Добро пожаловать на ролевую Actus Fidei!

Где смерть не является концом, где существуют души, стражи и законники, ведьмы и клирики. В мире временами начала пропадать магия, доставляя всем массу неприятностей. И происходит это обычно в самый неподходящий момент, когда ты пытаешься отправить беса или тёмную в преисподнюю. Почему это случается - предстоит узнать.


Место действия: Арденау, лето-осень 2016 года

"ЧУМА НА ОБА ВАШИ ДОМА": Cassius Kane [до 03.06]
"Ведьмины задания" - спешите принять участие! Срок конкурса до 14.06.
[!] Вопросник [до 30.06]: помогите администрации форума сделать вселенную Актуса лучше и понятней! Вместе на пути к совершенствованию матчасти!
• Амс не перестает надеяться на скорое потепление за окном, а потому и проект наконец "переоделся" в летние цвета и буквально расцвел на глазах. Встречаем лето!

Это самое ворчание стало его постоянным спутником в последнее время, что наводило мужчину на мысль о подкрадывающейся старости, хотя, по меркам стражей, он был ещё вполне в самом расцвете сил. - Скажи спасибо, что не окулл, Макиннес, а всего лишь эти телевизоры на ножках. [продолжить]


Пятерка монет: в этом месяце вы можете довести себя до хронического переутомления – может все же смотреть чуть меньше сериалов одновременно?

Восьмерка монет: не поступайте опрометчиво – если вас настигло желание отписать долги, посидите немного во флуде и это пройдет.

Восьмерка кубков: у вас может возникнуть ощущение, будто вас затягивает в болото - поскорее закройте тему с "Нужными" пока еще не поздно!

Страшный суд: вероятнее всего в ближайшее время вас ожидают потрясения – сходите и купите корвалол.

Отшельник: карты советуют вам сходить и написать еще одну заявку.

Ваше будущее неопределено.

Ваше будущее неопределено.

Ваше будущее неопределено.

Король жезлов: в данный момент вы можете очень много, так что смело открывайте фотошоп или вегас - вас ждет успех!

Пятерка жезлов: возможно вам придется бороться с кем-то за место под солнцем, так что лучше сразу придержите понравившуюся внешность в гостевой.

Двойка жезлов: сейчас вы склонны хвататься за дела, бросая их на полпути; однако все же попробуйте собрать волю в кулак, выйти из флуда и пойти спать.

Влюбленные: если у вас есть проблемы в отношениях, то теперь вы получите возможность их исправить, но для начала эти отношения, конечно же, нужно заполнить.

Повешенный: карты не рекомендуют вам идти в новый квест – есть вероятность, что вас в нем могут убить.

Шут: вы начинаете новый путь, на котором вас возможно будут ждать препятствия - карты советуют вам сходить и вспомнить матчасть.

Ваше будущее неопределено.

Ваше будущее неопределено.

Двойка мечей: у вас сейчас достаточно оптимистичное настроение – пожалуй, стоит повысить градус драмы в отыгрышах.

Шестерка мечей: не бойтесь экспериментировать, но живите реалиями; т.е. можете взять еще один отыгрыш, но помните, что у вас их уже десять.

Королева мечей: вы просто фонтанируете идеями! Но, к сожалению, нового перса мы вам не дадим.

Справедливость: этот аркан прямо связан с космическим правосудием, которое непременно настигнет вас, если вы не закроете Актус и не займетесь делами.

Жрец: вы пребываете в поисках духовного руководства - похоже пора наведаться на исповедь.

Ваше будущее неопределено.

Ваше будущее неопределено.

Ваше будущее неопределено.

Вверх страницы
Вниз страницы

Actus Fidei

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 3.4 «охотничий горн»


Глава 3.4 «охотничий горн»

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

ГЛАВА III: EVIL MIND LOOKING DAWN
Часть четвертая: Охотничий горн
http://i.imgur.com/kI7P8aA.png

Scarecrow, Roy Brennan, Betty Birch, Jörgen Árnason (до 5 марта), Geirdís Jörgensdóttir, Aileas Walker

Время и место действия: Чески-Крумлов, Чехия, 31 октября, проливной дождь.
Описание: Туристический город примечателен своими небольшими домами, парочкой неплохих пивных и необычным положением – этим руководствуются стражи и законники, пересекающие Европу в поисках темных душ. Работу никто не отменял, но темное время суток и разгулявшийся дождь – не самые лучшие спутники, даже на европейских дорогах. Да и канун Дня Всех Святых намекает на то, что неплохо бы провести это время поближе к Церкви и подальше от безлюдных дорог.
Оказавшись в Крумлове, не так сложно найти гостиницу и насладиться видами – мешает только дождь, больше похожий на противную пыль, который начинает усиливаться с каждой минутой. Буквально к полуночи искатели приключений начинают сильно сомневаться в своей правоте при выборе ночлега – Чески-Крумлов находится за замковой стеной, а весь крошечный исторический городок взят в кольцо реки Влтавы, которая стремительно начинает выходить из своих берегов. Покидать теплые и уютные комнаты совершенно не хочется, вот только ворвавшийся в комнаты стражей человек, утверждающий, что видел какого-то безумного старика с длинными черными ногтями – как раз неплохой повод, чтобы броситься под дождь и выяснить, откуда в крошечном городе мог появиться окулл?

+10

2

Кажется, к полуночи то, что раньше было просто проливным дождем стало преддверием всемирного потопа. Стражам и законникам, находящимся в большой комнате, куда их любезно пригласила хозяйка крошечной уютной гостиницы, принесли чай и предоставили все возможные удобства – заваривая большой пузатый чайник, невысокая пухленькая женщина рассказывала, что когда-то один молодой страж ей очень помог и выгнал из дома душу. Та, правда, была светлой, но так отчаянно пакостила всем, считая это по-видимому забавным («У моего мужа и при жизни чувство юмора было поганое, а тут совсем испортилось»), так что теперь женщина была не прочь помочь людям из Арденау. К ней путешественники попали совсем необычайным способом – недалеко от главной ратуши, где по брусчатке хлестали потоки воды, заливая музей пыток, находился очень неплохой ресторан, обозначавшийся на гугл-кратах, как лучший в городе. Там-то стражам и посоветовали обратиться на ночлег к этой женщине, написав на небольшой бумажке адрес и карту как добраться – весь крошечный городок знал о том, что она не только им не откажет, но и по подходящей цене все разойдутся полностью довольные друг другом.
— Никогда такого ливня не видела, — сетуя сказала женщина, — Как бы все не затопило. В подвалах уже вода, но пока дождь не прекратиться – мне там делать нечего, — горестно сказала женщина, вытирая ладони о передник и уселась на свободное кресло. В помещении было достаточно тепло и уютно, что начинало клонить в сон, а выпечка, принесенная женщиной была так ароматна, что даже не охочие до угощений не могли проигнорировать его в такой сказочной обстановке.
— Знаете, город то у нас необычный, исторический! На туристах все, на туристах. Каждый день толпами приезжают, вот мы и поддерживаем его в сохранности. Даже замок вон стоит. Страшный замок, надо сказать, там чего только не происходило в свое время! Знаете, — женщина поудобнее устроилась в кресле, и продолжила повествование на хорошем английском, в котором лишь иногда прослеживался акцент, —  У всех гидов любимая история – рассказать про сумасшедшего бастарда. Был значит у нас правитель, Рудольф Второй. А у него сыночек то был сумасшедший, в самом деле. Поговаривают все они там, эти семьи королевские, сумасшедшие, кровь-то близкая, куда от нее убежишь! Так вот. Жил сыночек Рудольфа у нас здесь, в этом замке. Маньяк был, садист. Понравилась ему какая-то девчонка, он ее к себе забрал, а как она ему насолила – избил и в окно выбросил. А она – представьте! – выжила. Доползла до родителей, они ее выходили. Ну он и узнал, потребовал девчонку обратно. Так и угробил ее, — женщина всплеснула руками и опять сложила их на передник, — Любят эти гиды такие вот страшные истории. Говорят теперь, что дух той девушки, Маркеты, под стенами замка ходит и воет. Правда я у вашего коллеги то тогда спрашивала, когда он мне помог – сказал, что врут все, нету там никакой ду…что это еще такое?
Внизу кто-то забарабанил в дверь и женщина, нахмурившись, пошла проверять, кого нелегкая принесла в ее дом. Через несколько минут зашел насквозь мокрый мужчина, тот, что написал им адрес и быстро заговорил о чем-то на чешском языке хозяйке, поглядывая на всю компанию.
— Он говорит, что на том берегу реки, возле замка, какой-то старик бродит. И у него длинные ногти, черные. Говорит шипит, но воду перейти не может – мост снесло, — внимательно слушая, начала переводить женщина и тут она опять всплеснула руками и прижала их ко рту, — Он говорит, что этот старик убил парня, который к нему пошел на помощь. Из работников замковых. Взмахнул когтями и парень упал замертво, — запричитала женщина и глаза у нее тут же наполнились слезами. Всех горожан она знала на перечет, и мальчишку, ринувшемуся в дождь помочь «старику», видимо, тоже знала, — Чертовщина какая-то! Никогда у нас такого не было!
Женщина залилась слезами, перестав переводить, а мужчина, бледный и напуганный, поняв, что больше от хозяйки дома ничего не добьется, неуклюже обнял ее за плечи и начал быстро по-чешски говорить, обращаясь, судя по всему, к Йёргену и Рою. Понять, что он говорит, было практически невозможно, но судя по взволнованной интонации, мужчина просил помощи от тех, кто с чертовщиной встречался намного чаще, чем они.

+8

3

Рой никогда не умел убивать души. Конечно, он учился этому десять лет в Академии, а затем еще четыре года проходил практику с наставником, однако результат по-прежнему оставался одним и тем же – у него просто не было необходимых для этого качеств. Не было соответствующей смелости и, возможно, даже жестокости. Он вполне уютно чувствовал себя в координаторской, и с настоящими, реальными Темными душами, а не их отпечатанными снимками, встречался в своей взрослой жизни не больше десяти раз. Каждый такой случай отчетливо отпечатывался у Роя в памяти.
Все они пронеслись перед его глазами в тот момент, когда он услышал, что координаторы теперь обязаны выезжать на задания и действительно уничтожать Темных. Вопрос «А можно от этого как-нибудь отказаться?» пришлось в себе подавить. В конце концов, он и правда бы прозвучал неуместно – в такие тяжелые времена для Братства каждый страж, даже занимающийся координационной деятельностью, должен делать все для того, чтобы помочь организации. А Рой действительно верил в идеалы Братства – как иначе? Его родители были стражами, стражем был его старший брат и его младшая сестра. Бреннан всегда испытывал искреннее уважение ко всем тем стражам, которые занимались активной полевой работой.
Более того, у него было много друзей среди представителей Братства, к которым Рой иногда обращался за помощью. После инцидента, случившегося прошлой осенью, когда из здания Академии вырвались все содержащиеся там души, он все чаще начал задумываться над тем, что должен уметь в случае чего защитить себя – поэтому иногда обращался за помощью к Ансельму или другим стражам, с которыми находился в хороших отношениях, с просьбой помочь ему с тренировками.
Однако их было недостаточно. Основная проблема никуда не исчезала – Рой по-прежнему считал, что у него нет того, что действительно требуется для уничтожения душ.
С затаенным волнением он наблюдал за тем, как молодой выпускник две тысячи шестнадцатого года вглядывается в монитор, чтобы определить координаты очередного задания. По сути, Бреннан бы с удовольствием поменялся с ним местами, однако это было невозможно. Из вежливости подавив просившийся комментарий, Рой лишь едва заметно вздохнул.
Отправляли его в Восточную Европу – не так далеко, не так сложно, как считал Бреннан, по крайней мере. Он представлял себя в каком-нибудь мирном европейском городе. Темная, скрывающаяся за главной ратушей на площади. Всего одна, ведь отправлять его в одиночку на более опасное задание было бы неразумным со стороны координатора? Рой никогда не выезжал за территорию Соединенного Королевства, поэтому его фантазии относительно европейских пейзажей разнообразием не отличались. Не отличались особой оригинальностью и его представления насчет Темной. Однако он совершенно точно был уверен в том, что Братству нет резона отправлять на верную смерть единицу, считающуюся способной к уничтожению Темных душ, поэтому пришлось поверить в собственные силы. 
Впрочем, не успел Бреннан окончательно смириться со сложившейся ситуацией, как оказалось, что на соответствующее задание он отправится не один, а вместе с магистром. Подобная информация Роя удивила, однако после недолгих размышлений он решил, что это хороший знак. В конце концов, магистров тоже не должны отправлять на суицидальные миссии. Ведь так?
Его временного напарника звали Йёрген Ауднасон, и Бреннан иногда пересекался с ним по рабочим вопросам. Насколько он мог судить, Ауднасон был достаточно толковым магистром, пусть его и назначили на должность сравнительно недавно, всего лишь пару лет назад.
При встрече Рой искренне потряс Йёргену руку, стараясь, впрочем, сохранять лицо. Вышло слабо. Рой сразу же рассказал магистру, что до этого он десять лет просидел в координаторской, с Темными душами в плохих отношениях, но постарается не подвести. Правда. Честно. Честное слово.
В устах кого-нибудь другого подобная формулировка могла бы звучат подозрительно, несерьезно или саркастично, однако Бреннан действительно умудрялся вызывать симпатию к самому себе своими искренними манерами, и по большому счету люди ему верили.   
На задании он и правда старался – по крайней мере, Темная была уничтожена. Возвращаться в Арденау, впрочем, было еще рано, и вместо этого стражи оказались в одном чешском городе. Чески-Крумлов напоминал те самые европейские фантазии Бреннана, он представлял собой чистый и компактный туристический город. Погулять по нему толком не удалось – начался сильный дождь, и путешественники, воспользовавшись наводкой местных жителей, отправились в небольшую гостиницу.
С удивлением Рой обнаружил, что по пути к ним также присоединилось трое законниц, с каждой из которых он был знаком, но достаточно поверхностно. Переглянувшись с Бетти, он внимательно продолжил слушать историю, рассказываемую хозяйкой.
Совсем скоро он вернется домой и сможет рассказать о своих приключениях Рэйчел и маленькому Ричарду – подобная идеалистическая картина начала понемногу формироваться где-то на краю сознания Роя, однако именно в этот момент в дверь постучали.
Дождавшись перевода хозяйки, Бреннан скупо кивнул. Чешского он не понимал, однако посмотрел посетителю в глаза и постарался максимально уверенным тоном заверить его в том, что они со всем разберутся.
- Это ведь Темная, да? – запоздало обернулся Рой к четверке путешественников за подтверждением, - Окулл, - проговорил он, скорее, самому себе.           
Координатор вначале взглянул в окно, затем перевел взгляд на хозяйку гостиницы.
- Где, Вы сказали, видели этого старика? 
От старых привычек было сложно отказаться, однако Рой понимал - им уже известно все, что необходимо. В городе объявилась Темная душа, и теперь стражам нужно ее уничтожить.

+10

4

        Бетти обожала свою работу. Нет, даже не так — она в ней души не чаяла. Служба была чуть ли не главной страстью Бирч. За это звание могли посоревноваться разве что вязание и присмотр за любимой кузиной Лис (которая попадала в передряги с завидной регулярностью). Исполняя свои задания, Бетти чувствовала себя нужной, чувствовала себя полезной. Таким образом она поднимала чувство собственной важности. Возможно, в свое время вся эта любовь к работе была навязана матерью, которая владела чуть ли не тиранскими замашками, однако сейчас Бетс уже было плевать на это и на все былые конфликты с дорогой матушкой. Главным для нее было то, что она могла заниматься любимым делом, что она могла совершенствоваться в нем, что день за днем она могла утверждаться в своих глазах и в глазах окружающих. Доказать всем, доказать самой себе, доказать матери, что она лучшая — вот что было ее идеей-икс. А еще, отдавая всю себя работе, Бетти могла просто абстрагироваться от всего того, что происходило в ее жизни, могла абстрагироваться от переживаний и волнений, от тяжелых мыслей. Могла и дальше делать вид, что все хорошо, что у нее все под контролем. Могла и дальше убежать себя в том, что она непробиваема.
        Что еще входило в несомненные плюсы ее работы, так это путешествия. Да, поездки в другие города и страны чаще всего означали очередное задание, очередное столкновение с одушевленными, провинившимися стражами или порой даже душами, но если учесть, что все это Бетс любила — то для нее все эти поездки были подобны туристическим вылазкам. Все это — и путешествия, и работа, — позволяли Бирч чувствовать себя по-настоящему живой. Да, Бетс смело можно было бы назвать трудоголиком. Но она не скрывает этого и не стыдится, даже наоборот — для нее это повод для гордости, которым она не упускает возможности поделиться. Пускай иногда это может даже пугать, но Бетс плевать. Она уверена, что совершенствоваться можно до бесконечности.
        Бетти всегда любила Европу, особенно ее маленькие, почти что крохотные, города. Они обладали особенной атмосферой, и для Бирч были чем-то сродни машины времени. Проходя по их мощенным улочкам, любуясь этими старыми домами, законница ощущала себя так, словно переместилась на несколько веков назад. И плевать, что вокруг ездили современные машины, люди болтали по мобильным, а в пабах весели огромные плазменные телевизоры. Все это совсем не разрушало той атмосферы, которая витала в таких маленьких старинных городах. А уж точно они не разрушали той атмосферы, которую Бетс порой сама додумывала и создавала. Ей ничто не мешало наслаждаться времяпровождением в таких местах, даже технический прогресс. А уж точно не мешало исполнение заданий — все это только добавляло мистичности местам, поэтому на задания в Европу Бирч любила отправляться больше всего. Чувствовала себя частичкой чего-то большего.
        В этой поездке было, наверное, хорошо все. В напарницы ей досталась ее хорошая подруга, Гей. Одна из немногих, кого она действительно считала своей подругой. Им всегда было о чем поговорить, что обсудить, да и общество Йёргенсдоуттир всегда весьма смягчающе действовало на Бетс. С ней она становилась... Более искренней, что ли. Так бывало разве что в обществе Таллис, и именно поэтому изначально Бетс относилась к их с Гей дружбе с опаской. Ей казалось, что девушка делает ее слабее. Но на самом деле со временем Бетти поняла, что это не слабость, а всего-лишь поддержка и доверие от другого человека. Чего порой так не хватает.
        Также с ними отправилась совсем юная законница, Айлес, с которой, тем не менее, Бетс уже была знакома некоторое время и даже помогала ей освоиться в работе. Девушка, правда, казалась Бирч несколько подавленной, но она не хотела влезать в ее личную жизнь и на личные разговоры не разводила. Да, Бетс понимала, что если бы ей очень хотелось узнать в чем дело — она бы определенно это сделала. Но отчего-то ей не хотелось тревожить Айлес, поэтому она деликатно обходила стороной все личные темы при их общении.
        Задание оказалось не таким уж и сложным. В чешском городке Чески-Крумлов было обнаружено три темных одушевленных, поэтому главным заданием законниц было обезвредить их, пока они не успели навредить горожанам. Наверное, не лучшей затеей местных жителей было оставлять посреди города старинные колодки для провинившихся, да и демонстрировать их туристам тоже, потому что, как оказалось, подобная практика закончилась весьма печально. И Бетс, Гей и Айлес пришлось устранять последствия неосторожных крумловцев, применив несколько фигур и усмирив разбушевавшиеся колодки. Наверное, действия этих одушевленных были бы даже забавными, если бы не такими печальными. И хоть никто особо не пострадал, факт оставался фактом — люди не очень-то любили сталкиваться с мистическим.
        Управившись довольно быстро со своим заданием, законницы решили немного задержаться в городе, да и возвращаться в Арденау уже было поздно. Можно было спокойно подождать до утра, а до того времени полюбоваться красотами городка. Особенно на этом настояла Бетс, которая по крупицам собирала любое время, которое могла провести в Европе.
        Но все планы по поводу прогулок по Крумлове были разрушены проливным дождем, который разразился над городом. Горожане посоветовали найти укрытие в небольшой гостинице, куда законницы и направились. Уже там они обнаружили своих знакомых стражей — Роя и Йёргена, что вызвало у Бетс удивление, но она, как обычно, даже виду не подала. Ее любимым делом было всегда делать вид, что ее ничем не удивить и она готова ко всему на свете.
        Сидя в теплой большой и уютной комнате, они слушали рассказы хозяйки этого небольшого отеля, а также пили горячий чай и лакомились домашней выпечкой. Бетс долго пыталась бороться с искушением, ведь твердо решила взяться за себя, однако запахи корицы и горячего теста так манили, что законница, тяжело вздохнув, все-таки потянулась за вкуснейшей выпечкой. И, кстати, в итоге совсем не пожалела о содеянном. Во время рассказа хозяйки отела, Бетти перекинулась взглядом с Роем — они довольно хорошо общались, — и улыбнулась ему легко, лишь уголками губ. Всегда было приятно встретить человека, с которым твое общение не обходиться сухими "здравствуйте/до свидания".
        Однако не успели они до конца расслабиться, как кто-то громко заколотил в дверь. В помещении показался мужчина, который быстро что-то говорил на чешском. И хоть Бетти понимала его только приблизительно (она немного знала польский), понятно было, что произошло что-то плохое. Все самые страшные догадки только подтвердились, когда хозяйка перевела все, что ей только что сказали. Бетти обвела взглядом всех присутствующих. Она еле сдерживалась, чтобы не подорваться на ноги.
        — Да, это определенно окулл, — кивнула законница Рою, а у самой аж холодок по спине пробежал. Но выражение лица Бирч оставалось невозмутимым. Она не особо умела оберегаться от Темных, поэтому каждая встреча с такой душой уже вызывала у нее страх. Однако, конечно же, мисс Бирч никогда не показывала этого, не показывала своего жуткого волнения, железно держа себя в руках. Уж это она умела.
        — Погода слишком плохая, вам нельзя туда только вдвоем, — твердым голосом заявила Бирч, посмотрев поочередно на обоих стражей. Конечно, выдвигаться в такой проливной дождь на встречу Темному ей хотелось меньше всего на свете. Но, как обычно, она чувствовала ответственность за все, что происходит.
        — Айлес, тебе лучше остаться здесь, — безаппеляционным тоном продолжила Бетти, поднимаясь и расправляя блузу. Законница готова была встретиться с волной протестов. И не только со стороны младшей коллеги, но и со стороны всех остальных. Но это было чем-то вроде защитной реакции — брать все в свои руки. Что же поделать, в этом была вся Бетс. 

Отредактировано Betty Birch (2016-10-24 23:23:58)

+10

5

Йёрген знал, что соглашаться на эту поездку не следовало. Воспоминания об уютной Чехии уже давно перестали радовать его ум и сердце, и для этого была всего одна веская причина – последнее задание с Чеховой, которой случилось здесь около восьми лет назад. Ауднасон давно не бывал в этих краях и чувствовал себя странно, все еще не веря в то, что он действительно оказался здесь и действительно выполняет задание. А еще, кроме всего прочего, здесь опять лил дождь. Как из ведра, что заставляло Ауднасона ощущать некоторое чувство дежавю с той самой минуты, как их автомобиль свернул на мощеные улочки городка под названием Чески-Крумлов.
Оказаться в компании мистера Бреннана было весьма приятно по многим причинам. После того, как началась вся эта неразбериха с кинжалами нервничать стали все, так как непонятно было, кому, и главное, зачем понадобились абсолютно новые кинжалы, которые даже по паре душ в себе не содержали, и даже не побывали в руках своего хозяина. А здесь, рядом с тобой хоть и находится координатор, который со времен практики почти не выезжал на задания (о чем сразу же и предупредил), но, тем не менее, весьма приятный, спокойный собеседник и работать с ним в паре оказалось совершенно безпроблемным занятием. Зря мистер Бреннан наговаривал на себя такие глупости. В конце-концов никто не становился профессионалом с первого же выезда на задание, более того, многие умирали не пережив и первого года, о чем исландец, конечно же, тактично умолчал. Так что, тот факт, что темную они уничтожили в достаточно короткий срок и весьма успешно, был заслугой не только одного магистра. И он это не скрывал.
В конечном итоге, застав этот дурацкий дождь, Йёрген и Рой решили задержаться здесь ненадолго. Паранойя наконец-то стала отпускать исландца, и он даже посчитал, что ничего дурного здесь случиться не может. Задание с Катей, дождь, оккул, это все осталось в прошлом и теперь-то уж точно не повторится ничего такого. Ну, просто не может. Попросив подсказку у местных жителей, Ауднасон без проблем добрался до нужного места (помогла профессиональная наводка Роя, так как бы сам страж явно запутался даже в трех соснах). Маленькая тихая гостиница, приятная хозяйка, которая встретила их с особым радушием, приглашая на чашечку чая и приятную беседу. Пообещав спустится через десять минут, Йёрген достал свой телефон, который парой месяцев ранее ему с гордостью вручила Гейрдис, и написал ей смс о том, где он, что с ним и почему он сегодня задержится. Каково же было его удивление, когда Гей написала, что они, в общем-то, находятся примерно там же, более того, уже направляются в гостиницу. Увидеть дочь было приятной, очень приятной неожиданностью и буквально через пару минут, как исландец спустился вниз, на пороге оказалась Гейрдис, а рядом с ней еще две законницы. “Что же, по крайней мере, путешествует не одна”, - с облегчением подумал Ауднасон, здороваясь с дамами. С Бетти они познакомились не так давно по долгу службы, тогда как юная особа по имени Айлес (так она представилась) Йёргену была незнакома.
Оказалось, что сидеть в уютной гостиной и пить чай со свежей выпечкой, это то, о чем можно было только помечтать в этот дождливый день. Гейрдис устроившись неподалеку, о чем-то щебетала с коллегами и хозяйкой, тогда как сам Йёрген лениво развалился в кресле, с наслаждением вытянув длинные ноги. Наверное, не так должны вести себя важные магистры в компании законниц, хозяйки гостиницы и координатора, но исландцу было немножечко все равно. Он не хотел мешать сейчас работу и отдых и просто наслаждался моментом. Впрочем, недолгим, так как стук в дверь не заставил себя ждать.
Появившийся на пороге гость перешел сразу к делу, и его интонаций хватило Ауднасону для того, чтобы понять – посидеть в уютной комнате сегодня вечером ему не придется. Тяжело вздохнув, он не нарушил молчания ни в минуту, когда говорил мужчина, ни тогда, когда хозяйка стала переводить все то, что он сказал ранее. “Оккул”, - внутри у Йёргена все перевернулось после подведенного вывода Роя, а позже и Бетти и исландец чуть сильнее сжал подлокотники кресла, хотя, впрочем, и оставался все таким же невозмутимым и серьезным.
– На вашем месте я бы оставался здесь, в безопасности, – наконец-то нарушил собственное молчание магистр, обведя всех внимательным взглядом, и остановившись на лице дочери, – хотя, в прочем…. Ты же не останешься здесь, Фиалка? – мужчина тяжело вздохнул, получая горячее согласие с простым выводом девушки. Оставить ее здесь, означало навлечь еще большее количество приключений, так как, зная свою дочь, та рано или поздно кинется на поиски приключений и попадет в еще большую передрягу, чем могла бы, находясь рядом с ним.
– Вы же понимаете, оккул, это не шутка. Его не берут ни фигуры, ни знаки. Так что, ваша помощь тут может быть только минимальной. Прошу вас, держитесь в стороне, – Ауднасон уже пожалел, что не выразил горячее несогласие, ощущая, как по спине бегут мурашки от картины, что его дочь, или любой из этой компании, окажется в лапах темной твари, и он ничем не сможет им помочь. Сглотнув, магистр снова посмотрел на всех присутствующих, остановив взгляд на самой юной из всей их компании: – Я не могу вам приказывать, но я бы тщательно рекомендовал вам, Айлес. Послушайте совета вашей коллеги, – он сделал ударение на ее имени, – остаться здесь, под присмотром хозяйки. Я не шутил, когда говорил, что оккул очень опасен, и мне будет не по себе, если с вами что-то случится. Со всеми вами, – о том, что с ним может случиться ровно то же самое, Йёрген умолчал. Такова участь стража и он прекрасно это усвоил еще лет пятьдесят назад. – Нет? – мужчина нахмурился, но спорить не стал, – Тогда берите вещи, мы отправляемся на поиск оккула. Рой, вы же запомнили координаты? – магистр поднялся с кресла и зашагал в сторону комнаты. Главное было не поддаться панике из-за странного дежавю, только с другими лицами.  Он не переживет, если Гейрдис пострадает по его вине.

+9

6

Небольшой чешский город был прекрасен. По крайней мере, по скромному мнению Гейрдис Йёргенсдоуттир. Она любила путешествовать, открывать для себя новые города и страны, и даже тот факт, что закидывала ее в разные края в основном работа не омрачал ее впечатлений от поездок. Их нынешнее задание не было особо сложным, однако Орден все равно решил отправить в Чески-Крумлов троих законниц – в руки Гейрдис и Бетти была вверена юная Айлес, с которой обе были и без того знакомы, вот только исландке всю командировку она казалась слишком отстраненной и чем-то опечаленной. Йёргенсдоуттир старалась поднять ее боевой дух всеми известными ей методами – шоколадками да дурацкими шутками. Она было решила предложить им вечерком пропустить по кружке чешского пива, но отчего-то эта мысль показалась ей неуместной – не хватало еще, чтобы решили, что две взрослые тетки спаивают молоденькую девушку. Разобравшись с одушевленными, буянившими в центре городка, девушки решили перекусить, выбрав для себя место с лучшими рекомендациями в интернете. В их планы входило набить животы, а потом отправиться на прогулку по городу, сжигая полученные калории, вот только внезапно начавшийся дождь все испортил. Первое время казалось, что он поморосит и перестанет, вот только он лишь усиливался, - стало ясно, что вернуться домой им сегодня уже точно не удастся, также как и переждать каприз стихии в ресторане. Приветливые горожане посоветовали им остановиться на ночь в небольшой гостинице, о хозяйке которой крайне положительно отзывались все оказавшиеся в тот момент рядом с ними люди. Каково было удивление Гейрдис, когда сидя в автомобиле, который они поймали прямо перед дверьми ресторана и достав телефон из внутреннего кармана куртки, она обнаружила сообщение от отца, который уже успел обосноваться именно в той гостинице, куда и направлялись законницы. Йёргенсдоуттир была ужасно рада подобному развитию событий, и, только зайдя в фойе и найдя глазами высокого исландца, ожидавшего ее прибытия, тут же повисла на его шее. Возможно, ей стоило бы постесняться, но вряд ли Бетти или Айлес стали бы осуждать ее проявление эмоций к родному отцу – к тому же, это было вполне в характере Гей. Пожалуй, если бы они с сегодняшним напарником ее отца были знакомы чуть ближе, нежели чем на уровне «лучшие друзья семьи Лоуман», то и Роя она бы уже тоже душила в своих объятьях, но пока они остановились лишь на дружеском похлопывании по плечу.
Тем же вечером все стражи и законницы были приглашены хозяйкой гостиницы на чай, и никто, разумеется, не стал отказываться. В большом просторном помещении было тепло и умопомрачительно пахло свежей выпечкой. Гейрдис удобно устроилась на диване, то и дело пытаясь вручить Айлес то сдобу с корицей, то рогалик с шоколадной начинкой, а также явно сигнализировала Бетти глазами, что «от одной булочки тебе ничего не будет». Патологическое желание накормить всех вокруг никогда не покидало Йёргенсдоуттир, особенно когда дело касалось столь прекрасных кондитерских изысков. Гей увлеченно слушала рассказ хозяйки, когда в дверь постучали, а потом в комнате появился мужчина, бормоча что-то на непонятном исландке чешском языке. Обеспокоенная дружелюбная женщина, что пару мгновений назад еще разливала им чай, торопливо переводила сказанное, и с каждым ее словом лицо законницы становилось мрачнее и мрачнее. Когда же мнение Роя и Бетти совпало с ее собственными мыслями, Йёргенсдоуттир поднялась с дивана.
- Без меня вы туда не пойдете, - безапелляционно ответила девушка, услышав вопрос отца. Он и сам прекрасно понимал, что его чадо ни за что не стало бы сидеть, сложа руки, ожидая, когда же они вернутся назад. Йёргенсдоуттир, конечно, понимала, что от законников против оккула пользы практически не было, но она не могла отпустить своих спутников одних на такую авантюру. Конечно, ее отец был магистром, а Рой, хоть и был координатором (если Гейрдис не подводила память), умел обращаться с кинжалом (что было очевидным преимуществом стражей в сложившейся ситуации), но Гейрдис просто не простила бы саму себя, если бы с кем-то из них что-то случилось, а она бы не сделала ничего, чтобы им помочь. Бетти же и вовсе невозможно было бы заставить остаться в стороне, и вот ее Гейрдис точно бы не пустила за порог без сопровождающего в своем лице. Конечно, в идеальном мире, Йёргенсдоуттир бы схватила всех четверых в охапку и заперла в том же подвале, на который недавно сетовала хозяйка – да, там сыро и они немного затоплены, но зато никто из этих активистов не стал бы соваться к оккулу, что уже являлось неоспоримым преимуществом. Вот только, к несчастью, эта тварь вряд ли бы дождалась приезда более численной компании стражей и отправила бы на тот свет не один десяток невинных людей. Приходилось признать, что уничтожить душу нужно было как можно скорее, а единственные, кто могли это сделать, находились сейчас в этой гостиной.
Мысль о том, чтобы отправиться в путь без Айлес, казалась исландке разумной, но лишь первые пару секунд. Конечно, Гейрдис предпочла бы, чтобы юная законница не встречалась с таким чудовищем, как оккул, всю свою жизнь, а особенно на столь раннем ее этапе, да и сама не горела желанием с ним пересекаться, но оставлять ее позади было бы неразумно.
- Я не думаю, что нам следует разделяться, - о том, что гостиница все же не является самым надежным убежищем, она тактично умолчала – не следовала лишний раз беспокоить и без того напуганную хозяйку, к которой Гейрдис уже успела проникнуться симпатией. К тому же исландка вспоминала себя в возрасте Айлес – никто бы не смог удержать ее на месте, окажись она в подобной ситуации. Конечно, в двадцать один она была несколько трусливее и вряд ли бы отправилась в такое приключение с большой радостью, но меньше всего на свете ей хотелось бы чувствовать себя бесполезной и одинокой, оставленной в обществе безутешной владелицы гостиницы и ее – пусть и просто безукоризненных (надо будет попросить рецепт) – булочек с корицей. – Мы пойдем все вместе, так у нас будет хотя бы численное преимущество. Учитывая обстоятельства, от нас не так много толку, - девушка обвела руками себя, Бетти и Айлес. – но мы сделаем все, что можем. К тому же впятером у нас больше шансов придумать хороший план действия, - исландка понимала, что скорее всего, когда они столкнутся с оккулом, времени на раздумья не останется, но она не теряла надежды.
Все необходимые вещи были у девушки с собой – куртка лежала на спинке дивана, а возле того места, где она сидела, лежала небольшая дорожная сумка, вмещавшая самое необходимое. Она была готова выйти в чешскую ночь в любой момент, и внешне казалась куда более решительной, чем ощущала себя на самом деле. Очень хотелось прижаться к отцу и попросить его не геройствовать, но Гейрдис прекрасно знала, что эта просьба была невыполнимой. Исландке оставалось лишь собираться с силами и про себя молиться о том, чтобы все они сегодня остались невредимыми.

+7

7

Обычно Алисе нравилась её работа, особенно если дело касалось одушевлённых, и особенно если за пределами Арденау. До начала практики ей не доводилось выезжать из Великобритании, так что любая командировка за границу была для Уокер сродни захватывающему путешествию. Поездке в Чехию, в которой юной законнице до этого времени ещё не доводилось бывать, казалось бы, она должна была радоваться и вовсю наслаждаться красотами этой страны. Но...
Но мысли Айлес которую неделю занимало произошедшее с Кираном. За это время девушка уже успела передумать всё что только можно, но всё ещё не знала чему верить. Сердце ей говорило, что человек, которого она знала не был убийцей и маньяком. А разум оперировал фактами и доказательствами, которые предъявила Инквизиция. И к чему бы она не склонялась, чувствовала себя одинаково паршиво, ведь выходило, что либо Церковь казнила не того человека и лишила её друга, либо она настолько слепа и совершенно не разбирается в людях, что даже в лучшем друге не разглядела преступника.
Впрочем, к концу дня Уокер немного позабыла о грустных мыслях. И если Орден отправил её вместе с двумя другими девушками, которые, давайте будем честными, и без Айлес прекрасно бы справились с нехитрым заданием разобраться с тремя одушевлёнными, с целью чтобы юная законница отвлеклась от происходящего, то не прогадал. С компанией ей более чем повезло. Бетти и Гейрдис не задавали никаких вопросов, хотя пару раз Уокер казалось, что те приглядываются к ней. Но вкусный шоколад, которым Гей её угощала, и чувство юмора исландки были отличным лекарством, по крайней мере для Алисы.
День действительно сложился у них неплохо, хоть начавшийся дождь и заставил поменять законниц свои планы на вечер. К счастью, проблем с гостиницей и бронированием номера не возникло. Более того, как оказалось там уже остановились два стража. К своему приятному удивлению, Алиса узнала в одном из них Роя, координатора Братства, а ведь по словам Чарли их никогда не отправляли на задания. С Бреннаном они познакомилась чуть больше года назад в тот страшный день, когда тёмные души вырвались из Академии на улицы Арденау. И хоть им больше не доводилось встречаться и она не знала о нём практически ничего, всё равно чувствовала некую симпатию. Девушка искренне улыбнулась Рою, махнув рукой. Вторым стражем оказался очень высокий мужчина, на шее которого тут же повисла Гейдрис. Наверное поэтому, вопреки всем своим предрассудкам, Алиса не почувствовала никакой неприязни, а напротив испытала положительные эмоции, к Йёргену, который, если Уокер правильно поняла, оказался отцом Гей.
Большой компанией они устроились в уютной гостиной, пили чай с выпечкой и слушали рассказы хозяйки. Уплетая булочки и рогалики, которые ей так любезно подсовывала Гейдрис, Алиса для себя решила, что в этом путешествии больше не будет думать о недавних событиях с Киром до возвращения в Арденау. И тут же как-то словно дышать чуточку легче стало. И рогалик стал ещё вкуснее. Казалось бы, всё располагало к хорошему вечеру...
Новости, которые принёс местный мужчина, оказались далеко не радостными. Айлес горько усмехнулась про себя: только ей показалось, что всё налаживается, как появился окулл. Страшное слово, но ещё страшнее сама тёмная. Быстрая, невосприимчивая к фигурам и с ядовитыми когтями - преподаватели всегда предостерегали быть с ней предельно осторожными, подчёркивая, что без стража справится с окуллом практически невозможно.
Айлес не успела даже толком испугаться, как Бетти уже сказала ей оставаться в отеле. Щёки кудрявой блондинки тут же вспыхнули алым румянцем, и юная законница вскочила на ноги вслед за Гей. В ушах звенела обида и было очень неудобно перед Йёргеном и Роем. Обидно, что её вновь посчитали маленькой девочкой, не способной справиться с трудной задачей. Оставайся дома, Айлес. Взрослые со всем разберутся, Айлес. Все вокруг считают её ребёнком, даже стражи, кинжалы которых она проверяла, и те через одного просят позвать наставника, не воспринимая её всерьёз. А ведь она уже полноценная законница, и у неё есть свой жетон! И практику она проходила у самой Шанталь Контрерас! Так почему же даже её коллеги не считаются с ней? Хуже всего, что теперь и Рой, и Йёрген будут считать также. И как в подтверждение, мистер Ауднасон настоятельно рекомендовал ей остаться в отеле. Алиса захлебнулась от возмущения и обиды, а все слова застряли где-то комом в горле. Её спасла Гейдрис, которая сумела убедить остальных пойти всем вместе. Уокер была готова в тот момент кинуться обнимать законницу.
- Я не останусь в отеле, - стараясь подражать безапелляционному тону остальных, добавила Айлес, но голос её немного подвёл и слегка дрогнул. Впрочем, это нисколько не поубавило решимости девушки. Она пойдёт с ними и сделает всё возможное, что в её силах.
Она первая собралась, закутавшись в шарф и надев связанную бабушкой шапку (погода-то портилась), и топталась возле Роя, который был ответственный за маршрут, чтобы её случайно (или специально) не забыли.

+7

8

Женщина заохала и подхватила предупреждение старших, не соваться молоденьким девочкам в эту передрягу. Для нее, казалось, мир по старинке делился на двое – сильных и слабых и, чего скрывать, девчушки казались ей слабенькими физически, а противостоять твари должны только мужчины. Она даже попыталась как-то донести эту мысль до Бетти, которая собралась вместе с магистром выбраться и все проверить, но прервалась. Женщиной она была умной, и заметив, что никто не слушает ее мнение и внутри самой компании назревает едва ли не конфликт, она поспешила ретироваться и объяснить Йёргену как можно доходчивее, как добраться до места которое обрисовал ее знакомый. Что такое окулл мужчина не знал, поэтому звал его демоном, а женщина ему только вторила, пока Гейрдис вежливо не напомнила, что поминать нечистого в темное время суток и в такой ситуации не следует. Словно в ответ на ее предупреждение, замигала лампочка и тени всех окружающих по комнате затанцевали, то вытягиваясь на стенах, то, наоборот, уменьшаясь. Иллюзия эта продлилась всего секунду, но когда мигать лампочка закончила, у хозяйки и мужчины, что принес весть об окулле, глаза были расширенные, напуганные; перекрестившись, оба убрались с дороги подальше, хотя у хозяйки хватило смелости в голосе, чтобы сказать, что она приготовит угощение к их возвращению, чтобы они смогла подкрепиться.
На улице, похоже, начинался мировой потоп. Вода хлестала по улицам с бешеной силой, а река явно выходила из берегов – спасение можно было найти только на каких-то возвышенностях. Благо Крумлов находился в достаточно гористой местности, поэтому некоторые дома, действительно, возвышались, точно на пригорке. К замку приходилось идти вниз, почти по щиколотку утопая в воде – воде холодной и противной, обещающей законницам насморк и серьезные последствия, если они побыстрее не вернутся в теплое место. Поток буквально нес их – проблем не было, наверное, разве что у магистра, хотя и ему было не очень просто устоять в этом потоке – необходимо было прикладывать определенные силы. Видимости тоже не прибавилось – на расстоянии вытянутой руки город исчезал и идея пойти всем на охоту за душей давала трещины – источник страшной и мучительной смерти мог подойти к ним вплотную и только реакция бы спасла их. Но твари не были и, даже когда они добрались до реки, на другой стороне которой и видели душу – ничего не случилось. Одновременно с этим случилось еще пара вещей – дождь ударил во всех с новой силой, а свет фонарей заплясал как лампочка перед этим. Единственной возможностью как-то разобраться с ситуацией было забраться в какое-то более-менее сухое помещение или хотя бы укрытое от дождя и уже там, на месте, что-то решать. После недолгих поисков место нашлось – небольшой магазин каких-то сувенирных товаров, созданных своими руками. С него медленно просачивалась вода, но дверь была открыта и даже приятно тренькнул звонок, когда вся компания поспешила туда забраться. Правда, на звонок никто не вышел, а времени решать было мало – окулл мог в это время быть где угодно.
ГМ: После решения вопроса вы, конечно, можете попытаться покинуть магазинчик, но поток на улице столь силен, что вы рискуете быть унесенными Влтавой. Круг отыгрывается до выхода из магазина.

+6

9

Рой все также смотрел на собравшихся с оттенком легкого сомнения. В них он не сомневался – сомневался он, по сути, в самом себе, сомневался в окулле.
«Носители Дара притягивают Темные души, так?», - повторил он слова, повторяемые еще шестилетним детям на первых занятиях в Академии. Сейчас их собралось целых пятеро.
Законники, в их случае, точнее, законницы, Темных уничтожать не умели. В то же время Рой помнил, как та же Алиса в прошлом году мастерски отогнала набежавших Темных душ с помощью зелья, рецепт которого был известен только представителям Ордена Праведности. В отличие от некоторых стражей, Бреннан не испытывал предрассудков в отношении законников. Не испытывал предрассудков в отношении того, что является и не является женским занятием. Он был на удивление пассивен и на удивление принимал любые точки зрения. Если все участники истории хотят отправиться к окуллу – что ж, это их выбор. Если бы подобная возможность была у Роя, возможно, он бы не отправлялся к Темной, не отправлялся в Чехию, не отправлялся на задания, однако его не было, а Бреннан не привык долго сидеть и жалеть себя. Он вообще не привык думать о самом себе слишком часто.
Он наблюдал за диалогом Йёргена и Гейрдис, совершенно не вмешиваясь в него. Рой не сразу сообразил, что законница является дочерью магистра – подобное встречалось не так уж и часто. Обычно дети стражей становились стражами, дети законников становились законниками. Впрочем, насколько Рой мог заметить, в последнее время тенденция начала меняться – Братство и Орден больше практически не представляли собой две закрытые структуры.
Возможно, будь с ними сейчас Рэйчел, она бы задала несколько уточняющих вопросов относительно и той, и другой профессии, возможно, даже спросила бы, что будет, если Ричарда выберут в Орден Праведности. Рой, однако, так далеко не задумывался. Его семья осталась в Арденау, в то время как он находится сейчас здесь, в городе с названием, которое довольно сложно запомнить, где он должен уничтожить окулла и вернуться обратно.
Если разложить план по этапам, звучит не так уж и сложно, - решил координатор. Он ободряюще улыбнулся Алисе.
- Готова к мероприятию? – спросил он у девушки.
Мероприятием предстоящее им задание окрестить было, конечно, сложно. Однако понятие «охота» звучало бы еще более нелепо, решил Бреннан. Из них из всех поохотиться на окулла мог разве что Ауднасон.
Роя также беспокоил вопрос, что он привык обращаться со знаками и фигурами, предпочитая давать напарникам возможность нанести решающий удар. Однако все эти ухищрения и в самом деле плохо действуют на окуллов – это не якоря, не проказники и даже не песчаные мумии.
Мысленное перечисление Темных особой пользы не принесло, поэтому Рой вежливо улыбнулся хозяйке маленькой гостиницы, обернулся на своих спутников и вышел под проливной дождь.
Вымок координатор очень быстро – не помог даже плащ-дождевик, который он успел надеть перед выходом. Разбирая по разные стороны от себя еще четыре фигуры, Рой уверенно двинулся вперед – а, может быть, и не так уверенно, все равно в плотной пелене дождя увидеть ничего было нельзя.
Чехи сказали, что окулла обнаружили у реки, поэтому компания двинулась в сторону импровизированной набережной.
Там вода, и здесь вода - в случае чего можно отправиться вплавь. Интересно, все ли из участников умеют плавать?
К сожалению, выяснение данного вопроса на месте представляло собой сложно выполнимую задачу – дождь полил еще сильнее, и ориентироваться в пространстве стало сложновато.
По-хорошему, нужно за что-нибудь ухватиться, - решил Рой, едва не покачнувшись, - а то и вовсе отправиться обратно.
Однако отправляться обратно ни с чем было идеей в высшей степени нелепой, поэтому путники достаточно быстро обнаружили альтернативное помещение – сувенирную лавку.
Она была открыта, но внутри никого не было.
Бреннан, успевший отряхнуться, подошел к своеобразному прилавку, однако и там не было никого и ничего, даже какой-нибудь записки.
- Кто же захотел выйти прогуляться в такую погоду, - мимоходом заметил Рой, однако быстро решил, что это не главное.
- Может, стоит начертить фигуру поиска? – предложил он, повернувшись одновременно ко всем присутствующим, - Иначе под проливным дождем мы можем искать Темную еще очень долго.
Бреннан попытался вспомнить другие известные ему методы обнаружения Душ, однако ему почти никогда не приходилось искать их на местности, а все его знакомые стражи чаще всего пользовались фигурами.
- Она сказала, что его видели рядом с замком, - продолжил Бреннан собственные размышления. Он подошел к окошку, однако из-за льющего стеной дождя не увидел практически ничего, - Почему именно замок.
В координаторской обычно привыкли искать причину возникновения в конкретном месте Темной души, в том случае, если причина была, конечно. Однако здесь, в полевых условиях, Рой все больше приходил к выводу, что вопрос «почему?» должен уступить место вопросу «как?».

+6

10

        Как Бетти того и ожидала, благодаря своему безапеляционному заявлению она вызвала шквал протестов со стороны коллег, однако это ничуть не смутило законницу и не вызвало в ней желания приводить кучу аргументов в ответ. Поддержали Бирч только Йёрген и хозяйка гостиницы, тогда как Айлес категорически отказалась оставаться в этой уютной комнате, а Гей приводила доводы по поводу того, что им не стоит разделяться. Рой остался в стороне, и Бетс совсем не винила его в этом. Они уже были знакомы довольно давно, и за это время Бирч успела уяснить тот простой факт, что Бреннану проще не вмешиваться в подобные, пусть и только назревающие, но конфликты.
        Подняв руки вверх в театрально "сдающемся" жесте, словно проговаривая "ну делайте как знаете", Бетс пробурчала себе под нос что-то о том, что "она лишь заботиться о безопасности коллеги". Да, Бетти могла бы сейчас вступить в жаркую перепалку насчет того, стоит ли рисковать жизнью такой молодой девушки, которая, к тому же, кажется, чем-то жутко опечалена, стоит ли тащить ее под такой проливной дождь, учитывая, что от законников в этом деле толку мало, однако сейчас явно было не то время и не то место. Бетс чувствовала, что атмосфера в комнате начинала напрягаться, а сейчас им некогда было разводить громкие дискуссии и споры. Где-то по городу шастала весьма опасная Темная, одна жертва уже есть     — и они не могут допустить того, чтобы число этих жертв росло. Бирч поблагодарила хозяйку за чай и угощения, а затем направилась за своим пальто и теплым шарфом. Лишний раз поблагодарила все на свете за то, что таки додумалась взять с собой этот теплый вязанный шарф. И хотя на улице лил проливной дождь, и этот шарф наверняка станет мокрым весьма скоро, но законница искренне надеялась, что крупная вязка не пропустит влагу непосредственно к телу. Прихватив с собой еще и зонт (который вряд ли бы сильно спас, но все же), Бетти вышла на улицу вслед за своими коллегами.
        Оказавшись непосредственно под этим самым проливным дождем, Бетс тихо заскулила — по телу моментально пробежали неприятные мурашки. Все-таки довольно сложно было выбираться в подобную погоду, особенно если до этого ты полностью настроился на уютный вечерок у камина с какао и этими невероятно вкусными рогаликами с шоколадом (и плевать на эти пустые обещания себе следить за фигурой). Меньше всего на свете законнице сейчас хотелось ходить по этому старинному городку, по этим мощенным улочкам, воды в которых стояло чуть ли не по колено. Но что уж поделать, Бетс всегда была слишком ответственной. И пусть поимка окулла, в общем-то, совсем не входила в ее обязанности, или обязанности Гей с Айлес — она отчетливо понимала, что не может бросить стражей на произвол судьбы. Да, от них было совсем мало толку, да и что они могут сделать с Темной душой кроме как на некоторое время притормозить ее, однако в таких условиях и обычная человеческая смекалка оказалась бы к месту. В таких условиях лишняя пара глаз не помешает, да и во все века количеством часто заменяли качество. Порой даже весьма успешно.
        Подхватив Гей под руку, Бетс таким образом укрыла их с подругой зонтом. Хотя это практически не помогало, на улице бушевала такая буря, что ветер задувал капли воды и под зонт, прямо в лица. Бетс звала под зонт и Айлес, хотя понимала, что места мало, но девушка то ли не услышала ее, то ли все еще обижалась. Что же, по возвращению с этого задания, в отеле Бирч стоит поговорить с Уокер. Если та, конечно же, захочет слушать. Но законнице так не хотелось, чтобы оставался неприятный осадок. Айлес нравилась Бетти, она считала ее очень смышленой и верила в то, что из нее получится просто прекрасная законница (то есть уже получилась), однако сегодняшнее задание явно выходило из рамок того, что входило в обязанности их профессии.
        Несколько раз чуть не зарыв носом из-за сильного потока, Бетс рассыпалась в благодарностях для Гей за то, что та ее удержала. Подхватить под руку Йёргенсдоуттир оказалось действительно удачной затеей, потому что рядом с подругой Бетти чувствовала себя куда более уверенно. Да и теплее.
        Поиски казались практически нереальными. Все вокруг застилала пелена дождя, видимость была практически никакой. Бетс бы не удивилась, если бы окулл был прямо за их спинами — а они бы и не заметили. Еще и фонари то и дело мигали — прямо как лампочка в холле гостиницы перед тем, как они отправились на поиски Темной. От такого мурашки бежали по коже, но Бетс списывала все на холод и зябкость, и дальше пытаясь казаться невозмутимой.
        Поток становился все сильнее, окулл так и не находился — и весьма логичным показалось найти какое-то временное убежище, приостановить поиски хотя бы на немного и тщательно все обдумать. Ну и, конечно же, таким образом переждать немного этот усилившийся поток воды.
Через несколько минут была найдена сувенирная лавка, которая подходила для роли убежища больше всего, и следом за коллегами Бетс быстро вошла внутрь. В небольшом торговом зале никого не оказалось и, встряхнув зонт, Бетти, как и все, растерянно посмотрела по сторонам. То, что внутри было пусто, конечно же, было странно. Однако это было им только на руку.
        Рой предложил воспользоваться фигурой поиска, но так как в арсенале законников такой фигуры не было, Бетс лишь с ожиданием посмотрела на Йёргена. В этот момент она предельно четко осознала, что пользы от них с девушками довольно мало. Особенно если учитывать тот факт, что свой пузырек с Атриум Мортис Бирч благополучно оставила дома. Она-то рассчитывала на довольно простое задание. А возить с собой столь ценное варево на какие-то мелочные поручения... Это было бы слишком неосторожно. Однако, может у Гей или Айлес с собой имеется в запасе? Сейчас бы им точно не помешал хотя бы один пузырек. Тогда от них и правда был бы толк.
        Как только Бетти хотела обратиться с этим вопросом к девушкам, как ее отвлекли размышления Роя о причине появления души именно возле замка.
        — Хозяйка отеля же рассказывала легенду о сумасшедшем правителе и убитой им девушке, — Бетс пыталась говорить ровным тоном, но голос ее подрагивал из-за того, что она промокла до ниточки, — Поспорить готова, что Темная возникла именно из-за тех событий
Это объяснение казалось ей наиболее логичным. Темные часто возникали на местах, где происходило насилие, и если этот Рудольф был хоть капельку таким безумным, как о нем рассказывали — значит, возникновение Темной было лишь вопросом времени.
Бирч старалась не сталкиваться в своей практике с темными душами, потому что противостоять им почти не умела. Да, она была обучена фигурам, которые помогали остановить Темную на какое-то время, однако она пыталась лишний раз не испытывать судьбу. Но сегодня особого выбора не было. Еще раз напомнив себе о собственной бесполезности, Бетти вспомнила, что хотела спросить у Гей и Айлес.
        — А вы с собой случайно не прихватили хотя бы один пузырек варева? — сама того не осознавая, Бетс выглядела в этот момент крайне заговорчески. Даже комично заговорчески. Возможно, она даже сама посмеялась бы над собой, если бы не те условия, в которых они сейчас находились.

+6

11

Натянув на голову капюшон и порадовавшись, что небольшую наплечную сумку удалось спрятать под курткой, исландка ловко подставила Бетти руку, чтобы та могла ее подхватить – зонт законницы не особо спасал их от разразившегося вокруг них стихийного бедствия, но давал некое чувство морального удовлетворения, мол они сделали все, что могли. Жаль, конечно, никто из них заранее не знал о том, какой сюрприз преподнесет им чешская погода, иначе они обязательно захватили бы резиновые сапоги. Сейчас же, с трудом справляясь с потоком воды, против чьего течения им приходилось двигаться вперед, Йёргенсдоуттир старалась не думать о том, что ее утепленные кроссовки безнадежно испорчены, ноги вымочены насквозь, а от потенциальной пневмонии ее спасало лишь то, что обладающие Даром люди не имели привычки часто болеть. В конце концов, если они с Кенни и Лукой не умерли от обморожения в лесах Канады, то и чешский дождь вряд ли сможет сломить организм исландки. По крайней мере, хотелось искренне в это верить, поскольку холодно было до жути, а больше чем холодно было только мокро – не самое приятное сочетание ощущений. Но куда сильнее девушку заботил тот факт, что всем ее спутникам наверняка было также промозгло и сыро, и больше жизни хотелось замотать каждого в огромный вязаный плед, посадить куда-нибудь в тепло и отпаивать чаем с малиной. Вот только в ближайшее время им явно не улыбалась подобная перспектива – оставалось лишь надеяться, что они расправятся с темной как можно скорее (но куда важнее – сделают это максимально осторожно и безопасно), и вернутся к камину в уютной гостинице. От мыслей о тепле открытого огня заныло сердце, и Гейрдис быстро выкинула подобное из головы – незачем лишний раз себя изводить, если им пока все равно ничего подобного не светит.
Не светили им и уличные фонари – вернее, они вдруг начали мигать, подобно источникам света в гостинице, и Йёргенсдоуттир стало особенно не по себе. В канун Дня Всех Святых подобные перебои с электричеством казались особенно зловещими, и исландка невольно задумалась о расположении ближайшей к ним церкви. Когда-то Гейрдис слышала, что клирики могут отгонять своей магией темных душ – интересно, было ли это правдой, и, если да, распространялось ли это умение на окуллов? В любом случае, даже если они сейчас шли в пяти шагах от дома божьего, то вряд ли бы они его разглядели – из-за стены дождя исландка с трудом различала силуэт идущего впереди отца, что уж говорить об окружающих ее зданиях. Подобная погода играла со зрением злую шутку, а мигающие фонари лишь подливали масла в огонь – то и дело Гейрдис казалось, что она видит что-то то слева, то справа, но в итоге это оказывалось лишь игрой ее воображения и преломления тусклого света – на их пути никого, по счастью, не встретилось. Было решено сделать небольшой привал в ближайшем к ним магазинчике. К большому удивлению Йёргенсдоуттир, дверь была не заперта, но помещение пустовало. Вслед за Роем она прошла к прилавку, параллельно стягивая с головы капюшон, и также внимательно осмотрелась. В углу стойки прятался характерный настольный звонок, однако при нажатии на него, никаких звуков не было – то ли он был испорчен, то ли исполнял роль декоративного элемента, в любом случае им это ничего не давало. Нехорошее предчувствие не оставляло законницу с того самого момента, как в гостиной появился напуганный до смерти мужчина, и сейчас оно тоже никуда не подевалось. Сердце быстро стучало в груди, а по телу бежали мурашки, но все это легко можно было списать на только что пережитый организмом стресс – ледяной дождь, грозящий смыть тебя с лица земли, еще никому не шел на пользу. Йёргенсдоуттир поспешила подойти к Айлес и убедиться, что девушка в порядке – ответственность за благополучие юной законницы Гейрдис решила взвалить на свои плечи. В конце концов, ее голос (если бы, конечно, это действительно было голосование) был почти что решающим – если бы и она воспротивилась походу Уокер вместе с ними, возможно, им удалось бы убедить ее остаться в гостинице. Но исландка все еще была уверена в том, что держаться вместе было самой удачной идеей – в конце концов во всех фильмах ужасов, стоит только компании разделиться, их начинают вырезать одного за одним. Ну уж нет, увольте.
- Ты как? – положив руку на плечо Айлес, поинтересовалась законница. К сожалению, даже если девушка сейчас сказала бы ей, что все плохо, она могла бы оказать исключительно психологическую поддержку – физическая сторона вопроса сейчас зависела целиком и полностью от сторонних обстоятельств, не поддающихся контролю.
- Мне показалось, что это довольно старая история – думаешь, темная появилась настолько давно? – с сомнением спросила исландка, поворачиваясь к подруге. Ей и самой пришла в голову подобная мысль, но она не питала особого доверия к туристическим байкам, к тому же хозяйка гостиницы упоминала, что просила какого-то стража убедиться, есть ли возле замка душа, и тот ничего не нашел…. Это, конечно, ничего не гарантировало, и Йёргенсдоуттир не стала бы с пеной у рта доказывать присутствующим, что окулл совершенно точно зародился здесь по какой-то иной причине, но в ней все еще присутствовала определенная доля скептицизма.
- Прихватили, - девушка легонько похлопала по тому месту, где под ее курткой скрывалась сумка. Йёргенсдоуттир предпочитала не оставаться без эксклюзивного варева законников, особенно когда отправлялась на задания – неважно, сколь незначительными они казались на первый взгляд. Никогда не знаешь, чем обернется простое уничтожение одушевленных – внезапным появлением окулла или же парочкой кровожадных маньяков. Для вторых, правда, у законницы был теперь приготовлен электрошокер, но он благополучно остался в чемодане – толку от него все равно не было, разве что исландка могла устроить себе шоковую терапию для поднятия боевого духа.
- Что мы будем делать после того, как вы начертите свою фигуру? – спросила Гейрдис, обращаясь к отцу и Рою. Она не столь часто видела эту фигуру в действии и лишь смутно представляла, что она должна была бы направить их в сторону темной. Вот только вдруг поблизости затесалась какая-нибудь парочка несчастных ниляд, и вместо того, чтобы отправиться за окуллом, они рискнут быть унесенными водным потоком в царство Посейдона (и почему только все эти сравнения, которых исландка нахваталась у Луки, приходили ей в голову в такие моменты) почем зря. – Дождь все такой же сильный, - констатировала девушка, подойдя к небольшому окну и попытавшись рассмотреть что происходит на улице, но увидела лишь как вода со всей силы бьется в стекло. – Если мы сейчас сунемся за порог, нас просто смоет. В лучшем случае – впишемся в какую-нибудь стену, в худшем – познакомимся с местными водоемами поближе, - невесело усмехнувшись, произнесла Йёргенсдоуттир. – Нам, кстати, не может пригодиться что-нибудь из представленного ассортимента? Мы могли бы оставить деньги на прилавке, - девушка окинула взглядом магазинчик, приходя к неутешительному выводу – здесь они могли запастись разве что магнитами на холодильник или открытками, изображавшими работы какого-то местного художника.

+6

12

У Вселенной было странное чувство юмора. Это Йёрген понял в ту самую минуту, когда они вышли из гостиницы под проливной дождь. Нет, это действительно было не смешно по одной простой причине. Второй раз он оказывался в Чехии в поиске оккула, и второй раз погода была очень и очень пасмурной. Дождь лил буквально из ведра, и даже его водонепроницаемая куртка никак не изменяла ситуацию, тут даже не помог бы зонт, дождевик, высокие резиновые сапоги. Самым лучшим выходом было остаться дома, в теплоте, сухости и безопасности. Но кто вообще слушает благоразумных советов собственного разума?
Да, вероятно мужчина мог бы развернуть всю честную компанию обратно, убедил бы их дождаться более благоприятной погоды или вызвал бы подкрепление, но он этого почему-то не сделал. Возможно, в эту минуту темная тварь расправляется с очередным случайным путником, который поздно возвращался домой с работы, отчего оставаться в стороне было крайне сложно. Магистр прекрасно понимал, что сидя в кресле в уютной гостиной, он бы прокручивал в голове всевозможные последствия своей халатности и кровожадности темной, и ему бы точно не становилось легче. Гораздо проще было выйти на улицу и отправится на поиски оккула, не терзаясь и не мучаясь.
Дождь был проливной. Ауднасону постоянно приходилось натягивать капюшон куртки на голову, потому что потоки воды смывали тот с его головы в считанные секунды. В какой-то момент Йёрген плюнул на это дело и решил, что пусть уж все остается так, как есть. В конце концов сырее ему уже не стать. У исландца создавалось такое чувство, будто бы с каждой минутой ливень только усиливался и вода, с которой ему натурально приходилось бороться, совершенно не упрощала это дело. Идти было трудно. Йёрген ловил себя на мысли, что борьба со стихией здорово отвлекала его от мрачных дум, которые мучили его какое-то время назад.
Оглянувшись по сторонам и проверяя, на месте ли все члены его небольшой команды, магистр увидел, в каком затруднительном положении находилась Алиса, которой не досталось места под импровизированной защитой от непогоды и которая упорно шла не отставая за всеми.
– Прошу вас, – мужчина протянул девушке руку, чтобы та смогла покрепче ухватиться за него. Ему все еще было неловко за свою бестактность касательно того, что он предлагал оставить юную законницу в гостинице. В конечном итоге Гей была права, им не следовало разделяться, так как если бы они с Роем ушли на поиски темной, дар девушек бы мог приманить оккула или любую темную к ним, а сами за себя они не могли бы постоять в полной мере, разве только если бы использовали то зелье или нарисовали фигуру. Но все равно не было на свете ничего лучше кроме точно удара кинжала, и Йёрген это знал. Поэтому сейчас он старался загладить неловкость и предлагал девушке помощь не потому, что считал ее слабой, беззащитной или неспособной постоять за себя, а чисто из-за соучастия.
Окончательно убедившись в бессмысленности такого поиска без перерыва, Йёрген стал оглядываться по сторонам, чтобы найти хоть какое-то укрытие от дождя. Он не был уверен, что вел всю компанию в верном направлении, и ему нужно было время, чтобы во всем разобраться. Ауднасон никогда не любил спешки, даже вынужденной, хотя нередко судьба ставила ему какую-то подножку, после которой все переставлялось с ног на голову.
– Странно, что никого нет, – Йёрген попытался стряхнуть с волос крупные капли на пороге лавки, которую они заприметили из-за света в окнах несколько минут назад. Негласное решение переждать непогоду или хотя бы обсудить происходящее и подсохнуть объединило и законников  и стражей моментально. – Возможно и она, но тогда следует разумный вопрос, почему она решила показаться именно сейчас. За столько лет, – мужчина поджал губы, заходя вглубь помещения и пригибая голову, чтобы не ударится об одну из балок. Все-таки потолок для него был немного низковат в некоторых частях зала, и он боялся, что если выпрямиться полностью ударится о какой-нибудь элемент декора.
– Фигура, вполне разумное решение, но в такой дождь она нам едва ли поможет, – мужчина не предлагал ничего разумного, спокойно наблюдая за тем, как потоки воды стекают с него на пол. Кажется, он промок сильнее, чем ему показалось какое-то время назад.
– И Гера права, – он посмотрел на дочь, – мы едва ли продвинулись на треть пути, и нас почти не смыло дождем. Если мы отправимся сейчас к реке, мы не то, что промокнем, мы уплывем вниз по течению, и уже ничто нам не поможет. – Возможно, исландец сильно преувеличивал масштабы катастрофы, но из всех присутствующих только он один реально представлял масштаб бедствия под названием “оккул” и только он один, вероятнее всего, видел эту тварь лицом к лицу и знал, на что она может быть способна.

+5

13

- Готова, - ни секунды не раздумывая, кивнула Алиса на вопрос Роя. В данный момент ей совершенно не было страшно, хоть до этого вечера она и опасалась встречи с окуллом. Но сегодня в ней бушевали совсем иные чувства, которые заставили позабыть о своих страхах.
Перед самым выходом Айлес для пущей надёжности надела и затянула капюшон куртки, застегнув её до самого конца воротника так, что оставались видны лишь нос и глаза. Вид был ещё тот, но вряд ли бы сейчас кто-то стал над ней смеяться.
На улице был самый настоящий мировой потоп, по крайней мере так показалось Айлес. Тут впору было одевать сразу купальники, чтоб не мучиться, всё равно они все до нитки промокнут, а так хоть не придётся тащить на себе потяжелевшую мокрую одежду. Впрочем, ей очень повезло с курткой, которая была влагонепроницаемой и практически себя оправдывала. Но вот ни джинсы, ни высокие ботинки на такие капризы погоды не были рассчитаны. Было очень тяжело идти, сопротивляться водяному потоку и дождю. Уокер отогнала от себя мысль, что её неё был шанс остаться в уютной гостинице, возле камина и пледа, пить тёплый чай с ароматной выпечкой и слушать рассказы хозяйки. Зачем почём зря душу травить. Всё равно бы не осталась и не вернулась назад.
Предложенная помощь Йёргена была как нельзя кстати, отказываться было бы слишком глупо, учитывая то, что вода грозилась снести девушку в любой момент. С магистром идти оказалось гораздо легче: высокий и сильный, по сравнению с ним она была маленькой тростинкой. В какой-то момент, Алиса даже словила себя на мысли, что непременно расскажет Чарли о том, что держала самого магистра Братства за руку. Тот со стула упадёт!
К несчастью, складывавшиеся обстоятельства мало располагали к веселью. А когда стали мигать фонари, грозясь отставить их без малейшего света, Айлес и думать обо всём другом забыла. Зато в голове непрошено стали всплывать картинки страшных наводнений, когда обрывались все электросети и выходила из строя связь. Бурная фантазия кудрявой блондинки вдобавок приписала ко всему парочку сценариев апокалипсисов. Уокер совершенно не представляла как в таких условиях можно обнаружить тёмную душу, но надеялась, что у стражей есть какой-то план. Есть же?...
Укрытие сейчас было как нельзя кстати. Хотя Айлес сама бы ни за что не предложила, чтоб не выглядеть нытиком и заставить всех пожалеть, что они её всё-таки с собой взяли.
- Спасибо большое, - с улыбкой поблагодарила она Йёргена, отпуская его руку. Законница хотела что-то добавить, но отчего-то смутилась и принялась отряхиваться от воды. Скорее машинально, поскольку пользы в этом было совершенно никакой.
- Хорошо. Неплохо, правда. - Как можно убедительней заверила она Гейрдис. Уокер действительно чувствовала себя относительно неплохо, насколько позволяла сложившаяся ситуация. Больше всего у неё промокли ноги, но вряд ли сейчас где-либо можно раздобыть резиновые сапоги и неизвестно помогут ли они. В конце концов можно было бы просто идти дальше босиком, разница оставалась не сильно большая. Но в остальном всё было неплохо. - А вы с Бетти как? - Она видела, что коллеги шли под зонтиком, но, кажется, и он не особо спас.
- У меня тоже есть, - похлопала по внутреннему карману куртки Алиса на вопрос Бетти. Пузырек с варевом всегда был при ней, и несколько лежало про запас в дорожной сумке. Уокер хорошо для себя усвоила урок о необходимости иметь мортис под рукой. Ещё главное не забывать им вовремя воспользоваться...
- А может она была заперта или как-то привязана к месту? - Робко предположила Уокер, у неё была одна мысль на этот счёт, но строилась на страшилках, которыми они пугали с друзьями друг друга во время обучения. Законница не была уверена, что такое может быть, но всё-таки решилась озвучить свою догадку. - Я не знаю правда это или нет, но слышала, что кто-то... эээ... держал окулла специально у себя, и фигуры не давали ему выйти за пределы. Может ли так быть, что что-то его держало в замке, а сегодня он выбрался из него?
И всё-таки странно всё это. Хозяйка гостиницы говорила, что стражи тут всё поверяли, а если тут ничего не случалось в последнее время, то откуда мог быть взяться окулл? Впрочем, Айлес не исключала того факта, что она в чём-то не разбирается, всё-таки в Братстве о душах знали куда больше. Но главным вопросом оставалась проблема с поиском окулла в таких условиях. Фигуры законников не сильно годились под это дело.
- Нам бы сейчас не помешала бы лодка, - не очень удачно пошутила Алиса, хотя возможно лодка им немного облегчила передвижение. Если её не затопит при таком потопе, тогда лучше сразу подводную.
- А если попробовать создать одушевлённых? - С идеями в данный момент у юной законницы было совсем плохо, она не совсем представляла что можно создать и как им это поможет, и зачем вообще это предложила. Прикусив язык, девушка решила пока оставить остальные свои гениальные идеи при себе.

+5

14

Выйти из помещения действительно было практически невозможно – потоки воды сносили абсолютно все, и, скорее всего, если исторической части Чески-Крумлова сегодня удастся пережить ночь, то поутру они найдут в реке, а вся Чехия в газетах, несколько несчастных, не сумевших добраться до своего дома.
Хоть в магазине и был достаточно высокий порожек – он уже не мог спасать и, со временем, на полу начали появляться изрядные лужи. Вариантов спасаться тоже было не очень много – оставалось только смириться со своим бессилием и остаться ждать в маленьком зале магазина утра.
Стоило только подобной мысли прийти в головы собравшихся, как лампочки в светильниках замигали – так, словно собирались очерчивать кому-то путь, часто, то ярко зажигаясь, то полностью погаснув. Судя по всему, был скачок напряжения – над головой у Айлес лампочка взорвалась и брызнула стеклом в разные стороны, и в одно мгновение все остальные лампочки погасли. Законники и стражи оказались в кромешной темноте, к которой глаза привыкали с большим трудом. Где-то в глубине магазина почувствовалось шевеление, от которого по спине у всех собравшихся побежали мурашки, точно от предчувствия чего-то плохого. Не заставляя ждать присутствующих, в темноте поднялась фигура и мгновенно исчезла, чтобы потом оказаться сидящей на прилавке – одна из лампочек слабо загорелась, освещая полностью обнаженную женщину. Коже у нее была бледная, пепельные волосы свисали длинными прядями, а глаза казались практически черными, сильно выделяющимися на фоне бледного, с впалыми щеками, лица. Вместо рта у твари находилась кровавая рваная дыра с рядом острых желтых зубов. Оглядев присутствующих взглядом, он выхватила из всей толпы Айлес и щелкнула на нее зубами, по всей видимости, желая напугать. Стоило только кому-то шелохнуться и демон, а это был именно он, перевел на этого человека взгляд и клацнула зубами, растягивая то что у нее было ртом в подобии улыбки.
- Мне нужен только один, и подойдет этот, - она кивнула головой на магистра братства и вновь оглядела присутствующих, - Поэтому не играйте со мной, мясо!
Поудобнее разместившись на стойке, демон опять оглядел окружающих и обратилась к Йёргену, - Ты слушаешь. От этого я решу, нужны ли они мне, - она обвела пальцем помещение, продолжая неотрывно смотреть на исландца, - От меня сбежала душа. Ты ведь занимаешь душами? Я не могу ее найти, она спряталась. Она еще при жизни пряталась. Я выпустила ее любовника, но он тоже не может ее найти, - демон раздраженно зашипела и дернула рукой со скрюченными пальцами, словно хотела что-то в воздухе поцарапать – движение было резкое, пугающее. Очень похожее на движение окулла, - Найди ее мне и я отпущу вас. Не поможешь – я буду жрать вас по очереди, а потом утоплю весь этот город, - сверкнула глазами демоница. За окном дождь начал сходить на нет – буквально за минуту он стал таким, что на улице вполне можно было находиться. В следующую секунду Рой, повернув голову, обнаружил, что демоница стоит возле него. Наклонив голову, она внимательно изучила мужчину, а потом, мгновенно, оказалась возле Бетти, - Возьми их с собой, страж, - по какой причине демон проигнорировала таким вниманием Гей и Айлес было неизвестно, но угадывалось, что она о них не забыла, - Можешь поймать Юлия и отправить в мой мир, если он тебе не нужен. У тебя время до рассвета.
Лампочка, которая слабо освещала помещение, вспыхнула и взорвалась, как ее предшественница. Дождь на улице стал еще слабее, и теперь по брусчатке стекала вода, вполне позволяя передвигаться. Часы в магазине пробили полночь – до рассвета осталось примерно семь часов. 

+6

15

Как человек, проведший большую часть своей осознанной взрослой жизни в координаторской, Рой ни в коем случае не возражал против плана «остаться в помещении и подождать, когда погодные условия станут более дружелюбными». То есть, он, конечно, понимал, что рано или поздно им придется выйти и увидеть окулла, однако Бреннан все равно считал, что передышка перед охотой им не помешает. Так они смогут скооперировать силы, все обсудить – с достаточно умиротворенным выражением лица Рой наблюдал, как Гейрдис достает из собственной сумки пузырек с «Atrium Mortis». Зелье законников, как он уже был в курсе, отпугивало темных, но шансы на то, что оно нанесет окуллу существенный вред, все равно оставались достаточно маленькими.
Бреннан ни разу в своей жизни не видел окулла, однако был неплохо подкован в теории, и из всей имеющейся у него информации он мог заключить, что окуллы – это очень, очень серьезно. Как уровень Итана Ханта, а может быть, даже и выше. Миссия невыполнима со всех сторон, короче говоря. В идеале на такое задание нужно было отправлять нескольких крепких стражей, сейчас же их только два, один из них практически без боевого опыта, и три законницы. И блядский окулл, который оказался в этом маленьком чешском городке именно здесь и именно сейчас. Рой сглотнул.
Будучи, в общем-то, не совсем пессимистом, он представлял, что выход есть из любой ситуации. Нужно только постараться, подготовиться, работать в команде. Использовать любое средство, находящееся у них под рукой.
- Aye, - откликнулся Рой на вопрос Гейрдис, - Я посмотрю.
Сувенирная лавка, в которой им повезло оказаться, была очень маленькой – рассматривать, по факту, в ней было нечего. Несмотря на то, что все товары на полках однозначно предназначались для людей и вряд ли несли в себе магический потенциал – вполне обычные кружки, магниты, футболки, место, в котором они сейчас находились, все равно напомнило Бреннану ведьминский магазин, в котором они оказались в прошлом году, когда из Академии вырвались темные души.
Тогда они все выжили, ведь так? – решил Рой. В этот момент во всем помещении погас свет.
На данном этапе Бреннан отчетливо понял, что все слова, которые приходят ему в голову, цензурными не являются, поэтому, наверное, стоит помолчать. Возникшая темнота его не пугала – в конце концов, кто обращает на такое внимание, когда впереди их ждет гораздо более серьезная проблема в лице окулла. Наверное, проливной дождь вызвал какие-то повреждения или хозяева магазина просто давно не платили за электричество. Рой осторожно нащупал ближайшую стену и хотел уже двинуться по периметру, чтобы проверить, не висит ли поблизости ранее не замеченный рубильник. В комнате возникло некое движение. Координатор моргнул и, открыв глаза, обнаружил, что за прилавком сидит весьма специфическая женщина, выглядящая как некая смесь между персонажами фильмов «Звонок» и «Аватар».
«Пожалуйста, пусть это будет Аватар», - решил мозг Роя, иногда не в меру зависящий от фантастики. Пошевелиться он практически не мог – существо вызывало у него первобытный страх, плохо фиксируемый, но всепоглощающий. Сердце Бреннана пропустило пару ударов. Странным образом он не мог сфокусироваться на имеющих значение вопросах: кто она, как она здесь оказалась, вместо этого он мог только наблюдать и слушать.
То, что она говорила, одновременно имело смысл и не имело. Душа действительно была, да. Тот самый окулл. Но почему она находилась в чьем-то владении и был ли у нее любовник? Рой слегка повернул голову и обнаружил, что женщина находится рядом с ним. У нее были черные глаза, которые принято называть бездонными. Бреннан постарался сделать вдох и выдох.
Наконец, сообщив, что у них есть время до рассвета, загадочная посетительница исчезла.
- Какого, - заговорил Рой, осторожно дотронувшись до собственного лба, видимо, инстинкты советовали ему перекреститься, но координатор им не внял. Он сосредоточенно потряс ладонью в воздухе, после чего сделал пару шагов вперед и назад, убеждаясь в том, что они все еще на земле и находятся в полном порядке. Насколько это можно было так назвать. – Кто это был? – наконец проговорил он, обводя взглядом присутствующих.
- Найти душу или она сожрет всех нас и затопит этот город, - повторенные по памяти слова, произносимые в шотландском региональном акценте Бреннана и с его тоном голоса, сразу начинали выглядеть чуть более приземленными и чуть менее устрашающими. Но только слегка. – Юлий, Юлия мы тоже можем отослать обратно. – Рой продолжал мерить шагами комнату. К прилавку он суеверно не приближался.
- Стоп, - сказал Бреннан и благоразумно последовал собственным словам, - Если под душой она подразумевала окулла, - Рой бросил взгляд на Бетти, которая стояла к нему ближе всех, - То мы не должны его уничтожить, а только привести к ней? Или «привести» и есть уничтожить?
Перед его глазами все еще стояла картина, как то существо вначале смотрит на него, а потом отпрыгивает в сторону Бирч. Бреннан потряс головой.
- Бетти, - спросил он, - Ты в порядке? Что ты думаешь?

+5

16

        Бетти содрогалась всем телом, хотя и предпринимала глупые и безнадежные попытки это прекратить или начать контролировать. Что, конечно же, ей не удавалось, ведь мокрая одежда мерзко прилипала к телу, а в ботинках не менее мерзко чавкало. В это мгновение Бетс сама себя поблагодарила за благоразумность, ведь она чуть не обула сапоги на каблуке! Если бы она таки сделала это — уже давно бултыхалась бы в местной реке. Или сломала бы ногу. В общем, ничего хорошего такой выбор обуви не сулил.
        По телу Бирч снова пробежала мелкая дрожь. Бетс еще сдерживала себя, чтобы не цокать зубами. Оно и немудрено — законница, как и все ее коллеги, промокла до нитки и, как следствие, промерзла до костей. Оставалось только радоваться тому факту, что у людей с даром здоровье куда крепче обычного. Такая себе компенсация за все те трудности, которые вместе с собой приносил тот самый дар. Вот как выслеживание окулла под проливным дождем.
        Услышав, как Айлес интересуется их с Гей состоянием, Бирч, чуть повернувшись боком, чтобы видеть девушек, показала Уокер два больших пальца и улыбнулась ей в подтверждение того, что "все хорошо". Но в этой улыбке было столько боли, что хватило бы на десяток драматических фильмов, не меньше. Когда-то Бетти вычитала, что от самонастроя тоже многое зависит, что если настроить себя на то, что ситуация тебе комфортна — она и правда может такой стать, главное постараться и абстрагироваться. Но как бы не пыталась Бирч стараться и абстрагироваться — ни черта у нее не получалось. Все ее мысли были заняты только предстоящей встречей с окуллом и тем Тихим океаном, который теперь покоился в ее ботинках и делал каждый шаг настолько отвратительным, что хотелось стоять и не двигаться вообще никогда. В идеале, конечно же, лучше было бы прилечь, но в их распоряжении был только пол. Да и тот уже постепенно начинал намокать, в некоторых местах даже образовались небольшие лужи. В этот момент Бетс абсолютно точно осознала, что воду она недолюбливает.
        Когда и Гей, и Айлес подтвердили, что у них имеются с собой запасы варева, Бетти им довольно кивнула. Это обнадеживало. И заставило задуматься Бирч о собственной самонадеянности. А так ли правильно она поступала, когда не возила с собой Атриум Мортис на каждое задание, даже если оно казалось совсем уж мелким и пустяковым? В конце концов, никогда не знаешь, что тебя может ожидать во время исполнения. И сегодня она сумела в этом убедиться.
        Слушая размышления коллег по поводу происхождения Темной, Бетс лишь пожала плечами. В подобной обстановке думала она как-то заторможено, затуманено, было сложно сосредоточиться. Мыслями она то и дело возвращалась к слишком промокшим ногам, никак не могла привыкнуть к этой голодной гадкой воде в ботинках. Наверняка как и каждый присутствующий, поэтому Бетти дала себе ментального подзатыльника за такое нытье и неподготовленность, пообещав самой себе держаться молодцом. Ну... Или хотя бы попытаться.
        — Разумное решение, — согласилась Бирч, кивнув головой, когда прозвучало предложение переждать непогоду внутри магазинчика. Да, обстановка здесь не сравниться с уютной гостиной гостиницы, да и камина явно не хватает. Но это было лучшим доступным им вариантом. Нет, даже не так. Единственным вариантом. Потому что и правда — если бы они вышли из помещения, с огромной вероятностью обнаружили себя через несколько мгновений в потоке реки. А пополнять запасы воды в собственной одежде Бетти хотела меньше всего на свете.
        Как только вся их честная компания начала обустраиваться в сувенирной лавке, которая стала их вынужденным убежищем, — внезапно снова начали мигать лампочки. Бетс удивленно подняла взгляд вверх, когда одна из них замигала особенно усиленно. Чудом законница успела закрыть глаза, инстинктивно еще и прикрыв их руками, когда эта самая лампочка взорвалась и рассыпалась осколками вокруг. Через несколько мгновений свет погас вообще.
        — Что за?.. — сбившимся голосом начала Бетти, медленно открывая глаза, пытаясь привыкнуть к кромешной тьме. Однако ее риторическое вопрошание так и не завершилось нецензурщиной (о, да, Бирч решительно настроилась употребить крепкое словцо), потому что внимание законницы привлекло некое движение в темноте. Сначала она подумала, что, может быть, ее зрение просто как-то повредилось от взрыва лампочки и внезапной темноты, и теперь ей просто кажется. Но за прилавком внезапно появилась обнаженная женская фигура — и Бетс поняла, что все это, увы, происходит на самом деле.
        Женщина (если это, конечно, была женщина, в чем Бетти крайне сомневалась) выглядела не просто устрашающе, она выглядела жутко. Словно сошла только что из какого-нибудь особо изощренного фильма ужасов. Бетти застыла на месте, не в силах противостоять сковывающему ужасу, что охватил ее. Это было нечто чуть ли не животное, первичное — и этому невозможно было противостоять. Складывалось жуткое ощущение, что они находятся в полной власти этой твари. В общем-то, наверное, в какой-то мере оно так и было.
        Бетс пыталась вслушиваться в то, что она говорит, но доходило до нее все так же туго. Бирч слышала словно сквозь вату. Ведь к прежним переживаниям теперь добавился и всепоглощающий перепуг. Не успела законница опомниться, как тварь оказалась уже около Роя, который стоял рядом с ней. Более того, через мгновение та самая тварь уже была около самой Бетти, у которой от подобного мероприятия мурашки по коже побежали. Законница вся замерла, задержала дыхание (чисто инстинктивно), словно боялась вдохнуть, пока рядом с ней эта чертовщина. И как только та дала последние указания и испарилась, Бирч смогла выдохнуть. Не сказать, что облегченно, но ей определенно стало легче от того, что рядом с ней больше не находилась эта тощая и бледная демоница.
        Пока Рой начал лихорадочные размышления на тему того, кто же это им явился и какое у них теперь задание, Бетти нервно начала растирать запястья. Ее старая привычка, которая проявлялась в моменты наиболее сильного эмоционального напряжения. Законница бросила взгляд за окно— погода стала куда более щадящей.
        — Я... Все в порядке, спасибо, — она отвечает на вопрос Роя как-то невнимательно, голос слабый. Как бы Бетс не пыталась позиционировать себя как человека, которого сложно удивить и застать врасплох, сегодня этот постулат явно удалось пошатнуть, — Наверное... Наверное, нам стоит сделать то, что она велела, — Бетс озвучивает абсолютно очевидную вещь, но это позволяет ей чувствовать все вокруг более реальным. Словно есть что-то, в чем они уверенны на все сто процентов.
        — Юлий... — задумчиво повторяет законница. Понемногу она начинала приходить в себя, если это вообще реально, — Вы думаете, что это и есть наш окулл? Или окулл скорее тот самый любовник, которого отпустили на поиски?.. — это скорее были даже размышления вслух, но Бирч явно надеялась на то, что коллеги как-то помогут ей осознать и понять всю сложившуюся ситуацию.
        — У нас осталось около семи часов, — констатировала Бирч, взглянув на часы на запястье. Странно, но не смотря на все потоки воды, те все еще работали, — Нам нужно было бы воспользоваться моментом, пока по милости той твари буря притихла. И выдвигаться на поиски, — законницу мало радовала перспектива снова выходить на затопленные улицы, а уж тем более на встречу с Темной. К тому же, ее до сих пор удивлял выбор демоницы. Почему их всех законниц именно она? Конечно, это мог быть просто рандомный выбор, но что если это не так?.. Так или иначе, а у Бетс не было выхода. И не только потому, что на нее указала тварь. Отпускать Роя и Йёргена в одиночку она бы точно не стала. Никогда не знаешь, когда может понадобиться подстраховка.     

+3

17

Лампочки замигали столь резко, сколь и неожиданно. Еще мгновенье и одна из них разлетелась мелкими осколками, брызнув во все стороны и чудом не задев никого, кто находился в зале сувенирной лавки. Йёрген невольно зажмурился, руки инстинктивно потянулись к кинжалу на поясе, но замерли в нескольких сантиметрах от рукояти, в ожидании чего-то неминуемого. Тишина была пугающей, и только дыхание присутствующих заставляло магистра понять, что они находятся все там же и вроде как еще живы. Оккул так и не появлялся на горизонте. Но что тогда это было?
В полумраке помещения Ауднасону было непросто сориентироваться, но в конечном итоге мужчина привык к темноте и даже разглядел силуэты его спутников. Рядом все так же стояла Алиса, чуть дальше Гей, так же Йёрген успел разглядеть Роя и Бетти до того, как появилось это.
Женщина, чей образ был не столько отвратительным, сколь жутким не вызывала ни симпатии, ни восторга. Магистр невольно хотел было вытащить кинжал из-за пояса, но та бросила на него такой пронзительный взгляд, что он не смог даже пошевелиться. “Нет, это не оккул”, подумал было Йёрген и по коже побежали мурашки. Мужчина бросил обеспокоенный взгляд на дочь, но та стояла рядом и вроде как все еще была жива. Ему и правда стало до ужаса страшно за то, с какой силой они столкнулись. И Ауднасон понимал, что его кинжал им никак не поможет. Как и знаки и фигуры, которые знал каждый из присутствующих здесь.
Демоница, а это была именно она, не оставалось сомнений, обратилась к исландцу, по какой-то причине выделяя его среди всей их команды и где-то в глубине души Ауднасон был рад, что это был именно он, а не кто-то другой, так как его комплекс героя всегда просыпался быстрее, чем голос разума. Ее данные были скудными. Никаких четких деталей кроме той, что ей был кто-то нужен. Душа. Темная. Вне сомнений. И он в компании Роя и Бетти должен был ее отыскать. Но что тогда будет с оставшимися не названными девушками? От ее слов о том, что ожидает их, Йёргену действительно стало жутко. Она обещала устроить пир, обещала достать их откуда угодно и исландец знал, она выполнит эту угрозу. Это было видно в ее жестах и мимике. Она знала, о чем говорила, и ей было наплевать на все, кроме поставленной цели. Было ли это сделкой? Едва ли. Это было чем угодно, но не добровольным договором и только когда женщина исчезла, он ощутил, что его тело принадлежит только ему. И темные щупальца твари уже не пронизывают его насквозь.
– Нам нельзя терять времени, – Ауднасон облизнул губы и, посмотрев на дочь, сделал несколько шагов в ее сторону. Страх, который начал грызть его с этой самой минуты, был силен и мужчина пытался затолкать его в глубины собственного сознания. Ему следовало сосредоточиться на определенных вещах.
– Как уже сказала Бетти, нам осталось всего ничего до окончания поиска. Будем рисовать фигуры, будем держаться рядом, будем использовать все, что знаем, иначе, мы не успеем совсем ничего. Нам сейчас бы не помешали наводки координаторов, но думаю, они и сами не в курсе происходящего. Оккула они бы уж точно не могли обойти стороной, верно, Рой? – магистр посмотрел на мужчину, а затем обвел глазами всех остальных. – Она, – он сделал паузу, пытаясь понять, не появилась ли демоница снова, – ничего не сказала на счет того, оставим ли мы Гейрдис и Айлес здесь. Я считаю, что мы должны держаться поблизости. – Мужчине было неловко, что он раздает команды, но не встретив какого-либо сопротивления, он продолжил, – предлагаю выдвигаться сейчас же. Хорошо, что дождя больше нет. Берите фонари. Еще что-либо, что может нам пригодиться и в путь. Время не ждет.
Магистр отметил примерное время мысленно на своих часах, обдумывая, следует ли ему поставить будильник на телефоне, но тут, скорее, следовало бы поставить таймер, чтобы легче было понимать, сколько им осталось.
– Милая, поставь таймер на обратный отсчет, – обратился к Гейрдис Йёрген, – Нам нужно следить за временем. Готовы? – он первым вышел из помещения, дождавшись утвердительного ответа от остальных, и направился в сторону моста, о котором шла речь в разговоре хозяйки и мужчины, чтобы не тратить понапрасну ценные минуты. – Все же, думаю, что история хозяйки не была случайной и имеет отношение к происходящему, – магистр посмотрел на Бетти, которая шла неподалеку. – Кто помнит, что именно она говорила на этот счет? Может кто-то поищет более надежные источники происходящего в интернете? – он бросил взгляд на Алису, – Вдруг нам это поможет? Мы попробуем пока нарисовать фигуру.
Он подошел к Рою, тем самым намекая на то, что ему нужна будет его помощь. Ауднасон был уверен, что ему одному с этим не справиться, иначе та может просто лишить его сил. Странно было ощущать себя капитаном этой лодки и пытаться сделать хоть что-то. Но если уж демоница обратилась к нему, то может быть следовало прислушаться к ее словам и сделать что-то полезное. И после некоторых попыток фигура таки заработала. Но Йёрген пока не знал, хорошо это, или плохо для них всех.

+4

18

То ли из-за того, что они наконец оказались в относительной сухости, то ли от того, что могли наконец снова разговаривать друг с другом, не боясь при открытии рта захлебнуться, создавалось ложное и хрупкое ощущение некой безопасности – в какой-то момент исландка и вовсе поймала себя на мысли, что почти успокоилась, и лишь тот факт, что она несколькими минутами ранее вымокла до нитки и сейчас, наверное, больше походила на какое-то болотное чудище, нежели на приличного члена общества, не давал разуму Йёргенсдоуттир обмануться. Несмотря на то, что внутри небольшого магазинчика было тихо и спокойно, на улице все еще бушевала стихия, делая из них своеобразных пленников этого маленького рая для туриста, готового заплатить за дешевую стеклянную пепельницу с изображением Чески-Крумлова неприличную сумму денег. Гейрдис решительно не нравилось, что они не могли просто взять и покинуть свое временное убежище без риска оказаться на дне речном. Пожалуй, было бы куда интереснее оказаться на дне морском – можно было бы распевать «Under the Sea» или пытаться заключить сделку с морской колдуньей. Законница тряхнула головой, словно отгоняя подобные бредовые мысли, и широко улыбнулась Айлес, что заботливо интересовалась об их с Бетти состоянии.
- Все отлично, ну, учитывая обстоятельства, - словно в подтверждение ее слов Бирч подняла вверх два больших пальца, а исландка с улыбкой кивком указала в ее сторону, будто говоря «вот видишь». Атмосфера уже не казалась столь напряженной, как несколько мгновений назад – пожалуй, они вполне могли бы дождаться в этом магазинчике рассвета или хотя бы завершения этого чудовищного потопа, и уже затем выдвинуться в путь, хоть на полу уже и стали появляться лужи. Не те, что оставили за собой незваные гости сувенирной лавки, а новые – вода всеми силами стремилась добраться до компании счастливчиков, что в свою очередь пытались от нее укрыться. Гейрдис было собралась что-то сказать, когда вновь началось световое шоу – светильники мигали до тех пор, пока над головой Айлес не лопнула лампочка (исландка инстинктивно прикрыла рукой лицо, хоть и находилась поодаль от зоны поражения), а все остальные вмиг не погасли. В наступившей тишине воцарилось молчание, Гей слышала лишь дыхание остальных (или же кровь так сильно стучала в висках, что она не могла разобрать ни слова). Также внезапно, как комната погрузилась во мрак, тускло загорелась одна единственная лампочка над прилавком, предоставляя присутствующим возможность увидеть нечто, на нем восседающее. Йёргенсдоуттир только чудом не закричала – страх настолько ее парализовал, что она забывала дышать, а ее сердце забывало биться. Обнаженная женщина с явными стоматологическими проблемами вселяла в законницу ужас, а в голове крутились лишь первые строчки молитвы на исландском. Отчего-то Гейрдис показалось, что если она будет молиться на английском, то демоница это почувствует, прочтет в ее глазах, а родной язык земли льда и огня будет для нее непонятен, хотя, конечно же, это было не так. Вряд ли это адское чудище могло столкнуться с языковым барьером. Йёргенсдоуттир хотелось вжаться в стену, но когда демоница выделила из всей толпы отца, исландка невольно сделала шаг в его сторону. Слава богам, гостья из ада не обратила на нее особого внимания, снова забравшись на прилавок и стала излагать те крупицы информации, что должны были стать заданием для присутствующих. Связываться с демоном в канун Дня Всех Святых – ох, не так Гей представляла себе их с Бетти и Айлес командировку, совершенно не так. Когда, наконец, они снова были предоставлены сами себе, Йёргенсдоуттир смогла снова нормально дышать. Всепоглощающий липкий страх постепенно отпускал девушку, давая ей возможность двигаться и говорить, но не оставлял ее до конца – вряд ли она вообще сможет сегодня с ним расстаться. Законница обеспокоенно окинула взглядом всех присутствующих, желая убедиться, что они в порядке – настолько, насколько это возможно после встречи с демоном. Глаза задержались на отце, который взял командование на себя – Гейрдис редко видела его таким, в общении с ней он всегда был ее милым и добрым пабби, из-за чего порой ей было сложно представить его в роли магистра Братства, но сейчас, глядя как он берет ситуацию в свои руки, Йёргенсдоуттир видела отца с другой стороны и смотрела на него с искренним благоговением. Адресованную же ей просьбу она выполнила моментально.
- Готово, - пальцы быстро нашли приложение «Часы», и также проворно открыли вкладку «Таймер», в котором исландка ввела необходимые данные. Отсчет до рассвета пошел, оставалось надеяться, что они справятся с заданием в срок. Иного выбора у них не было.
- Я помню, она говорила что-то про Рудольфа Второго и любовницу его сына, Маркету. А если добавить в поисковый запрос этого загадочного Юлия, то, возможно, нам удастся узнать что-нибудь полезное, - задумчиво произнесла девушка, обращая свой взор на Айлес, в надежде что юная законница сможет справиться с поиском нужной информации в сети быстрее остальных здесь присутствующих. Исландка, возможно, могла бы и сама взяться за это задание, но ее телефон должен был быть в рабочем состоянии до самого рассвета, чтобы они не потеряли счет времени, а любая малейшая дополнительная манипуляция могла легко привести к понижению заряда батареи – подобный расклад Гейрдис не устраивал. В основном потому, что она не была на сто процентов уверена, что в ее сумке найдется переносное зарядное устройство. Обычно законница всегда брала его с собой, искренне веря в то, что ее задача в этой жизни – быть готовой ко всему, но от пережитого стресса она упорно не могла вспомнить, клала ли она небольшую серебристую коробочку в сумку этим утром или нет. Проверять же было не очень удобно – копаться в вещах на ходу, когда всем нужно быть максимально внимательными, не казалось Йёргенсдоуттир удачной идеей. Она поежилась, в очередной раз окинув обеспокоенным взглядом всех присутствующих, и не без интереса понаблюдала за тем, как отец и Рой создают фигуру. Когда мужчины закончили работу, исландка вернулась к более продуктивному занятию – пристальному изучению их окружения. Душа могла таиться за любым углом.

+4

19

Айдес поспешила исполнить просьбу исландки – вытащив телефон, она ловко набрала запрос в гугл, и через несколько секунд ответ уже был получен. Остановившись, чтобы нигде не запнуться и не поскользнуться, она быстро пробежалась расширяющимися от удивления глазами по строчкам.  Картина складывалась не очень уж хорошая – закусив губу, девушка подняла глаза на своих спутников и робко начала говорит.
— Здесь написано, что у императора Рудольфа Второго, про которого нам говорили, был сын и жил он здесь, — девушка опасливо показала тоненьким пальчиком на замок, через ворота которого им пришлось пройти, чтобы попасть в сам небольшой исторический центр города. Смотреть на здание девушка начала с опаской – когда история происходит в месте, где ты сейчас это всегда сильно влияет на впечатление. А история была на страничке в интернете описана сомнительная, — Его звали Гай Юлий Цезарь и у него была любовница. В один вечер он изуродовал ее и, решив, что она умерла – выкинул ее в окно, — практически шепотом произнесла Айлес, чувствуя как в горлу подкатывает ком и становится до невыносимости противно, — А девушка выжила, ее забрали родители и спрятали. Но он потом потребовал ее вернуть, шантажировал родителей и девушка вернулась к нему. А утром он ее зверски убил и разрезал на части. Такой ведь мог стать темной душой? Окуллом? Нам ведь про него говорила эта…женщина?
Айлес посильнее схватилась за телефон, точно это ей поможет успокоиться или же сможет сберечь от демона, который посетил их всех.
— Может такое быть, что темная – это та самая девушка? Магистр, души ведь могут стать темными, если много страдали или умерли в мучениях? — девушку чисто по-человечески было жалко аж до слез. Стать темной душой и быть обреченной на Ад просто из-за того, что какой-то чокнутый тебя убил с особой жестокостью.
Внезапно дело сдвинулось с мертвой точки – у фигуры поиска, что начертил Рой появилось направление. Где-то была темная, вот только было неизвестно – окулл или та самая, что им нужна. За стрелкой пришлось побегать и в какой-то момент Гей краем глаза заметила движение на мостике между двумя замками. Чья-то фигура мелькнула там и исчезла, а стрелка указала именно в том направлении. Первому идти представилось магистру, а закрывала это шествие Бетти, как самая старшая из законниц. Ей Айлес отдала бутылку со снадобьем, если вдруг темная окажется у них за спиной.
Пересечь мост задачей оказалось сложной, но не невозможной – опять изрядно промокнув, вся пятерка оказалась на стороне возле замка.
Именно здесь, в одном из темных переулков и было суждено встретиться обладателям дара с окуллом – сухой, противно выглядящий мужчина, становление одной из самых опасных тварей его явно не сильно ухудшило. Нападать он не спешил правда, присматриваясь к каждому в отдельности – точно что-то решив для себя, тварь двинулась к путникам и сразу же была атакована магистром. Одним из самых правильных решений для стражей сейчас было не выпустить тварь из того самого переулка и навсегда с ней расправиться.
Окулл бросился на Йёргена, заставляя того уклониться от ядовитых когтей. Танец с темной душой был очень опасен и непредсказуем. Несколько раз магистр казалось, был на волосок от смерти – долгой и мучительной, однако всегда успевал среагировать быстрее твари. В запале битвы, крутясь волчками, окулл и исландец покинули переулок и теперь в опасность попадали все – секундная остановка и, оценив обстановку, тварь бросилась совсем не на магистра, а на напряженно вглядывающуюся в битву Гейрдис.
Успеть у магистра времени не было, да реакции у девушки не хватил, чтобы бросить в темную зелья – вряд ли, правда, оно бы помогло. Все решил совсем другой случай – в паре метров от девушки тварь замерла в неестественной позе и вновь моргнули фонари. Окулл завопил противно что-то нечленораздельное. Казалось, что он орет что-то в духе «Она моя!», но мгновенно на его шее появился поводок и тварь, буквально, провалилась под землю. Судя по всего это опять было влияние Наложницы Дьявола – она обнаружилась прямо за спиной Айлес. Схватив девушку когтистой рукой за горло, демон посмотрела на опешивших стражей и законников и прошипела, — До восхода. И, может, получите ее обратно, — темные глаза демоницы глядели прямо в глаза Йёргена. Секунда – и она исчезла вместе с Айлес Уолкер.

+6

20

Реальная жизнь потихоньку вступала в свои права. Комната освещалась ярким электрическим светом. Открытки с видами ратуши и черепичных крыш мирно покачивались на полках рядом со входом. Все выглядело так, как и должно выглядеть – никаких демониц с адскими глазами, никаких потусторонних голосов, никаких зловещих обещаний. Теперь все выглядело привычно, ровно так, как и должно выглядеть.
Конечно, сложно рассуждать о реальной жизни для тех, чье существование вертится вокруг темных и одушевленных, фигур, знаков, клинков с душами. Но, по крайней мере, темные были тем дьяволом, о котором ты знаешь. А если придерживаться точной терминологии, то и не дьяволом вовсе.
С созданиями же, направленными прямиком из Ада, лично Рой никогда не сталкивался. Он даже не ходил в детстве в воскресную школу. И в церкви последний раз был около восьми лет назад, на собственной свадьбе. Признать тот факт, что им действительно угрожает настоящий демон, было для него делом достаточно сложным. Поэтому он даже обрадовался, когда услышал, что Йёргену требуется ассистент – помочь Бреннан был всегда рад, тем более, фигура поиска относилась к числу вещей привычных и знакомых, в какой-то степени даже успокаивающих.
Пока Рой чертил фигуру, он вспоминал все, что ему известно о явлениях, связанных с тем, чем занимался Святой Официум, однако приходил к неутешительным выводам – все познания Бреннана в данной области сводились к гораздо более практическим крупицам информации, например, «Ведьмы или колдуны должны иметь патенты, иначе есть шанс, что они практикуют темную магию, а темная магия – это неприятно». Или даже «Никогда не покупать ничего в ведьминской лавке на углу Первой и Третьей, потому что торгуют там шарлатаны». Даже о клириках как таковых ему было известно достаточно мало.
Но он точно был уверен в том, что разговаривающее с ними существо относилось к их департаменту. 
- Точно, – поддержал он предложение Гейрдис о поиске в интернете необходимой информации, - И заодно мы можем загуглить контакты местного отделения Ватикана, - добавил Рой чуть тише и, будем откровенны, чуть ворчливее. Если бы кого-то из них сейчас ограбили, они бы уже звонили в полицию. Так почему этот случай должен чем-то отличаться?
История, зачитанная Айлес, доверия не внушала. В координаторской периодически встречались запутанные случаи и, честно говоря, жестокость человеческой натуры перестала удивлять Бреннана очень давно – своего рода профессиональная и расовая деформация, - однако во время работы у него не всегда находилась возможность уделять повышенное внимание каждой ситуации, в которой причины зарождения темной души были бы такими же таинственными. Тем более, признаем правду – сейчас ситуация разительно отличалась: в координаторской не было демонов и угрозы для жизни.
- Значит, мы имеем дело с двумя темными, так? - поделился Рой своими соображениями с Айлес и Гей, которые вместе с ним двигались в середине группы, - Сбежавшая от демона душа – раз. Гай Юлий Цезарь – это два.
В своей жизни Рой произносил много нелепых предложений, но ни одно из них еще не вызывало у него самого столь отчетливой реакции: «Серьезно? Гай Юлий Цезарь? И мы в это вляпались? Серьезно?». Однако он прекрасно помнил, что привычка задавать риторические вопросы никогда и никого не спасала. Бреннан неосознанно пошарил по карманам и вытащил оттуда носовой платок и жвачку, купленную еще в дьюти-фри. Оглядев собственные небогатые пожитки и едва заметно вздохнув, Рой затем услышал некий звук – не сулящий, впрочем, ничего хорошего.
Настоящий, самый настоящий окулл, на которого уже среагировал Йёрген и теперь оттеснял его в переулок. Сосредоточившись, Бреннан нарисовал пару фигур, впрочем, до адресата они не долетели – страж и темная уже отодвинулись слишком далеко, и теперь самым разумным было бы не мешать схватке.
Бой был тяжелым, однако Ауднасону каждый раз удавалось справиться, и Рой преисполнился к нему искренним уважением. Он по-прежнему надеялся, что им удастся выполнить это задание без потерь. Повернувшись к законницам, Рой изобразил относительно нейтральное выражение лица, в котором читалось, что все будет о’кей, возможно, так передавали в прогнозе погоды.
И в этот самый момент окулл повернулся и бросился в их сторону. Определить, что он движется именно к Гейрдис, Бреннану удалось определить слишком поздно, однако в этот момент случилось неожиданное – темная зависла в нескольких метрах, после чего буквально провалилась под землю. Рой громко выдохнул. В следующий момент в воздухе вновь образовалась демоница, которая схватила Айлес и утащила ее в неизвестном направлении. Обдало потоком холодного воздуха.
Шагнув на то место, где только что стояла Айлес, Рой выругался и обвел взглядом всех присутствующих. Это не было откровением ни для кого, но он совершенно не знал, что делать. Последний раз он видел Уокер в живых пять секунд назад. Теперь же он не имел ни малейшего понятия, что с ней произошло.
Отойдя чуть в сторону, Рой на всякий случай нарисовал еще одну фигуру поиска – в конце концов, единственным выводом, к которому он пришел, была необходимость найти темную. Или, неважно, какую-то другую душу, о которой говорила демоница. Найти – это первый шаг.
На краю сознания некстати формировалась отчетливая мысль, что из всех присутствующих Айлес заслуживала этого меньше всего. Она была моложе всех, она была законницей, и даже не должна была сталкиваться с темными, но являлась достаточно храброй, чтобы переживать эти встречи раз за разом. Бреннан вспомнил, как год назад она оборонялась от темных, когда защита в Академии дала сбой. Потом как много трупов тех, кому повезло меньше, лежало тогда на улицах.
Все улицы Чески-Крумлов была покрыты аккуратной брусчаткой, на которую было удобно ступать. Из-за нее, однако, все места выглядели немного одинаковыми, поэтому ориентироваться порой было трудно. Фигура поиска указывала вперед – похоже, в противоположный переулок от того, откуда они только что пришли.           
- Разницы нет, - поднимаясь, решил Рой. Ему, конечно, хотелось надеяться, что новая фигура и новый поиск решат все проблемы, но отделаться от ощущения, что это не так, он не мог.

+5

21

        Все происходящее жутко выбивало Бетти из колеи. Уж чего-чего, а такого поворота событий она совершенно не ожидала, отправляясь в Чехию на относительно простое задание. Бетс и с темными не привыкла иметь дело, не то, чтобы с демонами. Поэтому Бирч чувствовала себя крайне некомфортно — даже более некомфортно, чем до этого, хотя они с коллегами пережили чуть ли не всемирный потоп, остатки которого до сих пор покоились у нее за шиворотом, в ботинках, да и на всей ее промокшей до нитки одежде. У законницы вообще было странное ощущение, что все происходящее нереально, что это какой-то страшный сон и совсем скоро она проснется в своей квартире, понимая, что просто снова слишком заработалась. Однако каждое мгновение, каждый новый шаг вперед возвращал ее к реальности, убеждал в том, что все-таки все окружающее ее — действительно происходит на самом деле, что это не плод ее воображения. Смириться с этим фактом, правда, было более чем сложно. Бетс до сих пор ощущала какой-то испуг, всепоглощающее волнение, а это ей совсем не нравилось. Она привыкла быть воплощением стойкости и скептицизма, но сейчас этот вечный образ непрошибаемой законницы попросту трещал по швам. Из последних сил Бирч удавалось держать себя в руках и сохранять относительно спокойное выражение лица. Во многом ей помогало то, что она завершала их мини-процессию, шагала в самом конце, подстраховывая тыл, поэтому для того, чтобы заметить скользящую тень страха по ее лицу, коллегам пришлось бы обернуться. Но пока никто этого не делал (к счастью для Бетс) — все внимательно смотрели вперед, всматриваясь в сумерки около замка, куда они и направлялись. Туда, где их поджидала темная. А, может быть, даже две.
        Законница внимательно слушала все рассуждения коллег, время от времени кивая. Новость о том, что имя одной из предполагаемых темных было Гай Юлий Цезарь заставило Бетти улыбнуться, но даже эта улыбка была несколько нервной. В голове пронеслась мысль о том, что "любой с таким именем рано или поздно сошел бы с ума или был бы маньяком по умолчанию", но девушка решила ее не озвучивать. Им хватало проблем и без ее сомнительного юмора.
        Бирч то и дело прокручивала в голове историю, которую прочитала Айлес. И каждый раз она казалась ей байкой для туристов, настолько по-напускному устрашающе звучала, будто люди сами додумали жуткие детали, чтобы нагнать ужас на слушающих. Однако, как показывал опыт службы людей с Даром, порой даже самые безумные и жестокие истории оказывались правдой.
        — Думаю, именно так и есть, — кивнула Бетс, услышав рассуждения Роя, который шагал с Айлес и Гей впереди, однако никто не увидел этого движения — она была за их спинами, — Очевидно, сбежавшая душа — это та самая зверски убитая девушка. Во всяком случае, у нее был мотив сбежать, — пожала Бирч плечами, хотя не была уверена в том, что хоть кто-то из ребят ее услышал.
        Пережив очередное промокание с ног до головы, пересекая мост, они наконец-то оказались по ту сторону реки. Бетти настороженно осмотрелась по сторонам, но окулл не заставил себя долго ждать. Темная оказалась в ближайшем проулке, и заметив их отчего-то не спешила нападать. Бетс напряглась всем телом — она никогда особо не умела управляться с темными, черчение защитным и замедляющих фигур занимало у нее немного больше времени, чем обычно, потому что чаще всего руки законница начинали трястись. Не смотря на все ее напускное спокойствие. Молчаливое перекидывание пристальными взглядами с окуллом продлилось всего несколько мгновений, а затем в бой с темной бросился Йёрген. Бетти с остальными законницами благоразумно отступила в сторону, сжимая, тем не менее, в руке варево, которое ей передала Айлес и которое она готова была пустить в ход в любой момент, если бы магистру понадобилась помощь. Таких моментов было несколько, и Бетс даже собиралась замахиваться, чтобы бросить Атриум Мортис, однако каждый раз Ауднасону удавалось выбраться из передряги и выскользнуть из ядовитых когтей твари. Однако совсем неожиданным поворотом был тот момент, когда темная внезапно отскочила в сторону Гей, которая наблюдала за боем со стороны, и Бетс сдавленно пискнула, сама того не проконтролировал. Еще более внезапным оказалось то, что в нескольких метрах от Йёргенсдоуттир тварь замерла, точно кто-то потянул за поводок, завопив что-то неразборчивое, а в следующее мгновение за спиной Айлес возникла та самая демоническая женщина. Бетти застыла с широко распахнутыми глазами, внимательно смотря на то, как демоница обхватывает своей когтистой рукой горло девушки и снова напоминает им о времени. И затем, казалось, Бетс даже моргнуть не успела, пропала вместе с Уолкер.
        Бетти пребывала в полнейшем шоке. Ладонью она прикрыла рот, не в силах осознать то, что только что произошло. Айлес! Как же так... Это просто не укладывалось в голове. Ей то и дело хотелось повторять, что она ведь говорила, что младшей из законниц стоило бы остаться в гостинице... Но Бетс не стала этого делать. Не стала, потому что только истерик и пустых обвинений им сейчас не хватало. Этими бессмыслицами Айлес не вернуть. И хоть у Бирч были лишь смутные надежды на то, что ее младшая коллега до сих пор жива, и что демоница действительно сдержит слово, но, ведь как говорится — надежда умирает последней. Законница поспешила взять себя в руки, пряча в карман варево, которое до сих пор сжимая в руках и игнорируя то, как начинало щипать в носе и горле. Сейчас им нужно было сосредоточиться.
        Бирч наблюдала за тем, как Рой чертил новую фигуру. Определенно то, что произошло с Айлес повергло всех их в шок — все они были людьми постарше, все они должны были оберегать девушку, но никто из них не смог. Бетс казалось, что зависло какое-то напряженное молчание, и никто не спешил его нарушить. До тех пор, пока фигура Роя не заработала.
        — Но нам нужно делать хоть что-то. У нас нет иного выхода. Город не такой уж и большой, особенно эта его часть... Пойдем?— каким-то сдавленным голосом проговорила Бетти, окидывая взглядом по очереди каждого из своих коллег. Никогда она еще не охотилась на темную, никогда еще на кону не стояло столь много, никогда она еще не чувствовала себя такой беспомощной. Все ее надежды были лишь на коллег-стражей. А если она чем-то сможет помочь... То, конечно же, она сделает все, что потребуется. 

Отредактировано Betty Birch (2017-01-18 17:17:12)

+5

22

Айлес зачитывала какие-то статьи из интернета, и сам Йёрген не уставал поражаться тому, как много мрака, ненависти и жестокости может храниться в человеческом сердце. Люди – звери. За годы работы стражем Ауднасон понял это слишком хорошо, усвоил как одну из самых верных истин, но, не смотря на это, все еще находил место для удивления и непонимания человеческой сущности, ведь люди – разумные существа.
Голос молодой законницы дрожал то ли от холода, то ли от усталости или страха и сам магистр уже проклинал себя за то, что вообще не оставил их всех в гостинице. Даже Роя. В конце концов, он в первую очередь координатор, который оказался на поле брани только потому, что у законников пропали кинжалы и внезапно оставшиеся без своего инструмента студенты не смогли приступить к непосредственной практике. Были ли это вина магистров, которые не доглядели, или же виноваты были законники, которые проморгали, понять было сложно. Вся ситуация выглядела весьма абсурдной и вызывала много вопросов у всех и вся. С учетом всего произошедшего позже, что опять-таки, поставило окружающих в затруднительное положение. Весьма неудачно время выбрал Йёрген, чтобы вернуться, он не раз себе это повторял.
– Гм, – Ауднасон пнул камушек под его ногами, – думаю, это вполне возможно, – просто сказал он, обдумывая различные варианты. О причине возникновения темной можно было говорить часами, но действительно, на кандидатуру самой опасной твари подходил именно эта парочка. Он хотел было добавить что-то еще, хотел сказать пару слов о гипотетической теории, которую не раз повторяли на занятиях, но отвлекся на заработавшую фигуру Роя. – “Отлично”, – сказал сам себе мысленно Йёрген, последовав в нужном направлении. Им пришлось изрядно поплутать, до того, как Гейрдис заметила темную фигуру, за которой они и направились, оказавшись на мосту.
Ноги в очередной раз промокли, пока они пытались перебраться на другой берег, но это было лишь досаждающей мелочью, которую Ауднасон напрочь игнорировал. Он чувствовал, как по телу волнами пробегает нервное напряжение, которое только лишь усиливалось с каждой потраченной минутой, которых, между тем, у них было не так много.
Мужчина, оказавшийся на их пути в одном из переулков, определенно оказался темным, об этом говорили его длинные когти, которые трудно было не заметить. Йёрген крепко выругался про себя, быстро беря себя в руки и готовясь к нападению. Сейчас, исландец как никогда пожалел о том, что рядом с ним есть кто-то, кто можно пострадать случайно в этом бою, если темной захочется немного поживиться, а ей бы захотелось, непременно.
Магистр сошелся с оккулом в смертельной схватке, и их битва могла бы напомнить танец, если бы сам Йёрген был более грациозным, менее мрачным и более расслабленным, чем он был сейчас. Он всем сердцем ненавидел этих темных, и хотя и встречался с ними не впервые, видел их недостаточно часто, чтобы изучить их лучше. Да и к тому же, второй раз в его жизни все это происходило в тихой Чехии и второй раз, рядом был человек, который был дорог его сердцу, поэтому Ауднасон знал, ему некуда отступать и нельзя сдаваться. Если погибнет он, едва ли кто-то переживет эту ночь и останется невредимым.
Ему несколько раз удавалось избежать соприкосновения, если можно было бы так выразиться, с когтями темной. Они кружились и кружились в безумном танце, который бы мог окончиться плачевно для каждого из них, если кто-то замешкается. Ауднасон пытался дотянуться до темной, проткнуть ту кинжалом, но одновременно знал, что ему следует быть предельно внимательным и осторожным, чтобы не попасться самому.
В какой-то момент, хитрая тварь все же изменила свою стратегию. Возможно, почувствовала слабое место исландца, а быть может, сумела сопоставить очевидное. В одну минуту все в нем упало, разбилось на куски от очевидной картины, но надрывный крик темной и появление наложницы все исправили. Если можно сказать исправили. Так как Айлес теперь не было с ними рядом, и она точно осталась в лапах этой подлой демоницы.
– Andskoti, Andskoti, Andskoti*, – выругался исландец сквозь зубы. Ауднасона била мелкая дрожь, и он чувствовал, как гнев внутри него пульсирует и становится все больше и больше. Когда он заглянул в испуганные глаза своей дочери, это чувство бессильной ярости только лишь усилилось, и, не удержав его внутри, магистр снова крепко выругался, удержав себя от бессмысленного удара кулаком в стену, или же пинания чего-нибудь тяжелого.
Он понимал, сейчас Гейрдис как никогда страшно, а что происходит с милой, очаровательной Айлес – уму непостижимо. Совесть Йёргена скреблась в грудной клетке, заставляя его лишь с особым остервенением вытирать капли дождя с лезвия кинжала о свои джинсы. Отвратительно, ужасно. Все случилось с ними сегодня, никто из них не заслужил, даже сам магистр.
– Простите, – сдавленно сказал исландец, переводя взгляд с шокированных происходящим лиц присутствующих, – это моя вина, простите. – Кровь пульсировала в висках Ауднасона, и ему потребовалось время, чтобы взять себя в руки, выдохнуть и попытаться мыслить разумно. Пока Рой рисовал новую фигуру поиска, он подошел к дочери и крепко-крепко ее обнял. Сейчас ему было наплевать на то, что подумают о нем остальные. Его маленькая девочка выглядела такой потерянной и напуганной, и из-за этого исландец остро чувствовал свое полное бессилие.
– Все будет хорошо, фиалка, все будет хорошо, – повторял он скорее для себя, чем для своей дочери, Йёрген, – мы ее найдем, мы ее спасем, gott**? – он успокаивающе гладил ее по волосам, пока не почувствовал, как напряжение постепенно покидает ее тело. У самого магистра на сердце тоже было неспокойно, но она постарался взять себя в руки, постарался сделать вид, что знает что делать. Хотя не имел никакого понятия о происходящих предметах. Когда фигура была закончена и заработала, Ауднасон с неохотой отпустил дочь из своих объятий и направился по указанному следу. У них оставалось так мало времени, а он совершенно точно не хотел никого терять. Он был уверен, что останется последним из всех них, и это было ему не по душе.

*

* Andskoti - дьявол, черт, блин.
** gott - хорошо.

+5

23

История, рассказанная им хозяйкой гостиницы, переставала казаться таким уж и бредом. С каждым новым зачитанным Айлес предложением, Гейрдис становилось все больше и больше не по себе. В голове не укладывалось, как можно было быть настолько жестоким, и как это, наверное, ужасно – встретить свою кончину подобным образом. И, что еще ужаснее, быть обреченной на страдания в облике темной души, когда на самом деле не сделала ничего плохого – лишь стала жертвой кровожадного безумца. Конечно, никто со стопроцентной уверенностью пока не может заявить, что именно служит причиной возникновения темных или, раз уж на то пошло, светлых душ – слишком неточная и неизученная наука. Конечно, в конкретных случаях, как например сейчас, почти всегда можно прийти к какому-нибудь логическому умозаключению. Спутники исландки озвучивали свои теории или выражали согласие со словами того или иного члена их экспедиции вслух, но Гейрдис лишь молчаливо кивала. Не считая, что может внести в беседу какой-либо оценимый вклад, исландка сосредоточилась на высматривании души, и ее старания скоро были вознаграждены.
- Там что-то было, - указав рукой в сторону моста, сказала законница, и их компания поспешила отправиться именно в этом направлении. Вновь вымокнув, пусть и немного меньше, чем ранее этим вечером, они оказались на другой стороне реки. Каждый из них был начеку, готовый, что душа может появиться в любой момент. Гейрдис крепко сжимала в руке извлеченный пузырек с варевом, озираясь по сторонам. Окулл появился внезапно, и первое время казалось, что он решил просто за ними понаблюдать, но стоило ему сделать шаг в их сторону, как отец ринулся в бой. Исландка никогда не видела своего пабби в схватке со столь опасным противником, и наблюдала за сражением как завороженная, переживая, пожалуй, как никогда в своей жизни. Было тяжело осознавать собственную беспомощность – даже если бы она кинула в душу склянку с Atrium Mortis, это не сильно бы помогло отцу. Гейрдис впервые столкнулась с окуллом в реальной жизни, и все ужасы, которые им рассказывали в Университете, показались ей сущими пустяками в сравнении с тем, что она видела сейчас перед собой.
Йёргенсдоуттир не до конца поняла, что произошло, когда тварь с острыми когтями вдруг стала резко приближаться. Она не успела среагировать, не успела кинуть в него варево, позвать на помощь или даже просто закричать. Жизнь не пронеслась у нее перед глазами, а единственным, что отчего-то засело у нее в тот момент в голове, был тот факт, что вчера она случайно постирала свой красный джемпер с отцовским белым свитером, и он стал розовым. И теперь она вряд ли успеет перед ним за это извиниться или связать ему новый. Хотя, быть может, он стал бы носить его и розовым, но Гейрдис, пожалуй, этого уже не увидит. Когда окулл был от нее всего в паре метров, она зажмурилась – не хотела, чтобы это отвратительное лицо было последним, что она видела в своей жизни. Исландка терпеливо ждала, когда же она отправится в иной мир, или увидит свет в конце тоннеля, но этого не происходило. Прошло пару коротких мгновений (но законнице казалось, что они длились вечность) перед тем, как она опасливо открыла один глаз, и увидела, что душа замерла прямо перед ней, что-то крича, после чего она и вовсе провалилась под землю, а Гей инстинктивно отпрыгнула в сторону. Она не до конца осознавала случившееся, но сейчас ей было не до того – демоница исчезла, забрав с собой Айлес. К такому повороту событий исландка готова не была. Ее нижняя губа предательски задрожала, а в глазах защипало от подступающих слез. Было настоящей благодатью уткнуться в отцовское плечо и прижаться к нему покрепче. Рядом с ним она всегда чувствовала себя в безопасности. Даже если поблизости рыскают темные души, а в любой момент может объявиться настоящий житель преисподней. 
- Да, - собрав волю в кулак и быстро смахнув пару слезинок, что еще не успели скатиться по щекам, Гейрдис мягко отстранилась от отца. – Да, конечно найдем. Я даже не сомневаюсь, - выдавив из себя подобие улыбки, произнесла девушка, которая в первую очередь пыталась убедить в этом саму себя. Если бы не она, то Айлес, возможно, осталась бы в гостинице – попивала бы чай с хозяйкой, а потом мирно спала под стучащие в стекло капли дождя. Она была бы в безопасности, жива и здорова, а не стала заложницей этого чудовища. У Йёргенсдоуттир сжималось сердце, когда она думала о том, как, наверное, сейчас страшно этой маленькой бойкой законнице, оказавшейся за пазухой у демоницы. Айлес совершенно одна, и наверняка думает о том, как сильно ее подвели они четверо – взрослые, опытные люди, они должны были ее защитить, уберечь от опасности, но в результате она оказалась в лапах у этого адского отродья. Гейрдис не находила места от чувства вины, но пыталась направить его в благое русло – чтобы простимулировать саму себя к более активным действиям. Ведь все еще можно было исправить. Она достала телефон из кармана, чтобы взглянуть на показания таймера.
- Время у нас еще есть, мы всё успеем. Успеем и вернем Айлес, - уверенно заявила девушка, пряча телефон назад поглубже в карман куртки и застегивая молнию.
В этот раз, следуя за фигурой поиска, они были не столь разговорчивы (хотя, быть может, Гейрдис проецировала собственную молчаливость на своих спутников), а исландка опасливо смотрела по сторонам и старалась не отходить далеко от отца. Она словно вновь почувствовала себя маленькой девочкой, у которой только-только проявился Дар, и она чуть было не стала обедом для темной, если бы не вовремя подоспевший папа. Йёргенсдоуттир в последние годы считала себя довольно храброй, но случившееся сегодня почти полностью выбило ее из колеи, и она держала себя в руках чуть ли не из последних сил, успокаивая себя мыслью, что все, что она сейчас делает или сделает, будет ради спасения Айлес. Оставалось надеяться, что им это действительно удастся.

+5

24

  Фигура, созданная Роем вела всю четверку по улицам маленького городка, едва не утонувшего этой ночью. Иногда стрелка над запястьем координатора замирала, прокручиваясь пару раз на одном месте, точно потеряв темную из виду, однако потом опять находила направление и вела дальше, прямо к темной, которая так нужна была демонице.
  Судя по всему, темная отчаянно металась внутри города и никак не могла из него сбежать – либо просто не знала как, либо что-то держало ее в исторической части города. В какой-то момент вся группа прошла мимо места у каменной замковой стены, где по словам сгинувшей в неизвестности Айлес и выбросили в свое время девушку из окна. Стражам и законникам пришлось бы еще долго блуждать по узким улочкам, потому что стрелка иногда работала в холостую. Вероятно, это было спецификой души – умение скрываться от других и именно потому демоница не могла напасть на ее след, как это недавно было с окуллом.
  Следуя за стрелкой, всем пришлось вновь перейти по мосту реку, оказавшись не так уж далеко от гостиницы, где стражи и законники решили остановиться. Именно здесь Бетти краем глаза заметила тень, скользнувшую на площадь возле Ратуши. Именно ту, где еще днем все три законницы изгоняли одушевленного из колодок. Бросившись следом за темной, обладатели Дара выбежали к одиноко стоящему зданию, где на первом этаже располагался магазин «Koh-i-noor», закрытый еще с вечера.
  Рассудив, что до рассвета времени не так уж много, а душу требовалось не собрать, а только найти и удержать до появления демоницы, стражи с подачи магистра решили воздвигнуть вокруг дома защиту из знаков Толос, которые необходимо было поместить по краям дома но так, чтобы внутри контура, который воздвигают стражи оказалась и темная, и они сами.
  Фигура вышла достаточно споро и все четверо с темной душой оказались заперты в своей же импровизированной границе. Оставалось только убедиться, где находится темная и призвать демоницу, чтобы она забрала свою беглянку и вернула Айлес. Как назло сработал будильник у Гейдрис в телефоне – до рассвета оставалось не более пяти минут и небо над головами уже начинало светлеть.

+4

25

Обсуждать произошедшее не стали. Айлес не приходилась близкой подругой ни одному из присутствующих, но все они знали ее как старательную молодую законницу, и сейчас были искренне подавлены произошедшим.
Бреннан оглянулся на всех остальных. Против движения в сторону, указываемой руной поиска, никто не возражал. Рой еле заметно вздохнул. 
Поскольку демоница забрала Айлес совсем недавно – всего пару минут назад, где-то в глубине души Рой надеялся, что если они останутся на тот же самом месте и немного подождут, то Уокер автоматически обнаружится в их рядах. И окажется, что все это был сон или мираж, насланный потусторонними силами.
Впрочем, на что способны и не способны демоны, Бреннан не знал, поэтому в его голове устойчиво засело только одно словосочетание: «минимальный ущерб». Он надеялся выйти из этого мероприятия с минимальным ущербом. Нужно постараться найти Темную, связаться с демоницей, вызволить Айлес. План из всего лишь трех пунктов.
Темные улицы выглядели не слишком привлекательно, но, по крайней мере, ничего пугающего в них тоже не было. Они миновали ту самую крепостную стену, с которой, согласно легенде, была выброшена девушка, и свернули в один из переулков. Вскоре Рой начал убеждаться в мысли о том, что все эти переулки и мостовые выглядят одинаково. Слишком одинаково.
Рой провел взглядом по крышам, и в этот момент услышал, как их негромко окликает Бетти. Повернувшись на зов, Бреннан заметил то же самое, что и законница – ускользающую темную.
Обычно первый инстинкт стража, увидевшего темную душу, это погнаться за ней и уничтожить – по крайней мере, как-то так себе Рой это представлял. Он переглянулся с Йёргеном, и они все направились в указанную сторону.
Темная, конечно, отличалась особенной хитростью, раз заставила их столько времени кружить впустую. Но, по крайней мере, знаки и фигуры на нее еще должны были действовать. Рой скупо кивнул в ответ на предложение Ауднасона.
Теорию знаков и фигур он знал достаточно хорошо. Знаки Толос запирают темную в импровизированной клетке. Единственный минус – вместе с ней запертыми оказываются и стражи. Точнее, в их случае – два стража и две законницы. Картина не самая утешительная, - решил координатор, хотя, в свою очередь, ему сложно было бы предложить более удачный сценарий. Знаки действительно сработали, и все четверо, вместе с темной душой, оказались внутри прочной клетки.
Впрочем, в этом и состоял весь план, - напомнил Бреннан самому себе. Теперь им оставалось только убедиться в местонахождении темной, вызвать демоницу, забрать Айлес. Все еще три пункта.
И, честно говоря, все они как-то начали расплываться у Роя перед глазами.
Он пытался засечь темную, когда в этот момент услышал резкий звук.
- Что это? – спросил он у стоящей рядом с ним Гей, и девушка указала на экран собственного телефона.
Пять минут до рассвета, - понял Бреннан. А дальше как там звучало обещание? Не поздоровится ни им, ни целому городу?
Интересно, где сейчас Айлес.
Рой сглотнул.
Темная пока что не нападала, все же, знаки ее сдерживали. На всякий случай Рой залез в карман куртки и достал оттуда пригоршню монет – против окулла они бы не сработали, но душа, встретившаяся им сейчас, судя по всему была слабее.
Хотя относиться к ней как к любой другой темной, было сложным – теперь, когда они знали ее историю. Где-то там, позади них, все еще виднелась крепостная стена, из-за которой вскоре должно было взойти солнце.
- Теперь мы просто должны передать ее? – спросил Бреннан, не особенно уточняя, кому. С тем фактом, что сейчас он находится в замкнутом пространстве с темной, координатор немного, но смирился. Однако он не хотел, чтобы здесь рядом с ними возникла еще и демоница.
Он прикинул, нельзя ли выпустить на свободу хотя бы одного или одну из них – например, Гей или Бетти, в конце концов, Толос был непривычным инструментом для представителей Ордена. Однако клетка казалась зацементированной.
Все, вокруг чего они находились, производило до жути фаталистическое впечатление. Из клетки нельзя было выбраться. Восход солнца нельзя было предотвратить.

+4

26

        Как бы не старалась Бетти вести себя спокойно, дышать ровно — тело законницы то и дело подводило ее. То ли от влаги и переохлаждения, то ли от перепугу, то ли от всего разом взятого. Она еще никогда не оказывалась в ситуации настолько сложной и опасной. Конечно, не впервые ей было сталкиваться с темными, но в целенаправленной охоте на них она еще никогда не участвовала. До этого самого дня все ее встречи с темными душами были внезапными, незапланированными, но практически каждый раз ей получалось отделаться лишь легким перепугом, ведь рядом всегда был кто-то, кто смог бы ее спасти. Если, конечно же, не брать во внимание ее старое задание с коллегой Сарой или ее приключения в итальянском лесу. Но все эти стычки действительно были неожиданными, оттого лишь вызывали бурление адреналина в крови, походили скорее на прохождения какой-то компьютерной игры, где случался внезапный поворот сюжета и тебе нужно было сгруппироваться, чтобы пройти нового врага. В этот раз все было иначе. Мгновения до встречи с темной тянулись вязкой вереницей, казалось, что это время можно почувствовать на ощупь. В этот раз все было иначе, потому что она знала на что идет, понимала, что может ее ожидать. И делала это добровольно. Наверное, законнице сложно было бы описать словами, какая разница между первым типом ситуаций и вторым. Но она существовала, и Бирч прекрасно это понимала. Неважно, понял бы ее кто-то другой. Главное, что она осознавала то, что в этот раз все по-другому. И все может закончится не таким уже привычным для нее хеппи-эндом (пускай порой и травматическим, но тем не менее). Стоило лишь вспомнить о том, что случилось с Айлес — и такие рассуждения становились все более и более реальным. Хотя сама Бетти затруднялась дать ответ на этот вопрос — что же действительно произошло с этой милой, старательной девушкой, за работой которой она наблюдала все последнее время? Размышления об этом заставляли ее дрожать только чаще, поэтому Бирч попыталась отогнать от себя все смутные, хмурые и тяжелые мысли. Сейчас нужно было быть начеку. Не самое лучшее время для скорби (тем более, вдруг безосновательной  — Бетс очень хотелось бы в это верить) и самообвинений.
        Вслед за всеми Бетти направилась по тому пути, который указывала им фигура поиска, созданная Роем. Улочки в темноте казались еще более одинаковыми, чем при дневном свете и, по правда говоря, в этот момент утратили любую прелесть для Бирч. А ведь она так любила эти маленькие европейские города! Неужели этому, с позволения сказать, приключению (которое сложно было назвать приключением в приятном смысле этого слова), суждено было если не развеять, то значительно уменьшить ее любовь к ним? Потому что порой от ассоциаций, особенно столь стойких, очень сложно избавиться. А Бетс, увы, была уверена в том, что эта ночь в Чехии вряд ли скоро забудется.
        Они шли молча, каждый погруженный в свои собственные мысли, а Бетти  почти что инстинктивно прижимала к себе сильнее небольшую сумку, в которой пока была бутылочка с варевом. Не хотелось бы разбить ее преждевременно, особенно учитывая тот факт, что темную им нужно будет не уничтожить, а удержать. 
Они прошли мимо каменной замковой стены — того самого места, где, по легенде, с окна сбросили несчастную девушку, и Бетс окинула его тревожным взглядом. Возможно, это было всего-лишь самовнушение, но место показалось законнице уж слишком жутким и мрачным.
        Их честная компания еще долго (или Бирч так просто казалось) блуждала по темным улочкам города, которые с каждым разом казались все идентичнее и идентичнее, но темная так и не показалась. Пришлось опять пересекать мост, опять возвращаться к тем местам, где они уже были. Как вдруг, оказавшись недалеко от гостиницы, Бетс заметила мелькнувшую тень, которая направлялась в ту сторону, где они сегодня с Гей и Айлес уже были — к Ратуше.
        — Она здесь. Темная, — негромко проговорила Бетти, указывая своим коллегам в сторону только что ускользнувшей от них тени. На самом деле, она ожидала, что больше испугается, заприметив темную. Но сейчас она не почувствовала ничего — возможно, причиной этого было то, что все последнее время нервы законницы и без того были на пределе.
        Они резво поспешили вслед за темной и, кажется настигли ее около одного из зданий, где на первом этаже находился магазин. Стражи, имевшие опыт в этом деле, решили поймать темную в удерживающую ловушку, незамедлительно начав чертить знаки и располагая их вокруг здания. Законница напряженно наблюдала за их действиями, подхватив Гей под руку и деликатно сдавив предплечье девушки, словно проговаривая этим жестом "я рядом". Лично Бетс нуждалась сейчас в поддержке, и поэтому была уверена в том, что и ее коллегам бы она не помешала.
        В итоге они оказались в чем-то вроде клетки — не войти, не выйти.  И через какое-то мгновение у Гейрдис что-то запищало — Бетти еле удержалась, чтобы не дернуться от перепугу, она была слишком напряжена, прислушивалась к каждому шороху, а этот электронный писк был словно раскат грома на ясном небе.
        Но все оказалось куда проще — просто близился рассвет. Ну, "проще", конечно, слишком громко сказано, учитывая, что по истечению времени их ждет встреча с демоницей. И учитывая то, что они заперты в клетке с темной, но тем не менее. Бирч опять достала из сумки бутылочку варева, прочно зажав ее в ладони. Кто знает, что их ждет дальше.
        — Скорее всего, так и есть, — кивнула Бетти Рою в ответ, еле заметно сглотнув, — Она... Явится сама или нам нужно ее как-то призвать? — не обращаясь ни к кому конкретно, вопросила Бетс. Она, конечно, сомневалась, что кому-то уже доводилось иметь дело с представителем преисподней, но мало ли. К тому же, это был их единственный шанс вернуть Айлес и самим остаться в живых. 

Отредактировано Betty Birch (2017-02-15 02:04:29)

+4

27

Присутствие Гейрдис рядом и нервировало и успокаивало Йёргена одновременно. С того момента, как демоница забрала Айлес, прошло не так много времени, а оставшихся часов было и того меньше, а это значило, что им следовало двигаться дальше. Все они видели, что могло случиться с каждым из них и Ауднасону, как самому старшему и наиболее ответственному, подобного хотелось меньше всего.
К Рою не нужно было обращаться с просьбой повторно, он сам взялся за новый рисунок, и уже через некоторое время фигура снова заработала, уводя их от места происшествия. Всю дорогу Ауднасон пытался понять, с кем же именно они имеют дело. Если это оккул, то как эти двое могли делить столь небольшую территорию какое-то время, если же нет – то кто это тогда? Неужели новый вид, который они едва ли смогут изучить? Кого они встретят в итоге, когда фигура наконец-то приведет стражей и законников к конечной цели?
Магистр шел медленно. Хотя, вероятно по сравнению с остальными, изменение его скорости было не совсем очевидно, так как его шаги все еще были шире, чем у всех остальных. Стрелка путала их, вела то в одну, то в другую сторону, что в конечном итоге лабиринт узких, мощеных улочек стал давить на Йёргена морально, заставляя мысленно проклинать и весь городок, и всю Чехию в целом. Очарование этой страной у исландца подстерлось еще в прошлую поездку, после этой и вовсе сошло на “нет”. Не так много мест для Ауднасона имели столь негативный окрас, он учился не проецировать свои личные эмоции на какой-то определенной территории, но видимо не в этот раз. Если бы ему в качестве наказания предложили какую-то страну в качестве ссылки, Йёрген бы, скорее всего, выбрал именно Чехию, как бы странно это не могло показаться со стороны. В такие минуты он все сильнее скучал по Исландии. По мхам и пустошам, гейзерам и ледникам и черному вулканическому песку.
Ауднасон обернулся в ту сторону, куда указывала Бетти. Вглядываясь в темноту, куда указала законница, мужчина был готов поклясться, что и сам заметил какую-то тень, но вполне вероятно, это были лишь игра его воображения.
– Скорее, – зачем-то поторопил все Йёрген, отправляясь за темной душой, которая доставила им столько неудобства. Она слишком долго водила их за нос. Бросившись за ней в погоню, они оказались у какой-то лавки, название которой показалось магистру смутно знакомым. Времени было мало, это Йёрген понимал и без скоро звонка будильника. Он, конечно, надеялся на сбой своих биологических часов, но что же поделать?
Не потребовалось много лишних слов, чтобы стражи поняли друг друга. Магистр и координатор весьма скоро нарисовали Толос, чтобы задержать темную в клетке. Времени было слишком мало, теперь они все находились в одной ловушке. И когда Йёрген надеялся, что у них есть еще время, будильник Гейрдис предательски зазвенел.
– Вот и все, – в никуда сказал Ауднасон, переглядываясь с остальными. Он все еще надеялся, что темная сдастся им без боя, или хотя бы поймет, что шансы ее ничтожны и сопротивление бесполезно.
– Может быть, следует призвать ее кровью? – задумчиво добавил мужчина, не предлагая ничего конкретного. – Хотя, мне кажется, достаточно просто позвать ее? – не то спросил, не то предложил Йёрген.
Не получив должного сопротивления, исландец бегло взглянул на часы, снова посмотрел на остальных и набрав воздуха в легкие, громко и отчетливо произнес: – Демоница, мы нашли, то, что тебе было нужно.
Возможно, он ожидал, что земля разойдется под ногами, или же она эффектно спуститься с неба, но ничего такого не произошло.
“Наверное, я ошибся,” – подумал Йёрген и с сожалением посмотрел на Гейр. Он не знал, что им делать, когда та появиться. Он слишком мало знал о представителях преисподней, если это только не темные души, а она к таковым не относилась. Формально то уж точно.

+4

28

Гейрдис думала о том, что судьба определенно была любительницей злых шуточек и неожиданных поворотов. Утро сегодняшнего дня не предвещало ровным счетом ничего необычного – стандартное, почти что рутинное мероприятие для трех законниц, которым уничтожить одушевленного все равно что плотнику сколотить стол – обычное рабочее задание. Конечно, могли случиться некоторые трудности – можно было замешкаться или недооценить противника, заработав небольшие травмы, но практически любая профессия связана с тем или иным риском. Тот же плотник может случайно отрезать себе палец или хотя бы посадить занозу. Чего плотник точно не ожидает так это встреч с жителями преисподней и потерю сослуживца. Справедливости ради заметим, что обычно членам Ордена Праведности о вероятности подобного стечения обстоятельств тоже не рассказывают в Университете, а наставник перед тем как закончить практику не советует выучить пару-тройку молитв и не сует в руку клочок бумаги, на котором написан номер мобильного его знакомого клирика, готового в любой момент прийти на зов и изгнать тварь назад в недра ада. Возможно, если Йёргенсдоуттир когда-либо возьмет под свое крыло только что выпустившегося студента Университета (хотя что-то подсказывало исландке, что заработанные сегодня психологически травы не позволяет ей сделать подобное в обозримом будущем), то она обязательно передаст свои знания подрастающему поколению – не лезь к окуллам, даже если рядом с тобой страж, всегда будь готов к появлению демона и держи в кармане хотя бы освященный крест (Гей не могла гарантировать результат и достойную защиту подобным способом, так как, увы, не знала ни теоретической, ни практической составляющей вопроса, но она определенно планировала заняться его изучением, если вернется целой и невредимой в Арденау), и не высовывай носа из дома (а лучше – из церкви) в канун Дня Всех Святых. А уж уничтожение одушевленных и проверка кинжалов – это приложится, к тому же такому и в Университете учат, а суровую школу жизни проходят ой немногие. Вряд ли многие члены Ордена Праведности могли похвастать тем, что столкнулись с настоящим демоном, хотя Йёргенсдоуттир явно не собиралась бахвалиться подобным стечением обстоятельств. Несмотря на поток странных и несвязных мыслей в ее голове, одна мысль была ясна и отчетлива. Вернее даже, одно слово, одно имя – Айлес. Гейрдис не хотела даже думать о том, что случится, если вдруг они не успеют справиться с заданием демоницы, и юная законница не вернется в их ряды. Исландка старалась прогонять подобные мысли, однако они так или иначе все равно находили обратную дорогу и возвращались в ее светлую голову. Никто не заслуживал подобной судьбы, и уж особенно Айлес – у нее впереди еще вся жизнь, столько радости и веселья, тонны несъеденного шоколада и сотни непроверенных кинжалов. Нет, она не может не вернуться.
Гейрдис была так поглощена собственными мыслями, что даже не заметила, как фигура поиска, созданная Роем, привела их к некоему зданию, назначение которого исландка не могла определить, лишь причудливая вывеска в виде красной палитры, «надетой» на грифельного цвета огромный палец и сопутствующая надпись «Koh-i-noor» сообщала стражам и законницам о том магазинчике, что располагался на первом этаже. Пабби и Рой принялись чертить знаки, которые должны были запереть темную в своеобразной клетке – вот только они четверо окажутся в ней вместе с душой. По сути, это была небольшая плата и меньшее из всего того, что успело уже с ними случиться за этот день. Рука Бетти, сжавшая ее предплечье, придала девушке некоторую уверенность, нехватка которой начинала ощущаться. Гейрдис благодарно улыбнулась подруге, не зная, что бы она делала, окажись в такой ситуации без ее поддержки, без поддержки отца. Пока законницы стояли поодаль, мужчины уже закончили со знаками – «клетка» заработала, так что теперь темной от них было не скрыться.
Внезапный резкий звук вывел Гейрдис из состояния легкого транса и отвлек от не самых радужных мыслей – таймер, поставленный ей несколько часов назад, извещал о том, что вот-вот рассветет. Об этом можно было бы догадаться и без помощи гаджетов – небо над стражами и законницами начинало менять свой цвет, постепенно на улице становилось немного светлее. Пришло время звать демоницу.
- Наверное, хватит и просто слов, - неуверенно пробормотала девушка, поближе прижавшись к Бетти. Идея отца призвать демона кровью не казалась удачной – к тому же данной биологической жидкостью наверняка бы поспешил пожертвовать именно он. Вряд ли, конечно, система учета в преисподней была схожа с частными гематологическими клиниками или же лабораториями, но мысль о том, что какой-то демон будет призван с помощью ее родной крови совершенно не вселяла надежды и радости.
Появление демоницы было столь же внезапным, как и в предыдущие разы, несмотря на то, что они ее ждали. К тому, что почти что перед тобой из ниоткуда возникает голое женоподобное существо с клыкастой пастью, невозможно привыкнуть. Тварь появилась буквально в паре метров от призвавших ее людей, но из-за того, что еще не до конца рассвело и улицы были полны теней, Гейрдис упорно не могла понять (и разглядеть), была ли с демоницей Айлес.
- Мы поймали душу, - исландка сама не поняла, что начала говорить, и запоздало удивилась собственной смелости (или безрассудности), но останавливаться было уже поздно. – Верни нам Айлес, - в какой-то момент Гей задумалась о собственной невежливости и поймала себя на мысли, что стоило бы обратиться к демонице на «Вы», но это определенно было бы лишним. Хотя, если это помогло бы вернуть Уокер, она была бы согласна обращаться к демону как угодно.

+4

29

Слов, в самом деле, оказалось более чем достаточно. Демоница появилась мгновенно и весь мир словно посерел – краски из окружающих предметов точно вытекали, а зрение точно становилось мутным. Спрыгнув с прилавка, обнаженная женщина с серой кожей медленно прошлась по дуге, точно огибая стоящих в помещении стражей и законников, желая их рассмотреть получше. Сделав пару крадущихся шагов к Бетти, которая в первую их встречу была ею напугана, Демоница щелкнула окровавленным ртом, точно желая напугать девушку, заставить ее закричать от страха.
От омерзительного развлечения тварь отвлекло какое-то движение наверху; отпрыгнув от законницу, Демоница рванула наверх и на глазах у всех обладателях Дара вцепилась длинными ногтями в темную – ту самую девушку, которая даже после смерти осталась довольно симпатична. На шее у нее были две фиолетовые отметины, свидетельствующие о характере ее смерти. Благо, судя по легенде, девушка умерла именно от удушья, а не от того, что ее в свое время разделили на части. И сейчас, после действий Демоницы, темная закричала, забившись в агонии, пытаясь отмахнуться, спастись, но Наложница держала ее очень крепко, выпивая буквально на глазах своим окровавленным зубастым ртом.
Несколько секунд и все прекратилось – девушка сгинула, растаяв, навсегда оказавшись в обители страданий за то, что когда-то была зверски убита каким-то психом.
- Хорошая работа, стражи, - ухмыльнулась тварь, - За это я вас отпущу.
Уже начав исчезать, истончая противный запах серы, тварь перевела немигающий взгляд на Гей и губы ее расползлись в противной, окровавленной улыбке, - Нет. Она останется у меня. Лови, - она что-то бросила в девушку, но, видимо не собиралась давать законнице возможность это «что-то» поймать. Блеснув в воздухе, возле ног Йёргена упало все, что осталось от Айлес.
Серебряный жетон с надписью «Lex prioria. Lex talionis. Aileas Walker.»

Стражи и законники успели покинуть магазин до того, как его посетили продавцы, сумев остаться незамеченными. От женщины, давшей им приют, они узнали, что больше этой ночью жертв темной души не было – провиденье оберегало горожан и ни один, кроме самой первой жертвы, не пострадали. К полудню улицы высохли настолько, что даже в голове не укладывалось, что ночью поток мог спокойно смыть незадачливых путешественников в реку. Сопереживающая законницам женщина аккуратно сложила вещи Айлес и передала их Бетти, шепча извинения. Законницам надлежало вернуться в Арденау, а стражам продолжить свое путешествие, в котором Чески-Крумлов был лишь местом ночевки.

ГМ: Поздравляю, мы закончили этот квест! За каждым из вас остался последний пост, после которого эпизод будет перенесен в завершенные. Ура.

+4

30

Рою хотелось бы, конечно, чтобы сейчас, как в научно-фантастических фильмах, включился яркий свет и автоматизированный женский голос произнес: «Ты должен проснуться». Этого не произошло.
Рассвет и правда наступал, но это не был мирный, успокаивающий рассвет. Напротив, солнце по-прежнему ассоциировалось с опасностью, с новой потерей. Что же касается реплики – вначале Рой услышал вполне себе теплые, человеческие голоса. Бетти, затем Йёрген, затем Гейрдис. Ни один из не звучал по-уверенному безжизненно, все они были растеряны точно так же, как и Бреннан. Координатор мог с уверенность сказать, что ни один из них не должен был часто сталкиваться с демонами – в конце концов, он и проверял все эти задания. Стражеские, по крайней мере, но и работу законников он вполне себе представлял. У них были одушевленные, клинки, проверки. Никакой преисподней. Никто из них не должен был оказываться в такой ситуации.
Особенно Айлес, - подсказал Рою виноватый внутренний голос. На самом деле ему было просто-напросто стыдно. Он ведь вовремя не среагировал, вовремя ничего не сказал. Не сообразил, хотя должен был. Наверняка все присутствующие испытывали аналогичное чувство. Бреннан взглянул на коллег, продолжавших обмениваться мнениями.
Ответственность взял на себя Ауднасон, первым озвучивший направленное напрямую обращение. Рой еле слышно вздохнул.
Демоница не заставила себя ждать – на этот раз она практически не беспокоилась о внешних эффектах, просто возникнув из воздуха. Присутствующие переглянулись между собой, однако все они еще были на месте, все еще были живы. Означало ли это, что они сделали что-то правильно? Или наоборот? В конце концов, в каком-то смысле они сейчас помогали темным силам. В обмен, разумеется, на собственное благополучие.
Впрочем, было и еще одно условие сделки, о котором первой вспомнила Гейрдис.
«Верни нам Айлес», - прозвучал женский голос.
Ранее высказанная Йёргеном идея о крови, в свою очередь, натолкнула Бреннана на нить размышлений. Он ни в коей мере не являлся специалистом по демонологии, но насколько он мог представлять принцип мышления древних существ, с ними действовал принцип «око за око». Возможно, Айлес можно спасти, лишь предположив взамен одного из них.
Рой подумал об этом, но вслух ничего не сказал, хотя колебался до самой последней минуты. Он не был героем, и уж точно не был злодеем. Как и многим людям в этом мире, Рою просто хотелось, чтобы все вернулись домой.
Следует отметить, что демоница не дала им возможности для длительных размышлений. Вцепившись когтями в темную, она лишь процедила о хорошей работе. Бреннан напрягся.
Потусторонняя сила, с которой ими пришлось столкнуться, все еще могла проявить себя. Однако демоница всего лишь усмехнулась. На земле лежал жетон с уже известной надписью: «Lex prioria. Lex talionis. Aileas Walker».
Оглянувшись вокруг, Рой удостоверился, что она действительно исчезла – под «ней» понимались демоница, темная душа, Айлес.
- Ее теперь точно никак не вернуть? – быстро спросил Бреннан, - Айлес, я имею в виду, - объяснил Рой, переводя взгляд с Йёргена на Бетти и, наконец, на Гейрдис.
И поскольку каждый из них понимал, что на этот раз их задание действительно выполнено, они не могут ничего изменить, и общая атмосфера была немного подавленной, Бреннан решил поделиться собственными мыслями.
- Я думаю, ты очень храбро поступила сегодня, - сказал он Гейрдис, - Когда разговаривала сейчас с демоницей.         
Это, наверное, был первый раз, когда Бреннан открыто и вслух идентифицировал постороннее существо, с которым они столкнулись. Ведь, по сути, история в печати выглядела именно таким образом. Они оказались в Чески-Крумлове, где встретились с демоницей, которая вынудила их искать Темную. В ходе выполнения задания погибла одна из законниц – Айлес Фенелла Уокер. Так прошла с ночь с тридцать первого октября на первое ноября в две тысячи шестнадцатом году.
Если подумать, встречались задания и хуже. Но не у Бреннана, поэтому все случившееся он переживал на достаточно глубоком уровне, еще полностью не осознавая, что произошло.
- Серьезно, вы все проявили себя как настоящий профессионалы, - произнес Бреннан, когда они все двинулись в сторону отеля. (Вы же не думали, что он все это время стоял внутри заколдованного круга и произносил речь? Это слишком для нашего шотландского парня). Фраза звучала немного отрепетированной, но в действительности таковой не являлась. Рой не знал, как сформулировать по-другому, но он и правда считал, что и Бетти, и Йёрген, и Гейрдис, проявили себя на все сто. Good sports. 
Ему даже было жалко расставаться с законницами, когда они улетели обратно в Арденау утром первого числа. Стражам тоже пора было отправляться подальше от Чески-Крумлова, их ждали новые задания, и новые темные.
Честно говоря, Бреннан был рад, что эта чешская история закончилась. Она не принесла ничего, кроме грусти.

+5


Вы здесь » Actus Fidei » Deus ex machina » Глава 3.4 «охотничий горн»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC