, весело распевающая песни на немецком языке во славу дивного праздника. Не обратив на них никакого внимания, ведь фигура тянула в другую сторону, Джин поглубже вдохнула теплый воздух. Как же она ненавидела эту хитрую темную. Когда перед тобой такое раздолье, трудно устоять перед соблазном попробовать еще и еще... Пробежавшись взглядом по толпе, убрав слегка выгоревшую прядь волос за ухо, ирландка кивнула стражу и пошла в нужном направлении, отодвигая свободной рукой юношу, отхлебывающего пиво из кружки:
- Туда, она пересекает площадь... Идет к восточной части площади.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-06 00:28:34)

+3

6

Свот привычно опустил подбородок ниже, глядя на собеседницу. Все-таки, женщины роста Ядвиги Левандовской встречались не часто. Что было даже плюсом, учитывая, что к этому росту неизбежно прикладывался взгляд как бы свысока, который колдун в отношении себя просто не выносил. Впрочем, Айслин Джин, хоть и едва дотягивала Кавендишу до плеча, но стрелять глазами тоже умела. Со своих метра семидесяти с лишним она явно бросала вызов. Интересно только - исключительно ему или вообще всему миру? Страж хмыкнул ее норову и своим мыслям. Зачем ей это? Свот неопределенно дернул плечом, всем своим видом показывая, что он бы и сам не прочь узнать, почему и зачем ему все вечно что-то высказывают. Впрочем, если подумать, то ответа знать он в действительности не хотел. Потому что тогда пришлось бы, наверное, с этим разбираться. А Кавендишу, в сущности, было непонятно с чего вообще он должен тратить на это время.
Кивнув, страж направился за девушкой, в полной мере наслаждаясь преимуществами высокого роста. И воздух чище, и видно больше, да и дальше. То и дело поглядывая на золотистую фигуру поиска над запястьем Айслин, грани которой плавно вспыхивали золотым, отмечая движение темной, Свот передвигался по толпе следом за ней. Орущие песни туристы? Не по их части. Хохочущие красотки? Жаль, но скорее всего снова мимо. Колдун замер за плечом у Джин, переводя взгляд на ту часть площади, на которую теперь указывала фигура. Прищурился, пытаясь выловить в толпе хоть одно подозрительное лицо. Матернулся. Все-таки эта охота была сборником всего того, что Рэймонд ненавидел больше всего - хемены, толпы людей и напарник. Впрочем, последнее пока обременением не было. Так что из списка можно было вычеркнуть. К слову о напарнице...
Кавендиш перевел взгляд на пробивающуюся вперед девушку. Задумчиво пожевал нижнюю губу. После наклонился, легко подхватывая ее на руки и усаживая себе на плечо. Осклабившись, мужчина как ни в чем ни бывало двинулся вперед. Что ж и такое не было в новинку на этом празднике жизни. С той лишь разницей, что "пирамида" Рэймонда и Айслин Джин получилась на порядок выше других аналогов, присутствовавших на площади. Да и пропускали их теперь не в пример охотнее. И обзор у стражницы, хотелось верить, был получше.
Свот скосил взгляд на запястье девушки. Фигура вновь показывала другое направление. Кажется, хемена крутилась по площади, выискивая жертву. Стражник матернулся еще раз, останавливаясь в центре квадрата, определенного фигурой. Повертел головой, даже вопросительно взглянул на Джин. Матернулся еще раз, видя, что ей пока темную определить тоже не удалось. Ну что ж...Когда гора не идет к Магомеду, это значит, что Магомеду нужно менять тактику. Мужчина поставил Джин на место, однако, как-то совершенно случайно задев кружку одного из валандавшихся рядом туристов. Да так, что практически все пиво из бадьи вылилось на Айслин Джин. Ну и немного на самого Рэймонда. Оглядев стремительно прилипшую к телу белую футболку стражницы, Кавендиш широко ухмыльнулся.
- Конкурс мокрых футболок! - Подняв голову и приложив ладонь к губам на подобии рупора, гаркнул он на немецком. Впрочем, эти волшебные слова здесь знали все и на любом языке. Ну или понимали интуитивно. Потому что конкурсы мокрых маек любили решительно все. Мужики, особенно подвыпившие, были не прочь поглазеть на красивых девушек. Свот и сам был мужиком, он знал. Девушки на таких праздниках, как правило, были не прочь, чтобы на них поглазели. Это Кавендиш знал из личного опыта.
Вот только хемены и прочие темные не любили конкурсы мокрых маек. Потому что, как бы хорошо они не прятались в человеческой шкуре, они были лишены того самого, человеческого интереса к происходящему.
Свот цепко осматривал толпу, тут же начавшую оборачиваться в их с Джин сторону. Более того, народ начал стекаться в центр, где они стояли, желая поглазеть. Тех, кто остался равнодушен оказалось не так уж много. И у одной такой пышногрудой немки (вот уж кому бы точно не грех поучаствовать) была на редкость уродливая "растяжка" кожи на шее. Покрытая какими-то пятнами, словно проходящие синяки. Кавендиш прищелкнул пальцами.
- Бинго. Блондинка на три, - Проговорил, не обращая внимания на выражение лица Джин, которая к тому моменту уже стала центром внимания и новой небольшой тусовки. К ней уже успело присоединиться пара девиц, облитых невесть чем. Что ж...Кто он такой, чтобы мешать веселью стражницы, верно? Свот ухмыльнулся и двинулся через толпу к темной. Все-таки его план удался, темную надо было ловить и обезвреживать. А времени спасать Джин из толпы - не было. Хотя вид в футболке был, по его мнению, очень даже ничего.
Обходя темную по дуге с правого бока, Свот заприметил, что хемена, сладко улыбаясь, тянет за дурацкие подтяжки какого-то мужика в сторону парковых кустов. Матернулся, врезаясь в толпу уже как настоящий ледокол. Было не до сантиментов. Руку с когтями он завел за спину, чтобы не спугнуть темную раньше времени. Оказавшись ближе, ударил когтистой лапой по спине. Однако тварь, словно почуяв что-то, дернулась, уходя от удара. Знаки царапнули только по руке, разрывая человеческую кожу. Вместо ожидаемой крови и мяса сквозь порезы просматривалось нежно-зеленое толстое тельце, больше похожее на гусеницу. Мерзость.
Темная крутанулась, распахнув рот блондиночки и мерзко зашипев. На шее у нее и впрямь были первые, пока еще блеклые, трупные пятна. Дернулась от следующего знака Кавендиша, бросившись в толпу с явным намерением скрыться.

+2

7

С корабля на бал. Вчера в Грюнвальде, в зеленом пригороде Мюнхена, она искала темную среди деревьев и земли, влажной от дождя. Там был размах, свободное место, где не было шатающихся людей, которых могло зацепить. Две плечистые старухи, Убавляющие плоть, открыли охоту на любителей природы, звездочетов и тех,кто решил уединиться в палатке. Выматывающая ночка явно не пошла на благо ирландке, настроение которой могло улучшиться только в том случае, если здесь, на празднике, больше не найдут ни одного трупа. И Хемена появится на блюдечки с голубой каемочкой. Ясно же, что настроение не станет радужнее, задачи-то невыполнимые.
- ЭЙ! Убери руки! - светлые глаза округлились, стоило рукам Кавендиша оказаться на теле ирландки, тем самым останавливая ее от протискивания между пьянеющими людьми. Она подозревала, что в скором времени старый знакомый наставника что-нибудь да выкинет. Ноги легко оторвались от затоптанной брусчатки, а ирландка повернулась лицом к стражу, испепеляя его взглядом. Желание двинуть ему по носу, в ответ на наглую улыбку, остановил открывшийся сверху вид. Стиснув зубы, выдохнув и вдохнув поглубже, Айслин ругнулась на ирландском и отведя взгляд от придерживающих рук стража, не позволяющим брюнетке полететь носом обратно на брусчатку, вернулась всеми мыслями к фигуре.
Охотиться в паре Джин действительно не очень любила. Редко, увы, напарниками становились бывшие сокурсники или приятели, с которыми ирландка успела познакомиться и какое-то время пообщаться. С ними было легче работать, проще было предугадать следующий шаг, подпустить к себе и позволить реализовывать различные идеи, какими странными они бы не казались поначалу. Но вот это... При любом удобном случае, Джин обязательно припомнить мужчине этот случай. И может даже пересмотрит свое нежелание сказать мужчине все, что она о нем думает.
Внимательно вглядываясь в искры знака, макушки туристов и впиваясь взглядом в любого, что издаст звук громче общей болтовни, Айслин начала проклинать хитрую хемену. Серьезно, лучше бы им проказник попался, чем эта, жрущая как не в себя, тварь.
Помотав отрицательно головой в ответ на немой вопрос Кавендиша, ирландка нахмурилась и отпустила плечо стража, за которое держалась всю дорогу. Фокус не удался, темной удалось идеально слиться с толпой, постоянно перемещаясь и пряча разлагающуюся плоть. Напарник все-таки соизволил спустить ирландку с плеча, но дал маху. В прямом смысле этого слова. Рэймонд задел мужчину, купившего буквально только что не хилую порцию пива, потому что емкость была полной... Джин окатило холодной волной пива, запах которого немедленно ударил в нос. Разведя руками и пытаясь вернуть сбившееся дыхание, ирландка по-звериному глянула на напарника. Жилет практически не спас футболку, мерзко прилипшую к телу холодным слоем. А вот мужчина был цел, сух и весьма доволен.
- Я тебя придушу... - зло произнесла брюнетка, отклеивая пальцами от тела футболку, не моргая глядя на улыбающееся лицо Рэймонда. А он, в свою очередь, не дал недовольной напарнице даже опомниться, как грянул:
- Конкурс мокрых футболок!
- Нееет! - взмолилась Джин, с силой хлопнув по руке предприимчивого напарника. Взгляд "да ты в конец охренел!" просверлил в голове Рэймонда дырку, а толпа уже успела сообразить, где начинается веселье. Галлахер кинула взгляд на запястье, стряхнула следы пива, и, открыла было рот, чтобы послать Рэя к чертям, но тут за спиной кто-то взвизгнул и оглушил ирландку смехом. Две девицы в метре от нее отобрали у своих кавалеров кружки с пивом и, не долго думая, вылили на себя, после вскидывая руки в победном жесте, размахивая опустевшими кружками, из которых в разные стороны полетели брызги. Слева, уже чуть поодаль от эпицентра начала сексуального конкурса, послышались знакомые повизгивания и звон кружек. Отлично, самых пьяных и отбитых на голову туристов они нашли.
Да вы ополоумели...
Тем временем Кавендиш вовсю рассматривал толпу. Одернув жилетку и еще раз отлепив футболку от тела, ирландка взглянула на золотые всколыхи, заметила, что темная остановилась. Мысль о том, что она заинтересовалась оживившейся толпой, была бы гораздо приятнее, чем та, что пришла в голову. Она нашла себе перекус...
- Рэймонд...
- Бинго. Блондинка на три, - Джин стиснула зубы. Высоченный страж ловко проскочил между двумя бугаями, которые были крайне заинтересованы девушками в мокрых майках. И все бы ничего, если бы учредитель сего торжества так быстро бы не улизнул от напарницы, окруженной пьяными весельчаками жадными до зрелища. Прошмыгнув под рукой одного из здоровяков, которым было плевать на пиво и они принесли его явно для конкурса, Галлахер увидела удаляющийся светлый затылок. Прибавив шаг, уворачиваясь от компании хмельных ребят, поравнялась с одним из тех мужчин, что были в шатре и сейчас помогали стражам. По лицу ирландки немец понял, что оказался тут как нельзя кстати и поспешил за ней.
Айслин наконец-то нагнала напарника - он был по правую руку и теперь-то ирландка смогла проследить и увидеть особу, в которую нарядилась Хемена. И ее перекус, который блаженно смотрел скорее на пышную грудь, чем на лицо. От такого банального, но простого приема, которым пользовалась темная, Джин усмехнулась - да тут почти всю мужскую половину праздника можно таким способом затащить к себе в желудок.
Обходя с другой стороны, Айслин перенаправила парочку туристов, идущую в ту же самую сторону, скормив им новость о конкурсе, проходящем в другой стороне площади. Как только ирландка отвернулась от них, она увидела взмах золотых когтей в воздухе. Темная разжала пальцы, вцепившиеся в подтяжки, отпустила мужчину, явно обескураженного тем, почему эта красотка его отталкивает. Кинувшись к нему, ирландка проследила всю траекторию падения мужчины - он запутался в собственных ногах и рухнул спиной на газон, но ударившись затылком о бордюр,  отключился. Присев около жертвы, Айслин подняла глаза на Рэймонда и темную. Мерзкая, проворливая душенка. Она смогла увернуться от нанесенного удара, страж смог лишь царапнуть тушку и показать ее нутро. Гусеница, которая никогда не станет бабочкой, потому что гореть ей в аду синем пламенем.
- Он жив? - раздался над головой голос помощника. Айслин кивнула и положила ладонь на затылок мужчине, чувствуя под пальцами начинающую сочиться кровь.Прикрыв глаза и позволив теплу перейти от кончиков пальцев к затылку, ирландка задержала дыхание на мгновение, а после открыла глаза и обратилась к немцу, присевшему около нее:
- Уведи его как можно скорее отсюда. И покажи врачу. Пусть твои коллеги помогут без лишнего шума увести отсюда людей, - отвечала на вопрос брюнетка, чувствуя, как по крупице тепло еще перебегает в рану, которая смогла успешно затянуться. Джин отняла руку от головы мужчины в подтяжках и выпрямилась. Отряхнув руку, словно скидывая с нее невидимую тень. Такие раны всегда исцелялись быстрее, меньше отнимали у ирландки сил. Мужчине крупно повезло, что Хемена ему не навредила. Немец поднял пострадавшего и перекинул его руку через плечо, заглядывая в открывшиеся и непонимающие глаза, уводя его и прикладывая маленькую рацию к губам.
Выпрямившись и встретившись взглядом с напарником, Джин ухмыльнулась уголком губ. Если он думает, что она позволит ему сделать все в одиночку, то он глубоко ошибается. За спиной темной, от шеи которой начинал отслаиваться кусок мертвой кожи из-за резких движений, возвышалась арка между невысокими домами. Ее нужно увести с площади, спрятать от любопытных глаз тех, кого эта скотина сожрет и не подавится. Рэймонд сделал еще один выпад, но шипящая темная проскользнула у него под рукой и дала деру, кинувшись в ту сторону, где была Джин. Похоже, всем ее вниманием завладел высокий блондин с когтистой лапой, а ирландку она и заметить не успела. Айслин быстро стянула с руки два браслета и сжала их в руке. Сквозь пальцы хлынуло темно-фиолетовое свечение, а Хемена начала замедлять ход, при этом издав очередной шипящий звук. Стражница не сводила с нее глаз, видела, как темная прячется за первую попавшуюся спину. Но ирландка тем временем нарисовала все на той же левой руке литеру "Н". Стоило пальцу оторваться от кожи, а символу вспыхнуть бирюзовым цветом, как Хемена остановилась и развернулась в сторону ирландки. Джин все-таки заманит эту гадину в арку. Кинув взгляд на Кавендиша через плечо и прекрасно понимая, что он может от такого шага не прийти в восторг, отвернулась обратно и позвала:
- Эй, майне либе, сладкого ирландского мяса хочешь? Иди ко мне, - улыбнувшись появившейся знакомой физиономии блондинки, откликнувшейся на зов фигуры-маяка, Айслин поманила ее к себе пальцами и начала отходить назад, тогда как Хемена выбралась из толпы и направилась прямиком к брюнетке.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-07 21:04:46)

+3

8

Слишком мало места и слишком много людей, чтобы успеть одновременно проскочить между взбудораженными остатками зевак, заволновавшимися как согнанные сонные мухи, и достать чертову темную. А она петляла. С совершенно не человеческой логикой движений. Если бы Свот не был уверен еще пару минут назад, когда только увидел ее в толпе, что блондинка - костюмчик хемены, то уж сейчас он бы точно прищелкнул пальцами, убеждаясь в своей безукоснительной правоте. Душа нырнула вправо, влево, уходя от хватки стража. Швырнула в него какую-то девицу, томно дыхнувшую на стража смесью пивного духа и квашеной капусты с чесночными колбасками. Обхватив предплечья "снаряда", не давая упасть, страж поймал взгляд шокированной девицы. Убедившись, что та в порядке, просто дизориентирована, развернул ее, отправляя в руки спешащих служащих парка.
- Уведите людей, - Скомандовал колдун, краем глаза замечая в толпе уже знакомый темноволосый затылок. Джинни не стала дожидаться приза за лучшую мокрую майку и сбежала от поклонников. Как жаль, как жаль....Как жаль, что сейчас Кавендишу было не до сарказма. Потому что темная ломанулась в толпу, стремясь скрыться. А расшвыриваться знаками, как и применять колдовство, в таком скоплении людей было опасно. Кавендиш до сих пор помнил, что сделала фигура Ядвиги, брошенная неподалеку от Ашрафи, едва успевшей сбежать, с двумя солдатами, загонявшими их в ущелье в Афганистане. Наверняка ошметки их останков до сих пор покрывали местами безмолвные  камни ущелья.
Паскудная собака. Презренная дрянь. Как же я это ненавижу.., - Финт, смена ног. Едва успел, чтобы не зацепиться о пробегавшего по касательной немца. Полуповорот, уворачиваясь от еще одного "запущенного" в него снаряда в виде какого-то подростка. Парень был здоровым лбом, так что ловить его Рэймонд не стал, чтобы не сбивать темп и такт движения. Иначе темную он точно не поймает. Но на полторы драгоценные секунды, необходимые, чтобы развернуться плечами и сдвинуться с траектории "полета" парня, страж выпускает темную из вида. Когда он поворачивается, ее и след простыл. - Да твою мать!
Колдун злобно сжимает зубы; поигрывая золотистыми когтями, высматривает свою добычу. Которая, впрочем, выныривает из толпы, словно в замедленной съемке. Страж бросается в ту сторону, отмечая чуть пьяные движения темной. Фигура Мазерса...И, более чем очевидно, знак Хегль. Простенькие, но эффективные. Особенно полезны в условиях нехватки времени. Свот, мысленно отдавая должное Айслин Джин, скалится ее вызывающим шуточкам. Пусть и адресованы они темной, которая и так заворожена дальше некуда, страж своего тоже не упустил. Вид пятящийся за арку Айслин был оценен по достоинству. Свот любил, когда дама знает, что делать с железякой в ее руках.
Крутанувшись, он быстро начертил в воздухе знак, грани которого тут же вспыхнули ярко-красным, так и оставаясь висеть в воздухе. Знак "стоп" в понимании стражей. Впрочем, отлично работал и с людьми. Здравомыслия, как правило, хватало, чтобы не лезть туда, где с гулом носятся светящиеся фигуры, крутятся волчками стражи, размахивая кинжалами и вообще "все плохо".
- Веселье без меня, дамы? - Свот вызывающе распахивает руки, словно желая заключить темную в объятья. Недовольно скрипит зубами, понимая, что половина знаков и фигур, буде применена сейчас, может врезаться в стену дома и повредить ее или задеть Айслин. Меж тем блондинка на месте не стоит. Она бросается на Джин, замахиваясь. Раз, другой, третий...Колдун не раздумывая бросает на девушку Вольфсангель, словно окутывая ее ангельскими крыльями, защищающими от пропущенного удара. В стороны расплескивается бесцветное пламя, воздух дрожит.
Душа, отшатнувшись от барьера, скалится и шипит, припадая к земле. Бросается в бок, к стене, проворно цепляясь за выбоины в кладке. Лезет вверх.
Кавендиш крутанулся, описывая кинжалом круг вокруг всех троих. Наткнувшись на невидимый купол, душа с воем рухнула на асфальт. От всех претурбаций кожа на морде совсем порвалась и обвисла, сходя кусками. Из дыры показалась огромная пасть, попытавшаяся сомкнуть несколько рядом острых клыков на ноге колдуна.
-Ах ты.., - Свот отшатнулся, унося ноги от опасности. Воспользовавшись тем, что инерция рывка твари иссякла, навесил в тупую морду мощный удар носком тяжелого ботинка, на котором вспыхнул, тут же въедаясь в тушу, Крест Дракулы. На ботинке стража расползся мерзкий след из осклизшей и гниющей на глазах человеческой кожи. Рэймонд ругнулся еще раз, переходя на арабский. Из-за этого пропустил прилетевший в него мусорный бак, который душа исхитрилась пихнуть под ноги стражу, подцепив хвостом, прорезавшимся сквозь окончательно испорченную шкуру. Группируясь, Кавендиш упал на бок, тут же перекатился в бок, уходя от потенциальной второй волны удара.
Он знал, что если Хью еще не совсем потерял хватку из-за пристрастия к алкоголю, то Айслин Джин должно хватить того времени, что темная танцевала с колдуном, чтобы добить уже наконец чертову дрянь.
Которой, кстати, кажется понравилось швыряться посторонними предметами. Следующей в Свота полетела газетная стойка, которую мужчина еле успел остановить от столкновения с собой при помощи магии.

+3

9

Всегда было проще, когда знаешь, что темная идет только на тебя. Когда были только охотник и цель. Тогда, когда вся злость и мощь души направлена на тебя, а ни на кого-то еще. В такие моменты ты позволяешь себе забыть об осторожности, ведь опасность, висевшая над другими людьми, миновала. Теми, чьи жизни не должны омрачиться образом гниющей плоти и распахнутой зловонной пасти. Риск оправдывает средства.
Девочка, ты слишком много на себя берешь, - любил ворчать Хью, покачивая головой, но при этом едва заметно улыбаясь. Он привык, что она может пойти поперек плана, изменить стратегию, вызвать огонь на себя, а потом заставить гордиться собой. Правда, там есть еще весомая часть ругани и злости наставника, готового придушить ирландку. Со временем острые углы пообтесались, ученица нахватала шишек и приобрела опыт, а Хью стало малость спокойнее за любительницу экспериментировать и рисковать
Прислушайся к себе, а потом – действуй.
Как всегда, Хью, как всегда…
Выманив из толпы Хемену, Джин шаг за шагом начала удаляться от толпы, которую медленнее, чем хотелось, стали уводить от эпицентра заварушки. Хемена недовольно шипела, продолжала идти, иногда путаясь в ногах, но стеклянные глаза уставились на Джин так, что ирландка на мгновение засмотрелась на это обезображенное лицо - видишь нечто отвратительное и мерзкое, хочешь отвернуться, но не можешь, потому, что знаешь, если ты так сделаешь – потом тебя будут отскребать от асфальта. Чувствуя себя чем-то вроде заклинателя змей, которые, также, не отрываясь, следят за змеей. За тем, как она выбирается из корзины, извиваясь, ирландка постаралась переключиться на оболочку темной. Галлахер было жаль блондинку, ставшую обедом темной. Явно не так девица мечтала встретить. Если бы сейчас из толпы туристов выбежал кто-то из знакомых или родственников незнакомки, то следующий рассвет он бы встречал уже в психушке.
Над запястьем полыхала фигура, пульсируя голубым пламенем, не отпуская Хемену и не предоставляя ей выбора, кроме как идти за ирландкой, уводящей ее в арку, прочь от площади. В воздухе, где пару минут назад была Джин с темной, вспыхнул красный символ. Отлично, даже замечательно. Мысленно улыбнулась тому, что ей, кажется, все-таки больше повезло с напарником, без проблем подхватившего ритм охоты. А то совсем не хотелось делать все одной и еще прикрывать чужую задницу, не забывая про темную. Оставалось надеяться на то, что так будет вплоть до конца, когда темная испустит дух и наконец-то обретет покой.
Ирландка впилась взглядом в оползающее лицо блондинки и прибавила шаг. На нее уже смотрели не два, а четыре глаза. Где-то там под светлой кожей прячется еще один. Джин растянула губы в ухмылке. Стоит темной вступить в бой, как кожа сползет с нее подобно оползню в солнечный день.  От стен арки эхом отскакивали звуки каблуков, хрипения Хемены и ее же странные стонущие звуки, от которых в венах замирала кровь. Отвратительна и устрашающая. Хегль начинал светлеть, откровенно намекая, что ногами нужно быстрее шевелить. Миновав почти всю арку, оказавшейся гораздо глубже, чем на первый взгляд, Айслин услышала голос. После метнула в сторону мужчины слегка обескураженный взгляд. Всего две минуты любования очаровательной мордой Хемены и Джин, кажется, позабыла, как выглядят нормальные люди.
Темной было достаточно этого. Стоило стражнице перевести взгляд, как хитрая душа дернулась, меняя неуверенные движения на более резкие. Мерзкое бульканье вперемешку с шипением раздалось вблизи от лица, Айслин увернулась от разинутой пасти, выхватывая привычным движением кинжал. Выбравшись из под свода арки, Джин отпрянула, ступая на мягкий газон. Хемена еще раз качнулась в ее сторону, пальцы с потрескавшейся кожей полоснули воздух, где только что было ее плечо. Вдруг брюнетку словно кто-то обнял, укрыл теплом. Неожиданно и как нельзя кстати.
Кавендиш…
Быстрый взгляд за спину Хемены. Галлахер увидела напарника, только что спасшего ее от глубоких ран. Все-таки отвыкла от такой неожиданной помощи. Губы дернулись в полуулыбке, перекинув кинжал в правую руку, переждала момент, когда темная двумя руками попыталась схватить стражницу, но лишь издала крик боли и закрыла глаза от сверкающих брызг, сгибается…  Отшатнувшись и начиная терять лоскуты кожи, темная попыталась дать деру.
Только скалолазов сейчас не хватало
Сорвавшись с места, Рэймонд накрыл всю троицу куполом, из-за которого Хемена с характерным звуком падает на асфальт, идущий дорожкой вдоль стены. На серой поверхности остаются лоскуты кожи блондинки. А темная все не унимается, как взбешенный зверь, которого колют раскаленной кочергой, бросается на Кавендиша, разевая пасть с острыми зубами, по которым стекает густая слюна. Ирландка стащила еще один браслет с руки, когда вспыхнула фигура Креста Дракулы, награждая темную порцией боли. Да, Рэймонд не давал спуску этой душонке. Джин тем временем начала рисовать связку фигур, все еще сжимая в руке браслет с монетой, идущий довеском к замысловатым переплетениями светящихся линий. Но до чего же была шустрая и неутомима эта чертова гусеница! Металлических грохот, ругань и вот на землю полетели пластиковые бутылки, пустые упаковки из под сладостей и прочий мусор.  Мерзкий хруст, от которого мурашки побежали по телу, и под ноги падает кусок кожи, судя по всему, немилая часть спины. И взору предстает хвост. Закончив выводить узлы фигур и прикрепив их к браслету, ирландка сокращает расстояние между собой и Хеменой. Та, запускает в Кавендиша стойкой, а Джин в нее – серым облаком. Зашипев и слегка окосев, разлагающаяся незнакомка отступает от стража, размахивая хвостом из стороны в сторону, будто пытаясь задеть хоть что-нибудь, чтобы сориентироваться. Когтистая рука бьет себя по боку и отрывает еще один кусок плоти, но так и оставляет его прилипшим к пальцам. Галлахер перекрывает беснующейся твари путь к напарнику и отправляет в нее метким броском браслет, коротко открепляя от него одну из заготовленных фигур. Завораживающий блеск на фоне чудовища.
Снежинка и Северный камень ударяют по темной душе, искрясь и заглушая своей красотой мерзкий стон твари. Почувствовав то, как Северный камень начал качать по капле силы из самой ирландки, Джин перехватила удобнее кинжал и шагнула к темной. Замершая, с разинутой пастью, темная таращилась на стражницу уже своими глазами, глаза блондинки сползли на уровень ключиц, скрываемые складками мертвой кожи. Поборов в себе тень отвращения, Джин сжала зубы и собралась отправить в Хемену последнюю фигуру. Долго расшаркиваться с ней она не намерена, особенно теперь, когда один из знаков выкачивает собственные силы. Но у мужчины за плечо ирландки на этот счет было свое мнение – мимо стражницы пронесся огненный знак, попав точно в цель. Пронзительный крик, от которого пришлось отшатнуться на полшага и прищуриться, прикрывая свободной ладонью глаза. Знак Адарана окончательно выжег гусеницу из изуродованных останков пышногрудой блондинки. Кожа рухнула наземь, а Айслин, не колеблясь, шагнула к темной, нанося ей удар кинжалом, прямо в груд. Огромная, с хвостом, зеленоватая.  Издав свой последний хрип, больше похожий на шипение проколотой шины, Хемена захлопнула пасть и уменьшилась, затягиваемая острием кинжала. Миг и темной души нет. Она обрела покой в кинжале ирландки. Непривычная тишина, давящее тяжелое дыхание, адреналин, гнавший кровь не утихнет еще какое-то время. Где-то за каменной стеной шумит до сих пор праздник, ликуют и радуются люди, набивая свои желудки яствами и литрами пива. Силы вернулись, позволяя Джин сделать глубокий вдох и убрать с лица растрепавшиеся темные локоны. Задержав взгляд голубых глаз на кинжале, брюнетка бережно убрала его в ножны, обернулась и встретилась взглядом с серыми глазами Рэймондом, все еще с небольшим напряжением смотря на него.
- Одной очаровашкой меньше, - выдохнула ирландка, щелчком пальцев убирая лоскуток серой кожи с коленки. - Цел?

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-14 03:27:53)

+3

10

Исцарапанные дешевый металл, облезшая краска, ворох выпавших газет. Все это зависло перед носом колдуна, успевшего вскинуть руки в предупреждающем жесте. Как бы говоря "нет-нет, хренова железяка, подумай дважды, прежде чем связываться со мной". Газетная стойка задумчиво зависла в воздухе, явно оценивая предостережение и, вняв внутренней крутости Кавендиша (читай магии) улетела в стену дома. Страж оказался на ногах достаточно быстро. Запыленный от катания по асфальту, на рубашке то здесь, то там - куски кожи, сбрасываемой Хеменой, морда злая. Настолько, что Свот в какую-то долю секунды честно подумывал отшвырнуть в сторону Айслин Джин, выросшую между ним и темной, как гребаная Жанна Д'Арк между добрым французским людом и англичанами. Как вы понимаете, Кавендиш - фамилия явно не французская. Так что с выбором стороны, к которой нужно повернуться спиной, девушка почти промахнулась...
Вспышка знаков заставляет тряхнуть головой, отступая. Блондин перехватил кинжал удобнее, вырезая в воздухе еще одну фигуру. Толку церемониться с душонкой и дальше он не видел, а стражница к стриптизу темной приступать все не спешила. Кавендиш, как всегда, решил по своему. Не дожидаясь развития событий, швырнул Адаран, прошедший сквозь душу, не причиняя ей вреда. Тут же крутанул в руке кинжал, перехватывая удобнее для сотворения необходимого заклинания защиты, барьером вставшего перед Джин, стоявшей слишком близко к темной. Ее бы и более слабым знаком задело. Об этом девица, конечно же, не подумала. Пришлось думать Своту. Тот факт, что если бы он не швырнул Адаран, никакой опасности бы и не было, он, конечно же, в расчет не брал.
Знак с уханьем пролетел над плечом девушки. Задев материальные предмет - лоскуты кожи, болтавшиеся на темной как хламида, Адаран плеснул в стороны нерастраченной энергией, почти взрывая мясной костюмчик Хемены. Омерзительные клочки кожи и волос полетели во все стороны, покрывая собой стены домов, асфальт и дымчатый барьер, выросший перед Джин и Кавендишем. Колдун тут же повел рукой, схлопывая защитное заклинание, позволяя Айслин выйти за пределы и прибить тварь.
Когда темная перетекла в кинжал девушки, Свот огляделся по сторонам. Висок пульсировал болью. Не успев отдохнуть от предыдущей охоты, на этой он вновь вбухал не мало сил. Молоко ему не было нужно, а вот поесть было бы не плохо. Мужчина поморщился на толпу, зависшую у начала арки и с ужасом смотревшую на стражей. Гребаная Хемена была единственной душой видимой и обычными людьми. Повезло так повезло. Целый цирк устроили. И разнесли половину переулка. Кавендиш ругнулся в очередной раз. Снял знак предупреждения и купол, выставленный для души. А после, повернувшись спиной к толпе, принялся читать заклинание, поводя руками в воздухе. На место поднялся опрокинутый бак и газетная стойка, собрался в стайку и упорхнул в мусорку рассыпанный повсюду хлам. За исключением клочков кожи и волос. Подумав, Свот собрал большую часть ошметков в одной области на асфальте. Пускай полиция разбирается. Все же когда-то это было достаточно симпатичной молодой девушкой.
Боль в виске усилилась. Рэймонд ущипнул себя за переносицу, коротко кивая Айслин. Жив, конечно, что с ним станется.
- Ты? - Оценив ее недовольное лицо, протянул руку, выпутывая из ее волос на макушке клочок кожи. Бросил в кучку на асфальте. - Не дуй губы.., - Проговорил, паскудно ухмыляясь. Очень хотелось жрать. И, мать его, наконец пива. - Ты бы обязательно выиграла конкурс, если бы не сбежала, Золушка.

+1

11

Облегчение от закончившегося танца с Хеменой. Тень безразличия к останкам блондинки, кусками разлетевшимся в стороны и неразборчивое месиво под ногами. Газеты, обертки, прочий мусор, бак, стойка чуть в стороне. Бардак они устроили отменный. Самое главное, что среди этих всего этого сора не было ошметков стражей. Хорошо бы еще выкинуть из памяти образ морды темной, с которой сползает кожа и распахивается зловонная пасть. Если сегодня ирландке приснится кошмар с исполинской гусеницей и двумя плечистыми старухами, то она за себя не отвечает.
Стерев знак Адарана, который с легкой руки Кавендиша не пригодился, Джин поправила оставшуюся парочку браслетов, решив, что восполнит утрату точно не сегодня. На сегодня достаточно.
Нарастающий гул, так беспардонно отнимающий долгожданную тишину и спокойствие. Будто бы кто-то включил звук и старательно прибавлял громкость. Айслин сделала шаг в сторону, хмуро рассматривая набежавшую, невесть когда, толпу. Кто во что горазд – кто-то в мокрой футболке, некоторые  в кепке с кренделем или бокалом пива, кто-то перебрал уже настолько, что ему абсолютно все равно, зачем его сюда притащили: стражи, бой, чудовище… Что? Тащите еще пива! Арка словно отделяла любителей зрелищ от стражей, как и знак, парящий в воздухе. Но стоило Рэю снять знак, как перед зеваками появились те самые парни, что помогали искать тела. Выстроившись плотной стеной и не позволяя никому ступить и шага, бравые немцы в темной одежде периодически кидали взгляд на стражей. Онемевшая и тихая толпа превращалась в галдящих и взволнованных любителей зрелищ. Если не конкурс мокрых футболок, так охота на нечисть.
Устало вдохнув теплый воздух и усмехнувшись, Джин одернула жилетку, вновь скрывая ею и краем футболки ножны. К слову о футболках – на белоснежной ткани были весьма неприятные разводы от пива, но она хотя бы подсохла и приобрела более ли менее приличный вид. И тут мимо глаз пролетела газета. Айслин повернулась к напарнику, которого Хемена потрепала намного сильнее, чем ирландку. Испачкавшийся, помятый, периодически ругающийся и явно тоже не в восторге от зрителей. И, тем не менее, страж решил прибрать бардак, чем вызвал у ирландки улыбку. Если Кавендиш хочет проявить опять свою самостоятельность, пожалуйста. Скрестив руки на груди и молча наблюдая поочередно за толпой и за стражем, ирландка почувствовала, как желудок жалобно заурчал, намекая, что хватит тут торчать, пора найти что-нибудь вкусное и сытное.  Переведя взгляд на арку и увидев мужчину в той же одежде, что и немцы из оцепления, Джин пошла ему навстречу. Переговорив с ним, брюнетка помрачнела. Нашли еще одно тело, в которое темная нарядилась в первую очередь. Кивнув и указав на останки блондинки, Айслин попросила убрать их как можно скорее и гнать толпу отсюда.
Возвращаясь к Кавендишу, убравшему все то, чем в него с наслаждением кидалась темная, Джин привычным движением потерла левое запястье, словно стирая остатки фигур, которые давно исчезли. Ответом на заданный вопрос послужил кивок, но недовольное выражение на лице сказало Айслин гораздо больше.
- Тоже, - отозвалась ирландка,  привычным быстрым взглядом осмотрев стража. Видимых и серьезных повреждений она не заметила. Но стоило ей сделать небольшой шаг в сторону, как то, что искала, нашлось. Не в таких масштабах, как ожидалось, да и слава Богу. Тонкая рана, глубокая царапина, красовалась на виске мужчины. Будь удар сильнее, Кавендиш не таким проворным и исход боя с темной был бы совсем иным… Над макушкой метнулась рука здоровяка, и Джин проводила взглядом кусок блондинки. Теперь еще и эти кусочки плоти надо выкинуть из головы. Иногда Джин жалела, что нельзя просто стереть из памяти всю ту мерзость, что оседала в ней после очередной охоты.
- Не дуй губы… Ты бы обязательно выиграла конкурс, если бы не сбежала, Золушка.
Кавендиииииш...
Вскинув и вопросительно изогнув брови, Джин на мгновение передумала лечить Рэя.  Кто о чем. Серьезно? Уже успели темную найти, загнать в угол и прибить, а мокрая футболка, похоже,  надолго застряла в голове стража. И именно этим моментом нужно было уколоть стражницу. Смерив его взглядом и кивнув в сторону расчищенного асфальта и газона, Джин расплылась в усмешке:
- Спасибо, конечно. Но насчет Золушки я бы поспорила, - усмешка на губах переросла в легкую улыбку. – Смотри, какую чистоту и красоту ты навел! - Джин подошла поближе к напарнику, снизу вверх глядя на меняющееся выражение его лица. Странное у них получилось знакомство, если так прикинуть. Хью свою ученицу совсем не таким пугал.
- А теперь сделай одолжение, не дергайся, - с тенью улыбки на губах, попросила брюнетка. Ох уж эта фраза «Не дергайся». Несчетное количество раз она была произнесена ирландкой, напоминала уже больше фразу-паразит, от которой по долгу службы, никак не получалось избавиться.
Тонкие  пальцы решительно и  мягко коснулись виска стража, а в серых глазах мелькнул вопрос, который Айслин не дала Кавендишу озвучить:
- Рассечение, - будничным тоном ответила стражница.
Надеясь, что Рэй послушается и потерпит несчастные 60 секунд, Джин выдохнула и позволила накопившимся эмоциям подпитать ее. От пальцев, теплой волной к виску, вглубь раны, через капли крови. Когда в крови гудел адреналин, в душе плескались эмоции после пережитого, всегда было легче исцелять.  Никаких заклинаний заговорщическим шепотом, лишних движений руками.  Только внутренние силы и эмоции. И именно этот процесс больше всего и нравился Айслин. Сосредоточенно глядя на висок Рэймонда, ирландка краем уха слышала недовольное сопение стража и то, как стихает толпа. Края кожи аккуратно сближались, словно под натиском невидимой и невесомой нити.  Еще десять секунд и на виске осталась лишь запекшаяся кровь. Мельком осмотрев оставшийся от раны еле различимый розоватый цвет кожи, который выравнивался прямо на глазах, ирландка убрала руку от виска Рэя и сделала шаг назад, убирая руки в карманы джинс. Если страж сразу не обратил должного внимания на рану, то и про исцеление должен скоро позабыть. Переключившись на что-нибудь другое. Оглядываясь на арку, у входа в которую стало гораздо меньше людей, Айслин проводила взглядом помощников, которые в быстром темпе убирали останки блондинки. Все же ей было жаль ту девушку, которой не посчастливилось сегодня, а теперь куски ее тела соскребают с асфальта…
- Чертовски хочется залить весь этот бедлам пивом. По-моему, мы заслужили отдых.
Выдала ирландка, с трудом заставляя себя отвернуться от печального зрелища и изобразить подобие улыбки. Разумеется, пиво не молоко, восстановить силы толком не поможет, но организм требовал именно его. И еды.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-15 18:58:08)

+2

12

С послевкусием охоты каждый справлялся по-своему. В меру характера. Кавендиш вот юморил. Особое удовольствие доставляло ему юморить в адрес горемычных напарников, которых ему постоянно навязывали координаторы. "Таков приказ Магистров, Рэй", "Это новые правила, Рэй", "Расслабься, все не так плохо Рэй"...И каждый раз взваливали ему на шею нового стража, навязывали необходимость считаться с кем-то, обращать на кого-то внимания и присматривать. И ладно бы в напарники дали кого-то вроде Грина или Маршалла, которыми можно было бункеры вскрывать с итогом "бункер - 0, страж - 10". Нет. С ними координаторы Свота не сводили. Видимо, обоснованно опасались, что на одно успешное задание будет приходиться три опустошенных магазина алкоголя. А на неудачное - пять. На каждого.
Кавендишу же больше подсовывали вот таких активных, буйных и перспективных девиц. В принципе, за исключением того, что работу стража колдун вообще считал не женской, а посему к дамам с кинжалами относился, как правило, с предубеждением и откровенной жалостью (молоденькие же еще, куда лезут?..покалечатся же), к концу охоты ему начинало даже нравиться. По крайней мере тихо подтрунивать над ними, наблюдая, как преображаются возмущением их лица.
Впрочем, в рапортах, одна стражница писала, что юмор у Кавендиша "оскорбительный и шовинистский". Выслушав тогда ядовитые комментарии Ядвиги, не упустившей случае проехаться по нему катком, Свот лишь пожал плечами и попросил неженок больше не давать. Наверное как-то так в его жизни и появилась Айслин Джин. Ну что ж...По крайней мере пока в истерику она не впадала. Блондин хмыкнул в ответ на ее возмущенный взгляд и попытку огрызнуться. Пожал плечами, переводя взгляд на переулок.
- Ху#лушка, - Невозмутимо отозвался Свот. - Если задумываешься об интересах Братства, то впредь будешь делать так же. Эти.., - Страж бросил презрительный взгляд через плечо на толпу. Скривился, выдал еще несколько эпитетов на арабском. - И так только терпят нас. Не стоит давать их правительству поводов ставить ультиматумы Братству из-за того, что стражи грязно работают и крушат все, что видят.
Оценив выражение лица Джин, как бы проверяя, дошел ли до нее смысл сказанного, Кавендиш хмыкнул и хотел было направиться прочь из арки, но девушка его остановила. Чуть отстраняясь от ее руки, блондин дернул бровью, как бы уточняя "какого, собственно, хрена?".
- Рассечение.
Свот помрачнел. Подняв пальцы к виску, нащупал на скуле кровь. Данному обстоятельству весьма удивился, однако остался стоять на месте. Кто он такой, чтобы запрещать даме хлопотать о нем, раз уж он ей так приглянулся. Свот растянул губы в своей фирменной ухмылочке, изучая оказавшуюся близко стражницу, пока она заживляла царапину на его виске. Мелочи, если честно, иначе он бы почувствовал. Наклонив голову, чтобы девушке было удобнее, колдун поглядывал на нее исподлобья.
- Царапина. Могла бы просто попросить, а не искать повода оказаться поближе, Айслин Джин, - Доверительно шепнул, ловя ее ладошку, когда легкое, свежее покалывание ее магии перестало касаться виска. - Спасибо, - Выдержав ее возмущенный взгляд с тем же непреложным спокойствием, Свот выпустил ее тонкие пальчики, позволяя отойти. Хохотнул, невинно пожимая плечами и, развернувшись, оглядел парк, постепенно приходивший в норму. Толпе наскучило торчать под солнцем и пялиться на переулок, в котором уже все закончилось. Людишки начинали расползаться по пивным шатрам.
- По-моему мы заслужили отдых,
Рэймонд дернул бровью. Мы? Ну что ж. Пускай. Кивнул стражнице, выуживая телефон из кармана джинс. Оценил очередную трещину на кирпиче, который он использовал вместо телефона. Видимо, появилась, когда Свота снесло мусорным баком. Однако старенькая Nokia все еще работала. Хоть подсветка экрана после сегодняшнего удара и отказалась включаться. Встряхнув пару раз аппарат, словно надеясь, что подсветка заработает, Кавендиш пожал плечами и принялся набирать телефон координатора по памяти. Пока слушал длинные гудки, повел рукой в воздухе, предлагая Айслин выдвигаться.
- Давай, только не в этой части фестиваля, - предложил, уже направляясь в обход к дальнему "углу" территории, которую занимал фестиваль. Прекрасным было то, что там наверняка даже и не в курсе, что что-то произошло. Поэтому пялиться не будут.
На ходу докладывая координатору о проделанной работе, Свот несколько раз взглянул на Джин. Оба раза, когда координатор пытался вызнать у Кавендиша, но сожрал ли он напарницу. Хмыкнул, бесцеремонно передав трубку Айслин.
- Требует твою часть рапорта, - Просто объяснил колдун, стягивая испачканную рубашку и повязывая ее за рукава на бедрах. Благо черная футболка под рубашкой почти не испачкалась в пылу битвы с темной. И выглядела весьма прилично.

Закончив с формальностями и разместившись за столом в одном из шатров с двумя бадьями пива и заказав еды, Свот демонстративно вытащил телефон и отключил его. Нет уж. На сегодня с него хватит. По крайней мере на ближайшие пару часов.
- Если не отключаешь свой, то будь добра, сделай вид, что ты не знаешь кто я такой и где нахожусь, - Подняв кружку в воздух, чокнулся с ее бадьей, до того, как Джин успела поднять ее в воздух. Ухмыльнулся. - Трубочка не нужна? Ладно-ладно, не прожигай взглядом, не растаю. За удачную охоту.
Кавендиш припал к кружке, с наслаждением делая несколько больших глотков. Холодная шипучая жидкость приятно прошлась по горлу. День начинал налаживаться.
-Тоже с охоты? - Проворчал, отламывая кусок хлеба, поданный вместе с капустой и соленьями на деревянной доске в качестве закуски.

+1

13

- Жаль. По пути сюда я видела крайне отвратительную скульптуру из пивных бутылок. Вот ее бы я разнесла…
Изобразив пальцами взрыв и покивав пару раз, в ответ на поучительную речь Кавендиша, Джин пожала легонько плечами, мол, что теперь-то поделать. Помощники из шатра были весьма вежливы и любезны, особенно когда сдерживали рвотные позывы, убирая гнилую кожу. Вероятность того, что они побегут жаловаться на грязную работу стражей, которые предотвратили праздник живота темной, была мала. Всегда есть шанс, что найдется дотошный субъект, который прицепиться к тому, что «А вот тут они вытоптали газон! Четвертовать, четвертовать!». И думать о нем сейчас совсем не хотелось. В конце-то концов, перебравшие туристы тоже чистюлями не значились.
- Ооо, обязательно это учту.  – Крайне серьезно протянула Айслин, смотря в нахальные серые глаза стража. Но через мгновение уже усмехнулась. Всегда было любопытно, как отреагируют на вот такой вот жест доброты, ставшей привычкой.  Редко что-то повторялось, зато Кавендиш сейчас точно сорвал куш, став победителем в этом псевдо рейтинге.
- Не люблю, когда у кого-то кровь по лицу течет. На здоровье.
Поведя бровью и прогоняя все же мелькнувшую тень возмущения, ответила ирландка на слова напарника. Всего-то потребовалась одна мерзкая темная, небольшое побоище и Кавендиш улыбнулся, явно повеселев. Пусть, так будет проще переключиться с охоты на повседневное русло. А после такого гадкого ужаса это нужно было сделать как можно скорее.  Стоит зациклиться на всем пережитом и можно очень быстро попрощаться со своей крышей. Поэтому все, что было сейчас крайне необходимо – это вытеснить минувшие образы и заменить их другими. И желательно, позитивными и хорошими, со вкусом жареных колбасок и ароматом Гинесса.
- С радостью,  - оглянувшись на расходившийся народ, которым было явно жаль, что их голова не способна крутиться по своей воле на 360 градусов, Джин потела теперь свой висок. Не хватало еще, чтобы туристы начали шарахаться или, наоборот, приставать с вопросами.
Идя прочь от арки, Джин ненадолго задумалась. Сможет ли она когда-нибудь вот так не замечать свои или чужие ранения? Верилось с трудом. С детства ирландкой двигало желание помогать, исцелять. И это были не просто перевязанные бинтом плюшевые лапы медведей или других игрушек. Спасибо корням. Но, со временем, это светлое и благородное чувство окружили сарказм, обыденность, боль и ужасы, с которыми приходилось сталкиваться чуть ли не каждый день. Неприятно заскрежетало на душе, а совесть знакомо  кольнула куда-то в грудину, когда ирландка глубоко выдохнула, отгоняя мысли прочь. Обыденность, а вот и ты.
Особо не вслушиваясь в разговор Рэймонда с координатором, ирландка удивленно взглянула на протянутый мобильный. Зато взяв трубку и услышав на том конце раздраженный голос, сразу смекнула что к чему. Заверив, что с ней все точно также в порядке, как и с Кавендишем, Джин отчиталась о проделанной работе, поведав  и о найденных останках тел, которых оказалось три, а не два, что больше никто не пострадал и так далее. Мельком глянув на Рэя, Джин усмехнулась в трубку на повторившийся вопрос:
- Да, в порядке все, - на той стороне провода послышалось одобрительное заключение, отбой. Отдав телефон Кавендишу, Айслин помотала головой, убирая длинные волосы и скручивая их в жгут, который, стоило отпустить, начал медленно раскручиваться. Сложилось впечатление, что координаторы вот-вот перекрестятся, Кавендиш до сих пор не придушил напарницу! Или наоборот, даже никто не всхлипывал и не поливал всеми известными ругательствами стража.  Главное, чтобы очень сильно не радовались, Джин до сих пор помнила про испорченную футболку. А там уж как пойдет…
Удалившись на безопасное расстояние от разрушенного переулка, выбрав шатер, где хотя бы можно было найти столик и протиснуться, стражница привычно оглянулась. Ни одного пытливого взгляда или испуга на лице. Лишь довольные пьяные и чуть-чуть подвыпившие люди, отдыхающие в свое удовольствие. Сделав заказ, выбрав самое не жирное, но при этом острое, и еще бадью с Гинессом, можно было начинать дышать спокойно и ровно. А еще за спиной у кассирши, в традиционном наряде, была небольшая стойка с фирменными майками, футболками и прочей дребеденью, которая абсолютно не интересовала Джин, в отличие и первых названных пунктов. Что поделать. не любила ирландка грязные вещи, они ей на нервы действовали.
- Думаешь, что опять позвонят и спросят, где ты закопал мое тело? - Ирландка отвела взгляд от ассортимента маек и проводила взглядом бадью Рэя. Улыбнулась, приподнимая свою, пусть и позже.
- За удачную охоту, - приподнимая губы в улыбке, отозвалась Айслин.
Сделав глоток холодного пива, Джин довольно улыбнулась и, положив ногу на ногу, откинулась на спинку кресла. На каких только языках не говорили вокруг. Вся эта болтовня напоминала забавную кутерьму. Такие беззаботные и не подозревающие, что их миновал кошмар. Изучающим взглядом посмотрев на соленья и вместо того, чтобы выбрать что-то, ирландка сделала еще один глоток пива.
Как бальзам на душу
- Так заметно? – вопросительно изогнув бровь, поинтересовалась Джин. А она-то надеялась, что успела слегка выспаться и поднабраться сил перед следующим днем. – Да, две потрясающие бабульки Убавляющие плоть канули в лету. А кто тебе накануне достался?
Выбрав все-таки ломтик соленого огурца из всего разнообразия и отправив его в рот, поинтересовалась ирландка. Стражница не знала, относится ли Кавендиш с юмором к темным или как парочка ее знакомых говорит о них голосом, нагонявшим одновременно и жуть, и тоску. Оставалось надеяться, что выпадет все же первый вариант.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-15 23:06:22)

+1

14

Своенравная. На все свое мнение. Свот закатывает глаза, раздраженно дергая щекой, но не комментирует дальше. Дурной подход к работе - больше косяк наставника, чем стража. Видимо, Хьюго позабыл объяснить своему дитятку, что помимо тыкания кинжалом в темных, в их работе есть нюансы. Ну...или же это дерзость и похеризм молодости. В любом случае, вдаваться в детали Свот был не намерен. Не любил настолько раскрывать карты, показывая, что Братство и его положения для него действительно важно. И не только как "неизбежное", текущее в крови и сплетенное с нервными окончаниями в форме Дара. Выглядеть занудным стариком тоже не любил. Хотя мысли об этом ему приходили реже. Все-таки, психология стражей отличалась от людской. Для стража 50 лет - только середина тяжкого забега. Если, конечно повезет.
Понимала ли это Айслин Джин, бойко вышагивающая рядом, Свот не знал. Но знал, что сегодня она пережила. Неплохое достижение. Координаторы, похоже, считали так же. И даже в более экспрессивной манере. Стражнице пришлось несколько раз подтверждать, что с ней все в порядке, и что она жива. Страж закатил глаза, перекатывая на языке ругательство-другое. Все же в координаторы брали куриц-наседок. И паникеров. С другой стороны, спасибо, что не в штат действующих стражей. Иначе пришлось бы скручивать такого вот напарника, прежде чем приступать к охоте. И оставлять в каком-нибудь укромном местечке. Айслин Джин, если в укромном местечке и оставлять, то явно не для целей ее личной безопасности. Блондин хмыкнул, бросив искоса оценивающий взгляд. Как перекатываются мышцы под кожей на руках, как ступает, как посматривает по сторонам. Хмыкнул.
- Передавай Хьюго привет.
Вокруг шумно. Весело. Всем плевать, что в толпе два человека с кинжалами с сапфирами. Они почти такие же, как и все, пока не начинают бросаться с обнаженными кинжалами на невидимое. Такая обстановка даже расслабляет. То, что нужно после затянувшейся охоты.
Свот устраивается удобнее, цепляя пальцами квашеную капусту прямо из своей тарелки. Дергает бровью в ответ на взгляд Джин, запрокидывая голову и опуская полоски капусты в рот. А так ведь и правда было вкуснее. Чем ковыряться, наматывая соскальзывающую капусту на вилку. Слизнув каплю рассола с губы, колдун проследил за взглядом ведьмы. Футболки, значит. Хм. Скользнув взглядом по белой майке, которая, в принципе, выглядела не так уж и плохо (даром высохла) колдун пожал плечами. Ох уж эта женская придирчивость.
- Повезут на рентген, проверять не сожрал ли я тебя. Или парочку немцев, - Хмыкнул, впрочем не очень то весело. Сделал еще одни глоток пива. - Как тебе эта приблуда с напарниками?
Ответом на ее вопрос было легкое пожатие плечами. Заметно со стороны? Не очень. Можно ли догадаться, если знаешь, куда смотреть? Вполне.
- Синяки под глазами. Одежда. Пятна на ботинках, словно бы по лесу носилась, заранее заготовленные фигуры на браслетах, однако не успевшие "запылиться". Линии, конечно, аккуратные, но не похоже на те, какие рисуют задроты, которые готовятся ко всем возможно грядущим апокалипсисам. Значит либо ты не очень умелый задрот и фанат бега по пересеченной местности, любо неряшлива, что исключается рядом других факторов, либо предыдущая охота была весьма не давно, - Еще один глоток пива, лукавая ухмылка. - А вообще, все это хуйня. Координатор сказал, что пришлет ближайшего из работавших в регионе стражей. Потому что другие далеко, - Колдун жмет плечами. - Железношеяя. Благо кинжал не поцарапал.

+1

15

- Обязательно передам, - отозвалась ирландка, на секунду задерживая взгляд на высоком блондине. Страж слегка удивил ее, фраза прозвучала так, словно он только что нашел весомое подтверждение тому, что она действительно ученица его знакомого. И никаких сомнений не осталось. Странное ощущение, будто бы тебя изучают в открытую. Обычно после таких "приветов" Хью звонил Джин и говорил, говорил, говорил. А Джин слушала, параллельно занимаясь другим делом. Времена, когда ирландка ловила каждое слово своего наставника и старалась исправить даже малейшие огрехи - прошли. И наставник это прекрасно знал, но продолжал бороться с ученицей, прекрасно имея представление о том, какой подход в той или иной раз стоит применить. Зная, что она хоть и слушает в пол-уха, но зато слышит. Может из-за этого мужчина до сих пор и улыбался ученице при встрече, а не начинал с поучительных бесед сразу с порога. Сам ведь тоже подарком не был.
Приятная усталость в мышцах, недурной шатер, вполне аппетитная на вид еда и ирландка пьющая Гиннес. Смахивает на классику жанра. От такой классики Галлахер бы не отказалась. Стоит только вспомнить утро и попытки прийти в состояние, позволяющее перестать проклинать все на свете. Ирландка сколько угодно могла жаловаться на то, что ее выдернули на охоту так и не дав насладиться отдыхом. На самом же деле ей это нравилось. Настолько, что и признаться страшно. Повеселилась бы она на празднике час-другой, а дальше что? Пока остался запал с предыдущей охоты, самое  то попасть на новую! А следующим утром смотреть на уставшие глаза в зеркале и прикидывать, где раздобыть кофе покрепче.
Наблюдая за тем, с каким удовольствием и каким методом Кавендиш уплетает капусту, Джин легонько усмехнулась. Незатейливо и так непринужденно. Похоже, что за десять лет Джин или подзабыла рассказы наставника о его старом приятеле, или изменилась сама. На самом деле и то, и другое. Поэтому не стоит и вспоминать. У каждого должно быть свое мнение. Кто такой Кавендиш и как себя с ним вести – Джин решит для себя сама.
Стадия «Вы» / «Ты» прошла сама собой и осталась там, на площади, где Джин успела прокатиться на плече у стража, а после принять бодрящий пивной душ. И все равно ее подмывало обратиться к напарнику на «Вы», так уж была воспитана. Но это желание быстро улетучивалось, стоило ей пересечься с ним взглядом. В очередной раз, поймав его на белой футболке, ирландка сделала глоток пива и выцепила еще один ломтик соленого огурца. Присмотреть за прилавком шатра то, что хотела - она уже успела. Выглядела белая ткань не так печально, как казалось. Зато пахла пивом так, словно Галлахер была заядлым любителем пива и пьянствовала на празднике уже не первый день. Грязная вещь – раз, сногсшибательный аромат – два. Надо бы менять ситуацию.
- Надеюсь, им для подобного обсуждения Хемены хватит, - Айслин вытерла пальцы о салфетку после закуски. Координаторы действительно всегда переживали за стражей. Кто, если не они? Порой чересчур, и Галлахер всегда было любопытно – что их тревожит больше? Безопасность стражей или бумажная волокита в случае, если кто-то налажает?
- Терпимо. От напарников никуда не деться, - слегка пожав плечами, ответила брюнетка. Она любила работать с кем-то из знакомых, но терпеть не могла то постоянное чувство, когда ты переживаешь за чужую шкуру больше, чем за свою. Потом еще удивляешься, какого лешего тебе крепче досталось.- А там уже как повезет. В одиночку легче, ты отвечаешь за себя сам. Если ошибешься, то опасности подвергнешь только свою жизнь. И… - Джин окинула Кавендиша взглядом, мягко усмехнувшись, - не будет никаких сюрпризов.
Услышав ответ на вполне себе риторический вопрос, Айслин усмехнулась, вспоминая пожилых соседей из гостиницы. Под взглядом серых глаз, ирландка удобнее устроилась в кресле и окинула взглядом свой наряд и браслеты на руке. После чего посмотрела на Реймонда немного исподлобья, расплываясь в улыбке и покачивая головой.
- Ух, ты. Такого развернутого ответа я не ожидала. Учту на будущее. – Еще одно упоминание вездесущих координаторов заставило улыбку задержаться на губах чуть дольше. – Они как всегда знают, когда выдернуть на охоту. – Очередная долька огурца и соленый перец. С этими солеными овощами можно было выпить литры пива, хитрые немцы. – Две бабушки, стальная и прожорливая гусеница. Тут нужно больше пива. Мне кажется или программа максимум на пару дней выполнена? - чуть прищурившись, спросила ирландка, выдавая себя саркастичной усмешкой. Конечно, нет. Если темные шастают в округе, охоты никогда не будет много. Поэтому и мобильный не выключила.
Около столика появилась официантка в пышной юбке и с двумя белокурыми косичками. Ослепив стражей улыбкой, быстро поставив перед ними заказы, она упорхнула, будто ее тут и не было. Наконец-то что-то серьезнее солений появилось на столе, а аромат пива перебил запах мяса и гарнира. Как бы сильно желудок не требовал пищи, сначала хотелось сделать кое-что другое.
- Скоро вернусь, - закинув в рот еще один ломтик красного перца, ирландка вышла из-за столик и пошла к прилавку. Выбрав темно-зеленую майку с самым крошечным логотипом Октоберфеста, напоминающим скорее крошечную брошь на груди, чем логотип, Джин расплатилась и выдохнула. Еще минута и пивная футболка отправиться в мусор. Дожидаясь пока кассирша найдет майку нужного размера, Галлахер заметила, что гости праздника периодически подходят и, с довольными ухмылками, вносят своим имена в список, лежавший около кассы. Узнав у одного из туристов что это и зачем, Галлахер оглянулась на своего напарника. Кто же знал, что выпадет такой шанс. Ей посоветовали поторопиться, чтобы этот самый шанс не упустить. Забрав майку, Джин вписала одно имя в список и кивнула кассирше на свой столик. Поразившись задорной и светлой улыбке немки, стражница рассеяла последние мрачные мысли о том, что весть о Хемене добралась до этого уголка праздника. Поблагодарив, ушла в небольшую, довольно тесную примерочную, что была рядом с кассой. Некогда белая футболка отправилась в небольшой короб с одеждой. Просто догадаться, после чего народ здесь переодеваются. После конкурсов, конечно же. Глянув в зеркало, не найдя больше лоскутков кожи, но заметив тень синяков под глазами, хмыкнув и одернув майку, оценив крошечный логотип, Джин накинула жилетку, пряча, по привычке, под ней рукоять кинжала и вернулась за столик.
- Знаю, это довольно предсказуемый вопрос, но я все-таки хочу знать. До наставничества с Хью было легко работать?
Сев в кресло и развернув салфетку с приборами, поинтересовалась у Рэя ирландка. Наставник частенько любил говорить только полуправду, а его ученице всегда было любопытно узнать оставшуюся часть. Отрезав небольшой кусок хорошо прожаренного мяса с острым соусом, Джин отправила его в рот и приготовилась слушать. Но стоило Рею начать отвечать, как за его спиной появились две одинаковые девушки с косичками. Брюнетке даже показалось, что в глазах начало двоиться, настолько эти девушки в тематических нарядах были похожи. Голубые глаза ирландки озорно сверкнули, хоть лицо и оставалось спокойным. Прощебетав на немецком приглашение на конкурс и назвав Рэя по имени, они взяли его под руки, вынуждая подняться с места. А тут уже и парень в подтяжках появился перед стражем. На голову ниже, но с таким непробиваемым воодушевлением на лице, что стоило ему отдать должное, парень знает свое дело. Скрыв улыбку за кружкой, Джин старалась не поперхнутся пивом, не сводя глаз с Кавендиша. А стража любезно проводили к остальной компании мужчин, собравшихся у прилавка, который кассирша успела заботливо накрыть тканью.
От греха подальше?
Она могла поспешить с выводами, что, в общем-то, и  сделала. Но, то настроение, витавшее вокруг, тот настрой, который невозможно было не подхватить, подкинули идею, безобидную шалость, которая соблазнила ирландку. Ей хотелось прогнать образ останков жертв, мерзкую зловонную и слюнявую пасть Хемены, бой и испуганные взгляды туристов. Все это к черту. И лишь надеяться на то, что и Реймонду не помешало бы повеселиться. Когда образ темной мелькнул перед глазами, грянул голос парня в подтяжках, забравшегося на невысокий подиум вместе с участниками конкурса.
- Гости Октоберфеста! Мы крайне рады вам представить наш очередной конкурс! – Такое ощущение, что из соседних шатров людей притянуло сюда сразу же после первого слова. Пришлось встать из-за столика, чтобы не упустить стоящее зрелище. Десять мужчин, Реймонда можно было даже особо не искать взглядом, он возвышался минимум на полголовы над остальными. Перед участниками появились официантки с подносами, на которых красовались небольшие кружки с пивом. А организатор продолжал: - Условия просты, как и наши закуски! Тот, кто после выпитой кружки пива и небольшого прохлаждающего сюрприза сорвет больше всех аплодисментов, станет мистером Октоберфест и сможет попробовать любой сорт пива в любом шатре совершенно бесплатно! - Джин встретилась взглядом с Кавендишем, убрала пальцы от губ, расплывшихся в улыбке. Она только что раздобыла ему бесплатную выпивку, приятный бонус. Осталось только обойти противников. - Но только на сутки, господа, ведь наш праздник длится гораздо дольше! Приготовились? Пьем!
Конечно, ей поведали о конкурсе. Рассказали о большом количестве пива и о том, что с ним будут делать. Но то, как и когда… Глаза ирландки округлились за несколько секунд до того, как изменилось лицо Кавендиша, пьющего пиво из кружки. За спинами участников появились парни в подтяжках и с небольшими бочками. Участники и моргнуть не успели, как на их плечи из бочек полилось пиво. Волна аплодисментов, восторга и веселых возгласов взорвала толпу. Кажется, на этом празднике жизни любой конкурс шел на ура. Видя, как черная футболка прилипла к телу, как страж поднимает глаза, чтобы найти чертову напарницу, Айслин усмехнулась и, подняв открытые ладони вверх, быстро сменила жест – два больших пальца и одобряющее выражение на лице вкупе с веселым взглядом. Да, стражу шла мокрая черная футболка, этого не отнять. Сразу видно, что тренировки мужчина не пропускает. А если совсем честно, Джин была готова поспорить, похоже, страж выиграл главный приз. Потому что организатор, прибегнувший к способу «кому больше аплодирует – тот и победил» явно уже вычислил победителя. Если уж Октоберфест окатил ирландку, почему Кавендиш должен оставаться в стороне? Упущение, которое было исправлено.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-01-29 03:48:36)

0

16

На комментарий про сюрпризы Кавендиш даже бровью не повел. Хотя ставший внимательным в тот момент взгляд Айслин более чем заметил. Привычка у него такая была – замечать многое и не реагировать. Годами и опытом выработанная. Ибо с этими женщинами всегда - хрен поймешь и то быстрее, чем бабу.
Вообще, стоит признать, Свот редко бывал в чьей-то компании разговорчивым. Так что сегодня происходил просто какой-то аттракцион долбаной щедрости. Так как обычно с самыми, так сказать, близкими из своих коллег он скорее весело и безыдейно напивался, чтобы сбросить ощущение усталости и какой-нибудь очередной житейской тяжести с плеч, чем трепался. Сплошная практическая польза - озвучивать и обсуждать что-либо с такими же как ты не нужно было. Все всё прекрасно понимали. И чем глубже было молчание – тем больше выпивки надо было поставить на столешницу перед стражем. Да и вливалось в них примерно такое же количество горячительного, как и в тебя. Что гарантировало особый виток взаимопонимания после третей бутылки. Ну а если собутыльнику также как и тебе свезло оказаться в Афганистане, то это особая удача. Тогда он может поддержать тебя еще и в потреблении «Афганского виски» спирта, густо окрашенного чефиром в дубовый цвет.
Запах мяса, пронесшийся совсем рядом, заставил Кавендиша стать и того молчаливее. Рот моментально наполнился слюной, а охота трепаться отпала окончательно. Поэтому, наверное, все произошедшее дальше и случилось вообще. А не погибло в зародыше. Потому что по сути своей мужики – элементарные создания. Если вкусно и плотно покормить, а после обложить хорошими блондиночками, они и в дебильном конкурсе могут согласиться поучаствовать. Но об этом чуть позже.
Вопрос про Хьюго, пробившийся сквозь быстрое уничтожение Рэем стэйка с кровью, заставило его ненадолго отложить нож с вилкой. Свот задумчиво провел языком по зубам, вестимо размышляя, но скорее избавляясь от застрявшего в зубах куска мяса. Да, мыслил страж, кажется, несколько отлично от своей собеседницы. Ему бы такой вопрос задать о старом знакомом в голову не пришло. Скорее уж «еще не сдох?», «как плечо, восстановил?», «планирует на встречу в Арденау?». Разницу в мышлении Свот, в принципе, ей с высоты своего опыта прощал, так и быть, признавая за ней право ошибаться и заблуждаться. Например в том, что страж видел разницу между Хьюго «тогда» и «сейчас». Или вообще задавался таким вопросом в принципе. Хлебнув пива, блондин пожал плечами.
- А сейчас с ним сложно? - Хмыкнул Рэй, приподнимая бровь мол «да ладно?». – Хрен знает. Я с ним лет десять уже толком не работал. Регионы не совпадают. Но хватки не теряет, вроде – главное.
И вот тут то на сцену выплыли новые действующие лица. Или скорее декольте, если говорить о том, что вернее запечатлелось в памяти стража. И вот эти два декольте, жизнерадостно щебеча что-то о конкурсе и записи в него, повисли на плечах у стража, не спешившего, даже несмотря на столь мотивирующие виды, двигаться хоть в каком-либо направлении.
- Сюрпризы, говоришь? - Прикинув что-то в уме, Кавендиш все же поднялся с места, к вящему удовольствию блондинок. Теперь они, вызывая у окружающих приступы умиления и смеха, упирались хорошенькими ножками в пол шатра, буксовали на месте, силясь сдвинуть колдуна с места. – Ненавижу сюрпризы.
Сообщив сию новость совершенно нейтральным тоном, Свот вдруг ухмыльнулся, поймав по очереди взвизгнувших девчонок за талии и, оторвав их от пола, поволок к импровизированной сцене. Блондиночки весело молотили воздух ножками, но не то чтобы вырывались. Добравшись до места назначения, Рэй водрузил девиц на землю грешную и вопросительно огляделся. Судя по всему, ему нужно было бесплатно пить. А еще должен был быть «освежающий сюрприз». Колдун сузил глаза, найдя взглядом Джин.
Серьезно?
Оценивающе взвесив в руке литровую кружку светлого пива, Свот с разочарованием отметил, что оно нефильтрованное. Не самое им любимое, надо сказать. Но халяве в пасть не заглядывали. А потому, когда раздалась команда, Свот весьма профессионально опрокинул в себя литр пенного напитка. Верблюд, у которого истощаются запасы воды, и тот пьет медленнее. Проверено. А все потому что, как уже ни раз говорилось ранее, выпить Кавендиш был и правда не дурак. В свободное от работы время.
Ему даже почти не помешал полившийся на плечи и голову душ из пены и пива. Колдун слегка напрягся, сдерживая первоначальный порыв выбить лавку из-под ног у крепыша, который взгромождался на нее за спиной у стража. Достаточно шумно, надо заметить. Скрытность, прямо таки, не к черту. И будь Кавендиш помоложе и подурнее – бочка в итоге оказалась бы на голове у крепыша. Но даже блондин поддавался взрослению. Ума, конечно, от этого не прибавлялось (да и слишком часто по голове били), но сдерживание своих первых порывов уже прочно вошло в привычку. Поэтому он лишь приподнял плечи, прикрывая шею, и волевым усилием влил в себя, полезшие было обратно, остатки пива. Бахнув кружку о стойку, тряхнул головой, как пес, который только что вылетел из реки.
Было мокро, холодно и щекотно в…тех местах, где нормальному человеку не хотелось бы. Например, в промокших ботинках. Оценив безнадежно промокшие желтые дезертеры, страж повел шеей, противно хрустнув позвонками. Вообще он выглядел даже весьма безмятежно. Кажется, тот факт, что черная майка прилипла к торсу, его совершенно не смущал. Как и то обстоятельство, что сей факт стал достоянием общественности, на не малую долю состоявшей из женщин. Проведя ладонью по влажному ежику волос, отряхивая с него капли пива, Рэймонд сверкнул какой-то уж поистине голливудской улыбкой, подмигивая Джин, также успевшей оценить вид.
Улыбка исчезла с лица только тогда, когда Свот повернулся к ней спиной, чтобы перекинуться парой слов с барменами. Раз уж пиво бесплатно – грех не воспользоваться. А заодно подготовить заклинание. Действовал Свот неспешно, можно даже сказать нежно и аккуратно. Чтобы всплеск энергии не привлек внимание юморной и задорной девчонки Хьюго. Пиво подоспело примерно к моменту завершения подготовки. Подхватив две внушительные кружки с пивом, Кавендиш, не стесняясь сверкать весьма проработанным торсом, направился к своему столу. Нет, качком он не был. Но посмотреть было на что.
Водрузив на стол кружки, Рэй быстро и абсолютно невозмутимо уселся на лавку к Джин, придвигаясь гораздо ближе каких-то там правил приличия. Пальцы левой руки прошлись по руке и талии ирландки, в то время как широкая мужская ладонь едва касаясь огладила колено целительницы. Одновременно в касанием заклятье слетело с пальцев, связывая Джин по рукам и ногам, чтобы и пошевелить своими длинными ножками и ручками не смогла. Ни сбежать, ни отбрыкаться. Да и внезапная близость мокрого, провонявшего пивом, стража существенно ограничивала спектр возможных дальнейших действий. Колдун знал, что делал, а потому расположил девушку к себе немного спиной, устроив подбородок в ямке ее плеча, тем самым не давая врезать себе ни в кадык, ни в лоб, ни в челюсть. Джин все еще могла врезать ему, вполне. Кажется, это бы позабавило стража. Но стратегически важные места он своей позой подстраховал от неприятных тычков и ударов.
Несколько капель пива соскользнули с его волос на кожу девушки. Да и новая футболка вновь безнадежно промокла. Что, как вы понимаете, Свота вообще не заботило.
- Ты привлекла мое внимание, Айслин Джин, - Негромко произнес ей на ухо, разглядывая потемневшими глазами зал. Стоит отметить, не мало женщин здесь сейчас весьма завидовали ирландке. Ах, как мало они понимали. Невозмутимо обняв девушку за талию, чтобы она не дергалась так откровенно, привлекая внимание окружающих, Кавендиш нагло усмехнулся. – Что будешь делать дальше?

+2

17

Неугомонное любопытство бушевало. Чем все это аукнется? То, что аукнется – Джин не сомневалась. Ни на йоту. Но как именно - вот в чем вопрос. Чего будет стоить попытка выгнать мерзкие и детальные воспоминания из памяти?
– Ненавижу сюрпризы.
Если сбежать, получится совсем не то. Да, она гораздо меньше стража, более юркая и ирландку сдует из шатра, да поминай, как звали. Но вариант не устраивал ее саму. Зря что ли все затеяла?
Конкурсы на подобных праздниках проходили быстро, ярко и забывали на следующий день. Ровно до тех пор, пока не появится новая компания, согласившаяся на очередное незатейливое безумие. Или их туда кто-нибудь не впишет аккуратным почерком. Глядя на то, как лихо Рэй осушил свою кружку и, явно без особо энтузиазма, выдержал мощную пивную волну, окатившую его с головы до пят, Джин больше не старалась сдержать широкую улыбку. Очень быстро решилось все и вот, победивший напарник уже заказывал себе первую победную порцию пива, до этого буквально стрельнув в Джин лучезарной улыбкой. Неужели Кавендиш умеет так улыбаться? Ярко, широко  и кратко. Джин лишь успела улыбнуться ему в ответ, после вместе с остальными зрителями бурно аплодируя. Похоже, этот «сюрприз» в виде маленькой мести от ирландки, каким-то образом пришелся ему по душе. Пусть так. Ведь главное сейчас – вытравить образ разлагающейся кожи тушки Хемены. Все после охоты справлялись с бушующим адреналином по-своему. Джин была из тех, кто мог почудить, а мог плюнуть на все и рухнуть спать. После вчерашней охоты она так и поступила, но сегодня – выбрала первый вариант.
Вернувшись за столик, где остывала недоеденная еда, а закуски успели обновить, Джин едва заметно улыбаясь, села на скамейку, закинула в рот пару ломтиков соленого огурца и услышала краем уха то, как две немки, которых скорее Рэй утащил к сцене, чем они его, бурно обсуждают стража. Кажется, мужчина покорил их тем, как лихо доставил их к сцене, да еще и конкурс выиграл, завершив его весьма эффектным видом. Джин любопытно глянула на девиц, а те, заметив ирландку, натянули свои фальшивые улыбочки, спустя секунду хихикнули, как школьницы, и удалились восвояси. Усмехнувшись, Джин потянулась за очередной порцией холодных закусок, когда около столика появился победитель с, явно пробной, порцией награды.
- А ты говорил, что не любишь сюрпризы, - кратко улыбаясь, сказала Айслин, оглядывая стража с ног до головы. И почему все знакомые Хью не выглядят так? – Тебе бы... полотенце не помешало.... – бодрый тон начал сменяться удивленным. Рэймонд принес за столик две кружки пива, быстро поставил их аккурат между закусок и устроился на скамейке. Но слишком близко к Джин, очень уж по свойски.
- Эй, победитель, - усмехнувшись и чуть отстранившись от резво устроившегося рядом стража, произнесла Джин, удивленно приподнимая брови. Пивом от него несло так, будто он месяц отмокал в пивной бочке, а ведь на него ее всего лишь вылили. Но даже это не объясняло то, что начал вытворять страж - распускать руки. А, между прочим, он сам шарахнулся где-то час назад от простого прикосновения ради исцеления. – Сбавь-ка обороты.
Для кого распиналась? Кажется, в тот момент улыбки, отправленной со сцены, Рэй придумал себе тот исход сюжета, который его целиком и полностью устраивал. А мнения ирландки он даже не удосужился спросить. Слишком быстро пробежался пальцами по руке, что тянулась секунду назад за закуской.  Потом по талии и колену. Глаза стражницы округлились, вопрошая «А кто это вам разрешил?». Но в следующий миг Джин прикрыла глаза и выдохнула. По рукам и ногам пробежалась магия, сковывая конечности стражницы. Этот чертов напарник связал ее по рукам и ногам, предварительно шустро и почти бережно облапав. Где-то на задворках всплыла шуточка про «И даже выпивкой не угостишь?» и тут же канула в лету, утопая в негодовании и возмущении ирландки.
Быстрые вдох и выдох... И попытка подчинить себе свои конечности. Дернувшись пару раз, под пристальным и одновременно безмятежным взглядом Кавендиша, брюнетка  сдвинулась чуть в сторону. Теперь ирландка могла заглянуть ему в глаза. Потемневшие серо-голубые глаза, без интереса разглядывающие кутящих и разогретых конкурсом людей. И выдающие его нелюбовь к сюрпризам в полной мере. Зато содеянное ему явно нравилось. Похоже, мысль о побеге была неплохой, но сейчас... Разве что носом в пол, вот куда бы добежала брюнетка. Но, похоже, что крепкие руки стража даже эту попытку побега не допустят.
Стиснув зубы так, что и без того острые скулы стали еще острее, и повернувшись к Кавендишу в пол-оборота и смотря на его лицо, блестящее от пивного душа, ирландка дёрнула бровью и чуть-чуть прищурилась. Желание двинуть ему по носу, которое сегодня уже было, появилось во второй раз. А его, судя по всему, все более чем устраивало. Стоило ему обнять Джин за талию, как решение нашлось само собой. И искрой пронеслось в голубых глазах ирландки, среди прочего возмущения. Открыто колдовать и воевать она не сможет. Первое – из-за толпы народа, отдыхающей в шатре и явно состоявшей из представитель простого людского рода. Второе – из всего тела слушалась разве что шея, кисти и пальцы, и все тело, как одно единое, связанное магией.
Дернувшись еще раз, чтобы хоть как-то отодвинуться от стража, Джин повела плечом, когда Кавендиш водрузил на него свой подбородок.
- Отпусти... - прорычала Джин, вновь пошатнувшись. Заглянуть в эти нахальные глаза она теперь не могла, а жаль. Ей порядком надоело трепыхаться - и заклятие мешало, и руки Рэймонда. Внутри клокотало "Да что он себе позволяет!?", тогда как пальцы чувствовали магию, приятно покалывающую. Если старый знакомый наставника рассчитывал на то, что Джин будет пай-девочкой и покорно посидит в его объятиях, то, увы, но страж просчитался. Плевать на промокшую футболку, которая опять пропиталась чем? Конечно, пивом. Благодаря кому? Кавендишу. Снова! Кажется, что запах пива надолго будет ассоциироваться с сегодняшней охотой и знакомством. Подождав пока мимо пройдут те самые блондинки с косичками, теперь уже зло поглядывающие на ирландку, Джин терпеливо выдохнула. Еще пара секунд, всего-то.
Да шевелите вы своими декольте отсюда!
Футболка липла к телу, спасибо промокшему пивному Рэя. И тому, как он почти заботливо, чтобы не навернулась с лавочки, крепко держал ирландку. Айслин все-таки добилась того, чего хотела – чуть сместилась в сторону и, чуть отведя шею от горячего дыхания стража, усмехнулась:
- Планирую стереть с твоего лица усмешку.
Пусть целиком и полностью тело не слушалось, заставляя чувствовать себя рыбешкой, трепыхающееся на суше, но Джин не была бы собой, если бы что-то не придумала. Сам того не ведая, Кавендиш удачно устроился на лавке. Удачно не только для себя, но и для своей напарницы. А холодные капли пива, капнувшие на кожу, подкинули ей идею. Стражница слегка отклонилась от блондина и, изогнув левую бровь, ухмыльнулась краешком губ. Так-то удобнее. Секунда, вторая, а Джин все разглядывала его лицо. Хоть и не планировала этого. Серо-голубые глаза, явно больше привыкшие к видам охоты, чем к сюрпризам и веселью. Небольшие морщинки между бровей. И, черт возьми, эта наглая усмешка. Любая тень ухмылки или улыбки исчезла с губ ирландки, и она дотронулась пальцами до колена Кавендиша, опуская глаза. Тем временем во второй руке, меж пальцев, перекатывались едва различимые искорки магии. Ей даже утруждаться особо не пришлось. Для заклинания необходим тактильный контакт, а его сейчас предостаточно. Подняв глаза на гудящую толпу, шумно чокавшуюся бадьями с пивом компанию за соседними столиками, Джин мягко улыбнулась и повернулась лицом к Рэю:
- Вот зачем ты включил мудака? – с ноткой сарказма, выдохнула Джин. Пальцы, перекатывающие магические искры, сложились вместе, а в следующий момент, ирландка щелкнула ими. Искры перескочили на другую руку. В мгновение ока, они пролетели по тыльной стороне ладони к пальцам, подобно драгоценным каплям, а от них к ноге Рэя. И страж на секунду сверкнул, синим светом. Таким же, каким блеснули глаза ирландки. Ведьма ударила стража разрядом тока – каждая искорка разлетелась по телу, успешно минуя преграду в виде одежды - от рук, обнимающих за талию, от ноги, до которой она дотронулась, и от груди, которой он прижался к спине брюнетки. А разлетевшись, они пробрались в капли пива, усиливая заряд, казалось бы, шуточного разряда.
Галлахер видела, как сверкнула пара капель на щеке и виске стража, и то, как дернулась лицевая мышца от удара током. Почувствовала, как крепче пальцы сжались на талии. Со связанными руками и ногами, но Джин умудрилась огреть стража. Возмущение и удивление во взгляде сменились. Теперь ирландка почти в упор и с вызовом глядела прямо Кавендишу в глаза.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-07-26 01:16:38)

+2

18

Все ученики Кавендиша единым дружным и вымуштрованным военным хором поведали бы любому, что привлечение внимания Свота - дело блядское, не благодарное. Конечно же крайней увлекательное и занимательное, но при этом и крайне непредсказуемое. А в большинстве случаев - тупо наказуемое. Потому что интерес у стража был исследовательский, достойный лучших юных сади...натуралистов. И отнюдь не тот, что свойственен женщинам. В нем, в отличие от этих пустоголовых созданий отсутствовала злоба и жестокость как таковая. Если блондин что-то и делал, то явно не для того, чтобы понаблюдать, как корчится и мучается очередная "бедняжка". А с исключительно простой, можно сказать примитивной целью - проверить на прочность. Мужики, как уже не раз упоминалось ранее, вообще создания крайне простые. Если дубинкой ты расколол камень - хреновый камень. А если дубинку о камень сломал - значит вот конкретно дубинками этот камень вряд ли сломаешь. Сломал не одну, а две дубинки - сам дебил, но теория доказана.
Впрочем, зачем лукавить. В ряду случаев процесс доставлял ему удовольствие. Как например сейчас. Айслин Джин шипела и изворачивалась, как змея. Без истерики и скандала на весь шатер, что делало ей честь. Впрочем, не достаточно для того, чтобы Кавендиш отступил или хотя бы разжал хватку.
- Тш-ш, - Без особого выражения протянул страж, чуть сжимая длинные пальцы на боку девушки, удерживая ее от падения, как ребенка от крутого пике со стульчика носом в пол. - Упадешь, - Тон колдуна не выражал ничего. Ни насмешки, ни презрения, ни издевки. Все эмоции блеклой паутиной еще читались на лице мужчины, но из выражения глаз и тона голоса уже выветрились. Мужчина медленно вдохнул, прикрывая глаза. Выдохнул.
Жар человеческого тела под ладонями. Бьется, трепыхается. Не испуганно, а зло. Женщина, которую Кавендиш вжимает в вздыбленную сотнями ног пыль, не издает ни единого осмысленного звука. Она извивается и все время норовит дотянуться до очередного спрятанного в складках объемной восточной одежды оружия. Извернуться, ужалить его. Она уже назвала его шайтаном и пожелала сдохнуть. Больше им выяснять между собой нечего. Между ними только желание чужой смерти. Прекрасный афродизиак. Колдун выворачивает к острым лопаткам ее руку, вынуждая притихнуть и зарыться носом в рыхлую пыль, сжимает пальцами шею, медленно и не очень ловко поднимается, заставляя ее встать вместе с собой. Форма на его боку  стремительно пропитывается кровью. Позавчера отряд британских солдат, с которыми путешествовал Свот, с боем взял небольшую деревушку. Были жертвы. Солдаты уже выдвинулись в путь, оставляя стража позади. Он уже не первый раз отставал, чтобы выполнить свою работу и очистить деревню от темных. А после - нагонял их. Сегодня он уже не сможет двинуться следом. И если будет не осторожен - не сможет никогда. Лютая бабенка прирежет его за своих почивших мужчин-террористов, наверняка поколачивавших ее. В этом вся суть восточных женщин - преданные и яростные. Безумные.
Женщина выскальзывает из влажных от крови рук стража, вынуждая обхватить ее уже двумя руками, прижимая к себе спиной. Она кусается, брыкается, пока локоть, сдавивший ее шею, наконец не выдавил из нее остатки кислорода. Тело обмякло. Колдун как-то неловко, но максимально бережно уложил женщину на грязную лежанку в углу комнаты. Она очнется через пару часов, чтобы узнать, что она добилась того, чего хотела - мерзкий белобрысый колдун отпустил ее и убрался из ее дома, предварительно начертив необходимые знаки и фигуры.

- Отпусти...
Кавендиш ведет головой, открывая глаза. Скептично выгибает бровь. Айслин Джин просила. Не брала то, что хотела. Просила? Колдун хмыкнул, позволяя ей отстраниться ровно настолько, чтобы не рухнула с лавки. Тянет носом воздух, кажется до сих пор чувствуя отголоски того охотничьего азарта, с которым мужчина всегда будет удерживать в своих руках добычу. Будь то женщина, власть, богатство или чья-то жизнь. Про себя вновь отмечает, насколько отличаются европейские и восточные ментальности у баб. Первые требуют, кричат что-то о своем равноправии, массово сверкают сиськами на акциях протеста, словно бы это как-то может доказать, что они равны с мужчинами. Вторые - не требуют. Они - злые и преданные тени своих семей и мужчин, которыми они, при должном уме и ловкости, вертят без труда. Но и защищают до последнего.
Первых Свот предпочитал вторым, считая восточных змей слишком неприятными и, пожалуй в чем-то - даже опасными.
Если уж совсем по-честному, Кавендиш предпочитал дерзких, деятельных, требовавших своей независимости и бравших ее в свои загребущие жадные ручки.
Как Айслин Джин, использовавшая небольшой спектакль, чтобы собраться с силами и долбануть Кавендиша током. Разряд вошел в колено, вызывая резкое, мелкое сокращение каждой мышцы в теле. Колдун сжался как пружина, против воли стискивая ведьму сильнее в своих руках. Стиснул зубы, давя рвавшийся наружу удивленный хрип. Тряхнул башкой по-псиньи, весь передернулся, разгоняя окаменевшие и налившиеся жаром и мерзким трепетом мышцы. Выдохнул рвано, с усмешкой, быстро перешедшей в смех. Тряхнув головой еще разок, блондин поднял тяжелый взгляд на девчонку. Дерзкую, кусачую девчонку, которую он так нагло держал в своих руках, близко прижимая к себе даже сейчас. И не собирался отпускать, отвечая на вызов в ее взгляде одобрением.
- Годно, Айслин Джин, годно, - Рэй, казалось, с искренним удовольствием теперь изучал ее личико. Да. Положительно - он любил таких. Раньше. Когда был моложе и гораздо глупее. Ненавязчиво поправив прядку волос девушки, упавшую на лицо, Свот отстранился, реагируя на звук приближающихся шагов. Аккуратно прислонил Джин к спинке скамейки, поднялся навстречу шелесту, сопровождавшему приближение одной из грудастых блондиночек. Подмигнув немке, выудил из кармана деньги, отсчитал примерную сумму чека, прибавив неплохие чаевые, и обменял их на два увесистых пакета с бутылками. - Но это тебя не освободит. А мудака я и не выключал, - Небрежно пожимая плечами, сообщил Рэй и, салютнув стражнице, покинул шатер. Не снимая заклинания.
Если умница-Джин хотела свободы, у нее открывались прекрасные перспективы заниматься ее получением в свои самостоятельные ручки хоть ближайшие часа два к ряду. Кавендиш ей в этом препятствовать не собирался. Но с удовольствием посмотрел бы на результат.
И что-то подсказывало ему, что это должно было произойти достаточно скоро. Возможно, две пластмассовые бутылки Гинеса, которые Рэй взял дополнительно к своему лагеру, даже не успеют сильно нагреться.

Отредактировано Raymond Cavendish (2017-07-30 13:52:47)

+3

19

У Айслин было несколько вариантов исхода данной сложившейся, мать ее, ситуации. Либо Кавендиш отпустит ирландку, оскалится и, захватив взятое после конкурса пиво, свалит, вежливо откланявшись. Второй – он не будет ничего делать. Не снимет заклятие, предоставляя Джин возможность подергаться еще немного. А пока она мучается, доест спокойно свой заказ, выпьет пиво и, опять же, свалит в закат. Интуиция подсказывала, что первый вариант похож на бред, второй же более реалистичен. Но как бы то ни было, ни один из этих вариантов не устраивал стражницу.
Как же быстро невинная шутка, олицетворяющая собой месть, переросла в желание придушить напарника. Несколько секунд, пока ток пробирался по мышцам стража, Джин не отрываясь следила за его лицом и взглядом, откровенное наслаждаясь результатом. И припоминая слова наставника, что к охоте с его старым приятелем нужно быть готовой. Айслин думала сначала о серьезности заданий, о масштабах… а теперь прекрасно понимала, что любую катастрофу этот страж может сотворить сам. Любых габаритов, без предупреждения и с потрясающей легкостью. Кажется, ирландка начинает яснее понимать те причины, по которым Хьюго и Кавендиш спелись.
Мудак мудака…
Ирландка прекрасно знала, чего хотела. Она хотела, чтобы страж почувствовал каждой клеточкой силу разряд и его передернуло. Крайне мерзкое ощущение. После удара током всегда остается осадок, неприятный, жгучий, тягучий.  Будто предостерегающий от еще одного разряда. И Айслин не было стыдно. Ни капли. Коль страж принялся играть нечестно, изрядно взбесив этим свою напарницу, то с какой стати ей стоит скромничать?
Рэймонда передернуло, как по заказу, а после на губах появилась усмешка, за которой последовал сухой смех. Брови Джин дернулись в вопросе. А голубые глаза прищурились. Да, ему досталось, было больно каких-то несколько секунд, что еще эхом будут отдавать около получаса. Но вместо волны возмущения, к которой была готова ирландка, она увидела в глазах стража одобрение.
Ах ты ж чертов мазохист…
- Годно, Айслин Джин, годно, - Джин сверкнула глазами, пока страж на пару мгновений задержал свой взгляд на ее лице. Будто ожидая, что она его сейчас испепелит или проклянет. И интересно, дернется ли у нее хотя бы бровь? А она дернулась, но не из-за вышеперечисленного, а из-за жеста Кавендиша, бережно убравшего упавшую прядь волос с лица Айслин.
Ласки людоеда.
- Рада, что тебе понравилось, - язвительно ответила брюнетка, дернув уголком губ. Она больше не трепыхалась, не пыталась ужом выкрутиться из его рук. Потому, что чем больше она сопротивлялась, тем больше это приходилось по вкусу стражу. Это было слышно в его хриплом смехе, видно в его глазах и усмешке. И как бы не хотелось выкрутиться, в прямом и переносном смысле, из этих цепких и крепких рук, ирландка старалась держаться. Мысленно прикидывая, что страж очень удачно сейчас повернулся к ней, предоставляя куда больше возможностей нанести урон, чем это было минутами ранее. Но это слишком просто, сломанный нос колдун вправит себе сам в мгновение ока. А вот от осадка после разряда током легко не избавится, на пальцах вновь заискрилась магия, но теперь отдавая красным свечением. И у кого тут еще ласки людоеда?
Похоже, что по плану сегодня прошла только охота. Дальше началось что-то невообразимое, сопровождаемое промокшей одеждой со сногшибающим ароматом пива. Айслин не успела нанести очередной удар – страж отпустил ее, прислоняя почти бережено к спинке лавки. Поднялся, расплатился с одной из официанток, что принесла ему пару пакетов с пивом, и был таков. Не удосужившись снять заклинание с ирландки. Да, мудака он и не выключал. Кнопка «off», похоже, была вырвана с мясом.
Скрипя зубами, глядя на блондинистую особу, что лихо запихивала чаевые в свое необъятное декольте, Джин перевела взгляд на развеселую пару парней, проходящих мимо. Они-то и увели официантку от столика, не дав ей возможность поинтересоваться у ирландки, хочет ли она что-нибудь заказать. Стоило выдохнуть и настроиться, как тут же в шатер забрела очередная компания, увеличивая количество людей  в шатре вдвое. Слишком много любопытных глаз. Придется переждать, пока поток схлынет, забрав львиную долю кружек с пивом.
Спустя минут пятнадцать, наконец-то, можно было приняться за освобождение. Больше никто не подлетал с предложением выпить и поучаствовать в новом конкурсе. Поведя плечами, словно пробуя на вкус силу заклинания, Джин выпрямилась и, чуть подавшись вперед, смогла дотянуться пальцами до края скамьи, вцепляясь в него ногтями. Глаза сузились, через ресницы ирландка видела столик, на котором до сих пор красовались две бадьи с пивом, что принес страж. Губы бесшумно зачитывали скороговоркой заклинание, а видимое будто пропало из поля зрения. Невидящий взгляд, сосредоточенность лишь на том, чтобы заклятие Кавендиша перетекло в скамью, утекая сквозь нее в землю и траву под ногами. В локтях начало покалывать, как и в коленях, будто конечности всего лишь онемели и сейчас начинали приходить в себя, отзываясь каждой нервной клеточкой. Пальцы начинало припекать, а во рту пересохло. В нос ударил запах нагретого дерева и кожи. Беспрестанно, чеканя слова и чувствуя свободу, что вот-вот наступит, Джин резко смолкла и выдохнула, подаваясь вперед и опуская плечи. На краю скамьи остались обгоревшие точки – следы от пальцев ведьмы. Приоткрыв глаза и опустив взгляд на руки, ирландка усмехнулась. На подушечках пальцев были ожоги и от рук пахло костром. Они пройдут через пару часов, может раньше, но на них ей было абсолютно плевать. Больно, зато эффективно и достаточно быстро. Один Кавендиш знает, сколько пришлось бы напарнице сидеть на лавочке, подобно марионетке, чей кукловод отлучился и оставил нити в покое. А сейчас – десяток обугленных точек на скамье, трещина и аккуратный застывший газон, что едва заметно колыхался от теплого ветра.
- Будете еще что-нибудь заказывать? – пропела на немецком очередная косично-грудастая девица, хлопая своими объемными и ненастоящими ресницами.
- Нет, - отрезала стражница, поднимаясь на ноги. Ноги послушались не сразу, от чего Джин повело и пришлось ухватиться за край стола. Официантка явно приняла это за переизбыток алкоголя в крови брюнетки и, вежливо улыбнувшись, отчалила в другую сторону шатра. Пару глубоко вдохнув и дотянувшись до одной из кружек пива, Джин сделала несколько больших глотков.
Сменившая две футболки за один день, пропахшая пивом и слегка уставшая после охоты, Айслин и думать об этом забыла. Пиво не молоко, но и оно сейчас ей не нужно. Стражница подпитывалась от другого. От эмоций, которые роем сейчас кружили внутри, придавая сил и очищая разум от хмеля. Сделав еще пару глотков пива и тыльной стороной ладони утерев капли пива с губ, Джин вышла из шатра, принимаясь за заклинание поиска стража.
О, этот двухметровый шкаф, потрепанный охотой, тяжело было не заметить и забыть. Поэтому, тратить силы дальше на заклинание поиска не было смысла. Магия привела ее к небольшому отелю, почти такому же, как тот, в котором остановилась сама ирландка. На ресепшене с помощью улыбки, небольшой сказочки  и парочки евро, она выведала о своем напарнике все, что нужно. Что пришел он минут десять назад, не в хмуром настроении и никуда больше не уходил. И в каком номере обитает.
Напротив двери в номер сейчас Айслин и стояла, пробыла она по ту сторону двери недолго. Магией открыв дверь, брюнетка зашла в номер, первым делом услышав звук льющейся воды. Закрыв входную дверь и пройдя вглубь номера, стражница огляделась. Простой, но комфортный номер, грязные вещи валяются аккурат возле кровати, а на столике возле окна лежит пакет с фестиваля. Рядом лежала обычная пробковая подставка под бокал, но бокала не видать. Бесшумно передвигаясь по номеру, Джин нашла холодильник, в котором покоились те самые бутылки, что приобрел страж. Усмехнувшись, ирландка выудила одну из них, нашла еще один стакан, откупорив бутылку, наполнила его и, устроившись за столом, пригубила. Придвинув ногой соседний стул, закинула на него ноги и удобно устроившись, оглядывала номер, что успела осмотреть вдоль и поперек. В ванной стихла вода, заставляя Джин отвлечься от изучения залитых пивом ботинок и метнуться взглядом к двери, за которой находился хозяин номера. И первым, что увидела Джин, стоило двери открыться – стакан с пивом. Губы дрогнули в улыбке. А после расплылись в ней, стоило Кавендишу увидеть незваную гостью, наглым образом расположившееся за столом и открывшей его пиво.
- Похоже, тебе очень нравится это пиво, - невозмутимым тоном сказала ирландка, перевод взгляд с бокала в руках Рэя на него самого. С мокрых коротких волос капала вода, так, как ранее пиво. Да, следов от Хемены и того, как она успела повалять его на асфальте – не видно. Зато прекрасно видно каждую проработанную мышцу. Благо, Кавендиш выплыл из душа не забыв о полотенце. Хотя… Левая бровь ирландки вопросительно изогнулась, в след за изучающим взглядом. В конце-то концов, она сюда не пялиться пришла, хватит отвлекаться на приятный вид.
- Надеюсь, ты не всех встречных девушек по ногам и рукам связываешь? А то что-то печально получается, – риторический вопрос, задавая который, Джин указала пальцем с сожженной подушечкой на стража, чуть-чуть им покачала, а потом перевела на бокал. Стекло треснуло в руках стража, посыпавшись на пол вместе с хлынувшим недопитым Гинесом. - Пожалуй, я возьму бутылочку. Привезу Хью в качестве сувенира.

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-08-06 23:56:57)

+2

20

Кулон на шее вибрирует, дергаясь с прочной цепочки куда-то вперед, только когда колдун уже возвращается в номер, успевает неспешно разобрать пакеты и расставить пиво в холодильнике, налить себе бокальчик и удалиться в душ. Смывать с себя следы трудовых будней, хемены и пива. Свот замирает, не поднимая головы, по которой бодро барабанит вода из лейки душа. И пусть сейчас мир наполнен преувеличенным шумом дождя и приятными ударами капель по спине и плечам. Он все равно чувствует присутствие чужой магии.
Напряженные по-началу плечи расслабляются. Колдун уже знает, кто заявился в его номер, зачем-то взломав замок на двери магией. Хотя по-хорошему, отворить сим-сим смог бы и пятилетка. Вручную. Но гостья явилась с апломбом, так сказать, открывая дверь "с ноги". И прекрасно понимая, что колдун колдуна почувствует всегда. Свот ведет головой, следуя за этим ярким, дерзким, нарочито брошенным ему прямо в лицо ощущением. Весело скалится, ощущая свежий запах озона, как перед грозой, который совершенно не вязался с ощущением по коже - порывистым и очень теплым. Как морской теплый ветерок с запахом морской соли, воска и, кажется, полыни. Это расхождение веселит его еще больше. Почему? Потому что колдуну перед колдуном сложнее скрыть свою суть, стоит пустить в ход магию. То как ты используешь данную тебе энергию, как она льется сквозь твое тело и какие оттенки и вкусы обретает, сталкиваясь с окружающим миром, говорило о многом. Слишком многом. Фактически, оставляло голым. Если другому колдуну приходило в голову прислушаться, разобрать тебя и твою магию на ощущения и ниточки.
Кавендиш в привычном режиме закончил водные процедуры, наскоро вытерся и, намотав полотенце вокруг бедер, открыл дверь ванной комнаты. Остановился в дверном проеме, лениво прислонившись плечом к косяку и потягивая пиво. Поймав взгляд Айслин Джин, блуждавший где-то в районе его пресса, Кавендиш ухмыльнулся. Не отводя взгляда от ее лица, повел назад плечами, разминая мышцы и заодно предоставляя ведьме неплохую возможность проследить за тем, как мышцы жгутами перекатываются под смуглой от вечного солнца кожей. И заухмылялся еще шире, как-то понимающе и знающе, когда она не преминула ею воспользоваться.
- Что-то ты долго, Королева мокрых маек, - Еще один глоток. Взгляд на бокал, пожатие плечами. На пиво он не жаловался. Но что-то ему начинало подсказывать, что...С бокалом можно попрощаться. Или, может, пиво уже отравлено? Свот ведет носом над пивом, словно ища подвох. Пожимает плечами еще раз, не обнаружив ничего подозрительного, и возвращает заинтересованный взгляд на Джин. - Только тех, кому это понравится, - Страж недвусмысленно ухмыляется, а уже через миг бокал, подносимый к губам, трескается и разлетается на куски. Более не сдерживаемое пиво свободно и задорно плещется вокруг, в который уже раз за сегодня заливая Кавендиша. И хорошо еще, что в этот раз масштабы потраченного продукта ограничивались только половиной стакана, а не полной бочкой.
Свот резко тянет воздух носом, сцепляя зубы в явно раздраженном жесте. Это уже переставало терять свою оригинальность а потому - начинало надоедать. Свот наклоняет голову, наблюдая за тем, как по торсу, слабо пенясь, стремительно струится пиво, ежится от неприятного шипучего и щекотного ощущения. Проводит ладонями, смахивая с себя это ощущение, а после - ведет подбородком в бок, разминая шею. Делает несколько шагов вперед, сокращая расстояние между собой и Джин все с той же фирменной блядской ухмылочкой на тонких губах.
- Ок. И? - Белесые брови выгибаются, словно стремясь достичь по форме знака вопроса.
Свот вообще выглядит, надо признать, весьма заинтригованным.

Отредактировано Raymond Cavendish (2017-11-12 13:47:16)

+2

21

Если сравнивать шалость с импровизированным конкурсом мокрых маек и то, как Кавендиш втихую применил магию, связав Джин по рукам и ногам – угадайте, за которую ирландке хочется оторвать стражу голову? Ответ очевиден. Ведь в первый раз стражница ничего не била, не ломала и не вторгалась в чужие владения. И абсолютно не была зла.
Легко перекочевав из Золушки в Королеву мокрых маек, Айслин усмехнулась в ответ напарнику. Заинтересованно дернув бровью, ирландка постаралась отогнать из мыслей «тех, кому это нравится». Тяжеловато это было сделать, учитывая то, какой персонаж перед ней стоял и то, как он об этом говорил.
И вот, сидя за столом, как у себя дома, задрав ноги на соседний стул и прихлебывая не успевшее толком остыть пиво, Джин наблюдала за тем, как по руке и торсу Рэя стекает пиво, капая на пол. Только что отмывшийся от пивного душа, страж получил еще одну дозу, хоть и в разы меньше. Если бы люди на Октоберфесте узнали о том, что впустую утекает сей великолепный продукт, они бы сожгли ведьму на костре.
Серые глаза внимательно, с интересом следили за нахалкой напротив. Джин же с непоколебимой усмешкой на губах и любопытным взглядом изучала обидчика. Именно изучала. Во всех смыслах. Не пошевелилась даже тогда, когда страж сократил расстояние и стоял теперь напротив стражницы на расстоянии вытянутой руки, а запах Гинеса с новой силой ударил в нос. А голубые глаза до сих пор внимательно рассматривать напарника. Куда торопиться-то? Начиная с небольшого синяка на поясе, едва прикрытого полотенцем, похоже, дело рук Хемены, до старых шрамов, в большинстве своем далеких от идеальных врачебных. Похоже, Кавендиша мало волновал итоговый вид заштопанной и завороженной раны. То, сколько всего их было исцелено бесследно, оставалось лишь гадать. Часто сталкиваясь в клинике с ранениями, Джин могла сказать лишь одно - у каждого стража на теле своя карта побед и неудач. Не остались без внимания кулон на шее и загар, а еще черты лица, что могли выдать зреющий план действий. Если за фестивальный конкурс Рэй связал ее по рукам и ногам, то, что же ждет ирландку теперь? Как далеко его занесет? И не унесет ли в кювет? В любом случае, теперь Айслин готова.
- И? Что? – поинтересовалась ирландка тоном «погоди, я тут слегка занята созерцанием» и нехотя перевела взгляд с широкой груди стража на его лицо.
Как-то жарковато стало, пора сваливать от греха подальше...
Обожженные пальцы постукивали по бокалу с пивом. Початая бутылка стояла на столе и вполне могла стать новым снарядом, но Джин не хотелось больше переводить вкусное пиво. Хотя, она ведь собралась забрать вторую бутылку, покоившуюся в холодильнике. А уж как будет рад Хью такому сувениру. Естественно, не зная, у кого бутылка была взята. 
Вся сложившаяся ситуация толкала на ряд вопросов. Но по порядку. Один вопрос, взявшийся неизвестно откуда - до какой степени Кавендиш собственник? Ведь стражница пришла туда, куда ее не звали, открыла дверь, которую предусмотрительно закрыли. А потом еще и посягнула на пиво, взорвав бокал. Ладно, на бокал напарнику наверняка было плевать. И…. Зачем все это сдалось Галлахер? А затем, что Кавендиш первым посягнул на ее, в данном случае, личное пространство и свободу действий. Плевать с высокой колокольни на испорченную одежду, но то, как он бесцеремонно связал ее и оставил – Джин простить не могла. Она злилась. За наглость и сожженные пальцы. Снимая заклинание, ирландка не церемонилась и торопилась. Обычно, она так не поступала. Но руки слишком сильно чесались отомстить обидчику. Рассказывать стражу о том, что бедная кроха поранилась из-за него же - не было смысла. Джин догадывалась, каким будет ответ.
- Как погляжу, ты к моему приходу успел подготовиться. Годно, Рэймонд, годно. - Иронично дёрнув бровью, произнесла ирландка, возвращая фразу ее хозяину.
- Я пришла за своей долей. Или ты решил, что весь выигрыш полностью твой? Ха. Нет, напарник. И не переживай, - Джин поднялась на ноги, поочередно и медленно убирая ноги со стула. Выпрямилась и почти в упор уставилась на стража. Смотря на Рэя снизу вверх, прямо, не отводя взгляд от серых глаз, стражница непринужденно изогнула уголки губ в подобие улыбки: - …я свой вклад не переоценю. 
Выдержав взгляд Кавендиша, Джин усмехнулась, припоминая их разговор после победы над Хеменой, пока лечила рану на его виске. Пошевелив обожженными пальцами, словно проверяя, не отвалятся ли, и ловя за ниточки собственную магию, что пульсировала и будто подначивала, ведьма ухмыльнулась шире:
- Наблюдать тебе за этим не обязательно, - ирландка улыбнулась, буднично и спокойно. Стоило словам слететь с губ, как тонкие пальцы щелкнули. На виске Рэя все ещё было эхо целебной магии ведьмы, ее-то она и нащупала в воздухе. И решила непременно ею воспользоваться, на этот раз лишив Кавендиша чего-то «личного» и того, без чего будет совсем не комильфо.
По щелчку, Джин ослепила напарника, создав иллюзию кромешной тьмы, окутавшей его глаза наподобие повязки, наградив дезоориентацией.  Всего на пару минут, большей форы ирландке и не требовало. Магия слегка заискрила и отдалась тихим треском в ушах обоих стражей. Действовала Айслин быстро и четко, словно проворачивает такой фокус по несколько раз на дню. Стоило сероглазому погрузиться в темноту, как ирландка сделала шаг в сторону, а после еще один, оказываясь аккурат за спиной Рэя и избегая возможной попытки опять огрести магии от его рук.
Да, за такой спиной можно ни одному человеку спрятаться.
Довольная ухмылка не сходила с губ, да и гнать ее никуда не хотелось. Из всех вариантов, например, подпалить полотенце, либо запустить под него осколки от бокала, Джин решила выбрать вариант поадекватнее. И без порчи «имущества». В конце-то концов, Рэй же не на корм Хемене ее бросил, чтобы доходить до серьезных телесных повреждений. Что же, вперед, за бутылочкой Гинеса, что покоится в холодильнике! Вот только черт дернул ирландку задержать взгляд на сильной спине стража, на которой тоже затесалась парочка шрамов и еще один синяк...

Отредактировано Aislin Gallagher (2017-11-27 13:00:10)

+1

22

Перепутал. Не полынь. Что-то вроде среза сандала, разогретого солнцем. До того как его отшлифуют и зальют лаком. И немного вереска. Все это бьет в нос. Вопиюще, нагло. Как хлесткая и унизительная пощечина. Кавендиш, как и всегда, велся и волочился. На все эти большие искренние глаза, пульсирующую венку на шее, приоткрытые губы и едва ускоренное дыхание. Вылавливал каким-то своим чутьем, которым обладал, наверное, каждый мужик и каждый солдат. На уровне чутья, на уровне рефлексов и шкурного ощущения. Сделай шаг вперед, протяни руку. И все пойдет по другому сценарию. Падкие на опасность и на ощущение, которое она им дарила, бабы вели себя в принципе однотипно. Либо использовали животное, примитивное ощущение мужчины себе в угоду, либо поддавались ему. Ядвига бы сказала, что Кавендиш никогда и ни чему не учится. Что странно, что он еще жив. А также что-нибудь о самомнении. О, непременно о самомнении.
Действия Айслин Джин, впрочем, сейчас были громче любого ехидства Левандовской. Затертый в памяти, выцветший и трескучий, как старая пластинка, ее голос в голове скорее шептал, шипел как змея. Отпихнуть его в сторону было легко. Голос целительницы же был слишком близко. И пел слишком издевательски, моментально выводя Кавендиша из себя.
Не уловил, позволил. Был бы уже мертв. Что, впрочем, как раз не страшно. Но эго Кавендиша, почти наверняка, еще после его смерти будет бродить по земному шарику. И болеть. Темнота обрушилась с треском, грохотом. Оглушила, дезориентировала. Все той же громадой посреди комнаты, Свот понимал - горело и за меньшее. Взрывалось, рвалось на куски, уничтожалось. Загорелые до коричневого цвета плечи дергаются вверх, замирают напряженно. Кавендиш сутулится, рефлекторно пригибая голову и закрывая шею. Смещается чуть вбок, поворачиваясь. Сквозь крепко сцепленные зубы льется, шипит арабская витиеватая ругань. Он сам сейчас, его магия - больше, чем даже достаточно широкая грудная клетка. Свот ведет головой за привязчивым запахом чужой магии, тянет воздух носом. Взгляд незрячих глаз дергается из угла в угол и вдруг замирает в районе холодильника. Тихий хлопок-шлепок резинки на двери холодильника. После тишина. И Вновь хлопок. Страж выпрямляет плечи, задавливая рефлексы. Нет, он не из тех, кто травмирован войной настолько, чтобы спустя множество лет терять себя в темноте и легком треске. Но он и не тот, кто забудет.
Свот наклоняется, осторожно касаясь длинными пальцами сначала спинки, а после - ручки кресла. В смоляной густой пустоте, сцепляет зубы крепче. Наклоняет голову, прислушиваясь. Не слухом, но шкурой. Не только пустыня пела ему все эти годы. Со временем научился слышать или скорее пускать под кожу ощущение и куда более тонких, мягких...Вливались под кожу, струились и зудели. Вибрировали. Кавендиш поводит головой, почти прижимая ухо к левому плечу и высясь гротескной фигурой над креслом. Зло выплевывает очередное то ли ругательство, то ли угрозу, делая у голой груди пас руками. Опускает вторую руку на кресло, медленно садится. Длинные пальцы плывут в воздухе, скользят по коже второй ладони, направляя в район холодильника кинетический толчок. Звякает холодильник, громыхает ножками по полу, но...Тишина. Кавендиш прикрывает незрячие глаза, медленно, сквозь обручи стянувшие грудину, выдыхает.
Заклинание за заклинанием, чтобы спрятать основное. Ту тонкую связь, пульсировавшую под кожей. Совсем мизерную. Потому что лужа пива, пусть и поддававшаяся стихийной магии, но для сути воды была оскорблением. Свота это не заботило. Длинные узловатые пальцы все еще потряхивало от слабо скрываемого бешенства. Лужица же, оставшаяся у выхода из ванной подле узкого коридора гостиничной комнаты, как-то так вроде раздалась, расширилась, заполняя собой весь узкий коридор. И затвердела, покрываясь едва заметной коркой льда. Ступи на нее, так если не подскользнешься, то точно тихонечко хрустнет. Того Своту и надо. Обходился и меньшим.
Стоило Джин ступить на лед, колдун вскинул руку, выплевывая очередное заклинание и дергая на себя, притягивая, подволакивая ведьму к себе. Магия Кавендиша, накинувшаяся подобно лассо на тонкую шею и плечи, запульсировала, вбирая новое еще не знакомое ощущение девичьей кожи. Сдавило сильнее, поволокло к себе. Близко, даже тесно. Вторая рука почти ласково скользнула по воздуху, обводя подушечками контуры тепла, сжалась, дернулась навстречу, ловя тонкое запястье девушки уже совсем взаправду, наяву. И вновь близко, почти касаясь острым носом тепла чужой щеки. Свот ведет головой, ухмыляясь, вбирая это ощущение. Не по крупицам, но полностью. Плевать, что скажет Хью, заорут координаторы, прошипит Ядвига. Сейчас Кавендишу было плевать. На все, кроме пульсирующего под хваткой, живого и жадного...Пульса. И тепла у самых губ и незрячих глаз.
- Сними.
Лающий, неприятный шепот. Арабский шел ему больше, чем певучий английский.

+2

23

- Не нравится, - вполголоса констатировала факт Джин, усмехаясь глазами и уголками  губ. Вся поза стража говорила о том, что да, не нравится, да еще как! Кавендиш не услышал ее, разве что, тихим эхом, хрен знает из какого угла доносящегося.
Похоже, Джин крайне «удачно» ткнула пальцем в небо. В ту самую точку,  что болела, возможно, ныла периодически и была неподвластна взору окружающих. Ирландка лихо перескочила со ступеньки «У тебя проблемы?» на «Хьюстон, у нас проблемы!» или, как бы это сформулировал наставник «Джин, твою ж мать…».
Два шага назад, до стены. Потом еще пара шагов до холодильника, где хранится то, без чего ирландка пообещала не уходить. И еще шагов семь до двери, ведущей прочь из номера. Казалось бы, ерунда и плевое дело. Главное здесь «казалось бы». Голубые глаза следили за каждым вдохом блондина, движением тела и наклоном головы – откуда же, сквозь треск в ушах, раздастся звук, что выдаст чертовку? Айслин успела сделать те самые два шага до стены и пригнуться, тихо, на цыпочках, отходя в сторону  холодильника, непрерывно наблюдая за стражем. Он сжался как пружина исполинских размеров, словно готовясь к удару с любой стороны, к любому грязному приему. Вся его фигура, сосредоточенность на лице и напряженные мышцы никак не вязались с тем образом слепого, который была готова увидеть ведьма. Без ругани, без паники. Так, будто знал, бывал и пробовал это ощущение на вкус. Расчетливо. Вот тут-то и запахло жаренным. Левая бровь ирландки вопросительно дернулась, когда Кавендиш заговорил на иностранном языке. Джин попыталась узнать язык, но слишком тихо, слишком. Колдун ищет ее и найдет. Она это знала и чувствовала кожей, словно все помещение теперь против нее. Сначала охота на темную тварь в облике грудастой особы. Теперь – на стражницу.
А теперь аккуратно, тихо спасаем свою ирландскую тушку…
Шаг, шаг, поворот. Холодильник стоял аккурат напротив ванной комнаты. В нее-то стражница и шагнула, по пути отворив дверцу холодильника и выцепив из нее бутылку с пивом, оставляя крошечный след магии на ручке холодильника. Тот след, что закрыл дверцу в тот момент, когда ирландка ступила на порог ванной комнаты. Выдохнув и выглянув из своего временного убежища, Джин по инерции отшатнулась – она успела увидеть пасы руками колдуна, легкое, короткое движение и услышать выплюнутое заклинание, которое попало в пустой и звонкий холодильник. Тот заходил ходуном, но успокоился через пару секунд.
Мимо, – усмехнулась Джин, но никакого облегчения от этого не испытала. В шатре Кавендиш после конкурса был улыбчив, а после пары касаний обездвижил напарницу. Чутье подсказывало, что и сейчас это лишь начало.
Крепко сжав в руке треклятую бутылку с пивом, ирландка не сводила глаз с блондина, что устроился в кресле напротив выхода из номера, прикрыв глаза. Ночевать в ванной комнате ирландка не собиралась. Точно так же, как и выбрасывать белый флаг, который страж все равно не увидит. Надо уходить, максимально тихо, аккуратно, потому что заклинание ведьма наложила временное, а время тикает. Ступив с порога ванной на пол, где под ногами была смесь из воды и пива, что успели накапать со стража, Джин чертыхнулась. Тихий хруст льда под каблуком, разнесся по комнате как гром среди ясного неба. Капкан захлопнулся. В одно мгновение раздался голос Кавендиша – знакомое ощущение магии стража стянуло шею и плечи, заставляя прижать руки по швам. Как и в прошлый раз, нагло, бесцеремонно, теперь еще и припекая. А в следующую секунду, Джин попыталась упереться каблуками в пол, чувствуя, что ее тащат, да уж куда там. Рэймонд поднялся с кресла, одной рукой притянул ирландку к себе, абсолютно не реагируя на ее попытки выкрутиться. Еще одно легкое движение и на левом запястье сомкнулись длинные пальцы стража. Крепко, быстрее сломаешь себе руку, чем вырвешься. В пол-оборота, уперевшись плечом в голую грудь стража, ирландка попыталась выдернуть руку, тщетно.
- А не то что? – слова крутились на кончике языке, вот-вот сорвутся. Джин стиснула зубы, не позволяя острому языку вырыть себе могилу. Трудно, очень трудно удержаться, чтобы не прошипеть. Но Кавендиш будто почуял неладное и хватка магии на плечах стала крепче.
Светло-серые глаза тоже близко. Настолько, что малейшее движение можно заметить. Страж не видел то, как упрямо, внимательно и зло в его глаза смотрела Айслин. Буравила практически. И не знал, что она следила и за его дыханием. Горячим, обжигающим висок и шею, неимоверно далеким от спокойного и размеренного, нетерпеливым. Зато Рэй легко мог вычислить учащенный пульс, пока слепо буравил висок ирландки, держа стальной хваткой ее за запястье. Одним разозленным стражем в номере стало больше. Ощущения были дикие – мало того, что от сковывающей магии, которая пульсировала на плечах и шее, тело будто пронизывали тысячи и тысячи нитей, так еще и Кавендиш нависал над брюнеткой скалой, а от тепла его тела становится жарко. Хотя, Айслин скорее сравнила бы его с разъяренным хищником. Протяни руку – отхватит по локоть. И уж точно будет не до игр в гляделки. А она смотрела. И гадала – сними она магию, как дальше поступит он? Опять оставит связанной? Не факт, сейчас блондин использовал совсем другой прием, от которого то и дело по позвоночнику бежали мурашки. Это злило еще больше, дразнило и раззадоривало. Она посягнула на его личное пространство, формально отняв его, отомстив. Рэй же, уже в который раз за день, забрался в личное пространство ирландки без приглашения. Та выходка на празднике, когда он беспардонно взял ее за талию и усадил на плечо, для лучшего обзора, не шла ни в какое сравнение с происходящим сейчас.
Решай
Пальцы правой руки до сих пор сжимали горлышко бутылки с пивом. Чертова добыча. Кажется, что теперь при упоминании сего напитка, в памяти у обоих стражей будет всплывать их знакомство. Джин успела согнуть руку в локте и выставить как барьер между собой и Кавендишем. Шальные мысли бунтовали, соревнуясь друг с другом. Одни несли полнейшую чушь, благодаря которой Хьюго свою ученицу теперь увидит, дай бог, в разобранном по кусочкам виде. А вторая часть этой какофонии твердила вполне разумные вещи. Айслин, сама того не ведая, влезла туда, куда посторонним вход воспрещен. Рэймонд же, хоть и вторгся в личное пространство, на такую же территорию не ступил. Дело случая. А голубые глаза все еще следили за слепыми серыми. Решай, ирландка.
Джин медленно выдохнула. Ритм пульса чуть замедлился, теперь сердце не отзывалось бешено в висках, горле и груди. Но все равно пуль предательски держался на отметке выше допустимого. Запястье начинало болеть под хваткой стража, но на это было плевать. Она все-таки решила протянуть руку к хищнику, прямо к лицу и не заметила, как вдохнула поглубже. Кулак медленно разжался. Джин протянула к виску Кавендиша открытую ладонь после небольшой заминки, когда стоило ирландке пошевелить рукой, как пальцы стража на запястье предостерегающе сжались крепче. Но лишь на секунду. Обожженными подушками пальцев, ирландка медленно коснулась виска Кавендиша. Пальцы уколола собственная магия, которая сейчас выполняла поставленную задачу. Магия нехотя, лениво и по одной искорки загоралась на виске со светлым ежиком. Появлялась, будто размышляла мгновение, а потом перетекала к пальцам ведьмы. Медленно, будто издеваясь. Может быть, от части, так оно и было, но поторопи процесс ирландка – и Кавендиша еще раз накроет мгновенная слепота. Недолгая, но вполне возможная с плачевным исходом, если он будет за рулем, например. Надеяться на то, что у дышащей в висок горы мускулов и ярости еще осталось терпение – наивно, но все же позволительно. Он ведь далеко не идиот. Мудак - да, но не идиот. Поэтому чуток потерпит.
Не дергайся – на этот раз эта присказка вертелась в мыслях, но с губ не слетела. Сейчас лучше никому из них не дергаться. Пока бегут искры от виска к пальцам, впиваясь в них иголками, возмущаясь тому, почему не дали доделать дело. И оставалось лишь одно – дальше следить за взглядом и дыханием. Слушать и наблюдать, готовясь в любой момент пригнуться, уклониться или откинуть в другой конец комнаты. И как только последняя искра задорно перепрыгнула от Рэя к Джин, ирландка убрала пальцы от виска и вновь стиснула зубы. Забранную магию ведьма не торопилась отпускать на покой. Искры все еще поблескивали на кончиках пальцев, предостерегающе сверкая, ясно давая понять, что ирландка в любой момент готова дать сдачи или хорошенько огреть, почуяв неладное. Серые глаза Кавендиша прояснились, приходя в норму после заклинания, поймали наконец-то изображение где-то в районе уха ведьмы и темных растрепанных волос. Напряженное лицо едва заметно расслабилось. А потом Рэй встретился взглядом с самой ирландкой. Сохранив невозмутимое выражение лица, Джин едко усмехнулась про себя и тихо, но требовательно произнесла:
- Твоя очередь.

Отредактировано Aislin Gallagher (2018-01-14 17:41:14)

0


Вы здесь » Actus Fidei » Aeterna historia » Do you have some problems?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC